close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

688.Избранные лекции по судебной медицине и криминалистике.

код для вставкиСкачать
ВОЕННО-МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ
ИЗБРАННЫЕ ЛЕКЦИИ ПО СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЕ
И КРИМИНАЛИСТИКЕ
( в двух томах)
Санкт-Петербург
1996
ВОЕННО-МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ
Том первый
ИЗБРАННЫЕ ЛЕКЦИИ ПО СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЕ
Под редакцией проф. В.Д.Исакова
Санкт-Петербург
1996
Авторский коллектив:
Проф.
В.Д.Исаков
(1,3,4,7-10,12-14,16,17);
проф.
Е.А.Дыскин (1,12,17);
проф. Р.В.Бабаханян (16,17,22);
проф.
А.Н.Белых (6); проф.
М.Д.Мазуренко
(11); проф.
А.А.Матышев
(5,17,20);
проф. В.И.Молчанов (15); д.м.н.
Ю.И.Соседко (21);
д.м.н.
В.В.Колкутин
(1,12,14);
доцент
К.Н.Калмыков
(1,9,19,20,22); доцент
В.А.Козлов
(23); доцент
Ю.В.Гальцев
(12,14,17); доцент
Ю.Д.Кузнецов (16); к.м.н.
И.А.Толмачёв
(3,4,18);
к.м.н.
И.Н.Иванов
(4); к.м.н. И.Д.Катков
(17);
В.В.Андреев
(2);
А.Ю.Апполонов
(17); Г.Э.Бахтадзе (13-15),
В.Ю.Владимиров
(16);
Ю.А.Комаровский,
И.В.Исакова,
С.А.Кузьменков (24); Ф.А.Сигалов (16).
Рецензент
доктор медицинских наук профессор
Л.Б.Озерецковский
Избранные лекции по судебной медицине и криминалистике /
Под ред. В.Д.Исакова. - СПб, 1996. - ... с.
С О Д Е Р Ж А Н И Е
Стр.
1. Вклад учёных Военно-медицинской (Медико-хирургической)
академии в развитие судебной медицины .................... 5
2. История организации и опыт работы Судебно-медицинской
экспертной службы Санкт-Петербурга ...................... 34
3. Судебно-медицинская экспертиза повреждений
тупыми предметами ....................................... 53
4. Судебно-медицинская экспертиза повреждений
острыми предметами ...................................... 78
5. Судебно-медицинская экспертиза повреждений
от падения с высоты .................................... 114
6. Судебно-медицинская оценка повреждений, причинённых
действием невооружённого человека ...................... 138
7. Автомобильная травма ................................... 158
8. Железнодорожная травма ................................. 207
9. Авиационная травма ..................................... 234
10. Другие виды транспортной травмы ........................ 264
11. Производственный травматизм ............................ 290
12. История развития и современные предстваления
о раневой баллистике ................................... 296
13. Установление направления выстрела ...................... 321
14. Установление дистанции и расстояния выстрела ........... 341
15. О влиянии преград на характер огнестрельных
повреждений ............................................ 361
16. Судебно-медицинская экспертиза повреждений,
причиняемых из газового оружия самообороны ............. 379
17. Судебно-медицинская экспертиза
взрывной травмы ........................................ 405
18. Возможности рентгенологического метода
исследования огнестрельных повреждений ................. 445
19. Общие вопросы механической асфиксии. Повешение ......... 465
20. Утопление и смерть в воде .............................. 481
21. Судебно-медицинская экспертиза внезапной смерти,
обусловленной травмой рефлексогенных областей .......... 503
22. Судебно-медицинская экспертиза отравлений .............. 521
23. Судебно-медицинская экспертиза
умерших в лечебных учреждениях ......................... 535
24. Экспертные возможности исследования вещественных
доказательств биологическими методами и
методом генотипирования тканей ......................... 556
ПРЕДИСЛОВИЕ
Данное двухтомное издание избранных лекций является коллективным трудом профессорско-преподавательского состава кафедры
судебной медицины Военно-медицинской академии, а также других
учебных и практических учреждений Санкт-Петербурга и Москвы.
Цель работы дать углублённое представление о наиболее
важных и ещё малоосвещенных проблемах судебно-медицинской экспертизы и криминалистических методов исследования.
Выбор данной формы изложения материала - лекция, обусловлен стремлением обеспечить для авторов оптимальную возможность
изложения материала и не ограничивать их в формулировании идей.
Каждая лекция, как правило, отражает многолетний опыт преподавания, научной и экспертной деятельности авторов. Помимо устоявшихся, классических представлений значительное внимание уделено и новым данным результатам исследований последних лет,
приводятся оригинальные современные
классификации:
газового
ствольного оружия, огнестрельной и взрывной травмы, повреждений
невооружённым человеком и проч.
Первый том "Избранных лекций" посвящённ исключительно проблемам судебной медицины. Даётся история становления и развития
судебной медицины в Санкт-Петербурге, большое место отводится
вопросам судебно-медицинской травматологии, баллистики, механической асфиксии и ряду других частных проблем.
"Избранные лекции" рассчитаны в качестве дополнительного
учебного пособия для разных контингентов обучаемых в ВУЗах и будут полезны для широкого круга специалистов (судебных медиков,
экспертов-криминалистов и других работников правоохранительных
органов).
Профессор
Исаков В.Д.
Лекция 1.
ВКЛАД УЧЁНЫХ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЙ (МЕДИКО-ХИРУРГИЧЕСКОЙ)
АКАДЕМИИ В РАЗВИТИЕ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
(К 200-летию основания академии)
Становление кафедры судебной медицины, направления её исследовательской и преподавательской работы отражали собой и были
тесно связаны с историей развития Военно-медицинской (Медико-хирургической) академии, формированием входящих в её состав кафедр
и общими преобразованиями в учебной и научной деятельности академии.
1. Этап становления кафедры и создание теоретических основ
судебной медицины
Первоначально, в период создания МХА (1798), "судная врачебная наука" была
включена
в
кафедру
"материа-медика"
(1800-1802), затем её присоединили к кафедре повивального искусства (1802-1806); на непродолжительное время она вошла в состав кафедры патологии и терапии (1806), но вскоре вновь была
возвращена в состав кафедры повивального искусства. В 1808 г. к
кафедре повивального искусства вместе с судебной медициной была
добавлена и медицинская полиция.
В 1836 г. согласно новому уставу академии, повивальное искусство было выделено в самостоятельную кафедру акушерства,
женских и детских болезней. Одновременно к судебной медицине
вместе с преподаваемыми на ней вопросами токсикологии и медицинской полиции были добавлены гигиена, история и литература медицины,а также изъяснения древних медицинских авторов. В 1844 г.
от этой кафедры был отделен предмет истории и литературы медицины, изъяснения древних медицинских авторов. Преподавание судебной медицины перестало быть сугубо теоретическим и приобрело в
значительной мере практическую направленность.
Этому способствовал приказ Военного министра (1843), предписывающий в тех случаях, где имелось подозрение на внешнее насилие, отравление, самоубийство, скоропостижную смерть, производить судебно-медицинское исследование и представлять судебно-ме-
5
дицинский акт.
В результате к 1845 г. была сформирована самостоятельная
кафедра, в которую вошли судебная медицина с токсикологией и гигиена с медицинской полицией.
В составе такой многопрофильной кафедры судебная медицина
не могла выступать в качестве самоценной науки, её цели и задачи
оказывались не вполне чёткими и в большой мере размытыми.
Подобному положению способствовало и то, что для обучения
студентов судебной медицине до начала 30-х годов XIX столетия
служило крайне примитивное руководство Пленка, переведённое с
немецкого языка на русский лекарем Кашинским под названием "Избранные предметы относительно судебной медико-хирургической науки", изданное в СПб, в 1799 г., которое ни в коей мере не отражало ни теоретических, ни прикладных основ этой дисциплины.
Определенное значение имел и тот факт, что нередко в роли
руководителя кафедры оказывался профессор, чьи научные интересы
принадлежали преимущественно не судебной медицине, а другим дисциплинам (акушерству, хирургии, патологической анатомии) или занимал кафедру по наличию вакансии или по совместительству.
В этих условиях исключительное значение в развитии и становлении судебной медицины, как самостоятельной науки и учебной
дисциплины приобрёл выход в свет в 1832 г. первого фундаментального отечественного руководства по судебной медицине "Краткое
изложение судебной медицины для академического и практического
употребления", автором которого был профессор Сергей Алексеевич
Громов, возглавлявший кафедру в период 1806-1837 гг. Это сочинение стало главным и наиболее ценным трудом, которому он посвятил
многие годы и, что особенно важно, при написании его он широко
использовал и свой богатый личный опыт и новейшие, для того времени, достижения зарубежной судебной медицины.
По своей структуре, плану построения глав и параграфов сочинения Громова С.А. весьма близко напоминает современную систему изложения предмета.
Руководство состоит из трёх частей: введения, общей части и
специальной, текст разбит в каждой части на параграфы (всего 497
параграфов).
Во введении (п. 1-17) автор даёт определение и содержание
6
судебной медицины, краткий очерк развития её за границей и в
России, разделение судебной медицины по объектам исследования,
обзор судебно-медицинской литературы.
В общей части (п. 18-72) излагаются законные основания и
общие правила судебно-медицинских исследований живых лиц, трупов
и разных веществ, правила составления судебно-медицинских актов.
Здесь указано, что вскрытия трупов должны производиться не ранее
чем через 24 часа после смерти, когда врач может с достоверностью установить наличие последней.
Специальная часть состоит из 5 отделов (24 глав). Первый
отдел (гл. 1-2) посвящён исследованию "прав новорождённых младенцев, в случае сомнительности оных" и исследованию "права на
первородство или старшинство". Здесь Громов весьма критически
оценивает взгляды предшественников Ламброзо, полагавших, что по
очертаниям черепа можно судить о душевных способностях человека.
Он пишет: "иной человек имеет большую и хорошо, по-видимому, образованную голову и при всём том весьма слабые душевные способности, едва отличающие его от бессловесных животных, а другой в малой голове вмещает великую душу ..." (C. 135).
Во втором отделе (гл. 3) говорится об исследовании возраста; в третьем (гл. 4-9) - об исследовании пола и его отправлений
(исследование мужского превозможения и женского бесплодия, изнасилования
и противоестественного совокупления, исследование
девственности, беременности и родов). В четвёртом отделе (гл.
10-12) - об исследовании болезненного состояния человека (телесных болезней, притворных, утаиваемых и вменяемых, душевных болезней). Из притворных болезней разбираются: слепота, глухота,
немота, падучая болезнь, сонливость, прострел, притворные обмороки, лихорадка, кровеплевание, непроизвольное мочетечение и естественные испражнения. Пятый отдел наиболее обширный - посвящён
исследованию мёртвого человека. В главе 13 речь идёт о действительности и времени смерти.
"Единственный верный признак смерти, - пишет автор, - есть
обнаружение в бездушном теле общей гнилости". Прочие признаки
смерти он считает сомнительными и неверными, но имеющими значение в своей совокупности. Для определения времени смерти рекомендует обращать внимание на состояние трупных явлений и степень
7
гнилости, учитывая различные условия, в которых находился труп,
и индивидуальные особенности трупа. В главе 14 речь идёт о насильственной смерти; глава 15 посвящена повреждениям (формулировка понятия "повреждения", классификация, безусловно-смертельные и индивидуально-смертельные повреждения; различные виды повреждений, орудия причиняющие их; значение локализации повреждений). В следующих главах (п. 16-20) речь идёт об исследовании
задушения, голодной смерти, об исследовании замёрзших, сгоревших, поражённых молнией. В главе об отравлении (гл. 21) автор
даёт классификацию ядов, описывает характер действия их на организм человека, влияние различных условий на течение отравления,
способы обнаружения яда, вызвавшего отравление. При этом подразумевается, что само обнаружение яда в теле человека ещё не означает факт наступления смерти от отравления. Подробно разбираются отравления мышьяком, сулемой, медными и свинцовыми составами, крепкими минеральными кислотами, опием и синильной кислотой,
указываются химические исследования этих ядов.
Следует подчеркнуть, что вопросы токсикологии изложены в
руководстве с большой полнотой. Отравлению спиртными напитками
посвящена специальная глава (22). Две последнии главы (23 и 24)
трактуют о распознавании умышленного и неумышленного убийства и
самоубийства, о различных видах и причинах смерти новорождённых,
в том числе о детоубийстве.
По объёму и глубине содержания сочинение С.А. Громова принципиально отличалось от всех имевшихся в то время руководств по
судебной медицине, в том числе рекомендовавшихся для студентов
учебников Пленка (1799) и А.Генке ("Руководство к судебной медицине". - СПб, 1828).
По заданию конференции труд профессора Громова был рассмотрен заслуженным профессором И.Ф.Бушем и академиком А.П.Нелюбиным, которые дали о нём чрезвычайно высокий отзыв. Они пришли к
заключению, что "сочинение профессора С.А. Громова - есть лучшее
руководство по части судебной медицины не только для учащихся в
академии, но и для врачей, и что Россия имеет теперь в этой книге самое лучшее сочинение по судебной медицине" (Европин А.К.
Исторический очерк кафедры судебной медицины с токсикологией.СПб, 1898. - С. 48-49).
8
Сразу же после выхода этой книги она была принята во всех
медицинских академиях и университетах России в качестве учебника по судебной медицине. Одновременно медицинским советом она
была признана в качестве руководства и для практических врачей и
разослана всем врачам министерства внутренних дел. В 1838 г. она
выдержала второе издание, а за год до этого была переведена на
польский язык.
В высшей степени лестно охарактеризовала труд профессора
Громова и Российская Академия наук. В принятом ею решении было
отмечено: "Сочинение сие есть оригинальное, превосходящее до сих
пор известные иностранные лучшие сочинения сего рода, имеет вид
полной системы науки сей" (МОА АНСССР, 1832, ф.418, д.390). Профессору Громову была присуждена половина Демидовской премии.
Появление печатного руководства профессора Громова впервые
дало теоретическое обоснование для становления судебной медицины
в качестве самостоятельной дисциплины в медицинских школах России. Вместе с этим все составляющие её разделы по глубине содержания и подробному изложению составили реальную программу для
последующих изысканий в данной области.
Только после этого стало возможным дальнейшее развитие в
МХА различных направлений научных исследований в судебной медицине. Нельзя не согласиться с профессором Райским М.И., который,
рассматривая труд Громова с позиций современности, писал: "Это
первый русский учебник, полный по содержанию, отличный по изложению, высокому научному уровню и патриотизму автора" (Райский
М.И. Судебная медицина. - М, 1953. - С. 14).
Активным помошником профессора С.А.Громова в развитии теоретических положений и особенно "практического употребления" судебной медицины стал его ученик Илья Васильевич Буяльский, ставший впоследствии выдающимся отечественным хирургом и анатомом.
Большие способности молодого Буяльского, его увлечённость и широкие анатомические познания не могли быть не замеченными профессором Громовым. Это обстоятельство, можно думать, определило
их последующие творческие связи.
В 1814 году после блестящего окончания академии со званием
лекарь 1-го отделения И.В.Буяльский был назначен прозектором
анатомии. С этого времени он уже постоянно в той или иной мере
9
занимается судебно-медицинскими исследованиями.
Характеризуя этот период жизни И.В.Буяльского, Я.А.Чистович
писал: "Должность прозектора в те времена была очень сложна.
Кроме приготовления препаратов для преподавания анатомии и обогащения кабинета, на прозекторе лежала обязанность судебно-медицинского вскрытия мёртвых тел, присылаемых в течение учебного
курса из полиции... Буяльский исполнял всё это с неуклонным своим прилежанием, так что и с этой стороны приобрёл очень лестную
известность" (Чистович Я.А., Буяльский И.В. Русская старина. 1876. - Т.15, N 3. - С. 602).
Следует подчеркнуть, что судебно-медицинские исследования
нуждались в это время в особом внимании. Врачи в большинстве
своём не умели и нередко отказывались проводить вскрытие трупов
и данная наиболее трудная и важная часть судебно-медицинской
экспертизы вызывала серьёзное беспокойство. Всё это приводило к
тому, что судебно-медицинские акты писались бессистемно, неграмотно и по ним невозможно было проверить заключение о причине
смерти. Этим и следует объяснить, что Буяльскому было поручено
написать руководство, которым могли бы пользоваться врачи всех
ведомств при судебно-медицинском вскрытии трупов.
Вполне вероятно, что выбор Буяльского мог быть сделан по
предложению профессора С.А.Громова, хорошо знавшего и высоко ценившего его знания и умения в этой области.
И.В.Буяльский блестяще исполнил поручение и в 1824 г. было
опубликовано написанное им "Руководство Врачам к правильному осмотру мёртвых человеческих тел для узнания причины смерти, особливо при судебных исследованиях" (Военно-медицинский журнал. 1824.- Ч. IV. - N 2 - С. 232-263).
Значение этой работы трудно переоценить. Она стала по существу первым оригинальным отечественным руководством по судебно-медицинской экспертизе. Содержание его построено по строго
выдержанному плану, с чёткой рубрикацией, ясным и кратким изложением основных положений.
"Руководство врачам ..." включает шесть глав.
"1. О вскрытии боевых знаков на поверхности тела".
"2. О вскрытии черепа".
"3. О вскрытии грудной и брюшной полостей".
10
"4. О вскрытии полости рта, глотки, гортани, начала пищеприёмного горла и дыхательного горла".
"5. О вскрытии спинного канала".
"6. О вскрытии тел новорождённых младенцев".
Завершает руководство "Примечание", в котором даются советы, как поступать, "если врач, анатомируя тело, нечаянно порежет
свою руку".
Первая глава посвящена наружному осмотру трупа.
"Прежде вскрытия полостей тела, - подчёркивается в самом
начале главы, - обыкновенно рассматривается наружная поверхность
оного" с целью установления, имеются ли "какие-либо язвы, раны,
боевые или другие насилием произведённые знаки" (с. 232-233).
Отдельный параграф посвящён ранам, которые автор подразделяет на раны порезанные, порубленные, колотые, огнестрельные и
им подобные (с. 234).
Много внимания уделяется описанию различного рода разрезов,
их форме, величине, требованиям, которым они должны удовлетворять, чтобы дать возможность "обнажив, осмотреть" и в то же время не вызвать повреждений глубже расположенных образований.
Одновременно подчёркивается строгая обязательность "осмотрев, записать".
Особо следует подчеркнуть то обстоятельство, что разработанная И.В.Буяльским и описанная им методика вскрытия полостей
от начала и до конца базировалась на строгих анатомических данных. Анатомическая обоснованность делала руководство Буяльского
оригинальным и этим принципиально отличало его от подобных
иностранных учебников. В этой связи обращают на себя внимание
критические замечания Буяльского по поводу сочинения Ренара "Судебно-медицинское рассмотрение способов вскрытия тел" (1823).
Предлагаемые Ренаром разрезы для вскрытия черепа, а также
разрезы для вскрытия грудной и брюшной полостей, как показал Буяльский, являются нерациональными, т.к. построены без учёта анатомических особенностей.
В каждой из глав, описывая методику вскрытия, Буяльский обращает внимание врачей на анатомические особенности области,
приводит необходимые сведения о топографии органов грудной и
брюшной полостей, указывает как изменяется топография полого ор-
11
гана, связанная со степенью его наполнения.
В "Руководстве врачам ..." И.В.Буяльский с большой полнотой
и убедительностью показал значение анатомических данных и их
применение к задачам судебной медицины. В этом заключались новизна и научная обоснованность сочинения И.В.Буяльского. Труд
Буяльского был по достоинству оценен современниками. Профессор
Я.А.Чистович писал в этой связи: "Составленное им руководство
разослано было во все врачебные управы и потом, с небольшими дополнениями, вошло в Свод законов, не потеряв своего значения по
образцовой точности и практической целесообразности и в настоящее время".
Об исключительном значении этого труда свидетельствует и
тот факт, что его основные положения вошли в "Наставления врачам
при судебном осмотре и вскрытии мёртвых тел", вышедшие в 1829
году отдельным изданием. В этом легко убедиться, сравнивая между
собой "Руководство врачам ..." Буяльского и "Наставления врачам...", которое до выхода учебника судебной медицины С.А.Громова в 1832 году было наиболее полным руководством по судебно-медицинскому исследованию для студентов медико-хирургической академии и университетов.
Можно с полным основанием сказать, что главы "Наставления
врачам...", посвящённые особенностям исследования "головы и полости её (гл. 3), "полости рта, шеи и хребта" (гл. 4), "грудной
полости" (гл. 5), "исследования брюха" (гл. 6), "о вскрытии тела
новорождённых младенцев" (гл. 7), в основе своей содержат те рекомендации, которые были разработаны и предложены И.В.Буяльским.
Особо следует отметить, что изложенные в сочинении Буяльского положения, касающиеся судебно-медицинского исследования
трупа, были использованы С.А.Громовым при написании учебника
"Краткое изложение судебной медицины для академического и практического употребления", о котором речь шла выше. Поэтому в указателе литературы, завершающем первый большой раздел учебника
"общая судебная медицина", С.А. Громов приводит и "Руководство
врачам ...", написанное И.В.Буяльским.
Таким образом, на первом этапе становления кафедры главным
научным направлением было создание теоретических основ судебной
медицины, научно-методическое обоснование и выделения судебной
12
медицины в качестве самостоятельной науки и учебной дисциплины
и создание первого фундаментального отечественного руководства
по судебной медицине, открывающего широкие перспективы и своеобразную программу для дальнейшего развития судебно-медицинских
исследований. Важной составной частью этого научного направления
стало творческое содружество профессоров С.А.Громова и И.В.Буяльского. Последним впервые в нашей отечественной литературе с
большой убедительностью и на конкретных примерах было показано
значение нормальной и патологической анатомии в качестве научных
основ судебной медицины.
Анатомическое направление получило дальнейшее развитие в
судебно-медицинских исследованиях великого Н.И.Пирогова и приобрело ведущее значение при изучении судебно-медицинских аспектов
огнестрельной и взрывной травмы.
Подводя итог сказанному, можно заключить, что профессора
С.А.Громов и И.В.Буяльский заложили основы первого научного направления по судебной медицине с оригинальными идеями и морфо-функциональным методом исследования, определившими фундаментальные основы дисциплины и ставшими исходными для обучения многих поколений учащихся.
2. Создание и развитие судебной токсикологии
Вторым главнейшим научным направлением кафедры были судебная токсикология и судебно-медицинская экспертиза отравлений.
Активное его формирование относится к деятельности профессора
Евгения Венцеславовича Пеликана, руководившего кафедрой в период
1852-1857 гг. Следует, однако, подчеркнуть, что истоки этого
направления относятся к более раннему времени.
В "Наставлении врачам при судебном осмотре и вскрытии мёртвых тел" (1829) помимо глав, посвящённых осмотру и вскрытию трупа, составленных по материалам Буяльского, были включены и главы
"Об исследовании отравлений" (гл. 8), "о противодействующих
средствах, употребляемых для открытия ядов" (гл. 9). Эти две
главы в большой мере основаны были на работе А.П.Нелюбина, вышедшей в 1824 г. "Правила для руководства судебного врача при
исследовании отравлений, с присовокуплением синоптических судеб-
13
но-медицинских таблиц о ядах".
Следовательно, в 1824 г., были опубликованы почти одновременно работы И.В.Буяльского и А.П.Нелюбина, ставшие исходными
для составления "Наставления врачам ..." - первого официального
пособия подобного рода, основанного на исследованиях отечественных авторов, независимо от установок зарубежных судебных медиков
того времени.
Большое место было уделено также вопросам токсикологии в
учебнике С.А.Громова, где даётся классификация ядов, характер их
действия на организм и способы обнаружения яда в теле человека.
Всё это указывало на чрезвычайную актуальность данного научного
направления и открывало перспективы его дальнейшего развития.
С началом профессорской деятельности Е.В.Пеликана кафедра
по существу разделилась на две части: теоретические лекции по
судебной медицине и особенно токсикологии читал сам профессор
Пеликан Е.В., а чтение лекций по гигиене и медицинской полиции,
точно так же как и судебно-медицинские вскрытия входило в обязанности адъюнкт-профессора Я.А.Чистовича. Подобное положение
позволило профессору Пеликану в полной мере сосредоточить свои
научные интересы на вопросах токсикологии и значительно обогатить в этом же плане лекционный курс.
Профессор Е.В.Пеликан был одним из первых в нашей стране
учёных, положивших начало разработке и применению физиолого-токсикологических экспериментов на животных с одновременным изучением судебно-медицинской химии и использованием микроскопического анализа.
Из четырнадцати работ Е.В.Пеликана, опубликованных им за
время пребывания на кафедре, 10 было посвящено токсикологическим
проблемам. В 1854 году в ВМЖ (Ч. 64, с. 1-80) была опубликована
его большая работа "Опыт приложения современных физико-химических исследований к учению о ядах". В ней он даёт определение понятия "яд", подробно описывает пути их возможного поступления в
организм, рассматривает механизм действия различных ядов в зависимости от их химических особенностей, останавливается на морфологической характеристике изменений в организме, а также условиях и способах "метаморфоз" ядов в теле человека.
В конце статьи автор даёт свою "токсилогическую систему",
14
согласно которой он делит все яды на четыре класса. К первому
классу он относит острые металлические яды, фосфор, хлор, йод и
другие; ко второму классу - кислоты, щёлочи, медь, свинец,
ртуть, сурьму и мышьяк; к третьему - наркотические; к четвёртому
- гнилостные яды, кураре, шпанские мушки и яды животных (яд
змей, скорпионов и т.п.).
В статье "Двухромокислое кали в судебно-медицинском и медико-полицейском отношении" (ВМЖ. - 1854. - Ч. 63. - С. 27-38) автор сравнивает это вещество с острыми металлическими ядами, такими как сулема, мышьяк, в связи с чем рекомендует запретить
"мелочную" торговлю этим веществом, распространенном на химических фабриках при производстве красок. В качестве противоядия им
была рекомендована щёлочь.
Обращает на себя внимание большим экспериментальным материалом (180 опытов на животных) работа Пеликана, посвященная изучению токсикологии цианистых металлов (ВМЖ. - 1855. - Ч. 65. С. 3-82). В результате автор делает вывод о том, что растворимые
цианистые металлы должны быть прописываемы с большой осторожностью и не более 1/10 грана на приём, а нерастворимые соединения цианина не более 1/8 грана. Для цианистых соединений по данным автора противоядия не существует.
В этом же году в ВМЖ (Ч.66.- С. 1-20) было опубликовано его
экспериментальное исследование на кроликах и собаках (63 опыта)
о действии нитроглицерина. Пеликану удалось установить токсические дозы для кроликов (10 капель) и собак (30 капель).
Следует отметить и экспериментальную работу Пеликана, проведённую на кроликах, о действии на организм яда кураре. Им было
высказано мнение о неэффективности применения в качестве купирующих картину отравления таких веществ, как стрихнин, танин, ранее рекомендованных как противоядие. Всё что характеризовало
действие кураре в равной мере могло быть отнесено и к курарину.
К сказанному следует добавить и работу Пеликана, опубликованную в ВМЖ за 1855 г. (Ч.66.- С.21-30), "О затруднениях при
исследовании кровяных пятен в уголовных случаях". Он доказывал,
что главнейшим показателем для определения кровяных пятен являлось обнаружение в них кровяных шариков и гематина. По его мнению "величина кровяных шариков есть самый надёжный признак при
15
отличии крови разных животных". Кроме того, давая критические
замечания по статье профессора Розе "О точном распознавании крови и кровяных пятен при судебно-медицинских исследованиях", Пеликан напоминал о необходимости исследований кровяных пятен сухим путём, посредством прокаливания на платиновой пластинке и
испытания на соли железной окиси.
Особое внимание уделял Пеликан подготовке отечественных судебно-медицинских экспертов и овладению ими необходимыми знаниями по судебно-медицинской химии.
В 1856 г. он обратился в Конференцию академии с просьбой
разрешить студентам 4-го и 5-го курсов заниматься в свободные
утренние часы различными судебно-медицинскими и судебно-химическими исследованиями под его надзором. Подобное разрешение было в
этом же году получено и уже спустя год Пеликан в отчёте за
1856/57 учебный год доносил: "С февраля 1856 г. открылась новая
деятельность по судебно-медицинским занятиям в академии, т.к.
разрешено упражнять слушателей высших курсов практическими судебно-медицинскими демонстрациями. Занимаясь исследованием различных вопросов и производя опыты над животными, химические и
микроскопические анализы, я приобщил к моим исследованиям и некоторых из моих слушателей, руководя их в тоже время в производстве разного рода судебно-медицинских операций. Вскоре после
того в наших занятиях изъявили желание принять участие и некоторые из молодых врачей, которым были мною предложены вопросы,
представляющиеся тёмными и требующие точнейшего обсуждения. Результаты этих работ врачей имеют войти или уже вошли в состав их
диссертаций на будущее". Далее Пеликан писал: "не смеем судить,
в какой мере увенчаются успехом эти попытки наши, и как обильны
могут быть плоды от семян, брошенных на почву нашего молодого
поколения, но во всяком случае начало положено" (Европин А.К.
Исторический очерк кафедры судебной медицины с токсикологией. -СПб, 1898. - С.13).
Дальнейший ход истории кафедры показал, что физиолого-токсикологическое направление с широким привлечением экспериментов
на животных, начало которому положил Пеликан, получило развитие
в работах И.М.Сорокина, Д.П.Косоротова и их учеников.
После 1857 года, уйдя с кафедры, профессор Пеликан продол-
16
жал заниматься литературно-научной деятельностью. Им были опубликованы статьи о влиянии некоторых ядов на мышечную деятельность (ВМЖ, 1859. - Ч. 75. - С. 1-44), о токсикологии олеандра и
действии его на сердце, о значении естественных наук для юриспруденции и др.
Под редакцией Пеликана, с его предисловием, дополнениями и
изменениями было переведено с французского языка на русский "Руководство к токсикологии, составленное Рабюто" и изданное в
Санкт-Петербурге в 1878 г. В это издание Пеликан включил и написанный им "проект новых обязательных правил для судебно-химических и судебно-медицинских исследований", применительно к отечественному законодательству.
Приложение, написанное Пеликаном, позволяло познакомить читателя с различными токсикологическими методами исследования и
составить представление о токсикологии как науке и её развитии в
России.
"Настоящее научное положение токсикологии, - писал Пеликан,
- имеет весьма недавнее происхождение, можно сказать, что оно
есть применение физиологического учения последних 25-30 лет"
(С.IV). И далее: "У нас в России, до начала пятидесятых годов,
строго научного направления в токсикологии не существовало.
Скромно зачавшись только с этого времени, при кафедре судебной
медицины, медико-хирургической академии, оно вскоре после того
получило быстрое распространение и развитие, благодаря современному физиологическому принципу и методу, которые были внесены в
академию свежими силами в лице профессоров Сеченова и Боткина.
Под влиянием этой школы, кроме трудов чисто физиологического и
патологического значения, вышло всего более научно-токсикологических самостоятельных исследований, приобрёвших себе известность во всём учёном мире. С того же времени, у нас при всех
университетах, возникли лаборатории или кабинеты профессоров, в
которых производятся с успехом подобные исследования, внесшие
уже также свою долю научного материала в европейскую науку"
(С.V). Пеликан при этом часто ссылается на работы отечественных
авторов и указывает: "изданием настоящего сочинения мы желали бы
также сделать опыт краткого реферата всех выдающихся отечественных работ по части токсикологии, или, по крайней мере, сколько
17
можно, пополнить в этом отношении пробел ощущаемый всеми приступающими к новым работам, при отсутствии точных указаний литературных источников" (С.VI).
Пеликан в своей стране и за границей был признан лучшим
токсикологом России своего времени и вошёл в историю науки, как
родоначальник отечественной токсикологии и основатель первого
самостоятельного судебно-медицинского журнала "Архив судебной
медицины и общественной гигиены" (1863).
Дальнейшее развитие токсикологического направления научных
исследований связано с именем профессора Ивана Максимовича Сорокина, возглавлявшего кафедру в период 1871-1891 гг. К этому времени (в 1865 г.) некогда единая кафедра разделилась, из её состава была выделена в качестве самостоятельной кафедра гигиены с
медицинской полицией; другую самостоятельную кафедру составили
судебная медицина с токсикологией.
В 1863 г. после прочтения пробных лекций "Об асфиксии" и
"Об исследовании кровяных пятен" конференция академии избрала
И.М.Сорокина адъюнкт-профессором кафедры судебной медицины с
токсикологией с поручением ему преподавать отдельно токсикологию. А спустя пять лет, в 1868 г., комиссия в составе профессоров Я.А.Чистовича, А.П.Бородина и Н.М.Якубовича, назначенная для
рассмотрения ученых работ Сорокина, донесла конференции, что
учёные заслуги и ученые труды И.М.Сорокина вполне дают ему право
на звание экстраординарного профессора токсикологии, в каковой
должности он и был утверждён в том же году.
Таким образом, ко времени вступления в должность заведующего кафедрой судебной медицины с токсикологией И.М.Сорокин был
признан как весьма авторитетный учёный - токсиколог.
Профессорская деятельность И.М.Сорокина совпала с размещением кафедры в новом здании анатомо-физиологического института,
занимая центральную часть анатомического театра на первом этаже.
Кафедра располагала секционными, вспомогательными кабинетами. В
подвальном этаже находилось помещение для хранения трупов.
Профессор И.М.Сорокин имел отдельную хорошо оборудованную
лабораторию, где мог производить токсикологические, спектральные
и микроскопические исследования, число которых с каждым годом
возрастало. В эти годы впервые был создан при кафедре музей.
18
Естественно, это не могло идти ни в какое сравнение с условиями работы в одноэтажном деревянном здании анатомического института, построенного в 1846 г., где проводил
токсикологические
исследования профессор Е.В.Пеликан.
Важной заслугой И.М.Сорокина было придание токсикологии самоценного значения и как науки и как учебной дисциплины. Его
лекционный курс был богато оснащён разнообразными демонстрациями. Он впервые вводит в курс обучения и практические занятия по
токсикологии. Исходными для научной разработки судебной медицины
являются по мнению профессора Сорокина глубокое знание анатомии,
патологической анатомии, гистологии, физиологии и химии. Поэтому он прекрасно владел сам и требовал от своих учеников знания и
умения пользоваться главнейшими методами исследования, присущими
каждой из этих наук.
Весьма показательна в этом отношении его диссертация "О
гное в гистологическом отношении" (1860), которая была чрезвычайно высоко оценена профессорами Н.М.Якубовичем, С.П.Боткиным и
Т.С.Иллинским, а профессор А.П.Бородин отмечал, что в работе Сорокина виден автор, основательно знающий к тому же и аналитическую химию.
Исследования И.М.Сорокина по токсикологии, а в дальнейшем и
его учеников носили преимущественно фундаментальный характер и
выходили за
рамки прикладных судебно-медицинских интересов.
Главнейшую их особенность составляла физиолого-фармакологическая
направленность. Он подробно изучает действие на организм животных солянокислого морфия, стрихнина, цианистых соединений, фосфора и некоторых других веществ (Медицинский Вестник, 1868.- N
10.- с.10). В статье "Материалы для токсикологии цианистых соединений " (Сборник сочинений по судебной медицине 1878 г. - Т.3.
- С. 1-34), Сорокин излагает способ извлечения синильной кислоты
из жидкостей и тканей посредством перегонки и количественное определение этой кислоты титрованием (по Либиху). Автор заключает,
что между водными и кровяными растворами, содержащими синильную
кислоту, нет существенного различия. Вся разница заключается в
том, что из крови синильная кислота выделяется медленно и первая
порция перегонки не всегда даёт реакцию на берлинскую лазурь.
Только положительные результаты, полученные при перегонке, имеют
обязательное значение для судебно-медицинского эксперта, тогда
19
как отрицательные - не дают право отрицать факт отравления. Количественное определение синильной кислоты титрованием (по способу Ю.Либиха), по мнению Сорокина, не оставляет желать ничего
лучшего по скорости и точности. В работе "О противоядиях при отравлении фосфором" (протоколы заседаний общества русских врачей
Санкт-Петербурга 1869-1870 гг. - Т. 36. - С.97-100), автор предлагает давать как противоядие неочищенное терпентинное масло и
колхидин, который до 0,1 г не может оказать вредного побочного
действия. Из других его работ надо отметить: токсикологические
наблюдения над действием мышьяковистой кислоты; опыты над действием панкреатического сока на эфиры и сахариды; наблюдения над
действием стрихнина и его производных; о новом способе определения синильной кислоты.
И.М.Сорокин оставил глубокий след как руководитель кафедры,
уделявший много внимания подготовке высокообразованных русских
токсикологов. Достаточно сказать, что под его руководством было
выполнено 16 докторских диссертаций. По заданию профессора Сорокина диссертанты исследовали разнообразные фармакологические вещества, преимущественно из сильнодействующих: сулему, мышьяковистую кислоту, стрихнин и его производные, аконитин, кокаин, а
также хинин, бензин, колхицин, вещества бензойного ряда, азотистый эфир амилового спирта и др. Некоторые исследования касались
вопросов выделения яда и установления противоядий. Эксперименты
проводились на хладнокровных и теплокровных животных с выяснением влияний этих веществ на основные жизненные функции организма.
Сорокин широко занимался переводами наиболее известных руководств заграничных авторов. Так с немецкого на русский язык он
перевёл "Руководство к качественному и количественному анализу"
Нейбауэра и Фогеля, изданное в 1859 г. Он же сделал перевод и
наиболее известного и популярного в те годы немецкого руководства по судебной медицине Э.Гофмана, изданное в 1880 г.
Среди многих замечаний, которые Сорокин дал в переводе, он
коснулся некоторых принципиальных вопросов судебно-медицинских
экспертиз, и, что было особенно важно, адаптировал изложение
вопросов судебно-медицинской экспертизы к российскому законодательству.
20
Профессор Сорокин И.М. придал судебной токсикологии самостоятельное значение, сделал преподавание её практическим и демонстративным, создал судебно-токсикологическую лабораторию с
широким применением физиолого-фармакологических методов и воспитал целую плеяду отечественных токсикологов, сыгравшую важную
роль в дальнейшем развитии этого научного направления.
Судебно-медицинская токсикология составляла главное направление научных исследований и в период руководства кафедрой профессора Дмитрия Петровича Косоротова (1898-1911).
Будучи прозектором у профессора И.М.Сорокина, он стал активно заниматься судебно-медицинской токсикологией и руководил
рядом диссертационных исследований, выполняемых по этой тематике
на кафедре. Когда же, после ухода Сорокина, кафедру возглавил
профессор Николай Петрович Ивановский, Косоротов, будучи приват-доцентом, читал в полном объёме курс токсикологии. Став же в
1898 г руководителем кафедры, сменив на этой должности профессора Ивановского Н.П., он сосредоточил свои научные интересы на
разработке токсикологических вопросов, активно проводя химические, микроскопические и спектроскопические исследования.
К числу его исследований по этой тематике относится и его
экспериментальная работа "К вопросу об изменениях в почечной
ткани при отравлении сулемой" (Русская медицина. - 1893. - NN
33, 35-36. - С. 523-525, 559-561).
Получили признание и его исследования о самоотравлении
французской зеленью, об изменении в крови и некоторых органах у
кроликов после подкожного введения противодифтерийной сыворотки
и др.
Особая заслуга профессора Косоротова Д.П. в развитии этого
научного направления заключается в написании "Краткого учебника
токсикологии", который вобрал в себя достижения науки того времени и был впервые издан в 1902 г., а повторно в 1911 г.
Вопросы судебно-медицинской токсикологии продолжали занимать кафедру на протяжении всей её истории, вплоть до сегоднешнего дня. Периодически по этой проблеме, в зависимости от запросов судебно-медицинской экспертизы отравлений, сотрудники кафедры выполняют научные исследования, опираясь в методическом отношении на бесценный предшествующий опыт кафедры.
21
Таким образом, можно с полным правом сказать, что в ВМА
впервые в России было создано научное направление по судебной
токсикологии и судебно-медицинской экспертизе отравлений с определенным кругом оригинальных идей, представлений и методов исследования. Начальный период этого направления связан с именем
профессора Е.В. Пеликана, а последующее формирование и развитие
относится к деятельности профессора И.М.Сорокина и профессора
Д.П.Косоротова.
3. Изучение огнестрельной и взрывной травмы - главное
научное направление кафедры
Третьим главнейшим научным направлением кафедры является
огнестрельная и взрывная травма и её судебно-медицинская экспертиза. Это научное направление приобрело доминирующее значение в
период руководства кафедрой профессора Михаила Ивановича Райского (1940-1949 гг.) и оставалось важнейшим на последующих этапах,
когда кафедру возглавляли профессор Иван Фёдорович Огарков
(1949-1963), профессор Алексей Романович Деньковский (1964-1976)
и профессор Вячеслав Леонидович Попов (1976-1994). Подобное положение сохраняется и в настоящее время, при руководстве кафедрой профессора Владимира Дмитриевича Исакова (с 1994 г.).
Возникновение устойчивого интереса к этой проблеме было
вызван прежде всего опытом Великой Отечественной войны, свидетельствующем о чрезвычайной сложности судебно-медицинской экспертизы при огнестрельной и взрывной травме, когда эксперту необходимо одновременно решать многие разноплановые вопросы и применять разнообразные методы исследования.
В последующие годы эта проблема приобрела особую актуальность, что объяснялось постоянным совершенствованием ранее известных и появлением новых образцов огнестрельного оружия, ранящих снарядов, взрывных устройств, вызывающих более тяжелый,
не встречавшийся ранее характер огнестрельной и взрывной травмы.
Всё это, в свою очередь, выдвигало необходимость изучения
судебно-медицинской экспертизы огнестрельных ранений по отношению к конкретному виду и образцу огнестрельного оружия.
На каждом из этапов своего развития данное научное направ-
22
ление обогащалось новыми сведениями, расширялся круг изучаемых
объектов, увеличивалось количество исполнителей и совершенствовались методы исследования.
Как весьма положительный факт следует отметить непрерывность и последовательность в изучении этой проблемы и нередко
исследование могло быть начато при одном руководителе кафедры, а
продолжено и закончено при другом или даже третьем.
С наибольшей полнотой результаты таких работ и их перспективы находили отражение в диссертационных исследованиях, а так
же в различных руководствах и учебных пособиях, посвященных судебно-медицинской экспертизе огнестрельной и взрывной травмы.
Первые работы в этом направлении были выполнены на кафедре
профессором М.И.Райским в годы Великой Отечественной войны. Их
рассматривали на кафедральных совещаниях, заседаниях общества,
читали в рукописи. В более подробном изложении публикация их
состоялась уже в послевоенные годы. Они были посвящены характеру
повреждений и следам близкого выстрела из 7,62-мм винтовки образца 1891/30 гг. По существу это было начало экспериментального
изучения судебно-медицинской экспертизы огнестрельных ранений.
В этой связи следует отметить экспериментальные исследования М.И.Райского "Распознование копоти на кожных покровах при
выстрелах из винтовки с близкого расстояния" (сборник трудов,
посвященных 60-летию со дня рождения и 35-летию научной педагогической и общественной деятельности академика Аничкова. - Л.,
1946. - С. 296-303).
Автор произвел сравнительное макроскопическое, микроскопическое и химическое исследование вульгарных загрязнений кожи
(землей, сажей) и отложений копоти на коже при выстрелах с близкого расстояния из винтовки. В результате он пришёл к выводу,
что крепкие кислоты и щелочи не могут служить распознаванию пороховой копоти и лишь реактив Люнге (раствор дифениламина в серной кислоте) даёт характерную реакцию на нитро-группу только с
частичками пороха. Достоверные отличия копоти от вульгарных загрязнений выявляет также микроскопическое исследование гистологических срезов кожи. Частицы загрязнений имеют обычно неправильную угловатую форму и располагаются только в поверхности рогового слоя, а частицы копоти имеют преимущественно шарообразную
23
форму (на срезах круглую) и залегают не только в роговом, но и в
глубоких слоях эпидермиса.
В этом же плане можно рассматривать и экспериментальное
исследование М.И.Райского "К распознаванию порошинок и остатков
их при ранении из винтовки", выполненное на человеческих трупах
с широким применением морфологических (макроскопических и гистологических) методик.
Автор пришёл к выводу о том, что констатация порошинок или
их частичек макроскопическая, а равно микроскопическая, доказывает, что ранение огнестрельное, отверстие входное и расстояние
выстрела близкое.
На подобную тему была выполнена и работа М.И.Райского и
И.Ф.Огаркова "Отложение копоти и порошинок на кожных покровах
при огнестрельных ранениях с близкого расстояния из винтовки"
(труды ВМА, 1952. - Т. 53. - С. 29-38).
В этом исследовании была впервые показана важная роль в судебно-медицинской экспертизе дополнительных факторов выстрела копоти и порошинок. Наличие и характер их отложений служат существенным признаком огнестрельного ранения и сорта пороха,
входного отверстия, а следовательно и направления раневого канала, а так же показателем расстояния выстрела, иногда направления
выстрела к поверхности тела; наконец, в своей совокупности и сопоставлении с другими судебно-медицинскими данными, они часто
являются основой для решения социально-правовых вопросов: о наличии убийства, самоубийства, несчастного случая, симуляции.
В годы Великой Отечественной войны было выполнено и экспериментальное исследование М.И.Райского и И.Ф.Огаркова, посвященное стойкости пороховых отложений при огнестрельном ранении с
близкого расстояния из нагана, их маскировке и исчезновению.
Актуальность работы заключалась в том, что распознавание
саморанений из нагана более затруднительно, чем диагностика саморанения из винтовки, где следы от действия дополнительных факторов выстрела бывают более выражены.
В плане рассматриваемой тематики следует отметить экспериментальное исследование М.И.Райского и В.И.Молчанова с широким
применением макроскопических и гистологических методик "Огнестрельные повреждения из пистолета-пулемёта образца 1940 г (ППД)
24
при одиночных выстрелах с близкого расстояния"(Сборник рефератов
научных работ ВМА за 1944. - Л., 1947. - С. 18-20).
В результате были подробно описаны входные и выходные отверстия (форма, "дно", размеры, края), дополнительные факторы
выстрела, имеющие важное значение в судебно-медицинской экспертизе огнестрельной травмы.
В подобном же плане В.М.Молчановым под руководством профессора М.И.Райского было выполнено исследование на тему "Огнестрельные повреждения из автомата образца 1941 г. (ППШ) в судебно-медицинском отношении", составившее его кандидатскую диссертацию (1947).
Как можно видеть, все работы по определению характера повреждения и следов близкого выстрела были экспериментальными и
базировались в большой мере на макроскопических и гистологических исследованиях и имели цель - установление расстояния выстрела и вида (образца) оружия, а так же диагностику входного отверстия.
Одновременно кафедру занимали и вопросы судебно-медицинской
экспертизы членовредительства выстрелами из огнестрельного оружия. На эту тему Т.В.Антулаевой была выполнена в 1945 г. под руководством профессора М.И.Райского кандидатская диссертация "Диагностика некоторых небоевых огнестрельных повреждений", а в
1948 г. И.Ф.Огарков представил докторскую диссертацию на тему:
"Небоевые ранения из винтовки и их судебно-медицинская экспертиза", выполненную при научной консультации профессора М.И.Райского. Она охватывала большой фронтовой материал самоповреждений и
результаты многочисленных экспериментальных исследований.
К той же тематике примыкали и работы по судебно-медицинской
экспертизе огнестрельных повреждений при самоубийствах (кандидатская диссертация К.А.Бугаева "Судебно-медицинское распознование смертельных повреждений из огнестрельного оружия, причиненного собственной рукой". - Л., 1949).
В это же время были начаты исследования, посвященные судебно-медицинской экспертизе взрывной травмы, - повреждениям от
взрыва запалов для ручных гранат и противопехотных мин (исследования Антулаевой Т.В. и Молчанова В.И.).
После ухода в отставку профессора М.И.Райского это научное
25
направление было активно и плодотворно продолжено его учеником и
преемником профессором И.Ф.Огарковым, руководившего кафедрой в
период 1949-1963 гг.
Так же как и в предшествующий период, был выполнен ряд экспериментальных исследований, посвящённых характеру повреждений и
следам близкого выстрела. С этой целью В.И.Молчановым были изучены огнестрельные ранения: из 7,62-мм, автомата Калашникова
("АК" без компенсатора); 7,62-мм самозарядного карабина Симонова
("СКС"); 9-мм пистолета Макарова ("ПМ"); 9-мм автоматического
пистолета Стечкина ("АПС"); малокалиберного спортивного пистолета Марголина и винтовки ТО3-8.
В кандидатской диссертации В.П.Петрова "О повреждениях из
некоторых образцов пистолетов - пулемётов в судебно-медицинском
отношении". - Л., 1953, выполненной под руководством профессора
И.Ф.Огаркова, в подобном же плане были рассмотрены огнестрельные
ранения из американского пистолета-пулемёта Томпсона А-1, калибра 11,43 мм и английского пистолета - пулемёта СТЭН МК-III .
Предметом изучения были так же и особенности повреждений от
выстрелов автоматической очередью (Молчанов В.И., Петров В.П.,
Потоцкий Ю.А., 1954.
Было установлено, что величина промежутков между входными
отверстиями от пуль автоматической очереди, т.е. величина разброса пуль, может быть использована для ориентировочного суждения
о дистанции выстрелов и степени фиксации оружия. Общее для нескольких пуль входное отверстие является, как правило, признаком
близкого выстрела очередью; для ориентировочного суждения о дистанции выстрелов могут быть использованы углы расхождения раневых каналов и действие дополнительных факторов выстрела.
Следует отметить и работы по изучению металлизации, как одного из основных признаков огнестрельных повреждений (обнаружение отложения металлов в области огнестрельного повреждения).
Было показано, что топографическая картина металлизации области
входного отверстия зависит от оружия и расстояния выстрела
(Молчанов В.И., 1963).
Много внимания уделялось разработке и применению в интересах судебно-медицинской экспертизы наиболее современных и высоко
информативных методов исследования. Так И.Ф.Огарковым и В.П.
26
Петровым впервые в судебной медицине было проведено изучение механизма пулевых огнестрельных повреждений с применением методики
высокоскоростной киносъёмки до 1500-1600 кадров в секунду (труды
ВМА. - Л., 1958. - Т.84. - С. 10-20).
В.П.Петровым с помощью этой методики были изучены изменения
изолированного сердца при пробивании его пулей, входные и выходные огнестрельные повреждения при пулевом ранении печени, а так
же пулевые повреждения черепа и диафизов длинных трубчатых костей (труды ВМА. - Л., 1958. - Т.84. - С.32-42).
Н.А. Михеевым была выполнена под руководством профессора
Огаркова И.Ф. кандидатская диссертация "Рентгенодиагностика
направления пулевого канала при повреждении трубчатых костей",
1957 г. Автор показал, что использование стереоскопической рентгенографии в сочетании с данными исследования серии обычных
снимков открывают широкие возможности для правильного установления направления огнестрельного канала в конечности по характеру
повреждений трубчатых костей.
К.Н.Калмыковым и В.И.Молчановым был применен электрографический метод (метод цветных отпечатков) в качестве простого и
быстрого способа обнаружения металлов (меди, свинца, никеля и
др.) в следах близкого выстрела, поясках обтирания, в тканях раневого канала. Цветные отпечатки, полученные этим методом, а
также и без применения электрического тока, с достаточной точностью отражали природу, характер, количество и распределение
основных металлов выстрела на исследуемом объекте.
К.Н.Калмыков разработал методику выявления отложений меди и
свинца в гистологических срезах огнестрельных ран, используя те
же реактивы.
Привлекает внимание кандидатская диссертация К.Н.Калмыкова
"Судебно-медицинская характеристика поражений обыкновенными, и
специальными пулями образца 1943 г., предварительно преодолевшими преграду". - Л., 1961, выполненная под руководством профессора И.Ф.Огаркова.
На основе свыше 600 опытов автор установил, что современные
пули специального назначения - бронебойно-зажигательные, зажигательные и трассирующие равно, как и обыкновенные пули к современным отечественным образцам ручного огнестрельного оружия
27
(СКС, АК) при действии с дальних дистанций через преграду и при
рикошете в ряде случаев могут давать картину поражения, вполне
напоминающую различные виды огнестрельных повреждений другого
происхождения, в том числе выстрелы в упор и с очень близких
расстояний, повреждения запалами, дробовые ранения и ранения короткой автоматической очередью. Подобное сходство может приводить в военных условиях к тяжёлым ошибкам экспертов. Поэтому автор, применил современные физико-технические, химические и другие дополнительные методы исследования, в частности методы непосредственно микроскопии ран и одежды, микрохимические, спектро- и электрографические и, особенно, рентгенографические исследования. Он показал, что указанными методами можно без труда решить вопрос о дифференциальной диагностике внешне сходных ранее
упоминавшихся категорий повреждений и, тем самым, избежать ошибочных заключений при судебно-медицинской экспертизе.
Особым образом следует отметить цикл последовательно выполненных исследований В.И.Молчанова по определению вида и особенностей ранившего снаряда и оружия по характеру причиненного повреждения. Им было впервые введено понятие "повреждающие факторы
выстрела" и разработана систематизация влияния различных условий
на характер повреждающего действия факторов выстрела. Он же ввёл
термин "следы близкого выстрела".
В.И.Молчанов выдвинул и разработал в судебно-медицинском
отношении проблему о влиянии преград на характер огнестрельных
повреждений: виды и расположение преград; изменения, претерпеваемые пулей, дробовым снарядом, продуктами выстрела при взаимодействии с преградой; влияние этих изменений на характер повреждений тела; влияние преграды, расположенной в области выходного
отверстия; вторичные снаряды и повреждения ими. Его докторская
диссертация "Некоторые вопросы судебно-медицинской экспертизы
огнестрельных повреждений" (Л., 1965) стала заметным явлением в
развитии данного научного направления.
Было продолжено и изучение повреждений от взрыва. В.И.Молчанов впервые ввёл в судебно-медицинскую практику понятие "повреждающие факторы взрыва", дал классификацию этих факторов и
описал характер повреждений в зависимости от вида устройства и
расстояния взрыва. Была представлена методика судебно-медицинс-
28
кой экспертизы в случаях повреждений при неосторожном обращении
с взрывными устройствами, позволяющая составить суждение о взорвавшемся снаряде, расстоянии, на котором произошёл взрыв, и положении тела пострадавшего в момент взрыва.
По предложению В.И.Молчанова в учебнике судебной медицины
под редакцией И.Ф.Огаркова (1964) взрывная травма впервые выделена из огнестрельных повреждений в самостоятельную главу. Такое
разделение этих двух видов травм сохраняется во всех последующих
изданиях учебников и руководств по судебной медицине.
В годы руководства кафедрой профессором
А.Р.Деньковским
(1964-1976) магистральное научное направление: судебно-медицинская экспертиза огнестрельной и взрывной травмы, - формирование и
развитие которого связано с именем профессора М.И.Райского и его
учеников (профессора Огаркова И.Ф. и профессора Молчанова В.И.),
продолжало сохранять приоритетное значение.
А.Р.Деньковским была выполнена докторская диссертация "Патоморфология и судебно-медицинская характеристика огнестрельной
раны при выстреле в упор". - Л., 1966.
Автор изучил смертельные ранения, причиненные в упор в голову, грудь и живот из основных образцов современного отечественного ручного оружия: автомата Калашникова ("АК"), самозарядного карабина Симонова ("СКС") и пистолета Макарова ("ПМ"). Были
выявлены характерные признаки выстрела в упор, описана патоморфология и судебно-медицинская диагностика этих повреждений. Им
же на эту тему была написана монография "Очерки патологической
анатомии огнестрельной раны" (1969).
В эти же годы была выполнена Л.Б.Озерецковским кандидатская
диссертация, посвященная сравнительной
оценке
повреждающего
действия пули 5,6-мм ("Ремингтон") и пули 7,62-мм (научный руководитель профессор Л.Н.Александров, 1967). Были установлены следы близкого выстрела из автомата Калашникова с укороченным стволом и пламегасителем (Молчанов В.И., Калмыков К.Н., Озерецковский Л.Б., 1970). Проведены работы по судебно-медицинской экспертизе сочетанных огнестрельных повреждениях, возникающих при прохождении огнестрельного снаряда (пули) через 2-3 области тела.
Выявлен ряд признаков, позволяющих диагностировать такие повреждения и определять последовательность прохождения снаряда через
29
поврежденные части тела. Это дает возможность более точно установить число снарядов и число выстрелов, причинивших повреждения
пострадавшему (Молчанов В.И., 1969).
Новый импульс это базовое научное направление получило при
руководстве кафедрой профессором В.Л.Поповым (1976-1994). Используя большой научный задел по данной тематике, полученные ранее результаты и методические разработки, коллективом кафедры
был сделан следующий шаг в изучении судебно-медицинской экспертизы огнестрельной и взрывной травмы. Этому в большей мере способствовала и созданная на кафедре научно-исследовательская судебно-баллистическая лаборатория, оснащенная современными контрольно-измерительными установками, аппаратурой для скоростной
киносъемки, позволяющими регистрировать быстропротекающие процессы и производить экспериментальную стрельбу по лабораторным
животным и биоманикенам.
Благодаря этому улучшилась методическая оснащенность, увеличилось число объектов наблюдения, возросло количество выполненных на базе лаборатории диссертационных исследований.
Важным этапом в развитии судебно-медицинской экспертизы огнестрельных ранений стало разработанное на кафедре определение
скорости ранящего снаряда и расстояния выстрела с неблизкой дистанции по объёму причиненного им повреждения. В этом плане был
выполнен под руководством профессора В.Л.Попова ряд кандидатских
диссертаций, в которых подобная зависимость была установлена относительно различных видов огнестрельного оружия.
Помимо изучения зависимости между энергетическими параметрами огнестрельного снаряда и объёмом повреждения установлены
новые морфологические признаки повреждений тела и одежды человека, разработан ряд способов выявления дополнительных факторов
выстрела и новых методов испытания различных средств индивидуальной бронезащиты и образцов огнестрельного оружия.
Здесь следует отметить докторскую диссертацию Озерецковского Л.Б. (Тема специальная) Л., 1990 (научные консультанты профессор В.Л.Попов и профессор Е.А.Дыскин) и докторскую диссертацию Исакова В.Д. "Механизмы поражающего действия, факторов выстрела и их судебно-медицинская оценка" СПб.,1993 (научный консультант профессор В.Л.Попов), а также ряд кандидатских диссер-
30
таций: Г.П.Лаврентюка, 1984; Г.В.Мережко, 1987; М.В.Тюрина, 1988
и др.
На Втором Всесоюзном съезде судебных медиков (Минск, 1982)
В.Л.Поповым, В.И.Молчановым и Л.М.Бедриным (Ярославль) был сделан доклад о состоянии и перспективах разработки проблемы огнестрельной травмы. Съездом кафедра судебной медицины ВМедА была
определена как ведущая организация в стране по этой проблеме.
Известным итогом работ кафедры в данном направлении стали:
монография Молчанова В.И., Попова В.Л. и Калмыкова К.Н. "Огнестрельные повреждения и их судебно-медицинская экспертиза", 1990;
две научные конференции, проведенные на базе кафедры, посвящённые судебно-медицинской экспертизе огнестрельной и взрывной
травмы (в 1982 г. и в 1991 г.); монография В.Л.Попова и Е.А.Дыскина "Раневая баллистика (судебно-медицинские аспекты)", 1994, в
которой подробно освещены механизмы действия раняшего снаряда на
органы и ткани организма.
Рассматривая изложенное, можно прийти к заключению, что в
ВМедА получило развитие научное направление по изучению судебно-медицинской экспертизы огнестрельной и взрывной травмы с оригинальными идеями, единым методическим подходом, широким применением эксперимента и использованием морфологических (макро- и
микроскопических) показателей. Создание этого научного направления связано с именем профессора М.И.Райского. а дальнейшее формирование и развитие - с деятельностью профессора И.Ф.Огаркова,
профессора В.И.Молчанова и профессора В.Л.Попова.
В настоящее время это ведущее научное направление кафедры
продолжает развиваться.
В число конкретных задач входит дальнейшее изучение механизма огнестрельной и взрывной травмы, моделирование огнестрельных повреждений различных органов и тканей с использованием биологических и небиологических имитаторов, установление критериев
определения расстояния выстрела (взрыва) при неблизкой дистанции
по объёму огнестрельного повреждения, изучение защитного действия преград на тело человека при выстрелах и взрывах, разработка методов испытания средств индивидуальной бронезащиты.
31
4. Другие научные направления деятельности кафедры
Среди других научных направлений надо выделить следующие:
1. Судебно-медицинская травматология.
Предметом изучения была судебно-медицинская экспертиза тупой травмы, главным образом транспортной: автомобильной - кандидатская диссертация А.А.Матышева "Дифференциальная диагностика
основных видов автомобильной травмы при судебно-медицинской экспертизе", 1963 (научный руководитель профессор И.Ф.Огарков); железнодорожной - кандидатская диссертация Г.К.Тхапсаева "Характеристика и распознование основных видов смертельной железнодорожной травмы", 1966 (научный руководитель профессор В.И.Молчанов).
А.А.Матышевым была написана монография "Распознование основных видов автомобильной травмы", изд. Медицина, 1969.
Преимущественно в связи с транспортными повреждениями, изучались возможности судебно-медицинской экспертизы:
- черепно-мозговой травмы (кандидатская и докторская диссертации В.Л.Попова "Повреждения артерий основания головного
мозга при черепно-мозговой травме", 1969 и "Морфологическая характеристика и судебно-медицинская оценка травматических субарахноидальных кровоизлияний", 1980 (научный консультант профессор М.И.Авдеев);
- повреждений таза (докторская диссертация А.А.Матышева
"Морфологическая характеристика и судебно-медицинская экспертиза
повреждений таза при смертельной тупой травме", 1975, научный
консультант профессор А.Р.Деньковский).
Отдельные исследования были посвящены: судебно-медицинской
экспертизе при авиационной травме (Огарков И.Ф., 1963, Калмыков
К.Н.,1976); водолазной травме (Чарный В.И.,1961); спортивной
травме и повреждающими действиями невооружённого человека (докторская диссертация Белых А.Н. "Судебно-медицинская экспертиза
повреждений, причиненных действиями невооружённого человека",
1993, научный консультант профессор Попов В.Л.); тупой травме у
лиц, умерших в стационаре (кандидатская диссертация Козлова В.А.
"Судебно-медицинская характеристика изменений первичной морфологии тупой травмы у лиц, умерших в стационаре", 1974, научный руководитель профессор Деньковский А.Р.).
32
2. Судебно-медицинская экспертиза симуляции, самоповреждений и искусственных болезней. Много внимания уделял этому направлению профессор Валерий Алексеевич Надеждин в период его руководства кафедрой (1925-1940), посвятив этому вопросу специальную монографию "Искусственные и притворные болезни", 1924 г. и
1927 г.
В последующем этой проблемой занимались профессор М.И.
Райский, профессор И.Ф.Огарков, профессор В.И.Молчанов, А.Ф.Тайков (1954). Профессором И.Ф.Огарковым было по этой теме написано
учебное пособие (1956);
3. Судебно-медицинская серология и экспертиза вещественных
доказательств (кандидатская диссертация В.И.Чарного "О сохраняемости агглютининов ыa и b в пятнах крови", 1953, научный руководитель профессор И.Ф.Огарков и его же докторская диссертация
"Некоторые вопросы судебно-медицинского исследования вещественных доказательств в практике военной судебно-медицинской экспертизы", 1968, научный консультант член-корреспондент АМН СССР
профессор М.И.Авдеев, и монография "Установление видовой специфичности белков", изд. Медицина, 1976.
4. Врачебные правонарушения и уголовная ответственность за
них (Огарков И.Ф., 1966; Попов В.Л., 1986).
5. Роль, права, обязанности и тактика судебного медика при
заготовке посмертных тканей и органов для целей трансплантации
(проф.Деньковский А.Р., проф.Молчанов В.И.). В 1970 г. А.А.Абаевым была выполнена кандидатская диссертация "Судебно-медицинская
экспертиза трупов после изъятия фибринолизной крови, органов и
тканей" (научный руководитель профессор А.Р.Деньковский).
6. Важное место в научной деятельности кафедры занимало
создание учебников, руководств, учебно-методических пособий соответствующих общему уровню развития науки, научному уровню судебной медицины и профилю подготавливаемых специалистов (см.
приложение).
Все рассмотренные научные направления и сегодня сохраняют
свою актуальность и кафедра обладает достаточным научным и профессиональным потенциалом, чтобы в соответствии с возникающими
конкретными приоритетами успешно решать судебно-медицинские задачи в интересах Российской военной медицины.
33
Лекция 2.
ИСТОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ И ОПЫТ РАБОТЫ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ
ЭКСПЕРТНОЙ СЛУЖБЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА
"Гордиться славою своих предков
не только можно, но и должно;не
уважение оной - есть постыдное
равнодушие... Уважение к минувшему - вот черта, отличающая
образованность от дикости"
А.С. Пушкин
История судебно-медицинской службы не нашла пока полного
отражения в историко-медицинской литературе, хотя изучение истории привлечения и участия врачей в правовой практике, истории
развития судебно-медицинской службы открывают много ярких и интересных страниц, показывают пути становления и формирования судебно-медицинской экспертизы, как важного самостоятельного раздела практической медицины.
Отечественная судебно-медицинская служба развивалась самобытно. Она ведет свое начало от периода Киевского государства и
связана с первыми русскими законодательными актами.
Первые данные о применении судебно-медицинской экспертизы
имеются в древнем русском праве, где давалась оценка телесных
повреждений и некоторых других видов насилия над личностью. Это
отражено в договоре русских с греками при князе Олеге (911 г), в
Уставе Владимира (Х-ХI в.в.). В этих документах предусматривается наказание за причинение побоев и ран. Более подробная оценка
телесных повреждений дана в правовых сборниках "Русская правда"
и "Двинская уставная грамота" - ХI-ХVI в.в. В этих и более поздних документах уже регламентируются осмотры трупов в случаях насильственной смерти, устанавливаются сроки осмотра трупов специальными лицами. Срок - неделя, установлен Грамотой Великого князя Василия Ивановича - 1518 г. Грамотой Ивана Грозного (1554 г)
предусмотрен осмотр трупов, обнаруженных на пожарищах. Осмотр
должны были производить медики с составлением соответствующего
документа.
В допетровской Руси не было законодательной судебно-медицинской экспертизы, но суды уже привлекали врачей разных специальностей в качестве экспертов по уголовным делам для освидетельствования при механической травме,
отравлениях, пригодности
34
к военной службе. Заключение врача было одним из доказательств и
принималось судом безапелляционно.
В истории России основную роль в укреплении русского национального государства сыграли реформы Петра I. Становление и укрепление государства происходило в упорной борьбе с внешним и
внутренним врагом. Поэтому государственные интересы сводились к
обеспечению военных нужд. Задачи медико-санитарной деятельности
также были подчинены военным интересам государства. Поэтому все
правовые положения, касающиеся организации медицинского дела,
отражены в военных уставах Петра I:
Воинский устав - 1716 г и
Морской устав 1721 г, в которых регламентировано широкое использование медицинской службы при административном и судебном расследованиях проступков и преступлений. В этих законодательных
актах введена обязательная регламентация исследований трупов,
освидетельствований живых лиц при криминальных ситуациях. Дана
медико-юридическая оценка телесных повреждений. Даны толкования,
какие повреждения надлежит считать смертельными. Установлены наказания врачей за профессиональные преступления. Все это введено
в России намного раньше, чем в других развитых странах мира.
Имеется много свидетельств тому, что Петр I сам придавал большое
значение различным видам медико-криминалистических экспертиз.
В XVIII веке медико-административные учреждения на местах
назывались физикатами. Ими руководил высший медицинский административный орган - Медицинская канцелярия, издававшая все регламентирующие документы по организации и деятельности медицинской службы, в т.ч. и физикатов. В 1733 г учреждаются должности
штадт-физиков, для производства судебно-медицинских освидетельствований живых лиц и вскрытий трупов. Вначале они были только в
Санкт-Петербурге и в Москве, а в 1737 г учреждаются в 56 "знатных" городах России. Штадт-физикам предписывалось производить в
моргах госпиталей
исследования трупов лиц, погибших насильственной смертью. Трупы доставленные до полудня подлежали вскрытию
в тот же день, а акты исследований трупов доставлялись в полицию
на следующий день. Большое значение придавалось опознанию трупов
неизвестных лиц. Погребение разрешалось только после опознания
35
трупа - "каков он был". Судебно-медицинские виды работ производились не только штадт-физиками, но и штатными врачами полиции,
а также других административно-судебных органов. В Санкт-Петербурге при полиции в каждой части города содержался "особливый
лекарь", т.е. единой судебно-медицинской службы не было. Вскрытия производили и госпитальные врачи, но они не имели права выдавать заключения. Они передавали протоколы вскрытий в физикат,
штадт-физик на основании протокола давал заключение и суд или
полиция имели только с ним отношения. Со второй половины XVIII
века вызов врачей на место обнаружения трупа, с признаками насильственной смерти, стал обязательным.
В начале XIX века в России изменяется система административного управления государством, учреждаются министерства. Медицинская коллегия упразднена, управление медициной передано Департаменту внутренних дел, при котором учреждена "Медицинская
управа". В её составе был образован Медицинский Совет, в который
входила судебно-медицинская служба. Её обязанностью было давать
"суждения в следственных, уголовных и гражданских делах, требующих знаний медицинской науки". Позже Департамент преобразован в
Министерство внутренних дел, Медицинский Совет, который и руководил судебно-медицинской службой. Это положение существовало до
1917 г.
Значительную роль в развитии судебно-медицинской экспертизы
XIX века сыграли специальные пособия, изданные И.В.Буяльским и
А.П.Нелюбиным в 1824 г.: "Руководство по осмотру и вскрытию
мертвых тел" и "Правила для руководства судебного врача при исследовании отравлений". В 1842 г. издан "Устав судебной медицины", который действовал, с небольшими изменениями, до 1917 г.
Уделялось внимание и лабораторным исследованиям. Так в 1865 г
введены должности судебного химика и эксперта по микроскопическим исследованиям, который занимался и исследованиями кровяных
пятен для определения видовой принадлежности.
В 60-70 годы XIX века в России произведена судебная реформа, учреждены прокуратура, адвокатура, институт судебных следователей. Эти обстоятельства изменили роль судебно-медицинской
экспертизы в уголовном процессе. Судебные врачи получили право
публично выступать на судебных процессах. Заключения экспертов
36
подвергались серьезной проверке и поэтому должны были подтверждаться точными научными данными, что потребовало развития отечественной судебной медицины, широкого изучения научных достижений в других странах мира, солидной подготовки судебных врачей, серьезного внимания финансированию, производственной базе,
оборудованию и организационным вопросам службы. Однако, все необходимые вопросы не были решены к 1917 г.
В период Октябрьской революции и первые годы гражданской
войны судебно-медицинская служба в Санкт-Петербурге не функционировала, хотя отдельные специалисты привлекались к выполнению
экспертных заданий. И только в первой половине 1919 г. производится восстановление судебно-медицинской экспертной службы в
Петрограде. Приказом N 68/3356 Комиссариата здравоохранения Союза Коммун Северной области от 15 мая 1919 г образован отдел медицинской экспертизы. В июне Комиссариат реорганизован в Петроградский горздравотдел, приказом которого N 77 от 12.07.1919 г.
утверждено штатное расписание отдела судебно-медицинской экспертизы города. Последняя быстро вошла в режим работы в связи с
тем, что на работу пришли старые опытные кадры, это доктора:
Прейн, Ижевский, Грегори, Цитович, Рыбальченко, Шириян, Огиевич,
Квашенкин, Макаров, Маскин. Руководителем отдела был назначен
Николай Иванович Ижевский, который возглавлял экспертизу с 1919
по 1936 гг.
В 1919-1921 гг разрабатываются основные направления деятельности учреждения, создается организационно-штатная структура. В то время экспертиза трупов производилась в прозекторских
крупных больниц (две трети путём наружного осмотра), экспертиза
живых лиц в отделениях милиции, амбулаториях и даже на квартирах экспертов. Проводились выезды на места происшествий, экспертизы в судах, комиссионные экспертизы, освидетельствования душевнобольных. Была организована судебно-медицинская лаборатория.
Судебно-химические исследования производились на кафедре химии
Военно-медицинской академии профессором Л.Ф.Ильиным, исследования вещественных доказательств выполнял прозектор кафедры патологической анатомии А.П.Петров.
С 1923 по 1932 гг. проводятся различные реорганизационные
изменения. Н.И.Ижевский добивается помещений для размещения еди-
37
ной амбулатории и лаборатории. Служба административно выделена в
самостоятельный отдел эдравоохранения со своим штатом, бюджетом,
бухгалтерией, канцелярией. Перед властями города он ставит вопросы о строительстве собственной базы службы. К 1934 году судебно-медицинская экспертиза города становится достаточно крупным
(по тому времени) экспертным учреждением. Здесь работало 37 экспертов, в т.ч. 6 специалистов в лаборатории. Однако их явно мало, эксперты испытывают значительные перегрузки: было вскрыто
5882 трупа, произведено 16800 освидетельствований живых лиц,
эксперты были не в состоянии обеспечить необходимое количество
выездов на места происшествия. Н.И.Ижевский добивается направления на работу группы молодых специалистов, уделяет большое внимание обучению и повышению квалификации экспертов, активно работает Ленинградское научное общество судебных медиков, образованное в 1925 г по его инициативе, создается библиотека по судебной
медицине и пограничным областям.
В 1938-1940 годах учреждение наращивало свой
потенциал. Штатное расписание увеличилось до 98 шт.ед., в т.ч. 39 экспертных. В 1938 г введены обязательные круглосуточные дежурства
в уголовном розыске. Экспертиза, без своей базы, размещалась в 8
прозекторских, 3 амбулаторных и 1 лабораторном пунктах. Имела
несколько комнат для административного центра.
Великая Отечественная война вызвала перевод экспертизы на
военный режим. Были отменены отпуска, увеличен рабочий день.
Большая часть сотрудников была призвана в армию или эвакуирована. В период Блокады изменен порядок исследования трупов. Свидетельства о смерти выдавались по наружному осмотру или по протоколам осмотра сотрудником милиции. Несмотря на тяжелейшие условия работы (отсутствовало тепло, вода, освещение, транспорт) и
жизни (голод) экспертиза ни на один день не прерывала работу.
Работало всего от 30 до 33 человек, в т.ч. 10-12 врачей. Поражают спокойным тоном приказы, по учреждению, того времени. Читая
их создается впечатление мирного времени (только в каждом 3-4
приказе имеется параграф об исключении из списков личного состава сотрудника в связи со смертью). Мало того, умудрялись заниматься повышением квалификации в институте усовершенствования
врачей и проводить заседания научного общества. Стойкость и вы-
38
сокие человеческие качества сотрудников экспертизы блокадного
Ленинграда вызывают искреннее уважение. С 1937 по 1949 гг., в
т.ч. военный период, экспертизой руководила Е.Т.Бокова.
Послевоенные годы были насыщены значительными трудностями в
деятельности экспертизы - по прежнему отсутствовала собственная
производственная база, явно мало специалистов, не обеспеченность
минимальным количеством инструментария и оборудования, транспортом, финансированием и т.д. Эксперты испытывали большие физические и моральные перегрузки. Очень часто менялись руководители,
не выдерживая более 1-1,5 лет работы.
Положение значительно выправилось с назначением в 1952 г.
начальником Бюро судебно-медицинской экспертизы (это наименование введено с 1951 г.) Марии Антоновны Даль, прослужившей на
этой должности около 23 лет. В эти годы экспертиза развивалась
по многим направлениям. Значительно увеличилось штатное расписание, принимались на работу специалисты как опытные, так и молодые. Значительное внимание уделялось обучению кадров. Централизованы морги, образованы 2 городских морга, что существенно
улучшило работу, ликвидирована смешанная работа экспертов. Централизована амбулатория. Удалось добиться: дополнительных площадей для амбулатории, лабораторий; автомобильного транспорта; материально-технического снабжения, финансирования; организации
физико-технического отделения. М.А.Даль неоднократно ставила перед руководством вопрос о строительстве здания судебно-медицинской экспертизы.
С 1978 по 1991 гг. судебно-медицинская экспертиза города
интенсивно развивалась и реорганизовывалась. С 1992 года это качественно и количественно другое учреждение. В 1988-89 гг. экспертиза приобрела уникальный комплекс зданий, площадью более 18
тысяч кв2. То есть, впервые за 255 лет она смогла функционировать на собственных производственных площадях. В этот период
экспертиза приобрела необыкновенно большое количество оборудования, приборов, необходимого имущества. Для сотрудников были созданы оптимальные условия труда и быта на производстве. Самое
главное, в значительной степени изменился коллектив сотрудников.
В настоящее время (1996 г.), служба имеет высоко квалифицированные кадры и не испытывает недостатка специалистов по всем нап-
39
равлениям деятельности.
На 1996 г. штатное расписание
шт.ед.,
в т.ч.
службы
составляет
-
1238
409-врачебного и 501- среднего медперсонала.
В
службе 29 штатных подразделений - административно-управленческий
отдел с подразделениями - сложных экспертиз,
организационно-ме-
тодическим, новых технологий, генной дактилоскопии, кадров, бухгалтерии,
хозяйственным,
дежурным отделением;
отделения;
инженерно-техническим,
2 отдела экспертиз трупов
хозрасчетным;
и 4 межрайонных
отдел экспертизы живых лиц; 2 стационарных и 1 амбу-
латорное судебно-психиатрические отделения (стражное
охраняет
2 взвода внутренних войск,
экспертных наркологических отделения
отделение
которые содержит СМЭС);
с
круглосуточной
2
экипаж-
но-автомобильной группой); отделения лаборатории:медико-криминалистическое,
гистологическое, биологическое, физико-химическое,
лучевой диагностики с различными функциональными группами - биохимической,
цитологической,
электрофоретической, газово-хрома-
тографической, телевизионной, компьютерной и т.д. (табл. 2.1).
Служба представляет
амбулатории,
бые
собой
крупный комплекс из стационара,
лаборатории, морга и т.д. и способна выполнять лю-
медико-криминалистические
науки и практики,
экспертизы на современном уровне
для обеспечения потребностей правоохранитель-
ных и правоприменительных органов.
Судебно-медицинская экспертная
1995 г.
служба
Санкт-Петербурга
выполнила очень большой объем работы,
в
выполнено: 12921
экспертизу потерпевших, 25192 наркологических экспертизы и освидетельствования, 14752 исследования и экспертиз трупов, 5221 судебно-психиатрическую
шествий,
экспертизу,
5170 полных химических
экспертизы,
1766 выездов на места происанализов,
2732
биологических
2274 исследования методами лучевой диагностики, 269
медико-криминалистических экспертиз,
456 особо сложных
тиз, 38 экспертиз методом геномной дактилоскопии -
экспер-
и это только
по основным показателям. Сотнями исчисляются и другие экспертные
задания.
Одним из главных вопросов в
повседневной
и
перспективной
работе СМЭС является организационно-методическая деятельность по
всем направлениям. В общих чертах она направлена на разработку и
40
Таблица 2.1
Структура судебно-медицинской экспертной службы
Санкт-Петербурга
Начальник СМЭС
Экспертно-контрольная комиссия
Зам.
по
технике
Главн.
медиц.
сестра
Зам.по
экспертной работе
Методический совет
(коллегия)
Зам. по
экспертнонаркологич
службе
Адм.-управленческий
отдел с отделениями:
Экспертные отде
лы и отделения:
Отделения
психиатрии:
Подраз
деления:
-Сложных
(комисс.)
экспер-з;
-Орг.метод;
-Хозрасчёт;
-Новых технологий;
-Геномной
дактилоск;
-Междунар.
связей;
-Обучения и
повышения
квалифик.;
-Цикл суд.
медицины и
психиатрии
для МВД РФ
-Дежурнное отд;
-Два отдела СМЭ
трупов с
разл.отделен. и
самост.
участк.;
-Отдел
СМЭ живых лиц;
-Отдел
физ.-тех
исслед.;
-Отдел
лучевой
диагностики;
-Медикокримин.
отделен;
-Судебнобиолог.
отделен;
-Гистол.
отделен;
Амбулатория с
психол.
экспертизой;
Амбул.
отделение;
Стационарное
отделен
не
стражн;
Зам.по
кадрам
Зам.по
экономике
Отдел
кадров
Хоз.
часть
Глав
бухг
Бухгалтерия
Отдел
снабжения
Передвижные
наркол
пункты
Стационарное
отделен
стражн.
41
реализацию:
1. Мероприятий, направленных на оптимальную организацию
технологического процесса производства в целом и в структурных
подразделениях.
2. Мероприятий, направленных на повышение качества и соблюдение сроков выполнения экспертных заданий.
3. Мероприятий, направленных на повышение квалификации и
закрепление кадров.
Вся организационно-методическая работа проводится исходя из
статуса, особенностей и специфики деятельности СМЭС в условиях
столь крупного города, как Санкт-Петербург.
Основными особенностями являются:
- муниципальный статус службы;
- очень высокие объемные показатели работы,
возрастающие по годам;
- сосредоточение большого количества подразделений в едином
центре и наличие подразделений, рассредоточенных в городских и
пригородных районах;
- концентрация большого количества экспертных заданий в
подразделениях;
- наличие большого количества персонала, большая часть которого сосредоточена в едином комплексе зданий;
- управление большим коллективом в условиях его концентрации и рассредоточения;
- управленческое, организационное и материально-техническое
обеспечение подразделений при малом штате и числе физических лиц
руководящего и хозяйственного персонала;
- сложная, напряженная и физически тяжелая работа персонала, 3/4 из которого - женщины;
- производственные взаимоотношения с большим количеством
правоприменительных органов, в т.ч. иногородних и других учреждений;
- функционирование на базе СМЭС большого количества кафедр
и курсов судебной медицины медицинских, юридических и других
ВУЗов города;
- экономико-географические особенности города;
- наличие "краевой" патологии - например, утоплений в воде
42
одна из самых больших акваторий, по сравнению с другими крупными городами мира);
- необходимость систематического проведения научно-исследовательских работ в практическом учреждении.
В связи со спецификой работы в "службе" уделяется значительное внимание технологии производства. Разработаны схемы технологического процесса исследования поступающего материала от
регистрации до выдачи заключений. Определены порядок движения
материала, его исследования, набор минимума необходимых методов
и технических приемов исследований (в каждом подразделении имеется "инвентаризация" методов) и затраты времени на каждый вид
экспертного исследования.
Таким образом, организован своеобразный конвейер. Например,
труп на месте происшествия осматривается не только с составлением процессуальных документов, но и с оформлением дополнительной
экспертной записки, в которую вносятся сведения, не входящие в
протокол, а имеющие значение для вскрывающего эксперта. В морге
труп принимается с участием дежурного эксперта морга, который
собирает все дополнительные сведения, предварительно определяет
род и вид смерти, а также определяет очередность исследований на
следующий день, ибо убийства исследуются в первую очередь. Он
также определяет, какие трупы вскрываются по укороченной схеме,
патологоанатомом или свидетельства о смерти можно выдать без
вскрытия. Вскрытия распределяются заведующим с предварительным
инструктажем. Исследования производятся по соответствующим инструкциям с забором материала для лаборатории по конкретному виду
и роду смерти. В лаборатории, после регистрации, материал исследуется с применением установленного минимума методов в сроки не более 3 недель. При необходимости более длительных сроков,
срочно ставится в известность лицо, назначившее исследование
(экспертизу). Вскрывающий эксперт, после получения результатов
лабораторных исследований, в срок 2-3 дня оформляет заключение и
передает его в канцелярию для следователей.
Аналогичная организация технологии практикуется во всех
подразделениях с поправками на их специфику. Так, в отделе экспертизы живых лиц дежурный эксперт принимает материалы для экспертизы, одновременно консультирует следователей по всем вопро-
43
сам, определяет день и час проведения экспертизы и сроки получения заключения. Это позволило снять многие проблемы, ликвидировать очереди потерпевших.
Выполнена очень большая работа по совершенствованию судебно-медицинской документации. Упразднено излишнее бумаготворчество, десятилетиями существовавшее в судебно-медицинских учреждениях: исключены излишние отчетные формы; исследования не криминального характера фиксируются на формализованных бланках; 50-80
свидетельств о смерти в неделю выдается без вскрытий трупов; при
исследованиях не криминального характера значительно сокращён
объём исследований и т.д.
С целью обеспечения качества и сроков выполнения экспертных
заданий разработаны критерии качества, формы и методы контроля.
К критериям качества отнесены: проведение всей совокупности
исследований строго в рамках компетенции эксперта; достаточная
полнота и тщательность; достаточный подбор методов и технических
приёмов; чёткое, без лишних фраз описание с выделением основных
признаков, характерных для конкретной травмы или заболевания;
логическая последовательность исследований с достаточным объёмом
и целенаправленностью лабораторных исследований; целенаправленный сбор следственных данных; экспертная оценка всей совокупности информации; логическая последовательность, полнота и научная
обоснованность
выводов; наглядность и технически грамотное
оформление документации.
Для контроля за качеством и сроками исполнения экспертных
заданий во всех подразделениях введены должности экспертов-инспекторов. Введена система научно обоснованного контроля, включающая: предварительный, предупредительный, текущий и последующий
виды контроля. На предварительном и текущем этапе работают заведующие подразделениями и старшие эксперты; на предупредительном
и последующем - инспекторы и руководители подразделений. С заключениями рассылается формализованный бланк - отзыв с вопросами
о качестве и сроках лицу, назначившему экспертизу. По всем замечаниям руководство службы принимает адекватные меры. Кроме того, в службе регулярно работает экспертно-контрольная комиссия, рассматривающая грубые ошибки по качеству и срокам выполнения экспертиз. Таким образом, действующая система контроля поз-
44
воляет выявлять недостатки экспертиз (по качеству и срокам), в
основном, внутри службы.
К мероприятиям по повышению качества и сокращению сроков
выполнения экспертиз относятся: широкое внедрение новых методов
исследований и приемов работы, повышение квалификации, научно-исследовательские работы и меры морального и материального
стимулирования. Большое внимание уделяется заботе о коллективе, условиям труда. С целью заботы о здоровье сотрудников введена должность эпидемиолога. Все сотрудники регулярно проходят периодические медицинские осмотры (оплачивает служба), прием на
работу производится только после широкого медицинского обследования лиц, желающих работать в службе.
В СМЭС разработан комплекс мероприятий, направленных на
подготовку, повышение квалификации и закрепление кадров:
- все молодые специалисты проходят первичную специализацию
по профилям работы по разработанным программам для каждой специальности. Эксперты специализируются по 6 месячной программе на
рабочем месте с привлечением штатных преподавателей кафедры судебной медицины академии постдипломного образования. После сдачи
экзамена допускаются к самостоятельной работе, но в течении 2-3
лет курируются наставником, который обучал эксперта в период
специализации;
- службой, совместно с кафедрой академии, организован центр
по подготовке и переподготовке специалистов, где обучаются как
специалисты СМЭС, так и иногородние;
- каждые 5 лет эксперты обучаются на циклах повышения квалификации либо на кафедре, либо в центре;
- обучение специалистов со средним образованием налогичное;
- ежемесячно проводятся научно практические конференции по
актуальным вопросам судебно-медицинской экспертизы по разработанным многолетним программам;
- ежемесячно проводятся экспертно-контрольные комиссии, что
также является хорошей формой повышения квалификации;
- по всем видам экспертной деятельности эксперты направляются на семинары по новым методам исследований, которые организуются Главной экспертизой МЗ РФ или кафедрами судебной медицины
ВУЗов России, с последующи обучением всех специалистов соответс-
45
твующего подразделения новым методам;
- во всех подразделениях изучаются, апробируются и внедряются новые методы исследований;
- в подразделениях проводятся реферативные обзоры судебно-медицинской литературы и литературы по пограничным специальностям;
- хорошим методом повышения квалификации является преподавательская работа на кафедрах судебной медицины ВУЗов города;
- ежегодно в СМЭС проводится аттестация экспертов и среднего медперсонала. Все специалисты проходят аттестацию через 5
лет. Это обстоятельство заставляет их изучать новую литературу, выполнять научно-практическую работу и готовить публикации
по актуальным вопросам судебно-медицинской практики, так как
первая или высшая квалификационные категории в службе не присваиваются при отсутствии научно - практических работ. Не аттестованных специалистов старшего и среднего персонала в службе нет.
Аттестованы все, заслуживающие соответствующей категории специалисты. Уже давно отсутствует лимит на квалификационные категории, т.к. автор этой лекции считает подобную практику унизительной для медицинского работника. Аттестование проходит не формально. Аттестационные дела "сквозные", т.е. однажды составленное дело проходит через все годы и пополняется только новыми,
необходимыми материалами;
- постоянная работа по: повышению заработной платы,оптимальным условиям труда, положительному психологическому "микроклимату" в подразделениях. Этике служебных взаимоотношений уделяется повышенное внимание.
Руководящая работа как учреждением, так и подразделением
является специальностью и требует профессиональных подходов по
всем направлениям деятельности: управление производством и кадрами; экономика и финансы; психолого-педагогический аспект; информационная культура; производственные и хозяйственные связи;юридические аспекты; организационная культура; культура выработки и принятия решений; формы, стиль и методы руководства как
в оперативных, так и в текущих (повседневных) условиях; охрана
труда и техника безопасности; планирование и прогнозирование;
учет и отчетность и т.д. Поэтому в СМЭС отрабатываются и внедря-
46
ются профессиональные подходы и системы по всем направлениям руководящей деятельности, с обязательным учетом специфики службы и
функционирования её в той или иной ситуации и во времени.
Очень не много элементов управленческой деятельности, однажды отлаженные, могут нормально и ритмично "работать" десятилетиями. Большинство - требует постоянной корректировки, уточнения, иногда реорганизации или упразднения и создания новых форм,
в т.ч. новых организационных структур. Бывает целесообразно вернуться к каким-то старым формам, ранее ликвидированным. Во всех
случаях искусством руководства является создание форм управления, работающих как можно дольше; при реорганизациях ни в какой
степени не ухудшать ритм производства; при заменах одних форм
руководства другими, не допускать остановки производства и социальной напряженности в коллективах, тем более конфликтов. Ибо
разной степени конфликтные ситуации, при заменах одних форм или
структур другими, неизбежны даже при отсутствии ухудшения производственной ситуации. В этой связи весьма важны тщательные отработки идей, планирование, большая подготовительная работа различного рода изменений. Судебно-медицинское учреждение, в плане
управления, очень динамично и требует систематической большой
работы. Все выше отмеченное присуще СМЭС.
В службе смешанный стиль управления, но преимущество отдается директивно - демократическому. Несколько лет назад внедренные методы и рычаги управления оказались достаточно эффективными
и в последующие годы претерпели не значительные изменения. Ежедневно начальнику службы оперативные подразделения докладывают о
поступивших экспертных заданиях за день и всю необходимую служебную информацию. Еженедельно проводятся совещания в административном отделе и заведующих структурными подразделениями. Один
раз в месяц совещание заведующих проводится с участием резерва
кадров и старших медсестер. Всегда совещания руководителей проводятся с участием руководителей всех функциональных подразделений - экономических, кадровых, снабжения и т.д. На этих мероприятиях обсуждаются, а нередко и решаются, оперативные или стратегические вопросы. Совещания эффективны, если они соответствуют
требованиям науки управления, где идет поток информации, эмоций,
вырабатываются стиль и методы управления. Разумеется, что в
47
службе регулярно составляются текущие и перспективные планы как
по видам деятельности, так и по текущим мероприятиям. В службе
до 14 часов запрещены различные собрания и совещания - выполняется только текущая производственная работа.
Проводится большая неформальная работа с резервом кадров.
Это в значительной степени положительно влияет на ритм работы
как в подразделениях, так и в службе в целом.
В службе ежемесячно проводятся заседания Методического Совета, который имеет и функции коллегии. На заседаниях обсуждаются и разрешаются к внедрению: различные методики, инструкции по
приемам работы, в т.ч. по забору материала на лабораторные исследования; регламентирующие документы внутреннего использования;
планы проведения занятий по специализации; планы и проводимые
научно-исследовательские работы.
Как отмечалось выше, государственные судебно-медицинские
учреждения в России существуют более двух с половиной веков, находясь в структурах различных ведомств, преимущественно медицинских. Потребности правовой практики, в решении специальных
медицинских вопросов, требовали проведения, увеличения объёмов и
видов судебно-медицинских исследований, что вызывало необходимость развивать и периодически изменять статус и организацию судебно-медицинских учреждений.
Как показывает исторический опыт, перемещения судебно-медицинских учреждений из одной ведомственной структуры в другую не
повышал их статуса. Это обстоятельство всегда вызывало торможение развития даже при благоприятных экономических и политических
ситуациях в стране. При неблагоприятных же ситуациях, они влачили жалкое существование, находясь на грани развала. Очевидно,
что по причинам структурности - во многих странах мира отсутствуют самостоятельные судебно-медицинские учреждения, а их работу выполняют сотрудники кафедр медицинских ВУЗов.
Нет никаких сомнений в том, что нахождение судебно-медицинских экспертных учреждений в структуре здравоохранения, никогда не позволит достичь им высокого уровня развития. Это связано с тем, что: антикриминальная деятельность никогда не будет
входить в круг задач по оказанию медицинской помощи населению;
медицинская помощь очень дорогостоящая и требует значительных
48
денежных затрат, поэтому, естественно, что прежде всего и в основном объёме финансируются приоритетные
направления в рамках
основных задач здравоохранения. Вместе с тем, медицинская криминалистика не вписывается в систему страховой медицины.
Наиболее рациональным решением вопроса является введение
судебно-медицинских учреждений в структуру исполнительной власти, которая не может не заниматься совершенствованием правовой
практики и, в связи с этим, развитием судебно-медицинской экспертизы. Нахождение в исполнительной власти существенно меняет
статус этих учреждений. Значительно повышается степень их независимости - ликвидируется любая ведомственная зависимость, что
на несколько порядков повышает авторитет службы; финансирование
экспертного учреждения исполнительной властью -- прямое и зависит не от финансирования ведомства, а от финансового состояния
административной территории. В целом, отнесение судебно-медицинского экспертного учреждения к исполнительной власти, существенно увеличивает его возможности, а это приводит к повышению
доказательственной ценности и научной обоснованности выполнения
экспертных заданий.
Все отмеченные аргументы побудили в 1990-1991 годах выполнить комплекс мероприятий по выведению Бюро судебно-медицинской
экспертизы Санкт-Петербурга из системы здравоохранения. В то же
время, возникла идея присоединить к БСМЭ судебно-экспертные психиатрические и наркологические подразделения, т.е. создать судебно-медицинскую экспертную службу, способную выполнять все виды профильных экспертиз.
С целью осуществления принятого решения был составлен план
действий, включающий:
- предварительный этап (сбор информации - широкие консультации со специалистами, сотрудниками органов власти и правоприменительных органов; изучение профессиональной литературы по организации, статусу экспертных учреждений и подразделений в стране и за рубежем; рациональной последовательности действий; определение круга учреждений и должностных лиц, способствующих решению вопроса и имеющих полномочия принимать решения; возражения
по целесообразности реализации данной проблемы; возможные противодействия и способы их блокирования; возможные компромиссные
49
варианты решения);
- этап реализации (взаимодействия с учреждениями и должностными лицами по согласованиям решаемого вопроса, отработка
деловых бумаг и формулировок аргументов);
- этап решения (контакты с должностными лицами, имеющими
полномочия по принятию решения);
- этап реализации решения (схема выхода из здравоохранения;
подбор необходимых документов; варианты реорганизации учреждения
для работы в новых условиях без нарушения ритма и технологии
производства; отработка вопросов социальной психологии крупного
коллектива в условиях его численного увеличения,профессиональных
и иных изменений).
Безусловно, этот план в процессе его реализации многократно
корректировался.
На предварительном этапе, очень важным моментом был не
только сбор полноценной информации, но и подготовка "общественного мнения". Это подготовка позитивного мнения должностных лиц,
специалистов, населения. Материалы широко публиковались в печатных, аудио- и электронных средствах массовой информации. На весь
этап затрачено около двух месяцев.
Второй этап начался с обращения в городской Совет народных
депутатов. Постоянная комиссия по работе с правоохранительными
органами, рассмотрев вопрос, согласилась с необходимостью введения экспертного учреждения в структуру исполнительной власти и
поручила согласовать его со всеми заинтересованными сторонами.
Сделаны письменные запросы: в Исполком Ленсовета, прокуратуру,
суд, милицию, депутатскую комиссию, в комитет по здравоохранению
города, в Верховный Совет РСФСР. Так же сделаны устные обращения
к Министру и Главному судебно-медицинскому эксперту МЗ России.
На все запросы были даны согласования. На это затрачено 7 мес.
Этап решения, несмотря на осложнения политической ситуации
в стране и в городе (август 1991 г), а также из-за реорганизации
органов власти, выполнен был быстро, в связи с тем, что руководителю города были представлены одновременно все необходимые, в
т.ч. юридически отработанные, документы. Мэром города было подписано принципиальное распоряжение: "Об образовании судебно-медицинской экспертной службы при мэрии Санкт-Петербурга".
50
Реализация решения началась буквально на следующий день
после подписания распоряжения. Этот этап состоял из двух составляющих: 1) издание исполнительного распоряжения, утверждающего
положение о "службе", структуре, должностных лицах, порядке финансирования и выхода из здравоохранения; 2) процедура выхода из
здравоохранения. На подготовку и подписание исполнительного распоряжения Мэра, совместного приказа комитета по здравоохранению
и СМЭС, на реализацию процедуры выхода "службы" из здравоохранения затрачено два месяца. Всего на решение вопроса по выходу из
здравоохранения потребовалось около 11 месяцев.
Основным документом деятельности СМЭС являлось "Временное
положение о судебно-медицинской экспертной службе при Мэрии
Санкт-Петербурга". В 1995 г утвержден постоянный регламентирующий документ по деятельности СМЭС: "Устав Государственного учреждения судебно-медицинской экспертной службы Санкт-Петербурга", Распоряжение Мэра N 1079-р от 05.10.95 г. Как видно из наименования, статус СМЭС повышен, т.е. службе приданы функции
структурного учреждения города, а не подразделения Мэрии. "Устав" зарегистрирован в Регистрационной Палате - "Свидетельство о
государственной регистрации" N 20396 от 16.11.95 г. Согласно устава, СМЭС имеет очень широкие полномочия: Начальник службы назначается только Мэром; служба обладает обособленным имуществом и
имеет самостоятельный баланс, счета в банке для расчетов в рублях и иностранной валюте; входить в состав любых объединений с
участием отечественных и иностранных партнеров; самостоятельно
производить любые реорганизации и создавать новые структуры;
привлекать к работе любых необходимых специалистов; самостоятельно определять формы и размеры оплаты труда сотрудников всех
уровней; самостоятельно решать все вопросы подготовки, переподготовки и аттестации кадров. "Устав" предусматривает большое
число и других полномочий, в т.ч. и самое важное: Начальник
службы "представляет интересы службы без доверенности; издает
приказы и даёт указания по всем вопросам деятельности службы."
25 апреля 1994 г СМЭС прошла лицензирование, а 11 апреля
1995 г - аккредитацию в Лицензионной комиссии Субъекта Федерации. Эти мероприятия были проведены на уровне мировых стандартов. Лицензионное дело вызывало много споров в среде судебно-ме-
51
дицинской общественности страны. Нами были предложены конкретные
пути решения, которые, к сожалению, пришлось реализовывать самостоятельно. Правильность выбранного пути подтвердило постановление Правительства Российской Федерации - "Об утверждении Положения о лицензировании медицинской деятельности" N 350 от
25.03.96 г. Практика лицензирования СМЭС полностью соответствует
этому "Постановлению".
Служба зарегистрирована в Госкомстате, имеет регистрационный номер и все необходимые государственные коды.
Таким образом, четырехлетний опыт нашей работы в структуре
исполнительной власти, полностью подтвердил целесообразность решения вопроса таким образом. Опыт муниципального статуса судебно-медицинских учреждений в ряде стран мира, в целом, согласуется с нашим. Больше того, в последние годы экономическая ситуация
в регионе такова, что если бы мы находились в структуре здравоохранения города, то работоспособность учреждения, в настоящее
время, была бы проблематичной. То есть, финансирование бюджетных
структур города последние 3 года крайне недостаточное. Например,
комитет по здравоохранению имеет утвержденный бюджет в объеме
около 50% к расчетному, но и это не исполняется - ежемесячно комитет по здравоохранению финансируется на 40%. В такой ситуации
судебно-медицинская экспертиза, если бы находилась в здравоохранении, не финансировалась бы и на заработную плату. Нахождение
ее же в структуре власти позволяет получать финансирование в
объеме 100% к утвержденному бюджету. Тем не менее, выделяемого
финансирования не достаточно из за того, что утвержденный бюджет
составляет 62% к расчетному и практически, каждые 2 месяца увеличиваются цены (инфляция) на содержание службы и на расходные
материалы. Но, несмотря на постоянно изменяющиеся условия и возникающие трудности, судебно-медицинская службы города продолжает
устойчиво работать. Одной из основных предпосылок такого стабильного положения является активное проведение в службе всех,
вышеуказанных мероприятий.
52
Лекция 3.
ПОВРЕЖДЕНИЯ ТУПЫМИ ПРЕДМЕТАМИ
Повреждения тупыми предметами составляют самую обширную
группу повреждений: 45-80% всей смертельной травмы и 70-87% всей
несмертельной травмы. Этот факт закономерен, ибо существует множество разнообразных тупых предметов, которые могут служить для
нанесения повреждений. Многообразие тупых предметов, разнообразные условия их использования и различный характер вызываемых ими
повреждений создают значительные трудности при экспертизе.
В судебно-медицинской практике с повреждениями, нанесенными
тупыми предметами, приходится встречаться не только при экспертизе трупа, но и при освидетельствовании живых лиц.
Следы от воздействия травмирующего предмета, по которым
можно судить о характере орудия и механизме его действия, чаще
всего остаются на коже.
1. Основные понятия и классификация тупых предметов
К тупым предметам (в судебно-медицинском отношении) относят
такие предметы, которые способны причинять повреждения, действуя
только своей поверхностью.
Тупые предметы могут быть твердыми и мягкими. Прямое нарушение анатомической структуры тканей возможно только при воздействии твердыми предметами. Поэтому нами в дальнейшем будут
рассматриваться повреждения, причиняемые именно такими предметами. Под термином "тупой предмет" будут подразумеваться твердые
тупые предметы. В тех случаях, когда повреждение причиняется поверхностью какого-либо предмета, говорят о тупом воздействии.
В зависимости от целевого предназначения тупого предмета
различают:
а) орудия - предметы, изготовленные для использования в
трудовых процессах (молоток, скалка, обух топора, и т.п.);
б) оружие - предметы, предназначенные для нападения или защиты (кастет, дубинка...);
в) случайные предметы (камень, палка, ствол дерева и т.д.).
Тупую травму могут нанести также так называемые орудия ес-
53
тественной защиты и нападения - невооруженные руки, ноги, зубы
человека или животного. Повреждения тупыми предметами возникают
при действии движущихся частей транспорта, падении тела с высоты, в производственных условиях, при занятиях спортом.
Форма и размеры, масса, прочность и упругость, характер поверхности тупых предметов весьма разнообразны. Различны их кинетическая энергия в момент удара, место приложения силы и направление ее действия. Все это обуславливает большое морфологическое
разнообразие повреждений, причиняемых тупыми предметами. Свойства повреждений в определенной степени зависят от анатомо-физиологических свойств поражаемой части тела, наличия сопутствующей
патологии и повреждений, возраста пострадавшего, давности повреждения, характера заживления и др.
Особенности повреждений в месте приложения силы в основном
определяются свойствами поверхности тупого предмета. Основные
показатели, характеризующие травмирующую поверхность, это ее:
размер, форма_ и рельеф.
По размерам травмирующие поверхности различают: ограниченную и неограниченную (широкую). Эти понятия имеют относительный
характер т.к. одна и та же поверхность одного и того же предмета
в зависимости от размеров поверхности повреждаемой части тела в
одних случаях будет считаться "ограниченной", в других - "неограниченной" (широкой).
Если все размеры травмирующей поверхности тупого предмета
выходят за пределы площади соударения, то такая поверхность
рассматривается как "неограниченная". Например, при ударе по голове плоскостью широкой доски травмирующая поверхность будет
"неограниченной" по отношению к поверхности поврежденной области
головы. Если той же плоскостью той же доски будет нанесен удар
по спине, то травмирующая поверхность будет "ограниченной" по
отношению к площади спины. Таким образом, ограниченной должна
считаться такая поверхность, границы которой (все или некоторые
из них) не выходят за пределы поверхности поврежденной части тела (Попов В.Л., 1984).
Разделение травмирующих поверхностей на ограниченные и неограниченные имеет важное значение для объяснения причин, определяющих форму и размеры образующихся повреждений (табл. 3.1).
54
Таблица 3.1
Виды травмирующей поверхности тупых предметов
РАЗМЕР
О Г Р А Н И Ч Е Н Н А Я
Плоская
Угловатая
Треугольная
В виде
двухгранного угла
ребристая)
Квадратная
Кривая
Комбинированная
Сферическая
Сочетания:
Ф
Плоская и
кривая
Прямоугольная
Цилиндрическая
В виде
трехгранного угла
вершины)
Многоугольная
Другие виды углов
(вершины)
многогранников
Другие плоские формы
Гладкая
Р
Плоская и
угловатая
Овальная
Круглая
О
Другие
виды
краевых
поверхностей
М
Кривая и
угловатая
Негладкая
неровная, шероховатая
А
РЕЛЬЕФ
Н Е О Г Р А Н И Ч Е Н Н А Я
55
При ударах предметом с ограниченной поверхностью форма и
размеры повреждения определяются прежде всего размерами и формой
травмирующей поверхности.
При воздействии предметом с неограниченной поверхностью
форма и размеры повреждения в основном будут определяться свойствами поврежденной части тела и массой предмета.
Форма травмирующей поверхности может быть плоская (треугольная, квадратная, прямоугольная, овальная, круглая и др.),
угловатая, кривая и комбинированная.
Рельеф травмирующей поверхности и рёбер может быть ровным
(гладким) и неровным (негладким, шероховатым, с небольшими выступами и западениями).
Угловатые предметы имеют грани, ребра и вершины. Грань_ плоская поверхность, ограниченная со всех сторон ребрами. Ребро
- линия схождения двух граней. Вершина - область схождения трех
и более рёбер и граней.
По материалу все тупые предметы подразделяются на:
1) биологические (биологической природы):
а) части тела человека;
б) части тела животного;
2) небиологические:
а) металлические;
б) неметаллические:
- искусственные;
- естественные.
По физико-механическим свойствам у тупых предметов можно
выделить:
а) твердость;
б) прочность (хрупкость);
в) упругость (эластичность).
По энергетическим (динамическим) свойствам тупые предметы
классифицируют на предметы, обладающие:
а) слабой энергией;
б) средней энергией;
в) значительной энергией.
По массе (весу):
а) большой массы (тяжелые);
56
б) малой массы (легкие).
По обстоятельствам причинения повреждений различают:
а) производственный травматизм;
б) транспортный травматизм;
в) бытовой травматизм;
г) спортивный травматизм.
2. Механизмы
образования и судебно-медицинская характерис-
тика повреждений, причиненных тупыми предметами
Основными механизмами образования повреждений от действия
тупых предметов являются: удар, сдавление, растяжение и проч.
Удар - сложный кратковременный процесс взаимодействия тупого предмета с телом (или частью тела) человека, при котором тупой предмет оказывает импульсное, центростремительное, одностороннее действие на тело или часть тела человека. Ударное действие длится менее 0,1-0,01 сек.
Повреждения от удара могут возникать в результате:
а) движения ударяющего предмета;
б) движения тела человека (например, при падении);
в) одновременного движения предмета и тела (например, при
столкновении бегущего человека с движущейся автомашиной).
Эффективность удара зависит от его силы (энергии), времени
соударения, площади соударения, направления удара, а также от
прочности, пластичности , эластичности и жесткости соударяемых
предметов, от наличия или отсутствия защитных прокладок (одежда,
головной убор и др.). Для возникающих повреждений характерны односторонность и расположение в местах приложения силы.
При сильных ударах предметами с большой массой и широкой
ударяющей поверхностью возникает сотрясение тела, которое сопровождается образованием множественных кровоизлияний у мест фиксации внутренних органов (прикорневая зона легких, ворота почек и
селезенки, брыжейка тонкого кишечника, связочный аппарат печени
и т.д.), разрывов капсул и вещества внутренних органов.
Сдавление - это процесс взаимодействия тела или частей тела
человека с двумя, как правило, массивными твердыми тупыми пред-
57
метами, при котором оба предмета, действуя навстречу друг другу,
оказывают на тело или часть тела человека двустороннее центростремительное действие. Время сдавления исчисляется секундами, а в
ряде случаев - минутами. Из двух сдавливающих предметов один
всегда подвижен, другой - чаще всего неподвижен. Например, сдавление тела при переезде колесом автомобиля, при прижатии бортом
автомашины к стене или забору и т.д.
Возникающие при сдавлении повреждения располагаются на противоположных поверхностях тела и характеризуются множественными
переломами костей, размятием и размозжением внутренних органов и
тканей.
Растяжение - это также процесс взаимодействия тела или части тела человека с двумя твёрдыми предметами, при котором, действуя по расходящимся направлениям, они оказывают на тело человека или часть тела человека двустороннее центробежное действие.
Время растяжения - десятые доли секунды, реже - несколько секунд. Из двух предметов один всегда подвижен, другой - обычно
неподвижен. Неподвижный предмет фиксирует тело или часть тела
человека (например, корпус станка), а другой предмет оказывает
эксцентричное действие (вращающиеся части станка). Эксцентрическое действие может оказать и повреждающий кожу изнутри отломок
плоской или трубчатой кости. Механизм действия здесь - также
растяжение.
Трение - процесс взаимодействия повреждаемой поверхности
тела и повреждающей поверхности тупого твёрдого предмета, при
котором обе контактирующие поверхности смещаются в касательном
или тангенциальном направлении относительно друг друга. При этом
подвижными могут быть повреждаемая часть тела, повреждающий
предмет, либо и то, и другое.
Механизм образования
повреждения
определяет
его сущность. Типичными для ударного действия будут ушибленные раны,
вдавленные оскольчатые переломы, "признаки сотрясения тела"; для
сдавления - уплощение части тела с переломами костей, размятие
органов и тканей; для растяжения - рваные раны, отслойка кожи,
отрыв части тела, кровоизлияния; для трения - обширные осаднения
и раны. В то же время, некоторые виды повреждения могут быть
следствием нескольких механизмов. Так, кровоподтеки возникают от
58
удара и от сдавления; ссадины - и от удара и от трения; разрывы
внутренних органов - от удара, сдавления и растяжения.
От действия тупых предметов образуются все виды механических повреждений:
1. Преимущественно анатомические:
- ссадины;
- кровоподтеки и кровоизлияния;
- раны (ушибленные, рваные, рвано-ушибленные,
укушенные);
- растяжения;
- вывихи;
- переломы;
- разрывы внутренних органов;
- размятие (размозжение);
- отрывы;
- повреждения от "длительного позиционного сдавления".
2. Преимущественно функциональные:
- причинение боли;
- шок от удара в рефлексогенную область;
- сотрясение головного мозга и внутренних органов:
- нарушение функции дыхания;
- разные виды ком.
Наиболее информативны для реконструкции обстоятельств нанесения травмы: ссадины, кровоподтеки, раны и переломы. Морфологические особенности этих повреждений позволяют определить факт
причинения травмы, свойства травмирующего предмета и механизм
образования повреждений.
Ссадина.
Среди повреждений, которые часто являются объектом судебно-медицинского исследования, одно из первых мест принадлежит
ссадинам - повреждениям кожи (эпидермиса), не распространяющимся
глубже её сосочкового слоя или эпителия слизистых оболочек. Линейные узкие ссадины называют царапинами.
Не имеющая значения для хирургов и травматологов ссадина
имеет большое значение для судебно-медицинского эксперта.
Ссадины, причиненные тупыми предметами могут располагаться
на любых участках поверхности тела. Размеры ссадин колеблются от
59
точечных до нескольких десятков, а иногда - и сотен квадратных
сантиметров. Они определяются размером повреждающего предмета и
особенностями его скольжения по телу.
Ссадины возникают при трении (небольшом давлении и скольжении) тупых предметов с шероховатой поверхностью. Острыми предметами может быть причинена ссадина при скольжении острого конца с
очень слабым давлением - царапина.
Форма ссадин разнообразна. Она определяется формой повреждающего предмета, длиной и направлением его движения. При динамическом контакте образуется полосовидная ссадина, ширина которой иногда отражает один из размеров травмирующей поверхности
тупого предмета. Иногда на поверхности ссадины выделяются множественные, параллельные длиннику ссадины, прямолинейные поверхностные царапины, возникающие от того, что травмирующая поверхность предмета была неровной, шероховатой.
При ударном воздействии форма ссадины нередко повторяет
форму и рельеф поверхности тупого предмета.
В течении нескольких часов (иногда суток) после повреждения
поверхность ссадины влажная, затем подсыхает, располагается ниже
уровня окружающих участков кожи (первая стадия).
Через 12-24 часа (до 3-4 суток) образуется корочка, которая
находится ниже или на одном уровне с неповрежденной кожей, а затем она несколько приподнимается над ней (вторая стадия).
Корочка на 4-6 сутки отслаивается, а на 7-12 сутки вследствие эпителизации ссадины отпадает (третья стадия).
Эти сроки заживления ссадин являются ориентировочными, они
варьируют от 7 до 40 суток в зависимости от их размеров, расположения и др. Определить прижизненность ссадин можно по признакам заживления через несколько часов после их возникновения. Если они покрылись корочкой, то отличаются от посмертных ("пергаментное пятно") тем, что возвышаются над уровнем неповрежденной
кожи. Под действием воды "пергаментное пятно" исчезает.
Судебно-медицинское значение ссадин определяется тем, что
ссадина указывает на:
1) факт травмы;
2) форму, конструктивные особенности и размеры травмирующей
поверхности тупого предмета (по форме и размерам ссадин, особен-
60
но тех, которые образовались при статическом действии предмета);
3) место приложения силы (по месту расположения ссадин),
что важно, например, для определения:
- взаимного положения участников конфликта;
- расстояния от поверхности земли выступающей части автомобиля и проч.;
4) направление действия травмирующего предмета (или тела,
если предмет был неподвижен), что определяют по:
- виду ссадин - на ее поверхности видны множественные параллельные длинные царапины;
- особенностям отслойки эпидермиса - в начальной части
ссадины дно ее наиболее углублено, а у противоположного
конца видны белесоватые лоскуты или валик отслоенного
эпидермиса;
5) число травмирующих воздействий (по количеству ссадин),
но необходимо иметь ввиду, что от одного удара (воздействия) широкой поверхностью тупого предмета могут образовываться на выступающих поверхностях тела несколько ссадин, локализующихся в
пределах одной или нескольких областей);
6) одновременность или разное время нанесения повреждений
(по различиям в степени заживления ссадин);
7) давность травмы (по степени заживления ссадин).
В связи с изложенным становится ясно, почему эксперту необходимо тщательно отыскивать и детально описывать все ссадины, в
том числе на волосистых местах, в складках кожи и др. Часто ссадины обнаруживаются одновременно с кровоподтеками и другими видами механических повреждений.
Кровоподтек.
Кровоподтек - это скопление крови в коже и подкожной клетчатке вследствие разрыва кровеносных сосудов. Гематомой или кровоизлиянием называется скопление крови в полостях или в расслоенных межтканевых пространствах.
Иначе говоря, кровоподтек - кровоизлияние, пропитывающее
подкожную жировую основу и собственно кожу.
Кровоподтеки типичны для действия тупого твердого предмета.
Они возникают при ударе по телу тупым предметом, ударе при паде-
61
нии, сжатии, растяжении. Форма и размеры кровоподтеков зависят
от: формы и размеров травмирующей поверхности тупого предмета и
его энергии; от количества излившейся крови; свойств ткани, куда
изливается кровь. Они выражены лучше там, где подкожная клетчатка более рыхлая. По форме кровоподтеки чаще овальные. Иногда
кровоподтеки чётко отражают форму ударяющей поверхности тупого
предмета (пряжка ремня, звено цепи и др.)
Почти всегда от одного удара тупым предметом образуется
один кровоподтек. Однако при сильных ударах удлиненными предметами могут возникать два продолговатых кровоподтека, располагающихся по обе стороны от травмирующей поверхности предмета. Объяснение этого явления сводится к тому, что кровеносные сосуды
более устойчивы на сжатие, чем на растяжение. Поэтому в полосе
удара сосуды сдавливаются и сохраняют свою целость, а на границах этой полосы растягиваются и рвутся.
По данным В.Н.Крюкова, при ударе тупым предметом с энергией
до 16 кгм возникают разрывы мелких сосудов и кровоизлияния.
Энергия удара свыше 16 кгм формирует локальные разрывы и размозжения мышечной ткани, а свыше 20 кгм - размозжение подкожной
клетчатки и отслоение кожи; иногда наблюдаются отрывы мышечных
групп от мест их прикрепления к кости, что не встречается в случаях компрессии.
Кровоподтеки, постепенно рассасываясь, изменяют свой цвет.
Вначале они сине-багровые, а затем - синие, что объясняется
восстановлением гемоглобина крови из оксигемоглобина. Затем появляется зеленый цвет от образования вердогемохромогена и билливердина. Желтый цвет придаёт билирубин. Некоторые кровоподтеки
могут не изменять свой цвет (под конъюнктивой глаз, слизистой
губ, на шее, головке полового члена).
В судебно-медицинской практике пользуются следующими ориентировочными сроками для определения давности кровоподтеков:
- багровым или синим кровоподтёк бывает первые четыре дня и
этот цвет исчезает через 4-10 дней;
- багровым с зеленым или желтым оттенком становится на 3-8
день и пропадает к 8-12 дню;
- смешанные цвета (багровый с зеленым и желтым) -- на 5-9
день и кровоподтёк становится незаметными обычно на 12-16 день.
62
Исчезает кровоподтёк, как правило, быстрее в центре и несколько медленнее - по его периферии (что связано с разной степенью травматизации сосудов и неодинаковой массой излившейся
крови).
Приведенные сроки действительны по отношению к небольшим
кровоподтекам. Большие по объёму кровоизлияния могут рассасываться неделями и месяцами.
Кровоподтёк может образоваться и после наступления смерти.
Возникающий в первые минуты и даже часы после смерти он может
быть принят за прижизненный. Отличить такие посмертные кровоподтеки от прижизненных весьма затруднительно. При этом может помочь учёт следующих признаков, характерных для прижизненности:
- большой объём кровоизлияния;
- наличие эритроцитов в регионарных лимфатических путях;
- наличие клеточных воспалительных реакций;
- изменение цвета кровоподтека;
- наличие травматического отёка тканей в его окружности.
Иногда за кровоподтек можно принять трупное пятно, однако
на разрезе ткань в области трупного пятна имеет равномерную синевато-багровую или сиреневую окраску. Кровоподтек же проявляется в виде ограниченного участка ткани неравномерно пропитанного
свернувшейся кровью.
В случаях быстрой смерти кровоподтек может быть внешне незаметен и выявляется лишь при разрезах мягких тканей.
Судебно-медицинское значение кровоподтеков заключается в
том, что они отражают:
1) факт травмы;
2) форму, конструктивные особенности и размеры травмирующей
поверхности предмета;
3) место приложения силы (обычно совпадает с местом локализации кровоподтека);
4) число травмирующих воздействий;
5) давность травмы;
6) прижизненность травмы.
Рана.
Раной называется нарушение всей
толщи
кожи
до
подкожной
63
клетчатки или слизистой оболочки вместе с подслизистой, а иногда
и глубжележащих тканей, в т.ч. с проникновением в полости тела.
Другими словами, раной называется повреждение, распространяющееся глубже сосочкового слоя кожи.
Раны, образующиеся от действия тупых твёрдых предметов подразделяются на ушибленные, рваные и ушибленно-рваные, укушенные.
Кроме того выделяют лоскутные раны (возникающие при действии повреждающего предмета под углом к поверхности тела с последующим сдвигом и отрывом кожи в виде лоскута). Разновидностью
лоскутных ран являются скальпированные, возникающие на: голове
при отрыве кожи от сухожильного растяжения черепа на значительном расстоянии; конечностях (при транспортной травме).
Ушибленные раны возникают от удара тупым твердым предметом.
Рваные раны образуются от растяжения, чаще всего от действия изнутри осколком кости. Ушибленно-рваные раны возникают от сочетания обоих механизмов (чаще всего такие раны возникают от удара
тупым предметом под углом к поверхности тела и являются лоскутными).
В ране различают: края, концы, углы, стенки, дно и раневой
канал. Одним из важных признаков является её зияние или расхождение краев.
Зияние раны обусловливается эластичностью тканей, а также
сокращением пересеченных мышц. Многие ткани тела в нормальном
состоянии натянуты: кожа, мышцы, артерии, нервы. При нарушении
целости эти напряженные ткани сокращаются и растягивают края раны. Степень и форма зависит от направления раны по отношению к
сократительным волокнам перерезанной ткани. Наиболее зияет рана,
идущая в поперечном направлении к этим волокнам. Рана, идущая
вдоль волокон, зияет очень мало.
Чем длиннее и глубже рана тем сильнее она зияет. Ушибленные
раны менее склонны к зиянию, чем резаные. Это обусловлено тем,
что: 1) между краями ушибленной раны имеются соединительно-тканные перемычки, частично удерживающие края раны от расхождения;
2) ткани вокруг ушибленной раны более травматизированы и частично теряют свою сократительную способность. При прочих равных условиях больше зияют раны с потерей вещества кожи - с дефектом
ткани (размозжённые, огнестрельные). Наличие дефекта ткани опре-
64
деляется при сопоставлении краев раны. При этом, если края раны
смыкаются, образуя хорошо выраженную линию, а кожа по краям раны
без морщин, то следует считать, что дефект ткани отсутствует и
наоборот, если при сопоставлении краёв имеются трудно сопоставимые участки, а по краям закладываются складки кожи, это указывает на наличие дефекта ткани.
Хотя ушибленные раны могут образовываться на любом участке
тела, но чаще их находят там, где к поверхности кожи близко прилежит кость. Отсюда ясно, что чаще всего ушибленные раны возникают на голове и конечностях.
От действия предмета с неограниченной поверхностью образуются ушибленные раны, окружённые широким осаднением и кровоизлиянием. Особенность такого осаднения заключается в том, что оно
наиболее выражено в центральных отделах, а к периферии теряет
свою интенсивность. Края его неровные, плавно переходят в окружающую неповрежденную кожу.
Раны могут иметь разнообразную форму (прямолинейную, звездчатую, извилистую и т.д.). Она может определяться не только особенностями травмирующей поверхности предмета, но и конфигурацией
подлежащей кости (край глазницы, передняя поверхность большеберцовой кости). В центре раны выделяется участок наибольшего размозжения тканей, от которого в стороны отходят несколько разрывов с относительно острыми концами. На дне разрыва, особенно в
области концов, видны широкие соединительно-тканные перемычки.
Дно в центре раны образуют наиболее размозженные мягкие ткани.
Характер ушибленных ран, возникающих от действия ограниченной поверхности тупого предмета, во многом зависит от формы и
размеров этой поверхности. Общие размеры таких ран не выходят за
пределы размеров травмирующей поверхности. Ребро тупого предмета
причиняет раны прямолинейной формы; квадратная и прямоугольная
поверхности - образуют раны "Т" или "П" - образной формы; треугольная поверхность - углообразной формы; круглая или овальная
травмирующая поверхность - раны "С"- образной формы; от угла
(вершины) предмета - "У" или "Т"- образные. По краям таких ран
обычно определяется узкое осаднение.
От действия тупых предметов со сферической или цилиндрической травмирующей поверхностью образуются прямолинейные раны с
65
дополнительными разрывами краёв, широким осаднением и выраженным
размозжением тканей.
При заживлении края раны соединяются белесоватой рубцовой
тканью. Этот рубец является постоянным и характерным следом
раны.
По степени заживления ран можно определить их давность. Заживление небольших ран после хирургической обработки происходит
за 5-9 дней (первичным натяжением). При значительной травматизации и инфицировании окружающих рану тканей - через несколько
недель, месяцев (вторичным натяжением). Иногда исходом массивных
и обширных повреждений может быть травматическое истощение и
смерть пострадавшего.
Давность повреждений ориентировочно может быть установлена
и по особенностям рубцов. До 1-1,5 месяцев после ранения рубец
розового или красноватого цвета, мягкой консистенции. Затем он
становится бледным и твердым (явления склероза). Через 8-12 месяцев после окончательного формирования рубца определить время
ранения не представляется возможным (Серебрянников К.С. "Судебно-медицинское исследование рубцов кожи".- Л., 1962).
Судебно-медицинское значение ран, причиняемых тупыми предметами заключается в том, что они указывают на:
1) факт травмы;
2) форму и размеры травмирующей поверхности тупого предмета
(по форме и размерам имеющейся раны);
3) другие свойства травмирующего предмета (воздействия);
4) место приложения травмирующей силы;
5) направление травмирующего воздействия (со стороны действия повреждающего предмета: осаднение больше, край скошен, размозжение больше; с противоположной стороны: край подрыт, отслоен
в виде лоскута, осаднение меньше);
6) конкретный механизм травмирующего воздействия (удар,
сдавление,растяжение,трение). От удара возникает ушибленная рана, её признаки:
- форма раны чаще извилистая, звездчатая;
- концы раны могут быть острыми, но чаще закруглены;
- края раны травматизированы (осаднены, особенно в центре,
кровоподтечны, размозжены, иногда с отслойкой кожи);
- по краям раны и в области её концов обнаруживаются над-
66
рывы эпидермиса;
- при сведении краев дефект ткани не определяется ( крайне
редко он может наблюдаться при отдельных видах ранений,
например, от торца металлического прута, конца толстой
проволоки);
- между краями раны имеются волосы (в виде мостиков),
стержни их повреждены, уплощены, луковицы волос выстоят
в рану;
- между краями раны, особенно в ее углах и в области дна,
соединительно-тканные перемычки;
- стенки раны неровные, кровоподтечные, размозженные;
- кровотечение из раны чаще необильное;
- дно раны неровное, определяются размозженные ткани;
- переломы костей имеют оскольчатый характер и неровные
края, без дефекта вещества;
- вокруг раны обширное кровоизлияние.
Ушибленная рана обладает большей судебно-медицинской информативностью, по сравнению со рваной раной. Экспертное значение
последней исчерпывается, как правило, определением механизма её
образования. Для рваной раны характерны: неровность и кровоподтёчность краев, наличие соединительно-тканных перемычек, оскольчатых переломов костей.
7) число травмирующих воздействий (по количеству ран);
6) интенсивность травмирующего воздействия (по особенностям
раны: форме, размерам, размозжению краев, обширности кровоизлияний, наличию переломов, "признаков сотрясения тела");
7) прижизненность и давность травмы (по наличию и выраженности кровоизлияний, воспалительных реакций, реактивного отека
тканей, наличию эритроцитов в лимфатических путях; по степени
изменений рубца).
Переломы костей.
Перелом кости - частичное или полное нарушение её целости
(или повреждение кости в результате внешнего травмирующего воздействия). Как правило, переломы сопровождаются повреждениями
мягких тканей и внутренних органов (обломки рёбер ранят ткань
лёгкого, сердца, печени; обломки костей таза - мочеточники, мо-
67
чевой пузырь). При переломах черепа и позвоночника наблюдаются
повреждения головного и спинного мозга. Переломы могут осложниться жировой эмболией легких, а иногда и большого круга кровообращения.
Переломы костей делятся на:
1) открытые, когда одновременно нарушается и целость кожи;
2) закрытые, с сохранившейся кожей и поэтому перелом непосредственно не сообщается с внешней средой.
По механизму своего возникновения выделяют переломы:
1) прямые, возникающие в месте удара или сдавления;
2) непрямые (конструкционные, косвенные), возникающие на
некотором расстоянии от места приложения силы.
Переломы прямые позволяют судить о свойствах травмирующего
предмета и механизме образования перелома. Непрямые переломы только о механизме их возникновения и направлении травмирующего
воздействия.
Прямые переломы отличаются тем, что в месте контакта травмирующего предмета с костью развиваются усилия сжимающего характера, происходит разрушение, смятие и взаимное наслаивание костных структур. В результате этого в месте приложения силы наблюдаются:
- выкрашивание (дефекты) костного вещества;
- формирование по краям перелома приподнятых, плоских костных пластин, нередко наслаивающихся друг на друга в виде
"черепичной крыши";
- крупнозазубренная ломаная линия перелома;
- косое расположение линии перелома по отношению к длиннику
кости;
- ориентация краёв костных отломков внутрь, в направлении
действия травмирующей силы;
- повреждения подлежащих органов и тканей краями костных
отломков.
Признаки непрямых переломов:
- края в виде мелкозазубренной, относительно прямой линии;
- выкрашивание костного вещества отсутствует;
- линия перелома располагается поперечно длиннику кости;
- края костных отломков чаще направлены кнаружи.
68
Переломы плоских костей обычно рассматривают применительно
к переломам костей черепа. Морфология переломов зависит от размера и формы травмирующей поверхности тупого предмета и преимущественного механизма его действия: удар, сдавление, растяжение.
Обычно при образовании перелома кость изгибается, что приводит к компрессии одной компактной пластинки и растяжению другой.
Кость более устойчива на сжатие, чем на растяжение. По этому, сначала возникает трещина на пластинке, испытывающей усилие
на растяжение. Затем появляется деформация губчатого вещества
вплоть до противоположной пластинки. Последняя испытывает резко
возрастающее усилие на сжатие. Если оно оказывается большим, чем
прочность кости, то возникает полный перелом, при этом в результате действия сил сжатия часть вещества кости выкрашивается по
краям образовавшейся трещины. Сгибается ли кость в сторону наружной или внутренней пластинки, принципиального значения не
имеет.
В процессе деформации кости кинетическая энергия постепенно
затухает. Поэтому в месте приложения силы трещина зияет значительно больше, а дальше она постепенно начинает разветвляться и
образует острый угол, с вершиной обращенной к месту её начала.
От удара по плоской кости тупым предметом с различной силой
и ограниченной травмирующей поверхностью могут образоваться:
- при воздействии с небольшой силой - линейная трещина
(перелом), расширяющаяся в направлении удара;
- со средней силой -- образуются несколько радиально расходящихся переломов (трещин), которые, соединяясь и взаимно пересекаясь между собой, могут привести к возникновению оскольчатых
переломов на ограниченном участке свода черепа;
- при более сильных воздействиях образуются вдавленные переломы, соответствующие размерам травмирующей поверхности и нередко являющиеся негативным отображением её формы.
По краям таких переломов могут сформироваться ступенеобразно расположенные осколки, что дает основание называть эти переломы террасовидными.
Удары с большой силой могут вызвать полный сдвиг участка
кости с образованием дырчатого перелома, отображающего проекцию
69
на плоскость формы и размеров травмирующей поверхности предмета.
Чем сильнее удар, тем больше площадь очага оскольчатых переломов. В зоне очага таких переломов заметна деформация в виде
уплощения черепа.
При нескольких ударах по голове линия перелома, образовавшегося от последующего удара будет прерываться линиями переломов, возникших от предыдущих ударов.
В случаях, когда площадь травмирующей поверхности предмета
велика (неограниченная поверхность), череп испытывает общую деформацию, что ведет к возникновению местных и отдаленных переломов. При ударе (место удара условно рассматривают как полюс) появляются сначала радиальные (меридиальные) трещины. Они возникают прежде всего в тех точках, где образуются максимальные кольцевые растягивающие усилия. Затем трещины распространяются на
основание и к вершине. В результате череп как бы разделяется на
арки. Возрастающие изгибающие моменты вызывают изломы арок с появлением трещин в кольцевых направлениях (экваториальные трещины).
При сдавлении черепа травмирующие силы действуют на взаимно
противоположных поверхностях головы и направлены навстречу друг
другу. В местах их приложения формируются очаги мелкооскольчатых
переломов, окруженных одной или несколькими концентрическими
трещинами. Очаги оскольчатых переломов соединяются прямолинейными изогнутыми трещинами, показывающими направление сдавления. В
редких случаях при сдавлении образуется единичная линейная трещина. Она возникает от растяжения (растрескивания) кости вдали
от мест приложения силы и является непрямым переломом.
Переломы трубчатых костей могут образоваться от сдвига,
сгиба, сжатия, скручивания и отрыва.
Сдвиг кости происходит от резкого удара ребром, краем или
узкой ограниченной поверхностью тупого предмета. Переломы от
сдвига всегда прямые, а по характеру поперечные или косопоперечные.
Сгибание кости приводит к возникновению на выпуклой стороне
изгиба зоны действия сил растяжения, а на вогнутой - сил сжатия.
Так как кость менее устойчива к растяжению, то вначале возникает
трещина на выпуклой стороне диафиза ("бегущая" трещина). Линия
70
перелома в начальной части имеет поперечное направление, поверхность излома ровная или мелкозернистая. На боковых сторонах диафиза линия перелома отклоняется в ту или иную сторону или раздваивается. Поверхность излома становится неровной, а края его зубчатые. От линии перелома отходят вертикальные трещины. В зоне
воздействия тупого предмета линия перелома имеет выраженные зубцы. В случае раздвоения её (на боковых сторонах) со стороны воздействия тупого предмета формируется костный осколок, имеющий
ромбовидную (в профиле треугольную) форму. Вершина его указывает
на направление изгиба кости.
Сгибание трубчатой кости может иметь место при поперечном
давлении на диафиз (например при переезде колесом автомобиля),
при продольном давлении на кость, а также - изгибе кости, когда
один из её эпифизов фиксирован. Следовательно, переломы от сгибания кости могут быть прямыми и непрямыми.
Сжатие кости в продольном направлении, вдоль кости, приводит к возникновению вколоченных переломов, обычно локализующихся
в метадиафизарных отделах. Они представляют собой локальное
компрессионное разрушение балочной структуры, нередко сочетающееся с продольно-раскалывающими (расклинивающими) переломами диафиза и косыми метаэпифизарными переломами.
Скручивание кости представляет собой её вращение вокруг
продольной оси при одновременной фиксации одного из её концов.
Возникают винтообразные переломы (например, у лыжников). Если на
дистальном отломке по отношению к линии перелома восстановить
перпендикуляр, то он будет указывать на направление ротации периферического отломка.
Другим механизмом образования перелома является деформация
от усилий на разрыв (отрывные переломы). Разрушение кости происходит вследствие растрескивания. Обе костные пластинки и губчатое вещество разрываются практически одномоментно, а распространение трещины обычно поперечное длиннику кости и зависит от неравномерной прочности отдельных участков кости. Нередко трещина
приобретает неровный, косо-зазубренный характер (пилообразная
трещина).
Отрыв костного вещества наблюдается в областях прикрепления
сухожилий. Отделяющаяся часть костной массы обычно невелика. Как
71
правило, такие переломы возникают у молодых людей с незавершенными процессами окостенения при резких натяжениях сухожилий.
Вколоченные, винтообразные и отрывные переломы всегда непрямые. Судебно-медицинское значение переломов определяется возможностью установить:
1) факт травмы;
2) форму и размеры травмирующей поверхности;
3) место приложения силы;
4) направление приложения силы;
5) механизм травмирующего воздействия (прямой или непрямой перелом);
6) количество травмирующих воздействий (ударов);
7) их последовательность;
8) прижизненность и давность травмы.
Повреждения внутренних органов.
Единичными такие повреждения бывают редко, поэтому суждение
о механизме действия и свойствах травмирующего предмета строится
на оценке морфологических признаков всей совокупности повреждений мягких тканей, костей и внутренних органов.
Наиболее изучены в судебно-медицинском отношении повреждения головного мозга.
Предметы небольшой массы способны причинить травму лишь в
месте приложения силы. Здесь наблюдается единый комплекс повреждений: ушибленная рана (ссадина, кровоподтек); вдавленный, террасовидный, вдавленный оскольчатый перелом; разрывы твердой мозговой оболочки; кровоизлияния; повреждение вещества головного
мозга.
При ударах массивными предметами (травма ускорения) ушибы
коры локализуются:
- при ударах сзади (или падении) - на основании и полюсах
лобных и височных долей;
- при ударах спереди - как на основании и полюсах височных
долей, так и на выпуклой поверхности затылочных долей
(при сильных ударах);
- боковые удары по голове чаще всего приводят к образованию
противоударных очагов повреждений коры на выпуклой по-
72
верхности противоположной височной доли, а в одной трети
случаев и по месту приложения силы;
- при ударах по теменной области очаги ушиба коры находятся на базальной поверхности лобных и височных долей;
- при действии силы снизу (например, падении на ноги) ушибы
коры также локализуются на базальной поверхности лобных и
височных долей головного мозга.
Сопоставление места приложения силы и локализации очага
повреждения мозга в зоне противоудара позволяет установить направление травмирующего воздействия.
Повреждения паренхиматозных органов достаточно разнообразны: кровоизлияния под их оболочку, капсулу и в ткань органа;
разрывы оболочки, связочного аппарата и ткани органа; частичное
размозжение, полное разрушение и отрыв органа.
Небольшие, поверхностно расположенные кровоизлияния, изолированные поверхностные разрывы ткани чаще образуются при сильных
ударах предметами с ограниченной травмирующей поверхностью.
Множественные разрывы оболочек и ткани паренхиматозного органа, сочетающиеся
с обширными кровоизлияниями, могут быть
следствием как сильного удара массивным предметом, так и сдавления. Частичное размозжение или полное разрушение чаще всего
встречается при сдавлении части тела.
Наименьшим разнообразием отличаются повреждения полых органов: полные или частичные разрывы стенок, подоболочечные кровоизлияния, повреждения связок и полный отрыв органа.
Разрывы внутренних органов могут быть и при различных заболеваниях, так называемые самопроизвольные, которые устанавливаются при макро- и микроскопическом исследовании, например, самопроизвольные разрывы крупных сосудов, сердца и др.
Из мягких тканей наибольшей прочностью к сдавлению обладает
кожа. Иногда все внутренние органы и кости размозжены, а кожа
остается целой.
Повреждения, причиняемые частями тела человека.
Невооруженный человек может нанести повреждение руками:
ногтями, кулаком и ладонью (плашмя, ребром); пальцами (сдавление
частей тела, выдергивание волос); локтем; ногами (стопами, коле-
73
ном, голенью); зубами; головой.
Повреждения руками: при сдавлении пальцами рук частей тела
образуются кровоподтеки круглой или овальной формы. Часто на
кровоподтеках видны полулунные ссадины от ногтей. Иногда они полосовидные.
После щипков
остаются парные кровоподтеки круглой или
овальной формы. Пальцами, введенными в естественные отверстия
могут быть вызваны разрывы мягких тканей.
При ударе ладонью плашмя, как правило, следов не остается.
Удары ребром ладони в область шеи могут причинить переломы, вывихи позвонков и травму спинного мозга.
При ударах кулаком:
1) по лицу возникают ссадины, кровоподтеки; в местах костных выступов образуются ушибленные раны, переломы костей (носовых, скуловых, нижней челюсти, зубов);
2) по голове - сотрясение головного мозга, переломы височных костей;
3) по груди и животу - переломы рёбер, грудины, разрывы
внутренних органов;
4) в рефлексогенные зоны (передне-боковая поверхность шеи,
подложечная область) - могут приводить к смертельному исходу.
Повреждения ногами. При ударах лежащего человека могут образовываться обширные кровоизлияния (отражающие форму части обуви), множественные переломы рёбер, грудины, разрывы внутренних
органов, закрытая черепно-мозговая травма.
Повреждения зубами разнообразны и зависят от многих обстоятельств. Следы укусов выявляются в виде щелевидных, звездчатых,
неправильной формы ран, располагающихся по двум дугообразным линиям. Иногда на месте укусов имеются только ссадины и кровоподтеки. При сдавлении челюстями с большой силой могут быть откушены ушная раковина, нос, палец. Более крутая дуга повреждений остается от действия зубов нижней челюсти, а более пологая - верхней. В повреждениях от укуса могут отображаться особенности зубного аппарата: аномалия прикуса, пробелы на месте отсутствующих
зубов, отклонение зубов, их необычное положение.
Повреждения, причиняемые крупными животными. Особенно значительны повреждения от удара копытом лошади: оскольчатые пере-
74
ломы черепа с разрушением головного мозга, множественные переломы рёбер, разрывы внутренних органов, которые приводят к смерти
на месте происшествия.
Повреждения рогами коровы имеют сходство с колотыми повреждениями от предметов конусовидной формы. Возникают: глубокие раны живота и груди, рваные раны кожи.
При повреждении зубами животных остаются укушенно-рваные
раны, могут наблюдаться разрывы трахеи, пищевода, шейных мышц,
частичное скелетирование.
Острыми когтями животные причиняют множественные рваные раны кожи.
3 Лабораторные и специальные методы исследования
повреждений, причинённых тупыми предметами
Большинство повреждений тела тупыми предметами сопровождаются повреждениями одежды.
Все изменения, выявляемые на текстильных тканях одежды можно подразделить:
1) разрушения тканей или отдельных нитей;
2) нарушения строения тканей (сдавление, разволокнение или
отклонение нитей, перемещение ворса);
3) посторонние для данной ткани включения.
Все указанные повреждения встречаются в разных сочетаниях.
Разрушения тканей классифицируют и в зависимости от механизма образования:
1) повреждения от перерастяжения - разрывы;
2) повреждения от ударов узкими выступающими частями предметов - "штампованные" вдавления;
3) повреждения вследствие трения - истирание, обветшание
ткани.
При ударе тупым твердым предметом, особенно металлическим,
на тканях одежды образуются участки уплотнения ворса, нитей ткани, их сплющивание, размятие и смещение. Эти признаки наиболее
выражены по контуру повреждающего предмета: в таких случаях может возникнуть металлизация, т.е. оседание частиц металла ударяющей поверхности предмета на волокнах одежды.
75
В других случаях "след-отпечаток" может возникнуть вследствие загрязнения ткани, в т.ч. загрязнения техническими маслами.
В наибольшей степени одежда повреждается соответственно
краю ударяющей поверхности травмирующего предмета. Образующиеся
разрывы имеют прямолинейную форму. При тангенциальном действии
тупых предметов разрывы встречаются чаще и приобретают вид лент
или лоскутов.
Признаки разрывов:
- линия разрыва проходит преимущественно вдоль нижней основы или вдоль нитей утка и редко имеет косое направление;
- края разрывов несколько неровные, имеются выступающие или
более короткие повреждения нити;
- концы поврежденных нитей имеют вид истончающихся метелочек и разволокнены;
- образующаяся краевая нить равна длине разрыва;
- концы волокон поврежденных нитей оборваны перпендикулярно
их длиннику.
При исследовании повреждений одежды и тела человека, причиненных тупыми предметами, используется комплекс физико-технических и лабораторных методов исследования. Применять их рекомендуется в определенной последовательности: сначала те, которые совсем не изменяют объект исследования; затем те, применение которых приводит к незначительному изменению свойств объекта; на
последнем месте должны стоять (применяться в последнюю очередь)
методы, приводящие к безвозвратному изменению вещественного доказательства, утрате его части или даже всего объекта.
К рекомендуемым методам относятся:
1. Восстановление первоначальной формы кожных ран в уксусно
спиртовых растворах.
2. Непосредственная стереомикроскопия (повреждений на теле
и одежде).
3. Исследование в УФЛ и ИКЛ (следы наложений).
4. Гистологический метод (установление прижизненности, давности повреждений).
5. Микроскопическое исследование концов поврежденных нитей.
6. Микрохимическое выявление следов металла: реакция Перлса, Тирмана; модификации их по Т.Е.Татариновой и В.И.Ка-
76
пелько (1957,1958) и по А.Л.Федорцеву и Н.С.Эделеву
(1973). Хроматография на бумаге.
7. Метод цветных отпечатков (контактно-диффузионный).
8. Рентгенография.
9. Эмиссионная спектрография.
10. Экспертиза наложений.
11. Профилография (трассы на хрящах и костях);
12. Нанесение экспериментальных повреждений;
13. Исследование и сопоставление на манекене.
В каждом случае целесообразны рациональный выбор и правильная последовательность применения комплекса методов, обеспечивающих выявление максимального количества объективных признаков,
необходимых для установления особенностей травмирующего предмета, включая его индивидуальную идентификацию и механизм действия.
77
Лекция 4.
ПОВРЕЖДЕНИЯ ОСТРЫМИ ПРЕДМЕТАМИ
Повреждения острыми предметами в судебно-медицинской практике занимают особое место, так как обычно связаны с наиболее
тяжкими преступлениями. Их удельный вес в структуре насильственной смерти в определенной мере обусловлен криминогенной ситуацией в стране. Так, в 30-е годы повреждения острыми орудиями среди
случаев насильственной смерти составляли 8,6%; в 50-е годы 3,7%; в 80-е - 4,9%; в 1990-94 гг.- 5,9%. Повреждения этими орудиями в Санкт-Петербурге наносят с целью убийства (78,9%), реже
- самоубийства (17,2%), иногда - при несчастных случаях (3,9%).
Среди всех погибших от повреждений острыми орудиями колото-резаные ранения составляют 80,9%; резаные - 11%; колотые 4,5%; рубленые - 3,6%. В случаях убийств характер повреждений
распределяется следующим образом: колото-резаные раны - 91%;
рубленые - 4,5%; колотые - 3,75%; резаные - 0,75%. Колото-резаные повреждения в 97,8% случаев наносят ножами, клинки которых
имеют обух и лезвие, крайне редко применяют ножи с обоюдоострыми
(двухлезвийными) клинками (0,5%). Кроме ножей повреждения могут
причиняться осколками стекла (1%), заточенным напильником, браншей ножниц и т.п. (0,7%).
Повреждения, причиненные острыми предметами, часто являются
поводом к проведению судебно-медицинской экспертизы трупов и живых лиц. Одним из главных вопросов, который при этом требуется
разрешить, является определение орудия травмы. Судебно-следственные органы предлагают эксперту определить в своем заключении
свойства орудия и дать его детальную характеристику, а при
представлении на исследование определенного орудия - установить
возможность его применения при нанесении конкретного повреждения.
1. Классификация повреждений, причиненных острыми предметами
Характерной особенностью всех острых предметов (орудий,
оружия) является то, что они имеют острый край (лезвие) или ост-
78
рый конец, а, иногда, и то и другое. Таким образом, острыми
предметами называют такие предметы, которые способны вызвать
повреждения, действуя острым концом, острым краем, либо тем и
другим одновременно. В зависимости от целевого предназначения
все острые предметы делятся на: оружие, орудия и предметы.
Предметы, имеющие: только острый конец (острие), называют
колющими; только острый край (лезвие) - режущими; острый край и
большую массу - рубящими. К острым предметам относят и пилы,
зубцы которых имеют два коротких острых края и острие.
Острые предметы бывают (одноцелевого) однозначного и многоцелевого (комбинированного) действия. К первым относятся: колющие, режущие, рубящие и пилящие; ко вторым: колюще-режущие, колюще-рубящие и рубяще-режущие. По мере затупления острия колющего орудия или лезвия режущего и рубящего, они все более приобретают свойства тупого предмета.
В зависимости от способа травматического воздействия повреждения, причиняемые острыми предметами, сводят в пять групп:
резаные, колотые, колото-резаные, рубленые, пиленые.
Повреждения, наносимые острыми предметами, могут быть разнообразными -- от незначительных линейных ссадин (царапин), до
расчленения тела на несколько частей. Чаще же в результате действия острых предметов образуются раны.
2. Механизм образования и судебно-медицинская характеристика
повреждений острыми предметами
2.1. Повреждения режущими предметами.
Режущим действием обладают все предметы, имеющие острый
край - лезвие: опасные и безопасные бритвы, столовые ножи, осколок стекла, лезвие топора, ребро металлического бруска и др.
Резаные раны возникают при давлении (воздействии) лезвия,
расположенного почти параллельно или под острым углом к повреждаемой поверхности в сочетании с движением в продольном направлении. Режущий край рассекает ткани. Глубина внедрения лезвия
зависит от силы давления им на ткани. Внешний вид резаных ран
зависит от расхождения и натяжения краев, локализации, положения
79
тела, направления плоскости разреза и др.
Признаки резаных ран:
1. Резаные раны зияют, имеют чаще всего веретенообразную
форму, а иногда овальную (на передней поверхности шеи). Зияние
резаных ран возникает в результате сокращения мышц и пересеченных эластических волокон кожи. После сведения краёв резаная рана
приобретает прямолинейную или дугообразную форму. Если режущий
предмет пересекает складки кожи, рана может иметь форму ломаной
линии.
2. Длина раны значительно превышает её ширину, а нередко и глубину (h < l >> d ).
3. Края раны ровные, но могут быть и лоскутными из-за дополнительных (повторных) разрезов, не осаднены, без кровоподтеков.
4. Концы раны острые (в виде острых углов), часто с надрезами ("усы", "хвостики"), указывающими на число движений режущего предмета.
5. Волосы вдоль краев резаной раны поперечно или косо-поперечно срезаны, что особенно хорошо заметно под малым увеличением
биологического микроскопа.
6. Стенки резаной раны ровные, гладкие, без тканевых перемычек.
7. Пересеченные сосуды зияют, что приводит к обильному кровотечению из таких ран.
8. Дно раны обычно неодинаковой глубины. Большая глубина
раны либо у входного конца, либо в средней её части.
Причиняя глубокие раны, режущий предмет способен рассечь
хрящевую ткань, надкостницу (иногда и тонкую компактную пластинку и даже губчатое вещество кости). При этом неровности и зазубренности лезвия оставляют на рассеченной поверхности многочисленные поверхностные параллельные друг другу динамические следы
в виде валиков и бороздок (трассы). Соотношение их высоты и взаимное расположение представляет собой индивидуально неповторимую
совокупность, позволяющую в ряде случаев отождествлять конкретный повреждающий предмет.
9. Отсутствие дефекта ткани.
10. Выступающие части тела могут быть отделены острозато-
80
ченным предметом от тела (кончик носа, ушная раковина).
Начальная часть резаной раны характеризуется следующими
признаками:
- большая крутизна дна раны;
- большая глубина раны;
- меньшее число надрезов;
- меньшая длина надрезов;
- волосы вдоль краев раны срезаны;
- луковицы волос по краям раны перерезаны.
Для концевой части резаной раны характерно:
- меньшая крутизна дна раны (дно пологое);
- меньшая глубина раны;
- большее число надрезов;
- большая выраженность надрезов (большая их длина);
- наличие перекрывающих рану неповрежденных волос.
Раны, наносимые собственной рукой, располагаются на доступных для этого местах. Часто они неглубокие, имеют вид множественных поверхностных параллельных, сгруппированных надрезов кожи. На шее такие раны располагаются в несколько косом направлении слева вниз направо (у правшей) на передней или передне-боковой поверхности. При внимательном осмотре, на коже могут быть
обнаружены многочисленные рубцы от прежних попыток причинить себе повреждения.
Глубокие горизонтальные раны на шее с повреждением всех органов и тканей, вплоть до позвоночника, характерны для наносимых
посторонним лицом. Резаные раны на ладонных поверхностях кистей
рук и пальцев могут возникать при защите от нападения.
Резаные раны обильно кровоточат, образующиеся потеки крови
на одежде и теле служит показателем положения тела пострадавшего
в момент нанесения повреждения. Следы крови (потеки, брызги и
обширные помарки) могут быть на руках причинившего повреждение.
После заживления резаных ран образуется относительно тонкий
рубец прямолинейной или дугообразной формы. Такой же рубец может
образоваться и после хирургической обработки любых других ран.
Повреждения от действия режущих предметов на тканях одежды
называются разрезами. Они могут быть: а) сквозным; б) несквозными (поверхностными); в) комбинированными (складки одежды, неоди-
81
наковое давление).
Признаки разрезов (в отличии от разрывов):
- длинник разреза чаще идет косо по отношению к нитям ткани (основы и утка);
- краевая нить всегда короче длины разреза;
- концы разреза всегда острые;
- имеются надрезы на концевых нитях;
- перерезанные нити по краям находятся на одном уровне;
- нити могут быть перерезаны под любым углом;
- концы перерезанных нитей не разволокнены.
Судебно-медицинское значение резаных повреждений заключается в возможности установить:
1. Вид данного травмирующего воздействия.
2. Характер и угол заточки режущего предмета (определяется
методом профилирования - оптического или щупового; для исследования лучше всего подходят повреждения на хрящах).
3. Конкретный экземпляр режущего предмета (идентификационное трасологическое исследование).
4. Место приложения силы - совпадает с локализацией раны.
5. Направление действия режущего предмета (путём определения начальной и концевой части раны).
6. Число движений предмета - по числу ран или числу надрезов у одного из концов повреждения. Например, если надрезов 5 и
одна рана, то можно заключить: "Эта рана была причинена не менее
чем шестью движениями режущего предмета".
7. Ориентацию плоскости клинка.
8. Возможность причинения собственной рукой.
9. Прижизненность и давность.
2.2. Повреждения колющими предметами.
Такие предметы имеют острый (точечный или близкий к нему)
конец и стержень (клинок) конической, цилиндро-конической или
пирамидальной формы: игла, шило, стилет, гвозди, зубья вил. Некоторые авторы такие предметы называют "остроколющими", по аналогии с "тупо-колющими" или "перфорирующими" (лом, жердь, конец
металлического прута, проволоки). Но вряд ли можно согласиться с
таким подходом, так как последня группа ("тупо-колющие" предме-
82
ты) является типичными представителем группы тупых предметов.
Таким образом, колющие орудия имеют заостренный конец, ограниченные размеры поперечного сечения и значительное преобладание длины над другими размерами.
Колющий предмет (конической и цилиндро-конической формы)
повреждая кожу своим острым концом, проникает в тело раздвигая,
расщепляя и разрывая ткани своими боковыми стенками. Граненый
предмет может рассекать кожу и подлежащие ткани своими рёбрами.
Форма и размеры ран зависят от формы и размеров поперечного
сечения колющего предмета, а также "угла встречи". Если поперечное сечение клинка предмета имеет круглую или овальную форму,
его расщепляющее действие проявляется в разрывах идущих по ходу
эластических волокон кожи. При этом образующаяся рана будет
иметь овальную или щелевидную форму, а при сведении краев она
принимает прямолинейный вид (извилистой линии).
Если боковые стенки колющего предмета имеют рёбра, то они
разрывают или надрезают ткань независимо от хода эластических
волокон, а форма раны будет повторять форму и количество рёбер
этого предмета. Однако если число рёбер больше 5-6, то форма ран
будет как и у конических (овальная или щелевидная).
Признаки колотых ран:
1. У колотой раны имеется: а) входное отверстие; б) раневой
канал (слепой или изредка сквозной); в) выходное отверстие;
2. Края входных ран несколько неровные, которая лучше видна
под лупой.
3. По краям ран может быть слабо выраженный поясок осаднения, а если колющий предмет загрязнен - то и поясок обтирания.
4. Размеры колотых ран обычно меньше, чем поперечное сечение клинка колющего предмета.
5. Концы ран острые, закругленные или "М" - образные.
6. При сведении краев ран дефекта ткани не определяется.
7. Стенки раневого канала относительно гладкие.
8. Между стенками могут быть тканевые перемычки.
9. Глубина раневого канала преобладает над длиной и шириной
кожной раны (d << h >> d).
10. Значительное внутреннее кровотечение и небольшое наружное.
83
При повреждении колющими предметами плоских костей (свода
черепа, грудины, лопатки) возникающие дырчатые переломы по форме
и размерам обычно соответствуют поперечному сечению ранящего
предмета. Конические и заостренные цилиндрические предметы могут
оставлять в плоских костях круглые отверстия, напоминающие огнестрельные. Однако полного циркулярного откола внутренней костной пластинки не бывает. Отсутствие на коже дефекта ткани, следов близкого выстрела и других элементов входного огнестрельного
отверстия, а также характер раневого канала (чаще слепой, сужающийся) с отсутствием пули в конце его, помогают правильно определить происхождение ранения.
Если раневой канал слепо заканчивается в плотном паренхиматозном органе (печень, почка, селезенка), появляется возможность
составить объективное представление о форме концевой части колющего предмета. Для этого раневой канал заливают контрастным веществом и подвергают рентгенографии в боковой проекции по отношению к длиннику повреждения.
При сквозных колотых ранениях тела наблюдается образование
и выходного отверстия, которое порой трудно отличить от входного. При дифференциальной диагностике этих ран необходимо учитывать следующие признаки:
1. Размеры ран (входная чаще больше выходной).
2. Осаднённость краев (у выходной её может и не быть или
выражена значительно меньше).
3. Загрязненность краев: а) посторонними наложениями с поверхности предмета (больше у входной); б) частицами биологических тканей (больше у выходной).
4. Топография дорожки костных осколков и локализация отколов кости по краям повреждений.
5. Отсутствие повреждений на слоях одежды со стороны выхода, при наличии таковых у входного отверстия.
6. Направление вывернутости нитей краёв одежды.
При повреждении одежды колющими предметами, её нити сначала
раздвигаются, а затем разрываются. Этот механизм обусловливает
формирование большинства из обнаруживаемых на одежде признаков
колотых повреждений:
84
1. Форма повреждений:
а) круглая или овальная - от предмета, имеющего цилиндро-коническую форму или гранёную с числом граней
больше 5-6;
б) звездчатая, если число граней будет меньше 5.
2. Уплотнение нитей ткани по краям повреждений (за счет их
раздвигания).
3. Наличие пояска загрязнения:
а) веществом самого колющего предмета;
б) посторонними наложениями, имеющимися на его поверхности;
в) частицами биологических тканей (при нанесении повторных ранений).
4. Наличие лучеобразных загрязнений вокруг входного повреждения, образующихся когда конец колющего предмета затуплен (сначала он вминает одежду, боковая поверхность клинка пачкает вершины образовавшихся складок, а только затем одежда прорывается).
5. Если конец затуплен, то могут наблюдаться выдёргивание
нитей (прореживание ткани).
6. Концы поврежденных нитей неровные, разволокнены в виде
истончающихся метёлочек.
7. Поврежденные нити и края часто вывернуты кнаружи.
8. При повреждениях гранеными предметами могут формироваться радиальные разрезы краёв.
Судебно-медицинское значение колотых повреждений заключается в возможности установить:
1. Вид травмирующего воздействия.
2. Длину погружённой части клинка колющего предмета (по
длине раневого канала). Для этого производится: а) заливка раневого канала контрастным веществом с последующим послойным препарированием; б) заливка рентгеноконтрастным веществом с последующей съемкой в рентгеновских лучах и послойным препарированием.
При формулировании вывода эксперт обычно указывает: "Длина погруженной части клинка была не менее ... см, о чём свидетельствует длина раневого канала". Но нельзя забывать, что колотые повреждения (за счет деформации мягких тканей в момент удара) могут
иметь глубину, превышающую длину погруженной части клинка. Такая
85
разница может достигать при ударе: в живот до 5-8 см; в грудь до
2-3 см; в бедро до 2-4 см; в ягодицу до 4-6 см.
3. Форму и ширину поперечного сечения колющего предмета
(лучше определять по повреждениям на костях и хрящах). При формулировании вывода о размере эксперт обычно высказывается так:
"Ширина погруженной части клинка была не более ... см, на что
указывает длина раны".
4. Форму концевой части колющего предмета - проводится исследование концевой части раневого канала. Лучше применять рентгеноконтрастное вещество, в частности, смесь свинцовой гуаши с
жидкой резиной.
5. Остроту конца клинка (по форме концевой части раневого
канала, особенно в хрящах, и наличию по вытянутой нити).
6. Состав материала клинка, наличие и характер загрязнений.
7. Место приложения силы (решается вопрос по месту локализации входной раны).
8. Направление удара (по направлению раневого канала).
9. Число ударов - по количеству входных повреждений.
10. Последовательность нанесения повреждений (решается по:
особенностям смещения органов; степени и обширности кровоизлияний; направлению потеков крови; пересечениям линий переломов на
костях; по степени загрязнения краев; наложениям крови и волокон
глубоких слоев одежды).
11. Возможность причинения собственной рукой.
12. Прижизненность и давность.
2.3. Повреждения колюще-режущими предметами.
Из всех повреждений острыми предметами, повреждения колюще-режущими встречаются наиболее часто.
Колюще-режущими предметами являются обоюдоострые
клинки
(кинжалы, кортики) и одностороннеострые - различного рода ножи.
Наиболее частая локализация колото-резаных ран - туловище.
В колото-резаном ранении различают входную рану (входное
отверстие) и раневой канал. У входной раны имеются края и концы,
а у раневого канала - стенки и ребра. При сквозном характере ранения раневой канал оканчивается выходной колото-резаной раной
(выходным отверстием).
86
Колото-резаная рана представляет собой комбинацию повреждений колющего и режущего характера. Механизм её образования в общем виде следующий: первоначально от давления острия на коже появляется воронкообразное углубление, а затем ткани одномоментно
и почти на одну длину могут рассекаться не только лезвием, но и
одним из рёбер скоса обуха.
С учётом особенностей механизма образования в колото-резаной ране можно выделить 3 основные составные части: основной
разрез, дополнительный разрез и побочные повреждения. Дополнительный разрез и побочные повреждения встречаются не у всех ран.
Основной и дополнительный разрезы преимущественно связаны с
действием лезвия, иногда ребра обуха. К побочным повреждениям
следует относить не только резаные. Их могут оставить бородка,
передняя поверхность рукоятки, пила обуха и т.п.
Основной разрез формируется в момент погружения клинка ножа. В его образовании могут быть задействованы все детали клинка
ножа: концевая часть клинка (острие, зона острия), обух и его
рёбра, скос обуха, лезвие, основание клинка (пятка, бородка) и
др. Соответственно их действию в основном разрезе можно выделить
место вкола (след острия), лезвийную и обушковую части, каждая
из которых в свою очередь имеет лезвийный и обушковый конец
(табл. 4.1).
Дополнительный разрез образуется при извлечении орудия из
раны. Если давление на лезвие не производилось, то повреждение
состоит только из основного разреза. Он отображает ширину клинка.
Дополнительный разрез отходит от основного разреза на некотором расстоянии от его конца (со стороны действия лезвия). Это
происходит из-за поворачивания плоскости клинка при его извлечении. В результате у основания дополнительного разреза можно обнаружить (иногда только с помощью лупы или стереомикроскопа)
надрез кожи, расположенный на одной линии с основным разрезом и
являющийся его составной частью.
Колото-резаная рана имеет форму при зиянии веретенообразную
или полулунную, а при сведении краёв - прямолинейную или в форме тупого угла.
87
Таблица 4.1
Схема составных элементов основного разреза
колото-резаной раны, причиненной ножом,
имеющим обух и лезвие (по Иванову И.Н., 1996).
Обушковый
разрез
I типа
Обушковый
конец
С л е д
в к о л а
Лезвийная
часть
основного
разреза
Лезвийный
конец
Обушковый
разрез
II или III
типа
Остроугольный
Деформированный
пяткой, бородкой
или лезвием,
затупленным вне
основания клинка
Основной разрез обычно имеет щелевидную или веретенообразную форму, при сопоставлении краев - преимущественно прямолинейную, но может быть углообразной, волнистой и т.п. Непрямолинейная форма основного разреза бывает связана с наличием пересеченных кожных складок, величиной фронтального угла удара, локализацией повреждения. Края колото-резаной раны ровные, иногда со
следами подсыхания и осаднения, стенки гладкие.
Одна из особенностей колото-резаных повреждений - расхождение (зияние) краев вследствие сократимости кожи, обусловленной
способностью соединительно-тканных структур (эластических и коллагеновых волокон) изменять свои размеры при нарушении их целостности. Наибольшее зияние отмечают при перпендикулярном расположении длинника раны относительно хода эластических волокон
кожи. Прижизненные колото-резаные повреждения зияют в большей
88
степени, чем посмертные, так как "сократимость теплой кожи выше,
чем холодной". Кроме того, пониженной сократимостью обладает сухая кожа.
Образование основного разреза начинается с контакта концевой части клинка ножа с кожей, в результате чего на месте вкола
образуется небольшое по размерам повреждение кожи, обозначаемое
термином "след вкола". Его появление может быть связано не только с остриём, но и с действием острия в сочетании с зоной острия, то есть с участком режущей кромки лезвия, прилежащим непосредственно к острию. В редких случаях вкол осуществляется зоной
острия без участия самого острия.
Чем больше затуплена концевая часть клинка ножа, тем больше
площадь первичного контакта ножа с кожей, а, следовательно, тем
более заметный след остается на месте вкола. Макроскопически с
помощью стереомикроскопа обнаружить след вкола в ранах удается
примерно в 70% случаев. Он располагается либо непосредственно у
обушкового конца, либо на стыке обушковой и лезвийной частей основного разреза. В ранах, оставленных ножами с обоюдоострыми
(двухлезвийными) клинками, след вкола обычно находится в средней
трети повреждения, между лезвийными частями основного разреза.
По своему строению след вкола может быть простым или сложным.
Простой след острия имеет три основные морфологические формы:
микроразрыв, микроразруб и прокол. В свою очередь различают микроразрывы I, II и III типа, а микроразрубы - с динамическим следом или без него (см. табл. 4.1).
Микроразрыв I типа имеет вид нависающего над просветом раны
лоскута эпидермиса треугольной, реже - четырехугольной или полуовальной формы, размерами от 0,1х0,1 до 2,5х2,5 мм. Иногда на
противоположном крае раны остается поверхностное повреждение в
виде выемки по форме и размерам соответствующее лоскуту эпидермиса на месте вкола. Некоторые микроразрывы состоят из 2-3 лоскутов эпидермиса, компактно располагающихся либо на одном крае
раны, либо одновременно на двух краях.
Микроразрыв II типа представляет собой остаточную деформацию эпидермиса в виде лоскута вытянутой полуовальной формы, нависающего над просветом раны со стороны одного из ее краев, протяженностью 0,5-8 мм и шириной 0,5-1 мм. Противоположный лоскуту
89
край слегка скошен и может иметь выемку. Микроразрыв III типа
образуют выступающие в просвет раны разорванные волокна дермы в
виде "бахромы". Края ран в области микроразрывов всех типов могут быть в той или иной степени осаднены.
Микроразруб характеризует либо небольшое отклонение оси раны, либо изменение направления скошенности стенок раны по отношению к остальному длиннику (наподобие лопастей пропеллера), либо то и другое одновременно. Протяженность микроразрубов достигает 2-7 мм. Края ран в микроразрубах могут быть осаднённые, неровные. При расположении микроразруба непосредственно у обушкового конца в ряде ран можно обнаружить оставленный острием микродефект кожи ("минус-ткань"), площадь которого составляет в
среднем 0,06 + 0,03 мм2. Возможны микроразрубы с динамическими
следами на стенках раны в виде чередующихся борозд.
При исследовании колото-резаных ран примерно в трети случаев макро-морфологические признаки, указывающие на место вкола,
как правило, не выражены. В таких случаях для установления следа
острия рекомендуют провести
комплекс
исследований, включающий,
помимо стереомикроскопии, рентгенографию
мягких
рентгеновских лучах с обработкой изображения на установке для
анализа рентгенограмм (УАР) с целью поиска следов структурных
изменений кожи на месте бывшей воронки, гистологическое исследование для выявления повреждений эпидермиса и морфометрию их протяженности.
В тех случаях,
когда структурные изменения кожи
нарентгенограммах отсутствуют, а протяженность микроскопических изменений эпидермиса не превышает 0,5 мм, след острия можно
квалифицировать как прокол. В остальных случаях место вкола следует расценивать как микроразруб.
В отдельных случаях след вкола носит комбинированный характер. Так, в частности, в нем могут одновременно сочетаться признаки микроразруба и микроразрыва, иногда можно четко определить
какая часть следа оставлена непосредственно острием, а какая зоной острия.
Ножи с затупленной концевой частью клинка (острием и/или
зоной острия) оставляют в ранах кожи микроразрывы или микроразрубы, а ножи, имеющие незатупленное (острое) острие, - проколы.
Появление микроразрывов более характерно для областей тела, где
90
легко формируется кожная воронка (шея, живот), толщина кожи менее 2,5 мм, и, кроме того, взаимодействие острия с поверхностью кожи носит замедленный характер. Микроразрубы чаще встречаются на спине, на коже толщиной более 2,5 мм, при резких сильных ударах, при действии ножей с шириной острия свыше 1,5 мм или
имеющих затупленное лезвие в зоне острия, в том числе, ножей с
закругленной концевой частью (типа столовых) и со сломанным острием. В зависимости от условий следообразования один и тот же
нож может оставить раны с различной морфологией следа острия.
Микроразрывы и микроразрубы могут оставлять ножи с незатупленным
(острым) острием, когда удар о поверхность кожи приходится не на
острие, а на лезвие зоны острия.
Примерно треть колото-резаных ран имеет обушковые разрезы
(обушковую часть основного разреза), которые, как правило, образуются за счет режущего действия одного из рёбер скоса обуха.
Иногда их появление обусловлено асимметрией рёбер обуха и крайне
редко - прямым обухом и симметричными ребрами. Длина разрезов от
обуха обычно не превышает 0,5-4 мм, но в каждом десятом случае
доходит до 5-14 мм. Возникновение обушковых разрезов характерно
для ударов ножом под углом менее 10о-15о к боковой поверхности
клинка, а также для погружения клинка с упором на обух. Их появлению также может способствовать наличие под кожей костей скелета со стороны действия обуха.
По своим морфологическим особенностям различают обушковые
разрезы трех типов. Обушковые разрезы I типа представляют собой
одну из половин обушкового конца асимметричной М-образной формы,
которая превосходит по длине другую в 2-3 и более раз. Длина их
обычно не превышает нескольких миллиметров. След острия (место
вкола) в таких ранах находится непосредственно у обушкового конца.
В ранах с обушковыми разрезами II и III типов след острия
расположен на некотором удалении от обушкового конца. При этом
обушковые разрезы II типа отклонены от направления лезвийной
части основного разреза обычно не более, чем на 10о-20о, а длина
их, в среднем, составляет около 5 мм. В отличие от последних,
обушковые разрезы III типа отклонены от направления лезвийной
части основного разреза до 80о-90о и достигают длины, в среднем,
91
около 10 мм, что придает основному разрезу такой колото-резаной
раны выраженный углообразный вид. Подобные повреждения могут
вызвать большие затруднения в плане дифференциальной диагностики
лезвийной части основного разреза и дополнительного разреза. Ведущим признаком, позволяющим определить границы основного разреза в таких случаях, является след вкола, располагающийся на стыке обушковой и лезвийной частей основного разреза.
Наиболее часто обушковые разрезы сочетаются в ранах с микроразрывами любого типа, а обушковые разрезы наибольшей протяженности более характерны для ран с микроразрывами II типа. В
целом для обушковых разрезов характерны неровные осаднённые
края, отклонение от направления лезвийной части основного разреза и отличное от лезвийной части направление скошенности стенок
раны (наподобие лопастей пропеллера). В ряде случаев обушковые
разрезы II типа крайне трудно отличить от микроразрубов, не выполнив экспериментального следообразования.
Соответственно действию обуха ножа формируется обушковый
конец. Его форма может быть М-, П-образной, реже - закругленной
или Г-,Т-,Y-образной. Она во многом зависит от степени выраженности рёбер обуха, его толщины и особенностей механизма следообразования. При слабом давлении на толстый обух с хорошо выраженными ребрами, а также при использовании ножей с тонким обухом
или обухом с закругленными ребрами нередко остаются обушковые
концы закругленной и даже заостренной формы. При наличии в ране
обушкового разреза II и III типа обушковые концы обычно бывают
асимметричной М-образной, закругленной или заостренной формы.
При исследовании обушкового конца обращают внимание на его
ширину. Измерения, проведенные на препаратах, подвергавшихся обработке в солевом растворе формалина, показали, что среднее значение ширины обушкового конца в колото-резаных ранах кожи составляет около 1 мм, что в определенной мере отражает среднюю
толщину клинков ножей, используемых для причинения телесных повреждений. При нанесении повреждений ножами с пилами на обухе,
такими как штык-нож, нож для электромонтажных работ и т.п., в
области обушкового конца возможно появление побочных повреждений
в виде осаднения эпидермиса, надрывов и втяжения кожи.
Лезвийная часть основного разреза, оканчивающаяся лезвийным
92
концом, формируется за счет действия режущей кромки лезвия. Раны
от ножей с обоюдоострыми клинками имеют, соответственно, две
лезвийные части основного разреза и два лезвийных конца. Края
раны в лезвийной части обычно ровные, стенки гладкие. При недостаточной остроте режущей кромки лезвия края лезвийной части основного разреза могут быть в той или иной степени осаднены. Зазубрины и другие дефекты режущей кромки лезвия могут оставить в
краях ран надрывы, обрывки эпидермиса. Последние следует отличать от микроразрывов.
Остроугольный лезвийный конец иногда продолжается в поверхностный надрез кожи, постепенно сходящий на нет. Изменения формы
лезвийного конца, как правило, связаны с внедрением в рану затупленного основания клинка ножа - пятки или бородки, крайне
редко - с действием затупленного лезвия вне основания клинка.
Обнаружение в ране следа пятки или бородки указывает на полное
погружение клинка ножа в рану.
Обычно видоизменение лезвийного конца происходит при погружении пятки. В таких случаях он чаще приобретает М-образную, нередко асимметричную, форму, реже - закругленную. Измерения на
препаратах кожи, обработанных солевым раствором формалина, показали, что средняя ширина следа пятки в лезвийном конце достигает
0,6 мм, то есть примерно в два раза меньше средней ширины обушкового конца. Это обстоятельство можно использовать при дифференциальной диагностике между обушковым концом и следом пятки в
лезвийном конце.
Морфология следа пятки может отображать некоторые особенности асимметрии рёбер пятки. Так, в результате режущего действия одного из рёбер асимметричной пятки большой протяженности
(свыше 3,5 мм), возможно некоторое отклонение длинника раны
вблизи деформированного лезвийного конца. В таких случаях ось
раны отклоняется в сторону ребра пятки, на которое оказывалось
давление. Внедрение в рану пятки, одно из рёбер которой в значительной степени сточено, может сопровождаться появлением асимметричного М-образного следа пятки, либо тем, что одна из половин М-образного лезвийного конца будет представлена поверхностным надрезом.
Погружение пятки в рану не всегда влечет за собой изменение
93
формы лезвийного конца, он может остаться остроугольным. Экспериментальные исследования показали, что формирование следа пятки
обычно связано с упором на лезвие на конечном этапе погружения
клинка ножа в раневой канал. Об этом же свидетельствуют и наблюдения из экспертной практики. Так, в частности, вблизи остроугольного лезвийного конца можно обнаружить повреждение в дерме
от пятки, выступающей за пределы рукоятки, образовавшееся при
извлечении ножа с ротацией, сопровождавшейся выворачиванием краев раны. Подобные повреждения могут быть в виде надреза, надрыва, треугольного выступа.
Изменение остроугольной формы лезвийного конца реже связано
с погружением в рану бородки. В таких случаях на форму деформированного лезвийного конца прежде всего влияют степень сточенности рёбер и толщина бородки. Нередко ее действие сопровождается значительной травматизацией кожи, вплоть до образования обрывков эпидермиса, обнаруживаемых в раневом канале. По ширине
след бородки обычно равен или больше обушкового конца. Но иногда
след бородки бывает внешне сходен со следом пятки, что характерно для ножей с бородками, ребра которых в значительной степени
сточены.
В отдельных случаях остроугольный лезвийный конец сочетается с побочным повреждением - следом-отпечатком от передней поверхности бородки в виде ссадины. Подобные следы типичны для
случаев, когда под кожей в проекции бородки имеется костная основа, препятствующая ее внедрению в основной разрез.
Происхождение побочных повреждений также может быть связано
с травматизацией кожи передней поверхностью рукоятки или ее ограничителем. Обычно это ушиб, подвергающийся впоследствии высыханию. В отличии от следа-отпечатка бородки, локализующегося
исключительно со стороны лезвийного конца, след-отпечаток рукоятки может находиться со стороны любого из концов раны, а также
и со стороны ее краев.
Практическая ценность следа рукоятки заключается в том, что
с одной стороны он является показателем полного погружения клинка ножа в рану, а с другой - он в общих чертах может соответствовать форме и размерам всей рукоятки или ее части. По нему в
отдельных случаях можно судить о деталях рукоятки в месте соеди-
94
нения с клинком, о форме и размерах ее выступающих частей.
След рукоятки обычно возникает тогда, когда травмируемый ей
участок кожи прижимается к плотной основе. Чаще это происходит
при наличии под кожей костей скелета, но возможно и при прижатии
кожи к плотному паренхиматозному органу, например, к печени.
Форма и локализация следа рукоятки относительно концов и краев
колото-резаной раны определяется соотношением ширины клинка и
рукоятки, величиной угла погружения клинка ножа в раневой канал,
топографией костной (плотной) основы. Если клинок шире рукоятки,
то последняя может беспрепятственно проникнуть в глубь раневого
канала, не оставив на коже никаких повреждений.
К одной из разновидностей побочных повреждений, встречающихся при экспертизе колото-резаных ран, следует отнести остаточную деформацию кожи вблизи основного разреза, которая определяется на нативных препаратах и на препаратах, обработанных солевым раствором формалина. Применение для её выявления водно-спиртово-уксусного раствора нецелесообразно, так как он вызывает набухание коллагена.
В отдельных случаях остаточная деформация определяется визуально, особенно на иссеченной сократившейся коже, по типу радиальных или циркулярных (полуциркулярных) складок, появление
которых можно объяснить растяжением кожи в момент образования
кожной воронки. Но чаще она выражена слабо, поэтому для ее обнаружения применяют рентгенографию в мягких лучах. На рентгенограммах остаточная деформация выглядит как изменение структуры
сосочкового рисунка кожи в виде вытягивания, сглаженности и размытости отдельных его элементов. Особенно отчетливы эти изменения на рентгеновских снимках, подвергавшихся оптической и аналоговой телевизионной обработке, например, на установке для анализа рентгенограмм (УАР).
Практическая значимость остаточной деформации заключается в
том, что она указывает на место наибольшего растяжения кожи и,
как правило, связана с местом вкола клинка ножа.
В отличие от основного, появление дополнительного разреза
связано с извлечением ножа с поворотом клинка вокруг продольной
оси и одновременным давлением на лезвие. Иногда, когда не полностью извлеченный клинок погружается повторно или во время изв-
95
лечения ножа его лезвие несколько раз меняло направление давления (при дополнительных поворотах), тогда остается 2-3 дополнительных разреза. В этих случаях, правда очень редко встречающихся, рана приобретает атипичную форму. Дополнительные разрезы
лезвием при извлечении орудия сопутствуют входным ранам, но могут встречаться и в выходных отверстиях. Дополнительный разрез
может отходить как непосредственно от лезвийного конца раны, так
и на некотором расстоянии от него от одного из краев входного
отверстия. По отношению к основному разрезу дополнительный обычно располагается под некоторым углом так, что колото-резаная рана, в целом, имеет углообразный вид.
При дифференциальной диагностике основного и дополнительного разрезов учитывают форму концов, возможность перехода лезвийного конца основного разреза в поверхностный надрез, признаки
действия пятки или бородки, более выраженную кайму осаднения и
высыхания по краям основного разреза.
Дополнительные разрезы при извлечении клинка ножа из раны
также может оставить ребро скоса обуха. В подобном случае формируется обушковый разрез, возникший при извлечении клинка.
Важным моментом при проведении судебно-медицинской экспертизы является определение ширины клинка на уровне погружения по
длине основного разреза. Соотношение длины основного разреза и
ширины клинка подвержено значительным колебаниям, что зависит от
свойств повреждаемых тканей, конструкции клинка, остроты лезвия
и механизма нанесения повреждения, главным образом от угла вкола
в тело. Если угол вкола со стороны лезвия прямой, то основной
разрез обычно равен или меньше максимальной ширины погруженой
части клинка. При остром угле вкола со стороны лезвия или обуха
длина всегда превышает максимальную ширину клинка.
Уменьшение длины входной раны по сравнению с шириной клинка
может быть обусловлено погружением клинка с упором на обух и с
увеличением толщины обуха, так как толстый обух "оттесняет" и
"растягивает" кожу сильнее, чем тонкий. При упоре на лезвие длина раны обычно больше ширины клинка. Ножи с затупленным лезвием
оставляют раны с меньшей длиной, чем ширина клинка. Длина ран
также заметно меньше ширины клинков в областях, где легче образуется кожная воронка, прежде всего на животе.
96
Морфология выходного колото-резаного отверстия во многом
сходна с таковой у входной раны. От входного отверстия выходная
рана может отличаться меньшей длиной основного разреза, меньшей
шириной обушкового конца, отсутствием побочных повреждений от
пятки, бородки и рукоятки, меньшей выраженностью или отсутствием
дополнительного разреза.
Решая вопрос об особенностях действовавшего ножа, на основе
результатов изучения колото-резаной раны кожи, следует принимать
во внимание, что её морфологию в конечном счете определяют три
основных фактора: строение клинка и рукоятки, механизм образования повреждения и анатомические особенности травмируемой области
тела.
Установлению характера концов раны помогает гистологическое
исследование срезов, произведенных параллельно поверхности кожи.
Соответственно действию обуха наблюдается "сгущение" эластических и коллагеновых волокон, а соответственно действию лезвия оно
отсутствует.
Волосы по краям колото-резаной раны поперечно или косо срезаны. При ударах ножом с односторонней заточкой наблюдаются пересекающие рану у её острого конца волосы. При применении кинжалов и ножей со скосом обуха непересеченные волосы располагаются
над раневой щелью у обоих концов раны (при ударах стамеской пересекаются все волосы). Лишь в тех случаях, когда к повреждаемой
коже плотно прилежит одежда, может происходить перерезание всех
волос находящихся по краям раны.
Стенки колото-резаной раны гладкие, обычно без кровоизлияний. Глубина раневого канала, как правило, преобладает над длиной и шириной кожной раны (l < h >> d). Колото-резаные раны редко сопровождаются значительным наружным кровотечением, гораздо
больше в таких случаях (особенно при ранениях) объем внутренней
кровопотери. Глубина раневого канала обычно соответствует длине
погруженной в тело части клинка. Однако при полном погружении
клинка с упором на ограничитель рукоятки податливые части тела
прогибаются (в различной степени). Это может вести к образованию
раневого канала, длина которого будет больше длины клинка.
Если раневой канал слепо заканчивается в плотном паренхиматозном органе, то для определения формы концевой части прибегают
97
(как и при аналогичных колотых повреждениях) к рентгеноконтрастному исследованию.
При самоубийствах иногда встречаются одно входное отверстие
на коже и несколько раневых каналов, радиально расходящихся. Они
образуются при неполном извлечении из тела повреждающего клинка
и следующих повторных колющих движениях в разных направлениях.
Повреждения костей могут быть в виде сквозных отверстий,
насечек, надрезов или царапин. Сквозные повреждения наблюдаются
при ранениях плоских и сравнительно тонких костей - грудины, черепа, лопатки, рёбер. Они образуются главным образом вследствие
рассекающего действия лезвия, но и другие части клинка - обух и
боковые поверхности - тоже причастны к образованию повреждений.
Форма переломов щелевидная или щелевидно-дырчатая. Обычно размер
повреждений на наружной костной пластинке соответствует поперечному сечению погруженной части клинка. Отверстие на внутренней
пластинке кости обычно имеет больший размер, вследствие разрушения компакты и обнажения губчатого вещества.
При внедрении в сравнительно толстую кость только концевой
части клинка, образуются насечки - мелкие повреждения, всё же
отражающие форму поперечного сечения причинившей их части предмета и позволяющие определить конец раневого канала. При скольжении острия или лезвия на кости образуются поверхностные надрезы. Лезвие, скользящее по краю кости, например, ребра, может
причинить глубокие сквозные разрезы, а при скольжении обуха
клинка иногда образуются дефекты от стирания кости, позволяющие
судить о толщине (ширине) обуха.
На стенках переломов, а также на поврежденных хрящах могут
быть обнаружены следы от неровностей и зазубрин лезвия колюще-режущего предмета (в виде валиков и борозд, располагающихся
параллельно друг другу). Это является предпосылкой для отождествления конкретного экземпляра повреждающего предмета.
Иногда при повреждении костей конец ножа может ломаться и,
ущемляясь краями перелома, остаться в нем. Такой отломок необходимо бережно извлечь и сохранить в качестве вещественного доказательства. Он может быть использован в криминалистических целях
для сопоставления с торцом сломанного клинка.
Таким образом, основными признаками колото-резаных повреж-
98
дений являются:
1. Форма входной (кожной) раны: а) при зиянии - веретенообразная или полулунная; б) при сведении краев - прямолинейная или
в форме тупого угла (кинжал).
2. Глубина раневого канала преобладает над шириной и длиной
(l < h >> d).
3. Края раны ровные, гладкие, чаще не осаднены.
4. Концы раны либо оба острые, либо один из них закруглён
или "М"- образной формы.
5. Отсутствие дефекта ткани.
6. Часто наличие дополнительного разреза.
7. Волосы по краям срезаны, но у конца со стороны лезвия
перекрывают рану.
8. Стенки раневого канала гладкие, без кровоизлияний.
9. Повреждения плоских костей в форме щелевидных или щелевидно-дырчатых переломов.
10. Значительное внутреннее и относительно небольшое наружное кровотечение.
Повреждения одежды.
Колюще-режущие предметы: а) сначала протыкают одежду, как и
колющие (механизм тот же); б) потом вступает в силу режущее
действие лезвия или лезвий.
Особенности повреждений на одежде зависят от:
1. Структуры и материала ткани (влияют на разлохмачивание
краев; размеры повреждений;
степень выраженности особенностей
клинка: лезвия, обушка, выемки и др.).
2. Клинка (острота лезвия, зазубрины, наличие загрязнений).
3. Материала подлежащих тканей (на твердых подложках особенности клинка проявляются лучше и размеры ран больше на 3 4 мм; коже наиболее соответствует картон).
4. Угла встречи (влияет на форму повреждений, выраженность
и соотношение микроследов - трасс).
Признаки повреждений на одежде:
1. Форма повреждений: щелевидная, овальная, веретенообразная. На плотных тканях - вытянуто-клиновидная. Выступающая из
99
раны кровь хорошо фиксирует форму повреждений. Если это мешает
дальнейшему исследованию, то кровь надо размочить.
2. Направление повреждения не совпадает с направлением нитей ткани, краевая нить короче длины повреждения. При нанесении
повреждения под углом 45о к нитям ткани длина разреза короче чем
длина клинка и чем повреждение, проходящее вдоль нитей.
3. При сведении краев форма колото-резаных повреждений
одежды прямолинейная или угловатая (в форме тупого угла), дугообразная. Это может происходить: а) в связи с изменением направления движения повреждающего предмета; б) из-за удара в складку
одежды; в) при ударе под углом 15о кинжалом или ножом с заточенным скосом обуха.
4. Отсутствие дефекта ткани.
5. Края повреждений состоят из пересеченных нитей. Есть
краевые нити, но по длине они всегда короче длины всего повреждения. Краевые нити обычно отклонены в направлении действия лезвия. По краям может выявляться кайма обтирания. В колото-резаном
повреждении толстой одежды выделяют раневой канал.
6. Концы повреждения могут быть острые, закругленные, "П"образные и в случае разрывов от обуха - "М" или "Н" - образные.
Концевая нить со стороны действия лезвия обычно имеет надрез частичное перерезание её волокон. Со стороны действия обушка
наблюдается разволокнение концевой нити и краевых нитей вокруг.
Обушковый разрез характеризуется большей степенью травматизации.
При полном погружении клинка вступает в действие пятка, бородка
клинка и поэтому со стороны действия лезвия на концевых нитях
также будут признаки разволокнения нитей. Но такие признаки проявляются лишь на первом слое одежды. На последующих они не образуются. Следовательно, важно исследовать все слои одежды.
7. В колото-резаных повреждениях одежды различают: основной
разрез, дополнительный и побочные. Признаки этих разрезов:
а) основной:
- концы пересеченных нитей обращены вовнутрь;
- по краям основного разреза с наружной стороны имеется
кайма обтирания;
- конец разреза чаще тупой;
- в месте перехода в дополнительный наблюдается неравно-
100
мерное выступание концов нитей и более выраженное их
разволокнение;
б) дополнительный:
- концы пересеченных нитей вывернуты кнаружи;
- кайма обтирания по краям повреждения располагается на
внутренней поверхности одежды, состоит преимущественно
из крови и частиц подкожной клетчатки и органов;
- края более разволокнены (извлечение клинка медленнее);
- конец разреза острый;
- дополнительный разрез может отходить на некотором
расстоянии от конца основного разреза.
в) побочный разрез (разрывы) - образование их наблюдается
всегда у одного конца основного разреза
- только со стороны
действия лезвия. Он чаще один, но может наблюдаться возникновение двух или трёх. На коже их никогда не бывает.
Образование побочного разреза (разрезов) наблюдается когда
кончик ножа сломан или тупой. Проткнуть одежду сразу такой нож
не может, образуются складки и одну из них (или несколько) нож
разрезает. Образовавшиеся разрезы обычно не соединяются с основным разрезом, а их локализация указывает на расположение лезвия.
Такие разрезы бывают чаще только на верхнем слое одежды.
8. От одного удара ножом в складки одежды количество повреждений может быть 2,3,4 и более.
Свойства клинка колюще - режущего предмета особенно хорошо
отображаются на предметах, находящихся в карманах пострадавшего:
записной книжке, документах, открытках, фотографиях, бумажных
деньгах. Наличие повреждений на этих предметах может указывать и
на силу удара. Не следует упускать возможности исследования таких предметов.
Судебно-медицинское значение
колото-резаных повреждений
заключается в возможности установить:
1. Данный вид травмирующего воздействия.
2. Длину погружённой части клинка колюще-режущего предмета.
3. Ширину погружённой части клинка (определяется как и
у колотых повреждений, но здесь надо учитывать):
- угол погружения клинка;
- возможность усилия на лезвие;
101
- длину основного разреза.
Признаки основного разреза:
- форма прямолинейная (при сведении краев);
- края более травматизированы;
- один из них более скошен, другой подрыт;
- наличие каймы обтирания (ржавчина, нити одежды);
- один конец чаще всего тупой, с надрывами и полулунным осаднением;
- на другом конце м.б. участок надреза эпидермиса;
- наличие осаднения и кровоподтека от действия пятки
клинка и ограничителя рукоятки;
- волосы по краям раны срезаны.
Признаки дополнительного разреза: края менее травматизированы, отвесные, кайма обтирания отсутствует, конец повреждения
острый, волосы по краям не пересечены, определяется извилистость
линии разреза.
4. Наличие обушка (по наличию тупого конца).
5. Толщину клинка - ширина обушка (разрывающее действие
клинка обнаруживается при микроскопическом исследовании начиная
с ширины обушка 1-2 мм).
6. Число лезвий у клинка.
7. Форму концевой части клинка,
8. Степень остроты клинка (определется по: прореживанию
ткани; наличию побочных разрезов; сокращению на 1-2 мм длины раны).
9. Место приложения силы (по локализации входной раны).
10. Направление удара (по направлению раневого канала).
11. Число ударов (по количеству повреждений).
12. Последовательность ударов (по особенностям: смещения органов; пояска загрязнения; направлений потёков крови и др.).
13. Ориентация клинка (по соотношению признаков действия
лезвия и обушка).
14. Индивидуальных свойств предмета - установление (идентификация) конкретного экземпляра предмета (по следам скольжения
(трассам); форме ссадин или кровоподтеков по краям раны от ограничителя и других частей оружия; по отломку концевой части клинка, иногда обнаруживаемому в раневом канале).
102
15. Наличие или отсутствие факта взаимного перемещения нападавшего и пострадавшего в процессе нанесения множественных ударов. Если в процессе нанесения нескольких колото-резаных ран положение нападавшего и его жертвы не менялось, либо повреждения
наносились самим пострадавшим, раны располагаются односторонне,
на ограниченном участке одной части тела. Направление их раневых
каналов, положение концов и длинников кожных ран, а также плоскостей раневых каналов - совпадают. Если же положение нападавшего и его жертвы менялось, то повреждения будут:
1) локализоваться на различных участках тела, в т.ч. и взаимно противоположных;
2) иметь разную ориентацию острых и тупых концов, а также
длинников ран;
3) иметь раневые каналы с пересекающимися или расходящимися
направлениями;
4) иметь разное направление потеков крови.
2.4. Повреждения рубящими предметами.
Рубящими предметами (топор, сечка, косарь, лопата, большой
поварской и хлебный нож, шашка и проч.), называются такие предметы которые, также как и режущие, имеют лезвие, но отличаются
от последних большой массой. Повреждения причиняются путём ударов, при этом образуются обширные глубокие раны, а тонкие части
тела, например пальцы, кисти, могут быть полностью отрублены.
Основной механизм действия рубящего предмета - рассечение
тканей с последующим их раздвиганием. Рассекающее действие рубящих предметов распространяется и на костную ткань. Пятка или носок топора могут оказывать разрывающее действие.
Наиболее часто прижизненные рубленые раны локализуются на
голове. При самоповреждениях чаще травмируются пальцы конечностей.
Форма рубленых ран при зиянии веретенообразная, щелевидная
или полулунная, при сведении краёв - прямолинейная или дугообразная. Характер краев зависит от степени остроты лезвия клина
топора: при действии острого лезвия края ровные; тупого - неровные, осаднённые.
По краям раны может образоваться кайма (полоска) обтирания,
103
загрязнения. Осаднение кожи и полоска обтирания более выражены
со стороны наклона рубящего предмета, чаще они неравномерные.
Края рубленых ран, нанесенных плохо заточенным рубящим
предметом, могут быть кровоподтечные. Тупые топоры, типа колуна,
причиняют повреждения, являющиеся ушибленными ранами, характерными для действия тупогранных предметов.
Форма концов ран зависит от остроты лезвия и от клиновидного действия рубящего предмета. Острые концы раны бывают только
при ударе топором, имеющим острое лезвие.
Особенности концов рубленых ран зависят и от положения рубящего предмета по отношению к телу. Если рана образовалась
только от действия лезвия, оба конца её будут острыми, а длина
раны будет меньше длины лезвия. Если в образовании раны участвовали пятка или носок клинка топора, то один из концов раны будет
тупой: закругленный, иметь "П"- или "М"- образную форму. Края
раны у этого конца осаднены. При ударах топора с коротким лезвием клин топора может почти полностью погрузиться в поврежденную
часть тела и тогда оба конца раны будут иметь "М"- образную форму (из-за образования надрывов вследствие клиновидного действия
топора).
За пределами
острого
конца
раны может располагаться
"след-вдавление" в виде линейной узкой "канавки" шириной около
1 мм, иногда с обрывками отслоенного эпидермиса. При различной
плотности подлежащих тканей иногда возникает прерывистая рана.
Волосы при воздействии острого лезвия (особенно его средней
части) пересекаются довольно ровно по краям раны. Общая плоскость пересечения волос соответствует направлению плоскости разруба мягких тканей и кости. У концов раны волосы могут остаться
непересеченными и будут нависать над раневой щелью в виде мостиков. Стержни волос в месте давления лезвия могут быть деформированы. При врубании пятки или носка топора все волосы обычно пересекаются и "мостики" не наблюдаются.
Форма раневого канала как правило имеют вид угла, что является характерным для топора.
Стенки рубленой раны чаще ровные,гладкие. При осмотре краев
разрубов мышц под микроскопом МБС наблюдается мелкая неровность,
лучше выраженная в месте погружения носка или пятки топора. Руб-
104
ленная рана обильно кровоточит.
В глубине раны, при раздвигании краёв, можно обнаружить
тканевые перемычки, особенно в области концов, а также осколки
костей, отсеченные концы волос, нити одежды.
Длина и глубина рубленой раны обычно больше её ширины (l >
d < h ).
При ударах затупленными рубящими орудиями по частям тела со
значительным массивом мягких тканей может образоваться разрыв,
размозжение мышц без рассечения кожного покрова.
При рассечении хрящей и костей образуется ровная площадка,
(плоскость разруба, шлиф) с микротрассами. Это позволяет отождествлять рубящие предметы по правилам трасологии.
Повреждения костей рубящими предметами весьма типичны. На
трубчатых костях причиняются надрубы, разрубы и отрубы. Надрубы
и разрубы имеют клиновидную форму, один конец острый, а другой
либо П-образный, либо острый. Отрубы это полное разделение кости
рубящим предметом. Поверхность отруба в начале движения лезвия
плоская со множественными трассами, а в конце движения лезвия
кость чаще всего отламывается, что приводит к образованию небольшого костного выступа - "шипа".
Повреждения рубящими предметами плоских костей приводят к
образованию надрубов и разрубов (продольно-дырчатые, лоскутные и
оскольчатые). Характер этих переломов определяется свойствами
повреждающей части рубящего предмета (лезвие, носок, пятка) и
направлением удара.
Таким образом, к признакам рубленых ран относятся:
1. Форма ран - веретенообразная, щелевидная, полулунная.
2. Края - чаще мелконеровные, неравномерно осаднённые, но
могут быть и ровные, неосаднённые.
3. По краям может наблюдаться кайма загрязнения.
4. Концы - острые и "М"-образные, определяются положением
предмета в момент удара и степенью заточки лезвия.
5. За пределами острого конца может быть след-вдавление.
6. Края ран могут быть кровоподтечные, особенно со стороны
действия рубящего предмета.
7. Волосы со стороны погружения пятки или носка пересечены
полностью, их стержни деформированы.
105
8. Между стенками ран, особенно у её концов видны тканевые
перемычки.
9. От одного удара может возникать прерывистая рана.
10. В глубине раны определяются костные осколки, волосы, нити одежды.
11. Стенки раны относительно ровные, края разрубов мышц под
микроскопом имеют мелкую неровность, особенно у конца раны, где
действовал носок или пятка.
12. Рана сильно кровоточит.
13. Длина и глубина раны превышает ширину (l > d < h ).
14. При отрубах на костях со стороны, противоположной действию лезвия, наблюдается образование костного выступа - "шипа".
15. Отсутствие дефекта ткани.
Повреждения одежды. Одежда рассекается в случае, когда подлежащая ткань достаточно плотна, при этом большое значение имеет
острота лезвия. Возможность рассечения одежды увеличивается при
ударах носком или пяткой топора. Если удар наносится только лезвием могут образоваться разрубы, концы которых переходят в линейный "след-вдавление". Длина его, с учетом длины разруба, является основой для суждения о длине лезвия топора. След-вдавление образуется при условии отсутствия твердой подложки и при тупом лезвии. Нити ткани здесь сплющены и вдавлены вовнутрь.
В случае рассечения складок одежды и последующим их расправлении разруб может иметь прерывистый вид и его составляющие
разделены участками неповрежденной ткани. Они располагаются на
различном уровне друг относительно друга. Между повреждениями
могут образоваться перемычки, состоящие порой из нескольких и
даже одиночных нитей. Это происходит при: ударе в складку; ударе
в область тела где есть углубления; неодинаковой остроте лезвия
(зазубренность, выщербленность).
Форма повреждений чаще линейная или дугообразная. Концы отверстий: при воздействии средней части лезвия - острые; при нанесении ударов носком или пяткой топора имеют закругленный или
"П"-образный вид. Здесь же могут наблюдаться и разрывы ткани.
Концы поврежденных нитей сплющены, разволокнены, разлохмачены,
иногда вытянуты и истончены.
106
Длина повреждений в подлежащих слоях одежды обычно меньше,
чем на внешних.
Линия разруба чаще всего не совпадает с направлением переплетения нижней ткани, краевая нить короче.
Судебно-медицинское значение рубленых повреждений заключается в возможности установить:
1. Вид травмирующего воздействия. Здесь нужно иметь ввиду,
что рубленые раны могут быть похожими на:
а) разрезы - у резаных повреждений отсутствуют тканевые перемычки, следы-вдавления, разрубы костей и
одежды, есть надрезы по концам ран;
б) линейные ушибленные раны - для них характерно наличие выраженного сплошного осаднения по краям, оскольчатых переломов с неровными краями и характерных
повреждений одежды (разрывов);
в) касательные огнестрельные повреждения отличаются
наличием дополнительных факторов выстрела, радиальных разрывов краёв и металлизации, образованием дефекта ткани.
2. Наличие пятки и носка (по форме концов раны и повреждений одежды).
3. Длину лезвия рубящего предмета (по длине раны и "следу-вдавлению").
4. Угол схождения поверхностей (щёк) клина топора и угла
заточки лезвия (по особенностям повреждений костей и хрящей).
5. Конкретный экземпляр рубящего предмета (по углу заточки;
ширине погружённой части клина; по трассам на плоскости разруба).
6. Место приложения силы (совпадает с локализацией раны).
3. Направление удара (по направлению раневого канала и по
локализации костного выступа - "шипа" на плоскости отруба).
4. Ориентацию плоскости клина рубящего предмета;
8. Факт взаимного перемещения нападавшего и пострадавшего в
процессе нанесения множественных ударов.
9. Возможность причинения повреждений собственной рукой.
10. Прижизненность и давность повреждений.
107
2.5. Повреждения пилящими предметами.
Пилящим называется такой предмет, рабочий край которого
состоит из ряда выступающих частей - зубцов, каждый из которых
имеет один или два острых края и остриё.
В практике судебно-медицинской экспертизы повреждения различными пилами встречаются нечасто. Однако их исследование может
иметь важное значение при раскрытии ряда преступлений, в т.ч.
убийства с последующим расчленением трупа.
Пилы делятся по:
1. Назначению (по кости, металлу, дереву, камню).
2. Виду полотна (листовые, ножовочные, лучковые).
3. Характеру зубцов (П-образные, угольные).
4. Виду развода и высоте зубцов (простой, волнистый).
5. Материалу пилы (железо, хром, никель).
Главной рабочей частью пилы служат зубцы. Расстояние между
вершинами соседних зубцов называется шагом зубцов пилы.
Развод пилы характеризуется:
а) видом: простой; волнистый;
б) степенью (шириной) развода: расстояние между вершинами зубцов отогнутых максимально в разные стороны перпендикулярно продольной оси полотна пилы.
Пилы отличаются и разной степенью изношенности зубцов (градация изношенности):
1. Новые, не бывшие в употреблении.
2. Первой степени изношенности, уменьшение на 1/3 их высоты.
3. Второй степени - до 2/3 их высоты.
4. Третьей степени - свыше 2/3 их высоты.
При неполных распилах образующиеся повреждения (раны) имеют
продолговатую форму, неровные, мелко лоскутные края и, нередко,
один или два острых раздвоенных конца. При полном разделении конечности или её части характер краев ран на коже сохраняется.
Наиболее характерны пиленые повреждения костей. Они позволяют определить многие свойства пилы, особенно надпилы. Последние имеют желобоватую форму с продольным костным дефектом. Форма
поперечного сечения надпилов зависит от:
1. Формы полотна пилы (листовые, циркулярные).
2. От вида развода.
108
3. От остроты, формы и степени изношенности зубцов.
Концы надпилов, образованных действием: пилы с волнистым
разводом - дугообразные; с простым разводом - раздвоенные, в
форме "ласточкиного хвоста".
Глубокие надпилы имеют параллельные стенки и закругленное
или "М"-образное дно. Ширина поперечного сечения надпила обычно
соответствует ширине развода пилы (если простой то ширина полотна равна максимальному сужению надпила).
Во время распиливания зубцы пилы могут утыкаться в кожу или
дно надпила. Расстояние между точечными повреждениями оставленными зубцами будет соответствовать шагу пилы.
Отпилы костей - это полное их разделение пилящим предметом.
Поверхность отпила неровная из-за множества поверхностных прямолинейных валиков и бороздок (трасс). Такие следы имеют вид ступенек. Они параллельны друг-другу, когда их оставляют пилы с высотой зубцов менее 2 мм. Трассы пересекаются между собой при высоте зубцов свыше 2 мм (пересекающиеся ступеньки).
Площадки ступенек на торцах костей (горизонтальные плоскости ступенек) обращены всегда в сторону начала распила.
Участки сглаживания торцов обычно располагаются со стороны
приложения основного усилия - в начале распила. Опилок больше
откладывается в концевой части распила, на стороне противоположной основному усилию. Там же имеется и большее число заусенец.
Обычно 80-90% трубчатых костей до конца не распиливаются, а
доламываются с образованием костного фрагмента (шипа), на котором сохраняется рельеф дна распила.
Судебно-медицинское значение пиленных повреждений заключается в возможности установить:
1. Вид травмирующего воздействия.
2. Тип развода пилы (по профилю, форме поперечного сечения надпила).
3. Ширину развода (по ширине дефекта кости с учётом типа
развода).
4. Остроту зубцов и их форму (по форме концов надпила и
следам утыкания).
5. Шаг пилы (по следам утыкания и расстоянию между вершинами очаговых отколов кости).
109
6. Высоту зубцов пилы (по параллельности или непараллельности трасс на поверхности отпилов).
7. Конкретный экземпляр пилы (по трассам от зубца, ближайшего к ручке пилы, т.к. только следы от него не пересекаются
следами от остальных зубцов).
8. Место начала распила.
9. Направление распила и направление движений полотна пилы.
10. Количество пилящих движений.
11. Прижизненность и давность повреждений.
3. Лабораторные и специальные методы исследования
повреждений, причиненных острыми предметами
Комплекс лабораторных и специальных методов исследования,
применяемый при экспертизе повреждений острыми предметами, включает в себя:
1. Непосредственную стереомикроскопию (ран, повреждений на
одежде, волос, нитей).
2. Гистологический метод (определение места действия обушка, прижизненности и давности повреждений).
3. Исследование в УФ- и ИК-лучах (люминесценция масла).
4. Микрохимический метод.
5. Метод цветных отпечатков.
6. Спектрографический метод.
7. Заливка раневых каналов полимерными массами и изготовление слепков.
8. Рентгенологический метод (в т.ч. рентгенография раневых
каналов залитых рентгеноконтрастными веществами).
9. Коррозионные методы исследования (заливка жидкой резины
в сосудистое русло, а затем растворение биологических тканей).
10. Экспертиза наложений:
а) микрочастиц по краям повреждений;
б) микрочастиц на клинке острого предмета: биологического и небиологического происхождения.
11. Профилография (трассы на хрящах и костях, угол заточки).
12. Нанесение экспериментальных повреждений одежды и биома-
110
некена с учётом: свойств повреждаемой части тела и ткани одежды,
степени натяжения последней, подбора аналогичной подложки, нанесения ударов с разной скоростью и под разным углом наклона.
13. Сопоставление повреждений на: а) разных слоях одежды (с
использованием манекена); б) на одежде и теле пострадавшего, для установления: одномоментности их нанесения; определение позы
пострадавшего; определение возможности нанесения повреждений без
повреждений одежды.
При необходимости детального изучения особенностей повреждений в лабораторных условиях (медико-криминалистическое исследование) повреждения должны изыматься из трупа в виде кожных
лоскутов, имеющих форму равнобедренной трапеции или пятиугольника, обращённых основанием вниз. Этот приём позволит в дальнейшем
свободно ориентироваться в расположении и направлении хода раны
на трупе. Иссеченные лоскуты кожи помещают на фрагмент картона
(эпидермисом вверх), маркируют и упаковывают в полимерную плёнку. Расстояние от краёв и концов раны до краёв кожного лоскута
должно быть не менее 3-4 см. При наличии двух и более ран на лабораторное исследование следует, по возможности, направлять их
все. Если же повреждения носят множественный характер и среди
них обнаружены отдельные раны или группы ран, различающиеся по
ряду морфологических признаков, то из каждой такой группы следует взять хотя бы по одному лоскуту с наиболее характерным повреждением.
Сразу после изъятия раны на лоскутах кожи (без подкожного
жира), а также внутренние органы с раневыми каналами, стенки
кровеносных сосудов, фасции, серозные оболочки, кости и хрящи
можно поместить в 1% раствор формалина, приготовленный на изотоническом растворе хлорида натрия по методу Г.Л.Серватинского.
Поступившие в медико-криминалистическое отделение кожные
лоскуты предварительно осматривают и исследуют на наличие наложений металла клинка ножа (методом цветных отпечатков). Затем
освобождают от остатков жировой клетчатки и помещают в консервирующий раствор. В настоящее время в экспертной практике для консервации широко
применяют или водно-спиртово-уксусный (ВСУ)
раствор, или 1% раствор формалина, приготовленный на изотоничес-
111
ком растворе хлорида натрия (солевой раствор формалина - СРФ).
Уксусная кислота, входящая в состав ВСУ, вызывает набухание
коллагеновых волокон дермы, а спирт - фиксацию эпидермиса. Неизмененные лоскуты кожи с ранами, а также лоскуты кожи с равномерно подсохшей кожей могут быть сразу помещены в ВСУ-раствор. Если
на коже имеются участки подсыхания, то для избежания неравномерного набухания коллагена лоскут предварительно на некоторое время следует поместить в воду или же засушить полностью. Тактика
обработки кожи и время "размачивания" или высушивания в каждом
случае обусловлены состоянием объекта.
Для подготовки препарата кожи в ВСУ-растворе обычно достаточно 2-4 дней, при длительной экспозиции возможно перенабухание
коллагена, ведущее к изменению морфологии ран.
Для устранения последствий перенабухания препарат в зависимости от состояния кожи следует поместить на 1 - 5 дней в воду.
Для фиксации эпидермиса лоскут кожи рекомендуется сначала
опустить на 1-5 мин в 10% раствор нейтрального формалина и только после этого - в ВСУ-раствор.
Первоначальная обработка в 1% СРФ допустима лишь при отсутствии подсыхания кожи, особенно в области краёв и концов ран.
При наличии таковых кожный лоскут следует поместить в воду либо
гипотонический (0,3%) раствор хлорида натрия на период от 15-30
минут до 1-2 дней, в зависимости от степени подсыхания, а уже
затем - в 1% СРФ. Длительность обработки кожи в указанном растворе не менее 6-7 дней. Раствор меняют по мере помутнения и окрашивания кровью, особенно часто в первые 3-4 дня. Для выявления
участков осаднения препарат дополнительно окрашивают водным
раствором генцианового фиолетового либо фиолетовыми чернилами,
разбавленными водой.
1% СРФ хорошо сохраняет эпидермис, позволяет выявлять мельчайшие участки осаднений, в том числе и поверхностные. Кроме того, он хорошо сохраняет участки остаточной деформации кожи вокруг ран и не вызывает изменений в их морфологии. Для исследования подготовленный препарат кожи просушивают фильтровальной бумагой, помещают на стекло и расправляют до восстановления первоначального размера раны, измеренного на трупе до изъятия, не допуская при этом деформации сосочкового рисунка кожи. Преимущест-
112
вом указанного раствора является плавность
что особенно удобно при исследовании хрящей
нов, изъятых из трупа.
процесса фиксации,
и внутренних орга-
В заключение следует отметить, что в каждом конкретном случае при экспертизе повреждений от воздействия острых предметов
не все признаки бывают хорошо выражены и не каждый метод исследования может быть применен. Из их числа надо использовать лишь
то, что может помочь эксперту выявить новую объективную информацию.
При исследовании множественных повреждений необходимо учитывать, что каждое из них могло быть причинено как только одним
предметом, так и несколькими подобными предметами. Происхождение
таких повреждений надо обосновывать путем тщательного определения свойств предмета, причинившего каждое отдельное повреждение,
с последующим их сопоставлением. Только детальное сравнительное
изучение всех повреждений во всех тканях по ходу всего раневого
канала (включая одежду) и рациональное применение всего комплекса необходимых лабораторных методов исследования, открывает максимальные возможности для полноценной и объективной экспертной
реконструкции свойств травмирующего предмета и особенностей механизма причинения повреждения.
113
Лекция 5.
СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПОВРЕЖДЕНИЙ
ОТ ПАДЕНИЯ С ВЫСОТЫ
Падение с высоты является своеобразным и сложным для судебно-медицинской экспертизы видом тупой травмы. Это, в первую очередь, связано с большим разнообразием обстоятельств и видов падений, значительным числом факторов, влияющих на характер и тяжесть возникающей травмы.
Повреждения в результате падения с высоты ранее встречались
редко, в основном у рабочих строительных профессий и моряков
(Tovo C., 1908; Westerborn A.,1928; Кушелев В.П.., 1951; и др.),
составляя не более 4-5% насильственной смерти от механической
травмы. В последние годы число падений с высоты, особенно в
крупных городах, значительно увеличилось и составило к настоящему времени 25-40% смертельной травмы от механических факторов
воздействия, занимая второе место после автомобильной травмы
(Савостин Г.А., 1975; Kazarian K.K. et al., 1976; Бегоян А.Г.,
1977; Хаддад А., 1984; Лебедев А.Н., 1985; Матышев А.А., Лебедев
А.Н., 1990; Солохин А.А., Солохин Ю.А., 1993). Это привело к
увеличению требований судебно-следственных органов к судебно-медицинской экспертизе в подобных случаях. В то же время, судебные
медики до 80-х годов уделяли мало внимания изучению повреждений,
возникающих при падениях с высоты.
По данным А.Хаддада (1984),
мужчины получают смертельную
травму от падения с высоты почти в 2,5 раза чаще, чем женщины,
хотя в старших возрастных группах (с 60 до 90 лет) женщины погибают в 3,5 - 4 раза чаще мужчин. Наибольшее количество погибших
мужчин (36,5%) приходится на возраст 21-30 лет. Число погибших
женщин распределяется почти равномерно во всех возрастных периодах.
Обстоятельства падения с высоты весьма разнообразны. Это
могут быть падения из окон и с крыш зданий, в пролеты лестниц,
со строительных лесов, с деревьев, скал, в стволы шахт, трюмы
кораблей и т.п. В абсолютном большинстве случаев (до 80%) падения происходят из жилых зданий. Падения при авиакатастрофах, с
нераскрывшимся парашютом, при транспортных авариях и из движущегося транспорта - относятся к соответствующим видам травм
(транспортной, авиационной и т.п.).
Как правило, падение с высоты - несчастный случай, реже 114
самоубийство и в единичных случаях - убийство (когда человека
сталкивают или сбрасывают с высоты). Не исключено, что случаев
убийств - сбрасываний больше, однако установление рода насильственной смерти при падении с высоты весьма затруднительно.
2. Основные понятия
В отличие от других видов тупой травмы, при падении движется (падает) тело человека, а повреждающий предмет (поверхность,
на которую падает тело) неподвижен.
Травмой от падения с высоты (кататравмой, от греч. ката падать) называется комплекс механических телесных повреждений,
образующихся от удара (ударов) падающего тела о поверхность соударения и предметы, находящиеся на ней, а также о различные
предметы, расположенные по траектории падения.
Падение с высоты может быть прямым, когда тело до момента
"приземления" не соприкасается с какими-либо предметами, и
последовательным (ступенчатым), когда тело в процессе падения последовательно ударяется о предметы, расположенные по траектории полёта на разной высоте (перила балконов, козырьки, карнизы и
т.п.). Кроме того, падение может быть свободным, когда тело падает самостоятельно, без каких-либо предметов, и несвободным,
когда вместе с телом падают различные предметы (например, строительные леса, различные конструкции и т.п.). В экспертной практике преобладают случаи прямого свободного падения (до 90% от
всех наблюдений). Иногда встречается падение в ограниченном узком пространстве, например, в шахтный ствол, шахту лифта, лестничный пролет. В таких случаях возникают своеобразные повреждения, позволяющие устанавливать данный вид падения.
Для смягчения удара в момент "приземления" падающий человек
иногда напрягает определенные группы мышц, пытается принять выгодное положение перед ударом, выставляя конечности по направлению падения, "группирует" свое тело. Такое падение называют координированным (Лебедев А.Н., 1985). Установление факта координированности падения очень важно, так как оно свидетельствует о
том, что потерпевший во время падения находился в сознании и был
115
активен. Соответственно, за некоординированное принимается падение без "группировки" тела пострадавшего, без принятия им ситуационно
оправданного положения тела в момент соударения с поверхностью. Это может быть при падении человека, находящегося в
состоянии алкогольного опьянения, в бессознательном состоянии и
т.п.
Наконец, любое падение с высоты может происходить с предварительно приданным телу дополнительным горизонтально направленным ускорением (прыжок, толчок, выбрасывание) и без такового.
Таким образом, классификация падений с высоты, с учетом
обстоятельств падения, может быть представлена следующим образом
(табл. 5.1).
Таблица 5.1
Классификация падений с высоты
с учётом обстоятельств падения
Падение с высоты
Прямое
свободное
падение
Ступенчатое
падение
Другие виды
падения
Координированное
Некоординированное
С предварительно заданным горизонтально направленным ускорением
Без предварительно заданного горизонтального ускорения
Указанные разнообразные
обстоятельства
падения в конечном
116
итоге определяют положение тела в момент соударения с поверхностью, а, следовательно, и локализацию мест первичного и вторичного ударов на теле. В зависимости от положения тела в момент соударения различают следующие виды падения с высоты: падение плашмя (на переднюю, заднюю или одну из боковых поверхностей тела);
падение на голову; падение на выпрямленные ноги; падение на колени; падение на ягодицы. Каждый из этих видов падений, в зависимости от различий в локализации мест первичного удара на отдельных частях тела и сегментах конечностей, разделяется на несколько вариантов. Так, падение на голову может сопровождаться
первичным ударом теменной, затылочной, лобной, теменно-височной
областями, лицом. Падение на выпрямленные ноги - первичным ударом подошвенной поверхностью одной стопы, двумя стопами; падение
плашмя - с предварительным упором одной, двумя руками, всеми четырьмя конечностями и т.п.
Наиболее часто (в 50% случаев) тело падающего человека приземляется в горизонтальном положении, плашмя. Падение на голову
встречается в 25% случаев, на выпрямленные ноги - в 20%. Падения на ягодицы и колени составляют около 5%. Приземление в вертикальном положении и первичный удар головой, ягодицами, коленями, стопами - сопровождается перемещением тела вокруг точки соударения вперед, назад или вбок и вторичным ударом о поверхность
соударения передней, задней или одной из боковых поверхностей
тела.При падении в горизонтальном положении (плашмя) перемещения
тела обычно не происходит и вторичного удара не бывает.
Как правило, падение с высоты приводит к одновременному
повреждению нескольких частей тела, то есть к сочетанной травме
(91,5%). С увеличением высоты падения возрастает число поврежденных частей тела, причем постепенно уменьшается количество
случаев травм головы и увеличивается число поврежденных частей
тела, особенно груди и живота (Хаддад А., 1984).
3. Патоморфология повреждений от падения с высоты
Повреждения, наиболее характерные для падения с высоты, образуются при прямом свободном падении. По механизму образования
117
они могут быть разделены на три группы: 1) первичные прямые,
возникающие в момент первичного удара о грунт и локализующиеся в
месте этого удара; 2) первичные непрямые (отдаленные), образующиеся также в момент первичного удара, но в отдалении от места
этого удара; 3) вторичные повреждения, возникающие при вторичном
(вторичных) ударах о грунт другими частями тела, вплоть до его
остановки в финальном положении (Матышев А.А., 1980).
В зависимости от конкретных обстоятельств падения отдельные
группы повреждений могут не возникать или быть слабо выраженными. При этом локализация, распространенность, тяжесть и морфологические особенности возникающих повреждений зависят от сочетания многих факторов: высоты падения, жесткости и рельефа поверхности соударения, положения тела в момент соударения и мест первичного и вторичного ударов на теле, массы тела, свойств и слойности одежды, угла соударения, наличия алкогольного опьянения,
физических данных и конституциональных особенностей пострадавшего и др. Среди них определяющими являются четыре: высота падения, вид падения, положение тела в момент удара, жесткость и
рельеф поверхности соударения.
Высота падения (от которой, как правило, зависит сила
удара)
и особенности поверхности соударения определяют, в основном, тяжесть травмы, а положение тела в момент удара о грунт и место
первичного удара на теле - локализацию и морфологические особенности возникающих групп повреждений. С увеличением высоты падения уменьшается влияние положения тела в момент удара на локализацию, характер и объём травмы, и возрастает влияние высоты. Высота падения становится фактором, определяющим локализацию, объём и характер повреждений, особенно туловища, начиная с 5-6 этажа (12-14 м).
При каждом виде прямого свободного падения с высоты возникают достаточно характерные комплексы первичных прямых, первичных непрямых и вторичных повреждений, знание которых позволяет
устанавливать не только вид травмы (падение с высоты), но и обстоятельства падения.
3.1. Падение на голову.
Как уже отмечалось, падение на голову может иметь несколько
вариантов: с первичным ударом лобно-лицевой, лобно-теменной, те-
118
менной, теменно-затылочной, теменно-височной, затылочной областями головы. Локализация первичного удара на голове в основном
определяет направление вторичного (последующего) падения, а
следовательно - локализацию и особенности вторичных повреждений.
Так, первичный удар лобно-лицевой, лобно-теменной областями приводит чаще к вторичному соударению передней поверхностью тела, а
удар теменно-височной или затылочной областью - к вторичному падению на одну из боковых или на заднюю поверхность тела.
Падение на голову приводит к возникновению комплексов характерных первичных прямых, непрямых и вторичных повреждений. К
первичным прямым относятся: ссадины, ушибленные раны и кровоизлияния в мягких тканях головы, переломы костей черепа, ушибы и
разрушения головного мозга, деформация головы.
Повреждения мягких тканей головы встречаются почти во всех
случаях (99%). Ссадины в основном локализуются на лице и в местах облысения. Ушибленные или ушибленно-рваные раны встречаются
примерно одинаково часто на лице и волосистой части головы.
Переломы костей черепа возникают в 95% случаев, обычно имеют характер оскольчатых или вдавленно-оскольчатых. Изолированные
линейные переломы встречаются в единичных случаях. Оскольчатые
переломы свода черепа носят характер "паутинных". В месте удара
образуется отломок округлой или овальной формы, который фрагментируется радиально направленными переломами, образуется 4-7 секторов неправильной треугольной формы. Часть радиальных линий переломов выходит за пределы указанного отломка и веерообразно
распространяется по своду черепа. Продолжающаяся деформация черепа приводит к возникновению экваториальных линий переломов.
Соединяя радиально направленные линии переломов на разных уровнях за пределами центрального отломка, они определяют степень
фрагментации черепа и характерную картину "паутинного" перелома
(рис. 5.1). При этом большинство костных отломков на своде черепа имеют неправильно треугольную или трапециевидную форму, узкие
основания которых направлены к месту удара на голове. На основание черепа распространяется лишь часть радиально направленных
линий переломов, которые соединяются с переломами противоположной стороны в средней черепной ямке. Круговые переломы основания
черепа возникают в единичных случаях.
119
Рис. 5.1. "Паутинный" перелом
костей свода черепа.
Повреждения головного мозга (99%) локализуются в основном в
зоне удара. Противоударные очаги обнаруживаются только при падении на затылочную или теменно-височную области в случаях, не
сопровождавшихся обширными повреждениями черепной коробки. С
увеличением степени фрагментации костей черепа видовые признаки
травмы ускорения перестают образовываться. В таких случаях доминируют грубые контактные повреждения.
Падение на голову, вне зависимости от его варианта, приводит к образованию первичных непрямых повреждений - компрессионным и компрессионно-оскольчатым переломам шейных или верхне-грудных позвонков. Морфология повреждений шейного отдела позвоночника зависит от положения головы в момент первичного удара.
120
При сгибательном ее положении чаще возникают компрессионные переломы тел нижних шейных позвонков; при разгибательном положении
головы - разрывы межпозвонковых дисков, переломы дужек и остистых отростков позвонков.
В ряде случаев падение на голову происходит с первичным
упором на выпрямленные руки. При этом возникают повреждения кистей и других сегментов верхних конечностей, характерные для нагрузки по оси. Диагностика таких повреждений свидетельствует о
координации процесса падения и "приземлении" в ситуационно оправданном положении тела. Пассивное отвисание рук не приводит к
характерным повреждениям от нагрузки по оси конечности.
После первичного удара головой происходит вторичное падение
на заднюю, переднюю или одну из боковых поверхностей тела, где
возникают комплексы вторичных наружных и внутренних повреждений,
однако степень их выраженности может быть различной. Повреждения
от сотрясения возникают примерно в половине случаев, причем чаще
в органах груди, чем в органах живота.
3.2. Падение на выпрямленные ноги.
При этом виде падения соударение с поверхностью происходит
стопами. В отличие от падений на голову, падение на ноги обычно
происходит с высоты более второго этажа и наблюдается в подавляющем большинстве случаев у лиц, в крови которых этанол не обнаружен (которые могут координировать процесс падения).
При падении на выпрямленные ноги первичными прямыми повреждениями являются повреждения стоп: кровоизлияния и ушибленные
раны подошвенных поверхностей, особенно пяточных областей, переломы пяточных, таранных и других костей стопы. Обувь на толстой
микропористой подошве может почти полностью исключить образование повреждений на стопе. В таких случаях сила первичного удара
целиком передается по оси тела, где возникают обширные и распространенные первичные непрямые повреждения: переломы нижних
третей берцовых костей, нередко со смещением проксимальных отломков книзу; разрывы капсул голеностопных суставов; рваные раны
области голеностопных суставов; оскольчатые переломы нижних третей бедренных костей; характерные повреждения таза (разрывные
переломы боковых частей крестца, разрывы крестцово-подвздошных
суставов, разрывной перелом верхне-передней и компрессионный пе-
121
релом нижне-задней поверхности верхней ветви лобковой кости, косо-вертикальный перелом вертлужной впадины); компрессионные переломы тел нижне-грудных и поясничных позвонков; переломы поперечных отростков поясничных позвонков, а также повреждения от
сотрясения органов живота и груди.
Возникновение обширных повреждений в сегментах нижних конечностей в значительной степени поглощает энергию первичного
удара и отдаленные повреждения в таких случаях менее распространены и менее тяжелы.
Переломы костей голени встречаются в 70-75%, а бедренных
костей - примерно в 50% случаев падений на выпрямленные ноги. В
единичных случаях образуются центральные вывихи бедра, а также
кровоизлияния в костный мозг неповрежденных бедренных костей,
которые выявляются при их продольном распиле. Отмеченные кровоизлияния возникают при падении с высоты не менее
9-10 м. Их
можно считать признаком сотрясения тела.
Для падения на выпрямленные ноги характерны переломы грудины, возникающие либо вследствие углового ударного кифоза (тогда
линия перелома зияет снаружи), либо от удара подбородком, что
приводит к перелому, формирующемуся с внутренней поверхности
кости.
Переломы рёбер возникают не менее чем в 80% случаев и
образуются как при первичном, так и при вторичном ударах тела. Повреждения головы при падении на ноги также могут возникать как в
момент первичного, так и последующего удара о грунт.
Считающийся характерным круговой перелом основания черепа
возникает в единичных (1,5-2%) случаях, изолированные поперечный
или диагональный переломы основания черепа - несколько чаще.
Редкость указанных переломов объясняется тем, что возникающие
обширные и смещенные повреждения в нижележащих сегментах скелета
амортизируют силу удара позвоночника в основание черепа. Имеет
значение и величина угла между основанием черепа и осью шейного
отдела позвоночника в момент первичного удара. Редкость отмеченных переломов не снижает их диагностической ценности, они способствуют реконструкции возможных обстоятельств падения, в частности, падения вертикально расположенного тела по прямой (вертикальной) траектории.
122
Вторичные повреждения при падении на ноги зависят от локализации вторичных ударов, а их морфологические особенности схожи
с повреждениями при том или ином варианте падения плашмя.
3.3 Падение плашмя.
Падение плашмя - самый частый вариант "приземления" при падении с высоты, встречается более чем в 50% случаев. Наиболее
частый вариант такого падения - падение на одну из боковых поверхностей тела (53%), реже на заднюю (26%) и переднюю (21%) поверхности. Падение плашмя наиболее часто происходит с высоты более четвёртого - пятого этажей.
Соударение плашмя, вне зависимости от варианта падения,
приводит к возникновению тяжелых распространенных прямых и непрямых повреждений, возникающих одновременно во многих частях тела. При этом преобладают грубые контактные повреждения костей
скелета и внутренних органов, признаки сотрясения четко выражены
и локализуются во всех или почти во всех частях тела. При падении на заднюю поверхность тела наиболее часто возникают следующие первичные прямые повреждения: массивные кровоизлияния в мягких тканях спины, поясницы, ягодиц; продольные переломы затылочной кости, противоударный ушиб лобных и височных долей головного
мозга; переломы позвоночного столба (переломы тел позвонков,
разрывы межпозвонковых дисков, переломы дужек и остистых отростков), часто с повреждением спинного мозга; переломы лопаток;
двусторонние переломы рёбер по задним линиям; ретросакральные
переломы подвздошных костей, переломы крестца, разрывы крестцово-подвздошных суставов; повреждения области локтевых суставов.
В качестве первичных непрямых повреждений при падении на
заднюю поверхность тела следует указать: переломы по подмышечным
линиям, разрывные вертикальные переломы вертлужных впадин, повреждения от сотрясения органов груди и живота.
Для падения на боковую поверхность тела характерны следующие прямые повреждения: поперечные переломы черепа; ушибы головного мозга; односторонние переломы рёбер и ключиц; разрывы печени; оскольчатый перелом крыльев подвздошных костей; горизонтальный перелом вертлужной впадины; компрессионный перелом боковой
части крестца; компрессионный перелом верхне-передней поверхности верхней ветви лобковой кости и продольное её растрескивание.
123
При падении на выставленную руку наблюдается перелом лучевой
кости в типичном месте.
К первичным непрямым повреждениям при падении на боковую
поверхность тела следует отнести: переломы рёбер и таза на противоположной стороне, разрывы брыжейки тонкой и толстой кишок,
повреждения от сотрясения внутренних органов груди и живота.
3.4. Падение на ягодицы.
Падение на ягодицы происходит редко. При этом возникают
массивные первичные прямые повреждения в виде размозжения мягких
тканей ягодиц с обширными кровоизлияниями и нередко с формированием карманов, заполненных кровью, а также характерные повреждения таза. Передача травмирующего воздействия вдоль позвоночника
приводит к формированию выраженных первичных непрямых повреждений
позвоночника, ребер, черепа, повреждений от сотрясения
внутренних органов живота и груди. Последующее падение на заднюю
или на одну из боковых поверхностей тела приводит к возникновению вторичных повреждений с соответствующей локализацией.
3.5. Падение на колени.
При первичном ударе о грунт коленями комплекс первичных
прямых повреждений локализуется в области коленных суставов:
ссадины; ушибленно-рваные раны; кровоизлияния в мягкие ткани;
оскольчатые переломы костей, образующих коленные суставы (надколенника; мыщелков бедренных и большеберцовых костей); нередко разрывы капсулы и связок коленных суставов. Первичные прямые
повреждения формируются примерно в тех же местах, как и при падении на выпрямленные ноги (за исключением повреждений нижних и
средних третей голеней). Вторичные повреждения при этом виде падения обычно локализуются на передней или одной из боковых поверхностей тела.
4. Особенности осмотра места происшествия
Осмотр места происшествия в случаях падения с высоты необходимо начинать с осмотра трупа и места соударения тела с поверхностью, далее осмотреть место, откуда выпало тело, выступающие предметы на пути (траектории) падения и завершить работу
повторным осмотром трупа. Определенные сложности вызывают те
124
случаи, когда место, откуда произошло падение, точно неизвестно.
Однако установление этого места, как правило, возможно в процессе работы на месте происшествия.
Осмотр трупа проводится в обычной, принятой в судебной медицине, последовательности.
Производится
описание характера
грунта, вдавления на нем, предметов, находящихся под трупом,
местонахождение его относительно объекта, откуда произошло падение, а также измерение расстояний от плоскости перпендикуляра
падения до тела. Эти измерения имеют основное значение для решения вопроса о возможности или невозможности падения с предварительно заданным ускорением.
В специальной литературе имеются указания о том, что в случаях, подозрительных на сбрасывание, для решения вопроса о характере траектории падения тела и величины ускорения
к экспертизе привлекаются представители других специальностей - механики, математики, баллистики. В выполнения работы таких комплексных экспертиз проводятся экспериментальные сбрасывания манекенов, что подкрепляет результаты проведенных математических расчетов, в основу которых берутся данные, полученные при осмотре
места происшествия. Однако, проведение таких комплексных экспертиз в ряде случаев встречает определенные трудности.
Моделирование процесса некоординированного падения с высоты
при помощи антропометрически сбалансированного манекена показало, что при падении из исходного вертикального положения без
стартового ускорения траектория падения представляет не прямую
линию, а параболу. Поэтому место соударения тела с грунтом находится всегда дальше точки перпендикуляра падения. В процессе падения манекен вращается вокруг центра тяжести во фронтальной
плоскости. Количество оборотов зависит от высоты падения. При
падении с высоты 7-8 м (третьего этажа) происходит оборот на
180° и следует удар головой о грунт; падение с высоты 10-11 м
(четвёртого этажа) приводит к обороту в 270°, после чего происходит падение плашмя (рис. 5.2).
В случаях падения с предварительно заданным ускорением
(толчок, удар) траектория падения и местонахождение манекена относительно плоскости перпендикуляра падения зависят от места
приложения ускоряющей силы. Чем ближе к центру тяжести тела
125
Рис. 5.2.
Траектория падения манекена в зависимости от высоты падения.
126
действует ускорение, тем тело дальше оказывается от места перпендикуляра падения. Приложение силы намного выше или ниже центра тяжести может обусловливать нахождение тела на линии перпендикуляра падения или даже перед ней (при падении с выступающих
частей здания, балконов, лоджий и т.п.).
Падение из исходного положения "вис на руках" происходит
только по прямой линии, при этом тело может целиком располагаться перед линией перпендикуляра падения, что определяется направлением последующего (вторичного) удара о грунт. Таким образом,
финальное положение тела зависит от многих факторов: от высоты,
траектории падения, исходной позы перед падением, наличия стартового ускорения, его силы и точки приложения на теле, а также
от направления последующего (вторичного) падения.
В связи с отмеченным, при работе на месте происшествия особое значение приобретает точное определение расстояний от плоскости перпендикуляра падения до теменной области головы, центра
тяжести тела (область крестца) и подошв стоп. Данные этих измерений и последующее (после вскрытия трупа) установление места
первичного удара о грунт на теле пострадавшего дают возможность
определить достоверное расстояние "отлёта" тела от места перпендикуляра его падения и установить возможную траекторию падения.
При падении на голову и ноги величина "отлета" будет соответствовать расстоянию от теменной области головы или от стоп до
плоскости перпендикуляра падения, а при соударении плашмя - от
центра тяжести тела до плоскости перпендикуляра его падения.
Опыты, проведенные А.Н.Лебедевым (1985) по сбрасыванию антропометрически сбалансированного манекена, показали, что с увеличением высоты падения без стартового ускорения величина "отлета" возрастает (при падении из исходного вертикального положения
тела). Небольшая высота падения (до 7-8 м), в сочетании со значительной величиной отлета тела, предполагает падение с первоначальным ускорением. Координация процесса падения путем активного
перемещения центра тяжести может также в значительной степени
изменить динамику падения. Всё это обусловливает возможность
разноречивого толкования тех случаев, когда тело находится в непосредственной близости от плоскости перпендикуляра падения.
Вместе с тем, если установлена траектория падения и фиксированы
127
- 137 основные статические показатели расположения тела на грунте, получены результаты о характере соударения и месте первичного удара на теле, а также результаты секционного и дополнительных методов исследования, то можно аргументированно высказаться о возможности или невозможности тех обстоятельств падения, которые
указаны в материалах следствия (табл. 5.2).
Таблица 5.2
Зависимость местоположения тела на грунте
от условий падения
Условия падения
Траектория падения
Местоположение тела на
поверхности соударения
Со стартовым горизонтальным ускорением
(активное падение)
1. Прыжок
Парабола
2. Выбрасывание
3. Толчок (вблизи
центра тяжести)
4. Толчок в ноги
или голову
Парабола
Парабола
Прямая линия
Далеко за линией перпендикуляра падения
(расстояние отлета зависит от высоты и величины ускоряющей силы)
На линии перпендикуляра
падения или рядом с ней
Без стартового горизонтального ускорения
(пассивное падение)
1. Наклон - падение из исходного положения
"стоя"
2. Переваливание
через подоконник,перила балкона - падение
3. Падение из
исходного положения "вис на
руках"
Парабола
Прямая линия
Прямая линия
За линией перпендикуляра падения (расстояние
отлета зависит от высоты
падения)
На линии перпендикуляра
падения или рядом с ней
На линии перпендикуляра
падения или рядом с ней
128
После фиксации местоположения и позы трупа осматриваются
его одежда и обувь, загрязнения и повреждения которой имеют определенное значение для решения вопроса об обстоятельствах падения (см. раздел 5).
Общие сведения о трупе, трупные изменения и суправитальные
реакции исследуются и описываются по общим правилам. При осмотре
тела следует искать повреждения, которые не характерны для падения с высоты и могли бы быть причинены посторонней рукой. В случаях обнаружения резаных, рубленых, колотых ран необходимо убедиться, не могли ли они образоваться без участия посторонней руки - от осколков стекла, острых выступов частей здания, тонких
проводов, от предметов, обнаруженных под трупом и т.п.
Если падающий пытался задержаться за карниз, выступ здания,
то на ладонной поверхности пальцев, кистей рук и предплечий могут быть обнаружены ссадины, царапины с дистально направленной
отслойкой эпидермиса. В этих же случаях могут иметь место переломы ногтевых пластинок, попадание в подногтевые пространства
частиц кирпича, штукатурки.
При осмотре места, откуда произошло падение, следует искать
следы борьбы: перевернутую мебель, другие предметы, наличие следов крови, обрывков одежды и т.п. При падении из окон домов отмечается целость стекол; измеряется высота подоконника и оконного проема, ширина подоконника и карниза; отмечается наличие какакого-либо предмета, на который мог стать человек, чтобы подняться на подоконник. На таком предмете, на подоконнике, на карнизе могут быть обнаружены следы босых ног или обуви, следы крови, следы волочения, стёртость пыли, краски. Наличие таких отпечатков и следов, знание высоты оконного проёма и сопоставление
его с длиной тела потерпевшего, в совокупности с другими сведениями, полученными в ходе осмотра места происшествия, способствуют реконструкции возможных обстоятельств падения, в частности, установлению позы пострадавшего перед падением.
При осмотре выступающих предметов на предполагаемой траектории падения (перила балконов, лоджий, карнизы, козырьки над
входами в здание и др.) следует искать стёртость пыли, краски,
штукатурки, обрывки тканей одежды, волосы, следы крови, частицы
кожи, мозгового вещества. Эти объекты подлежат подробному описа-
129
нию, фотографированию и изъятию в качестве вещественных доказательств. Поиск таких выступающих частей здания важен как для
объяснения механизма образования отдельных повреждений, обнаруженных на трупе, так и для реконструкции траектории падения.
В процессе осмотра места происшествия изымаются вещественные доказательства. При необходимости
загрязняющие
одежду
(обувь) вещества изымают легким поколачиванием или поскабливанием скальпелем над листом чистой бумаги, который затем сворачивается и помещается в бумажный пакет. Для сравнительного исследования необходимо изъять образцы с мест, откуда, предположительно, попало данное загрязнение на одежду или обувь (пыль с подоконника, карниза; кирпич стены дома; штукатурка; грунт с места
обнаружения трупа).
Следы крови, волосы, частицы кожи, мозгового вещества и
другие объекты биологического происхождения, обнаруженные на
месте, откуда произошло падение, на предметах, с которыми тело
соприкасалось в процессе падения, на месте обнаружения трупа изымаются по общим правилам.
При необходимости исследования подногтевого содержимого оно
выскабливается деревянной заостренной палочкой в два бумажных
пакета отдельно для правой и левой руки. Можно коротко состричь
ногти со всех пальцев и также поместить их в два отдельных пакета.
5. Особенности секционного исследования трупа
Методика исследования трупов лиц, погибших от падения с высоты, имеет некоторые особенности. Исследование трупа начинается
с изучения обстоятельств травмы, материалов дела и имеющихся медицинских документов.
При наружном исследовании трупа во многих случаях удается
обнаружить инородные включения и наложения на одежде и теле погибшего. Установление их локализации, характера, распространенности способствует определению вида травмы и обстоятельств происшествия. Источником инородных наложений на одежде погибших от
падения с высоты может явиться место, откуда произошло падение,
место соударения тела с грунтом, а иногда наложения могут быть
130
получены в процессе падения.
При детальном изучении наложений с помощью непосредственной
микроскопии, проведении их химического исследования, в большинстве случаев удается дифференцировать наложения, полученные в результате трения в процессе падения (штукатурка, известково-песчаный или известково-глиняный кирпич и т.п.) от загрязнений,
возникших при ударе тела о грунт (песок, глина и др). Для установления природы загрязнений одежды можно воспользоваться экспресс-методом, основанным на определении концентрации водородных
ионов в указанных веществах с помощью индикаторной бумаги (Матышев А.А., Лебедев А.Н., 1987). Метод прост и позволяет быстро, в
течение 1 мин, ориентировочно определить природу загрязнений
одежды, а, следовательно, и место, где эти загрязнения получены.
Важную информацию могут дать повреждения одежды и обуви потерпевшего. Так, для падения на ноги или голову характерными являются обширные разрывы штанин по наружному и внутреннему швам
на уровне бёдер. При падении на голову они возникают вследствие
чрезмерного расхождения в стороны нижних конечностей в момент
остановки тела, при падении на ноги - от сгибания их в суставах.
При падении плашмя обычно наблюдаются разрывы по боковым швам
нижней, обтягивающей туловище, одежды.
Лоскутные, углообразные разрывы на одежде, как правило, образуются либо непосредственно перед падением, или в процессе падения в результате контакта с выступающими частями здания.
Важное значение имеет исследование обуви и головного убора
(защитной каски). Падение на ноги часто сопровождается повреждениями обуви в виде глубоких зигзагообразных или линейных разрывов на подошвах, отрывов каблуков, иногда с частью подошвы. В
этих случаях повреждений в области стоп может и не быть.
Все обнаруженные повреждения, инородные включения и загрязнения на одежде заносят на схематические рисунки и фотографируют.
Наружное исследование самого трупа направлено на поиск,
изучение и описание повреждений, деформированных участков и частей тела. При осмотре головы обращают внимание на деформацию,
направление ее уплощения, ненормальную подвижность костей черепа, изучают характер осаднений (очаговые, сливные), направление
131
отслойки эпидермиса. Далее, как обычно, исследуются шея, грудь,
живот, тазовая область, верхние и нижние конечности. Отмечается
деформация сегментов конечностей, суставов, направление и степень смещения отломков трубчатых костей, возможное удлинение или
укорочение поврежденной конечности или её сегмента.
На верхних конечностях тщательно осматриваются кисти, подногтевые пространства; на ссадинах отмечается направление отслаивания эпидермиса. На ногах сравнивается длина стоп, так как падение на одну выпрямленную ногу приводит к раздроблению пяточной
кости и развороту ее кзади, что увеличивает длину этой стопы.
Отмечается взаимное расположение всех обнаруженных повреждений,
их расстояние от стоп и головы. Эти данные способствуют в дальнейшем установлению возможных обстоятельств травмы, в частности
позы пострадавшего перед падением и в момент соударения с грунтом, а также возможности или невозможности возникновения повреждений от падения в каждом конкретном случае.
До начала внутреннего исследования трупа желательно провести рентгенографию деформированных частей тела, в первую очередь
головы, стоп и области голеностопных суставов. Для диагностики
пневмоторакса перед вскрытием следует проводить специальную пробу, лучше с помощью аппарата для чрезкожной пункционной диагностики, так как при подкожном разрыве межреберных мышц и пристеночной плевры обычная проба на пневмоторакс невыполнима. Этим же
способом возможно определение дислокации средостения. Диагностика пневмоторакса может помочь решить вопрос о последовательности
причинения повреждений.
В некоторых случаях целесообразно начинать внутреннее исследование с проведения широких разрезов на задней поверхности
тела. При этом удобным является крестообразный разрез с проведением поперечной линии на уровне лопаток и продолжении его кверху
через области плечевых суставов кпереди. Такой разрез обеспечивает хороший доступ к лопаткам, ребрам, плечевым суставам, остистым и поперечным отросткам позвонков, крестцу, седалищным
костям. Тщательно изучаются повреждения на стопах, разрезы на
которых обязательны во всех случаях, так как переломы пяточной
кости не всегда дают ощущения патологической подвижности или
крепитации костных отломков. На подошвенных поверхностях целесо-
132
образно проведение расслаивающего разреза через всю стопу. Это
обеспечивает диагностику и изучение повреждений и на плюсневых
костях.
После изучения повреждений на задней поверхности тела,
включая широкое вскрытие плечевых, локтевых, лучезапястных и тазобедренных суставов, труп переворачивается. Проводится секционный разрез на передней поверхности тела, продолжающийся до коленных суставов, полость которых вскрывается; также вскрываются
и полости голеностопных суставов. Обязательно исследуются надколенники. Изучаются повреждения на суставных хрящах эпифизов костей вскрытых суставов.
До извлечения органокомплекса необходимо произвести ревизию
внутренних органов на месте: осмотр диафрагмы, брыжейки кишок,
переходных складок брюшины, полости малого сальника, переднего
средостения, фиксирующего и связочного аппарата органов груди и
живота. После извлечения органокомплекса осматривается реберная
плевра, межреберные мышцы, ребра, позвоночник, кости таза.
Исследование головного мозга и его оболочек проводится по
общим правилам. В случаях значительного разрушения костей свода
черепа проследить линии переломов бывает сложно, поэтому целесообразно их изъять и после сопоставления исследовать отдельно.
Для контрастирования и выявления трещин основания черепа можно
обработать его внутреннюю поверхность распыленным графитным порошком.
В ряде случаев повреждения с фрагментацией отдельных костей, костных образований и сегментов (таз, череп, кости конечностей) требуют выделения их, последующей обработки и отдельного
изучения в условиях физико-технического отделения. Необходимо
исследовать состояние костного мозга неповрежденных
длинных
трубчатых костей, производя продольный распил диафиза кости. Наличие кровоизлияний в костном мозге свидетельствует о имевшем
место сильном сотрясении тела. Все выявленные повреждения заносятся на схематические рисунки, фотографируются.
Для получения максимально возможной информации, необходимой
для решения экспертных вопросов, вскрытие должно быть дополнено
лабораторными методами исследования. Перечень этих методов эксперт определяет в зависимости от особенностей каждого случая.
133
Качественное проведение экспертизы в случаях падений с высоты включает возможно более полную реконструкцию обстоятельств
происшествия. Как уже отмечалось, этому в определенной степени
способствует выявление и установление природы некоторых, визуально схожих наложений на одежде и теле пострадавшего. Обычно
такими схожими веществами являются штукатурка, частицы белого
силикатного кирпича (известково-песчаный или известково-глиняный), подсохшая серая или белая глина, гашеная известь, битое
оконное стекло, размеры частиц которого меньше 0,1 мм. Поэтому в
комплекс дополнительных методов исследования должны быть включены методики выявления природы указанных наложений.
Для решения вопроса о происхождении некоторых повреждений
до падения с высоты, особенно в случаях множественных ушибленных
ран, локализующихся на различных частях тела, необходимо использование методов выявления следов металлов на краях ран (метод
цветных отпечатков, цветных химических реакций, спектрального
анализа).
6. Возможности решения экспертных вопросов
В случаях падений с высоты судебно-медицинскому эксперту,
кроме вопросов, общих для всех видов смерти от повреждений, приходится решать вопросы специального характера, среди которых нередко встречаются следующие:
1. Характерны ли обнаруженные на трупе повреждения для падения с высоты?
2. В каком положении находилось тело в момент удара о
грунт?
3. Можно ли по особенностям повреждений определить, пытался
ли пострадавший координировать процесс падения?
4. Все ли повреждения, обнаруженные на трупе, образовались
от падения с высоты? Нет ли на трупе повреждений иного происхождения?
5. Было ли придано телу перед падением дополнительное горизонтально направленное ускорение?
Аргументированный ответ на эти вопросы во многом определяется своевременно и квалифицированно проведенным осмотром места
происшествия с обязательным участием судебно-медицинского экс-
134
перта и полноценным судебно-медицинским исследованием трупа.
Серьезной основой экспертных выводов служит правильно сформулированный судебно-медицинский диагноз, который должен быть
составлен по этиопатогенетическому принципу.
Каждому виду падения с высоты, как правило, соответствует
определенный комплекс первичных (прямых и непрямых) и вторичных
повреждений. Наиболее характерны эти комплексы для падений в
вертикальном положении тела - на выпрямленные ноги и на голову
(см. раздел 3). Наличие таких комплексов повреждений позволяет
судебно-медицинскому эксперту уверенно диагностировать эти виды
падений и определять локализацию первичного удара о грунт только
на основании данных секционного исследования.
Анализ экспертной практики свидетельствует о том, что тяжесть и распространенность первичных непрямых (отдаленных) повреждений нередко зависит от обширности повреждений в зоне первичного удара - чем больше первичных прямых повреждений, тем менее выражены повреждения в отдалении от места первичного удара,
и наоборот. Обширные повреждения обуви на толстой подошве, защитной каски могут почти полностью исключить возникновение первичных прямых повреждений на соответствующих частях тела. Эти
данные следует учитывать при определении места первичного удара
о грунт на теле и установлении возможной позы пострадавшего в
момент удара.
Падения плашмя (в горизонтальном положении тела в момент
соударения с грунтом) на одну из боковых, заднюю или переднюю
поверхности тела сопровождаются образованием повреждений, нередко напоминающих транспортную травму или травму от сдавления тела
массивными тупыми твердыми предметами. Решать вопрос о виде
травмы в таких случаях возможно только с учетом конкретных обстоятельств дела.
Анализ экспертного материала свидетельствует о том, что координированное падение с принятием ситуационно оправданного положения тела перед соударением, группировкой тела и выставлением
конечностей по направлению падения, встречается в трети смертельных случаев падений с высоты. Установление факта координированности падения дает основание утверждать, что потерпевший во
время падения находился в сознании и был активен.
135
Диагностика координированности падения основывается как на
анализе данных осмотра места происшествия, так и на результатах
исследования трупа. На трупе могут выявляться комплексы повреждений, возникающие при выставлении конечностей по направлению
падения для смягчения удара (табл. 5.3). К таким повреждениям
относятся повреждения кистей, лучезапястных, локтевых суставов,
стоп, голеностопных суставов, переломы длинных трубчатых костей
(от передачи энергии удара вдоль конечностей) и др. Выявление
подобных повреждений и последующая их группировка в определенные
и характерные комплексы является веским основанием для установления факта координированности процесса падения и соударения.
Таблица 5.3
Виды координированного и некоординированного
падений с высоты
Координированное падение
1. Падение на выпрямленные
ноги
2. Падение плашмя с упором на
руку (руки), руки и колени
3. Падение на голову с первичным упором на руку (руки)
Некоординированное падение
1. Падение на голову без упора
на руки
2. Падение плашмя без упора на
конечности
3. Падение на ягодицы
4. Первичный удар о грунт
свободно подвижной конечностью без упора на неё
Наибольшие сложности возникают при экспертном решении вопроса о том, было ли телу перед падением придано дополнительное
горизонтально направленное ускорение, ибо величина "отлета" тела
от перпендикуляра падения зависит от многих факторов. Решая этот
вопрос, следует учитывать несколько данных, в том числе обязательно - точные показатели положения тела на плоскости соударе-
136
ния (по протоколу осмотра места падения) и локализацию первичного удара на теле (по результатам вскрытия трупа). При этом эксперт может высказаться о возможности или невозможности тех обстоятельств падения, которые указаны в материалах дела. В некоторых случаях решение этого вопроса значительно облегчается при
проведении эксперимента по сбрасыванию манекена, сбалансированного по основным антропометрическим показателям тела пострадавшего.
Таким образом, выявление при судебно-медицинском исследовании трупа всех групп повреждений и их оценка в совокупности с
результатами изучения характера загрязнений и повреждений на
одежде и обуви, данными других дополнительных методов исследования, с учетом сведений по осмотру места происшествия и других
материалов дела, позволяет в большинстве случаев установить вид
травмы (падение с высоты), объективно реконструировать ее обстоятельства, аргументированно ответить на другие вопросы, возникающие у следствия и суда в каждом конкретном случае падения с высоты.
137
Лекция 6.
СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ОЦЕНКА ПОВРЕЖДЕНИЙ, ПРИЧИНЕННЫХ
ДЕЙСТВИЕМ НЕВООРУЖЕННОГО ЧЕЛОВЕКА
К травмам, причиняемым действиями невооруженного человека,
мы относим те повреждения, которые причиняет ничем не вооруженный человек путем ударов или неударных воздействий с помощью
собственных частей тела, одежды, находящейся на пострадавшем (не
снимая ее с него), с использованием окружающей обстановки (пол,
грунт, стены, поверхность мебели, о которые может ударяться,
подвергаться трению, к которым может придавливаться тело жертвы,
подвергшейся нападению).
Первой общей задачей при экспертизе данных травм является
установление точных и достаточно полных клинико-морфологических
(или только морфологических) и трасологических характеристик
травмы, достаточных для решения основных вопросов:
1. Наличие: а) травмы, ее осложнений;
б) сопутствующих заболеваний, аномалий развития и их осложнений, предшествовавших травме.
2. Сущность повреждения (травмы).
3. Прижизненность и давность повреждений.
4. Степень тяжести травмы (повреждений).
5. Причина смерти пострадавшего (при смертельном исходе).
5.1. Наличие или отсутствие заболеваний или аномалий развития, повлекших смертельный исход, способствовавших более раннему
наступлению этого исхода, либо снизивших устойчивость организма
к травмирующему воздействию. Причинная связь неблагоприятного
исхода (в том числе смерти) с травмой или предшествовавшим заболеванием.
6. Механизм травмирующего воздействия.
6.1. Место (или поверхность) и направление травмирующего
воздействия относительно цента (или центральной оси) повреждаемой части тела - центростремительное или центробежное, или повреждаемой поверхности (касательное, под углом и т.д.), секущих
плоскостей.
6.2. Характеристики травмирующего фактора (предмета).
138
6.2.1. Принадлежность предмета к категории тупых.
6.2.1.1. Особенности травмирующей поверхности (отображение
и выраженность границ, формы, размеров, рельефа в проявлениях
травмы);
6.2.1.2. Масса травмирующего предмета.
6.2.1.3. Материал травмирующего предмета (со стороны повреждающей поверхности).
6.2.1.4. Вторичные наложения, бывшие на повреждающей поверхности.
6.2.1.5. Возможность причинения повреждений конкретным повреждающим предметом, либо определенным типом тупого предмета.
6.3. Характеристики травмирующего воздействия.
6.3.1. Вид (виды), способ и условия повреждающего воздействия (удар, сдавление и др.), его эргометрические характеристики
и др. - при наличии необходимых данных.
6.3.2. Количество травмирующих воздействий.
7. Возможность происхождения травмы от конкретного травмирующего воздействия конкретным травмирующим фактором в
конкретных пространственно-временных условиях.
Морфологическая структура таких травм в целом не выделяется
из общей структуры "тупой травмы", проявляющейся как наружными
повреждениями (ушибленными и рваными ранами, кровоподтеками и
ссадинами), так и "внутренними" в виде повреждений внутренних
органов (разрывов, размозжений, кровоизлияний под оболочки, в
паренхиму и в "связочный" аппарат органов", в полости), нервов,
костей (переломов, вывихов) и суставов, связок (разрывов, надрывов, кровоизлияний), мышц, подкожной и межуточной клетчатки.
Сущность повреждения (травмы) устанавливается на основании
морфологического или клинико-морфологического (при экспертизе
выживших пострадавших, либо умерших в стационаре) исследования
(в т.ч. в необходимых случаях и с применением лабораторных, инструментальных методов). И ответ на данный вопрос формулируется в
форме диагноза как и при других травмах.
В случае экспертизы живого лица вопрос о прижизненности выявленных повреждений (травмы) не требует решения. В случае экс-
139
пертизы трупа, как и вопрос о давности он решается на основе
оценки динамики реактивных проявлений в тканях тела.
Вопрос о причине смерти экспертом решается на основе анализа клинико-морфологической структуры травмы и её патогезена. Напомним лишь, что предварительно целесообразно определить степень
тяжести телесного повреждения (с учетом известного положения о
том, что не опасные для жизни повреждения не могут быть отнесены
к категории причин смерти). При этом необходимо определить причинно-следственные отношения между причиной смерти, травмой и
предшествующими заболеваниями, оценить степень влияния последних
на наступление смерти (как причины, либо как способствующего
фактора), на снижение устойчивости организма к травмирующему
воздействию повреждающего предмета.
Решение вопроса о месте приложения травмирующего воздействия предшествует определению травмирующего воздействия и его
характеристике, характеристике повреждающего предмета. Именно
такая последовательность определяется сущностью тупых твердых
предметов, действующих своей поверхностью, на поверхность тела в
месте приложения воздействия.
При наличии наружных ("контактных") повреждений место приложения воздействия соответствует их локализации (за исключением
рваных ран и натеков крови по клетчаточным пространствам, образующихся на удалении от мест приложения воздействия). При отсутствии наружных повреждений место (или сторона) приложения
травмирующего воздействия может быть определено по кровоизлиянию
в подкожной основе. При отсутствии указанных проявлений место
приложения воздействия может быть установлено путем векторографического анализа локализации и взаимного расположения, ориентации, распространенности и глубины проникновения морфологических
проявлений травмы. Далее уже имеется возможность характеризовать
механизм причинения травмы.
Понятие механизма травмирующего воздействия является комплексным, включающим вид воздействия (удар, сдавление и др.) в
зависимости от травмирующих свойств повреждающего фактора. А потому оценка механизма травмы должна предусматривать характеристику травмирующего воздействия (в т.ч. условий воздействия направление, эргометрические характеристики и др.) и характерис-
140
тику травмирующего предмета, возможность образования выявленной
травмы, соответственно конкретным условиям травмирующего воздействия конкретным травмирующим фактором.
Характеристика травмирующего предмета предусматривает установление принадлежности (или непринадлежности) его к категории
тупых твердых предметов. К тупым предметам в судебно-медицинском
отношении относят такие предметы, которые причиняют повреждения,
действуя своей поверхностью, имеющей макроскопически выраженную
длину и ширину.
На происхождение травмы от взаимодействия тела с тупым
предметом прежде всего указывают: закрытый характер травмы; морфологический вид наружных повреждений - раны (ушибленная, рваная), кровоподтеки, ссадины; размятие, расщепление концов волос
по краям наружного повреждения; морфологический вид повреждения
подлежащих тканей и органов: размозжения, размятия, разрывы, переломы (оскольчатый, вдавленный, террасовидный, поперечный, поперечно-оскольчатый,
ротационный,
отрывной), кровоизлияния;
комплекс признаков общего сотрясения тела.
Лишь в редких случаях морфологические проявления рассматриваемой травмы позволяют точно или приближенно высказаться о
форме и размерах повреждающей поверхности (следы зубов, обуви).
Чаще эксперт имеет возможность высказать суждение лишь о
соотношении площади травмирующего взаимодействия на теле со всей
площадью повреждающей поверхности тупого травмирующего предмета.
Если размеры травмирующей поверхности тупого предмета выходят за пределы площади травмирующего взаимодействия, то такая
поверхность обозначается как "широкая", "неограниченная". На сегодняшний день судебно-медицинские эксперты понимают эти два
термина как синонимы.
Например, при соударении любой части тела с поверхностью
асфальтового дорожного покрытия, либо выступающей части подбородка с поверхностью плоской подметочной части подошвы (вне её
краев) обуви обе эти травмирующие поверхности будут оценены как
неограниченные.
На то, что травмирующая поверхность относительно повреждаемого участка поверхности тела является неограниченной указывают
следующие проявления травмы: расположение места приложения трав-
141
мирующих воздействий на выступающих, выпуклых участках тела, соответственно предлежанию выступающих костных образованиях на фоне отсутствия признаков, хотя бы частично отображающих внешние
границы травмирующей поверхности; значительная ширина осаднения,
нечеткость, затухание (по интенсивности) границ ссадин и кровоподтеков (в т.ч. по краям ушибленных ран), выхождение осаднения
за пределы краев и концов ран, признаки общего сотрясения тела,
общей деформации черепа (в т.ч. очаги "противоударных" повреждений головного мозга и его оболочек), грудной клетки, таза "конструкционные" переломы.
Если границы (хотя бы частично) повреждающей поверхности не
выходили за пределы площадки травмирующего контакта на поверхности тела, то такую поверхность принято называть ограниченной.
На то, что травмирующая поверхность является ограниченной
(относительно повреждаемого участка поверхности тела) указывают
следующие проявления травмы: отображение в морфологических проявлениях травмы хотя бы одной из внешних границ травмирующего
предмета, в т.ч. четкость границ повреждения, соответствие их
определенной геометрической форме, отображение (полное или частичное) в границах повреждения формы указанной поверхности, её
размеров, расположение внешних границ осаднения не далее пределов краев и концов ушибленной раны, расположение наружных повреждений (или повреждений подкожной основы) в западающем участке
тела, при отсутствии повреждений на прилежащих участках тела,
соответственно выступающим костным образованиям, не соответствие
ориентации длинника ушибленной раны, кровоподтека, ссадины, образовавшихся от травмирующего воздействия, направленного под
прямым или близким к нему углом по отношению к поверхности тела
ориентации рельефа выступающих плотных подкожных образований
(костных, хрящевых, сухожильных).
При травмирующем воздействии ограниченной поверхности предмета ведущую роль в образовании морфологических проявлений, характеризующих форму и размеры проявлений травмы играет форма и
размеры травмирующей поверхности. Лишь в редких случаях в повреждениях, причиненных тупым предметом (в дырчатых или вдавленных переломах, ушибленных ранах, кровоподтеках и ссадинах) полностью отображается форма (а следовательно и размеры).
142
Форма "контактного участка" травмирующей поверхности может
быть плоской (полосовидная, треугольная, прямоугольная, овальная, круглая и др.) и не плоской - выпуклой, вогнутой, в виде
ребра, выступающего или западающего угла и др.
В ряде случаев повреждение может частично отображать границы (края) повреждающей поверхности травмирующего предмета (подошвы обуви, её каблука, зубов, предметов окружающей обстановки), одно или несколько ребер, сопряжения ребер в виде угла (углов), дуги или углообразного закругления в виде "штампованного
края раны", узкого осаднения края (краев) раны, четко выраженной
границы кровоподтека (за счет внутрикожных кровоизлияний) или
ссадины.
В случаях, когда в морфологических проявлениях травмы отобразились особенности, указывающие на то, что границы повреждающей поверхности не выходили за границы участка травмирующего
контакта на поверхности травмированной части тела, необходимо
высказать суждение не только о том, что эта поверхность ограниченная, но и чем она ограничена (одним или не менее 2 ребер, узким дугообразным краем и т.д.). Если в наружном повреждении полностью отобразились границы травмирующей поверхности - определить её форму; не полностью - назвать отобразившиеся особенности, характеризующие форму травмирующей поверхности (угол, ребро,
узкий край, форма ребра или края и др.).
При воздействии предмета с неограниченной поверхностью вид,
форму и размеры повреждений в большей степени будут определять
энергетические параметры воздействия и свойства повреждаемой
части тела (топографо-анатомические, прочностные, эластические,
массинерционные).
В случае, когда морфологические проявления травмы соответствуют действию неограниченной поверхности травмирующего предмета
форма и размеры этой поверхности не могут быть определенно охарактеризованы, эксперт высказывает лишь суждение о том, что повреждающая поверхность травмирующего предмета относительно места
приложения травмирующего воздействия была неограниченной, широкой.
Лишь если форма повреждающей поверхности полностью отобразилась в морфологических проявлениях травмы, эксперт имеет воз-
143
можность приближенно охарактеризовать размеры этой поверхности.
При полном отображении лишь одного из элементов формы необходимо приближенно охарактеризовать этот элемент ("длина ребра,
ограничивающего повреждающую поверхность составляет около 4
см").
При неполном статическом отображении формы или элемента
формы эксперт должен высказать суждение о минимальном пределе
размерной характеристики (длина ребра, ограничивающего повреждающую поверхность, составляет не менее 2,4 см).
Если морфологическое проявление травмы является динамическим следом повреждающего воздействия (следом "скользящего удара", сочетания давления с трением скольжения - "скоблящего действия") то в редких случаях можно высказать суждение лишь об одной размерной характеристике (по ширине ссадины - следа-скольжения).
Протяженность же следа скольжения не позволяет судить о
второй размерной характеристике повреждающей поверхности. Протяженность следа скольжения может лишь дать возможность косвенно
судить об энергии движущегося предмета и о его массе.
Рельеф повреждающей поверхности может быть весьма разнообразным по степени выраженности, травматичности, следообразующей
способности, рисунку. Но все множество его вариантов можно разделить на следующие основные категории: макрорельеф - ровный и
неровный (криволинейный); микрорельеф - гладкий и шероховатый.
Неровная криволинейная шероховатая поверхность макроскопически может быть выпуклой, бугристой (мелкобугристой, крупнобугристой и т.д.) и выступающей угловидной (с тремя и более ребрами), волнистой, ребристой, угловато-ребристой, волнисто-ребристой зубчатой и т.д.
В обычных условиях она может отображаться в форме, размерах, направлении и взаимном расположении морфологических элементов наружных повреждений и подлежащих костных образований (в
рельефе поверхности вдавленных переломов, их краев, в рельефе и
форме поверхности дна и краев ран, в совокупности различных морфологических проявлений, составляющих общую "картину" рисунка
рельефа повреждающей поверхности (в виде негативного или позитивного отображения), в т.ч. в рисунке внутрикожных кровоизлия-
144
ний, ссадин, в динамических следах-повреждениях в виде царапин,
в параллельных трассах на поверхности ссадин, несоответствующих
расположению неровностей микрорельефа поверхности кожи).
Нередко при достаточности морфологических проявлений, характеризующих форму, размеры и рельеф возможно установление
групповой принадлежности поверхности и даже предмета).
В редких случаях, когда в морфологических проявлениях травмы отобразились индивидуальные особенности формы и рельефа, их
сочетание, - возможна идентификация травмирующего предмета (трасологическим методом).
Ровная гладкая поверхность в обычных условиях может отображаться на выступающих, выпуклых участках тела в виде трасс
скольжения (параллельных валиков и бороздок), соответствующих
микрорельефу неровности поверхности кожи, на поверхности почти
равномерно выраженных ссадин.
На сегодняшний день не имеется научно обоснованных методик,
позволяющих достоверно и точно определить массу травмирующего
предмета.
Понятия "большая", "малая" (субъективные бытовые понятия)
масса не применимы в судебно-медицинской экспертной оценке, поскольку ни одна из ныне существующих наук (в т.ч. и судебная медицина) не имеет объективных критериев для отнесения массы объекта к одной из указанных категорий. Отнесение же массы предмета, причинившего конкретную травму, к категории "достаточная"
(для причинения этой травмы) только по наличию повреждения не
требует специальных познаний, а потому к компетенции эксперта не
относится.
Ориентировочные параметры массы травмирующего предмета, в
заданных условиях, могут быть установлены следующими методами:
- методом сопоставления эргометрически информативных проявлений оцениваемой травмы с базой достоверных данных о соответствии комплексов этих проявлений определенным эргометрическим параметрам в т.ч. и показателям масс подобных повреждающих предметов (морфологические характеристики наружных и внутренних повреждений, глубина проникновения проявлений травмы, наличие и
степень деформации травмированной части тела, признаки общего
сотрясения тела),
145
- комплексным экспериментальным морфометрическим и эргометрическим методом, с учетом прочностных и амортизационных характеристик повреждаемой части тела и тканей, её составляющих, позволяющим
дифференцировать возможность причинения конкретных
травм предметами с различной массой в конкретных заданных условиях. В данном случае сравнительные морфометрический и эргометрический методы являются достаточно достоверными и научно обоснованными.
Материал повреждающего предмета могут позволить охарактеризовать вещественный и химический состав инородных включений,
загрязнений, частиц-наложений в области повреждений тела и соответствующих участков одежды, морфометрические признаки, характеризующие повреждающую поверхность, массу травмирующего предмета,
плотность, прочностные и эластичные свойства отломков повреждающего предмета (обнаруженных в ране), частиц-наложений.
Вторичные наложения, бывшие на повреждающей поверхности
травмирующего предмета, могут быть выявлены в загрязнениях, наложениях макро - и микрочастиц (компактных, сыпучих, вязких или
жидких) на поверхности и п краям повреждения, в просвете ран. В
лабораторных условиях должны быть установлены морфологические,
размерные характеристики, плотность (компактных частиц) их химическая и вещественная природа.
Установление происхождения травмы от действия конкретного
повреждающего предмета в безусловной и однозначной форме возможно лишь в редких случаях отображения в "контактном" повреждении
индивидуального и неповторимого (относительно других предметов)
сочетания размерных характеристик, частных особенностей формы и
рельефа травмирующей поверхности.
Несколько чаще при достаточности морфометрических проявлений, характеризующих форму, размеры и рельеф, возможно установление групповой принадлежности поверхности, реже - групповой
принадлежности травмирующего предмета.
Однако, нередко, даже в случаях причинения травмы предметом
с ограниченной повреждающей поверхностью, установить групповую
принадлежность травмирующего предмета или его идентифицировать
(в безусловной форме) только по морфологическим проявлениям
травмы, характеризующим травмирующую поверхность не представля-
146
ется возможным.
И в этих случаях установление факта происхождения травм от
действия конкретного предмета (или установление групповой принадлежности травмирующего предмета) возможно лишь в условиях,
ограниченных конкретными обстоятельствами уголовного дела (методом исключения), по признакам, дифференцирующим свойства возможных повреждающих предметов, проходящих по уголовному делу, по
отобразившимся в качественных морфологических проявлениях травмы
и в следах на теле, на соответствующих участках одежды и вещественных доказательствах, подозреваемых, как травмирующие предметы:
- соотношению повреждающей поверхности с "контактным" участком повреждаемой поверхности тела ("ограниченная" или "не ограниченная" поверхность);
- характеристикам формы повреждающей поверхности и её границ (числа краев, особенностей их сопряжения - углообразных, дугообразных и др.);
- по качественным трасологическим характеристикам рельефа
повреждающей поверхности;
- по морфометрическим характеристикам формы и рельефа повреждающей поверхности;
- по признакам, дифференцирующим массы возможных травмирующих предметов;
- по характеристикам материала травмирующего предмета, следов, в т.ч. и наложений (биологического и небиологического происхождения) на его поверхности;
- в т.ч. по соотношению прочностных и эластичных (амортизирующих) характеристик повреждаемой части тела и "подозреваемого"
предмета.
Виды (способы) травмирующих воздействий характеризуют их
направление относительно пространственных плоскостей, осей, всего тела и его частей, число воздействий, эргометрические параметры.
Направление травмирующего воздействия может быть установлено путем сопоставления морфометрических характеристик травмы, их
локализации, ориентации, распространенности и взаимного расположения ("наружных" и "внутренних") с последующим векторографичес-
147
ким анализом.
Основные (элементарные) виды
травмирующих
воздействий
(удар, сдавление, растяжение, трение) и определяющие их физические особенности представлены в табл. 6.1. Различные сочетания
основных видов воздействия образуют сложные виды воздействия
(сгибание, сотрясение, удар с последующим сдавлением и др.).
Таблица 6.1
Особенности основных видов повреждающих воздействий
при тупой травме
(по А.Н.Белых)
Виды
повреждающих
воздействий
Место
приложения
травмирующих
воздействий
Направления
воздействий
УДАР
одностороннее
центростремительное(1
СДАВЛЕНИЕ
не менее чем
с 2 сторон,
возможно концентрическое
сходящееся(1
РАСТЯЖЕНИЕ
не менее чем
2-стороннее
расходящееся(1,2
ТРЕНИЕ
одно- и многостороннее
касательное(2
Время
взаимодействий
краткое
длительное
краткое или
длительное
краткое или
длительное
Примечание:
1 - относительно центра или центральной оси травмируемой
части тела, травмируемой поверхности тела;
2 - относительно поверхности травмируемой части тела.
В первую очередь при оценке повреждающего воздействия, причинившего оцениваемую травму, необходимо выявить признаки, ука-
148
зывающие на диагностические особенности элементарных видов воздействия: одностороннее или многостороннее расположение места
(мест) приложения воздействия, направление воздействия относительно центра или центральной оси травмируемой части, либо поверхности травмируемой части тела, продолжительность взаимодействия.
Удар - сложный кратковременный процесс взаимодействия тела
(или его части) человека и травмирующего предмета, при котором
последний оказывает импульсное центростремительное одностороннее
действие на тело или часть тела человека. Ударное действие может
длиться менее 0,1-0,01 сек (В.Л.Попов, 1994). Сильное соударение
с массивным предметом может повлечь сотрясение всего тела человека.
Наличие морфологических признаков, достоверно указывающих
на происхождение травмы только при одностороннем приложении воздействия, исключает происхождение травмы от сдавления. Объективные основания для установления мест приложения повреждающих воздействий нами приведены выше.
Морфологические признаки, достоверно указывающие на образование травмы только при центростремительном направлении воздействия (ушибленная рана, кровоподтек, признаки компрессии костной
ткани или органа, признаки общего сотрясения тела, сотрясение
головного мозга, ушиб головного мозга; асимметричное преобладание расположения признаков, характеризующих объем травмы, преимущественно на стороне травмирующего воздействия), либо на однонаправленное воздействие вдоль длинника и (или) средней линии
костных образований травмируемой части тела, исключает происхождение травмы от растяжения и трения.
Помимо морфологических проявлений травмы, достоверно указывающих на центростремительное направление воздействия (деформация части тела с её смятием, вдавленный перелом, размятие, размозжение тканей, в т.ч. и паренхимы органов, ушибленная рана,
ушиб головного мозга) в установлении направления воздействия необходимо использовать и комплексную оценку результатов векторографического анализа проявлений травмы (локализации и взаимного
расположения, ориентации, распространенности и глубины проникновения морфологических проявлений травмы, признаков компрессии,
149
растяжения костной ткани, паренхимы плотных органов, растяжения
связочно-суставного аппарата и "связок" внутренних органов).
Что же касается продолжительности травмирующего взаимодействия, то лишь в немногих случаях, отдельные морфологические
синдромы позволяют нам высказать суждение об этом: ушиб, сотрясение головного мозга, сотрясение органов отдельных частей или
всего тела.
В большинстве случаев диагностику вида повреждающего воздействия удается осуществить методом дифференциации одного вида
от другого (или остальных). И лишь в редких случаях при наличии
объективных (клинических и морфологических) данных, указывающих
на односторонность места приложения, центростремительное направление и кратковременность действия, удается в безусловной форме
однозначно решить этот вопрос.
В случаях отсутствия вышеприведенных качественных признаков, комплекс которых может позволить достоверно установить вид
травмирующего воздействия, возникает необходимость вычислительной дифференциально-диагностической оценки возможности происхождения травмы от удара или любого вида неударных воздействий, в
основе которой лежит распределение частот характеристик травм,
причиненных ударом или неударными воздействиями.
Более детальная характеристика направления удара, причинившего травму (от центрального прямого удара, центрального косого
удара, нецентрального удара) с указанием угловых параметров соударения возможна лишь путем экспериментального моделирования
процесса соударения и следообразования с конкретным повреждающим
предметом (обувь, обутая на ноге, части тела и др.) или его моделью.
Сдавление - это процесс одновременного центростремительного
воздействия на тело не менее чем с двух сторон во встречных направлениях. Время сдавления исчисляется секундами, часами и более.
Морфологические признаки, указывающие на встречное неодностороннее, возможно циркулярное воздействие (не менее чем двусторонняя деформация, уплощение или утончение части тела, размятие
органов и тканей, ушибленные раны с размятыми, размозженными
краями, отображение на взаимно противоположных поверхностях те-
150
ла, либо циркулярно, рельефа повреждающих поверхностей, либо
рельефа складок одежды в рисунке кровоподтеков, внутрикожных
кровоизлияний, ссадин), исключает происхождение травмы от удара,
растяжения и трения. И достоверно указывает на происхождение
травмы от сдавления.
Растяжение как вид прямого или непрямого травмирующего воздействия характеризуется: а) одновременным взаимодействием тела
(или его части) человека с одним или несколькими травмирующими
твердыми предметами; б) направлениями травмирующего воздействия:
- центробежным - относительно повреждаемой части тела; при
этом повреждение от растяжения располагается в месте приложения
воздействия (разрыв девственной плевы эрегированным половым членом), на протяжении длинной оси поврежденного диафиза трубчатой
кости, как вторичного ранящего снаряда (перфорация мягких тканей, в т.ч. и кожи концом отломка трубчатой кости при открытом
переломе); либо
- расходящимися, взаимно-противоположными - относительно
поверхности повреждаемого участка тела или органа; при этом повреждение от растяжения образуется не в местах контакта с травмирующими предметами, а между ними.
Продолжительность травмирующего взаимодействия (от долей
секунды до минут, часов и более) не является дифференциально-диагностическим признаком.
Морфологические признаки расходящегося (центробежного) разнонаправленного непрямого воздействия (при отсутствии признаков
удара, сдавления, трения в месте повреждения), указывают на происхождение повреждения (рваной раны, отслойки кожи) от растяжения.
Трение - это процесс взаимодействия, обусловленный смещением контактирующих поверхностей в касательном направлении относительно друг друга (возможно подвижной относительно неподвижной
поверхности). Чаще имеет место трение скольжения или комбинация
нескольких видов трения. Морфологические признаки касательного
направления действия поверхности тупого предмета - ссадины, обширные осаднения, указывают на образование повреждения от трения.
Частная же задача разграничения возможности происхождения
151
конкретной травмы от одного из возможных повреждающих воздействий невооруженного человека (табл. 6.2) конкретным повреждающим
фактором (факторами) - табл. 6.3, в конкретных условиях (согласно альтернативным версиям следствия) может быть решена только
комплексным путем.
Таблица 6.2
Виды повреждающих воздействий при травме, причинённой
действиями невооружённого человека
Виды
воздействий
Повреждающие факторы
1. Удар
Обл. плечевого сустава, локоть, предплечье,
тыльная поверхность запястья, тыльная или
ладонная поверхность кисти руки,ее локтевой
или лучевой край (ребро ладони), кулак, конец (-цы) пальца (-цев), область межфаланговых суставов, стопа обутой ноги, колено,
голень, голова, туловище при
столкновении
или падении на пострадавшего
2. Давление
Масса тела или его части, плечо, локоть,
предплечье, ладонь, кулак, концы пальцев,
межфаланговые суставы, колено,голень,стопа
3. Сдавление с
двух и более
сторон
Плечо и предплечье, локоть, предплечье, ладони, пальцы, несколько частей рук, руки
часть туловища, руки и часть одежды, бедра,
колено, голень, стопа, рука с голенью и
частью одежды на пострадавшем, масса тела,
зубы
Руки (в т.ч. и пальцы) при захватах с использованием силы мышц рук и туловища, при
введении пальцев, кисти руки, полового члена в естественные отверстия тела, зубы
4. Растяжение
(рывок)
5. Присасывание
Рот
6. Сгибание
Руки, ноги, конечности и туловище
7. Ротация
Руки, ноги, конечности и туловище, конечности и часть одежды
8. Трение
Части тела, предметы окружающей обстановки,
грунт, пол
9. Комбинации
воздействий
Отдельные повреждающие факторы или сочетание нескольких факторов
Таблица 6.3
152
Повреждающие факторы при травме, причинённой действиями
невооружённого человека
ПОВРЕЖДАЮЩИЕ ФАКТОРЫ ПРИ ТРАВМЕ,
ПРИЧИНЕННОЙ ДЕЙСТВИЯМИ
НЕВООРУЖЕННОГО ЧЕЛОВЕКА
Тело, его части, масса тела, инерционный
момент движущегося тела и его частей
к
кисть :
в
о
е
х
запястье
предплечье
н
е
и
плечо
е
ч
голова
-ладонь
р
н
-кулак
-тыл кисти
обл.плечевого
сустава
грунт,пол
-основание
в т.ч.
-ладони
-рот
ребро
одежда
и её
части
-зубы
-ладони
предметы
-пальцы
окружающей
-руки,
обстановки
сжатые
в замок
половой
член
н
о
н
стопа
и
с
ж
несголень
н
т
и
сочетание
факторов
колько
частей
колено
тела
е
и
бедро
153
Этот путь состоит из следующих этапов: 1) сопоставления
мест и направления дифференцируемых травмирующих воздействий (по
данным следствия) с местом и направлением воздействия, повлекшего оцениваемое повреждение (по данным оцениваемое повреждение)
по данным векторографического анализа); 2) сопоставления времени
каждого из альтернативных воздействий (по данным следствия) с
давностью повреждений (по макро- и микроморфологическим, биохимическим и биофизическим данным); 3) сопоставления энергетических параметров воздействовавших повреждающих предметов (факторов); 4) сопоставления следовоспринимающих свойств травмируемого
участка тела, биоманекена, имитатора следовоспринимающих свойств
биологических тканей со следовоспроизводящими свойствами альтернативных повреждающих поверхностей; 5) оценки и сопоставления
характеристик исследуемой травмы, информативных для ее происхождения от альтернативных воздействий по модифицированным диагностическим коэффициентам (Кодин В.А. и др., 1978).
Разберем эту задачу на примере алгоритма оценки данных, полученных при экспертизе повреждений, причиненных действиями невооруженного человека. Оценку повреждений с целью решения основных, общих для тупой травмы вопросов необходимо осуществлять
принятыми в судебной медицине современными адекватными методами.
Установление вида повреждающего воздействия следует осуществлять комплексно с применением традиционной оценки по качественным морфологическим признакам, а при невозможности решить
эту задачу - с применением вычислительной диагностики по по показателям модифицированных диагностических коэффициентов (МДК),
информативным для ударного или неударного воздействия.
В случаях перелома черепа в результате падения на плоскость
с высоты собственного роста при необходимости дифференцировать
возможность происхождения травмы в результате свободного падения
или от падения с дополнительным ускорением, обусловленным действиями невооруженного человека, целесообразно сопоставить максимально возможную силу удара о плоскость, вычисленную по А.П.
Громову (1979) с расчетом показателя силы удара, повлекшего перелом черепа, по разработанной нами методике (1991).
Возможность отображения на конкретном участке тела формы и
154
рельефа повреждающей поверхности (обуви, части тела или предмета
окружающей обстановки) рекомендуется оценивать комплексно, воспроизводя следообразующие свойства оцениваемой повреждающей поверхности в эксперименте: а) путем давления этой поверхностью на
заданный участок тела с предварительно воспроизведенным на нем
трупными гипостазом; б) воспроизведя экспериментальные следы
удара анализируемой повреждающей поверхностью по участку тела,
покрытому следовоспринимающей черной (предварительно нагретой)
копировальной бумагой; в) влажным способом с помощью хлопчатобумажной ткани, увлажненной водорастворимым красителем, расположенной на участке тела, подлежащем экспериментальному ударному
воздействию. Имитацию ссадин при оценке следообразующих свойств
повреждающей поверхности целесообразно осуществлять с помощью
слоистого следовоспринимающего покрытия; на голове - с помощью
следовоспринимающей резиновой маски с таким покрытием.
Установление класса травмы также осуществляется комплексно
по вышеуказанным трем категориям характеристик травм в условиях,
ограниченных заданной альтернативой (например: от удара стопой
или кулаком). Условиями допустимости оценки повреждений является
наличие данных о месте приложения травмирующего воздействия, о
наличии или отсутствии наружных повреждений в месте (местах)
травмирующего воздействия, о повреждениях подлежащих структур
тела (в т.ч. и органов), о видах повреждения тканей травмированной части тела, о форме, размерах, протяженности проявлений
травмы, о расположении (на частях тела) и точной локализации
проявлений травмы, о наличии или отсутствии существенного расстройства здоровья, факте обнаружения травмы при экспертизе пострадавшего и на его трупе.
Дифференциацию принадлежности травмы одному из дифференцируемых классов травм осуществлять последовательно вначале по характеристикам, специфичным для конкретных классов. Если класс
травмы установлен, дифференциацию прекратить. Если нет - произвести оценку по альтернативно дифференцирующим характеристикам.
Если класс травмы установлен, дифференциацию прекратить. Если
нет - произвести оценку по модифицированным диагностическим коэффициентам (МДК) характеристик травмы. Если производится оценка
по МДК, то их показатели складываются. Суммарный МДК, имеющий
155
знак "+" принимается за информативный для класса I, а со знаком
"-" - для класса II, при условии если цифровой показатель МДК
превосходит пороговый коэффициент (определяется экспериментально
на верифицированных случаях).
Пример. Т., 40 лет, ночью во время избиения получил множество ударов кулаками и ногами по различным частям тела. Утром
обнаружен на месте происшествия без признаков жизни.
При судебно-медицинском исследовании трупа обнаружена закрытая тупая травма груди в виде ушиба сердца, множества крупнои мелкоочаговых кровоизлияний под плевру на реберной поверхности
правого легкого, кровоизлияния в реберную часть правого купола
диафрагмы, 7х6 см, закрытых, переломов правых II и III ребер по
среднеключичной линии, кровоподтека в верхней части груди в проекции указанных ребер. 5х7 см.
Место приложения травмирующего воздействия, причинившего
данную травму груди, соответствует расположению переломов ребер
и кровоизлиянию в мягкие ткани груди.
Видом повреждающего воздействия, был удар. На это указывает
одностороннее расположение места травмирующего воздействия и вид
проявлений травмы (ушиб сердца, односторонние кровоизлияния в
правое легкое, свидетельствующие о центростремительном направлении воздействия.
Данная травма причинена тупым предметом, на это указывает
закрытый её характер. Поверхность предмета, причинившего данную
травму, была ограниченной. На это указывают изолированный перелом только двух верхних ребер.
При судебно-медицинском исследовании установлено
jтсутствие:
- морфологических признаков, которые позволили бы в однозначной форме установить предмет, которым причинена данная травма,
- либо её проявлений, наблюдающихся в одном из дифференцируемых классов травм (от ударов стопой обутой ноги или от ударов
кулаком), и отсутствующих в другом.
В связи с этим установление происхождения данной травмы
груди возможно лишь с применением вычислительной диагностики в
условиях, ограниченных обстоятельствами материалов уголовного
дела (причинение травмы только ударами стопой обутой ноги или
156
только от ударами кулаком), по модифицированным диагностическим
коэффициентам - МДК (Актуальные военно-медицинские и общие вопросы патологической анатомии и судебной медицины. - СПб, 1966. С. 99-100).
Суммарная величина МДК, характеризующих
морфологические
проявления данной закрытой травмы груди Т., в условиях ограниченных, заданной альтернативой, указывает на её происхождение от
удара стопой обутой ноги (табл. 6.4).
Таким образом, предложенная методика комплексной судебномедицинской оценки травм позволяет осуществлять дифференциальную
диагностику их происхождения от различных повреждающих действий
невооруженного человека. Она является универсальной и необходимой для достоверной дифференциации возможности (или невозможности) - происхождения конкретных травм от действия конкретных
травмирующих механизмов и факторов при конкретных обстоятельствах уголовного дела.
Таблица 6.4
Вычислительная дифференциальная диагностика происхождения
закрытой травмы груди от удара стопой обутой ноги (Ст)
или кулаком (К)
МДК
Морфологические проявления травмы
Перелом правых II, III ребер по среднеключичной линии
Кровоизлияние в диафрагму
Кровоизлияние в клетчатку средостения длиной свыше 4,8 см
Кровоизлияния очаговые под плевру правого легкого:
- длиннее 0,9 см
- шире 0,8 см
Кровоизлияние в проекции переломов ребер длиннее 6,2 см
Сумма
Ст
К
4
1
1
-
2
3
2
-
13
-
157
Лекция 7.
АВТОМОБИЛЬНАЯ ТРАВМА
Транспортный травматизм - один из основных видов травматизма в экономически развитых странах. На дорогах мира ежегодно
гибнет около 300 тысяч человек и около 8 млн. получают травмы. И
в нашей стране борьба с травматизмом при дорожно-транспортных
происшествиях является важной государственной задачей, в решении
которой принимают участие многие специалисты различных отраслей
народного хозяйства, в том числе врачи. Транспортный травматизм
называют ещё "небоевым травматизмом мирного времени".
1. Понятие и классификация транспортного травматизма
Под транспортной травмой понимают повреждения, возникающие
от воздействия наружных и внутренних частей транспорта во время
его движения и при падении с движущегося транспорта.
Следует различать травмы от безрельсового (автомобильного,
мотоциклетного, тракторного и др.) и рельсового транспорта (железнодорожного и трамвайного). Чаще всего наблюдается автомобильная травма, а реже - железнодорожная.
Под травматизмом следует понимать повторение однородных
травм у людей, находящихся в сходных условиях быта или труда.
Под транспортным травматизмом следует понимать совокупность
повреждений у определенной группы людей (пешеходов, водителей и
пассажиров), возникших в процессе эксплуатации различными
движущимися
транспортными средствами.
Классификация транспортного травматизма (Попов В.Л., 1985)
может быть представлена в виде следующей таблицы (табл. 7.1).
В практике эксперта отдельные повреждения встречаются редко, другие, при определенных условиях, наблюдаются более часто.
Некоторые виды травматизма специфичны по обстоятельствам возникновения и, что особенно важно для практики, имеют специфическую
морфологию, позволяющую устанавливать вид и механизм травмы.
Каждый вид транспортного травматизма имеет свои особенности, обусловленные не только обстоятельствами случившегося, но и
характером причиненных повреждений. Обстоятельства происшествия
часто остаются неизвестными. В связи с этим большое значение
приобретает определение происхождения повреждений по специфичес-
158
ким признакам.
Таблица 7.1
СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ТРАНСПОРТНОГО ТРАВМАТИЗМА
Т
Н А З Е М Н Ы Й
Р
А
Н
Колесный
Неколесный
С
П
О
Р
Рельсовый:
Нерельсовый:
Гусеничный:
Негусеничный:
Т - железнодорожн; - автомобильный; - тракторный; - санный;
Н - трамвайный;
- мотоциклетный; - танковый;
транспортёрн;
Ы - другие виды;
- другие виды;
- друг.виды; - другие
виды;
Й
П О Д З Е М Н Ы Й
Травматизм в условиях ограниченного объема подземных производств при эксплуатации основных типов наземных транспортных средств.
Т
Р
А
В
М
А
Т
И
З
М
В О З Д У Ш Н Ы Й
Винтомоторный:
- самолетный;
- вертолетный;
Реактивный:
Безмоторный
- самолетный;
- ракетно-космический;
Другие виды
В О Д Н Ы Й
Надводный:
- винтомоторный;
- безмоторный;
- другие виды;
Подводный:
- винтомоторный;
- безмоторный;
- другие виды;
159
2. Определение понятия и классификация автомобильной травмы
Развитие промышленности и транспорта ставит перед судебной
медициной новые задачи. Судебные медики встретились с автомобильной травмой в начале XX века. После первых двух случаев гибели людей под колесами автомобилей в 1896 г в Великобритании и
одного случая в 1899 г в США последовал нарастающий поток смертей и увечий.
Из всех видов несчастных случаев - в быту, на производстве
(горные и промышленные предприятия), в спорте и т.п., автотранспортные происшествия уносят наибольшую часть жизней и, как правило, причиняют наиболее серьезные повреждения. Они составляют
40-60% от всего смертельного травматизма.
За последние 50 лет Англия потеряла от автодорожных происшествий четверть миллиона человек, тогда как за всю 2-ю мировую
войну ее потери составили 241 тысячу человек. Подобная закономерность отмечается и в других странах, так например в США за
неполные 20 лет от автотравм погибает около 360.000 человек, а
за 100 лет в шести войнах, включая и первую мировую войну, около 300.000. Согласно официальным данным, в США от автомобильных аварий в среднем умирает в день около 100 человек или около
4-х человек каждый час. А если учитывать и несмертельные повреждения, то получается около 5,5 случая в день. То есть смертность
от автомобильных травм в США стоит на 3-м месте после смертности
от сердечно-сосудистых заболеваний и злокачественных новообразований.
Основными причинами автомобильного травматизма являются:
быстрая езда 30% и нетрезвое состояние водителей от 25 до 50%.
Нередко причиной наездов автомашин на пешеходов являются нарушения, совершаемые самими пешеходами (около 30%).
По данным Е.А.Соколовой (1962) водители даже с
незначительным содержанием алкоголя в крови, не превышающем 0,5%о, не в
состоянии правильно ориентироваться и быстро принимать соответствующие решения в сложнейшей обстановке. Содержание алкоголя
1%о в крови повышает вероятность аварии в 17 раз, при 1,5%о - в
124 раза. Но в некоторых странах разрешается вождение автосредств с содержанием спирта в крови до 0,8%о.
160
Platt (1958) вывел следующую вероятную схему событий, которые могут происходить во время вождения автомобиля, в зависимости от пройденного расстояния:
- наблюдение за окружающей обстановкой - 120 на 1 км;
- принятие решений - 12 на 1 км;
- ошибки 1 на 3,34 км;
- положения близкие к столкновению 1 на 835 км;
- столкновение 1 на 101 870 км;
- несчастные случаи с травмами 1 на 718 100 км;
- смертельные несчастные случаи 1 на 26 720 000 км
Изучение автомобильной травмы прошло ряд этапов: накопление
фактов; описание отдельных наблюдений; изучение механизмов образования и особенностей повреждений при различных видах автомобильной травмы.
Наиболее удачная судебно-медицинская классификация видов
автомобильной травмы была предложена в 1968 г коллективом авторов: А.А.Матышевым, А.А.Солохиным, С.И.Христофоровым и В.А.Сафроновым. В её основу положен весьма важный признак -- механизм
образования телесных повреждений (табл. 7.2).
Помимо чисто классификационного, указанная классификация
имеет и существенный практический интерес. Она позволяет судебно-медицинскому эксперту исходя из механизмов образования отдельных повреждений и их групп прийти к заключению о фазах, а
затем и к окончательному выводу о виде автомобильной травмы.
При анализе классификации необходимо отчётливо представлять
соотношение понятий "вид автомобильной травмы" и "механизм образования повреждений". Вид автомобильной травмы - термин более
общий, чем механизм образования повреждений, так как при одном
виде травмы, как правило, имеют место несколько разных механизмов. Это положение можно проиллюстрировать следующим примером:
удар автомашиной обычно протекает циклично и состоит из последовательно наступающих фаз травмы: удар какой-либо частью машины
приводит к контакту тела пострадавшего с частями автомобиля (1-я
фаза); падению тела пострадавшего на капот автомобиля (2-я фаза
травмы); отбрасыванию тела и падению его на грунт (3-я фаза
травмы); скольжению тела по дорожному покрытию (4-я фаза травмы).
161
Таблица 7.2
Классификация видов автомобильной травмы и
механизмов образования повреждений
Вид
травмы
Фазы
Травма от столкновения 1. Столкновение частей
движущегося автомобиля
автомобиля с телом
с человеком
2. Падение тела на автомобиль
3. Отбрасывание тела и
падение его на грунт
4. Скольжение тела по
грунту
Травма от переезда
колесом автомобиля
Механизмы
1. Удар и
сотрясение
2. Удар и
сотрясение
3. Удар и
сотрясение
4. Трение
1. Соприкосновение колеса с телом
2. Толкание, переворачивание тела колесом
3. Въезд колеса на
тело
4. Перекатывание колеса
через тело
5. Волочение тела
1. Удар
Травма от выпадения
из движущегося автомобиля
1. Столкновение тела с
частями автомобиля
2. Падение тела на
грунт
3. Скольжение тела по
грунту
1. Удар
Травма внутри автомобиля
1. Столкновение тела с
частями автомобиля
2. Прижатие тела сместившимися частями
автомобиля
1. Удар и
сотрясение
2. Сдавление
Травма от сдавления
тела между автомобилем
и другими предметами
или грунтом
1. Соприкосновение частей автомобиля с телом
2. Прижатие тела к различным предметам
1. Удар
Комбинированные виды
травмы
Количество фаз и механизмы образования
повреждений определяются в зависимости
от комбинаций основных видов травмы
Прочие случаи
Фазы и механизмы определяются конкретными условиями происшествия
3. Механизмы
образования
и
2. Трение
3. Трение
4. Сдавление
и растяжени
5. Трение
2. Удар и
сотрясение
3. Трение
2. Сдавление
СМ характеристика повреждений
162
при основных видах автомобильной травмы
Особенности повреждений, возникающих при разных видах автомобильной травмы определяются различиями в фазах и механизмах
данных видов автотранспортных происшествий.
3.1. Повреждения в результате столкновения с автомобилем.
При фронтальном (лобовом) столкновении с передней поверхностью автомашины пешеход получает удар наиболее выступающими
частями: бампером, фарой, краем капота и т.д. В результате возникают контактные повреждения от первичного удара на уровне тех
частей машины, которыми они нанесены (в области нижних конечностей и таза при ударе легковой автомашиной или в области таза,
груди и головы при ударе грузовой машиной).
Характерные повреждения от бампера автомобиля впервые описал немецкий хирург Мессерер в 1880 г, а название - "бампер-повреждения" дали американские хирурги. Правда, в связи с конструктивными особенностями автомашин того времени специалисты имели
дело преимущественно с оскольчатыми внутрисуставными переломами
коленных суставов. Сейчас под термином "бампер-перелом" понимают
типичный поперечно-оскольчатый перелом костей голени или бедра,
возникающий в результате изгиба кости (рис. 7.1).
Рис. 7.1.Схема образования поперечно-оскольчатого перелома:
1- первичная трещина; 2 - вторичные трещины (крупнозубчатые переломы); 3 - травмирующий предмет. Стрелками показаны векторы
сил растяжения и сжатия.
163
При минимальной энергии и скорости удара "бампер-перелом"
может иметь вид неполного или поперечного косого перелома
(рис. 7.2).
В значительной части случаев при ударе автомобилем "бампер-переломов" может не наблюдаться вовсе (до 10-15%). Это происходит, когда удар приходится по неопорной конечности. Кроме
того, имеет значение и скорость движения транспортного средства.
Рис. 7.2. Варианты "бампер-перелома": неполный - слева; поперечный косой - справа. Обозначения те же, что и на рис. 7.1.
При высокой скорости и силе удара (например, бампером автомобиля, двигающимся со скоростью более 60-70 км/час) кость в
достаточной степени изогнуться не успевает и образуется поперечный перелом по механизму сдвига. Но и в этом случае при тщательном изучении перелома можно выявить ряд мелких трещин, радиально
отходящих вверх и вниз от основной линии перелома.
164
Рис. 7.3. Схема образования поперечного перелома в результате сдвига (наблюдается при высокоскоростном, сильном ударе).
Обозначения те же, что на рис. 7.1.
Какие же морфологические признаки "бампер-перелома" указывают на направление действия травмирующей силы (направление удара) ? Эти признаки связаны с главным элементом механизма образования перелома - изгиб кости.
Любая кость менее прочна на растяжение, поэтому первая
(первичная) трещина перелома формируется на стороне действия сил
растяжения - противоположной месту удара. Вначале скорость образования трещины весьма велика и она имеет прямолинейное направление, ровные и отвесные края. Но по мере продвижения трещины
интенсивность действующих сил снижается и скорость её образования уменьшается. Линия перелома становится неровной, извилистой,
трещина разветвляется и на стороне действия сил сжатия (стороне
удара) формируется один или несколько осколков с неровными, выщербленными краями. Взаимное соотношение указанных признаков
позволяет довольно точно установить направление изгиба кости, а,
следовательно, место приложения и направление ударного воздействия.
В 1981 г
С.Н.Козлов, А.Г.Юрасов опубликовали сообщение о
возможности образования от удара бампером автомобиля непрямого
поперечно-оскольчатого перелома бедренной кости. Этот перелом
также образуется по сгибательному типу. Механизм его формирова-
165
ния следующий. Удар бампером автомобиля наносится по задне-наружной поверхности области коленного сустава (в подколенную ямку) неопорной ноги. Бедро этой конечности с большой силой ударяется о бедро опорной ноги (рис. 7.4). Бедренная кость неопорной
конечности изгибается и в её средней трети формируется типичный
поперечно-оскольчатый перелом с расположением первичной трещины
на задне-наружной поверхности кости, а осколков - на передне
внутренней (т.е., на стороне противоположной действию травмирующей силы). В месте контакта обеих бёдер обычно возникает по обширному кровоподтеку.
Авторы предлагают называть такие переломы, как "ложный бампер-перелом". По их данным непрямые переломы бедренной кости
причинялись одинаково часто как грузовыми автомобилями, так и
легковыми. Это обстоятельство "заставляет отнестись негативно к
общепринятому положению, что переломы бедренных костей возникают
только от удара бампером грузового автомобиля".
Рис. 7.4.
Механизм образования "ложного бампер-перелома"
(по Козлову С.Н. и Юрасову А.Г. 1981).
166
Таким образом, отличительными особенностями "ложных
бампер-переломов" являются:
1) возникновение их только в определенных ситуациях (при
беге или ходьбе);
2) расположение места перелома выше места приложения травмирующей силы;
3) локализация основания ромбовидного осколка на стороне,
противоположной действию травмирующей силы;
4) наличие парных симметричных обширных кровоподтеков на
внутренней поверхности в средней трети обоих бёдер на
уровне перелома.
Во второй фазе, после удара выступающими частями автомобиля
(бампером, краем капота, фарами), пострадавший ударяется туловищем и верхними конечностями о капот автомобиля, а головой о лобовое стекло. Образующиеся повреждения располагаются на той же
стороне, что и повреждения, возникающие в результате первой фазы
травмы. Все они носят односторонний и относительно ограниченный
характер. При этом, некоторые повреждения мягких тканей, носящие
контактный характер, могут быть отнесены к характерным и даже
специфическим признакам данного вида автомобильной травмы.
Одновременно с локальными повреждениями головы и туловища
образуются повреждения от общего сотрясения тела: симметричные
кровоизлияния в области корней легких, у основания сердца, по
ходу аорты, в связки печени, клетчатку ворот селезенки и почек,
у корня и по ходу брыжейки, в пазухи костей черепа. Могут наблюдаться разрывы связочного аппарата печени, почек, селезенки,
капсулы и ткани этих органов, разрывы сердца и аорты.
На автомобиле от удара также остаются следы: вмятины на кузове, разбитые фары, повреждения лобового стекла, царапины и дефекты краски, участки, очищенные от грязи, пыли и других наслоений.
При фургонной компановке машины (автобус, троллейбус и др.)
больше всего повреждений у пострадавшего локализуется на голове,
груди, а "бампер-переломов" может и не быть вовсе (у таких машин
бамперы выступают мало или могут вообще отсутствовать).
После удара пострадавшего о капот и лобовое стекло автомобиля он либо отбрасывается и падает на грунт (дорожное покры-
167
тие), либо, при большой скорости удара и соответствующей форме
автомобиля, его тело может перелетать через автомобиль и уже затем падает на грунт (третья фаза травмы). В результате возникает
третья группа повреждений - от удара о грунт и сотрясения. Эти
повреждения, как правило, располагаются на противоположной месту
первичного приложения силы и располагаются чаще всего на выступающих частях тела.
После падения пострадавшего на дорогу его тело в силу инерции ещё продвигается на некоторое расстояние (четвертая фаза).
При этом от трения образуются повреждения на одежде и теле. Они
локализуются преимущественно на выступающих частях и имеют вид
обширных поверхностных осаднений в сочетании с более глубокими
параллельными ссадинами и ранами (табл.7.3 в конце лекции). Последние имеют большую глубину и ширину в начальной части и становится поверхностными и узкими (с посторонними включениями и валиками поврежденного эпидермиса) у своего окончания.
Таким образом, для первого вида автомобильной травмы:
1. Специфическими повреждениями у пострадавшего можно считать:
- контактные повреждения от фары автомобиля и её ободка;
- следы-отпечатки от радиатора, эмблем, болтов, гаек и других деталей автомобиля, имеющих характерную форму.
2. К характерным повреждениям следует относить:
- односторонность и сравнительная ограниченность возникающих повреждений;
- наличие признаков инерционного смещения внутренних органов (признаков "сотрясения тела");
- обширные поверхностные осаднения в сочетании с более глубокими параллельными ранами и ссадинами;
- ушибленные раны и ссадины выступающих частей тела;
- наложение частиц краски и масла от автомобиля.
Среди областей тела чаще всего наблюдаются повреждения головы. В их происхождении имеют значение удар по голове частями
автомобиля (1-я фаза), удар головой об автомобиль или грунт (2-я
и 3-я фаза). Наряду с повреждениями мягких тканей возникают переломы черепа и повреждения головного мозга.
168
Переломы костей черепа в основном закрытые, линейные и оскольчатые, реже - вдавленные и террасовидные, зависят от места
приложения силы, направления ее действия, площади соударения.
Чаще наблюдаются сочетанные переломы костей свода и основания
черепа в двух или трех смежных черепных ямах. Линейные и оскольчатые переломы берут свое начало в месте удара и распространяются лучеобразно в разных направлениях, как бы графически отмечая
на черепе направление удара. Линии переломов слепо заканчиваются
в месте, противоположном месту приложения силы.
А.А.Матышев (1969) различает несколько видов переломов костей черепа в зависимости от направления ударной нагрузки:
А. Удар спереди:
1) разрушение передней черепной ямки (40%);
2) переломы достигающие уровня турецкого седла или затылочного отверстия (40%);
3) трещины в передней и средней черепных ямках (20%).
Б. Удар сзади:
1) переломы доходящие до большого затылочного отверстия
(45%);
2) одна из трещин обходя затылочное отверстие достигает
турецкого седла (35%);
3) полный продольный или поперечный перелом основания черепа через все черепные ямки (20%).
В. Удар сбоку:
1) одиночные трещины средней черепной ямки, доходящие до
турецкого седла (34%);
2) множественные трещины, доходящие до средней линии
(15%);
3) полные поперечные переломы основания черепа по средней
черепной ямке (26%);
4) полные поперечные переломы основания черепа по 2-м или
3-м черепным ямкам (25%), чаще у стариков.
Повреждения головного мозга, его оболочек, сосудов возникают в месте приложения силы и на отдаленных от места удара участках. Повреждения мозга в виде ушибов, кровоизлияний, размозжений
обычно сопровождают переломы костей черепа. По морфологическим
изменениям мягких тканей, костей черепа и головного мозга удает-
169
ся обычно установить место первичного приложения силы к черепу и
исключить все последующие повреждения, не связанные непосредственно с ударом.
Одновременно с повреждениями головы нередко возникают повреждения позвоночника в месте удара частями автомобиля (1-я фаза) в результате чрезмерного сгибания или разгибания позвоночного столба (1-я и 2-я фаза). От удара повреждаются дужки, суставные, остистые и поперечные отростки одного или нескольких
позвонков. Реже повреждаются тела, межпозвоночные диски, связки
позвонков. От разгибания (сгибания) возникают разрывы связок,
межпозвоночных сочленений, дисков, компрессионные переломы тел,
преимущественно шейных позвонков. При этом, как правило, возникают повреждения спинного мозга (ушибы, размозжения, разрывы).
Повреждения грудной клетки при ударе автомашиной у пешеходов весьма различны и встречаются реже повреждений головы. Повреждения мягких тканей груди ничего специфического не представляют и сочетаются с переломами костей и повреждениями внутренних
органов. Наиболее часто повреждаются ребра, преимущественно в
результате их изгиба. Прямые переломы возникают в месте приложения силы, непрямые - вдали от него. При прямых переломах признаки растяжения кости располагаются на внутренней поверхности ребра, признаки сжатия - на наружной. При непрямых переломах наблюдается обратная картина.
1. Признаки, характерные для деформации растяжения (аналогичны таковым при поперечно-оскольчатых переломах длинных трубчатых костей):
- плоскость перелома проходит поперечно
относительно
длинника ребра;
- поверхность излома ровная или крупнозубчатая, без выкрашивания компактного вещества кости;
- края отвесные, плотно сопоставляются между собой;
- от основной линии перелома часто веерообразно отходят
дополнительные трещины, которые могут ветвиться ("фигуры молнии");
- основная линия перелома может разветвляться в одну или
обе стороны в виде "У"- или "Х"-образных фигур с образованием отломков неправильной треугольной формы.
170
2. На противоположной стороне (зона завершения формирования
перелома) образуются признаки разрушения в следствии комбинации
сжимающих и срезывающих напряжений:
- плоскость переломов чаще зигзагообразная, косо по отношению к длине ребра;
- поверхность перелома неровная, с выкрашиванием кости;
- края отломков неплотно сопоставляются между собой;
- рядом, параллельно основной линии перелома часто идут
продольные трещины;
- пластинчатый скол компакты по одному из краев;
- черепицеобразное наложение истонченного края перелома
на скос противоположного;
- "желобовидное" вдавливание или "валикообразное" вспучивание компакты с мелкими чешуйчатыми отслоениями и продольными трещинами;
- прогибание краёв перелома в губчатое вещество.
Расположение первой группы признаков (отдельных или в комплексе) на внутренней поверхности ребра, а второй на этом же
уровне на наружной, и схождение отломков под углом, открытым наружу, свидетельствует о прямом (разгибательном) характере перелома.
Обратное расположение признаков и направление угла между
отломками, открытое внутрь, является признаком непрямого (сгибательного) механизма перелома.
В случаях удара с небольшой силой по грудной клетке тупым
предметом с ограниченной травмирующей поверхностью возникает
прямой (разгибательный) перелом одного или нескольких рядом расположенных рёбер по одной анатомической линии.
Если же энергия удара достаточно велика, то на некотором
расстоянии от этих переломов на тех же рёбрах возможно параллельное образование переломов непрямого (сгибательного) характера.
При повторных ударах по грудной клетке в направлении перпендикулярном по отношению к первичному воздействию, угол между
отломками первого перелома разворачивается на обратный ("парадоксальный угол"), их концы вклиниваются друг в друга больше на
стороне, которая первоначально подверглась растяжению ("эффект
171
вклинивания"). Аналогичное вклинивание концов рёбер в месте первичного перелома наблюдается и при повторном сдавлении грудной
клетки в направлении перпендикулярном первоначальному.
Признаки повторной травматизации (признаки "эффекта вклинивания"):
1) выкрашивание костной пластинки по краям перелома;
2) скол компакты по краям перелома при незначительном смещении отломков по ширине;
3) смятие краев перелома при хорошем контакте отломков без
смещения их по ширине;
4) отгибание краев (зубцов) перелома кнутри или кнаружи;
5) продольные трещины, отходящие от основной линии перелома, могут образовывать неправильной треугольной формы
осколки;
6) осколки формируются только на косопоперечных первичных
переломах;
7) внедрение осколков в губчатое вещество только при
ударных воздействиях;
8) черепицеобразное наложение отломков - только при сдавлении;
9) смещение отломков по длине.
При ударе автомашиной переломы рёбер всегда множественные,
закрытые, как правило, односторонние, преимущественно по задней
или боковой поверхности грудной клетки, по одной или двум анатомическим линиям. Одновременно с переломами рёбер возникают переломы ключиц, грудины, реже - лопаток. Часто повреждаются легкие.
Органы брюшной полости повреждаются в 2 раза чаще, чем органы груди. Наиболее часто повреждаются печень, почки и селезенка.
Повреждения внутренних органов у пешеходов возникают от
ударов частями автомобиля, при ударе о грунт или (и) от сотрясения тела, вызванного одним из этих ударов.
Повреждения внутренних органов проявляются в виде кровоизлияний под капсулу, в ткань органа, разрыва капсулы и вещества
органа, его размозжения и даже полного отрыва. Повреждения от
удара частями автомобиля располагаются почти всегда на поверхности органа со стороны приложения травмирующей силы.
172
Механизм сотрясения (инерционного смещения) внутренних органов иной. При ударе автомобилем тело пострадавшего приобретает
ускорение, а внутренние органы какое-то время остаются в покое.
При ударе о грунт тело почти мгновенно останавливается, а внутренние органы ещё продолжают движение. В результате происходит
значительное растяжение связочного аппарата органов с надрывом и
полным разрывом проходящих в них сосудов. Связочный аппарат
прочнее паренхимы органов, поэтому вместе разрывов связок возникают и разрывы органа. Степень последних зависит от интенсивности сотрясения. Разрывы, как правило, параллельны.
Разрывы полых органов зависят от степени их наполнения и
чаще образуются на стороне, противоположной месту удара.
Повреждения таза у пешеходов чаще возникают от удара частями автомобиля и от удара о грунт. Особенности и расположение переломов таза находятся в прямой зависимости от места удара, его
направления, площади соударения. Переломы бывают прямые - локальные и непрямые - конструкционные, линейные и оскольчатые;
изолированные, комбинированные, закрытые, редко - открытые, односторонние и двусторонние, с нарушением непрерывности тазового
кольца и без такового.
При однократных травмирующих воздействиях на таз характер
линий переломов костей определяется только направлением действия
сил сжатия и растяжения. При этом линии переломов не имеют признаков дополнительной (повторной) травматизации.
При повторных ударах в одну и ту же область таза новых переломов не образуется, происходит лишь увеличение зон повреждений костей по линиям первоначальных переломов (прямых и непрямых).
При повторных ударах в другие части таза происходит образование специфических повреждений по линиям первичных переломов
(дополнительная травматизация) и могут возникать новые переломы.
Признаки дополнительной травматизации костей таза:
1) скол компактного вещества кости, образование продольных
трещин;
2) выкрашивание компактного вещества костей;
3) продольное смещение отломков, вклинение их друг в друга;
4) вспучивание и смятие компактного вещества;
173
5) отщепление края перелома;
6) отгибание края перелома кпереди или кзади.
Варианты расположения переломов костей таза могут быть самые разнообразные.
Повреждения от фары легкового автомобиля (она располагается
на уровне таза). Чаще всего удар фарой приходится по боковой поверхности тела. От этого образуются характерные переломы таза.
При ударах выше области тазобедренного сустава (в 20-25%),
образуются поперечные и оскольчатые переломы крыла подвздошной
кости.
Если удар был нанесен по тазобедренному суставу - ломается
верхняя ветвь седалищной и лобковой кости (наиболее слабая ветвь
таза), выкрашивание кости наблюдается сверху и сзади.
При ударе сбоку также могут быть поперечные переломы вертлужной впадины. Линии переломов начинаются от перелома верхней
ветви лобковой кости и заканчиваются в седалищной вырезке. Кроме
того, могут возникать продольные трещины лобковой кости, заканчиваются или парасимфизарные переломы лобковых костей изнутри,
со стороны внутренней пластинки.
На крестце часто возникают боковые его переломы со стороны
удара, проходящие по линии крестцовых отверстий. Их иногда принимают за разрыв подвздошно-крестцового сочленения (сустава).
При ударе сзади на крестце могут возникать поперечные и оскольчатые переломы.
При ударе сзади или сзади и несколько сбоку характерно образование так называемых ретросакральных переломов. Могут наблюдаться и разрывы одного, двух подвздошно-крестцовых сочленений,
а так же могут возникать и переломы лобковых костей, но от растяжения (т.е., выкрашивание костного вещества будет уже на передней поверхности лобковых костей). При большой силе удара могут наблюдаться и вертикальные (косовертикальные) переломы вертлужной впадины.
При ударах сзади могут наблюдаться хлыстообразные переломы
позвоночника с повреждениями поперечных отростков позвонков и
спинного мозга в соответствующих отделах.
Переломы костей таза всегда сопровождаются кровоизлияниями
в мышцы таза и тазовую клетчатку, нередко весьма значительными,
174
с повреждениями мышц и органов таза. Внутритканевые кровоизлияния распространяются не только в клетчатке таза, в непосредственной близости от переломов, но и переходят в соседние области
(забрюшинное пространство, ягодичные
области,
промежность,
предбрюшинную клетчатку, бедра). Пути распространения гематом
зависят не столько от топографоанатомического строения таза,
сколько от: 1) особенностей перелома; 2) степени смещения отломков; 3) наличия повреждений мягких тканей. Следовательно, каждый
вид переломов костей таза имеет характерную локализацию образующегося кровоизлияния.
Объём кровопотери при переломах таза зависит от времени
наступления смерти и характера перелома. Чем дольше прожил пострадавший после травмы и чем тяжелее, множественнее был у него
перелом таза, тем более значительна внутритканевая гематома. Она
бывает особенно большой в тех случаях, когда пострадавшему в
процессе лечения переливают кровь или кровезамещающие жидкости.
Кровопотеря в виде внутритканевых гематом при закрытых переломах таза может достигать:
- при переломах переднего отдела - 1000-1500 мл;
- при переломах заднего отдела и разрывах крестцово-подвздошных связок - 2500-3000 мл;
- переломы с повреждением вертлужной впадины - 1500-2000;
- вертикальные переломы таза - 2500-3000 мл и более.
При кровоизлияниях:
- в мягкие ткани поврежденной половины таза, не выходящих
за его пределы, объем кровопотери около 500 мл;
- выходящих за пределы поврежденной половины таза вверху
до верхнего полюса почки, а внизу до верхней трети бедра,
толщиной до 2 см - 1000;
- то же, но при толщине кровоизлияний 3-4 см - 1500 мл;
- то же, но при толщине 7-8 см - 2000 мл.
Кровоизлияния, возникающие при переломах костей таза могут
вызвать острую кровопотерю и развитие состояния, опасного для
жизни. Кровопотеря, связанная с образованием массивных внутри
тканевых гематом,является одной из частых непосредственных
причин
смерти пострадавших. В связи с этим судебно-медицинский эксперт
должен выявлять все кровоизлияния и оценивать их объём. Для чего
175
надо тщательно, при помощи дополнительных секционных разрезов,
исследовать ягодичные области, поясницу, бедра (особенно в области приводящих мышц) и изучать локализацию гематомы в забрюшинной клетчатке до и после извлечения органокомплекса. Для
обоснования вывода о причине смерти эксперт должен внести в диагноз в сжатом виде описание внутритканевой гематомы и указать
её ориентировочный объем.
Повреждения нижних конечностей у пешеходов наблюдаются у
каждого второго пострадавшего. Они обычно возникают в месте удара на уровне, соответствующем высоте расположения выступающей
травмирующей части автомобиля. Переломы костей наблюдаются не в
каждом случае. Чаще встречаются переломы бедра от удара бампера
грузовых автомобилей, костей голени - от удара легковых автомобилей. В большинстве случаев переломы костей нижних конечностей
закрытые поперечно-оскольчатые. Морфологические особенности переломов позволяют определять место приложения травмирующей силы
и направление удара (на стороне удара образуется костный осколок). При определении направления действия травмирующей силы наряду с характером перелома следует учитывать расположение и особенности повреждений кожи и мышц, а также расположение кровоизлияний в мышцах в области перелома.
От удара и трения о грунт образуются обширные ссадины, состоящие из множества параллельных царапин на коже голеней и бедер.
Повреждения верхних конечностей встречаются реже, формируются во второй и третьей фазах травмы и образуются от удара при
забрасывании на автомобиль или удара и трения о грунт при падении. В основном это ранения мягких тканей, переломы наблюдаются
значительно реже.
Дифференциальная диагностика травмы при ударе автомобилем
пешехода должна проводиться в двух направлениях:
а) с возможностью повреждения не от автомобиля;
б) с возможностью повреждения при других видах автомобильной травмы.
Для травмы от удара автомобилем человека обязательно сочетание рассмотренных выше групп повреждений. "При этом следует
иметь в виду, что в ряде случаев даже полное судебно-медицинское
176
исследование повреждений на теле потерпевшего, не обеспечивает
определение локализации первичного удара, установления детали
автомобиля, причинившей повреждение. Особенно препятствует образованию наружных повреждений на кожных покровах наличие одежды,
в этом случае такие повреждения возникают примерно в 35% случаев
и, обычно, не дают возможности суждения о форме и размерах ударяющей поверхности", по данным Г.И.Заславского (1972).
3.2. Повреждения при переезде колёсами автомобиля.
Переезд, как самостоятельный вид
автомобильной
травмы
встречается редко и наблюдается только в случаях, когда пострадавший перед происшествием находится в горизонтальном положении
на дороге. Значительно чаще переезд наблюдается в сочетании с
ударом автомобилем пешехода, выпадением из движущегося автомобиля, т.е. при комбинированных видах автомобильной травмы 14-25%.
Повреждения от переезда колесами автомобиля в большинстве случаев сочетанные, множественные и тяжелые, их преимущественное расположение - грудная клетка, таз, живот, реже голова.
Переезд может быть вдоль тела, поперёк тела и в косом направлении. Он может быть по передней или задней поверхности, по
одной или нескольким частям тела и т.д. Переезд может быть полным (перекатывание) или неполным (накатывание), одиночным или
множественным.
Механизм травмы от переезда состоит из нескольких фаз:
1) соприкосновение тела с колесом - удар;
2) протаскивание, волочение, отталкивание тела колесом;
3) накатывание колеса;
4) переезд колесом и сдавливание.
Механизм переезда подробно изучен Kassai (1943). Он установил, что если высота предмета, измеренная от земли, достигает
величины радиуса колеса, то вероятность переезда становится равной 0. К факторам, определяющим вероятность переезда также относятся: свойства почвы и предмета, их способность к сжатию, масса
переезжаемого тела, направление оси тела по отношению к колесу и
др. Он считает, что вероятность переезда тем более, чем больше
масса переезжаемого тела и коэффициент трения. Переезд возможен
при положении тела на спине или животе и невозможен при положе-
177
нии его на боку.
Экспериментальные переезды колесами грузового автомобиля
через манекен в области "грудной клетки" показали, что при скорости 10-15 км/ч колесо равномерно сдавливает сторону грудной
клетки на которую оно наезжает, а потом и сторону с которой оно
скатывается. При скорости свыше 20 км/ч колесо ударяет тело или
протаскивает его по поверхности почвы, а затем колесо въезжает
на грудную клетку и, не перекатываясь через противоположную сторону, перескакивает через неё. При этом длина соскока колеса от
края манекена достигает: при скорости 25 км/ч - 40 см; при скорости 30-40 км/ч - до 70 см. Этим и объясняется отсутствие в
некоторых случаях переезда двухсторнних переломов рёбер.
Наиболее типичные повреждения от переезда возникают в результате трения и сдавления колесом. У большинства (80%) погибших наблюдаются повреждения мягких тканей от удара, трения, растяжения и сдавления колесом, а также трения о грунт (табл. 7.3).
К специфическим следам и повреждениям кожи относятся: отпечатки рисунка протектора в виде ссадин, кровоподтеков и наслоений различных веществ.
Эти отпечатки могут быть: 1) объёмные (песок, грунт и др.);
2) поверхностные (тело, одежда). Кроме того, их можно подразделить на:
А. Позитивные, если они повторяют рисунок выпуклых частей
шины (протектора):
- ссадины, кровоизлияния, наслоения;
- отслоения.
Б. Негативные, если они повторяют рисунок углублений шины:
- кровоизлияния и кровоподтеки;
- пылегрязевые наложения, наслоения.
Специфическим признаком переезда считается возникновение
обширных циркулярных отслоений кожи и подкожной жировой
основы,
мышц и фасций с образованием полостей, заполненных кровью (больше со стороны наезда). При переезде через бедро и голень в месте
непосредственного соприкосновения колеса с конечностью происходит переворачивание конечности, перекручивание кожи, а иногда и
мышц вокруг оси конечности. Нарушается связь между кожей, клетчаткой и мышцами, разрываются кровеносные сосуды, образуются
178
круговые отслоения и полости, заполненные кровью, ссадины, кровоподтеки и иногда следы на одежде и коже, отображающие отдельные детали частей автомобиля.
К группе специфических признаков относят ещё такие повреждения, как переломы с полными отрывами 3-4 и более смежных остистых отростков позвонков и следы-отпечатки деталей ходовой
части машины (см.табл. 7.3).
Для подтверждения переезда большое значение имеет и ряд характерных повреждений мягких тканей, возникающих в фазе протаскивания и переезда. Наиболее часты полосатые, параллельно идущие
ссадины от трения тела о грунт при протаскивании, располагающиеся на стороне тела, противоположной отпечаткам протектора. По их
характеру и локализации можно установить направление движения
тела по плоскости, а, следовательно, и направление движения автомобиля; путь перемещаемого и трущегося о грунт тела; особенности плоскости, по которой скользило тело.
К наиболее общим характерным повреждениям относятся:
- наличие двусторонних, сочетанных, множественных повреждений;
- широкие, поперечно расположенные ссадины от трения вращающимся колесом в месте его соприкосновения с телом (по ширине
этого участка осаднения можно судить и о ширине шины автомобиля);
- образование на противоположной ссадинам поверхности продольно (вертикально) расположенных глубоких рваных ран. Их возникновение обусловлено вращательным движением колеса, растяжением кожи и последующим её сдавлением;
- многочисленные зигзагообразные, поверхностные, параллельные разрывы эпидермиса с неровными краями (описаны Э.Гофманом,
1933 и Л.В.Станиславским, 1958). Дно их плоское, бледно-красного
цвета, образовано растянутым, но неповрежденным слоем дермы, в
подкожной основе наблюдаются разлитые кровоизлияния. Эти разрывы
располагаются по ходу пучков структурных волокон. Происхождение
разрывов связано с прохождением колеса через тело недалеко от
костных выступов в паховых и подключичных областях. Гистологически: края разрывов эпидермиса не осаднены, но отслоены от
собственно кожи. В последней наблюдаются расслоения и растяжения
179
пучков коллагеновых
волокон. В подкожной основе нарушается
структура стромы, разрывы пучков и скопления эритроцитов;
- лоскутообразные рваные раны, возникающие от трения и
сдавления вращающимся колесом (скальпированные раны);
- отпечатки ткани и частей одежды на коже в виде своеобразных белых пятен на фоне трупных изменений, в виде ссадин, кровоизлияний (от давления колеса), пергаментных пятен;
- "скелетирование" нижних конечностей в результате трения о
грунт при волочении тела колесом (своеобразное "спиливание" мягких тканей и костей).
Специфическим и характерным повреждениям часто сопутствуют
многочисленные нехарактерные повреждения мягких тканей: ссадины,
ушибленные и рваные раны, реже - кровоподтеки.
Повреждения головы при переезде автомобилем наблюдаются более чем у 40% погибших. Наружные повреждения всегда сопровождаются кровоизлияниями на внутренней поверхности кожно-мышечных
лоскутов и переломами костей черепа. При этом виде травмы возникают сложные переломы костей черепа от неоднократных воздействий: первичного удара колесом, трения и сдавления движущимся
колесом с перемещением места приложения силы. Обращает на себя
внимание весьма однообразное расположение переломов: почти всегда наблюдаются сочетанные переломы костей свода, основания черепа и лицевого скелета. Изолированные переломы костей основания
или свода черепа редки. Переломы чаще оскольчатые, многооскольчатые, множественные, закрытые и открытые, могут приводить к деформации головы.
Согласно классификации А.А.Матышева (1969), переломы основания черепа при переезде подразделяются на 5 типов:
- первый тип (15%) — полные поперечные одиночные переломы
в средней черепной ямке (небольшой вес машины или мягкий грунт);
- второй тип (35%) - два полных поперечных переломов по
двум черепным ямкам;
- третий тип (30%) - многочисленные (более 2-х) поперечные
переломы во всех трех черепных ямках;
- четвертый тип (10%) - многооскольчатое разрушение костей;
- пятый тип (10%) - отнесены случаи сдавления головы в пе-
180
редне-заднем направлении, при этом линии переломов проходят в
продольном направлении.
Деформация головы при переезде относится большинством авторов к характерным признакам переезда и наблюдается в среднем в
70% случаев. По данным Д.Н.Матвеева (1949) сопротивляемость головы к силовой нагрузке составляет 808 кг (для черепа - 426 кг).
Конфигурация головы изменяется в зависимости от направления
действующей силы, определяющей расположение образующихся трещин
и переломов. Линии переломов лучеобразно расходятся от точек
сдавления на свод и основание черепа, причем наибольшие разрушения наблюдаются в местах сдавления и на основании черепа (в месте приложения силы). Переломы костей часто сопровождаются разрывами оболочек и повреждениями вещества головного мозга, что связано с их близостью к костям, осколками которых и причиняются
повреждения. Грубые повреждения головного мозга и мозжечка сочетаются при открытых переломах с вдавливанием размозжённого мозгового вещества через переломы в носовые ходы, носоглотку, полость рта и наружные слуховые проходы. Из носоглотки мозговое
вещество может попадать в дыхательные пути, пищевод и даже желудок.
Несмотря на обширные разрушения головы при переезде обычно
не наблюдается большого числа кровоизлияний в оболочки и головной мозг. Такое несоответствие характерно для переезда и объясняется (А.А.Солохин, 1968): 1) быстрым темпом наступления смерти; 2) открытым характером повреждений костей черепа. Немаловажным обстоятельством является и то, что часть повреждений носит
"резаный" характер, возникает от действия острых краёв осколков
сломанных костей.
При переезде через голову могут наблюдаться двойные переломы нижней челюсти и надрывы ушных раковин.
Повреждения позвоночника возникают в момент переезда колесом через туловище. Чаще образуются переломы грудных и поясничных позвонков, реже - шейных.
При переезде колесом по задней поверхности тела образуются
повреждения тел позвонков, которые представляют собой поперечные, реже оскольчатые или компрессионные переломы, в сочетании с
разрывами межпозвонковых дисков и всегда значительных поврежде-
181
ний оболочек и вещества спинного мозга до его полного анатомического разрыва. Могут возникать переломы остистых отростков
грудных и поясничных позвонков, возникающие от одностороннего
давления на них со стороны движущегося колеса при положении тела
спиной вверх. При этом образуются отрывные переломы остистых отростков нескольких смежных позвонков. Поврежденные части отростков отклонены в сторону движения колеса. Характер этих переломов
дает основание установить вид автомобильной травмы, положение
тела в момент переезда и его направление.
Для переезда грудной клетки характерно возникновение незначительно выраженных повреждений мягких тканей и образование обширных множественных повреждений костей и внутренних органов.
Часто встречаются переломы рёбер.
В происхождении переломов рёбер при переезде имеют значение
два механизма: удар и сдавление колесом. При этом, переломы могут располагаться в месте приложения силы (прямые, разгибательные) и в отдалении от него (непрямые, сгибательные). Отмечено,
что на стороне грудной клетки, где колесо въезжает, возникает
большее количество повреждений, чем на противоположной. При переезде по передней поверхности груди переломов больше.
Наиболее характерными признаками переломов при переезде являются: 1) закрытый и двусторонний характер переломов нескольких
смежных рёбер (преимущественно Y-YIII рёбер); 2) множественность
переломов на протяжении рёберной дуги по двум и более анатомическим линиям с каждой стороны (околопозвоночной, лопаточной и
средней подмышечной линиям); 3) сочетание разных по механизму
переломов рёбер ; 4) более значительные переломы на стороне въезда колеса; 5) деформация грудной клетки (особенно со стороны
въезда колеса). Область, подвергающаяся сдавлению, либо соответствует ширине колеса (при перпендикулярном переезде к оси тела), либо больше ее (при переезде под углом к оси тела).
Переломы ключиц, лопаток, грудины почти всегда закрытые,
поперечно-косые или оскольчатые, со значительными кровоизлияниями в окружающие ткани. Переломы лопаток возникают при переезде
верхней половины грудной клетки при положении тела спиной вверх.
У 30-40% погибших наблюдаются переломы одной лопатки. Повреждения обеих лопаток характерны для травмы от переезда и почти не
182
встречаются при других видах автомобильной травмы. Повреждения
грудины, как правило, возникают при переезде тела, лежащего на
спине. Одновременно повреждаются реберные хрящи и ребра по окологрудинной линии.
При переезде грудной клетки и живота возникают тяжелые закрытые и множественные повреждения паренхиматозных и полых органов. По тяжести они резко не соответствуют наружным (обычно менее выраженным) повреждениям. Чаще других органов страдают лёгкие (особенно верхушки лёгких), сердце, аорта, печень, селезёнка, реже - полые органы. Часты и характерны разрывы диафрагмы с
перемещением в плевральные полости органов брюшной полости. Наблюдаются разрывы паховых колец промежности с выдавливанием кишечника под кожу или наружу. Повреждения мочевого пузыря, мочеиспускательного канала, матки и влагалища редки, но все же
встречаются значительно чаще, чем при других видах автомобильной
травмы.
Переезд таза может произойти лишь в положении тела на животе или спине и исключается при положении его на боку. При переезде через таз могут возникать изолированные переломы отдельных
костей без нарушения непрерывности тазового кольца и множественные переломы с нарушением его непрерывности. Первые встречаются
редко и преимущественно при переезде тела на мягком грунте, наличии на теле плотной одежды, небольшой массе автомобиля и при
переезде тела в продольном направлении. Более характерны для переезда множественные, двусторонние переломы, расположенные в переднем и заднем отделах, с нарушением непрерывности тазового
кольца во многих местах и его деформацией. Для переезда таза в
поперечном направлении (при положении тела на спине) наиболее
характерны вертикальный перелом крыла подвздошной кости на стороне въезда колеса, разрыв подвздошно-крестцовых сочленений с
обеих сторон, перелом ветвей лобковых и седалищных костей с обеих сторон и разрыв лонного сочленения.
Деформация таза отмечается примерно в 25% случаев переезда
и является характерным диагностическим признаком этого вида
травмы.
183
Классификация переломов таза
А. Переломы не нарушающие непрерывности тазового кольца:
- лонной кости:
а) односторонний; б) двусторонний;
- крыла подвздошной кости
- седалищной кости:
а) односторонний; б) двусторонний;
- лонной и седалищной костей на противоположных сторонах
- крестца и копчика (поперечный).
Б. Переломы нарушающие непрерывность тазового кольца:
- переднего отдела таза двусторонний;
- заднего отдела таза двусторонний;
- односторонний двойной вертикальный перелом:
а) неполный переднего типа; б) неполный заднего типа;
- двусторонний двойной вертикальный перелом;
а) диагональный; б) неполный переднего типа;
в) неполный заднего типа; г) полный;
- изолированный разрыв симфиза.
При переезде через крестцовую область обычно возникают поперечные переломы крестца, разрывы подвздошно-крестцовых сочленений, иногда повреждения переднего отдела тазового кольца. Разрушения тазового кольца при положении тела на животе менее значительны, чем при положении тела на спине. Переломы костей таза
всегда сопровождаются массивными кровоизлияниями в мягкие ткани,
клетчатку тазовой области, отслоением кожи, повреждениями кожных
покровов.
Повреждения нижних конечностей при переезде колесом встречаются значительно реже, чем при ударе. Мягкие ткани травмируются практически в каждом случае переезда через конечность. Особенности этих повреждений имеют большое диагностическое значение. При этом следует учитывать некрозы кожи, возникающие через
некоторое время после травмы в результате отслоения, размозжения
и обескровливания тканей. Переезд конечности может сопровождаться и переломами костей, которые часто имеют поперечно-оскольчатый характер и сходны с "типичными бампер-переломами". Наличие
184
дополнительных повреждений на той же кости и тщательное изучение
мягких тканей в области переломов позволяет верно диагностировать вид травмы.
Большинство переломов костей нижних конечностей закрытые,
оскольчатые, многооскольчатые, одиночные, двойные, располагаются
преимущественно в средней и нижней трети бедра или голени. При
двойных переломах образующийся между ними осколок, как правило,
представляет собой массу мелких костных фрагментов, нередко
внедрившихся в окружающие мышцы. По ширине участка переломов
можно судить о ширине протектора. Важное значение для диагностики механизма сжатия кости в поперечном направлении имеют козырькоподобные выступы кортикального слоя. Их расположение соответствует месту приложения силы. Они выявляются на поперечных распилах кости. Наряду с переломами возникают разрывы связок коленного и голеностопного суставов.
Повреждения верхних конечностей встречаются сравнительно
редко, всегда в сочетании с повреждениями грудной клетки и живота.
Таким образом, выявление на теле пострадавшего комплекса
специфических и характерных повреждений от сочетанного воздействия удара, трения и сдавления вращающимся колесом дает основание для вывода об имевшем место переезде тела. Обнаружение признаков иного механизма повреждений может свидетельствовать о том,
что переезду предшествовал другой вид автомобильной травмы.
3.3. Повреждения от прижатия тела автомашиной к неподвижным
предметам.
Повреждения при сдавлении тела человека между частями автомобиля и другими предметами часто встречаются при опрокидывании
и перевёртывании автомобиля. Тело может сдавливаться между частями машины и грунтом или другими неподвижными предметами (стена, ворота, столб), а так же между двумя автомобилями.
При этом виде травмы различают следующие фазы: 1) тело получает удар частью автомобиля; 2) возникает сдавление тела между
автомобилем и грунтом или вертикально стоящими предметами;
3) происходит трение тела о грунт, части автомобиля и другие
предметы. Последняя фаза не является обязательной.
185
Чем больше поверхность автомобиля, сдавливающая тело, и чем
он тяжелее, тем обширнее зона повреждений на теле и тяжелее
травма. Возникающие повреждения многообразны. Их количество и
выраженность зависят от степени, быстроты и длительности сдавления: при значительном и резком сдавливании повреждения более обширны, чем при слабом и медленном.
3.4. Повреждения при падении из движущейся автомашины.
Особенности и расположение повреждений, возникающих при
данном виде автомобильной травмы, зависят от места нахождения
пострадавшего в автомобиле, вида падения, положения тела в момент удара о грунт, скорости автомобиля, высоты падения, особенностей предмета, о который ударяется человек, площади соприкосновения тела с предметом и др.
Возможны три варианта выпадения из кузова грузовой машины:
в сторону, вперед (через кабину) и назад (через задний борт).
При первом варианте повреждения возникают от удара нижними
конечностями о борт кузова, от удара головой о покрытие дороги,
от сотрясения тела и, в ряде случаев, от трения тела о дорогу.
При втором варианте тело смещается вперед, ударяется о кабину автомобиля, затем головой о покрытие дороги, через голову
тело падает на спину и вторично ударяется о покрытие дороги.
При третьем варианте происходит опрокидывание тела через
голову и с последующим контактом с дорогой передней поверхностью
грудной клетки, живота и нижних конечностей.
При вертикальном положении человека в момент удара о покрытие дороги происходит удар о грунт головой, ногами, ягодичной
областью, при горизонтальном - спиной или передней поверхностью
туловища.
При падении на голову пострадавший чаще ударяется о грунт
теменной, височной или затылочной областью. В месте удара наряду
с повреждениями мягких тканей образуются переломы костей черепа.
Большинство из них закрытые, линейные, реже оскольчатые и вдавленные, чаще одновременно свода и основания черепа.
В момент удара головой о грунт от сгибания или разгибания
шеи нередко возникают непрямые повреждения шейного отдела позвоночника: разрывы связок, уплощение и разрывы межпозвоночных дис-
186
ков, компрессионные переломы тел Y-YII шейных позвонков с повреждением оболочек и ткани спинного мозга.
Повреждения грудной клетки при падении на голову относительно редки и могут возникать от вторичного удара туловищем о
грунт. Повреждения внутренних органов при падении на голову чаще
возникают от общего сотрясения тела. Существует зависимость между выраженностью морфологических изменений и степенью сотрясения тела. К наиболее характерным и чаще наблюдаемым изменениям
относятся кровоизлияния в области связочного и подвешивающего
аппарата органов, возникающие в результате разрывов сосудов в
связках при их перерастяжении; надрывы и разрывы связок органов;
разрывы и частичные отрывы органов в месте прикрепления связок.
Чаще других наблюдаются повреждения легких, печени и селезенки.
В некоторых случаях падения на голову встречаются повреждения верхних конечностей вследствие падения на вытянутую руку.
При этом образуются закрытые, косые или оскольчатые переломы хирургической шейки плечевой кости, костей предплечья в средней
или нижней трети, вывихи головки плеча, локтевого и лучезапястного суставов.
Для падения на ноги характерно образование прямых повреждений в области стоп, коленных суставов и непрямых повреждений
костей голени, бёдер, таза, поясничного, реже - нижнего грудного
отдела позвоночника, костей основания черепа (кольцевидные переломы) и внутренних органов в результате общего сотрясения тела.
Переломы костей тазового кольца редки и происходят от непрямого воздействия на таз бедренных костей. Переломы располагаются в области вертлужной впадины и переднего отдела тазового
кольца.
При падении на ягодичную область образуются закрытые двусторонние, оскольчатые переломы костей переднего отдела таза в
области ветвей седалищных костей, поперечные переломы крестца,
иногда разрывы подвздошно-крестцовых сочленений. Наряду с прямыми повреждениями таза возникают непрямые повреждения поясничного
отдела позвоночника, внутренних органов от сотрясения и кольцевидные переломы основания черепа.
От удара спиной, боковой или передней поверхностью тела
часто возникают прямые и непрямые переломы рёбер и ключиц. Наря-
187
ду с повреждениями костей наблюдаются сочетанные повреждения
внутренних органов, обусловленные прямым ударом тела о грунт и
сотрясением тела, переломы костей таза и черепа с повреждением
мозга от вторичного удара головой о грунт.
Дифференциальная диагностика травмы от выпадения из автомобиля основывается на правильной оценке характера и расположения
обнаруженных повреждений.
3.5. Травма в кабине автомобиля.
Повреждения пассажиров и водителей внутри автомобиля возникают преимущественно при столкновении автомобиля с
другими
транспортными или неподвижными предметами. Внезапная остановка
машины сопровождается наклоном тела и нередко выбрасыванием его
вперед. Нижние конечности, грудь, голова водителя и пассажира
ударяются о части и механизмы кабины, кузова автомобиля. В момент удара возникает основное количество контактных повреждений,
так же изменений, обусловленных сотрясением тела (см.табл. 7.3).
Характер повреждений пассажиров и водителя зависит от вида
происшествия, типа, марки и конструктивных особенностей транспортного средства, скорости его движения и местонахождения потерпевшего, положения тела и особенностей одежды на нем. Отмечено значение и ряда индивидуальных факторов: состояние сна, алкогольное опьянение, "фактор внимания" (Л.Е.Роенко, 1970). Выбрасывание водителя или пассажира из из машины увеличивает вероятность их гибели в 5 раз.
Наиболее часто получают повреждения пассажиры переднего сидения ("сидение смерти") - в 7 раз чаще чем водитель и в 5 раз,
чем пассажиры заднего сиденья.
Водитель плотно фиксирует свое тело: упирается ногами на
педали, руками за рулевое колесо, что в известной степени ограничивает смещение его тела при неожиданном и резком торможении.
Тело пассажира в кабине менее устойчиво. При резких толчках оно
легко смещается, сильнее ударяется о части кабины и получает при
этом большее число повреждений.
Повреждения у водителей и пассажиров внутри автомобиля могут быть специфическими, характерными и нехарактерными (табл.
7.3).
188
Специфические и характерные повреждения в большинстве случаев с достоверностью определяют вид травмы и место, занимаемое
пострадавшим в автомобиле в момент происшествия. Повреждения
мягких тканей у водителей и пассажиров в кабине, как правило,
располагаются на голове, лице, туловище и нижних конечностях,
чаще - на левой стороне у водителя, на правой - у пассажира и
крайне редко - на задней поверхности тела. От удара о рулевое
колесо, ветровое стекло, его раму, панель щитка приборов управления, стойки и другие части кабины на лице и голове возникают
многочисленные ушибленные и резаные раны, в глубине которых обнаруживают осколки стекла.
Иногда от удара о панель щитка у пассажиров на передней поверхности шеи возникают ссадины, кровоизлияния в глубокие мышцы,
переломы подъязычной кости, хрящи гортани, повреждения органов
шеи. Повреждения мягких тканей грудной клетки у пассажиров возникают реже, чем у водителей от удара о рулевое колесо и рулевую
колонку. У водителей и пассажиров почти одинаково часто наблюдаются повреждения мягких тканей на передней поверхности коленных
суставов или верхней трети голеней от удара о щиток приборов управления. Они имеют вид поперечно расположенных прямолинейных
ссадин, иногда с кровоподтеками вокруг, реже ушибленных ран разной формы. Эти повреждения иногда сопровождаются переломами надколенника и мыщелков большеберцовой кости. У пассажиров встречаются множественные резаные раны мягких тканей головы, пальцев
кистей и предплечья от осколков ветрового стекла или дверцы. В
глубине таких ран обычно обнаруживаются осколки стёкол.
Переломы костей черепа у водителей и пассажиров наблюдаются
довольно часто. Местом удара чаще является лобная или лобно-височная область. Повреждаются не только кости свода, но и основания черепа. Нередки переломы костей лицевого скелета, зубов,
открытые переломы нижней челюсти. У пассажиров переломы костей
черепа всегда более обширные, чем у водителя, что объясняется
особенностями их положения в автомобиле.
Повреждения позвоночника у пассажиров наблюдаются в 1,5 раза чаще, чем у водителей. Преобладают повреждения остистых и поперечных отростков грудного и шейного отделов. Повреждения шейных позвонков происходят от чрезмерного сгибания или разгибания
189
шеи при движении головы по инерции вперед или назад. Это так называемые хлыстообразные повреждения.
Повреждения грудной клетки у водителей и пассажиров по частоте находятся на втором месте после повреждений головы. Травмирование мягких тканей у водителя наблюдается примерно в 1,5 раза
чаще, чем у пассажиров. Наибольшее значение имеют переломы рёбер
и грудины. Переломы рёбер у водителей встречаются реже, чем у
пассажиров, располагаются они по окологрудинной, среднеключичной
и реже - передней подмышечной линиям с одной или с обеих сторон
по шипу прямых переломов. На левой половине обычно повреждается
большее число рёбер, чем на правой. Преобладают повреждения I-VI
рёбер.
У пассажиров чаще бывают множественные, двусторонние переломы рёбер, преимущественно по боковым поверхностям грудной
клетки, больше справа. В момент удара грудью возникает прямой
поперечный перелом грудины на границе тела и рукоятки или в области тела. Он сочетается с повреждениями хрящей 2-4 рёбер, ключиц и грудино-ключичных сочленений (табл. 7.3).
Механизм и особенности повреждений внутренних органов у водителей и пассажиров во многом сходны. Повреждения внутренних
органов у водителей происходят от удара и сдавления грудной
клетки и живота. Они всегда более резко выражены, обширнее и тяжелее, чем у пассажиров.
Переломы костей таза у пассажиров чаще изолированные в переднем отделе тазового кольца, у водителей - сочетанные переломы
переднего и заднего отделов тазового кольца. Наиболее характерные повреждения - оскольчатые переломы стенок, дна, вертлужной
впадины, вывихи головки бедра. Они возникают при ударе о щиток
управления коленными суставами. При этом если:
1) бедро приведено - головка вывихивается вверх и кзади
(задневерхний вывих);
2) бедро отведено - головка обычно внедряется в вертлужную
впадину и возникают переломы тазового кольца;
3) бедро в среднем положении - происходит откол заднего
края вертлужной впадины и вывих (переломо-вывих). Но непрерывность тазового кольца обычно не страдает.
При ударах о переднюю панель и щиток управления могут отме-
190
чаться переломы мыщелков большеберцовой и бедренной костей.
Таким образом, к повреждениям специфическим для водителя
считается наличие:
- ссадины на груди кольцевидной, полукруглой или дугообразной формы с кровоподтеками по краям;
- ссадин, кровоподтёков и ушибленных ран на груди круглой
или овальной формы от воздействия втулки рулевого управления;
- повреждений мягких тканей на передне-внутренней поверхности бёдер в виде кровоизлияний, в сочетании с переломами бедренных костей при наличии в области перелома признаков двух точек сжатия (на передней и задней поверхности кости). Иногда наблюдается тройной перелом одной из бедренных костей (чаще левой)
опять же с признаками двух точек сжатия в области перелома в
средней трети бедра.
Согласно исследованиям А.П.Ардашкина и Г.И.Юрасова (1983)
механизм возникновения этих повреждений следующий:
Первая фаза - в результате удара коленным суставом о приборную доску возникают силы продольного сжатия, кость изгибается, образуя угол, открытый сзади. При этом на передней поверхности кости действуют силы растяжения, а на задней - сжатия.
Формируется оскольчатый перелом.
Вторая фаза - вследствие смещения туловища и конечностей
вверх и вперед водитель ударяется передней или передне-внутренней поверхностью бедра о нижний край рулевого колеса. Возникает
кровоизлияние и в результате действия дополнительной силы, направленной спереди назад, возникают признаки сжатия на передней
поверхности кости и, соответственно, растяжения на задней. В
месте первичного сжатия на задней поверхности кости возникают
крупные осколки, напоминающие в профиль полуовал или треугольник. Края их крупнозубчатые, нередко сколоты.
В месте вторичного сжатия края переломов пологие, имеют
сколы наружных слоев и выкрашивания; иногда можно видеть многочисленные небольшие осколки в профиль напоминающие треугольник, основанием обращённым к передней поверхности. Здесь же в
краях переломов наблюдаются продольные микротрещины.
К характерным для водителя повреждениям можно отнести обра-
191
зование:
- большего числа повреждений и большей их тяжести на левой
боковой поверхности тела (при левостороннем расположении рулевой
колонки);
- ушибленно-рваных ран в межпальцевых промежутках первого-второго пальцев рук от воздействия рулевого колеса;
- ссадин и кровоподтеков на внутренней поверхности плеч от
воздействия рулевого колеса;
- ссадин, кровоподтеков и ран на задней поверхности верхней
трети левого предплечья с переломом отростка левой локтевой
кости
и вывихом головки лучевой кости. Такие повреждения образуются
чаще в теплое время года. Повреждения мягких тканей имеют вид
ушибленно-рваных ран треугольной или овальной формы, располагающихся поперечно. Чешуйки эпидермиса смещаются чаще всего в дистальном направлении. Линии переломов имеют поперечное или косое
направление с выкрашиванием и дефектом кости по задней её поверхности, капсула локтевого сустава обычно повреждена (Ардашкин
А.П., 1984).
Аналогичные повреждения, только на правом предплечье, возникают и у пассажиров переднего сидения, но несколько реже чем у
водителей. У пассажиров заднего сидения автомобиля таких повреждений не возникает (Ардашкин А.П., 1984).
Дифференциальная диагностика повреждений у водителей и пассажиров представляет определенные трудности. При экспертизе необходимо основываться на совокупности данных, полученных при
исследовании трупа, одежды, осмотре автомобиля, места происшествия с учетом имеющихся материалов дела. Только в этом случае
удается правильно определить лицо, управлявшее автомобилем в момент происшествия.
4. Лабораторные и специальные методы исследования при2автомобильной травме
Исследование одежды пострадавших при автодорожных происшествиях является важным подспорьем для решения задач, которые
ставятся перед судебно-медицинским экспертом судебно-следственными органами. Следы и повреждения на одежде образуются у 70-90%
192
потерпевших от автомобильной травмы, отображая частично или полностью форму и размеры травмированных поверхностей деталей.
Одежда на своей поверхности сохраняет следы, которые дают
ценнейшие сведения об обстоятельствах и причинах событий. При
этом одежда в значительном проценте случаев является носителем
не только общих, но и специфических признаков того или иного вида автомобильной травмы.
Все повреждения на одежде, которые могут возникать при автомобильной травме можно подразделить на:
1. Сопровождающиеся структурными изменениями ткани:
- разрывы;
- вдавления;
- заглаживание складок - фрикционное гофрирование ткани
(Юфимец И.А., 1973);
2. Сопровождающиеся загрязнениями одежды (с внедрением):
- наслоения грязи;
- краски автомобиля;
- металлов;
- смазочных масел и проч.
Разрывы ткани одежды могут возникать за счет:
а) растяжения ткани -- характерно для действия тупых твердых предметов с широкой неограниченной поверхностью, например,
колеса автомобиля. Одним из характерных признаков является разряжение ткани вокруг разрыва;
б) вдавления -- образуются реже, например, от удара ребром
или углом тупого твердого предмета по тому месту, где под тканью
находится твёрдая прокладка (документы, кость и проч.). Одним из
характерных признаков является уплотнение ткани в области вдавления и уплощение волокон.
По повреждениям первой группы очень трудно высказаться о
характере и форме травмирующего предмета. Повреждения же второй
группы могут значительно дополнить сведения эксперта об особенностях травмирующего воздействия (по характеру загрязнения, металлизации и т.д.).
При столкновении автомобиля с пешеходом на одежде последнего могут возникать следующие следы и повреждения:
193
1. Специфические -- следы (пыли, грязи, краски; вдавления)
и повреждения отображающие на одежде форму или рисунок отдельных
частей автомобиля - радиатора, украшений, болтов и пр;
2. Характерные:
а) повреждения и следы скольжения в результате трения одежды о части автомобиля; (заглаживание ворса, изгиб переплетения
нитей ткани);
б) механические повреждения ткани одежды - разрывы, разрезы, вдавления. Повреждения ткани от ударов ребром тупых предметов могут иметь сходство с повреждениями от действия острых орудий. Для их дифференцировки необходимо исследование под стереомикроскопом (выявляются неравномерная длина краевых нитей и
расплющивание их концов от действия тупых предметов);
в) углообразные разрывы ткани, идущие по основе и утку
(угол разрыва открыт в направлении движения травмирующего предмета - автомобиля);
г) следы краски автомобиля, смазочных масел и др;
д) следы скольжения на подошвах обуви. Они не являются обязательным признаком автомобильной травмы, но на основании их характера и расположения можно судить о: механизме их образования;
позе пешехода; направлении движения и положении стоп в момент
удара; характере покрытия дороги.
Наиболее чёткие следы на обуви образуются при ударе автомобилем ниже центра тяжести пешехода (голень, бедро). Для определения направления скольжения по следам на подошвах обуви Н.Г.Шалаев (1961) рекомендует пользоваться следующими признаками:
- стертые частицы материала подошвы свободно располагаются ближе к окончанию следа скольжения;
- следообразующие частицы дороги - в конце следа;
- следы скольжения, расположенные одним своим краем на
срезе подошвы или каблука, указывают на начало;
- загрязнения в местах углублений на подошвах выражены в
большей степени на стороне окончания следа;
- свободные концы надорванных частиц материала подошвы в
следе направлены в сторону противоположную движению конечности;
- головка обуви с рантом смещается относительно подошвы в
сторону движения ноги, т.е. в сторону удара;
194
- следы скольжения
выполняла опорную функцию.
более выражены на той ноге,
которая
При переезде колесом автомобиля на одежде формируются следующие признаки:
1. Специфические:
а) следы протектора и боковой его части на одежде (более
интенсивны при поперечном переезде; размеры их несколько большие
чем протектор; иногда визуально они могут быть не видны, но выявляются при осмотре в ультрафиолетовых или инфракрасных лучах
(Сова Ф.П., 1973).
б) отпечатки отдельных деталей ходовой части.
2. Характерные:
а) разрывы одежды от перерастяжения в направлении перпендикулярном движению колеса. Чаще одежда рвется по швам. Края
повреждений неровные, разволокнены со множеством нитей соединяющих обе стороны повреждений. На ткани вокруг повреждения часто
выявляется отпечаток рисунка протектора;
б) повреждения (разрывы) одежды, участки истирания и гофрирования от протаскивания. Ткань одежды истончается, разволокняется, истирается до множественных сквозных и поверхностных дефектов. Наблюдается разряжение волокон с расширением просвета
между нитями утка и основы с их изгибом (в противоположную сторону направлению движения автомобиля). Направление движения колеса - перпендикулярно длиннику этих повреждений. Образующиеся
повреждения хорошо видны при исследовании ткани на просвет;
в) наличие на внутренней поверхности белья пострадавшего
эпидермиса, в виде рисунка протектора, что обнаруживается
люминесценции в ультрафиолетовых лучах (Джемс-Леви Д.Е., 1972);
г) повреждения обуви при перекатывании колеса. Могут образовываться:
- трещина подошвы, в виде желоба;
- надрывы и разрывы верха по швам;
- обувь обычно снимается со стоп (при этом стопа может
быть и не повреждена, так как она очень эластична и
защищается обувью, а переезд кратковременен);
- отпечаток рисунка ткани носка или портянки на стельке
195
и внутренней поверхности союзки при сдавлении стопы в
вертикальной плоскости;
- деформация обуви, отрыв подошвы по линии её прикрепления, уплощение мыска и задника.
В случае смертельной транспортной травмы судебно-медицинская экспертиза, как правило, начинается с исследования трупа.
Однако еще до этого судебно-медицинский эксперт может быть приглашен в качестве специалиста для участия в осмотре места происшествия (ст.80 УПК РСФСР). В процессе этого осмотра могут быть
получены существенные данные, для формирования суждения
эксперта
о виде и механизме травмы. Поэтому, хотя осмотр места происшествия является не экспертным, а следственным действием, в определенной степени его можно считать одним из этапов судебно-медицинского исследования автомобильной травмы.
Алгоритм действий эксперта при судебно-медицинской экспертизе пострадавшего от автомобильной травмы обычно следующий:
1) осмотр места происшествия и первоначальный наружный осмотр трупа;
2) исследование трупа в морге;
3) осмотр автомашины;
4) лабораторные исследования повреждений на биологических
объектах и предметах одежды;
5) экспертное воспроизведение обстановки происшествия;
6) формулирование экспертных выводов;
7) составление и оформление заключения эксперта.
При несмертельных повреждениях порядок исследования пострадавшего может быть таким же с изменениями, обусловленными тем,
что объектом исследования является живой человек.
Судебно-медицинский эксперт, привлекаемый к осмотру места
происшествия в качестве специалиста, должен оказать помощь следователю в выделении и изъятии объектов, которые могут быть вещественными доказательствами по делу, в описании состояния трупа. Наряду с этими задачами на месте травмы подлежат тщательному
осмотру и описанию в протоколе:
а) следы от колес автомашины - их расположение на дороге,
ширина отпечатка, рисунок протектора, признаки торможения и направление движения транспорта, длина тормозного пути, положение
196
трупа по отношению к следам;
б) объекты, свидетельствующие о столкновении с телом человека: кровь, волосы, кусочки мягких тканей, костей,
отдельные
предметы одежды (головной убор, перчатки, обувь и их обрывки,
изолированные волокна из материалов одежды и др.);
в) объекты, свидетельствующие о повреждении материальной
части транспорта (осколки стекла, кусочки дерева, краски, смазочные масла и т.д.)
Осмотр трупа на месте происшествия проводится по общей
схеме осмотра в соответствии с требованиями, правил работы врача
- специалиста в области СМ при наружном осмотре трупа на месте
его обнаружения (происшествия), с учётом следующих моментов:
а) указывается положение трупа по отношению к проезжей части дороги, к автомобилю, угол его расположения относительно дороги, следы протектора на дороге, следы трения и скольжения тела, одежды;
б) тщательно осматривается одежда и обувь с целью выявления
отпечатков протектора колеса автомашины, разрывов и дефектов
тканей, следов давления и скольжения, наложений краски, смазочных масел, частиц грунта, стёкол и т.д. (Моисеев В.М., 1964;
Фридман Л.М., 1970, отметили, что предметы на месте происшествия
располагаются в определенном порядке - перед телом, а биообъекты
- позади тела);
в) при осмотре содержимого карманов обращается внимание на
повреждения имеющихся предметов -- спичечных коробков, портсигаров, папиросных пачек, карандашей, расчесок и др;
г) при описании повреждений на теле отмечается их локализация, взаимное расположение, характер, размеры, расстояние от подошв, форма, направление потеков крови, загрязнения.
Обстановка места происшествия, труп, выявленные характерные
объекты и следы фотографируются, отмечаются на составляемых схематических чертежах и планах.
Необходимо учитывать лёгкую стираемость пылевых отпечатков
протектора на одежде. Для их сохранения некоторые авторы рекомендуют снимать с трупа такие предметы одежды и отдельно доставить их на исследование в лабораторию.
_Исследованию трупа в морге должно предшествовать ознакомле-
197
ние с обстоятельствами дела. По сведениям, получаемым из предварительной документации (из постановления о назначении экспертизы
или отношения на исследование трупа, протокола осмотра места
происшествия, истории болезни, устанавливаются особенности происшествия, его отдельные детали.
В процессе осмотра трупа и одежды выявляются повреждения и
характерные загрязнения, а также - наложения, возможные следы
действия частей транспорта. Измеряется высота расположения обнаруженных повреждений от подошв трупа, что необходимо для последующего воспроизведения обстановки происшествия и установления
механизма травмы. Обязательным должно быть проведение дополнительных разрезов и исследований мягких тканей на спине и конечностях для выявления кровоизлияний и переломов костей, которые
без таких разрезов не всегда можно выявить и изучить.
Кожу и мышцы, покрывающие грудную клетку, следует широко
отсепаровать с тем, чтобы выявить переломы и деформации рёбер. С
целью всестороннего изучения повреждений грудной клетки предлагаются специальные способы её секционного исследования (Христофоров С.И., 1955).
Повреждения тазовых костей обнаруживаются после освобождения от мягких тканей. В сложных случаях травмы целесообразно выделять и изымать повреждённые кости таза и конечностей, изготавливать анатомические препараты, а затем изучать особенности переломов в лабораторных условиях.
Рекомендуется обязательно вскрывать спинномозговой канал и
исследовать спинной мозг и позвоночный столб.
При вскрытии следует помнить о необходимости тщательного
исследования органов зрения и слуха для установления наличия или
отсутствия у пострадавшего органических заболеваний этих органов.
Для всестороннего
и полноценного изучения особенностей
травмы, детального установления её механизма проводятся ряд специальных лабораторных исследований биологических и небиологических объектов. В лабораторию направляют:
а) кровь и мочу для судебно-химического исследования на
этиловый алкоголь;
б) образцы крови, волос для сравнительного судебно-биологи-
198
ческого исследования;
в) кусочки мягких тканей и внутренних органов для гистологического исследования;
г) повреждения мягких тканей, костей и внутренних органов
для медико-криминалистического исследования;
д) одежда и обувь для медико-криминалистического исследования;
Осмотр автомашины, которой, как предполагается, было причинено повреждение, является необходимым следственным действием. В
целях более успешного его проведения, для выявления оставшихся
на автомашине следов, в т.ч. биологического происхождения, к осмотру нередко привлекается судебный медик.
При осмотре на транспортном средстве могут быть обнаружены:
механические повреждения от столкновения с телом человека; фрагменты одежды и её волокна; частицы кожи, мышц, внутренних органов, костей и других тканей; волосы; кровь. Изъятие обнаруженных
объектов и направление их на лабораторное исследование производится следователем. Эксперт оказывает помощь следователю в этих
вопросах.
К наиболее информативным и наиболее часто используемым лабораторным методам исследования при автомобильной травме относятся:
1. Непосредственная микроскопия. Метод широко применяется с
целью выявления и детального изучения невидимых или слабо различимых невооруженным глазом морфологических особенностей ссадин,
ран, переломов костей, а также инородных включений и загрязнений
в повреждениях (частиц краски, осколков стекла, смазочных масел
и др.).
2. Гистологическое исследование, используется для уточнения
характера изменений в тканях, обусловленных травмой. Гистологически диагностируется жировая эмболия, которая может развиться
при обширных повреждениях подкожной жировой основы, повреждениях
костей, особенно длинных трубчатых. Устанавливается наличие и
выраженность реактивных изменений в тканях на травму, что необходимо для решения вопросов о прижизненном или посмертном нанесении повреждений, их давности и времени наступления смерти.
Гистологическое исследование кусочков поврежденных тканей
199
тела, обнаруженных на автомашине, позволяет установить их морфологическое строение, органную или тканевую, а также половую принадлежность.
3. Рентгенологическое исследование, используется для выявления локализации и характера переломов костного скелета (прежде
всего у живых лиц, но нередко и на трупах - обзорная рентгенография).
4. Исследования в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах.
Исследования в УФЛ проводится с целью выявления смазочных масел
на одежде и теле пострадавшего. В ИКЛ могут быть обнаружены невидимые глазом отпечатки протектора и другие следы на одежде.
5. Метод цветных отпечатков и другие цветные химические реакции на металлы. Используются для выявления на одежде и теле
пострадавшего металлических наложений в области повреждений и
загрязнений. В судебно-медицинской практике применяются цветные
химические реакции на различные металлы (железо, медь, свинец,
алюминий и др.). С помощью данной методики проводится дифференциальная диагностика мелких осколков стекла.
6. Эмиссионный спектральный анализ. Спектрографически в
объекте исследования можно одновременно выявить различные макро-микроэлементы, определить их количественные соотношения и,
тем самым, установить сходство или различие с конкретными образцами по химическому составу.
Метод используется для анализа частиц краски, лака, смазочных масел, металлов в области повреждений, при идентификации осколков стекла, кусочков металла, древесины и других объектов.
7. Биологические исследования применяются для определения
наличия, видовой и групповой принадлежности крови, волос, костей, кусочков мягких тканей и изолированных клеток, обнаруженных
на месте происшествия и автомашине.
Половая принадлежность подобных объектов устанавливается
путем исследования X- и Y- хромосом.
8. Судебно-химическое исследование для определения качественного и количественного содержания алкоголя в биологическом
материале, изъятом из трупа.
9. Трасологическое (медико-криминалистическое) исследование. При обнаружении на костях и хрящах следов действия ка-
200
кой-либо конкретной части транспортного средства в виде валиков
и борозд, а также различных вдавлений и повреждений для установления характеристик воздействовавшего предмета (части, детали
автомашины) может быть применен один из способов профилографии
этих следов (световой, щуповой).
Воспроизведение обстановки происшествия.
Во многих случаях экспертизы автомобильной травмы требуется
воспроизведение обстановки происшествия, которое осуществляется
путем экспертного и следственного эксперимента.
Следственный эксперимент предусмотрен статьей 183 УК РСФСР.
Он носит характер самостоятельного процессуального действия,
производится следователем с целью проверки и уточнения данных,
имеющих значение для дела, путем воспроизведения действий, обстановки или иных обстоятельств события. В эксперименте могут
принимать участие специалисты (судебный медик, криминалист, автотехнический эксперт и др.).
Следственный эксперимент производится на месте события или
в условиях, максимально приближенных к действительным. Используется транспорт, которым были нанесены повреждения, а при его отсутствии - другой экземпляр однотипной марки. В случаях со смертельным исходом, а также когда оставшийся в живых пострадавший
по каким-то причинам не может принять участие в эксперименте,
заменяющее его лицо должно быть того же телосложения и роста,
чтобы условные обозначения повреждений на теле и его одежде по
локализации и расстоянию от подошв полностью соответствовали таковым у пострадавшего.
Путем экспериментального воспроизведения обстановки дорожно-транспортного происшествия можно установить:
а) возможность экстренного торможения и длину тормозного
пути;
б) возможность изменения направления движения транспорта
(поворота его) с целью предотвращения столкновения;
в) возможность обзора водителем определенного участка дороги, улицы;
г) возможность причинения повреждения той или иной частью
автомобильного транспорта.
Последний вопрос решается применительно к конкретным верси-
201
ям, возникающим при расследовании. В процессе эксперимента повреждения на теле пострадавшего сопоставляются с определенными
частями автомашины и следами на ней. Отмечаются их соответствие
или, наоборот, несоответствие по уровню локализации при определенных положениях тела пострадавшего к транспорту.
Все действия по воспроизведению обстановки заносятся в составляемый протокол. Результаты эксперимента
фотографируются,
составляются схемы.
Формулирование экспертных выводов.
После проведения необходимых исследований на основании полученных результатов формулируются экспертные выводы. Выводы
эксперта должны быть научно обоснованными, аргументированными,
объективными, полными, но краткими и понятными по изложению.
При формулировке выводов эксперту следует исходить из фактических данных, полученных при исследовании трупа или живого
лица, результатов изучения вещественных доказательств, осмотра
места происшествия и автомашины, а также следственного и экспертного экспериментов.
Эксперт не может обосновывать свои суждения на показаниях
свидетелей и очевидцев событий, какими бы достоверными эти показания не казались.
При определении вида автомобильной травмы следует учитывать
их специфические и характерные признаки (табл. 7.3).
Методика судебно-медицинской оценки повреждений:
1. Установить свойства травмирующего предмета и механизм
его действия по отношению к каждому повреждению в отдельности.
2. Сгруппировать однотипные повреждения по свойствам причинивших их предметов и особенностям механизмов образования.
3. Определить последовательность возникновения изучаемых
групп повреждений, базируясь на давности и механизме их образования.
4. Сформулировать суждение о возможных фазах транспортной
травмы применительно к комплексам (группам) повреждений, выделенным на предыдущих этапах оценки.
202
Таблица 7.3
Специфические и характерные признаки различных видов автомобильных травм
Удар пешехода частями автомобиля
Специфические
- контактные повреждения от фары
автомобиля и её ободка;
- следы-отпечатки радиатора,
болтов, гаек и др.
Характерные
- односторонность и относительная ограниченность повреждений;
- поперечно-оскольчатые переломы
костей нижних конечностей;
- обширные поверхностные ссадины;
- ушибленные раны и очаговые ссадины выступающих частей тела;
- следы краски и различных ГСМ;
- следы от текстуры ткани
на теле и на машине;
- следы скольжения на подошвах
обуви и одежде;
- повреждения одежды в виде
локальных разрывов, разрезов,
вдавлений.
Переезд колесом
Специфические
- отпечатки рисунка протектора;
- обширные циркулярные отслоения кожи;
- переломы с полными отрывами 3-4 и более
смежных остистых отростков;
- отпечатки деталей ходовой части машины.
Характерные
- двусторонность, сочетанность, множественность и тяжесть повреждений;
- двусторонние переломы 9 смежных рёбер;
- переломы обеих лопаток;
- деформация таза и головы с выдавливанием
головного мозга;
- кровоподтеки,
ссадины и пергаментные
пятна от складок одежды;
- рваные, лоскутные, скальпированные раны;
- множественные параллельные поверхностные
разрывы эпидермиса;
- "скелетирование" конечностей;
- разрывы диафрагмы и паховых колец с перемещением органов;
- кровоизлияния в верхушки легких;
- длинные разрывы одежды;
- участки гофрирования на одежде;
- повреждения и деформация обуви.
Травма
в
кабине
Специфические
- кольцевидная ссадина и
кровоподтёк овальной
формы на груди водителя;
- переломы средней трети
бёдер у водителя.
Характерные
- оскольчатые
переломы
стенок вертлужной впадины и вывихи головки
бедренной кости;
- переломы надколенников
и в/3 голеней;
- переломы грудины;
- "хлыстообразные" переломы позвоночника;
- ссадины и кровоподтеки
на внутренней поверхности плеч;
- ссадины, кровоподтеки и
раны на задней поверхности в/3 предплечья с
переломом локтевой и
вывихом лучевой костей.
203
5. Сформулировать суждение о возможном виде транспортной
травмы, базируясь на результатах оценки повреждений, проведенной
на предыдущих этапах анализа (последовательность и фазы).
6. Определить возможность или невозможность возникновения
всех (без исключения) повреждений, обнаруженных при экспертизе,
в условиях автотранспортного происшествия, приведенных в постановлении.
При определении места приложения травмирующей силы (место
первичного удара) и её направления действия можно руководствоваться следующими признаками.
При ударе пешехода частями автомобиля:
- локализация и конфигурация следов-отпечатков от деталей
транспортного средства на слоях одежды и теле пострадавшего;
- локализация дырчатых, терассовидных переломов на черепе;
- характер переломов костей основания черепа;
- особенности противоударных повреждений головного мозга;
- взаимное расположение признаков действия сил растяжения
и сжатия на кости;
- смещение в направлении удара костных осколков и центральных отломков трубчатых костей конечностей;
- особенности переломов костей таза в области вертлужной
впадины, остистых отростков позвонков, лопаток;
- локализация прямых и непрямых переломов (рёбер, таза);
- характер повреждений связочного аппарата (кровоизлияния,
разрывы) внутренних органов;
- следы-наложения
смазочных материалов, пыли, частиц
краски, осколков стекла и др. частей и деталей машины;
- вдавления на одежде и уплощения волокон тканей;
- направление углообразных разрывов ткани;
- следы скольжения на обуви и направление её деформации.
При переезде колёсами автомобиля такими признаками будут:
- статические и динамические следы от протектора;
- отпечатки деталей ходовой части машины;
- множественные параллельные разрывы эпидермиса;
- направление смещения остистых отростков;
204
- козырькообразные выступы кортикального слоя костей в
местах их переломов при переезде;
- переломы лопаток.
- направление выдавливания вещества головного мозга и перемещение внутренних органов;
- участки образования складок и заглаживаний на одежде.
Для решения вопроса об установлении конкретного транспортного средства, причинившего повреждения, могут оказаться полезными следующие следы, выявляемые на теле пострадавшего или его
одежде:
- наложения частиц краски автомобиля;
- осколки стёкол;
- следы-отпечатки деталей автомобиля на теле и одежде,
имеющие характерную форму (например, детали бампера,
гайки, болты, украшения и др.);
- рисунок протектора, в том числе его боковой поверхности;
- ширина колеса автомобиля, которая может быть установлена
по: а) ширине участка многооскольчатого перелома трубчатых костей; б) ширине осаднения на коже; в) ширине
участка наложения эпидермиса на внутренней поверхности
белья пострадавшего;
- следы-отпечатки, наложения и отслоения, найденные на
самом автомобиле.
Для ориентировочного суждения о силе (энергии) травмирующего воздействия (удара) можно использовать следующие признаки:
- особенности поперечно-оскольчатых переломов костей нижних
конечностей ("бампер-переломов");
- особенности переломов рёбер;
- степень повреждений внутренних органов от сотрясения;
- наличие и характер переломов черепа и таза (минимальная
нагрузка на череп, приводящая к переломам - 426 кг, на
таз - 1000 кг);
- множественность и тяжесть повреждений;
- следующие расчётные формулы, рекомендованные В.К.Стешицем
(1976):
205
1. Формула Дюрвальда:
M х V2
F =
;
2 S
где:
F - сила удара, кг;
S - расстояние отбрасывания тела потерпевшего, м.
M - масса, кг;
V - скорость автомобиля, м/с;
2. Формула В.К.Стешица:
G V2
F= К
;
254
m1
К= --------- ;
m1 + m2
где:
m1 - масса пешехода, кг с2/м;
m2 - масса автомобиля;
V - скорость авто, км/ч
G - масса авто в кг;
Для определения скорости движения автомобиля при торможении в
момент наезда на пешехода В.К.Стешиц предлагает следующую формулу:
Х
V =
Vo
1 -
;
S
где: V
- скорость автомобиля в момент наезда на участке тормозного пути, м/с;
Vo - начальная (до торможения) скорость движения автомобиля, м/с;
Х - длина участка от начала торможения до потерпевшего, м;
S - длина всего тормозного пути, м.
В заключении следует ещё раз обратить внимание, что на судебно-медицинского эксперта при расследовании автотранспортных
происшествий ложится весьма важная и ответственная задача -- по
особенностям образовавшихся повреждений установить факт автомобильной травмы, её вид и механизм. Всё это имеет порой определяющее значение для судебно-следственных органов при установлении
обстоятельств и виновника происшествия.
206
Лекция 8.
ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ТРАВМА
Созданию первых паровозов предшествовало возникновение лежневых и рельсовых дорог, на которых в качестве тяговой силы применялись самые различные средства.
Первая в мире дорога с лежневыми путями (деревянными продольными брусьями), по которым вагонетки перемещались канатной
тягой от привода водяного колеса, была сооружена на Алтае в
1763-65 гг. известным русским гидротехником К.Д.Фроловым. Яркую
страницу в истории рельсового пути вписал его сын П.К. Фролов. В
1806-10 гг. он построил на Алтае дорогу с чугунными рельсами,
длиной 1867 м.
В 1829 г. англичанин Д.Стеффенсон построил паровоз, развивавший скорость 21 км/ч с грузом 16 тонн.
Честь создания первого русского паровоза, как и первой
русской железной дороги с паровой тягой, принадлежит уральским
крепостным механикам Ефиму Алексеевичу и Мирону Ефимовичу Черепановым. Тогда еще не было слова "паровоз", и созданный Черепановым в 1833 г. локомотив был назван "сухопутным пароходом".
Начало отечественного паровозостроения связано со строительством в 1845 г. железной дороги между Петербургом и Москвой.
С появлением железнодорожного транспорта и возник железнодорожный травматизм. Первой жертвой железной дороги был Гускинсон - ученый, друг Стеффенсона: он погиб под первым поездом при
открытии Ливерпуль-Манчестерской железной дороги в 1830 г.
В 1835 г., при открытии первой немецкой железной дороги,
произошла железнодорожная катастрофа, к счастью без жертв, а в
1836 г появилась и первая жертва.
В 1840 г. на Царскосельской железной дороге произошло первое в России крушение, жертвами которого стали 100 человек. По
мере дальнейшего роста сети железных дорог увеличивается число
смертей людей в результате железнодорожной травмы. В 1884 г. на
этой дороге количество пострадавших от средств железнодорожного
транспорта составило 14, а за первую половину 1903 г. - уже 296.
В 1925-26 гг. число погибших от железнодорожных (ж.д.) катастроф
составило 2766, а число погибших от убийств, самоубийств, несчастных случаев на ж.д. полотне - 734.
207
Железнодорожные повреждения отличаются значительной
тяжестью, опасностью для жизни и многие из них приводят к смерти
на месте происшествия.
Железнодорожная травма прочно удерживает второе место после
автомобильной и составляет, по данным различных авторов, 17% от
всего количества насильственной смерти или до 60% всех случаев
транспортной травмы. Среди потерпевших значительно больше мужчин
более 70%. Около 40% лиц, получающих железнодорожную травму, находятся в состоянии алкогольного опьянения.
Наибольшее число случаев железнодорожной травмы наблюдается
на тех участках пути, где происходит формирование и составление
поездов, а также в местах наибольшего скопления пассажиров.
1. Определение понятия и классификация железнодорожной травмы
Под железнодорожной травмой следует понимать комплекс механических повреждений, возникновение которых находится в прямой
зависимости от движения рельсового транспорта.
Судебно-медицинская диагностика отдельных видов железнодорожной травмы и правильное формулирование выводов в заключении
эксперта требует обращения к классификации железнодорожной травмы. Наиболее оптимальная для экспертной практики классификация
железнодорожной травмы предложена С.С.Мунтяном. Эта классификация определяется двумя признаками, т.е. видом травмы и характером повреждений на теле и одежде.
Классификация железнодорожной травмы по видам:
1) переезд колесами рельсового транспорта (20%);
2) удар частями рельсового транспорта (44%);
3) падение из движущегося рельсового транспорта (5%);
4) сдавление тела между частями рельсового транспорта и путевыми сооружениями (5%);
5) травма внутри вагонов (5%);
6) комбинированные виды железнодорожной травмы (20%).
Каждый вид травмы может состоять из ряда фаз. Например, при
переезде колесами определяется четыре фазы:
а) первичный контакт колеса с телом;
б) накатывание колеса на тело;
208
в) перекатывание колеса через тело;
г) скатывание колеса с тела.
Каждой фазе соответствует характерная морфология
поврежде-
ний.
Кроме классификации, предложенной С.С.Мунтяном, существует
и ряд других классификаций и условных делений повреждений, возникающих при ж.д. (рельсовой) травме. Например, по международной
классификации болезней, травм и причин смерти выделяется:
Е 800 Несчастный случай на ж.д. транспорте при столкновении
движущихся составов.
Е.801 Несчастный случай ...... при столкновении с др.объектом.
Е.802 Несчастный случай ...... в результате крушения.
Е.803 Несчастный случай ...... в результате взрыва, пожара,
загорания.
Е.804 Падение в поезде, на поезде или с поезда.
Е.805 Удар движущимся составом.
Е.806 Другие, установленные несчастные случаи на
ж.д.
транспорте.
Е.807 Несчастный случай невыясненного происхождения
на
ж.д.транспорте.
Кроме того, И.П.Соловьёва (1980) предлагает выделить в отдельный вид травмы - травму в метро. При этом она разработала
следующую классификацию этой травмы:
1. Падение на движущемся эскалаторе, при сходе с него в
зал.
2. Затягивание частей обуви, верхних конечностей, волос в
части двигающегося эскалатора.
3. Удар и сдавление смыкающимися створками дверей станции
закрытого типа.
4. Попадание в междверное пространство (вагона и станции).
5. Удар и сдавление створками дверей вагона.
6. Попадание между двигающимися вагонами и платформой.
7. Падение в двигающемся вагоне метро, удары оторвавшимся
поручнем.
8. Наезд в тоннеле (производственная травма).
9. Спрыгивание с платформы на рельсы.
Некоторые данные об особенностях строения частей железнодо-
209
рожного транспорта и ж.д. пути.
Колесо: вагонные колеса всегда отстоят друг от друга на
расстояние 144 см. Диаметр колес вагонов: от 105 до 95 см. На
среднюю часть колеса (колесный центр) обычно одевается стальная
шина-бандаж с гребнем-ребордой. Высота и толщина её равна около
3 см. Ширина круга катания бандажа 13 см. Поверхность же соприкосновения с головкой рельса (катящаяся поверхность) равна в
среднем 10-11 см.
Вагоны: товарные короче пассажирских и длина их от 6,4 м до
13,1 м. Длина пассажирских от 11,5 м до 26,8 м. Наибольшая ширина товарных вагонов может быть до 3,6 м, а чаще 3,25 м. Масса
пустого вагона (тара) в среднем 21 т (включая и массу - 5 т колесных пар). Нагрузка вагона может быть до 50 т. Таким образом
общая масса вагона может быть более 70 т, а на одно колесо, соответственно, будет приходится усилие около 17 тонн.
Железнодорожный путь: состоит из трех основных частей: земляного полотна; искусственных сооружений (мосты, виадуки, тоннели и др.); верхнего строения (балластный слой, шпалы, рельсы).
Часть насыпи, на которой размещается верхнее строение, называется основной площадкой. Боковые наклонные поверхности - откосы. На основной площадке есть полосы не занятые верхним строением, они называются обочинами. Линия смыкания обочины и откоса
называется бровкой насыпи. Обычно габариты поезда не выходят за
пределы балластного слоя и поэтому человек, находящийся на обочине, не будет сбит локомотивом или вагонами. Рядом с земляным
полотном часто размещается водоотводная канава.
Балласт на земляном полотне состоит из гравия, щебня,
песка.
Шпалы - могут быть деревянными и бетонными. Длина их колеблется, но, в среднем, составляет около 270 см. Ширина - 25 см, а
толщина 17 см и более. Шпалы пропитываются антисептиками. Шпалы
находятся друг от друга на расстоянии 75 см.
Рельсы: делают из стали. Различают головку рельсы, шейку и
подошву. Сейчас на дорогах уложены преимущественно тяжелые рельсы, имеющие ширину головки 7,5 см. На поперечном сечении
головка
имеет овальную форму поверхности катания с закругленными верхними гранями, но у старой рельсы она может быть плоской с острыми
гранями и даже металлическими заусенцами.
210
Ширина колеи (расстояние между внутренними гранями головок
рельсов) в России 152,4 см. На узкоколейных дорогах она может
быть 75 см или 100 см.
Таким образом, между гребнем и поверхностью рельса обычно
имеется зазор по 0,9-1,0 см с обоих сторон.
У тепловозов и электровозов в проекции внутренней части колеи располагается зубчатая передача, которая закрывается кожухом. Ширина его около 13 см и расположен он на 6 см кнутри от
боковой поверхности колеса и примерно в 13 см от верхней поверхности головки рельса.
2. Механизмы образования и судебно-медицинская
характерис-
тика повреждений при основных видах железнодорожной травмы
Основными механизмами образования повреждений при железнодорожной травме являются:
а) удар тупым предметом (частями транспорта, о железнодорожное полотно или путевые сооружения);
б) сдавление между тупыми предметами (между колесом и рельсом, тарелками буферов, деталями автосцепного механизма,
между частями ж.д. транспорта и путевыми сооружениями);
в) скольжение (трение) тела по поверхности пути.
При железнодорожной травме часты сочетанные варианты механизмов образования повреждений.
2.1. Повреждения при переезде колесами рельсового транспорта.
Этот вид железнодорожной травмы встречается в среднем в 20%
случаев всей железнодорожной травмы, т.е. занимает по частоте
третье место. Чаще всего встречаются переезды по одной части тела (самоубийство), но может быть переезд и нескольких частей
(двух и более).
В результате переезда колес через любую часть тела могут
произойти как полные, так и неполные отделения. Это зависит от
наличия и характера одежды, особенностей анатомического строения
той или иной части тела, через которую происходит переезд, и от
количества перекатившихся колес. Полное разделение наиболее часто встречается при переездах колес через шею, живот и
конечности.
211
Чаще всего встречаются переезды через конечности, особенно
нижние. Второе место занимают переезды на уровне живота, третье
- переезды через шею.
При переезде тела человека колесами возникают наиболее "типичные железнодорожные повреждения" (О.Х.Поркшеян) или "характерные" (по С.С.Мунтяну). Основной механизм образования повреждений - сильное сдавление и размозжение тканей в сочетании с
ножницеобразным разделяющим действием колесного гребня реборды). К таким повреждениям (признакам) относят:
1. Образование по краям разделенных частей тела полос давления - повреждений (ссадин), являющихся отпечатком катящейся
части колеса (бандажа) и головки рельса. Ширина полосы давления
от катящегося колеса обычно 12-15 см, а от головки рельса 6-7
см. В тех случаях, когда полоса давления располагается у линии
разделения в результате ножницеобразного действия колесного
гребня, она бывает уже на 3-4 см и более. При этом более узкий
участок полосы будет находиться по тому краю повреждения (с той
его стороны), где действовала реборда (т.е. со стороны междупутья). Ножницеобразное действие колеса (реборды) лучше всего
проявляется при изношенной головке рельса, имеющий ребра.
Края ссадины в области полосы давления более четкие обычно
со стороны действия гребня колеса, с другой стороны - край менее
четкий. В первые несколько часов полоса давления мягкая. Затем,
постепенно уплотняясь, в течение суток достигает пергаментной
плотности. Это связано с подсыханием кожи, т.к. в месте нахождения этой полосы эпидермис на коже и подкожный жировой слой отсутствуют. Одновременно меняется и цвет кожи: от бледно-фиолетового до тёмно-буро-коричневого. Цвет полосы давления может колебаться в зависимости от очерёдности расчленения. В месте первичного расчленения бывает чёткая интенсивная красная полоса давления и обтирания от колеса и рельса (кровоизлияния в кожу). При
последующих расчленениях возникают менее чёткие полосы синевато-серого цвета. И если они располагаются на конечностях, то могут представлять собой серый, лишенный эпидермиса участок кожи,
который при невнимательном исследовании может быть пропущен
(просмотрен).
Гистологически, соответственно полосе давления, наблюдается
212
значительное уплощение сосочков и гребешков эпителия кожи. Контуры клеток эпителия не определяются, а собственно кожа имеет
вид бесструктурных волокон, располагающихся параллельно друг
другу. Желез и других образований, свойственных коже, не обнаруживается. Характерным признаком является повышенная прокрашиваемость кожи на срезах гематоксилином.
Такая травматизация эпителия создает условия к подсыханию и
пергаментации кожи в области полос давления. Осаднения в области
полос давления не типичны для них.
Когда при наезде к груди прилежит рука, полоса на груди
может начинаться не у самого края, т.е. быть незамкнутой.
Иногда (в 5%) в начале полосы "Т"-образная ссадина - первичный "щипок" колесом. Когда колесо наезжает на тело, то оно
может сначала выскользнуть из под колес, а в дальнейшем, вследствие небольшого смещения тела, колесо наезжает несколько в другом месте. Последнее не будет происходить, если колесо сначала
наезжает на тело в плотно облегающей одежде.
Ссадина от первичного щипка может иметь вид восклицательного знака - "!", рядом с которым располагается еще одна точка ссадина меньших размеров (от реборды колеса).
При перекатывании колеса полоса давления может становиться уже - в результате подскока колеса (что говорит о высокой
скорости движения поезда).
2. Полоса обтирания - участки осаднения эпидермиса боковыми
поверхностями колёс наблюдаются относительно часто по обе стороны от полос давления. Они могут напоминать полосы давления, но
отличаются от них тем, что имеют неровные края и неравномерную
ширину: от 2 см до 15 см и более. Кроме того, они имеют вид множественных дугообразных глубоких царапин, иногда могут быть разрывы.
Механизм образования полос обтирания следующий. Колёсный
диск, сдавливая тело, перекатывается как бы по жёлобу, образованному телом. Боковые стенки этого "жёлоба" подвергаются трению
о неровные боковые поверхности колесного диска. В тех случаях,
когда на пострадавшем имеется одежда, полос обтирания на коже не
будет, но при этом они выявляются на одежде.
Внимательное исследование полос обтирания позволяет в ряде
213
случаев увидеть лоскутки не полностью отделившегося эпидермиса,
как бы приглаженные в определенном направлении. По характеру
смещения эпидермиса можно установить направление вращения колесного диска, а, следовательно, путём дальнейших сопоставлений - и
расположение пострадавшего на рельсах в момент перекатывания через него колеса.
3. При переезде через тело колесами электровоза или тепловоза на теле рядом с полосой давления может обнаруживаться обширная ссадина (или рана), причиненная кожухом зубчатой передачи
локомотива. Она находится на той части тела, которая в момент
переезда находилась в междупутье, на стороне обращенной вверх.
Обычно ширина этой ссадины (раны) около 12-14 см, длиной 20 30 см и располагается она на расстоянии 3-6 см от полосы давления от гребня колеса.
4. Опачкивание тела смазочным веществом ходовых частей ж.д.
транспорта, антисептиками, которыми пропитываются шпалы;
5. Расчленение тела на множество частей. При этом более выраженные повреждения (особенно при неполном расчленении) возникают: а) на стороне действия колеса; б) со стороны накатывания
колеса на тело. При расчленении тела может наблюдаться: отделение головы от туловища; разделение туловища на две половины; отделение конечностей.
Характерным при расчленении тела является образование клиновидного дефекта мягких тканей и костей со стороны действия колеса, особенно тогда, когда через тело перекатывается несколько
колёсных пар. Этот дефект может достигать ширины и глубины около
12-14 см. Механизм его возникновения следующий: колёса, перекатываясь через тело, повреждают ткани и уносят на своей поверхности частицы размозженных тканей. Кости также повреждаются, образуются многооскольчатые переломы. При этом мелкие костные осколки смещаются в сторону движения колеса. Этот признак можно
использовать для определения направления переезда.
Большинство авторов отмечают, что концевой отломок длинной
трубчатой кости, находившейся со стороны действия реборды колеса
(со стороны междупутья) имеет скошенный вид, соответственно форме общего клиновидного дефекта. С противоположной стороны конец
кости более прямой. Но данный признак вряд ли следует рассматри-
214
вать как устойчивый.
При расчленении тела полоса давления на коже по краям частей тела может оставаться как только с одной стороны, так и на
обеих. Первый вариант (с одной стороны) свидетельствует о ножницеобразном механизме действия гребня колеса. Это чаще происходит
при изношенной головке рельса. При этом полоса давления, как
правило, остаётся на стороне действия катящейся части колеса.
Если ссадина по краям разделения тела находится с двух сторон, то это расчленение произошло преимущественно за счёт действия катящейся поверхности бандажа колеса и закругленной головки
неизношенного рельса.
Края разделения в 50% случаев со стороны действия колеса
неровные, в виде зубцов треугольной формы, вершины которых направлены в одну сторону - в сторону движения колеса (поезда).
Длина и ширина этих лоскутов колеблется от 1 до 7 см. Причём, на
стороне отделения, которая находилась в междупутье, величина
образующихся зубцов обычно меньше, чем на противоположной - со
стороны действия поверхности катания обода колеса. На противоположной, нижней поверхности тела, со стороны действия головки
рельса, края расчленённых частей тела ровные, зубцов не формируется.
Зубцы не возникают и в случае образования лампасовидных
разрывов.
6. На конечностях со стороны действия колес могут возникать
продольные разрывы кожи длиной 20-40 см и более, так называемые
лампасовидные разрывы. В некоторых случаях они могут иметь спиралевидное направление и называются спиралевидными. С.С.Мунтян
указывает, что по направлению спиралевидных разрывов можно судить о направлении движения поезда (вершины разрывов направлены
в ту же сторону).
7. К специфическим признакам действия вращающегося колеса
при волочении тела Д.Е.Джемс-Леви относит образование повреждений с оголением костей, на которых образуется желобообразный дефект кости с ровными, как бы отполированными, краями с нитевидной исчерченностью (трассами) и вкраплениями буроватого и черного цвета. Механизм его образования следующий: при волочении тела, оно может прижиматься к крутящемуся колесу, что приводит к
215
"выпиливанию", шлифованию как мягких тканей, так и костей.
В результате волочения пострадавшего по ж.д. полотну на его
теле могут формироваться обширные осаднения в виде множественных
параллельных ссадин различной формы и размеров с вкраплениями
частиц чёрного цвета (от балластного слоя). Кроме ссадин могут
образовываться раны (лоскутные, скальпированные), от которых отходят в стороны параллельные царапины. При волочении тела могут
наблюдаться повреждения одежды, а при длительном волочении даже полное срывание одежды (раздевание тела).
8. Резаные раны от "заусениц" рельс.
9. Следы-отпечатки на теле от предметов, бывших в карманах.
Повреждения от удара частями рельсового транспорта
По данным судебно-медицинской литературы, наиболее частым
видом ж.д. травмы является удар выступающими частями локомотива
или вагонов без последующего переезда тела пострадавшего колесом. Этот вид травмы составляет в среднем 44% от всех случаев
ж.д. травмы.
Более часто удар приходится по 2-3 частям тела (77%). Это
объясняется большой, широкой ударяющей поверхностью локомотива
(вагона).
Наиболее часто наблюдаются удары в правую половину тела. Из
всех частей тела более всего страдает голова (80%). На втором
месте по частоте повреждений стоит грудная клетка (72%). Частое
повреждение головы при ж.д. травме объясняется тем, что любой
локомотив или вагон выше человеческого роста и удар по голове
неминуем.
Повреждения, образующиеся от ударов выступающих частей локомотива или вагона, называются "контактными". Ими могут быть
ссадины, кровоподтеки, раны, переломы костей и т.д. По их локализации на теле (высоте от подошвенной поверхности стоп), форме
и взаимному расположению можно точно установить ту часть ж.д.
транспорта и его вид, которыми они были причинены.
Чаще удар частями локомотива человек получает, когда он находится внутри ж.д. колеи. При этом тело отбрасывается преимущественно вперед и в дальнейшем может происходить переезд тела
колесами. Удар по телу может наноситься и в случае нахождения
216
человека и вне колеи - выступающими частями транспорта. При
больших скоростях движения (80 км/ч и более) в результате удара
происходит подбрасывание тела вверх. Этим механизмом объясняется
причинение повреждений частями транспорта, находящимися на высоте, превышающей рост человека.
Наиболее часто повреждения тела возникают от действия следующих деталей ж.д. транспорта: сбрасывателя, подножной, деталями автосцепного механизма (гранями большого и малого зубов), рычагами автосцепного механизма, фарами, козырьком подфарников,
другими деталями корпуса локомотива.
Интересны повреждения, причиняемые сбрасывателями различных
типов тепловозов и электровозов. Каждый из них имеет свою конструкцию, форму и размеры, а нижний край располагается на разной
высоте от головки рельса. По этим признакам можно установить даже марку локомотива.
Из повреждений, возникающих от удара сбрасывателем, наиболее характерными являются переломы костей ног. Чаще всего страдают большеберцовые кости, так как нижний край сбрасывателя находится на расстоянии около 20-25 см от уровня подошв (летом).
От боковой части сбрасывателя (скос сбрасывателя), которая обычно несколько выступает за габариты колеи, могут возникать переломы бедренных костей в сочетании с косорасположенными на коже
бедра ссадиной или раной. От подножки сбрасывателя могут возникать повреждения на уровне 90 см от подошв, т.е. в области тазобедренного сустава и ягодиц, где обнаруживаются линейной формы
ссадина или рана. (Тхапсаев Т.К., 1965). Образующиеся от удара
сбрасывателем переломы очень похожи на типичные "бампер-переломы", но, в отличии от последних, носят открытый характер. Причём, рваные раны, образующиеся от действия концов отломков костей, чаще располагаются на противоположной стороне конечности
относительно места удара (за счёт значительного смещение отломков в результате сильного удара).
При разных направлениях ударов по разным поверхностям и
частям тела наблюдаются и разные варианты (сочетания ) повреждений костного скелета:
а) удар по задней поверхности - характерны многооскольчатые
переломы костей свода и основания черепа (радиальные и пересека-
217
ющие их дуговидные переломы свода с общим центром, соответствующим месту первичного приложения травмирующей силы (обычно этот
центр расположен в затылочной области), оскольчатые переломы лопаток, множественные переломы рёбер, таза (переломы, как правило, симметричные). Могут возникать переломы обоих костей голеней
от удара нижним краем сбрасывателя;
б) по боковой поверхности тела - характерны оскольчатые переломы костей свода и основания черепа с большим разрушением
костного и мозгового вещества со стороны удара (центр соответствует височной области или прилежащим соседним областям); возникают множественные, преимущественно односторонние, переломы рёбер, таза, наблюдаются вертикальные кровоизлияния на задневнутренних поверхностях легких. Со стороны удара возможны переломы
ключицы, суставной части лопатки, реже костей верхней конечности. От удара нижним краем сбрасывателя могут образовываться переломы обеих костей голени;
в) удар по передней поверхности тела - характерны переломы
костей свода и основания черепа, лицевого отдела, рёбер, таза
(переломы симметричные). Могут быть переломы берцовых костей
(одной или обеих ног) от удара нижним краем сбрасывателя. Могут
наблюдаться разрывы сердца и, очень редко, отрывы верхних конечностей.
После удара обычно происходит отбрасывание тела, в результате могут возникать следующие повреждения:
1) при падении на переднюю поверхность тела - образуются
повреждения передних отделов черепа (лицевого, мозгового), переломы рёбер, таза, конечностей (особенно при ударе о выступающие
части ж.д. полотна. При этом тяжесть возникающих повреждений может быть иногда даже большей, чем при первичном ударе локомотивом;
2) при падении на спину - формируются переломы черепа. Повреждения остальных костей скелета образуются, как правило, лишь
при ударе о выступающие детали пути или платформы.
Если тело отбрасывается в колею, то возможно образование
повреждений от протаскивания. Если же какая-либо часть тела попадает на рельс, то происходит переезд колесами через тело.
К казуистическим следует отнести случаи, когда при ударе
218
тело пострадавшего оказывается фиксированным к передней, лицевой
поверхности локомотива, а транспорт какое-то время ещё продолжает движение (И.П.Соловьёва).
Повреждения
от падения
из движущегося
железнодорожного
транспорта.
Эти повреждения связаны с падением с крыши движущегося вагона, локомотива, из тамбуров, из открытых дверей вагонов и с
тормозных площадок.
Для данного вида ж.д. травмы характерно образование повреждений, в значительной степени аналогичных тем, что возникают при
падении с высоты.
Для образования повреждений при падении с высоты важное
значение имеет величина этой высоты, а также грунт, на который
падает пострадавший (мостовая, песок, снег), и на какую часть
тела приземляется пострадавший.
При падении с движущегося транспорта скорость падающего является результатом сложения скорости свободного падения в момент
касания поверхности земли и скорости движения транспорта.
Скорость свободного падения: Vn =
где:
2qH =
2 * 9,81
H;
Vn - скорость свободного падения с высоты, м/с;
H - высота, с которой падал человек, м.
Результирующая скорость
гося поезда будет:
приземления при падении с движуще-
2
Vp =
2
Vп + V ;
где: Vp - результирующая скорость падения тела (м/с);
Vп - скорость свободного падения с высоты поезда;
V - скорость движения поезда, в м/сек.
219
Пример.
При падении человека из тамбура пассажирского вагона, высота 1,5 м, поезда идущего со скоростью 85 км/ч (23 м/с):
Vп =
2 * 9,81 * 1,5
= 5,4 м/с:
Vp =
5,42 + 232 = 560 = 24 м/с;
Таким образом при соприкосновении с землей тело пострадавшего будет иметь скорость - 24 м/с.
Чтобы тело развило такую скорость только лишь при свободном
падении с высоты, оно должно упасть с высоты 28 метров!
2
Vp
( H =
560
=
2q
= 28 метров);
20
Следовательно, сила удара в результате падения с высоты 1,5
м с поезда, движущегося со скоростью 85 км/ч, равна силе удара
при свободном падении с высоты 28 метров.
Но все эти расчеты не принимают во внимание сопротивление
воздуха, в результате которого реальная скорость соприкосновения
тела с землей будет несколько меньше рассчитанной.
Кроме того, человеку, находящемуся на крыше вагона, могут
быть причинены повреждения от удара о путевые сооружения (рамы
мостов, арки виадуков, тоннелей). Повреждения при этом чаще локализуются на задней половине головы: ушибленные раны, переломы
костей черепа, повреждения головного мозга.
Иногда на крыше электротранспорта возникают поражения людей
электрическим током (напряжение в контактной сети электротранспорта 1500 Вольт постоянного тока и около 2700 Вольт переменного
тока). Следы этой электротравмы могут перекрываться обширными
повреждениями, возникающими на теле при последующем падении
пострадавшего с крыши на ж.д. путь.
220
Повреждения при сдавлении тела между частями ж.д.транспорта
путевыми сооружениями.
Сдавление вагонами ж.д. транспорта является редким видом
повреждений. Чаще наблюдается сдавление тела между тарелками
буферов. От этой травмы обычно страдают сцепщики, составители
поездов. Особенностью повреждений является резкий контраст между
незначительными наружными проявлениями травмы и обширными повреждениями внутренних органов. На коже груди и спины формируются
отпечатки контуров буферных тарелок в виде кольцевидных ссадин
и кровоподтеков. Имеются многочисленные переломы костей грудной
клетки, лопаток, позвоночника и конечностей. Возможны случаи выпадения петель кишечника через разорвавшуюся промежность и выдавливание лёгких через ротовую полость. Таким образом, попавшие
между буферами части тела превращаются, по образному выражению
М.И.Райского, "в мешок костей и мяса".
Повреждения в автосцепном механизме встречаются еще более
редко. Они сходны с повреждениями, наблюдающимися при сдавлении
тела буферами. Однако на коже груди и спины при этом наблюдаются
обширные ссадины, часто копирующие контуры замыкающих частей автосцепного механизма. Кроме того, грудная клетка деформируется
гораздо сильнее.
Более часто встречаются повреждения от сдавления тела между
движущимся вагоном и платформой. При этом тело пострадавшего попадает в проём между вагонами и краем платформы, ширина которого
составляет 15-30 см. Образующиеся повреждения располагаются на
взаимно противоположных областях тела. Это обширные осаднения,
ушибленно-рваные раны на грудной клетке, в области живота и конечностей, отслойка кожи и мышц, скальпированные лоскутные раны,
множественные переломы костей.
Травма внутри вагонов.
Повреждения у пассажиров и обслуживающего персонала внутри
вагона возникают при каких-либо авариях, особенно, при столкновении поездов. При этом, люди падают с полок на пол, на столики
или другие предметы, находящиеся в купе. Повреждения возникают и
в результате падения предметов на пассажиров (чемоданов, ящиков,
тюков и проч.), от ударов о предметы и мебель, имеющиеся в купе,
221
коридоре и тамбурах, просто о стены вагонов.
О.В.Авербаум и В.Я.Волксоне (1979) анализируя этот вид ж.д.
травмы, указывают, что полученные внутри вагонов повреждения по
степени тяжести могут быть отнесены: к тяжким - в 6% случаев;
средней тяжести - около 17%; к лёгким - 79% (из них к лёгким с
кратковременным расстройством здоровья - 55%, без кратковременного расстройства здоровья - 24%).
В группе тяжких наблюдались повреждения головы и конечностей в виде переломов (в 75% случаев). Реже всего наблюдались
повреждения грудной клетки и внутренних органов. Смертельная
травма при этом виде ж.д. травматизма крайне редка.
Таким образом, каждый из перечисленных видов ж.д. травмы
имеет свои особенности, а некоторые и характерные признаки. Зная
их судебно-медицинский эксперт в большинстве случаев может правильно разобраться в имеющихся повреждениях, диагностировать
конкретный вид ж.д. травмы и правильно ответить на вопросы, поставленные ему следователем.
При производстве судебно-медицинской экспертизы по тому или
иному случаю эксперт может теоретически столкнуться с четырьмя
следующими основными вариантами образования повреждений (Семененко Л.А., 1964):
1) на трупе, обнаруженном на ж.д. полотне, установлены повреждения, не имеющие отношения к ж.д. травме;
2) на трупе имеются следы воздействия частей и подвижного
состава, но кроме этого, обнаружены и другие повреждения, которые и явились причиной смерти, а ж.д. состав
воздействовал уже на мертвое тело;
3) на трупе имеются повреждения как от подвижного состава,
так и от других орудий, но все они причинены
прижизненно;
4) на трупе обнаружены повреждения, все из которых причинены частями ж.д. транспорта живому человеку, т.е. имеет
место то, что собственно и называется железнодорожной
травмой.
Хотя первые три варианта образования повреждений встречаются довольно редко, но помнить о такой возможности эксперт всегда
обязан.
222
Источниками установления обстоятельств получения повреждений при железнодорожной травме являются:
- данные судебно-медицинского исследования трупа;
- первичный осмотр места происшествия и трупа на месте его
обнаружения (проводится согласно требований "Правил работы врача-специалиста в области СМ при наружном осмотре
трупа на месте его обнаружения (происшествия);
- осмотр железнодорожного транспорта, которым возможно были
причинены повреждения;
- повторный осмотр места происшествия экспертом, производившим исследование трупа;
- показания свидетелей происшествия.
"Врач-специалист обязан обратить внимание следователя на
следующие особенности: на позу, расположение трупа или его расчлененных частей по отношению к рельсам, насыпи и др. ориентирам;
на характер повреждений на трупе и его одежде (полосы давления и
следы волочения...), загрязнения (мазутом, угольной пылью, шлаком и проч.), признаки прижизненности повреждений (выраженность
кровоизлияний в области повреждений, признаки кровотечения на
одежде и местности и т.д.)".
Специфический характер повреждений, возникающих при ж.д.
травме, в частности при расчленении тела колесами ж.д. транспорта, обуславливает особенности суд.-мед. исследования трупов. Их
целесообразно проводить в 3 этапа:
ПЕРВЫЙ этап - наружное исследование: уже при наружном
исследовании расчлененных трупов необходимо иметь в виду некоторые особенности. Длину трупа следует измерять с учетом клиновидного дефекта тканей на месте расчленения. Величина дефекта обычно не превышает толщины колеса ж.д. транспорта, причем широкая
сторона дефекта обращена вверх (к колесам);
Уже при наружном исследовании трупа эксперт может выявить признаки, позволяющие ему определить:
А. Положение тела в момент переезда колесами (вверх или
вниз лицом):
1) по ширине полосы давления, осаднения на передней и
задней поверхности тела;
223
2) по наличию полосы обтирания;
3) форме и локализации ссадин от "первичного щипка";
4) по выраженности повреждений, расположению
клиновидного
дефекта тканей;
5) ссадине или ране от кожуха зубчатой передачи;
6) наличию по краям разделения тела кожных лоскутов в
виде зубцов;
7) по локализации лампасовидных или спиралевидных разрывов кожи по краям отделений;
8) загрязнение (со стороны колеса).
Б. Ориентация головы и нижних конечностей пострадавшего
относительно железнодорожной колеи (междупутья) определяется по:
1) соотношению ширины полос давления, осаднения по краям
разделенных частей тела (уже со стороны действия реборды);
2) чёткости краев полосы давления (со стороны реборды
более чёткие);
3) конфигурации ссадин от первичного "щипка";
4) локализации ссадины или раны от кожуха зубчатой передачи;
5) наличию и размерам зубцов кожных лоскутов по краям
разделения тела (со стороны реборды размеры меньшие);
6) наличию и выраженности кровоизлияний.
В. Направление движения (перекатывания) колеса, движения
поезда определяется по:
1) характеру осаднения полос обтирания;
2) локализации ссадин от первичного "щипка";
3) ширине полосы давления (со стороны въезда больше);
4) выраженности расчленения (со стороны накатывания колеса более выражено);
5) смещению мелких костных осколков;
6) направлению зубцов лоскутов по краям разделения;
7) направлению спиралевидных разрывов кожи по краям;
8) следам волочения тела.
224
ВТОРОЙ этап - до вскрытия полостей края ран по линиям травматического разделения трупа сопоставляют и аккуратно сшивают.
Это позволяет получить более точное представление о форме полос
давления и осаднения (обтирания), детально изучить их размеры и
взаимное положение. Более точно видно расположение дополнительных разрывов кожи, от перерастяжения при переезде и легче диагностировать ссадину от "первичного щипка" и от кожуха зубчатой
передачи.
ТРЕТИЙ этап - целью его является изучение мягких тканей,
внутренних органов и костей скелета (внутреннее исследование).
Вначале следует установить ширину клиновидного дефекта тканей на
месте перекатывания колеса через тело. Исследование проводится в
условиях небольшого натяжения сшитых вместе частей тела. В тех
случаях, когда кожа сохраняет целостность, на месте перекатывания колес отчётливо будет видно желобовидное разрушение подлежащих мягких тканей шириной 12-15 см. Кожа здесь лишена жировой
клетчатки, тонкая и, в первое время после травмы, эластичная.
Более точно величину клиновидного дефекта можно определить
по дефекту костей, наблюдаемому во всех случаях переезда поездом. Для этого определяют сравнительную разницу в длине трубчатых костей на разных конечностях или количество разрушенных позвонков. Эти величины и будут отражать ширину искомого клиновидного дефекта.
Для установления прижизненности ж.д. травмы большое значение имеют следующие признаки (Поркшеян О.Х., 1961,1962,1965;
Пермяков А.В., 1969):
1) загрязнения одежды и тела кровью, указывающие на изменение положения тела из вертикального;
2) толстые кровоподтеки с выраженным свёртыванием крови;
3) кровоизлияния под фасции с признаками свертывания крови
в области прикрепления сухожилий мышц в области суставов
выше или ниже места травмы;
4) тёмно-красный цвет полос давления, осаднения, а также
других ссадин.
5) большая степень кровопотери - малокровие внутренних органов, в т.ч. селезенки; признаки шунтирования кровотока: пятнистые почки, неравномерное кровенаполнение лёг-
225
ких (пятнистые лёгкие) - светло-красные участки лёгких
чередуются с тёмно-красными). Необходимо иметь в виду,
что иногда, вследствие размозжения и пережимания сосудов
этот признак может быть выражен нечётко. При остро развившемся кровотечении (кровопотере) под эндокардом могут
возникать тёмно-красные полосчатые кровоизлияния - пятна Минакова;
6) большая величина луж крови на месте происшествия и обнаружения трупа:
7) жировая эмболия сосудов головного мозга и легких. Может
быть тканевая эмболия, в том числе мелкими костными осколками (выявляются в полости правого желудочка);
8) наличие крови в полостных органах (заглатывание крови в
желудок, аспирация в трахею, бронхи и т.п.);
9) студневидный отек под мышечными фасциями вблизи места
травмы;
10) отёк лёгких и головного мозга;
11) воздушная эмболия;
12) эмболия видимыми макроскопическими частицами или предметами при повреждении крупных вен.
При гистологическом исследовании могут выявляться признаки:
1) кровоизлияния в области травмы с массивным, но компактным скоплением эритроцитов и значительным их рассеиванием (на большое расстояние) от места основного скопления
- места травмы;
б) множественные кровоизлияния в периваскулярные пространства сосудов головного мозга (при травме головы);
в) острый отёк внутренних органов;
г) паренхиматозно-клеточная эмболия;
д) жировая эмболия;
е) признаки воспалительной реакции в местах повреждений.
Непросто решать вопрос о способности к активным действиям
при ж.д. травме, в том числе и травме несовместимой с жизнью.
Например, в судебно-медицинской литературе имеется сообщение
(Воробьев Ю.В., Стерлец Н.Н., 1981) о том, что даже при полном
расчленении тела, проходящем через область таза, пострадавшая
226
больше 1,5 часов могла совершать активные действия: говорила с
медицинским персоналом, рассказала о происшедшем и даже могла
при помощи рук передвигаться - переползать.
Таким образом, правильное и всестороннее исследование повреждений у лиц, погибших от железнодорожной травмы, дает возможность судебно-медицинскому эксперту объективно установить свойства травмирующего воздействия и механизм травмы, а, следовательно, ответить на вопросы следствия о положении тела пострадавшего
в момент травмы, направлении движения состава и др.
3. Трамвайная травма
Под трамвайной травмой понимают повреждения, возникающие
от воздействия наружных и внутренних частей трамвая во время его
движения и при выпадении из него.
Удельный вес смертельной трамвайной травмы по отношению к
другим видам транспортной травмы невысок.
Международная статистическая классификация болезней, травм
и причин смерти трамвайную травму предусматривает одним параграфом "Е-825". "Несчастный случай на трамвайном транспорте". Этот
параграф объединяет все случаи травмы в связи с движением трамвая. Случаи убийства и самоубийства путем использования движения
трамвая предусматривает параграф "Е-958".
Чаще всего трамвайная травма возникает при неосторожном переходе улицы пешеходом. Значительно реже она может возникать при
выходе, выпрыгивании на ходу из трамвая, при авариях. В большинстве случаев смерть пострадавших следует на месте происшествия.
Наиболее частым видом смертельной трамвайной травмы является удар с отбрасыванием тела пострадавшего в сторону от колеи.
На втором по частоте месте стоит удар с отбрасыванием тела в колею и последующим переездом колесами. На третьем - переезд тела
колесами. На четвертом - падение из вагона.
При ударах на теле пострадавшего могут оставаться повреждения штампованного характера от фар, подфарников трамвая, эмблем,
кронштейнов и проч.
При переездах колесами чаще наблюдается неполное отделение
227
частей тела. Это объясняется небольшим зазором между днищем
трамвая и поверхностью дороги, что приводит к протаскиванию тела.
Повреждения, возникающие при переезде трамваем, имеют отличия от повреждений от колес ж.д. транспорта, что связано с особенностями конструкции головки трамвайной рельсы - в виде жёлоба. При этом полоса давления со стороны рельса будет иметь вид
двух параллельных или расположенных под небольшим углом одна к
другой ссадин шириной 4-6 см с чёткими границами, разделёнными
друг от друга полосовидным промежутком относительно неизмененной
кожи (Соловьёва И.П., 1979). По краям их, соответственно краям
жёлоба, может проходить и линия разделения тела с наличием характерных лоскутов треугольной формы. На фоне полосы давления со
стороны действия колеса, на одежде могут образовываться складки,
заглаженные в направлении движения трамвая.
На участках кожи и одежды, располагавшихся кнаружи от колеи
(от полос давления), могут обнаруживаться повреждения от нижней
поверхности балансира, расположенного кнаружи от колеса вагона.
На одежде они имеют вид полосовидных параллельных участков загрязнения маслянистым тёмно-серым веществом. На коже при этом образуются параллельные полосовидные ссадины шириной 1,8-2 см,
примерно соответствующие ширине крайних пластин балансира (по 2
см). Расстояние между этими ссадинами (участками загрязнения)
соответствует расстоянию между пластинами балансира (11 см).
Повреждения при других видах трамвайной травмы будут аналогичны соответствующим повреждениям при железнодорожной травме.
4. Лабораторные и специальные методы исследования
при железнодорожной травме
Повреждения на одежде пострадавшего при ж.д. происшествии
могут быть весьма разнообразны. Их можно подразделить на специфические, характерные и нехарактерные для данной травмы:
1) специфические следы возникают при перекатывании через
одежду и тело колес ж.д. транспорта:
- полосы давления от колеса и рельса (шириной 8-16 см от
действия колеса, 5-10 см - от головки рельса ) в виде
228
участка сильно уплощённой ткани с маслянистым блеском,
серовато-черного цвета. Здесь же могут быть обнаружены
и мелкие металлические чешуйки от колёс и головки
рельса;
- разделение одежды на части, при этом края её сплющенные, уплощёные, раздавленные;
- угловидные лоскуты материи по краям линии разделения;
- складчатое заглаживание одежды в одну сторону "фрикционное гофрирование ткани" (Станиславский Л.В., 1969);
- полосовидные разрушения одежды, особенно со стороны
действия колеса;
- наличие участков загрязнения и частичного стирания
ткани одежды (соответствующие участкам обтирания на
теле);
- выраженная деформация предметов находившихся в карманах или деталей частей одежды (металлические
или
пластмассовые пуговицы, пряжки, застежки, крючки);
- на резиновой подошве остаются повреждения в виде шероховатой полосы;
2) характерные:
- следы графита, мазута, антисептика и балластного вещества пути;
- наличие металлизации железом поврежденных частей одежды (и тела) пострадавшего;
- повреждения от трения о балластный слой пути;
- следы отпечатки буферных тарелок на противоположных
сторонах одежды и тела) пострадавшего, а также следов
от деталей автосцепного механизма.
Перечисленные признаки повреждений на одежде расширяют возможности судебно-медицинской экспертизы данного вида травмы, они
несут на себе ценную информацию о виде травмы и об особенностях
её механизма. Это имеет большое значение особенно в тех случаях,
когда пострадавший остался жив или умирает через некоторое время
в стационаре, при этом многие из имевшихся у него на теле следов
безвозвратно утрачиваются в процессе хирургических операций и
регенерации тканей.
229
При производстве экспертизы по поводу ж.д. травмы используется комплекс специальных лабораторных приемов и методик. Целью
лабораторных исследований является определение вида или конкретного транспортного средства, причинившего данную травму, и решение вопроса о механизме этой травмы,
Объектами исследования при производстве экспертизы по поводу железнодорожной травмы являются:
- живые лица с имеющимися у них повреждениями или следами
от них (рубцы, татуировка металлом и проч.);
- трупы и трупный материал (кости, хрящи, кожа, внутренние
органы и др.), изъятые при вскрытии со следами повреждений или наложений (смазка, следы краски, стекла и др.);
- вещественные доказательства: кусочки мягких тканей тела,
фрагменты костей, а также одежда и обувь с имеющимися на
них повреждениями и различными наложениями (краска, металл, ГСМ, выделения человека, кровь, почва и проч.);
- части (детали) транспорта, со следами повреждений и наложений (кровь, краска, следы смазки, волосы и др.).
Успех исследования во многом предопределяется правильным и
своевременным применением всего комплекса методик на разных стадиях исследования объектов.
Объём лабораторных приемов и методик, используемых при подозрении на транспортную травму, и последовательность их применения одинаковы при различных ее видах. Они предусматривают проведение исследования от простого к более сложному: от описания,
изучения и фиксации, не изменяющих физические и химические
свойства объектов, к методам и приемам, нарушающим или искажающим свойства объектов. Особенно важно, чтобы предыдущий метод не
уничтожал признаков и следов, которые должны быть выявлены с помощью последующих методов.
В зависимости от объектов, представленных на экспертизу, и
особенностей конкретного случая могут применяться различные приёмы и методики лабораторных исследований. Из наиболее часто использующихся в судебно-медицинской практике необходимо отметить:
а) фотографические методы исследования и фиксации. При этом
следует помнить о безнегативном методе фотопечати, предложенном
О.В.Филипчуком (1967), который служит для детального изучения и
230
выявления участка ткани, подвергавшегося сильному давлению или
трению при волочении тела. В результате применения метода можно
выявить следующие признаки, характеризующие направление скольжения участка ткани по какой-либо поверхности:
- частицы следообразующего объекта локализуются в петлях
переплетения преимущественно со стороны действия силы;
- поперечно расположенные нити дугообразно смещены в
сторону движения следообразующего предмета, промежутки
между ними увеличены;
- верхние волокна поперечных нитей надорваны, свободные
концы их направлены в сторону, противоположную месту
первичного касания следообразующего объекта;
- продольные нити вытянуты и истончены;
б) непосредственная стереомикроскопия с целью выявления и
детального
изучения морфологических особенностей, инородных
включений и загрязнений в повреждениях;
в) гистологическое исследование для разрешения вопросов о
прижизненном или посмертном нанесении повреждений, их давности и
времени наступления смерти;
г) исследования в ультрафиолетовых лучах (или синем свете)
и инфракрасных лучах. Изучение объектов в ультрафиолетовых лучах
производится с целью выявления смазочных масел на одежде и теле
пострадавшего по характеру видимой люминесценции. Исследования в
инфракрасных лучах проводятся для обнаружения невидимых глазом
следов-наложений на одежде и выявления кровоподтеков на теле
пострадавшего;
д) метод цветных отпечатков для выявления металлов на одежде и теле в области загрязнений и повреждений. Кроме него, могут
быть применены и другие методы исследования на металлы;
е) биологическое исследование для определения наличия, видовой и групповой принадлежности крови, волос, костей, кусочков
мягких тканей, обнаруживаемых на месте происшествия и на частях
транспортного средства. Поэтому, при производстве судебно-медицинского исследования трупа лица, погибшего в результате ж.д.
травмы, при наличии ран на теле необходимо брать кровь на марлю
для дальнейшего исследования на группу, а при наличии повреждений на голове -- образцы волос (с пяти областей);
231
ж) судебно-химическое исследование для определения качественного и количественного содержания алкоголя в биологическом
материале, изъятом из трупа;
з) трасологическое исследование для установления особенностей следообразующей поверхности воздействовавшего на одежду и
тело пострадавшего предметов;
и) сравнительное исследование (сравнение результатов исследования вещественных доказательств, изъятых с места происшествия
и полученных экспериментально). Его цель - доказать наличие совпадений или различий сравниваемых повреждений и, соответственно,
возможности их причинения от конкретных деталей и предметов в
условиях ж.д. происшествия.
После проведения всех исследований на основании полученных
результатов формируются выводы. Здесь эксперту следует исходить
только из фактических данных, полученных при исследовании трупа
или живого лица, результатов изучения вещественных доказательств и осмотра места происшествия. Выводы эксперта должны быть
научно обоснованными, объективными, полными и понятными по изложению.
Важным моментом судебно-медицинской экспертизы железнодорожной травмы является составление плана исследований. Он должен
включать:
1. Ознакомление с материалами дела.
2. Исследование медицинских документов.
3. Исследование трупа:
3.1. Исследование одежды на трупе и в условиях лаборатории:
- описание;
- фотографирование;
- исследование в УФЛ и ИКЛ;
- безнегативный метод фотопечати;
- непосредственная микроскопия;
- исследование на металлы (метод цветных отпечатков
или эмиссионный спектральный метод);
- исследования на наличие крови, её групповых
свойств.
3.2. Наружное исследование трупа (описание, фотографирование, нанесение на схемы повреждений, их измерение, определение
высоты их расположения от подошвенной поверхности стоп, индиви-
232
дуальные особенности, признаки прижизненности; очищение от смазки и других загрязнений кожи, сшивание расчлененных частей тела,
повторный осмотр, измерения и фотографирование).
3.3. Внутреннее исследование трупа (предварительная рентгенография, вскрытие с обращением внимания на эмболию органов (паренхимо-клеточную), описание характера переломов (с извлечением
отдельных костей для дальнейшего исследования), установление
направлений смещения костных осколков, наличие, форма и размеры
дефекта тканей, его направленность, обязательное исследование
костей таза, позвоночника, пазух костей черепа, состояние органов слуха и зрения). Изъятие крови и мочи для определения этилового алкоголя (иногда ликвора, органов и тканей); изъятие крови
для исследование на группу, волос с 5 участков головы; забор кусочков внутренних органов для гистологического исследования).
4. Лабораторные исследования изъятых материалов.
5. Участие в повторном осмотре места происшествия и ж.д.
транспорта.
6. Участие в следственном эксперименте.
7. Составление диагноза и выводов.
8. Оформление заключения.
Необходимо подчеркнуть, что только методически правильно
проведенное исследование пострадавшего позволяет на основе полученных экспертом судебно-медицинских данных точно распознать
факт и вид железнодорожной травмы.
Обоснованный вывод эксперта о виде травмы, расположении
пострадавшего в момент удара или переезда и др. особенностях её
механизма может оказать существенную помощь органам дознания при
исследовании ж.д. происшествий, особенно в тех случаях, когда
обстоятельства дела запутаны или вовсе неизвестны.
233
Лекция 9.
АВИАЦИОННАЯ ТРАВМА
Судебно-медицинская экспертиза авиационной травмы, в
сравнении с другими разделами судебной медицины, разработана еще
недостаточно, как в научном, так и в практическом отношении. Такое
положение в значительной мере связано с относительной редкостью
этого вида травмы, большим разнообразием условий её возникновения, множественностью повреждающих факторов, часть из которых не
встречается при травме наземным транспортом (автомобильным, железнодорожным), а также чрезвычайным расположением и часто необычным характером повреждений, возникающих в условиях авиационных происшествий.
1. Причины авиационных катастроф
Причинами авиационных катастроф могут быть неисправность
техники, неблагоприятные метеорологические условия, недостатки в
организации, руководстве и обеспечении полётов. Значительная
часть лётных происшествий, заканчивающихся гибелью экипажа, связана с ошибками лётного состава в технике пилотирования и эксплуатации материальной части (так называемый "личный фактор").
Эти ошибки могут быть обусловлены недостаточным профессиональным
опытом, растерянностью в сложной аварийной ситуации, снижением
работоспособности лётного экипажа в результате заболеваний или
неблагоприятных воздействий различных факторов в процессе полета.
Выполнение полётного задания происходит в постоянном и
сложном взаимодействии лётчика и членов экипажа с авиационной
техникой. Управление современным самолётом связано с высоким
эмоциональным и физическим напряжением, обусловленным необходимостью точного анализа обстановки и условий полёта, переработки
большого объема разносторонней информации, быстрой и безошибочной ответной реакции на быстро меняющиеся условия полёта. Кроме
того, в полёте на лётчика и членов экипажа оказывают неблагоприятное воздействие необычные для наземных условий факторы, такие
как: перепады давления; изменения парциального давления кислорода; различного рода перегрузки; нарушение привычного взаимодейс234
твия организма с внешней средой, приводящее к потере пространственной ориентировки и др.
Резкое снижение работоспособности лётчика может наступить в
результате ухудшения состояния здоровья, вызванного заболеванием, причем даже небольшие изменения в организме, такие как катаральное воспаление верхних дыхательных путей, не проявляющиеся в
обычных условиях, могут в полёте привести к тяжелым последствиям. Аналогичные последствия могут быть результатом нарушения
предполётного режима (отдыха, питания); особенно опасно в этом
отношении употребление спиртных напитков.
В процессе полёта лётчик и члены экипажа могут подвергнуться неблагоприятным воздействиям в связи с возникшим на борту пожаром, взрывной декомпрессии, поступлением в кабину самолёта
различных вредных примесей и т.п.
Каждый случай авиационной катастрофы с человеческими жертвами подлежит тщательному расследованию. Наряду с решением ряда
вопросов, относящихся к компетенции различных авиационных и технических служб, обязательно проводится судебно-медицинская экспертиза трупов погибших или их останков. Расследование производится специальной комиссией для установления причин катастрофы и
разработки мероприятий по предотвращению подобных происшествий.
Иногда, наряду с административным расследованием производится
уголовное следствие органами прокуратуры. В состав комиссии,
кроме представителей авиационного командования, как правило,
включаются различные специалисты - опытные лётчики, инженеры
различных специальностей, а также авиационный врач.
Основной задачей авиационного врача - члена комиссии по
расследованию лётного происшествия - является разрешение вопросов, связанных с оценкой состояния здоровья членов лётного экипажа, психо-физиологических особенностей их деятельности в полете, закончившемся катастрофой, а также возможным влиянием на
экипаж каких-либо неблагоприятных факторов, ухудшающих самочувствие и снижающих работоспособность. Являясь организатором медицинской части расследования, он, исходя из конкретных условий
авиационного происшествия, формулирует вопросы судебно-медицинскому эксперту, предоставляет ему необходимые для экспертизы сведения и документы, а при необходимости участвует совместно с су-
235
дебно-медицинским экспертом в проведении некоторых мероприятий
(осмотр места катастрофы, авиационной техники) и специальных
исследований.
Судебно-медицинская экспертиза трупов (останков) лётного
экипажа имеет своей основной задачей получить данные для выяснения обстоятельств гибели экипажа. В ряде случаев эти данные могут иметь решающее значение для установления причин и характера
авиационной катастрофы.
2. Классификация авиационной травмы
Авиационная травма - это совокупность повреждений, возникающих у членов экипажа, пассажиров и других лиц в процессе эксплуатации и обслуживания летательных аппаратов.
Единая общепринятая классификация авиационной травмы, полностью отвечающая требованиям судебно-медицинской экспертизы, до
настоящего времени не разработана. Трудности создания такой
классификации в значительной мере связаны с большим разнообразием и необычностью повреждающих факторов, возникающих при авиационных катастрофах и соответственно - множественностью, обширностью, чрезвычайной тяжестью повреждений, нередко приобретающих
характер полного разрушения тела.
Для практических целей все разнообразие повреждений, возникающих при авиационных катастрофах, в зависимости от обстоятельств происшествия и связанных с ними повреждающих факторов можно
условно подразделить на три основные группы:
I. Травма внутри и вне самолёта во время полёта.
II. Травма внутри самолёта при падении самолёта и ударе о
землю (водную поверхность).
III. Травма при нахождении самолёта на земле (аэродроме).
Травма внутри самолёта во время полёта может произойти в
результате взрыва, пожара, аварийной разгерметизации кабины и
салона, столкновения с другим самолётом, птицами, шарами, зондами и другими летающими предметами, в результате воздействия атмосферного электричества (молнии). Как правило, подобные происшествия заканчиваются падением самолёта на землю. Травма во вре-
236
мя полёта может быть получена также при аварийном покидании самолёта с помощью катапультных устройств. При этом травмирование
лётчика и членов экипажа может произойти как непосредственно в
процессе отделения катапультного устройства, так и в воздухе
после покидания самолёта.
Характер и объём травмы, возникающей у членов экипажа внутри самолёта при падении его, зависят от последствий соударения
самолёта с землей (водной поверхностью), которые определяются
прежде всего, скоростью и углом падения, а также типом летательного аппарата. Такими последствиями могут быть механическое разрушение самолёта без пожара и взрыва или же в сочетании с последующим пожаром или взрывом.
Повреждения, возникающие при нахождении самолёта на земле
(на аэродроме), наблюдаются, главным образом, у лиц обслуживающего персонала. Травма может быть причинена вращающимся винтом,
работающим реактивным двигателем, передней кромкой крыла, а также в результате переезда колесами шасси во время взлёта или посадки.
Травма может быть получена и при нахождении членов экипажа
и пассажиров на земле внутри самолёта. Это может случиться при
столкновении самолётов, при возникновении пожара или взрыва на
борту самолёта, готовящегося к взлёту или совершающего посадку
на взлётной полосе (или вне аэродрома при аварийной посадке).
Наиболее частой и разнообразной по своему характеру является травма внутри самолёта в связи с падением его на землю.
3. Повреждающие факторы и характер повреждений
при различных видах авиационной травмы
Чрезвычайное разнообразие повреждений, возникающих при авиационных происшествиях с человеческими жертвами, обусловливается
многочисленными повреждающими факторами, многие из которых не
встречаются в обычных условиях. В результате авиационной катастрофы на тело пострадавшего нередко оказывает повреждающее действие одновременно или в быстрой последовательности несколько
факторов, причем действие одного фактора перекрывается другим,
что затрудняет дифференцирование повреждений и изменений, обна-
237
руживаемых на трупах или останках.
В связи с этим целесообразно рассмотреть отдельные повреждающие факторы, условия, при которых они оказывают свое воздействие, а также объем и характер возникающих при этом повреждений.
К числу повреждающих факторов, оказывающих свое влияние на
лётный экипаж при авиационных происшествиях, можно отнести следующие: 1) динамические и ударные перегрузки; 2) встречный поток
воздуха; 3) взрывную декомпрессию; 4) атмосферное электричество;
5) термическое воздействие; 6) токсические продукты горения и
пиролиза;
7) тупые предметы, расположенные внутри кабины;
8) взрывную волну; 9) наружные части самолёта; 10) работающие
двигатели; 11) высотную декомпрессию; 12) тряску, вибрацию.
Последние два фактора еще мало разработаны, морфология повреждений от них недостаточно характерна, поэтому эти факторы в
лекции не рассматриваются.
Повреждающие факторы и характер повреждений при травме
внутри и вне самолёта во время его полёта.
Динамические перегрузки - возникают в результате различного
рода ускорений, чаще всего прямолинейного и радиального.
Положительное прямолинейное ускорение, развивающееся при
разгоне самолёта, даже в режиме форсажа, обычно никакой опасности для членов экипажа не представляет, так как перегрузки при
этом не превышают 3-5 g и имеют поперечное направление (спина,
грудь). Отрицательное прямолинейное ускорение, возникающее при
резком торможении самолёта, например, при вынужденной посадке на
фюзеляж, при сближении с землей под небольшим углом (касательном
торможении), а так же при столкновении самолёта с препятствием
могут вызывать перегрузки, достигающие очень больших величин,
порядка десятков и даже сотен единиц. Тело лётчика при этом отрывается от спинки кресла и удерживается привязными ремнями. В
зависимости от величины перегрузки последствия для лётчика и
членов экипажа могут носить различный характер - от функциональных нарушений дыхания и кровообращения, связанных с относительным перемещением внутренних органов груди и живота, и потери
сознания - до механических повреждений привязными ремнями в виде
ссадин, кровоподтеков, иногда разрывов кожи и мягких тканей,
238
травмы позвоночника, а при столкновении самолёта на большой скорости с препятствием или землей - в виде грубых повреждений всех
тканей на уровне привязных ремней, вплоть до отрыва верхней части туловища. В последнем случае, как правило, происходит последующее значительное разрушение головы и туловища в результате
удара этими частями тела о расположенные впереди части кабины
самолета.
Радиальные ускорения и соответствующие им перегрузки возникают при резких эволюциях на большой скорости, например, при попытках выйти из пикирования в аварийных ситуациях, во время выполнения фигур высшего пилотажа. При этом центробежные силы, в
зависимости от направления ускорения, прижимают тело лётчика к
сидению кресла или отрывают от него. Под влиянием радиальных ускорений перегрузки могут достигать 10g и более единиц. В этих
случаях происходит значительное смещение мягких тканей, внутренних органов и, особенно, крови в крупных сосудах, сопровождающееся резким нарушением дыхания, кровообращения, функций центральной нервной системы, расстройством зрения, потерей сознания,
травматическими повреждениями тканей и жизненно-важных органов.
При направлении перегрузки в сторону ног значительная часть
циркулирующей крови (до 1/4 всей массы) перемещается в сосуды
брюшной полости и конечностей вследствие чего нарушается работа
сердца, развивается анемия головного мозга с потерей сознания.
Исход полёта в такой ситуации будет зависеть от длительности
бессознательного состояния и высоты полёта, на которой произошла
потеря сознания. В результате смещения и деформации внутренних
органов и тканей брюшной полости и резкого переполнения их
кровью могут наблюдаться множественные кровоизлияния в брыжейку
кишечника, под капсулу и в связки внутренних органов, рыхлую жировую клетчатку.
Перегрузки, направленные от ног к голове, человек переносит
гораздо тяжелее. Уже при ускорении порядка 4-5 g происходит
сильный прилив крови к голове, сопровождающийся покраснением и
отечностью лица, носовым кровотечением, множественными мелкими
кровоизлияниями в кожу лица, конъюктиву глаз, оболочки и вещество головного мозга. Резкое повышение внутричерепного давления
приводит к быстрой потере сознания, грозящей гибелью самолёта и
239
экипажа.
Ударные перегрузки чаще всего возникают в момент катапультирования в результате кратковременного удара большой силы об
катапультное кресло в направлении таз-голова или голова-таз. При
катапультировании вверх ударное прямолинейное ускорение, направленное от головы к ногам, достигает 20 g в течение 0,1-0,2 сек.
Это воздействие особенно опасно, если лётчик не успевает принять
необходимую изготовочную позу. При этом могут наблюдаться переломы верхних и нижних конечностей, компрессионный перелом позвоночника, переломы основания и свода черепа, травмы мягких конечностей, на подошвах обуви могут образовываться вдавленные следы
рельефа подножки катапультного кресла.
Встречный поток воздуха при больших
скоростях
полёта
(800-1000 км/ч и более) обладает свойствами твердого тела, так
как сила давления воздушного потока в этих условиях превышает
вес лётчика в 50-70 раз.
При катапультировании в момент выхождения катапультного
кресла из кабины самолёта встречный поток воздуха может сорвать
предметы спецснаряжения и одежды. При срыве защитного шлема и
кислородной маски происходит резкая деформация мягких тканей лица с обширным кровоизлиянием и отслойкой их от подлежащих костей, разрывом углов рта, повреждением глазных яблок. Струя воздуха, проникшая под большим давлением в верхние дыхательные пути
и пищевод, может привести к баротравме лёгких и желудка; рефлекторное нарушение дыхания и прекращение подачи кислорода вызывает
острое кислородное голодание. В результате срыва рук с подлокотников и ног с подножек происходит разбрасывание конечностей,
сопровождающееся вывихами, растяжением суставных связок, надрывами мышц, кровоизлияниями.
Взрывная декомпрессия наблюдается в полёте на высоте свыше
8-9 тыс.метров в результате аварийной разгерметизации кабины.
Как следствие резкого перепада давления у лётчика и членов экипажа (пассажиров, десанта) может возникнуть баротравма легких и
слухового аппарата, а также газовая эмболия. Баротравма слухового аппарата сопровождается разрывом барабанной перепонки, повреждением слуховых косточек, кровоизлиянием в ткани среднего и
внутреннего уха и барабанную полость.
240
При баротравме легких отмечается жидкая кровь в дыхательных
путях, острое вздутие легких, множественные очаговые кровоизлияния и разрывы легочной ткани. Наряду с крупноочаговым характером
изменений в легочной ткани по ходу разветвлений бронхов наблюдаются также мелкие разрывы и кровоизлияния.
Атмосферное электричество. При выполнении полёта в неблагоприятных метеорологических условиях повреждающее действие может оказывать разряд атмосферного электричества - молния.
Согласно статистике, при полётах над Европой в среднем на
каждые 20000 часов полёта имеет место 11 случаев поражения самолёта молнией. Наиболее часто это происходит на этапе снижения
самолета.
Удар молнии может вызвать механические повреждения самолета, выход из строя навигационного оборудования, средств связи, а
также травмирование членов экипажа. Кроме того, повреждающее
действие на пилота может оказывать световой компонент молнии.
Ослепляющее действие вспышки молнии вдвое превышает величину безусловно слепящей яркости. В результате наступает полная слепота
лётчика на время не менее одной минуты, после чего происходит
частичная реадаптация зрения, однако его способность к различению показаний приборов остается сильно затрудненной еще в течении 2-3 минут. Иногда воздействие молнии на пилота вызывает
кратковременную потерю сознания. Примером авиакатастрофы, вызванной действием атмосферного электричества, является катастрофа
в апреле 1996 г американского авиалайнера "Боинг-737", на борту
которого находился министр торговли США Браун (удар молнии вывел
из строя бортовые средства навигации самолёта).
Таким образом, механические и световые воздействия молнии
могут привести к аварийной ситуации, исход которой будет зависеть от действий пилота и членов экипажа в экстремальных ситуациях.
Повреждающие факторы и характер повреждений при травме
внутри самолёта при падении его и ударе о землю.
Тупые предметы, расположенные внутри самолёта и окружающие
лётчика и членов экипажа, являются основным повреждающим фактором при падении и ударе самолёта о землю. При этом происходит
241
деформация и разрушение его конструкции, а также взаимное смещение находящихся в самолёте людей и окружающих их предметов. Возникающие ударные перегрузки в зависимости от скорости и угла падения самолёта могут превышать в сотни и даже тысячи раз силы
воздействия на пострадавших, наблюдаемые при авариях наземного
транспорта.
Результатом ударных перегрузок огромной силы может быть
грубое разрушение тела с отрывом отдельных частей его (головы,
конечностей, тазовой области) с обширными разрывами и размозжением кожи и мягких тканей, раздроблением костей, вскрытием полостей тела и размозжением, отрывом, перемещением внутренних органов или выбросом их наружу.
При меньшей силе удара самолёта о землю могут причиняться
грубые механические повреждения большинства органов, тканей и
костей, но без отделения частей тела. На кожных покровах отмечаются множественные ушибленные, ушибленно-рваные и рваные раны,
размозжения и разрывы внутренних органов, разрушения костей черепа с деформацией головы, множественные закрытые и открытые переломы длинных трубчатых костей, рёбер, позвоночника, таза. Нередко в глубине повреждений обнаруживаются разрушившиеся и внедрившиеся детали и части конструкций самолёта. Обрывки кожи, мягких тканей и внутренних органов могут оказаться зажатыми между
обломками самолёта.
При относительно небольшой силе удара, например, в случае
вынужденной посадки по пологой траектории, падении с небольшой
высоты при взлёте, - повреждения тела членов экипажа могут носить преимущественно закрытый характер.
Среди грубых и множественных "хаотических" повреждений от
воздействия разрушающихся и смещающихся частей самолёта иногда
имеется возможность обнаружить первичные повреждения, которые
возникли у лётчика, членов экипажа от ударов об окружающие их
конкретные предметы еще до разрушения самолёта. Это, главным образом, детали внутреннего устройства кабины: рычаги и педали управления, привязные ремни, многочисленные приборы, различное
оборудование связи, навигации, жизнеобеспечения.
Выявление первичных механических повреждений необходимо для
разрешения вопросов, касающихся обстоятельств гибели самолёта
242
направление основного удара при падении, положение, поза и характер действия отдельных членов экипажа и пассажиров в аварийной ситуации и др.).
Чаще всего самолёт при падении на землю (на воду) ударяется
своей передней частью, при этом в силу инерции происходит очень
быстрое, почти мгновенное, смещение тел членов экипажа кпереди.
У лётчика, пытающегося управлять самолётом до самого момента столкновения с землей, возникают характерные повреждения,
обусловленные положением отдельных частей тела в момент удара.
При ударе головой о приборную доску происходит грубое повреждение, сопровождающееся деформацией (уплощением) ее с разрывами мягких тканей, разрушением костей, иногда выбросом вещества
головного мозга.
При фиксированных на педалях управления и выпрямленных ногах удар через педали часто приводит к поперечному разрыву мягких тканей стоп, переломам плюсневых костей; на подошвах обуви
остаются отпечатки рельефа педали. В результате передачи удара
вдоль оси нижних конечностей возникают вколоченные переломы костей голени и бедра, иногда с внедрением головки бедра в полость
таза.
Кисти рук, охватывающие ручку управления, штурвал, рукоятку
тяги двигателя, рычаги управления шасси, закрылками в момент
удара смещаются кпереди и могут быть зажаты, ущемлены между обломками приборной доски и других деформировавшихся деталей кабины. От удара о приборную доску на тыльной поверхности пальцев,
охватывающих ручку управления, образуются ссадины, ушибленные
раны, переломы фаланг пальцев. Симметричные повреждения четвертого и пятого пальцев обеих кистей, иногда отрывы их, могут указывать на удерживание руками в момент удара штурвала транспортного самолёта. При резком ударе со стороны ладони ручкой управления или рукояткой тяги двигателя возникают кровоподтеки мягких
тканей ладонной поверхности, а также переломы пястных костей с
разрывом кожи тыла кисти; иногда на перчатках лётчика, кроме характерных разрывов, остаются отпечатки, соответствующие рельефу
поверхности сжимаемого рычага.
При ударе самолёта о землю в результате инерционных сил
кожные покровы и мягкие ткани туловища членов лётного экипажа
243
повреждаются привязными ремнями. В зависимости от силы воздействия образуются поперечные ссадины, кровоподтеки, иногда разрывы
кожи живота со вскрытием брюшной полости и даже полный поперечный отрыв верхней части туловища.
Повреждения от ударов о внутренние части кабины у членов
экипажа, не связанных с управлением самолёта, а также у десантников и пассажиров, находящихся в салоне, менее характерны и определяются положением тела к направлению основного удара, характером окружающих тупых предметов и степенью фиксации привязными
ремнями.
Взрывная волна является самым мощным повреждающим фактором,
возникающим в результате взрыва горючего в топливных баках. Чаще
всего взрыв происходит в момент удара самолёта о землю, иногда в
воздухе после касания земли. При падении реактивного самолёта
на землю в режиме пикирования с последующим взрывом воронка может достигать глубины нескольких метров.
Мощная взрывная волна вызывает полное разрушение конструкций самолёта и тел членов лётного экипажа. Общий вес останков,
обнаруженных на месте катастрофы одноместного самолёта, может
быть от нескольких сот грамм до 3-7 килограмм. При этом останки
обнаруживаются как в самой воронке, так и вне её, разбросанными
на площади радиусом до 300-500 м. При взрыве в воздухе после касания земли останки людей, находившихся в самолёте, оказываются
разбросанными на расстоянии до 3 км по направлению полёта и до
1,5 км в стороны от места взрыва.
При полном разрушении тела в результате взрыва обычно обнаруживают отдельные небольшие лоскуты кожи без осаднения краев
их, ушные раковины с частью височной кости, куски внутренних органов, костные отломки с обрывками мягких тканей, иногда кисти,
стопы или их части. Как правило, эти останки испачканы землей,
от них исходит резкий запах керосина. При последующем за взрывом
пожаре часть останков подвергается термическому воздействию,
вплоть до обугливания. Даже при таких крайних степенях разрушения тела среди останков обнаруживаются оторванные части тела
(кисти, стопы и др.), а также предметы снаряжения, одежды и обуви с характерными следами первичных механических воздействий
конкретных предметов, с которыми находились в контакте лётчик и
244
члены экипажа в момент удара самолёта о землю до взрыва и пожара. О локализации таких повреждений, а также значении их для
воссоздания обстоятельств лётного происшествия, говорилось выше.
В результате диверсионных актов во время полёта могут быть
подорваны различные взрывные устройства внутри кабины или салоне. В этих случаях обширные повреждения с отрывами частей тела,
множественными сквозными и слепыми осколочными ранениями получают лица, находящиеся непосредственно вблизи места взрыва, остальные чаще всего погибают в результате механических повреждений при последующем падении самолёта и ударе его о землю.
Термическое действие связано, главным образом, с пожаром,
возникающим во время полёта или после удара самолёта о землю.
В результате действия пламени может произойти воспламенение
одежды, ожоги тела, а также посмертное обгорание трупов, достигающее крайних степеней с обугливанием мягких тканей и костей
вплоть до их испепеления. Иногда пожару предшествует взрыв, в
этих случаях термическому воздействию подвергаются уже останки
трупов. Значительно реже пожар возникает на борту во время полета. О прижизненном нахождении в атмосфере пожара свидетельствует
наличие в крови и тканях погибших значительных концентраций карбоксигемоглобина, а также ожоги, особенно открытых частей тела,
наличие копоти в гортани, трахее и бронхах, ожоги слизистых
верхних дыхательных путей, закопчение гребней кожных складок у
наружных углов глаз и области переносицы.
Кроме пламени пожара на членов экипажа могут оказать термическое действие горячие жидкости, например, масло, выбрасываемое
под давлением из поврежденного маслопровода. Иногда ожоги возникают при прижатии пострадавших деформировавшимися и сместившимися частями самолёта к горячему двигателю.
Воздействие химических факторов во время полёта может вызвать острое отравление членов экипажа. Токсические вещества, вызывающие отравления, имеют различное происхождение. Чаще это
связано с пожаром на борту самолёта, во время которого образуются большие концентрации окиси углерода, ядовитых продуктов горения красок и полимерных отделочных материалов.
На членов экипажа и пассажиров могут оказывать токсическое
воздействие ядовитые газы и мелкодисперсные взвеси. Так,
отрав-
245
ления могут возникнуть в результате загрязнения салона выхлопными газами, парами авиационного топлива, распыленной гидравлической жидкостью, взвесью антифриза, минеральных смазочных масел, а
также продуктами их пиролиза.
При нахождении пилота и членов экипажа во время выполнения
полётного задания в состоянии алкогольного опьянения может наступить внезапное ухудшение состояния здоровья. Необходимо учитывать то обстоятельство, что даже небольшие концентрации алкоголя, не сказывающиеся заметным образом на земле, в условиях полета, особенно при гипоксии, быстром перепаде барометрического
давления, динамических
перегрузках, приводят к существенным
функциональным расстройствам.
Повреждающие факторы и характер повреждений при травме
наружными частями самолёта на земле (аэродроме).
Наружные части самолёта. К наружным частям самолёта, которыми могут причиняться повреждения, относятся: передняя кромка
крыла, лопасти вращающегося винта, работающий турбо-реактивный
двигатель, колеса шасси.
Повреждения от переднего края крыла самолёта возникают во
время взлёта или посадки самолёта у лиц, оказавшихся на взлётно-посадочной полосе. В силу большой скорости движения от удара
крылом может произойти травматическая ампутация головы, верхних
конечностей, разделение туловища на уровне грудной клетки или
обширные разрушения верхней половины тела.
В отдельных случаях повреждения наружными частями самолёта
могут возникать при столкновении самолётов в воздухе во время
полёта. Описан случай (Крефт, 1973), когда тело лётчика оказалось почти полностью разделенным на уровне живота в результате
удара передней кромкой крыла встречного самолёта.
Лопасти винта, обладающие значительной массой, сравнительно
острым краем и большой скоростью вращения, чаще всего причиняют
множественные ушибленно-рубленые повреждения. Эти повреждения
обычно носят характер полной или неполной ампутации верхних конечностей, отделения части головы, разрубов туловища. В месте
вхождения в тело лопастей винта образуются глубокие, часто параллельные друг другу широко зияющие раны с относительно ровными
246
осаднёнными краями, в глубине их видны поврежденные кости, размозженные и пропитанные кровью мягкие ткани и внутренние органы;
в месте выхода лопастей из тела возникают обширные разрывы кожи
с выступанием из ран отломков костей.
Работающий турбореактивный двигатель самолёта у воздухозаборника создает сильный поток воздуха (до 3000-6000 м3/сек), вызывающий присасывающее действие. Человек, случайно оказавшийся
вблизи двигателя, может быть с большой силой втянут в воздухозаборник и прижат к его переднему краю. Описаны случаи (Елавич,
1960), когда находившиеся около двигателя люди оказывались втянутыми в двигатель головой вперед. В одном из таких случаев у
пострадавшего отмечались переломы верхних конечностей и бедра,
размятие печени и картина баротравмы легких. Не менее опасным
является нахождение людей вблизи сопла работающего турбореактивного двигателя; сильная струя раскаленных до 5000-6000 газов,
выбрасываемых со скоростью до 500 м/с, причиняет механические
повреждения в результате отбрасывания и падения пострадавших в
сочетании с тяжелыми ожогами открытых частей тела и воспламенением одежды.
Повреждения колесами шасси самолёта практически ничем не
отличаются от повреждений колесами тяжелой грузовой автомашины.
4. Особенности судебно-медицинской экспертизы
авиационной
травмы
При расследовании авиационных происшествий перед судебно-медицинским экспертом могут быть поставлены разнообразные
вопросы, для разрешения которых требуется не только знание судебно-медицинской травматологии, но и некоторых сведений из авиационной техники. Поэтому большую помощь эксперту могут оказать
авиационные врачи и представители различных инженерных служб,
участвующие в расследовании.
Вопросы, которые наиболее часто возникают перед судебно-медицинским экспертом,
можно объединить в несколько основных
групп. К ним относятся:
1) установление характера, прижизненности, механизма и последовательности возникновения телесных повреждений;
247
2) оценка положения тела и позы, в которой находились лётчик и другие члены экипажа в момент травмы, определение основного направления травмирующего воздействия;
3) определение признаков прижизненного или посмертного воздействия на экипаж пламени и продуктов горения;
4) оценка состояния здоровья лётчика и других членов экипажа перед полётом и во время полёта, выявление заболеваний и возможности их внезапного проявления в полёте; установление наличия
этилового алкоголя в крови, тканях, органах трупа или останках;
5) определение причины и времени наступления смерти;
6) идентификация трупов, установление принадлежности останков конкретному лицу.
В зависимости от конкретных обстоятельств круг вопросов,
поставленных на разрешение судебно-медицинскому эксперту, может
быть сужен или наоборот, расширен. Например, иногда возникает
необходимость в судебно-медицинском исследовании крови и частиц
тканей на внешних конструкциях самолётов, если предполагается
столкновение самолёта с птицей. Может оказаться необходимым выявление признаков повреждений, не связанных непосредственно с
авиационной травмой (пулевые, осколочные, колото-резаные раны и
др.).
Тщательно произведенное исследование объектов судебно-медицинской экспертизы способствует правильному разрешению поставленных перед экспертом вопросов, а также служит основой для ретроспективного анализа обстоятельств авиационного происшествия.
Судебно-медицинскую экспертизу авиационной травмы целесообразно проводить по определенному плану, основными этапами которого могут быть следующие:
1. Ознакомление с обстоятельствами лётного происшествия,
изучение документации на погибших членов экипажа.
2. Участие в осмотре места происшествия (катастрофы).
3. Судебно-медицинское исследование трупов и останков.
4. Производство дополнительных исследований.
5. Ознакомление с устройством кабины однотипного самолёта.
6. Составление заключения.
248
Ознакомление с обстоятельствами лётного происшествия
и изучение документации на погибших членов экипажа.
Опыт экспертной работы показывает, что одним из условий более целенаправленного проведения исследований является достаточно подробное ознакомление судебно-медицинского эксперта с данными расследования.
Эксперту необходимо иметь сведения о лётном происшествии, в
частности, о характере полётного задания, времени, месте и обстоятельствах катастрофы, характере действия лётчика и
членов
экипажа непосредственно перед возникновением и в период развития
аварийной обстановки.
Большое значение имеют сведения о состоянии здоровья лётчика и членов экипажа, поведении их перед полётом и жалобах. Источниками таких сведений могут быть результаты предполётного осмотра, а также данные лётной документации, медицинской книжки,
амбулаторного журнала решений врачебно-лётной комиссии. Иногда
данные, содержащиеся в медицинских документах, могут не совпадать со сведениями, полученными путем опроса членов семьи, сослуживцев. Лётчик по различным причинам может утаить свои жалобы
на недомогание от врачей и поделиться ими с женой, другими членами семьи, товарищами по работе. Проведение беседы с ними позволяет иногда выяснить существенные моменты, оказывающие отрицательное влияние на работоспособность лётчика и членов экипажа во
время полёта: нарушения предполётного режима сна, отдыха, питания, прием алкогольных напитков накануне полётов, конфликты в
семье, на службе и т.п. Следует учитывать, что не только сердечно-сосудистые заболевания, но даже легкие катаральные явления со
стороны верхних дыхательных путей, желудочные расстройства, состояние похмелья, не проявляющие себя заметно в обычных условиях,
в полёте могут привести к тяжелым последствиям из-за внезапно
возникающих сильных болевых ощущений, недомогания, общей слабости.
В последнее время делаются попытки использовать психо-физиологический метод исследования речевой и звуковой информации с
борта самолёта, терпящего аварию. Этот метод направлен на получение косвенной информации об изменениях в состоянии лётчика в
полёте, влияющих на его работоспособность.
249
Осмотр места происшествия (катастрофы).
Участие судебно-медицинского эксперта в осмотре места авиационного происшествия является важным действием. Результаты такого осмотра иногда могут дать не менее важные для расследования
данные, чем это может быть достигнуто при исследовании трупа или
его останков в морге.
При осмотре места катастрофы выясняется прежде всего общий
характер местности, место удара самолёта о землю, расположение
его обломков, а также останков экипажа и пассажиров. Нередко по
характеру падения самолёта и расположению останков на местности
можно получить представление о действовавших повреждающих факторах и механизмах причинения телесных повреждений у пострадавших.
Судебно-медицинского эксперта особенно должно интересовать местонахождение обломков со следами биологического характера - пятнами крови, обрывками тканей тела, ущемленными в деформированных
конструкциях. Форма, размеры, взаимное расположение следов крови
на обломках самолёта позволяют получить представление о положении тела в момент травмы и механизме возникновения первичных
повреждений.
Непосредственным объектом осмотра на месте катастрофы являются трупы членов экипажа и пассажиров или их останки. Определяется положение трупов на местности и относительно частей самолета. Если трупы пострадавших расчленены и отдельные части их
разбросаны на значительной площади, выясняется положение каждой
части тела по отношению к окружающим предметам. При падении самолёта на лесистую местность трупы и их фрагменты следует искать
не только на земле, но и на ветвях деревьев. Тщательно изучаются
трупные явления, их состояние на момент осмотра позволит ориентировочно определить время наступления смерти, если это окажется
необходимым для комиссии, проводящей расследование.
Судебно-медицинское исследование трупов и останков.
Судебно-медицинское исследование
трупов при авиационных
происшествиях включает исследование одежды, обуви и снаряжения,
наружное и внутреннее исследование. Кроме того, в зависимости от
характера лётного происшествия и поставленных перед экспертом
250
вопросов, производятся различные дополнительные исследования, в
частности, рентгенологическое, судебно-химическое, гистологическое, судебно-биологическое, криминалистическое (трасологическое)
и др.
Исследование одежды и снаряжения является для эксперта одним из ценных источников информации. Результаты такого расследования нередко имеют важное, порой определяющее значение для
расследования обстоятельств авиационных катастроф. Даже
при
крайних степенях разрушения останков погибших предметы одежды и
снаряжения относительно меньше повреждаются и на них могут сохраняться различные следы, позволяющие судить о состоянии, возможных действиях экипажа самолёта, о влиянии неблагоприятных
факторов. При этом наиболее ценными являются первичные следы,
образовавшиеся в воздухе или в момент удара самолёта о землю. Их
необходимо выявлять и изучать на фоне вторичных повреждений,
возникающих в результате взрыва или пожара.
На первичность следов могут указывать следующие признаки:
наличие механических и термических повреждений, проникающих через все слои одного и того же участка одежды и снаряжения, совпадение локализации повреждений одежды и снаряжения с травмами
тела, односторонняя локализация повреждений, совпадение формы и
размеров следообразующих поверхностей (педалей, рычагов и др.) с
повреждениями на обрывках и фрагментах одежды, обуви, снаряжения, наличие на одежде признаков инерционного воздействия привязных ремней, а также брызг и частиц расплавленных материалов
внутренней поверхности кабины. Первичные следы, как правило, носят статический характер, реже динамический (трассы). По объёму
и характеру повреждений одежды и снаряжения иногда можно судить
о силе, с которой ударился самолёт о землю. При относительно
слабой силе удара предметы одежды и снаряжения остаются на теле
и пропитываются кровью. Удар очень большой силы приводит к срыву
снаряжения и одежды с тела, разрушению их на отдельные лоскуты;
пропитывание кровью этих объектов не происходит.
Перчатки являются одним из объектов, часто сохраняющихся
при авиационных катастрофах. Их исследование позволяет получить
ценные сведения о положении рук лётчика и других членов экипажа,
возможных действиях, производимых ими непосредственно перед ги-
251
белью. Наиболее часто на перчатках оставляют следы: ручка управления самолётом; рукоятка рычага управления двигателем (РУД);
кнопки и тумблеры; поручни катапульты; рычаг аварийного сброса
фонаря; приборная доска, а также другие детали кабины, с которыми могут соприкасаться руки в перчатках в момент удара. При управлении одноместными самолётами руки лётчика манипулируют с
разными рычагами, например, левая находится на рукоятке рычага
управления двигателем, правая на ручке управления самолёта. Поэтому в момент удара самолёта о землю на перчатках обеих рук образуются различные повреждения. На левой перчатке, на её ладонной поверхности, часто возникают повреждения-отпечатки от рифленой поверхности рукоятки, отдельных деталей её, разрывы в области основания первого пальца. Иногда при плотном охвате кистью
рукоятки в момент сильного удара происходит перерастяжение тыльной поверхности перчатки, которое приводит к множественному поверхностному растрескиванию кожи.
В результате удара очень большой силы или взрыва
перчатки пилота могут быть сорваны с его рук и находиться в стороне
от останков. Иногда перчатки, обнаруживаемые на месте происшествия и доставленные на вскрытие, содержат оторванные части кисти,
причем характер и локализация повреждений на них могут совпадать, что является чаще всего показателем первичного их происхождения.
Обувь, как и перчатки, относится к числу объектов, являющихся относительно устойчивыми к разрушению. Кроме того, на обуви могут возникать довольно ценные следы первичных травматических воздействий, помогающие устанавливать положение нижних конечностей на органах управления самолёта и характер действий
лётчика непосредственно перед ударом самолёта о землю.
Основными следообразующими предметами, причиняющими первичные повреждения подошв обуви у лётчика при ударе самолёта о землю, являются педали управления и подножки катапультного кресла.
Повреждения образуются в местах контакта подошвы с рифленой поверхностью педалей при обычной рабочей позе лётчика или аналогичной поверхностью подножки катапультного кресла, если лётчик
принял изготовочную позу для катапультирования и в это время
произошло падение самолёта и удар его о землю. Следы педалей и
252
подножек на подошве обычно являются статическими и повторяют
рельеф этих деталей, однако наряду с отпечатками рельефа при
соскальзывании ног с педалей могут возникать следы скольжения в
виде трасс, по которым иногда представляется возможным устанавливать направление соскальзывания ноги в момент удара самолёта.
Выраженность следов на лётных ботинках, образованных упомянутыми деталями кабины, а также объем повреждения их в целом
зависят от силы и направления удара. При сильном ударе (скорость
более 1000 км/ч) обувь разрушается полностью, на месте происшествия могут быть обнаружены лишь отдельные её обрывки. Если
удар был средней силы (скорость 600-900 км/ч) подошва обычно
разрывается в поперечном направлении в одном-двух местах, иногда
можно различить контуры педали. Верх обуви в таких случаях оказывается либо полностью разрушен, либо частично сохранен с наличием множественных повреждений. При сравнительно слабом ударе
(скорость порядка 100-200 км/ч) обувь обычно не имеет грубых
повреждений, шнурки остаются неразорванными, на подошве чаще отмечаются следы скольжения. В тех случаях, когда происходит вколоченный перелом костей голени с разрушением костей стопы, острые концы отломков большеберцовой кости могут внедряться в
стельку ботинка, причиняя повреждения, подобные колотым.
Удар большой силы или взрыв часто приводит к срыву обуви с
ноги, на что указывает деформация верха ботинка, разрыв шнурков.
В этих условиях нередко в обуви могут находиться оторванные стопы с наличием первичных повреждений от педалей и других деталей
кабины.
После описания снаряжения, одежды и обуви производится осмотр трупа по общепринятым в судебной медицине правилам. Обращается внимание на состояние трупных явлений, их характер и степень развития. Эти данные необходимы для определения давности
смерти особенно в тех случаях, когда предполагается, что гибель
лётчика или членов экипажа наступила не мгновенно, а спустя некоторое время после катастрофы.
При исследовании кожных покровов определяется локализация,
форма, размеры повреждений, наличие или отсутствие осаднения по
краям ран, кровоизлияний в области ссадин и ран. Особого внимания и подробного описания заслуживают первичные повреждения, ко-
253
торые могли образоваться в воздухе во время полёта и непосредственно в момент удара самолёта о землю. Это могут быть ссадины в
виде отпечатков рельефа или складок белья, ссадины, кровоподтеки
и ушибленные раны на кистях и стопах от ударов о рычаги и педали
управления и близко расположенные детали кабины, полосовидные
ссадины и кровоподтеки, иногда разрывы туловища в местах воздействия привязных ремней, а также другие повреждения, причиненные в результате удара о сместившиеся части кабины при её деформации и механическом разрушении. Изучая и описывая повреждения
кожных покровов необходимо сопоставить их с повреждениями на
одежде и снаряжении для установления возможности одновременного
их возникновения.
Если кожные покровы подвергались действию пламени, описывают локализацию, распространенность, глубину поражения пламенем,
а также соответствие ожогов участкам обгорания одежды и снаряжения. Так как при авиационных катастрофах часто происходит посмертное обгорание трупов погибших членов экипажа, большое значение приобретает
выявление признаков прижизненности ожоговой
травмы.
Обращается внимание также на запах, исходящий от трупа или
останков, на явления мацерации кожи нефтепродуктами, имеющие некоторое внешнее сходство с ожогами, но не носящие прижизненного
характера.
При внутреннем исследовании определяется локализация, характер и распространенность повреждений мягких тканей, внутренних органов и костей скелета, прижизненное или посмертное происхождение повреждений, продолжительность жизни после травмы.
Изучение повреждений целесообразно проводить в три этапа.
На первом этапе производится вскрытие полостей и изучение органов и тканей до эвисцерации в их непосредственной связи, ибо
только в этих условиях можно проследить локализацию и характер
повреждений внедрившимися обломками самолёта, выраженность явлений сотрясения органов от кровоизлияний в связочный аппарат и
поверхностных разрывов паренхимы до частичного или полного отрыва органов и смещения их в другие полости тела и др.
Следующий этап внутреннего исследования - детальное изучение повреждений и изменений внутренних органов после их извлече-
254
ния, а также мягких тканей различных областей тела.
Прижизненность или посмертный характер повреждений устанавливается по наличию кровоподтечности тканей, величине кропотери,
а также ответной реакции организма на травму. Необходимо учитывать, что даже при мгновенной смерти в результате грубой механической травмы, что часто наблюдается при авиационных катастрофах, в тканях и органах можно обнаружить кровоизлияния, свидетельствующие о прижизненном происхождении повреждений. Вторичные
повреждения, например, в результате взрыва самолёта, последовавшего через некоторое время после удара его о землю и гибели
пострадавших, признаков прижизненности не имеют.
В зависимости от объема и характера травмы можно судить о
механизме причинения отдельных повреждений: возникли ли они от
удара, сотрясения, сдавления, в результате действия инерционных
сил или взрывной волны; по наличию признаков гидродинамического
действия на паренхиматозные и полые органы, степени разрушения
мягких тканей, органов и костей можно оценить силу удара при падении самолёта на землю. В ряде случаев оказывается возможным
установить последовательность быстро чередующихся телесных повреждений по наличию или отсутствию кровоподтечности тканей, наличию и количеству излившейся крови в полости тела при грубых
повреждениях или отрывах сердца, аорты.
О продолжительности жизни после получения травмы в большинстве случаев судить довольно сложно. Однако значительное
обескровливание тканей, большой объем излившейся крови в полости
тела, интенсивность кровоподтеков, а также явления аспирации
крови и жировой эмболии позволяет исключить мгновенную смерть
после полученных повреждений. Эти признаки иногда помогают дифференцировать повреждения, возникшие в воздухе, от травмы при
последующем падении самолёта на землю.
Тщательному исследованию подлежат внутренние органы трупов,
принадлежащие лётчику, с целью установления
морфологических
признаков скрыто протекавших заболеваний, а также острых функциональных нарушений, которые могли бы проявиться во время полёта.
Особое внимание уделяется состоянию сердца, венечных сосудов,
дыхательных путей, легких, желчного пузыря и желчных протоков,
почечных лоханок, мочеточников и мочевого пузыря, а также кишеч-
255
ника.
Судебно-медицинский эксперт
при оценке обнаруженных на
вскрытии изменений должен учитывать, что даже небольшие изменения в организме, не проявляющиеся в обычных условиях, в полёте
могут привести к тяжелым последствиям.
Результаты вскрытия должны быть дополнены гистологическим
исследованием. Обязательному исследованию подвергаются кусочки
тканей из мест повреждений для установления прижизненности травмы: стенка трахеи и бронхов с участками, подозрительными на
ожог, отложение копоти и капелек минеральных масел, кусочки
сердца с отрезками венечных артерий, кусочки легких, головного
мозга, почек, стенки желчного пузыря. В зависимости от случая
показания для гистологического исследования могут быть расширены.
Наряду с гистологическим должно проводиться в обязательном
порядке судебно-химическое исследование крови на наличие в ней
этилового спирта и карбоксигемоглобина. Для этого берут кровь из
бедренных или подключичных вен в количестве 7-8 мл и помещают во
флаконы из-под пенициллина под слой вазелинового масла. Если
ткани трупа обескровлены или на вскрытие доставлены отдельные
фрагменты тела, для указанных целей берут мышечную ткань в количестве не менее 300 г для каждого вида исследования из глубоких
слоев, не подвергавшихся непосредственному действию пламени.
Пропитывание останков керосином не препятствует определению в
них этилового алкоголя и окиси углерода.
Третьим этапом вскрытия является детальное исследование
костных повреждений. Эти исследования при авиационной травме
приобретают очень большое значение, так как они во многих случаях позволяют довольно точно судить о механизме травмы, направлении действовавшей силы, позе пилота, членов экипажа и их действиях в момент финального удара самолёта о землю. Данные, полученные судебно-медицинским экспертом о позе лётчика и членов
экипажа, представляют большую ценность для комиссии, производящей расследование, и в некоторых случаях могут быть основными
при определении характера аварийной обстановки и действий членов
экипажа непосредственно перед падением самолёта на землю.
Для достижения наиболее полных результатов при исследовании
256
костных повреждений
рекомендуется производить рентгенографию
отчлененных дистальных отделов конечностей (кистей, стоп) в двух
взаимно перпендикулярных проекциях с последующим выделением костей из мягких тканей, осмотром их и приготовлением макропрепаратов. Остальные повреждения костей изучаются на месте, для чего
производятся глубокие разрезы мягких тканей, обнажаются костные
отломки и подробно описываются все особенности переломов с точки
зрения механизма их образования (оскольчатый, компрессионный,
поперечный, импрессионный, спиралевидный и т.д.) и направление
действовавшей силы. Исследуя костные повреждения эксперт обращает внимание на наличие кровоизлияний в окружающих тканях, сопоставляет переломы костей с локализацией и характером повреждений
мягких тканей, внутренних органов, одежды и обуви.
Некоторые виды переломов верхних и нижних конечностей являются специфическими для рабочей позы лётчика и соответствующего
ей положения конечностей на органах управления при ударе самолета о землю. К ним относятся поперечные переломы пястных и плюсневых костей, краевые надломы и раздробление ногтевых фаланг
пальцев рук, вколоченные переломы длинных трубчатых костей нижних конечностей с продольным расщеплением отломков, переломы
заднего края суставной впадины тазобедренного сустава, кольцевидный перелом основания черепа.
Повреждения костей могут возникать также в результате инерционного воздействия большой силы на тело лётчика и членов экипажа, фиксированных на своих рабочих местах привязными ремнями.
Такой механизм травмы наблюдается при резком торможении самолёта
вследствие касательных ударов о поверхность земли или воды, при
столкновении с другим самолётом в воздухе под небольшим углом, а
также в тех случаях, когда при катапультировании кресло с лётчиком задевает хвостовое оперение самолёта. В таких случаях может
происходить отрыв одних костных образований от других, например,
отрыв головы и верхних конечностей или всего туловища за исключением тазовой области, в зависимости от уровня фиксации тела
привязными ремнями, разрывы сочленений таза, отделение рёбер от
позвоночника с переломами их шеек и разрывами связок.
Если для исследования доставлены останки трупа в виде лоскутов кожи, костных осколков, обрывков мышц и сухожилий, частей
257
и кусочков внутренних органов, их необходимо рассортировать на
отдельные группы, по возможности определить принадлежность к определенным частям тела. Среди останков отыскиваются участки кожи
и мягких тканей со следами прижизненного воздействия на тело тупых предметов (первичные повреждения). Особое внимание, как уже
упоминалось выше, уделяется изучению повреждений на оторванных
дистальных отделах конечностей (стопах, кистях), на которых могут сохраниться повреждения, характерные для воздействия на них
функциональных деталей внутреннего устройства кабины лётчика
(педалей, рычагов, штурвала и др.).
Как известно, трупы погибших при авиационных катастрофах
часто подвергаются интенсивному действию пламени и обгорают. В
таких случаях необходимо решить, имеются ли признаки прижизненного пребывания пострадавшего в атмосфере пожара или действие
пламени произошло посмертно. Доказательствами прижизненного пребывания в пламени является наличие копоти в гортани, трахее,
бронхах, ожог слизистой верхних дыхательных путей, иногда - закопчение гребней кожных складок у углов глаза и в области переносицы, образовавшихся при зажмуривании глаз. Несомненным признаком прижизненности действия пламени является наличие в крови
карбоксигемоглобина.
Необходимо учитывать, что причиной смерти при пожаре на самолёте, как правило, являются не ожоги, а отравление окисью углерода в сочетании с асфиксией, обусловленной резким снижением
содержания кислорода в замкнутом пространстве кабины самолёта.
Обгорание кожных лоскутов, обрывков мягких тканей с отломками
костей, внутренних органов и их частей, а также следы действия
пламени на изнаночной поверхности обрывков при отсутствии таких
следов на лицевой стороне, связано с посмертным действием пламени пожара, возникшего после взрыва самолёта и разрушения тела
лётчика (членов экипажа).
Одним из основных вопросов,интересующих комиссию,
расследующую лётное происшествие, является выяснение характера действий
лётчика в аварийной ситуации непосредственно перед финальным
ударом самолёта о землю. Решению этого вопроса в значительной
мере помогает установление позы лётчика - была ли она активная,
рабочая, свидетельствующая о том, что лётчик был в сознании и
258
пытался до последнего момента управлять самолётом, или она была
пассивной, вызванной потерей сознания или невозможностью пилотирования из-за тяжелой травмы или других неблагоприятных действий.
Поза в момент столкновения с препятствием определяется по
характеру повреждений одежды, обуви, снаряжения, кожных покровов, мягких тканей и костей. На рабочую позу лётчика могут указывать специфические повреждения дистальных отделов верхних и
нижних конечностей, в основном кистей и стоп, находящихся на органах управления самолётом - рукоятке управления тягой двигателя
(РУД), ручке управления, штурвале, педалях, а также характер переломов длинника трубчатых костей, связанных с передачей энергии
удара вдоль выпрямленных нижних конечностей. Об особенностях
указанных повреждений и их диагностической ценности подробно
указывалось выше. Для активной позы в момент финального удара
самолёта о препятствие также характерны такие находки, как ущемление лоскутов кожи с ладонной поверхности кистей в деформированных частях приборной доски, рукоятки управления двигателем
(РУД), в ручке управления, ущемление обуви в деформированных деталях педалей.
Пассивная поза лётчика отличается от активной, практически,
положением верхних конечностей, так как тело пилота фиксировано
привязными ремнями, ноги находятся на педалях и фиксированы захватами. Бессознательное состояние, тяжелая травма или другие
причины, не позволяющие лётчику управлять самолётом, приводят к
тому, что нарушается координация движений, мышцы расслабляются и
кисти не удерживают рычагов управления. Поэтому характерных повреждений перчаток, мягких тканей и костей кистей, обусловленных
воздействием на них рукояток и рычагов управления, в данном случае не будет. Особенно заметным может быть различие в характере
повреждений верхних конечностей при исследовании останков лётчиков двухместного самолёта, когда один из пилотов управлял самолётом и находился в рабочей позе, второй в управлении самолётом
участия не принимал.
Если лётчик в аварийной ситуации пытается покинуть самолёт
и принимает изготовочную позу, характер повреждений конечностей
и других частей тела в момент удара самолёта о землю будет
иным.
259
Поскольку нижние конечности лётчика при этом находятся не на педалях самолёта, а на подножке катапультного кресла и согнуты в
коленных суставах, направление удара приходится не вдоль выпрямленных конечностей, а под углом к длинным трубчатым костям, следовательно перелом этих костей носит преимущественно поперечный,
а не компрессионный характер. Кроме того, в этих условиях наблюдается также раздробленный перелом надколенника, так как он оказывается обращенным навстречу удару.
При катастрофах транспортных и пассажирских самолётов тщательному изучению повреждений, особенно костных, подлежат не
только погибшие члены экипажа, но и пассажиры. Однотипные повреждения у всех погибших могут указывать на одинаковое положение
их по отношению к основному направлению удара. В таких случаях
можно предположить, что пассажиры находились на своих местах,
были фиксированы привязными ремнями и готовились к вынужденной
посадке. Значительные различия в характере костных повреждений
среди пассажиров являются косвенным показателем внезапности развития аварийной ситуации и различной позы пассажиров в момент
удара самолёта о землю.
Если потерпевший катастрофу самолёт упал в воду и останки
экипажа извлечены из водоема, то наряду с другими вопросами эксперту следует установить, не наступила ли смерть членов экипажа
от утопления.
Перед экспертом, производящим исследование останков погибших членов экипажа, может быть поставлен вопрос о возможности
воздействия на экипаж взрывной декомпрессии. Основными проявлениями взрывной декомпрессии являются баротравма легких и слухового аппарата, а также острое вздутие полых органов. На высоте
более 8-9 тысяч метров при резком перепаде барометрического давления в крови и тканях могут образовываться пузырьки азота.
При баротравме лёгких в трахее и бронхах отмечается жидкая
пенистая кровь, участки вздутия и ателектаза лёгочной ткани,
множественные разрывы, очаговые кровоизлияния.
Надежным показателем взрывной декомпрессии является баротравма слухового аппарата, который весьма чувствителен к баротравме и,в то же, время надежно предохранен от грубых
механических
воздействий, даже при разрушении тела от столкновения с землей.
260
При исследовании среднего и внутреннего уха нельзя пользоваться
традиционными методами,
при которых производится скалывание
стенки пирамидок височных костей, так как это может привести к
смещению или разрушению слуховых косточек. Исследование слухового аппарата необходимо начинать с осмотра барабанной перепонки с
помощью отолярингологического микроскопа через наружный слуховой
проход. Отмечается наличие или отсутствие повреждений барабанной
перепонки, расположение слуховых косточек, наличие кровоизлияний. После осмотра барабанной полости, который лучше производить
совместно с отолярингологом, височные кости выпиливаются и фиксируются в формалине, а затем направляются в лабораторию для
гистологического исследования. При катастрофах одноместных самолётов вопрос о принадлежности останков конкретному лицу обычно
не возникает. Иное положение имеет место, когда авиационное происшествие заканчивается гибелью многоместного самолёта, причем в
результате удара о землю, взрыва или пожара трупы пострадавших
оказываются обезображенными до неузнаваемости или же они расчленяются на отдельные части, фрагменты. В таких случаях, наряду с
разрешением обычных вопросов, значительное место в работе занимают исследования, связанные с идентификацией останков.
Прежде всего выявляются индивидуальные особенности и приметы, способствующие установлению личности погибших. Во время осмотра трупов или останков описывают цвет волос, их длину, характер стрижки и прически, цвет глаз; тщательно исследуется зубной
аппарат: особенности строения и расположения зубов, наличие
пломб, коронок, мостов, съемных протезов (полученные данные в
дальнейшем можно сопоставить со стоматологической картой погибшего). Затем отмечается форма ногтей, наличие маникюра, выявляются следы операционных вмешательств на кожных покровах, внутренних органах, тщательно изучаются костные останки с целью обнаружения последствий травм, заболеваний и последующего сравнения с сохранившимися прижизненными рентгенограммами погибших.
Большое идентификационное значение имеют такие индивидуальные
признаки, как родимые пятна, бородавки и т.п. Для целей идентификации могут быть использованы отпечатки пальцев рук трупов.
Эти отпечатки следует сопоставлять со следами пальцев на гладких
предметах, которыми могли пользоваться погибшие до полёта (козы-
261
рек фуражки, предметы обихода с гладкой поверхностью и т.п.).
В сочетании с другими идентификационными признаками существенное значение может иметь определение антигенной характеристики крови и тканей, для чего при исследовании останков берут
кровь на марлю, при отсутствии крови - мышечную ткань, после высушивания их направляют в судебно-медицинскую лабораторию. Наконец, находящиеся на трупе или останках его различного рода украшения (кольца, перстни, броши, серьги и т.п.), а также часы
представляют собой ценные объекты, в значительной мере облегчающие идентификацию трупов погибших.
Ознакомление с авиационной техникой.
Для установления
возможности причинения повреждений от
конкретных предметов и деталей внутреннего устройства кабины и
салона самолёта судебно-медицинскому эксперту целесообразно ознакомиться в лётном подразделении с особенностями внутреннего
устройства однотипного самолёта, а также при необходимости получить консультацию у соответствующих специалистов о положении,
позе и действиях членов экипажа в полёте.
В настоящее время в практике расследования лётных происшествий все шире используется лётный эксперимент на земле и в
полёте с целью подтверждения или исключения возможности тех или
иных действий членов экипажа в аварийной ситуации и получения
ими конкретных повреждений.
Составление диагноза и выводов.
Завершается экспертиза, как и при транспортной травме (автомобильной, железнодорожной), составлением развернутого судебно-медицинского диагноза и мотивированных выводов, в основу которых должны быть положены результаты собственных и дополнительных исследований, а также сообщенные эксперту сведения об обстоятельствах лётного происшествия, о предполётном состоянии членов
лётного экипажа, иногда данные технической экспертизы систем
жизнеобеспечения (кислородной, вентиляционной и др. систем).
В то же время, при оформлении результатов судебно-медицинской экспертизы авиационной травмы следует учитывать и некоторую
специфику лётных происшествий. В частности, при формулировании
262
диагноза следует отражать очередность возникновения повреждений
в последовательности воздействия повреждающих факторов. Это означает, что вначале необходимо указывать все первичные (прижизненные) повреждения, а затем вторичные (посмертные). Следует при
этом учитывать, что нередко вторичные повреждения (например, при
взрыве самолёта) могут по своей тяжести значительно превышать
объем повреждений, возникающих при первичной травме (столкновении самолётов в воздухе, падении самолёта на землю). При установлении причины смерти необходимо иметь в виду, что при авиационных происшествиях смерть лётчика и членов экипажа чаще всего
наступает в результате грубой массивной травмы при падении самолёта на землю, гораздо реже смертельный исход может наступить в
полёте, при попытке покинуть самолёт, в результате отравления
окисью углерода при пожаре, резких перепадов барометрического
давления, кислородного голодания и других неблагоприятных факторов. Смерть от заболеваний во время полёта наступает исключительно редко. Поэтому комиссию, проводящую расследование авиационной катастрофы, как правило, интересует не столько определение
причины смерти экипажа, сколько обстоятельства гибели самолёта,
для установления которых существенное значение имеют объективные
данные судебно-медицинской экспертизы.
263
Лекция 10.
ДРУГИЕ ВИДЫ ТРАНСПОРТНОЙ ТРАВМЫ
В зависимости от вида транспорта, причинившего повреждения,
транспортную травму делят на автомобильную, мотоциклетную, тракторную, железнодорожную и трамвайную. Кроме того, выделяют авиационную и травму на водном транспорте (Громов А.П., 1970).
Все повреждения, возникающие при взаимодействии тела человека (водителя, пассажира, пешехода) с различными частями того
или иного транспортного средства, делятся на специфические, характерные и нехарактерные. Последняя группа повреждений может
образовываться практически при воздействии любого транспортного
средства. Но и такие повреждения имеют большое значение, так как
они могут указывать на место приложения травмирующей силы, её
направление, величину, форму, размеры и другие особенности повреждающей поверхности.
Отсюда, задачей судебно-медицинского эксперта является не
только твёрдое знание тех или иных комплексов специфических и
характерных повреждений для каждого вида транспортных средств,
но и умение выявлять и правильно оценивать все повреждения, имеющиеся на теле и одежде пострадавшего.
1. Механизмы и морфологическая характеристика
повреждений при мотоциклетной и велосипедной травме
До шестидесятых годов нашего столетия мотоциклетная травма
не выделялась судебно-медицинскими экспертами из автомобильной.
Но с такой постановкой вопроса нельзя было согласиться в связи с
тем, что габаритные размеры, масса и скорость движения этих
транспортных средств весьма неодинакова, поэтому и повреждения,
причиняемые ими, существенно отличаются друг от друга.
Мотоциклетная травма в настоящее время занимает довольно
значительный удельный вес относительно всей группы "транспортная
травма". Она составляет от 1,8% до 24,3% в зависимости от времени года, местности (село, город) и т.д.
История создания мотоцикла тесно связана с созданием велосипеда. Первым кто попытался изобрести движущийся экипаж, колеса
которого вращались за счёт силы пружины, был Леонардо до Винчи.
264
В 1600 г. в Голландии Симон Стивен построил экипаж, снабжённый парусами. Этот экипаж с полной нагрузкой мог развивать
скорость до 32 км/ч. Он пользовался большой популярностью.
В 1741 г. крестьянин Нижегородской губернии Шамуренков Леонтий Лукьянович подал заявление "о сделании им коляски самобеглой". В 1752 г. такая коляска на четырех колесах была построена
и успешно выдержала испытания.
В Германии часовщик Стефан Форлер в 1768 г. построил трехколёсную тележку, которая приводилась в движение системой шестерён, вращаемых через рычаги руками. В 1791 г изобретатель-самоучка Кулибин Иван Петрович изготовил "самокатку", приводимую в
движение силой ноги человека.
Приоритет в изобретении велосипеда принадлежит русскому
умельцу Артамонову, который в 1801 г. изготовил первый в мире
экземпляр. Он был металлический, с ведущим передним колесом и
педалями на нём. Велосипед хранится в Нижнетагильском музее.
Только через 12 лет немец Драйс построил деревянный "бегунок", напоминающий велосипед.
Изобретение мотоцикла тесно связано с изготовлением двигателя внутреннего сгорания, который был впервые построен в 1882 г
на Охтинской судоверфи в Петербурге.
Малогабаритный двигатель мощностью в 1 л.с. был изобретён в
1883 г. Готлибом Даймлером. В это же время, независимо от него,
Карл Бенс создал одноцилиндровый бензиновый двигатель.
Слово "мотоцикл" происходит от английского слова "моторцикле", что в переводе означает моторный велосипед, а в буквальном
- движущееся колесо.
В настоящее время под словом мотоцикл понимают двухколёсное
или трёхколесное (трицикл) транспортное средство, снабжённое
двигателем внутреннего сгорания с рабочим объёмом более 49,8
см3. Мотороллер (катящийся с помощью моторов - нем.) - разновидность мотоцикла, отличающийся более комфортабельными условиями.
В мотоцикле различают следующие части и узлы: двигатель,
электрооборудование, силовую передачу, ходовую часть и механизмы
управления (ветрозащитное стекло, рама, руль и др.).
Первый в мире мотоцикл, в современном понимании, создал через 2 года после изобретения малогабаритного двигателя внутрен-
265
него сгорания Г.Даймлер. В 1894 г. фирма "Гильфонбрайт и Вольф
Миллер" начала серийное производство мотоциклов.
В России мотоциклы выписывались из-за границы частным лицам. В 1913-1914 гг. была попытка организовать сборку мотоциклов из заграничных деталей в Москве на заводе "Дукс". Но этот
процесс прервала I мировая война. Первый отечественный мотоцикл
"Союз" был сконструирован в 1924 году в Москве. Он имел одноцилиндровый четырёхтактный двигатель с рабочим объёмом цилиндра
530 см3. Другие марки мотоциклов в период 1927-1929 гг. были изготовлены на заводе "Ижсталь".
Первые образцы мотоциклов серийного производства выпущены в
Ленинграде в 1933 г. В 1941 г. начался выпуск мотоциклов М-72. К
1948 г. по количеству выпущенных мотоциклов СССР вышел на второе
место в мире.
Современные мотоциклы, в зависимости от назначения, подразделяются на пять основных типов (Швайковский В.В.):
1. Дорожные.
2. Спортивные.
3. Гоночные.
4. Рекордно-гоночные.
5. Специальные мотоциклы и мотороллеры (пожарные, грузовые,
мотоциклы связи и др).
Каждая из этих групп подразделяется по рабочему объёму двигателя и весу мотоцикла на следующие группы:
- сверхлёгкие мотоциклы с рабочим объёмом цилиндра 125 см3
и массой 60-80 кг;
- лёгкие - с рабочим объёмом цилиндров 150-250 см3 и массой 120-140 кг;
- средние - рабочий объём 350-500 см3, масса 150-170 кг;
- тяжёлые мотоциклы, рабочий объём 500-1000 см3, масса
150-250 кг.
Кроме того, различают мотоциклы одиночки и мотоциклы с боковым прицепом (коляской), такой мотоцикл называется - трёхколёсным (решение Международной Федерации в 1956 г. в Осло).
А.В.Пермяков (1969) предложил следующую классификацию мотоциклетной травмы (по-существу это две независимые классификации,
имеющие разные основания):
266
I. Группа - несмертельный мотоциклетный травматизм.
II. Группа - смертельный мотоциклетный травматизм.
Каждая из этих групп в свою очередь подразделяется:
1. Столкновение мотоцикла со вторичным транспортом (автомашиной, велосипедом, с другим мотоциклом):
а) повреждения, полученные мотоводителями при:
- столкновении мотоцикла с автомашиной;
- столкновении двух мотоциклистов;
- столкновении мотоцикла с велосипедом;
б) Повреждения пассажиров заднего сидения мотоцикла при:
- столкновении мотоцикла с автомашиной;
- столкновении двух мотоциклов;
- столкновении мотоцикла с велосипедом;
в) Повреждения пассажира коляски мотоцикла при:
- столкновении мотоцикла с автомашиной;
- столкновении двух мотоциклов;
- столкновении мотоцикла с велосипедом;
г) Повреждения велосипедистов, полученные ими при
столкновении с велосипедом.
2. Падение с движущегося мотоцикла:
а) повреждения мотоводителей;
б) повреждения пассажиров заднего сидения;
в) повреждения пассажиров коляски.
3. Наезд мотоцикла на пешехода:
а) повреждения пешеходов;
б) повреждения мотоводителей;
в) повреждения пассажиров заднего сидения;
г) повреждения пассажиров коляски.
4. Переезд колесами мотоцикла через пострадавшего.
5. Атипичные случаи (утопление мотоводителей и пассажиров
вместе с мотоциклом в воде; падение с мотоциклом в овраги; повреждения, полученные пешеходами оторвавшейся коляской и другие
случаи).
Кроме того, А.В.Пермяков предлагает все повреждения, получаемые в условиях мотоциклетной травмы, классифицировать на:
1) повреждения пешехода от удара частями движущегося мото267
цикла;
2) повреждения мотоводителя и пассажиров в результате ударов и трения о части мотоцикла;
3) повреждения мотоводителя и пассажиров от удара о
части
встречного транспорта и попадания тела под него;
4) повреждения мотоводителей, пассажиров, пешеходов и велосипедистов от падения на дорожное покрытие.
Анализ мотоциклетной травмы по её видам показывает, что
травма от удара о препятствие с последующим падением является
наиболее частой травмой мотоциклистов - около половины всех случаев. Падение с мотоцикла наблюдается в 15-20% случаев. Наезд на
пешехода - в 37%. Около половины виновников мотоциклетной травмы
находится в состоянии алкогольного опьянения. Примерно 40-60%
всех пострадавших от травмы погибают на месте происшествия.
Наиболее тяжёлым видом мотоциклетной
травмы
считается
столкновение мотоцикла с автомашиной или каким-либо другим неподвижным препятствием (столб, дерево, указатели и т.п.).
Несколько менее тяжелые повреждения возникают у пострадавших при выпадении из движущегося мотоцикла.
Наиболее легкие повреждения наблюдаются у водителей и пассажиров мотоцикла при его опрокидывании, которое обычно происходит при движении мотоцикла по крутому склону, на небольшой скорости.
Изучением механизмов и морфологических особенностей повреждений, возникающих при мотоциклетной травме занимались следующие
авторы: А.В.Пермяков, А.И.Кузьмин, Ю.Р.Ермаков, В.И.Райхман. Но,
за исключением монографии А.В.Пермякова, каких-либо других комплексных исследований по мотоциклетной травме не имеется.
В результате обобщения имеющихся публикаций и работ разных
авторов можно выделить следующие комплексы повреждений, которые
наиболее характерны для мотоводителей, пассажиров и пешеходов,
получивших травму и которые могут быть использованы в качестве
дифференциально-диагностических признаков (табл. 10.1).
Повреждения у мотоводителей.
Одной из важных задач расследования мотоциклетных происшествий является установление, кто из пострадавших: сидел за рулём, находился на заднем сидении мотоцикла или был в коляске мо-
268
тоцикла. Это особенно важно в случаях, когда в результате мотопроисшествия водитель остается живым, а пассажиры - погибают. Пытаясь уйти от ответственности водитель иногда объясняет, что вина его заключается только в том, что он передал управление мотоциклом пассажиру, а сам занял его место на заднем сидении или в
коляске. Следственные органы в таких случаях интересует вопрос:
"Кто же управлял мотоциклом в момент мотопроисшествия ?".
Наиболее характерными повреждениями у водителей считаются:
- раны или ссадины, расположенные на I и II пальцах одной
или обеих кистей. Они образуются от ударов или трения о рычаги
руля мотоцикла в момент быстрой остановки и продолжения движения
тела мотоциклиста вперед или в сторону. Повреждения локализуются
на тыльно-боковых, обращённых друг к другу поверхностях основной
и ногтевой фаланг этих пальцев, имеют неправильную овальную форму и размеры до 1х1,5 см. Чаще всего наблюдается "сдвиг" эпидермиса в виде лоскута в сторону лучезапястного сустава, что может
иметь значение для определения направления движения мотоциклиста
и механизм травмы;
- обширные раны, ссадины и кровоподтёки на тыльной поверхности всех пальцев обеих рук;
- повреждения (раны, ссадины) на ладонной поверхности кистей рук;
- резаные раны на передней поверхности одежды и тела, возникающие от действия осколков и отломков защитного ветрового
стекла. Обычно в глубине таких ран и повреждений обнаруживаются
мелкие осколки стекла;
- ушибленные раны штампованного характера от торцевой части
концов руля управления. Они могут быть в виде ссадин и
ушибленных
ран, чаще на груди. Раны иногда проникают в плевральную полость
с повреждением легкого;
- штампованные повреждения от ребристых пластин воздушного
охлаждения двигателя, в виде параллельных ссадин, кровоподтёков
и редко ран. Они возникают на внутренней поверхности голеней водителя обычно при перевёртывании мотоцикла и прижатии водителя;
- термические ожоги от двигателя и выхлопных труб мотоцикла
(чаще второй степени). Иногда могут наблюдаться и более глубокие
ожоги. Ожоги располагаются на внутренней поверхности нижних ко-
269
нечностей, а в некоторых случаях и на верхних. Возникновению
ожогов способствует относительно длительный контакт горячих частей мотоцикла с телом, который возможен лишь при опрокидывании
мотоцикла и потери сознания пострадавшего. Способствующим фактором является продолжающаяся работа двигателя мотоцикла после
аварии. Размеры ожоговых поверхностей колеблются от 1х0,5 см до
15х8 см. Одежда при этом может или истлевать, или плавиться, но
не возгорает (ни одного случая возгорания, воспламенения мотоцикла при его опрокидывани и других авариях не описано в литературе):
- химические ожоги тела бензином, чаще левой ноги (с пропитыванием одежды);
- повреждения наиболее выступающих частей тела (коленный
и плечевой суставы, левая рука, голень, голова). Эти повреждения
в виде ушибленно-рваных ран, открытых переломов, ссадин, кровоподтёков чаще всего возникают при травме с ведущим механизмом -удар. При этом особенно часто страдает голова. Некоторые авторы
(Сафронов В.А.) относят повреждения головы и костей черепа к
специфическим повреждениям водителя мотоцикла при ударе о какое-либо препятствие. При столкновении с автомобилем возникают
переломы экваториального направления, имеющие, иногда, вид "спиленной крышки черепа". Повреждения в виде поперечно расположенных ран на голове и шее водителя могут возникать при наезде на
натянутую проволоку или веревку;
- большее количество и большая тяжесть повреждений, локализующихся на левой боковой поверхности тела. При опрокидывании
мотоцикла с коляской - большее число повреждений отмечается на
правой боковой поверхности тела (от удара частями коляски);
- повреждения внутренних органов (возникают чаще у водителей - в 64% случаев травмы, по сравнению с пассажирами коляски 15,2% и пассажирами заднего сидения - 20,3%). Эти травмы имеют
множественный характер (повреждаются нескольких органов). Наиболее часто сочетаются повреждения головного мозга, сердца, лёгких
и печени. Повреждения печени и петель тонкого кишечника у водителя обычно возникают от ударов о части руля мотоцикла, особенно
его торца (ручки);
- большая тяжесть всех повреждений, по сравнению с повреж-
270
дениями у пассажиров.
Таблица 10.1
Дифференциально-диагностические признаки повреждений,
возникающих у водителей мотоцикла, пассажиров и пешеходов
Пассажиры
П о в р е ж д е н и я
Водитель
Пешеход
заднего
сидения
Раны или ссадины на I и II
пальцах рук
Резаные раны на теле и
повреждения на одежде
"Штампованные" повреждения
от торцевой части руля
"Штампованные" повреждения
от рёбер двигателя
Термические ожоги
Химические ожоги бензином
Преобладающая локализация
повреждений:
- на левой половине тела;
- на правой половине тела;
Большая тяжесть повреждений
Переломы бёдер в средней и
нижней трети
Переломы голеней
Повреждения от колеса
Ушибленно-рваные раны от
рукоятки руля
Следы-отпечатки от фары
и ободка
коляски
+
-
-
-
+
-
+/-
-
+
-
-
-/+
+
-
-
+
+
+
+
-
-
-
+
+
-
+
-
+
+
-
-/+
-
-/+
-
-
+
+
+
-
-
-
+
Повреждения у пассажиров.
1. У пассажиров заднего сидения:
- тяжесть повреждений значительно меньше,
мотоцикла (умирает менее 20% пострадавших);
чем
у
водителя
271
- повреждения внутренних органов возникают лишь в 20,3%,
они касаются отдельных органов и носят единичный характер;
- резаные раны чаще отсутствуют, если же и возникают, то
локализуются преимущественно в области живота или на нижних конечностях.
2. У пассажиров коляски мотоцикла:
- могут отмечаться повреждения в виде ссадин и кровоподтёков от ударов и трения о ручку коляски мотоцикла. При этом, эти
повреждения будут локализоваться на правой половине груди, живота или правом бедре;
- при наличии на коляске защитного ветрового стекла, могут
возникать повреждения в виде резаных ран на лице и туловище;
- характерны переломы бёдер в нижней и средней трети от
удара о верхний передний край коляски мотоцикла;
- повреждения внутренних органов отмечаются лишь в 15,2%
случаев, т.е. реже, чем у водителя и пассажиров заднего сидения.
Повреждения у пешеходов.
Они составляют около 10-30% всех случаев мототравмы. У пешеходов могут обнаруживаться следующие повреждения (в зависимости от механизма травмы):
1) поперечные переломы обеих костей той или иной голени,
что является характерным признаком для данного вида травмы. Они
встречаются почти в 30% случаев. Иногда, при сильных ударах, могут возникать даже полные отрывы части голени. Повреждения образуются от воздействия подножек мотоцикла, выступающих частей его
рамы или коляски мотоцикла (подножка). На уровне расположения
таких переломов в мягких тканях образуются обширные кровоизлияния, ушибленные раны с осаднением краев;
2) спиралевидные переломы костей голени наблюдаются при
ударах частями мотоцикла (например рулем) по туловищу пешехода.
Толчок вызывает и смещение тела с последующим поворотом вокруг
фиксированной на грунте стопы опорной ноги. Это чаще всего происходит, когда опорной ногой является нога с противоположной
месту удара стороны тела;
3) ссадины и кровоподтёки на голени от удара колесом мотоцикла:
- заторможенным колесом: на одежде наблюдается образова-
272
ние позитивных и негативных отпечатков беговой поверхности (иногда и боковой) протектора мотоцикла; на коже
голени - ссадины и кровоподтёки, напоминающие рисунок
протектора. Вращающееся колесо таких повреждений не образует;
- при тангенциальном ударе вращающимся колесом от действия боковой поверхности шины возникают дуговидные ссадины. Причём, на бёдрах эпидермис отслоен по ходу вращения верхней части колеса: вперёд и вниз. На голени
эпидермис отслоен вниз и кзади (соответственно направлению движения мотоцикла);
4) штампованные повреждения от удара торцевой частью руля
мотоцикла. Характер этих повреждений зависит от угла и силы удара. Воздействуя как штамп, торец трубы руля при небольшой силе и
фронтальном ударе приводит к образованию кольцевидных ран с дефектом ткани, размерами, соответствующими диаметру трубы. При
ударе в грудь или живот могут возникать проникающие ранения;
5) от действия рукояток ручного тормоза и сцепления возникают ссадины, кровоподтёки и раны. При сильном воздействии свободный конец рукоятки протыкает одежду и кожу пострадавшего и
может внедряться в подлежащие ткани и даже полости тела. Описано
возникновение проникающих ранений черепа. Некоторые авторы такие
повреждения называют "колото-рваными" (Кузьмин А.И.), но, по-видимому, их более правильно относить к ушибленно-рваным;
6) при ударе фарой повреждения возникают от действия плоской поверхности стекла, её осколков и металлического ободка фары. В некоторых моделях мотоциклов верхняя часть ободка выступает наподобие козырька, что приводит к образованию штампованных
повреждений, имеющих характерную форму и размеры. От действия
всей поверхности ободка фары возникают ссадины, царапины, раны,
соответствующие по локализации площади фары с небольшим смещением вниз, за пределы контура фары. По форме отпечатков иногда
можно высказаться о той или иной модели мотоцикла;
7) от удара ребристыми пластинками воздушного охлаждения
головки двигателя возникают полосовидные параллельные ссадины на
голени. Кроме механического действия в механизме их образования
может иметь место и термическое. Расположение ссадин на голени
273
зависит от модели мотоцикла и положения голени в момент удара.
При вертикальном положении голени (опорная) повреждения располагаются поперечно оси голени. Если удар наносился по неопорной
конечности, то ссадины могут располагаться в косопоперечном направлении;
8) при переезде потерпевшего колесами мотоцикла на нижних
конечностях наблюдаются косые переломы длинных трубчатых костей
со смещением отломков, а на коже, соответственно месту переезда,
образуются осаднённые полосы с обширными кровоизлияниями в мягкие ткани. Данных о морфологических особенностях переезда других
частей тела в судебно-медицинской литературе не имеется.
Из травмируемых частей тела у пешеходов, наибольшую частоту
составляют повреждения головы - 44% (возникающие вторично при
падении на грунт) и повреждения нижних конечностей - 29,4% (от
удара колесом и другими выступающими деталями мотоцикла: подножка, щитки и проч.), см. табл. 10.1
Таким образом, повреждения, возникающие у водителя мотоцикла, у пассажиров и пешеходов, пострадавших в мотопроисшествии,
имеют некоторое своеобразие. По совокупности этих комплексов
повреждений можно сделать важные выводы о виде и механизме мототравмы, размещении пострадавших на мотоцикле, а также установить, какими частями и, даже, какой маркой мотоцикла были причинены повреждения пешеходу. Но в связи с тем, что многие из перечисленных выше повреждений могут выявляться как у водителя, так
и пассажиров, ряд авторов рекомендуют (для окончательного суждения о том или ином виде мототравмы и о положении пострадавшего
на мотоцикле в момент происшествия) применять математико-статистические методы обработки результатов исследований. Например,
можно использовать формулу Байеса. При этом определяется условная вероятность того или иного признака (повреждения) для каждого определенного вида травмы, а затем определяется вероятность
возникновения обнаруженных при судебно-медицинском исследовании
повреждений в комплексе при интересующих эксперта версиях. Формула Байеса позволяет выявить наиболее вероятное местоположение
пострадавшего в конкретном происшествии.
274
Велосипедная травма.
По своему характеру повреждения, возникающие у велосипедистов, бывают сходны с повреждениями при мототравме и часто авторами не выделяются в отдельную группу. Это зависит от того, что
при езде на спортивных велосипедах развивается скорость, сравнимая со скоростью мотоцикла - 50-60 км/ч и более. При езде на
дорожных велосипедах скорость составляет около 20-30 км/ч. Профессор М.И.Райский (1953) указывал, что падение с велосипеда при
скорости движения 18 км/ч эквивалентно падению с высоты 9,7 м;
при скорости 36 км/ч - падению с 14 м; при скорости 50 км/ч 16,5 м. Смертельный травматизм при падении с велосипеда составляет около 1-1,5% по отношению ко всем транспортным травмам со
смертельным исходом. Повреждения у велосипедистов имеют свои отличительные особенности, связанные с меньшей скоростью передвижения, меньшей массой велосипеда и отсутствием (чаще всего) у
велосипедистов шлема (Фёдоров М.И., Моисеев В.М.).
Особенности повреждений у велосипедистов:
- у спортсменов (а они едут в положении с наклонённым вперёд туловищем и опущенной головой) при столкновении с деревьями,
машинами и прочим предметами часто наблюдается перелом шейных и
грудных позвонков. Характерным является наличие кровоизлияний в
мягких тканях головы в диаметрально противоположных областях:
лоб-затылок (в результате падения на грунт). Часто наблюдаются
ушибленные раны головы (иногда и скальпированного характера) с
переломами костей свода и основания черепа;
- у лиц на дорожных велосипедах перелома позвоночника не
наблюдается. Травме подвержены голова, реже - конечности и ключицы. При вторичном ударе о бровку тротуара у велосипедиста могут возникать переломы костей с той же стороны тела;
- при езде велосипедиста на буксире (например, ухватившись
за борт машины), он, в случае внезапного торможения, ударяется
головой о машину и падает на дорогу. В случае попадания колеса
велосипеда в выбоину на дороге, велосипедист, может "плашмя"
упасть на грунт. В последнем случае наблюдаются обширные ссадины, кровоподтёки, иногда переломы костей конечностей. Если пострадавший падает на неровности дороги, какой-либо выступающий
предмет, то могут возникать повреждения внутренних органов;
275
- при резком торможении велосипедиста, он часто перелетает
через руль или переворачивается вместе с велосипедом, ударяясь
головой о дорогу. Иногда такие падения оканчиваются без последствий, но чаще возникают ссадины, кровоподтёки, сотрясение головного мозга и даже переломы костей черепа;
- при наезде на пешеходов, велосипедисты могут сбивать их с
ног. Падая, пострадавшие обычно ударяются головой о мостовую и
могут получать тяжелую черепно-мозговую травму: переломы костей
свода и основания черепа, эпи- и субдуральные гематомы, размозжение вещества головного мозга и мозжечка.
Таким образом, велосипедная травма отличается от автомобильной и мотоциклетной травмы относительной незначительностью
наружных повреждений, нетипичностью их локализации и отсутствием
повреждений внутренних органов (Фёдоров М.И.). Она отличается и
от бытовой травмы. Кроме того, различные виды повреждений при
велосипедной травме обладают и некоторой специфичностью (могут
возникать штампованные повреждения от тех или иных характерных
деталей велосипеда).
Осмотр места происшествия при мото- и велотравме.
Тщательно проведенный осмотр места происшествия в большинстве случаев позволяет высказать суждение о механизме травмы и
обстоятельствах, связанных с направлением движения как пострадавшего, так и транспорта, которым были причинены повреждения.
При столкновении мотоциклистов или велосипедистов с автомашиной наблюдаются следующие закономерности: тело пострадавших
отбрасывается по ходу движения автомашины. Велосипед или мотоцикл, а также другие предметы, принадлежавшие пострадавшему, лежат перед ним, т.е. ближе к месту соударения (аналогично признаку, описанному В.М.Моисеевым, 1964 и Л.М.Фридманом, 1970 для пешеходов, сбитых автомобилем).
Учитывая этот признак, часто можно определить направление
движения автомобиля, причинившего травму мотоциклисту (велосипедисту).
При наезде же мотоциклиста (велосипедиста) на неподвижное
препятствие, тело его по инерции продолжает движение в том же
направлении, где и будет располагаться.
276
Некоторые авторы отмечают, что при появлении какой-либо
опасности водитель и пассажир заднего сидения инстинктивно начинают тормозить движение мотоцикла подошвами ног. При этом на дороге (особенно грунтовой) можно обнаружить следы в виде одной
или двух параллельных динамических следов с одной или с обеих
сторон от следов протектора мотоцикла. По наличию таких следов
можно прийти к заключению, что водитель и пассажир видели опасность и принимали меры к предупреждению аварии; при наличии следов от ног двух человек, можно с уверенностью сказать, что на
заднем сидении мотоцикла находился пассажир.
2. Механизмы и морфологическая характеристика
повреждений при тракторной травме
К тракторной травме следует относить повреждения, причиняемые частями трактора во время его движения, а также повреждения,
возникшие при падении из движущегося трактора.
Среди всех групп транспортной травмы на производстве тракторный травматизм занимает третье место по частоте (13-17%),
после автомобильной (55%) и железнодорожной (26%).
Обращает на себя внимание выраженная сезонность этого вида
травматизма: пик его приходится на апрель-май и август-ноябрь
месяцы, когда интенсивно ведутся полевые работы. Наиболее часто
повреждения получают сами водители трактора. Это связано с недооцененкой малой скорости передвижения трактора, его маневренности и возможности опрокидывания (водители выскакивают или вскакивают на ходу, производят ремонт во времени движения и проч.).
Основной же причиной возникновения тракторных происшествий, как
отмечают большинство авторов, занимающихся этим вопросом, является алкогольное опьянение участников движения, которое отмечается у 60-90% пострадавших.
Вопросами классификации тракторного травматизма занимался
профессор М.Д.Мазуренко. Он предлагает выделять следующие виды:
1. Прижатие тела к грунту (неполный переезд):
а) одной или двумя гусеницами;
б) одним или двумя колесами;
в) полозом или полозьями тракторных саней;
277
2. Полный переезд через тело:
а) одной или двумя гусеницами;
б) одним или двумя колесами;
в) полозом или полозьями тракторных саней;
3. Комбинированные повреждения (падение с последующим полным или неполным переездом:
а) из кабины гусеничного трактора;
б) из кабины колёсного трактора;
в) из тракторных саней;
4. Травма при опрокидывании:
а) гусеничного трактора;
б) колёсного трактора;
в) тракторного прицепа:
5. Падение из трактора или прицепа;
6. Прижатие стоящего человека частями трактора;
7. Другие случаи.
Помимо этой, имеется классификация тракторной травмы, предложенная П.П.Щеголевым, М.В.Лисаковичем, В.А.Чучко, которые выделяют следующие виды:
1. Наезд на пострадавшего (удар частями движущего
трактора).
2. Переезд.
3. Падение из трактора.
4. Травма внутри трактора.
5. Прижатие потерпевшего к подвижным или неподвижным предметам.
6. Атипичная тракторная травма (во время ремонта, регулировки трактора на ходу).
Обе приведенные классификации не лишены определённых недостатков. Мы рекомендуем придерживаться следующей классификации
тракторной травмы (по аналогии с классификацией автомобильной
травмы, предложенной коллективом авторов: А.А.Матышев, А.А.Солохин, С.И.Христофоров и В.А.Сафронов, 1968):
1. Удар движущимся трактором.
2. Переезд гусеницей или колесами трактора.
3. Падение из движущегося трактора или прицепа.
4. Травма в кабине (обычно при опрокидывании трактора).
278
5. Прижатие трактором к неподвижному предмету.
6. Комбинированные виды тракторной травмы:
а) удар с последующим переездом;
б) падение из трактора с последующим переездом.
7. Травма прицепными или навесными орудиями или
повозками.
8. Прочие случаи.
Из всех видов тракторной травмы чаще всего наблюдаются: падение из трактора (до 36-50%); переезд (до 31%); удар частями
(до 30%). Другие виды тракторной травмы встречаются реже и составляют: травма в кабине - до 15%; прижатие трактором - до 20%;
прочие случаи - 2%.
Причинами смерти при тракторной травме в 40% случаев является повреждение головы, обычно в сочетании с повреждениями других частей тела. В 17-20% случаев смерть пострадавших наступает
от механической асфиксии (сдавления груди и живота или придавливания лица к свежевспаханной земле).
Тракторная травма от гусеничных машин по своим морфологическим признакам имеет сходство с автомобильной травмой, но в то
же время несколько отличается от нее. Это отличие связано:
- с малой скоростью движения трактора (10-15 км/м).
- с наличием у трактора гусениц, представляющих собой замкнутую металлическую цепь, состоящую из отдельных звеньев (траков), соединенных между собой металлическими штырями (пальцами).
На опорной поверхности траков, поперечно к их длиннику, имеются
выступающие почвозацепы или шпоры. Они по своему устройству могут быть как непрерывными по всей ширине гусеницы (сплошными),
так и прерывистыми (составными), в этом случае они могут располагаться в одном направлении, образуя прямую или пунктирную линию, или в пересекающихся направлениях, образуя волнистую, ломаную линии.
Расстояние между смежными шпорами у тракторов одноименных
марок приблизительно одинаковы. Это расстояние называется шагом
"гусеницы". Вследствие большой опорной площади гусениц тракторов, несмотря на большую их массу (от 4 до 11 тонн и более)
удельное давление на почву гусеничной ленты невелико. Оно составляет от 0,3-0,4 кг на 1 см2 площади опоры до 0,8 кг на 1 см2
-- у тяжёлых тракторов, что меньше аналогичного давления колес-
279
ных машин и тракторов. Удельное давление шпоры в 30-40 раз больше.
Перечисленное и обусловливает наличие общих отличительных
признаков тракторной травмы от автомобильной и мотоциклетной.
Ими являются:
1) отсутствие признаков общего сотрясения тела;
2) отсутствие признаков волочения (или их незначительная
выраженность);
3) односторонний характер повреждений (осаднений, кровоизлияний, ушибленных или рваных ран и т.д.);
4) преобладание "изолированной" травмы той или иной части
тела в сочетании со множественным и массивным характером имеющихся на ней повреждений;
5) наличие выраженной деформации переезжаемых частей тела с
разрушением, выдавливанием и перемещением внутренних органов (головы, таза, живота, груди), двухсторонними разрывами лёгких и образованием подплевральных пузырей, выдавливанием лёгких в ротовую полость; разрывами и отрывом сердца).
Авторы, занимающиеся тракторным травматизмом отмечают, что
общее количество травм, получаемых при работе с тракторами гусеничного типа, более чем в 2 раза превышает общее количество
травм, полученных при работе с тракторами колесного типа. Такое
положение, наиболее вероятно, связано с кажущейся большей безопасностью гусеничных тракторов (возможностью выпрыгивать или садиться в них на ходу и проч.), а также со структурой тракторного
парка отдельных районов (преобладанием машин гусеничного типа).
В результате переезда тела гусеницами возникают наиболее
характерные повреждения, определяющие своеобразие этого вида
травматизма (тракторной травмы). К ним следует отнести:
- значительные наружные повреждения в сочетании с выраженными разрушениями внутренних органов;
- наличие ампутаций головы и конечностей, как полная (верхних), так и неполная (нижних). При этом полного расчленения тела не бывает;
- образование групп глубоких ссадин или ран сплошного или
прерывистого характера, одинаковой правильной прямоуголь-
280
-
-
-
ной формы и размеров, с одинаковым расстоянием между ними
(соответствует расстоянию между грунтозацепами), выраженное смещение рогового слоя;
отложения металла (железа) по краям ран (от грунтозацепов), выявляемого методом цветных отпечатков или спектрографически;
наличие "ступенькообразных" или "ветвистых" переломов
длинных трубчатых костей (от действия грунтозацепов) с
выщербленными в их центре отломками "серповидной формы",
ширина которых приближается к толщине травмирующего грунтозацепа. Эти отломки находятся на стороне действия траков гусеницы, т.е. обращены к ним (вверх). По этому признаку можно судить о позе трупа в момент переезда и даже
установить марку трактора;
множественные оскольчатые переломы позвоночника тел позвонков при переезде по задней поверхности тела;
отображение рисунка переплетения ткани одежды в виде отпечатков на коже бледного цвета на фоне многочисленных
экхимозов (т.к. гусеница трактора наезжает на тело медленно и относительно длительное время сдавливает тело,
что приводит к перераспределению крови и переполнению сосудов).
Используя указанные признаки можно устанавливать:
1. Факт переезда;
2. Направление переезда;
3. Определить каким трактором - гусеничным или колесным он был совершен;
4. Установить марку этого гусеничного трактора.
Особенности повреждений от переезда тела колесным трактором
будут мало отличаться от таковых при переезде колёсами автомобиля. Основными факторами, приводящими к возникновению таких различий будут: малая скорость трактора; относительно небольшая
масса и малое удельное давление на дорогу; больший диаметр колёс и характерный рисунок протектора.
Для переезда тела колесами трактора характерны:
- наличие ссадин и кровоподтёков, имеющих форму и размеры,
281
совпадающие с рисунком протектора колеса трактора;
- выраженная циркулярная отслойка кожи при переезде конечностей или очаговая отслойка кожи при переезде других
частей тела;
- образование обширных рваных ран как на противоположной
стороне въезда колеса, так и по обе стороны от следа качения колеса, особенно в области костных выступов (гребень подвздошной кости, ключицы, и др.);
- преобладание внутренних повреждений над наружными.
Повреждения на одежде и обуви при тракторной травме.
При переезде трактором на одежде образуется общая широкая
полоса загрязнения, ширина которой приближается к ширине звена
гусеницы или колеса трактора. При более детальном исследовании
одежды обнаруживаются следующие следы, имеющие свои особенности
при переезде гусеничным или колёсным трактором.
От действия гусениц трактора возникают:
1. Негативные следы - отпечатки выступающих элементов гусеницы (грунтозацепа или шпор) в виде следов вдавления, соответствующие им по форме (правильной прямоугольной) и размерами, проявляющихся в виде:
- уплощения нитей ткани;
- изменения просвета между основой и утком;
- заполнения просвета мелкими частицами почвы (на прорезиненной ткани плаща наблюдается продавливание слоя резины на лицевую её сторону);
- заглаживание ворса ткани;
- отложение эпидермиса на внутренней поверхности одежды и
обуви (выявляемое в виде голубоватой люминесценции при
осмотре в фильтрованных УФЛ);
- следы - отпечатки на предметах, находившихся в карманах
пострадавшего, деформация, раздавливание пуговиц, пряжек и проч.;
- разрывы ткани с наличием по их краям металлизации железом: щелевидной формы; "пунктирные" (чередование участков поврежденной и неповрежденной ткани); лоскутные; в
282
виде "ласточкиного хвоста" (вначале на ткань действует
один из гребней трака - его наружная сторона, в следующий момент на этот участок наезжает угол другого гребня
и образуется разрыв с раздвоением); в виде прямого угла, ступенеобразные (от действия трёх граней трака (горизонтальной, боковой и наружной). Каждая из сторон таких повреждений находится под углом друг к другу, а
стороны разрывов равны между собой.
2. Следы смещения, трения, траков по одежде:
- смещение нитей ткани в сторону, противоположную
движению
трактора;
- смещение лоскутов разрывов ( в ту же сторону, что и
нитей).
3. Загрязнение одежды смазочным веществом (обычно от плоской, выступающей поверхности траков или от шарниров).
От действия колёс трактора возникают:
1. Следы-отпечатки протектора колес трактора (особенно заднего, имеющего рисунок в виде "ёлочки", открытый угол которой
обращён, обычно, в направлении движения трактора. Рисунок протектора передних колёс большинства тракторов совершенно другой.
Чаще он имеет вид трёх параллельных полос с неширокими редкими
перемычками.
2. Фрикционное гофрирование ткани (складчатое заглаживание). При въезде на тело колесо, медленно вращаясь, немного проворачивается и выступами протектора захватывает часть одежды,
сминает её в складки, вершинами, обращёнными в противоположную
сторону от движения трактора и несколько вниз. От последующего
сдавления колесом происходит "заглаживание" складок.
3. Длинные, прямолинейные разрывы ткани от перерастяжения,
чаще по швам. Они располагаются поперечно, относительно направления движения колеса (трактора).
Таким образом, признаками, по которым может определяться
направление движения трактора при переезде будут:
- направление смещения эпидермиса (в направлении противоположном движению трактора);
283
- направление перемещения и выдавливания внутренних
органов;
- конфигурация следов-отпечатков от тракторов: гусениц и
протектора колес;
- форма и взаимное расположение рваных ран;
- направление смещения лоскутов ткани;
- направление смещения нитей ткани (основы или утка);
- наличие и направление фрикционного гофрирования ткани.
При проведении дифференциальной диагностики повреждений от
действия гусениц трактора и повреждений, возникающих при переезде тела колесами трактора можно использовать признаки, помещённые в табл. 10.2.
Осмотр места происшествия при тракторной травме может дать
эксперту ценную информацию:
- на грунте можно заметить цепочку хорошо выраженных, рельефных следов, по которым можно установить вид трактора,
его модель и направление его движения;
- иногда можно обнаружить негативный след - отпечаток от
частей тела человека, пересекающийся следами от трактора,
что позволяет определить точное положение пострадавшего в
момент переезда, угол переезда тела и какие части его
подверглись сдавлению;
- соответствие почвы на месте происшествия следам-наложениям, имеющимися на теле и одежде пострадавшего.
При проведении судебно-медицинского исследования трупов,погибших при тракторной травме, следует обратить внимание не только на локализацию наружных повреждений и их размеры, но и на:
- расположены ли повреждения группами (по 2-4), если да, то
надо измерить расстояние между ними,отмечая: находятся ли
они на одной линии по отношению друг к другу или в другом
положении; какая их общая ширина и как они располагаются
по отношению к продольной оси тела. Это необходимо для
установления факта действия шпор гусеницы и её ширины;
- какова форма обнаруженных повреждений, не отражает ли она
форму шпор траков (прямоугольная);
- в каком направлении смещён роговой слой по краям повреждений (лучше смотреть под лупой или микроскопом).
284
Таблица 10.2
Дифференциально-диагностические признаки повреждений,
возникающих от переезда гусеницами и колёсами
П р и з н а к и
Полосовидные раны и ссадины,
расположенные на одинаковом
расстоянии друг от друга
Следы протектора (определенный рисунок, размеры, индивид.
особенности)
Сдавление тела
Травматическая ампутация конечностей
Действие
гусениц
Действие
колес
+ + +
-
-
+ + +
равномерное
более выражено
на стороне
въезда
+
-
+ + +
-
-/+
+ +
Изолированные открытые полосовидные вдавленные переломы
черепа
+ + +
-
Полосовидные чередующиеся
вдавления на наружной костной
пластинке рёбер
+ + +
-
Прямоугольной формы раны,
ссадины с отложением металла
по краям
+ + +
-
Пунктирообразные разрывы
одежды с внедрением металла
по краям и уплощением нитей,
пуговиц
+ + +
-
-/+
+ + +
-/+
+ +
Характерные оскольчатые
переломы
Преобладание внутренних
повреждений
Немногочисленные разрывы
одежды без следов металла
Наличие и направленность
фрикционного гофрирования
тканей
Имеющиеся повреждения обязательно надо отразить с соблюдением масштаба на контурных схемах человеческого тела и сфотогра285
фировать. Необходимо подробно описать и исследовать имеющиеся на
одежде пострадавшего повреждения и загрязнения. При этом применяется обычный (для исследования случаев транспортной травмы)
комплекс лабораторных и специальных методов исследования. Наиболее информативными являются:
- эпимикроскопия (стереомикроскопия повреждений);
- исследование в фильтрованных УФЛ, в результате которого
может быть выявлена люминесценция смазочных масел и эпидермиса на внутренней поверхности одежды в виде участков
характерной формы и размеров;
- исследования в ИКЛ, определяются следы отпечатки от протектора колёс трактора в виде соответствующего рисунка;
- исследования в мягких рентгеновских лучах, при этом можно
выявить:
а) стёртость контуров нитей ткани;
б) уплощение нитей;
в) отложения металлов определенной конфигурации;
г) разрывы слоёв одежды;
- метод цветных отпечатков для выявления наличия и топографии отложения металлов на ткани одежды;
- спектрографические методы исследования. При этом нужно
учитывать наличие профессионального загрязнения одежды
водителей (следует проводить исследование и контрольных
участков одежды вдали от мест повреждений).
3. Механизмы и морфологическая характеристика повреждений
при травме водным транспортом
Механизмами и особенностями повреждений при травме водным
транспортом занимались А.А.Лукаш (1959), К.П.Хансон (1966),
В.В.Ушаков (1966), Л.Г.Богусловский (1967), Ю.П.Будрин (1976).
Но все публикации обычно носят характер отдельных сообщений и личных наблюдений из практики. Каких-либо обобщающих ра-
286
бот, посвященных данному виду транспортной травмы, до настоящего
времени не имеется.
Повреждения водным транспортом (речными и морскими судами)
чаще всего причиняются их корпусом или гребными винтами. По своему характеру это обычно несчастные случаи. Пострадавшими могут
быть купающиеся, рыбаки,(при перевёртывании лодок от волн или
столкновения с кораблём), пассажиры упавшие за борт и другие лица, находящиеся в воде по курсу движения судна. Кроме того, повреждения могут причиняться и посмертно, например, трупам утопленников. При этом замечено, что на трупах мужчин эти повреждения чаще локализуются на задней поверхности тела, а у женщин на передней. Это связано с особенностью положения трупов лиц,
погибших в воде: мужчины обычно плавают лицом вниз, а женщины лицом вверх.
Различают повреждения:
1. От ударов частями корпуса корабля или моторной лодки.
Они чаще наносятся носовой частью судна. В зависимости от скорости движения корабля на теле возникают обширные ссадины, кровоподтёки или ушибленные раны в сочетании с оскольчатыми переломами костей скелета. Расчленения тела обычно не бывает.
К особой группе относятся повреждения, образование которых
связано с воздействием на тело пострадавшего подводных крыльев
кораблей и катеров. Возникающие при этом повреждения носят более
выраженный и грубый характер - вплоть до полного расчленения тела, напоминая железнодорожную травму. Но, в отличие от последней, на коже по краям ран выраженность осаднения незначительная,
а иногда может и вовсе отсутствовать.
2. Повреждения гребными винтами.
Гребной винт корабля состоит из ступицы и лопастей. Число
лопастей и их форма бывают различными в зависимости от назначения судна. Например, у буксирных судов для создания большого тягового усилия лопасти винта делают широкими. На быстроходных судах чаще ставят трехлопастные винты. На больших одновинтовых
грузовых кораблях обычно ставят четырёхлопастные винты (Антонов
А.А., Недра Р.Ф., 1968).
Повреждения гребными винтами наносятся в определённой последовательности. Количество, локализация, характер и тяжесть
287
повреждений варьирует в зависимости от направления вращения, шага, диаметра, количества лопастей винта, скорости его оборотов и
положения тела пострадавшего.
Для ударов ребром лопастей гребных винтов морских судов,
вследствие их большого шага, значительного диаметра и массивности (в отличие от действия винтов речных судов и теплоходов на
подводных крыльях) характерно "ушибающе-дробяще-разрывное действие - размозжение" (Будрин Ю.П., 1976) мягких тканей, переломы
и раздробление костей, образование множественных ран, в том числе и от действия костными отломками. Такая травма, как правило,
тяжела и обширна. Она характеризуется грубыми повреждениями головы, позвоночника и отделением конечностей. Могут встречаться и
полные расчленения тела.
Формирующиеся раны имеют удлиненную, овальную, лампасовидную, реже подковообразную форму. Края их неровные, волнистые,
слегка осадненные и лоскутообразные. Концы ран закруглённые,
глубина их неравномерная, а дно -- размозжённое. Лоскуты по краям ран отклонены в сторону вращения винта. Поверхность стенок у
повреждений в мягких тканях и на костях неровная. На коже вокруг
ран могут быть косо расположенные ссадины и неглубокие раны
("насечки"), располагающиеся со стороны действия винта.
Поврежденные длинные трубчатые кости имеют раздробленные
концы и дефекты коркового слоя. Переломы рёбер характеризуются
зубчатыми краями.
При воздействии винтов более мелких судов, вращающихся с
большей скоростью, но имеющих меньшую массу, образующиеся повреждения имеют "веерообразное" расположение и несколько меньшую
глубину (чем от винтов крупных судов). Линия расчленения зубчатая, определяются многочисленные косые "насечки" в виде небольших лоскутных ран, длиной около 2-5 см.
Смерть пострадавших в результате травмы вращающимся гребным
винтом обычно наступает очень быстро, поэтому реактивные изменения в краях ран обычно отсутствуют. Кроме того, даже в случае
возникновения кровоподтёков, иногда и выраженных, они могут вымываться водой при длительном нахождении в ней трупа или его
частей. Это существенное обстоятельство следует иметь в виду при
решении вопроса о прижизненности повреждений. Кроме того, необ-
288
ходимо помнить, что вид повреждений может изменяться и в результате воздействия различных обитателей рек, озер и, особенно, морей.
Большое значение в диагностике водно-моторного травматизма
имеют лабораторные и специальные методы исследования одежды и
тела пострадавшего. Сюда относятся: непосредственная стереомикроскопия, исследования в УФЛ и ИКЛ, в рентгеновских лучах, метод
цветных отпечатков, спектрография, гистологические исследования
и проч. (те же, что и при других видах транспортной травмы).
Таким образом, транспортный травматизм объединяет в себя
группу разнообразных по механизму и особенностям повреждений.
Некоторые из них являются специфическими или характерными для
того или иного вида транспортной травмы. Такие повреждения имеют
большое значение для постановки судебно-медицинского диагноза и
обоснования выводов эксперта (главным из которых является ответ
на вопрос следователя - могли ли образоваться имеющиеся у пострадавшего телесные повреждения при конкретных обстоятельствах
транспортной травмы). Поэтому, в ходе судебно-медицинского исследования трупов лиц, погибших при обстоятельствах, подозрительных на транспортную травму, эксперт должен весьма внимательно и
целенаправленно изучить все имеющиеся у пострадавшего повреждения, а также и одежду, в которую он был одет в момент происшествия, с целью выявления комплекса признаков, позволяющего ему
прийти к обоснованному выводу о виде и механизме травмы. Большую
помощь в этом вопросе может оказать осмотр места происшествия,
транспортного средства, предоставляемого следователем, проведение экспертного эксперимента и участие в следственном эксперименте.
289
Лекция 11.
ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ТРАВМАТИЗМ
В судебно-медицинском отношении под производственной травмой (несчастным случаем на производстве) следует понимать происшествия с рабочими и служащими в рабочее время, на территориях
организаций или приравненных к ним территориях.
Определение сформулировано применительно к ныне действующему "Положению о порядке расследований и учета несчастных случаев
на производстве", утвержденного постановлением Правительства РФ
N 558 1995 года, согласно которому "расследованию подлежат несчастные случаи (травма, в т.ч. в результате нанесения телесных
повреждений другим лицом, острые отравления, тепловой удар,
ожог, отморожение, утопление, поражения электротоком, молнией,
ионизирующим излучением, укусы насекомых и пресмыкающихся, телесные повреждения, нанесенные животными, повреждения, полученные в результате взрывов, аварий, разрушений зданий, сооружений
и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций), повлекшие за собой необходимость перевода работника на
другую работу, временную или стойкую утрату трудоспособности,
либо его смерть и происшедшие при выполнении работником своих
трудовых обязанностей (работ) на территории организации или вне
её, а также во время следования к месту работы или с работы на
транспорте, представленном организацией."
Далее в Положении указано, что действие его "распространяется на работодателей, работников по трудовому договору (контракту), граждан по гражданско-правовому договору подряда и поручения; студентов, учащихся, проходящих производственную практику; военнослужащих, привлекаемых для работ в организации; граждан, отбывающих наказание при работе на производстве; иностранных граждан, лиц без гражданства, работающих в организациях РФ;
граждан, участвующих в ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и технического характера" и что "работодатель или уполномоченное лицо обязан обеспечить оказание медицинской помощи, организовать формирование комиссии по расследованию несчастного слу-
290
чая; обеспечить сохранность обстановки на рабочем месте; о каждом групповом несчастном случае (2 и более), несчастном случае с
возможным инвалидным исходом сообщить в: государственную инспекцию труда по субъекту РФ в течение суток, в прокуратуру по месту
происшествия несчастного случая... По результатам расследования
групповых несчастных случаев, несчастных случаев с возможным инвалидным исходом, несчастных случаев со смертельным исходом,
оформляются материалы расследования, которые должны содержать:
планы, схемы, эскизы, при необходимости - фото-, кино- и видеоматериалы места происшествия; документы, характеризующие состояние рабочего места, наличие опасных и вредных производственных
факторов; выписки из журналов регистрации инструкций и протоколов проверки знаний по охране труда; протоколы опросов, объяснения пострадавших, очевидцев несчастного случая и должностных
лиц, отвечающих за соблюдение нормативных требований по охране
труда; экспертные заключения специалистов; результаты лабораторных исследований; выписки из нормативных правовых актов и др.
документов, регламентирующих безопасность труда; медицинское
заключение о характере и степени тяжести повреждений, причиненных пострадавшему или о причинах смерти пострадавшего, а также о
возможном нахождении пострадавшего в состоянии алкогольного,
наркотического или токсикологического опьянения".
Производственные травмы со смертельным исходом требуют обязательного судебно-медицинского исследования. Среди доказа