close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1071.АНГЛИЙСКАЯ ТОПОНИМИКА

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Уразметова Александра Владимировна
АНГЛИЙСКАЯ ТОПОНИМИКА
КАК ЛЕКСИЧЕСКАЯ ПОДСИСТЕМА ЯЗЫКА
(на материале топонимической лексики Великобритании и США)
Специальности: 10.02.04 – германские языки
10.02.19 – теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора филологических наук
Уфа – 2016
Работа выполнена на кафедре английского языка факультета романогерманской филологии Федерального государственного бюджетного
образовательного
учреждения
высшего
образования
«Башкирский
государственный университет».
Научный консультант:
доктор филологических наук, профессор
Шафиков Сагит Гайлиевич
Официальные оппоненты: Новикова Ольга Николаевна
доктор филологических наук, профессор ФГБОУ
ВО «Башкирский государственный аграрный
университет»,
заведующий
кафедрой
иностранных языков
Хвесько Тамара Владимировна
доктор филологических наук, профессор ФГБОУ
ВО «Тюменский государственный университет»,
профессор кафедры иностранных языков и
межкультурной профессиональной коммуникации
Щербак Антонина Семёновна
доктор филологических наук, профессор ФГБОУ
ВО «Тамбовский государственный университет
имени Г.Р. Державина», заведующий кафедрой
русского языка
Ведущая организация:
ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный
университет»
Защита диссертации состоится «29» ноября 2016 года в 10.00 часов на
заседании диссертационного совета ДМ 212.013.12 по защите диссертации на
соискание ученой степени доктора филологических наук при Башкирском
государственном университете по адресу: 450076, г. Уфа, ул.
Коммунистическая, д. 19, факультет романо-германской филологии, ауд. 31.
С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной
библиотеке Башкирского государственного университета по адресу: 450074, г.
Уфа, ул. Заки Валиди, д. 32, на официальном сайте Башкирского
государственного университета: http://www.bashedu.ru/autoref, а также на сайте
ВАК Минобрнауки РФ: http://vak.ed.gov.ru.
Автореферат диссертации разослан «___» _______ 2016 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
2
Газизов Р.А.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Топонимическая лексика любого языка есть
внутренне организованная и упорядоченная система. Изучение этой
подсистемы языка имеет большое значение как для ономастики, так и для
лингвистики в целом. Перспективным представляется антропоцентрическое
направление в изучении топонимической лексики, ориентирующееся на
исследование единиц топонимической системы в тесной взаимосвязи с
мыслительной и духовно-практической деятельностью человека, поскольку это
позволяет исследовать топонимическую лексику как продукт познавательной
деятельности человека. Таким образом, когнитивно-прагматический ракурс
рассмотрения топонимической системы языка с учетом её отражения в
этнокультурном сознании, с учетом законов языковой номинации и
человеческого мышления в сфере употребления топонимической лексики
представляется наиболее перспективным и актуальным. В диссертации
рассматриваются
фонетические,
морфологические,
деривационные,
семантические, мотивационные особенности топонимических номинаций, их
лингвокультурологическая,
социолингвистическая,
прагматическая
и
когнитивная специфика, а также вопросы, охватывающие широкий круг
лингвистических проблем, позволяющие проследить связь между человеком и
объектом топонимического наречения. Объединение системно-структурного и
семантического подходов к исследованию топонимического материала
позволяет вскрыть сущность процессов первичной и вторичной
топонимической номинации. В фокусе внимания находятся современные
научные парадигмы такие как лингвокультурологическая, лингвокогнитивная,
прагматико-коммуникативная, функционально-номинативная, что позволяет,
обратитившись к «чувству места» топонимов, выявить их культурные
коннотации, ассоциации, символику и иные созначения, а также установить
внеязыковые и языковые факторы их вариативности.
Несмотря на значительную степень языкового варьирования топонимов,
эти единицы языка образуют целостный комплекс взаимосвязанных элементов,
обладающих рядом структурно-семантических связей, которые отличают
данный комплекс от аналогичных комплексов в других территориальных
вариантах и языках. Соответственно, топонимические номинации, привязанные
к территории Великобритании или США, наряду с признаками общего
характера, обладают индивидуальными чертами, которые можно объяснить с
учетом экстралингвистических факторов, связанных с конкретной территорией.
В целом, топонимическая система языка представляет собой такую
совокупность географических названий, которая характеризуется как
3
внутриязыковыми, так и внешнеязыковыми факторами, такими как
территориальная, этнокультурная, историческая и хозяйственно-экономическая
идентичность.
Представленный в диссертационном исследовании комплексный подход к
изучению национальной топонимики дает возможность проследить
закономерности становления и функционирования топонимии английского
языка в его наиболее маркированных территориальных вариантах, а также
установить связь топонимических номинаций с другими слоями лексики.
Теоретическая
и
практическая
значимость
исследования.
Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется
вкладом в теорию языка вообще и в теорию ономастики в частности. Любая
топонимическая система развивается в результате сложных процессов
взаимодействия ее компонентов, что представляет интерес не только для
ономастики, но и для сформировавшихся направлений в науке о языке, таких
как
социолингвистика,
этнолингвистика,
прагмалингвистика,
лингвокультурология, а также для истории, этнографии, культурологии и
географии национальной территории, которая отражается в топонимии
местности. Практическое значение работы состоит в возможности
использования результатов исследования при подготовке теоретических и
практических
курсов
по
общему
языкознанию,
лексикологии,
лингвокультурологии, лингвопрагматике и лингвострановедению. Материалы
диссертационного исследования могут представлять научный интерес для
выполнения выпускных квалификационных работ студентов, а также
диссертационных исследований.
Новизна исследования. Проведенное впервые масштабное комплексное
исследование сравнительного характера территориальных особенностей
английской топонимики позволяет выявить универсальные и специфические
черты территориально маркированных номинаций, что имеет существенное
значение для установления общих и различительных признаков американского
и британского вариантов английского языка.
Новизна исследования определяется следующими показателями: впервые
проводится сравнительное этимологическое исследование топономинаций
США и Великобритании с учетом диахронического и синхронического
подходов к изучению их внешней структуры; осуществляется количественный
анализ производных топонимов различного происхождения; исследуется
моделирование топономинаций и устанавливается степень продуктивности
структурных моделей в современном английском языке; изучается явление
топонимической миграции, которая подразделяется на межконтинентальную и
внутриконтинентальную; обосновывается типология топонимической лексики
4
английского языка по степени мотивированности; проводится системное
исследование компонентов семантической структуры топонима, таких как
эмотивность и оценочность; исследуется внутренняя форма мотивированных
номинаций по характеру мотивирующих признаков, в частности родового
признака (идентификатора) и видового признака (модификатора), и объясняется
преобладание модификаторов с положительной оценкой; в отношении
названий географических объектов выдвигается и обосновывается принцип
антропо- и андроцентричности; исследуется структурная и семантическая
трансформация топонимов на различных уровнях языковой структуры
(фонетическом, морфологическом, лексическом) в процессе исторического
развития топонимии; выявляются основные стратегии при переименовании
географических объектов в зависимости от действия лингвистических и
экстралингвистических факторов, отражающих события в политической,
культурной, социальной и духовной сферах общества; вводятся понятия
«топонимическая
полисемия»,
«топонимическая
языковая
игра»,
«топопрозвище», «межкатегориальная / внутрикатегориальная трансформация
топонимов», «проприальная контаминированная топономинация»; впервые
связь между субъектом и объектом топонимической номинации
рассматривается в свете лингвокреативного потенциала топонимов, включая
деривационную активность и способы передачи топонимов на другой язык с
иной
системой
письменности.
Комплексный
анализ
вторичного
топонимического наименования географических объектов вносит вклад в
теорию языковой номинации, отражая этнокультурные и индивидуальные
особенности англоязычной языковой личности. Все выводы, сделанные в ходе
диссертационного
исследования,
подтверждаются
результатами
количественного анализа, проводимого на обширном языковом материале. В
диссертации впервые представлен перечень «топонимов-мигрантов» и
проприальных контаминированных топономинаций США.
Методологической базой диссертационной работы послужили научнотеоретические положения, разработанные в трудах отечественных и
зарубежных лингвистов в области ономастики: Н.Н. Болдырев, Т.А. Буркова,
В.А. Жучкевич, К.М. Ирисханова, В.А. Никонов, Ю.А. Карпенко, Э.М.
Мурзаев, Р.З. Мурясов, Н.В. Подольская, А.В. Суперанская, В.Н. Топоров, Н.И.
Толстой, О.Н. Трубачев, Т.В. Хвесько, и др. Частные проблемы топонимики
разрабатывают: Г. Александер, А.Ф. Артемова, В.Д. Беленькая, К. Бриггс, М.
Геллинг, Дж. Джеш, Р. Джонс, Дж. Доджсон, К. Камерон, А. Коул, О.А.
Леонович, А.Д. Миллс, А. Мор, В. Николайсен, П. Рини, А. Рум, С. Семпль, Х.
Смит, Ф. Стентон, В. Уотс, Дж. Феллоус-Йенсен, К. Хоф, Э. Экуолл (в области
британской топонимики); Д. Алдерман, У. Бошамп, Х. Ганнет, К.О. Зауэр, У.
5
Зелински, О.А. Леонович, Т.Г. Матулевич, У.Х. Стеннет, Дж. Стюарт, Г.Д.
Томахин (в области американской топонимики); А. Бах, А.Н. Беляев, Д. Бергер,
Т. Витковский, В.В. Кузиков, Р. Фишер, В. Фляйшер, Э.Шварц, Э. Эйхлер (в
области немецкой топонимики); К. Бейлон, Л. Деруа, А. Доза, Р. Лепелли, Ж.
Таверде (в области французской топонимики); Е.Л. Березович, В.Д. Бондалетов,
И.А. Воробьева, М.В. Голомидова, Л.М. Дмитриева, А.К. Матвеев, М.Э. Рут,
А.С. Щербак (в области русской топонимики); В.Г. Гак, Е.С. Годинер, Т.И.
Гулянкова, И.Б. Гусарова, Е.В. Гуськова, Н.Л. Дмитриева, Н.П. Додонова, Н.В.
Иноземцева, Ф.И. Карташкова, Г.В. Колшанский, Е.С. Кубрякова, Е.А.
Левашов, А.Х. Мерзлякова, А.Н. Сковородников, В.Н. Телия, В.И. Шадрин,
Л.Н. Шевченко, Е.Б. Ярцева (в области вторичной ономастической номинации).
Объект
исследования
составляет
топонимическая
лексика
Великобритании и США.
Предмет исследования составляют этимологические, структурнословообразовательные,
мотивационные,
лексико-семантические,
коннотативные, трансформационные, лингвокреативные и прагматические
особенности топонимов Великобритании и США, выявленные в результате
внутриязыкового сопоставления двух топонимических систем.
Материалы исследования. Материалом исследования послужили около
15000 британских и 17000 американских топонимов, полученных из
топонимических словарей, справочников и электронных поисковых
топонимических систем GNIS и Get-a-map. Исследование английских
фразеологизированных топонимов, а также паремийных структур с
топонимическим компонентом проводится на материале 316 единиц,
полученных методом сплошной выборки из одноязычных и переводных
фразеологических словарей. Отдельно проводится исследование вторичной
топонимической номинации на материале 465 хоронимических прозвищ,
полученных
путем
целенаправленной
выборки
из
современных
лексикографических, лингвострановедческих, топонимических, толковых
словарей, путеводителей и интернет-ресурсов.
Целью
диссертационного
исследования
является
проведение
комплексного многоаспектного исследования топонимической системы
английского языка для установления общих черт, а также структурных,
семантических, мотивационных и когнитивно-прагматических особенностей
каждой из анализируемых территориальных топонимических систем
английского языка.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих
исследовательских задач:
6
 представить целостную концепцию топонимики как подсистемы языка, в
частности: определить понятие топонимической системы, выявить ее
характерные черты, развить теорию семантики топонимического знака,
определить ядерные и периферийные функции топонимов, предложить
принципы классификации топонимической лексики с учетом ее сложной
(многоаспектной)
природы,
установить
парадигматические
(гиперогипонимические) связи внутри топонимической системы;
 выявить семантические, историко-культурологические, структурнословообразовательные, мотивационные и прагматические параметры
топонимических номинаций территориальных вариантов английского языка
(Великобритании и США);
 исследовать
фонетические,
морфологические,
лексические
и
семантические трансформационные возможности английской топонимической
лексики;
 исследовать деривационный потенциал английской топонимии;
 определить и исследовать явления топонимической миграции,
топонимической полисемии и топонимической языковой игры;
 исследовать процессы апеллятивации, топонимизации, трансонимизации,
фразеологизации топонимов, а также способы передачи английских топонимов
на другой язык;
 провести комплексное исследование официальных и неофициальных
хоронимических топопрозвищ, в которых проявляется национально-культурное
своеобразие исследуемых лексических единиц; раскрыть языковые и
социальные мотивы, механизмы создания вторичных топонимических
номинаций и определить их роль в процессе коммуникации;
 выявить антропоцентрическую и андроцентрическую направленность
английской топонимии посредством изучения антропотопонимов;
 выявить
архетипическую
оппозицию
«свой-чужой»
во
фразеологизированных топонимах;
 установить сходства и различия исследуемых территориальных
топонимических систем английского языка.
В диссертационной работе выдвигается гипотеза о том, что топонимикон
языка – независимо от его территориального варианта – характеризуется
универсальной совокупностью структурных и содержательных свойств,
присущих всей лексико-семантической системе языка, в частности
английского языка. Гипотеза проверяется посредством последовательного
системного анализа, охватывающего семантический, структурный и
прагматический аспекты топонимической лексики.
7
Основные положения, выносимые на защиту:
1. В процессе исторического развития топонимические номинации могут
подвергаться различным фонетическим, морфологическим, лексическим и
семантическим трансформациям. Лингвистическая активность топонимической
лексики проявляется в ее деривационном и фразообразующем потенциале, а
также в наличии топонимических прозвищ.
2. Топонимическая лексика не стоит обособленно от нарицательной
лексики, характеризуясь многими признаками, которые свойственны
нарицательным именам. Как и нарицательная лексика, топонимика
характеризуется процессом семантического варьирования (полисемия,
синонимия, антонимия, гиперонимия, паронимия); словообразования
(различные способы деривации); принципиальной производностью языкового
знака (внутренняя форма топонима и различные типы мотивированности:
морфологическая
и
семантическая);
прагматическим
аспектом
(эмоциональность, образность, оценочность); переносным значением
(метафора, метонимия). Как и вся лексика в целом, топонимическая лексика
подчиняется закону экономии лексических средств, который проявляется в
упрощении топонимических структур, в преобладании однословных топонимов
и в тенденции к сокращению топонимов в разговорной речи.
3. Структура значения топонима принципиально не отличается от
структуры значения нарицательного имени, включая в себя денотативный,
сигнификативный и коннотативный компонент. Различие связано с более
бедным экстенсионалом семантических компонентов и более широким
интенсионалом топонима.
4. Характеризуясь значительной степенью варьирования в пределах
данного территориального варианта, топонимы образуют целостный комплекс
структурно-семантических связей, отличающих его от аналогичных комплексов
в других территориальных вариантах и языках. Поэтому при сходстве общих
черт английская топонимика каждого территориального варианта имеет свою
специфику (этимологическую, хронологическую, мотивационную, структурнословообразовательную, культурологическую).
5. Топонимическая система английского языка характеризуется: а)
антропоцентричностью, что проявляется в соответствующем способе
номинации, который является одним из самых продуктивных, б)
андроцентричностью, что проявляется в доминировании маскуллинного
гендера.
6. Словообразовательная активность топооснов обнаруживает тесную
связь с социальной значимостью денотатов топонимов. Наибольшей
8
словообразовательной продуктивностью обладают макротопонимы, в то время
как для микротопонимов характерна меньшая словообразовательная активность.
7. Топонимические прозвища представляют собой варианты топонимов,
обусловленные функциональной, эмоциональной и социальной нагрузкой. Они
отражают языковую универсалию, которая связана с синонимией вследствие
семантического изнашивания и с проявлением языкотворчества.
8. Изучение вторичной топонимической номинации позволяет выявить
взаимосвязь между объектом номинации и мыслительной деятельностью
человека. Структура топопрозвища образуется при участии трех составляющих:
субъект – объект – номинация.
9. Количество прозвищ географического объекта регламентируется
законом
синонимической
аттракции,
который
объясняет
прямо
пропорциональную зависимость между степенью общественного внимания к
объекту номинации и количеством называющих его синонимов.
Методы исследования. Анализ фактического материала в свете изучаемых
явлений проводится с использованием комплекса лингвистических методов и
приемов. Дескриптивный метод состоит в сборе и систематизации собранных
фактов, в их логическом осмыслении и выявлении определенных
закономерностей. Таксономический метод как вариант дескриптивного метода
применяется для распределения топонимических единиц в определенные
логические классы и подклассы. Этимологический метод, основанный на
диахронном подходе к языку, применяется для таксономии топонимов по их
происхождению. Метод деривационного анализа используется для выявления
словообразовательных, мотивационных и трансформационных моделей
топонимических номинаций. Исследование трансформационного потенциала
топонимов требует также применения системно-динамического анализа,
который
позволяет
установить
типы
изменений
(фонетических,
морфологических, лексических и лексико-семантических) топонимической
лексики в процессе развития. Прагматическая направленность исследования
предусматривает использование функционально-прагматического анализа
топонимических номинаций в качестве продукта познавательной деятельности
человека. Для большей достоверности полученных выводов применяется
метод количественного анализа, с помощью которого выявляются
количественные соотношения между различными категориями топонимов,
обнаруживаются основные закономерности развития топонимических систем
различных территориальных вариантов английского языка.
Обоснованность
и
достоверность
полученных
результатов
обеспечивается: 1) привлечением обширного языкового материала (около 35000
9
топонимических единиц), 2) результатами количественного анализа,
представленных в таблицах и диаграммах, 3) характером исследования.
Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования
изложены в докладах на международных и всероссийских конференциях в
городах: Ульяновск (2011 г.), Уфа (2011, 2013, 2014, 2015, 2016 гг.),
Новосибирск (2014 г.), Казань (2015 г.), Стерлитамак (2015 г.), Вествуд (2014
г.), Киев (2014 г.), Чикаго (2015 г.), а также на заседаниях научных семинаров
кафедры английского языка ФРГФ БашГУ (2014, 2015, 2016 гг.) и на
заседаниях Ученого Совета ФРГФ БашГУ (2014, 2015 гг.). По теме
диссертационного исследования опубликовано 42 научные работы общим
объемом 52,31 печ. листов, в том числе 16 публикаций в журналах,
рекомендованных ВАК, две монографии: «Фразеологизированные топонимы»
(Saarbrücken, LAP LAMBERT Academic publishing, 2011 г., 12 печ. листов),
«Вторичная номинация в топонимике» (Уфа: РИЦ БашГУ, 2014 г., 12,4 печ.
листов), а также «Словарь фразеологизированных топонимов» (Уфа: РИЦ
БашГУ, 2009 г., 14,12 печ. листов).
Структура диссертационного исследования обусловлена его целью и
задачами. Диссертация состоит из введения, четырех глав с выводами,
заключения, списка использованной литературы (344 наименования), списка
справочной литературы (81 наименование), списка сокращений и пяти
приложений. Фактический материал иллюстрируется в таблицах (всего 6) и
диаграммах (всего 22). Объем текста диссертации составляет 402 страницы
(общий объем 461 страница).
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается выбор темы и актуальность выбранной для
исследования проблемы, определяются объект и предмет, цель, задачи и
методы исследования, раскрывается научная новизна диссертационного
исследования, теоретическая и практическая значимость полученных
результатов, формулируются положения, выносимые на защиту.
Первая глава («Топонимическая лексика как подсистема лексикосемантической системы языка») рассматривает процесс становления
топонимики как особой отрасли знаний.
Топонимы представляют собой языковые знаки естественного языка,
обозначающие определенные фрагменты топографического пространства. Эти
языковые знаки образуют систему, которая носит искусственно договорной
характер и называется топонимической системой (топонимикой). Термин
топонимика появился в отечественной литературе в 1920-е гг., позднее,
10
создавая ненужную дублетность, появился конкурирующий термин
топономастика. В настоящее время этот термин употребляется в двух
значениях: 1) раздел языкознания, посвященный изучению географических
названий, 2) совокупность географических названий определенной территории
(Д.Э. Розенталь). Топонимика (топонúмия) определяется следующим образом:
«Отрасль знания, всесторонне изучающая географические названия, их
происхождение, смысловое значение, изменение написания, произношения и
т.д.» (Географический энциклопедический словарь).
Топонимика занимается вопросами возникновения и эволюции
географических названий, исследует их происхождение, определяет ареал
распространения топонимов, изучает функции, значение, структуру
топономинаций, вырабатывает правила орфографии и орфоэпии. Данные
топонимических исследований позволяют: 1) определить территории былого
расселения какого-либо народа; 2) обозначить специфику этногенеза и
этническую принадлежность народов, населявших ту или иную территорию; 3)
дать представление о перемещении народных масс (древние миграции,
колонизации); 4) исследовать взаимовлияние соседних народностей; 5)
проследить историю возникновения населенных пунктов и их первоначальные
функции; 6) выявить особенности древних форм хозяйствования; 7)
обнаружить географию древних транспортных путей; 8) реконструировать
древние ландшафты; 9) восстановить былые ареалы отдельных видов растений
и животных; 10) определить места добычи полезных ископаемых и
существовавших в прошлом промыслов.
Топонимия объединяет географические наименования по определенному
признаку, например по территориальному (топонимия Великобритании,
топонимия США и т.д.), по языковому (английская, русская, французская
топонимия и т.д.), по историческому (кельтский топонимический пласт,
англосаксонский топонимический пласт и т.д.), по хронологическому
(топонимия XX в. и т.д.), etc. Топонимика может быть общей (изучает общие
закономерности топонимии) и частной (изучает характеристики топонимов
конкретного языка), диахронической (изучает топонимию в ее историческом
развитии) и синхронической (рассматривает топонимическую систему в
определенный исторический период). Все эти виды топонимики тесно связаны
между собой.
В целом, топонимика представляет собой сложную (комплексную) научную
дисциплину, которая требует от топонимиста хорошей лингвистической
подготовки, обширных знаний в смежных областях науки (географии, истории,
этнографии, фольклоре, мифологии и т.д.), а также способности вырабатывать
свои собственные аспекты и принципы анализа материала.
11
В данном исследовании под топонимической системой языка понимается
вся совокупность топонимических номинаций территории (собственно
топонимы и топонимические прозвища). Исходя из этого можно заключить, что
значения единиц этой системы, т.е. топонимы, так же сложны, как и значения
нарицательных, поскольку они обладают всеми типами отношений, как и
значения имен нарицательных. В структуре значения топонима ядром служит
денотативный компонент, который указывает на соотнесенность
топонимической номинации с обозначаемым объектом. Периферия
семантической структуры топонима включает как сигнификативный, так и
коннотативный компоненты. Сигнификативный компонент, который связан со
способностью наименования обозначать целый класс объектов, наблюдается в
определенных типах номинаций, в частности в топонимических прозвищах, во
фразеологических единицах с топокомпонентом, в метонимических и
метафорических переносах в значении топонимов. Коннотативный
(прагматический) компонент включает в себя эмоционально-экспрессивную
окраску и оценочность. Эти компоненты отличаются от аналогичных
компонентов значения нарицательных слов. Признавая тот факт, что топоним
обладает как языковым, так и речевым значением, следует указать на его более
узкий экстенсионал и более широкий интенсионал по сравнению с именами
нарицательными; при этом изменение семы, образующей интенсионал,
обусловливает варьирование речевого значения. Кроме языкового и речевого
значения в содержании топонима можно выделить импликационал,
отражающий периферию семантических признаков, окружающих ядро, т.е.
«дальнейшее значение» (в понимании А.А. Потебни) топонима, которое имеет
энциклопедический, а не языковой характер.
Именно эти особенности
значения топономинаций обеспечивают им языковую и речевую специфику,
объединяя топонимы в особую подсистему языка. Таким образом, под
значением топонима понимается не простая связь топонима с конкретным
географическим объектом, а комбинация лингвистической (денотативной,
сигнификативной, коннотативной) и экстралингвистической информации об
объекте и его номинации.
Комплексная типология топонимической лексики требует учета интра- и
экстралингвистических принципов ее выделения: 1) параметрическая
характеристика объекта (гипертопонимы – макротопонимы – регионимы –
микротопонимы), 2) онтологическая характеристика объекта (названия
природных объектов: гидронимы – оронимы – дримонимы – инсулонимы,
названия искусственных географических объектов: хоронимы – ойконимы –
урбанонимы), 3) локализация объекта (свои – «полусвои» – чужие), 4)
мотивационная
характеристика
топонимов
(антропотопонимы
–
12
топотопонимы – этнотопонимы – зоотопонимы – фитотопонимы), 5)
этимологическая характеристика топонимов (исконные – заимствованные –
гибридные),
6)
мотивированность
топонимов
(мотивированные
–
немотивированные), 7) хронологическая характеристика топонимов (архаичные
– живые), 8) структурная характеристика топонимов (простые – производные
монокомпонентные – производные поликомпонентные), 9) топонимическая
полисемия (однодесигнатные – многодесигнатные – пустые), 10) степень
топонимической номинации (первичные – вторичные).
Семантическая связь топонимов между собой может представлять простое
отношение между родовым наименованием (гиперонимом) и видовым
наименованием (гипонимом), например: топоним ↔ инсулоним. Более
сложный тип связи наблюдается при увеличении уровней абстракции (степеней
категоризации), например: топоним ↔ ойконим ↔ астионим; здесь
промежуточный термин (ойконим) служит гипонимом по отношению к роду и
гиперонимом по отношению у виду.
Топонимы английского языка характеризуются ядерной (номинативной)
функцией. Периферия топонимической номинации включает следующие
функции: сигнификативная, характеризующая, кумулятивная, культуроносная,
эмотивная, эстетическая, интенсифицирующая, заместительная, рекламная.
Периферийные функции характеризуют только некоторые топонимы,
актуализируясь в определенных языковых контекстах.
Несмотря на значительную степень языкового варьирования топонимов в
пределах одного территориального варианта, эти единицы языка образуют
целостный комплекс взаимосвязанных элементов, обладающих рядом
структурно-семантических связей, которые отличают данный комплекс от
аналогичных комплексов в других территориальных вариантах и языках. В
частности, топонимическая система каждого из двух территориальных
вариантов английского языка (Великобритании и США) при наличии ряда
общих черт развивается в индивидуальном направлении. При этом
топонимическая система языка характеризуется не только внутриязыковыми
особенностями, но и внешнеязыковыми факторами, такими как
территориальная, этнокультурная, историческая и хозяйственно-экономическая
идентичность.
Семантическая специфика топонимических номинаций состоит в том, что
наряду с номинацией объектов эти имена собственные отражают,
запечатлевают и сохраняют в себе социальные и исторические факторы
развития общества, привнося идеологические послания из прошлого в
настоящее. Эти номинации образуют своего рода «символические памятники,
которые имеют большое влияние на национальную память» (R.A. Grounds).
13
Каждый топоним может рассматриваться как «результат познавательной
деятельности человека, устанавливающего связи между различными
сущностями в окружающем его мире и выражающего эту связь в создаваемом
наименовании» (О.В. Раевская). Кроме того, в топониме прослеживается и
другой тип связи, а именно связь между субъектом (человеком) и объектом
топонимического наречения.
Вторая глава («Топонимия в национальных вариантах английского
языка»)
посвящена
выявлению
этимологических,
структурнословообразовательных и мотивационных особенностей топонимических систем
Великобритании и США. Британская топонимика намного взрослее
топонимики США: самые ранние британские топонимы имеют докельтское
происхождение. Наоборот, топонимика США молода: черты, характерные
именно для американских топонимов, начали складываться в последней
четверти XVIII века.
Результаты количественного анализа топонимов по их происхождению
указывают на сходство исследуемых топонимических систем. В обеих
топонимических системах преобладают исконные номинации (54,2% в
Великобритании, 52,9% в США), заимствованные номинации занимают второе
место (41,2% в Великобритании, 31,5% в США), а наименьшей по количеству
группой являются гибридные номинации (4,6% в Великобритании, 15,6% в
США). В гибридных номинациях достаточно сложно (порой невозможно)
вскрыть исходную этимологию; ср., например, такие номинации как Ruston (OE
or OScand. pers. name + OE tūn), Stourton (Celtic or OE river-name + OE tūn) и т.д.
Заимствованные топонимы Великобритании представлены, главным образом,
номинациями кельтского происхождения (52,3%), вторым по численности
является скандинавский элемент (40,7%), менее всего представлены номинации
латинского происхождения (4%) и нормано-французского происхождения (3%).
Гораздо более высокая степень этимологического варьирования наблюдается
среди
топонимов
США,
что
объясняется
исключительно
экстралингвистическим фактором. Эти топонимы располагаются следующим
образом по степени убывания значимости языкового источника: индейские
языки (52,7%), испанский язык (23,2%), французский язык (9%), греческий
язык (4%), русский язык (2,2%), латинский язык (2,1%), голландский язык
(2,1%), немецкий язык (1,7%), итальянский язык (0,9%), финский язык (0,5%),
шведский язык (0,4%); зафиксированы также топонимы норвежского, датского,
польского, японского, чешского, арабского и армянского происхождения (всего
1,2%).
Топонимическая
система
США
характеризуется
эффектом
межконтинентальной и внутриконтинентальной топонимической миграции.
14
Топонимы «мигрируют» как с территории Великобритании, так и из других
стран; так, в США насчитывается 26 поселений с названием Moscow; кроме
того, этот топоним встречается в названиях районов (Borough of Moscow),
горных вершин (East Moscow Mountain), парков (Moscow State Game Refuge),
заливов (Moscow Bay), рек (Moscow Brook), озер (Moscow Pond), водохранилищ
(Moscow Reservoir), источников (Burning Moscow Spring), долин (Moscow
Canyon), зданий: гостиниц (Hotel Moscow), церквей (Moscow Church), школ
(Moscow Elementary School), баров (Moscow Bar), почтовых отделений (Moscow
Post Office), аэропортов (Moscow Regional Airport), полицейских участков
(Moscow Police Department), шахт (Burning Moscow Mine) и т.д. (всего 172)
Транстопонимизация (внутриконтинентальная миграция) наблюдается в
пределах государственной территории США: Bowling Green (штат Кентукки) ←
Bowling Green (штат Вирджиния); Bristol (штат Огайо) ← Bristol (штат
Коннектикут); California (штат Пенсильвания) ← California (название штата) и
т.д. Топоним-мигрант может осложняться структурно, например, Barrington →
Great Barrington, Tisbury → West Tisbury, Greenwich → East Greenwich,
Philadelphia → New Philadelphia и т.д. Эти и другие примеры свидетельствуют
о проявлении топонимической полисемии, использовании готового топонима
для обозначения разных географических объектов. Это явление, характерное
для американской топонимики, наблюдается как среди исконных номинаций
типа London, Cambridge, Oxford, так и среди заимствованных номинаций типа
Moscow, Paris, Rome. При этом топонимические полисеманты могут
представлять различные классы географических объектов, например,
Washington (штат, город, округ, гора, остров, парк, озеро, шахта), Mississippi
(река, штат, округ, город, подводный каньон).
По своей структуре топонимы делятся на простые и производные, при этом
производные
могут
быть представлены
монокомпонентными
или
поликомпонентными номинациями. Сравнительный анализ показывает
преобладание монокомпонентных производных в британской топонимике
(53,2%) в отличие от американской топонимии, в которой предпочтение
отдается простым номинациям (50%). Диахронически производные топонимы
подразделяются на три основные группы: топонимы, произошедшие 1) от
названия рода, жителей, племени или народности, проживающих на этой
территории, 2) от вида жилища или местообитания, 3) от топографического
термина.
Топонимы первой группы (этнотопонимы) наименее распространены в
британской топонимической системе, например, графство Essex обозначает
«территорию восточных саксов» (OE ēast + Seaxe); графство Sussex
расшифровывается как «территория южных саксов» (OE sūth + Seaxe); древнее
15
англосаксонское королевство Wessex – «территория западных саксов» (OE west
+ Seaxe); а историческое графство Англии Middlesex имеет значение
«территория средних саксов» (OE middel + Seaxe) и т.д. Во второй группе
наиболее
широко
представлены
топоформанты
англосаксонского
происхождения: tūn «огороженная земля, ферма, деревня», hām «ферма,
деревня, поместье, имение; земля, окруженная водой, болотами или
возвышенностями», burh «укрепленное место, крепость»; скандинавского
происхождения: bý «усадьба, деревня, поселение», thorp «второстепенное
поселение, зависимая отдаленная ферма или деревушка», toft «участок дома
или здания, участок, прилегающий к дому, усадьба»; ирландского
происхождения: baile «усадьба, ферма, деревня, погост», cill «церковь,
кладбище», dún, dùn «крепость, замок», ráth «форт»; валлийского
происхождения: llan «кладбище, церковь», tre(f) «поместье, усадьба, деревня»,
caer «форт, крепость»; кельтского происхождения: eglęs «римско-британская
христианская церковь». Третья группа, объединяет элементы, представляющие
собой топографические термины (река, озеро, брод, гора, хребет, поле, роща,
лес, земля, парк, долина и т.д.). Было выявлено 212 топоформантов такого типа,
самыми продуктивными среди которых являются англосаксонские элементы:
lēah «лес, поляна, пастбище, луг», ford «брод, пересечение реки», dūn «холм»,
feld «открытая местность, земля», worth worthig(n) «огороженные обширные
земли», halh «участок земли (в ложбине, на болоте или у реки)», burna «река,
поток», stān «камень, скала», denu «долина», ēg, īeg «остров, мыс», hyll «холм»,
mōr «болотистая земля», wudu, widu «лес».
Таким образом, анализ исследуемого материала позволяет заключить, что
наиболее заметный след в британской топонимии оставило завоевание
Великобритании германскими племенами, так как топонимы англосаксонского
происхождения суть самые многочисленные и распространенные. В более
ранний период преобладают элементы природно-географического характера
(топографические термины), в то время как топонимы более позднего периода
связаны с различными строениями и развитием промышленности.
В отличие от британской топонимики большинство аффиксальных
производных в американской топонимии представляют собой готовые
номинации, перенесенные из Великобритании. Простые топонимы
представлены, в основном, существительными [N], реже встречаются
прилагательные [Adj], глаголы [V] и наречия [Adv]. Производные топонимы
представлены, прежде всего, субстантивными моделями: I. [N+N]: 1) ИН + ИН
[N com + N com], например: Lake Solitude; 2) ИН + ИС [N com + N pro], например:
Lake Jones; 3) ИС + ИН [N
pro
+ N
com],
16
например: Newman Peak; 4) ИС в
притяжательном падеже + ИН [N pro.pos + N com], например: Marshall's Airport; 5)
ИН в притяжательном падеже + ИН [N
II. [Adj+N] 1) прил. + ИН [Adj + N
com.pos
com],
+N
com],
например: River's Edge;
например: Long Lake; 2) Прил. + ИС
[Adj + N pro], например: West Lincoln; 3) ИН + прил. [N com + Adj], например:
Camp Quiet; III. [Numeral + N]: 1) количественное числительное +
существительное [Numeral cardinal + N], например: Twentyseven Pass; 2)
порядковое числительное + существительное [Numeral ordinal + N], например:
First Lake. Реже производные топонимы представлены глагольными моделями:
I. [V + N]: 1) причастие настоящего времени + существительное [Part.I + N],
например: Running Deer; 2) причастие прошедшего времени + существительное
[Part.II + N], например: Broken Arrow; II. [V + Pron], например: Pity Me.
Внутренняя форма производной мотивированной номинации может
включать в себя либо родовой признак (идентификатор), либо видовой
признак (модификатор), либо то и другое вместе (С.Г. Шафиков).
Идентификатор может быть представлен ойконимическими (Kansas City),
хоронимическими (State of Arizona), урбанонимическими (Broadway Bridge),
гидронимическими
(Black
River),
оронимическими
(Grizzly
Peak),
дримонимическими (Meadow Wood) и дромонимическими (Hurricane Trail)
терминами. Модификатор представлен посессивными, локативными и
квалитативными элементами. Номинации, содержащие посессивные или
«принадлежностные» модификаторы включают в себя три подвида: 1)
топонимические
модификаторы,
указывающие
на
принадлежность
определенному
географическому
объекту
(Florida
Passage);
2)
антропонимические модификаторы, образованные от имен, фамилий и прозвищ
основателей поселений или их хозяев, владельцев и открывателей
географических объектов, а также мемориальные названия, в которых
увековечена память об исторических личностях (Bering Strait); 3)
этнонимические модификаторы, представляющие наименования народов,
племён и национальностей (Wichita Falls). К локативным модификаторам
относятся
топокомпоненты,
указывающие
на
месторасположение
географического объекта: 1) относительно сторон света (East Pass); 2)
относительно какого-либо другого объекта, т.е. модификатор представляет
собой топонимический термин (Hills Island). Квалитативные модификаторы
характеризуют географический объект со стороны присущих ему свойств и
качеств (величины, протяженности, формы, цвета, флоры и фауны и др.) (Long
River).
Кроме того, в содержательную структуру топонима может включаться
прагматическая характеристика (коннотация). Непосредственно выраженная
17
коннотация
характеризует
значения
немотивированных
топонимов,
опосредованно выраженная коннотация определяет значения структурно и/или
семантически
мотивированных
топонимов.
Коннотативные
семы
(экспрессивность, эмоциональность, оценочность) взаимосвязаны и
взаимообусловлены; при этом преобладают положительно маркированные
номинации (81%), что объясняется стремлением номинатора присвоить
названию географического объекта положительные ассоциации.
Процесс языковой номинации представляет собой вербализацию
мыслительного процесса, который направлен на освоение окружающей
действительности с целью выявления общих и отличительных признаков. С
семантической точки зрения всю топонимическую лексику английского языка в
зависимости от характера мотивационного признака, на основе которого
формируется топоним, можно подразделить на следующие группы: 1)
ландшафтные топонимы (Riverwood), 2) пространственные топонимы (Close
Lake), 3) топонимы, отражающие климатические условия и природные явления
(Cold Bay), 4) антропотопонимы (Columbus), 5) этнотопонимы (Essex), 6)
топонимы, отражающие профессии, ремесла и род деятельности людей
(Teachers Island), 7) топонимы, отражающие промышленность и полезные
ископаемые (Copper Run), 8) топонимы, отражающие социальный статус
человека (Baron Creek), 9) топонимы, содержащие части человеческого тела
(The Forehead), 10) религиозные топонимы (Islamorada), 11) мифотопонимы
(Avalon), 12) фитотопонимы (Dandelion Canal), 13) зоотопонимы (Crocodile
Lake), 14) топонимы, отражающие искусственно созданные географические
объекты (Bell Factory), 15) топонимы, отражающие различного рода события и
мероприятия (Starved to Death Creek), 16) топонимы, отражающие абстрактные
понятия (Liberty), 17) топонимы, произошедшие от неодушевленных
существительных (Stamps), 18) топонимы, содержащие характеризующий
компонент (Moaning Cave).
Таким образом, в основу топонимической номинации ложатся различные
мотивационные признаки географических объектов, при этом актуализируется,
как правило, один признак (реже несколько признаков), в то время как
остальные признаки топообъекта игнорируются. Познавая окружающий мир,
языковая личность подразделяет информацию на значимую и незначимую.
Актуализирующийся мотивационный признак топономинации является
наиболее значимым, существенным и важным для языковой личности в момент
имянаречения географического объекта.
Английская топонимическая система характеризуется антропо- и
андроцентричностью, то есть проявлением человеческого фактора и
преобладанием мужского начала в топонимах. Соответствующие номинации
18
(антропотопонимы) включают в себя мемориальные названия, например, в
честь выдающихся мореплавателей и путешественников (Columbus, Hudson
River, Humboldt River), аристократов (Georgia, Maryland, New York),
политических деятелей и военачальников (Washington, Adams, Franklin County),
деятелей науки и культуры (Verdi, Voltaire, Dickens, Mount Einstein, Picasso
Park), святых (Saint Terese, Saint Pauls, Saint Michael), мифических героев
(Hercules, Achilles, Orpheus), а также патронимические названия, образованные
от имен и фамилий рабочих, торговцев, врачей (Annut, Alzada, Ava, Johnson). В
целом, антропотопонимы составляют 23,5% всех топонимов Великобритании и
22,3% топонимов США. Однако, как справедливо отмечает А.С. Щербак,
антропоцентризм в ономастике не сводится только к номинативным процессам,
а рассматривается гораздо шире – как мировоззренческая категория; в
сущности, антропоцентризм является не только свойством концептосферы
онимов, но и одним из главенствующих принципов ее организации,
определяемом отношениями языка и сознания человека (А.С. Щербак). Также
анализ фактического материала позволяет сделать вывод об андроцентрической
направленности английской топонимики, поскольку мужские имена и фамилии
топонимизируются чаще, чем женские (85% мужских имен в американской и
95% в британской антропотопонимике).
Третья глава («Трансформационные и деривационные возможности
английской топонимической лексики») посвящена исследованию процессов
фонетической, морфологической, лексической, структурной и семантической
трансформаций топонимов в процессе развития. Как и нарицательная лексика,
топонимическая
лексика
английского
языка
характеризуется
парадигматическими связями в семантике (полисемия, синонимия, антонимия,
гиперонимия, паронимия). Сходство между проприальной и апеллятивной
лексикой проявляется также в законе экономии лексических средств,
представленных главным образом однословными лексемами, а также моделями
упрощения и свертывания топонимических структур.
Действие
внеязыковых
и
языковых
факторов
отражается
в
трансформациях топонимических структур (фонетической, морфологической,
синтаксической и семантической). Трансформация проявляется в таких
изменениях как утрата, добавление, замещение элементов номинаций, либо в
комбинации этих изменений, например: утрата фонем (Denestone → Denstone),
утрата морфем (Simplingham → Shimpling), утрата лексем (La Rededich →
Redditch); добавление фонем (Beaumont фр. [bL'mõ] → англ. ['bqVmPnt]),
добавление морфем (Dolling → Dollingstown), добавление лексем (Garvellan →
Garvellan Rocks); замена фонем (Dodinctun → Diddington), замена морфем
(Gravesham → Gravesend), замена лексем (King’s Ferry → Queensferry). В
19
процессе своего исторического развития топоним может претерпевать разные
изменения, например, добавление и утрату (Berwardeston → Burnstounnes →
Borrowstownness → Bo'ness). Замена топонимического элемента или всей
топономинации обусловлена процессом переименования географического
объекта, активизация которого наблюдается в период разрушения старых и
образования новых государств.
Трансформация приводит к упрощению или усложнению модели.
Упрощение проявляется в слиянии (Florala ← Florida + Alabama), усечении (Los
Angeles → Los), аббревиации (NY ← New York).
Слияние (контаминация) как специфический вид сокращения номинации с
последующим стяжением элементов (агглютинацией) занимает особое место в
качестве средства образования топонимов. Контаминированные слова, так же,
как и сложные, отражают тенденцию к универбализации и рационализации
языка,
демонстрируют
различную
степень
расчлененности
и
мотивированности. При этом степень их расчлененности и мотивированности
ниже, чем у сложных слов, что объясняется наличием скрытых отсеченных
компонентов. Топонимические контаминанты могут быть представлены
следующими моделями: 1. ИН+ИН (Mandaree ← Mandan + Hidatsa +
Arickaree, названия трех племен); 2. ИН+ИС (Copperreid ← copper «медь» +
John T. Reid); 3. ИС+ИН (Macy ← Omaha + agency); 4. ИС+ИС (Oklarado ←
Oklahoma + Colorado). Последняя группа (проприальные контаминированные
номинации) представляет собой стяжения различных классов онимов, которые
представлены следующими моделями: антропоним + антропоним (Wimauma
← Willie + Maud + Mary, имена местных женщин; топоним + топоним
(Kenova ← Kentucky + Ohio + Virginia, названия штатов); антропоним +
топоним: (Arizola ← Arizona + Ola Thomas, название штата + имя дочери
первого поселенца); эргоним + эргоним (Borosolvay ← Pacific Coast Borax Co. +
Solvay Co., названия двух фирм, которые основали город); топоним + эргоним
(Wyarno ← Wyoming + Arno, название штата + название железной дороги);
антропоним + зооним (Cuyuna Range ← Cuyler Adams + Una, исследователь +
его собака).
Наиболее
продуктивной
моделью
образования
проприальных
контаминированных топонимов является модель антропоним + антропоним
(63,3%), что подтверждает антропоцентрическую направленность топонимики
английского языка.
Со структурной точки зрения контаминированные проприальные топонимы
можно подразделить на три класса: 1) топонимы, состоящие из двух целых
имен собственных (ЦИС + ЦИС); 2) топонимы, состоящие из целого имени
собственного и части имени собственного (апокопа – усечение финальной
20
части ИС, синкопа – усечение середины ИС, аферезис – усечение начальной
части ИС, смешанный тип) (ЦИС + ЧИС); 3) топонимы, состоящие из двух или
более частей имен собственных (ЧИС + ЧИС).
I. Бленд-топонимы первой группы состоят из двух имен собственных
(топоним или антропоним) целиком (ЦИС + ЦИС): Annelly KS (Ann + Ellie,
жена и дочь чиновника железной дороги).
II. Бленд-топонимы второй группы строятся по моделям: ЦИС + ЧИС и
ЧИС + ЦИС. ЦИС + ЧИС: ЦИС + АПОКОПА + АПОКОПА: Ethanac CA
(Ethan A. Chase, землевладелец); ЦИС + АПОКОПА + СМЕШАННЫЙ ТИП:
Claycomo MO (Clay County + аббревиатура Missouri, MO); ЦИС + АФЕРЕЗИС:
Cynthiana KY (Cynthia + Anna, дочери помещика); ЦИС + СМЕШАННЫЙ
ТИП: Adamana AZ (Adam Hanna, скотовод). ЧИС + ЦИС: АПОКОПА + ЦИС:
Andale KS (Anderson + Dale, два основателя города); АПОКОПА + АПОКОПА
+ ЦИС: Arbyrd MO (A.R. Byrd, землевладелец); СИНКОПА + ЦИС: Alanreed
TX (Allen + Reed, строители местной железной дороги).
III. Бленд-топонимы третьей группы строятся по модели ЧИС + ЧИС:
АПОКОПА + АПОКОПА (в некоторых случаях объединяются три и более ИС с
усечением финальной части): Alcan Harbor AK (Alaska + Canada); АПОКОПА +
АПОКОПА + СИНКОПА: Delmarva Peninsula (Delaware + Maryland +
Virginia,); АПОКОПА + АПОКОПА + АФЕРЕЗИС: Almanor Lake CA (Alice,
Martha and Elinore, дочери президента энергетической компании, которая
строила дамбу, чтобы создать озеро); АПОКОПА + СИНКОПА: Calistoga CA
(California + Saratoga); АПОКОПА + СИНКОПА + СИНКОПА: Ovapa WV
(Ohio + Virginia + Pennsylvania); АПОКОПА + АФЕРЕЗИС: Arkoma OK
(Arkansas + Oklahoma); АПОКОПА + СМЕШАННЫЙ ТИП: Delanco NJ
(Delaware River + Rancocas Creek); СИНКОПА + АПОКОПА: Latex TX
(Louisiana + Texas); СИНКОПА + СИНКОПА: Oceana WV (Ocie Anna Cooke);
СИНКОПА + АФЕРЕЗИС: Anarene TX (Anna Laurene Graham); СИНКОПА +
СМЕШАННЫЙ ТИП: Mayette KS (Mary Henrietta Lunger, умершая дочь
основателя города); АФЕРЕЗИС + АПОКОПА: Lenwood CA (Ellen Woods, жена
основателя города); АФЕРЕЗИС + АФЕРЕЗИС: Dinber SC (Hardin + Barber, a
житель и его жена); АФЕРЕЗИС + АФЕРЕЗИС + СМЕШАННЫЙ ТИП: Isle of
the Mohawks NY (The Somo + The Tomahawk + The Wisconsin, реки);
СМЕШАННЫЙ ТИП + АПОКОПА: Moark MO (Missouri + Arkansas);
СМЕШАННЫЙ ТИП + АФЕРЕЗИС: Linchester MD (Caroline + Dorchester).
Таким образом, наиболее продуктивными моделями образования
контаминированных проприальных топонимов являются модели: апокопа +
апокопа (28,5%), апокопа + аферезис (20,2%), апокопа + ЦИС (12,5%), ЦИС +
ЦИС (12,5%). В некоторых случаях наблюдается частичное наложение одной
21
или нескольких морфем, например, Julian (Julia + Ann), Indiatlantic Beach
(Indian River + Atlantic Ocean), а также замена и добавление морфем при
образовании бленд-топонимов, например, Annelly (Ann + Ellie), Dalkena (Dalton
+ Kennedy).
В сокращенных формах хоронимов преобладают концевые усечения: 42,5%
(США), 71% (Великобритания); срединные усечения свидетельствуют о
существенном различии между территориальными вариантами: 37,5% (США),
10,5% (Великобритания). Комбинирование усечения (концевое + срединное)
представлено приблизительно одинаково в обеих рассматриваемых группах
топонимов: 20% (США), 18% (Великобритания). Усложнение проявляется,
главным образом, за счет добавления уточняющего компонента: Derry +
London → Londonderry; London + old → Old London. В процессе своего
развития топонимическая структура может проходить несколько ступеней
усложнения, от простой к сложной и от сложной к составной: Torp →
Geytonthorp → Gayton Thorpe.
Как и вся лексика английского языка, топонимическая лексика
характеризуется наличием межсистемных и внутрисистемных языковых связей,
что проявляется в частности в переходе топонимов из одной категории в
другую. Межкатегориальная трансформация (экзогенный уровень)
осуществляется в двух направлениях: 1) топонимизация (переход имен
нарицательных в топонимы), 2) апеллятивация (переход топонимов в имена
нарицательные). Внутрикатегориальная трансформация (эндогенный уровень)
представляет собой процесс трансонимизации, который осуществляется в двух
направлениях: 1) переход других классов имен собственных в топонимы; 2)
переход топонимов в другие классы имен собственных. Таким образом,
межкатегориальная трансформация представлена моделью топоним ↔
апеллятив; внутрикатегориальная трансформация представлена моделью
топоним ↔ оним (имя собственное). Эти процессы свидетельствуют об
активном взаимодействии нарицательных и собственных имен; при этом
трансформация может сопровождаться семантическим сдвигом, ослабляющим
связь между производной и производящей единицами. Индивидуализирующая
функция нарицательного способствует ее переходу в разряд имен собственных.
В целом, топонимизация представляет собой универсальную закономерность,
связанную с образованием топонимических номинаций на базе имен
нарицательных. Сигнификативная функция топономинации позволяет ей
переходить в разряд имен нарицательных. Этот процесс (апеллятивация или
деонимизация) происходит в результате приобретения топографическим
объектом определенной известности в связи с его природной уникальностью
или имевшим место историческим событием, прославившим данный объект.
22
При аффиксальной и безаффиксальной апеллятивации топонимов выявляются
следующие когнитивные модели семантической деривации: «топоним →
индустрия», «топоним → изделие», «топоним → продукт», «топоним →
химический элемент», «топоним → явление», «топоним → вид деятельности»,
«топоним → действие», «топоним → качество», «топоним → абстрактное
понятие», «топоним → событие», «топоним → учреждение», «топоним →
человек», «топоним → национальность», «топоним → язык». При
трансонимизации топонимов выявляются следующие модели: «топоним →
антропоним», «топоним → астроним», «топоним → эргоним», «топоним →
зооним», «топоним → фитоним», «топоним → топоним».
Переход топонимов в имена нарицательные «в чистом виде» (без каких
либо изменений) наблюдается редко, в основном этот процесс осуществляется с
помощью морфологической деривации. Как правило, значимость денотата
топонима влияет на словообразовательные возможности топонима, т.е. чем
известнее
топографический
объект,
тем
большую
степень
словообразовательной активности проявляет соответствующая номинация:
London → Londoner «житель Лондона», London → Londonian «житель
Лондона», London → Londonese «лондонский говор, лондонское просторечие»,
London → Londonish, Londonesque, Londony «лондонский», London →
Londonism «лондонский обычай», London → Londonology «история и
топография Лондона», Londonology → Londonologist «человек, занимающийся
изучением истории и топографии Лондона», London → Londonize «быть
похожим на лондонца, вести себя как житель Лондона», Londonize →
Londonization «лондонизация, процесс превращения в жителя Лондона».
Одним из очевидных примеров апеллятивации, в основе которой лежит
морфологическая деривация, является переход топонимов в этнонимы (84%) и
катойконимы (97,4%). Можно отметить ограниченное количество
этнонимических и катойконимических аффиксов по сравнению с аффиксами,
образующими имена нарицательные. Самым продуктивным суффиксом
является суффикс -an (Chicago → Chicagoan, Miami → Miamian, San Diego →
San Diegan). В некоторых случаях суффикс -an присоединяется к корню с
помощью соединительной гласной i: (Birmingham → Birminghamian, Boston →
Bostonian, Washington D.C. → Washingtonian). При образовании катойконимов
также используются топонимообразующие суффиксы: -er (Cleveland →
Clevelander, Detroit → Detroiter, Edinburgh → Edinburger), -ite (Austin →
Austinite, Dallas → Dallasite, Reading → Readingite), -o (Los Angeles →
Angeleno); -ster (Birmingham → Birminghamster).
Некоторые катойконимы образуются путем добавления разных суффиксов
к одной топооснове, например: Birmingham → Birminghamian, Birminghamster;
23
Dallas → Dallasite, Dallasonian; London → Londoner, Londonian; либо
используется суффиксальный способ образования катойконимов и
супплетивизм, например: Sunderland → Sunderlander, Mackem; New York City →
New Yorker, Big Appleite, Gothamite, Knickerbocker; либо безаффиксальная
транспозиция и супплетивизм, например: Slough → Slough, Sluff. Такая
катойконимическая вариативность, т.е. наличие вариантов наименований
жителей, производных от названия одного населенного пункта,
обусловливается рядом лингвистических и экстралинвистических факторов,
таких как традиционное употребление катойконима, разнообразие
суффиксальных
моделей
катойконимических
образований,
фономорфологические характеристики производящего топонима, а также его
языковое происхождение. В тот или иной период исторического развития
английского языка эти факторы оказывают различное влияние на процесс
образования катойконимов.
Словообразовательная активность топооснов обнаруживает тесную связь с
социальной
значимостью
денотатов
топонимов.
Наибольшей
словообразовательной продуктивностью обладают макротопонимы, в то время
как для микротопонимов характерна меньшая словообразовательная
активность.
Важная коммуникативная роль топонимики в лексической системе языка
проявляется в языковой игре, которая объединяет приемы фонетической,
графической, морфологической, лексической и семантической трансформации
топонимической лексики. Топонимическая языковая игра строится на
употреблении паронимов, омофонов, омонимов и многозначных номинаций.
при употреблении топонимических паронимов, где обыгрывается семантика,
появляется новый смысл и наблюдается семантическая трансформация,
например: Alaska → Alas «увы». Согласно функционально-семантической
классификации паронимов исследуемый материал можно подразделить на
пары, основанные на графической (визуальной) и фонологической паронимии.
Графическими считаются паронимы, близость между которыми
проявляется только в письменной, воспринимаемой зрительно форме (В.В.
Елисеева). Визуальная паронимия связана с капитализацией букв, изменением
последовательности, сокращением, пунктуацией и имеет особую ценность для
обнародования в печати. Иногда визуальная паронимия малозаметна (Iowa →
I.O.U.WA, Ohio → eHIO, Idaho → doh, Utah → aargh).
Фонологические паронимы подбираются не только по звукографической
оболочке, но и с учетом их семантики, работающей на идею композиции:
Connecticut → Creditcutt (образованное от слова credit «кредит, долг»); North
Dakota → North Debtquota (по аналогии со словами debt «долг» и quota
24
«квота»); Hampshire → No Hopeshire «безнадежность» и т.д.. Языковая игра
может реализовываться путем перестановки сегментов (анаграммы) (Texas →
Taxes «налоги»); путем добавления сегментов (Arizona → Aridzona «засушливая
зона»); путем усечения сегментов топонима (Nevada → Nada (исп.) «ничто»).
Некоторые топонимы представляют собой анаграммы (перестановки букв или
звуков в слове), например, Neola, город в Западной Вирджинии ← Olean, город
в штате Нью-Йорк, Windber ← E.J. Berwind, главный акционер угольной
компании; анáнимы (написание слова в обратном порядке), например, Remlap
← Palmer, название ж/д станции, Remlig ← Gilmer, местный лесоруб, Sarben ←
первые шесть букв названия штата Небраска (Nebraska), палиндромы (слова,
одинаково читающиеся в обоих направлениях), например, название
населенного пункта в штате Западная Вирджиния Okonoko. Являясь плодом
народного творчества, топонимические номинации, а также топонимические
фразеологизмы, образованные с помощью языковой игры, всегда нацелены на
достижение комического эффекта. Они имеют широкое хождение в народе и
используются писателями для создания образной и экспрессивноэмоциональной характеристики предмета, явления или действия.
На лингвистическую активность топонима указывает также его
способность вхождения в состав устойчивых словосочетаний, в которых
топоним выступает носителем культурно-исторической информации. Таким
образом, помимо идентификации объекта в пространстве, топоним в составе
фразеологических единиц выполняет символическую и аксиологическую
функции, например, Tom O’Bedlam «сумасшедший, безумный». В Англии с
XVII в. Бедламом называют любой сумасшедший дом, позднее это слово стало
употребляться в значении крайней неразберихи и беспорядка (ойконим
Bethlehem → ойкодомоним Bedlam → апеллятив сумасшедший дом →
апеллятив неразбериха, беспорядок).
Среди
фразеологических
единиц
с
компонентом
топонимом
обнаруживаются: 1) фразеологические сращения (немотивированные ФЕ,
идиомы), например, to go to Bath «попрошайничать»; 2) фразеологические
единства (образно-мотивированные ФЕ, основанные на метафорическом
переносе), например, set the Thames on fire; 3) фразеологические сочетания
(устойчивые сочетания слов, в которых имеются слова как со свободным
употреблением, так и со связанным), например, Paddington fair; 4)
фразеологические выражения (семантически членимые ФЕ, состоящие целиком
из слов со свободными значениями), например, England’s difficulty is Ireland’s
opportunity.
Анализ английских фразеологических единиц с компонентом-топонимом
позволяет заключить следующее: 1) основная характерная черта
25
фразеологических единиц с компонентом-топонимом состоит в их
деонимизации; 2) топонимы в составе фразеологизмов выполняют функцию
обобщения; 3) важным условием включения топонима в структуру
фразеологизма является его коммуникативно-историческая значимость; 4)
среди анализируемых фразеологизмов преобладают единицы с выраженным
национально-культурным компонентом, который характеризует повседневную
(общественную, экономическую, политическую, производственную) жизнь
носителя данной культуры; 5) источниками национально-культурных
фразеологических единиц с топонимами являются: социально-исторические
события, например, meet one's Waterloo «потерпеть поражение» (в результате
разгрома при Ватерлоо наполеоновская империя потерпела окончательное
крушение); народное творчество, например, have kissed the Blarney stone «быть
льстецом, иметь способность разговорами склонить девушку к половой
близости» (согласно народной легенде, камень возле замка Бларни в Ирландии
дает такую способность тому, кто его поцелует); литературные источники,
например, Canterbury story (tale) «детская сказка, вымысел, басня» (намек на
«Кентерберийские рассказы» Джефри Чосера); повседневная общественноэкономическая жизнь людей, например, merit Dunmow flitch «состоять в
счастливом браке» (согласно старинному обычаю, сохранившемуся в городке
Данмоу, графство Эссекс, каждая супружеская пара получает копченый свиной
окорок, если супруги не ссорились целый год); к этой же группе относятся
выражения, обозначающие наркотики, алкогольные напитки и болезни,
например, California turnarounds «амфетамины», Bristol cream «херес»,
Newcastle disease «атипичная чума», а также выражения, источником которых
явился растительный и животный мир, например, Cambridge oak «ива», Jack of
Dover «морской язык (рыба)». Источниками межкультурных фразеологических
единиц с топокомпонентом являются различного вида заимствования:
библейские заимствования, например, the tower of Babel «вавилонская башня,
смешение языков, шум, суматоха»; мифологические заимствования, например,
pile Ossa on Pelion «без надобности усложнять, заниматься ненужным делом»;
заимствования из других источников и языков (преимущественно из
латинского и французского), например, the land of Cockaigne «Лондон и его
окрестности, страна изобилия и праздности, рай земной» (франц. Pays de
Cocagne); 6) значительная часть топонимов характеризуется стилистической
маркированностью; 7) семантика рассматриваемых фразеологизмов отражает
ментально-культурологическую оппозицию «свой – чужой», которая имеет
асимметричный характер: в основном лексикализуются «свои» топонимические
объекты; преобладание «своих» топонимов в составе ФЕ (68%) является
результатом вполне естественного и закономерного процесса, так как язык
26
выражает внеязыковые явления, которые имеют коммуникативно-большую
значимость; следовательно, чем важнее и значительнее топонимический
объект, тем «охотнее» язык лексикализует его. Из этого можно заключить, что
лексическая аттракция сильнее проявляется в отношении «своих»
географических объектов, которые являются более привлекательными для
фразеологизации, чем «чужие»; 8) «своя» культура характеризуются обычно
положительной оценкой, в то время как в «чужой» культуре фиксируется
преобладание отрицательной коннотации; таким образом, оппозиция «свой –
чужой» коррелирует с оппозицией «хороший – плохой»; 9) в качестве
компонентов фразеологических единиц с топонимом, представлены: ойконимы,
хоронимы, урбанонимы, гидронимы и оронимы; 10) фразеологизируются
преимущественно гипер- и макротопонимы, которые не только выполняют
основную
адресную
функцию,
но
и
обладают
наибольшей
экстралингвистической обусловленностью; наиболее продуктивными среди них
являются ойконимы и хоронимы.
Топонимические номинации любого языка характеризуются высокой
степенью устойчивости и – в большинстве случаев – безэквивалентностью.
Английские топономинации могут передаваться на другой язык, с иной
системой письменности (в настоящем исследование речь идет о передаче
английских топонимов на русский язык) следующими способами: 1)
Транслитерация. Письменная форма топономинации передается без учета
произношения, при этом каждый графический символ или сочетание символов
в языке-источнике заменяется соответствующим символом или сочетаниями
символов в языке-приемнике, например, Derby ['dRbI] → Дерби, Dorset ['dLsIt]
→ Дорсет, Las Vegas [lRs 'veIgqs] → Лас-Вегас. При транслитерации топонимов
используются специальные буквы, знаки, диакритики или другие маркеры.
Основным преимуществом транслитерации является ее обратимость, т.е.
возможность восстановить (реконструировать) оригинальное географическое
название в языке-источнике. 2) Транскрипция. Этот способ применяется, если
чистая транслитерация невозможна из-за несовпадения алфавитов, при
необходимости передать звучание слова. Фонетическая форма топономинации
передается с учетом ее оригинального произношения, например, Brough [brAf]
→ Браф, Durham ['dArqm] → Дарем, Raleigh ['rLlI] → Роли, Woolwich ['wVlIG]
→ Вулидж. В строгом смысле слова транскрипция «передаёт не оригинальное
произношение слова, а только приблизительное, осуществляемое звуковыми
средствами заимствующего языка» (Л.Р. Зиндер). Основным преимуществом
транскрипции является возможность произнести иностранную топономинацию
максимально приближено к произношению в языке-источнике. В настоящее
27
время для передачи английских топонимов на русский язык предпочтение
отдается практической транскрипции, которая объединяет в себе элементы
транскрипции и транслитерации, т.е. учитывает письменную форму и
произношение топонимических номинаций (Bower ['baVq] → Бауэр, Sewer
[sjVq] ['sOVq] → Сьюр, Соуэр, Worthing ['wE:DIN] → Уэртинг). С помощью
практической транскрипции передаются 65,7% английских топонимов. Одним
из
недостатков
транскрипции
является
ее
необратимость,
т.е.
транскрибированный вариант топонима в языке-приемнике не обязательно даст
оригинальное название в языке-источнике при ретранскрипции. 3) Перевод
(калька). Географическое название может – в определенных случаях (если
исходный топоним обладает ясной внутренней формой) – дословно
переводиться на заимствующий язык. Кальки при передаче английских
топонимов
составляют
31,5%.
Мотивированные
поликомпонентные
производные топономинации, как правило, содержат родовой элемент, который
представляет собой слово с лексическим значением (гора, река, озеро, город,
штат и т.д.), и видовой элемент, который может быть любым словом, с
лексическим значением или без него. При переводе топонимических
номинаций изменяется форма, но сохраняется этимология, следовательно,
такое видоизменение топонимов можно рассматривать как еще один вид
трансформации. Такого рода топонимические номинации могут иметь
следующие варианты перевода: 1) составной топоним переводится полностью,
например, Great Salt Lake → Большое Солёное озеро, Death valley → Долина
Смерти; 2) составной топоним переводится частично (полукалька). Чаще всего
переводу подвергается видовой элемент, такой как: new, old, great, big, lower,
upper, south, north, east, west, например, New Orleans → Новый Орлеан, Great
Britain → Великобритания, Upper East Side → Верхний Ист-Сайд. Крайне редко
встречаются случаи перевода родового элемента топонимической номинации,
например, North Port → Норт-Порт, South Park → Саут-Парк, North Park →
Норт-Парк, Middle Park → Миддл-Парк. Видовой элемент топонимов в данном
случае совпадает с транслитерированной формой, однако рассматривается в
качестве перевода, так как он обладает лексическим значением в русском
языке. Родовой элемент может быть подлинным или ложным. Например, в
топономинации Magnolia River родовой элемент является подлинным, так как
это действительно название реки, в то время как в номинации Little River
видовой элемент является ложным, так как это не река, а населенный пункт в
штате Алабама. Реже всего переводу подвергаются микротопонимы (названия
улиц, кварталов, площадей, рынков, зданий и т.д.). Такого рода топономинации,
как правило, транскрибируются. Смысловой перевод таких географических
28
названий, то есть раскрытие их внутренней формы, противоречит
существующим тенденциям и нормам топонимики. 4) Традиционное название
(экзоним). Топоним передается «другим» названием, отличающимся от
оригинальной номинации звуковой и графической формой, например, Dover →
Дувр, Texas → Техас, Munich → Мюнхен. Суть традиционной передачи состоит
в том, что она является исторически сложившейся, и между английским
топонимом и его написанием в русской графике не существует соответствия,
которое было бы связано с какими-либо действующими в настоящее время
правилами.
Следует отметить, что при передаче английских топонимов на русский
язык наблюдается определенная степень вариативности, т.е. возможна передача
одной топономинации несколькими разными способами, например, North Las
Vegas
→
Северный
Лас-Вегас
(полукалька)
→
Норт-Лас-Вегас
(транслитерация),
Buffalo
→
Буффало
(транслитерация),
Баффало
(транскрипция). В некоторых случаях при передаче английского топонима на
русский язык добавляется топографический термин (the Pacific → Тихий океан)
или, наоборот, топографический термин, присутствующий в английском языке
опускается в русском (Appalachian Mountains → Аппалачи, Absaroka Range →
Абсарока, Wasatch Range → Уосатч).
Все способы передачи топонимических номинаций (транслитерация,
транскрипция, перевод и традиционное название) могут употребляться
комбинаторно, что требует от переводчика-топонимиста высокой степени
мастерства и разносторонней квалификации. Причем, «чем выше
иерархическая ступень топонимов, тем легче установить корреспондентские
связи между ними в разных языках и, наоборот, чем ниже иерархическая
ступень топонимов, тем больше они носят идеосинкретический характер, т.е.
обнаруживают большую зависимость от системы конкретного языка» (Р.З.
Мурясов). В современной прикладной топонимике ведется большая
международная работа по нормализации и стандартизации географических
названий. При передаче английского названия на русский язык нужно
учитывать все многообразие географических, культурных, исторических и
языковых факторов.
Четвертая глава («Вторичные номинации топонимического характера»)
посвящена комплексному анализу вторичных номинаций топонимических
объектов английского языка (структурный, семантический, функциональный,
лингвокультурологический,
коннотативный
анализ).
Под
вторичной
номинацией топонимического объекта понимается прозвище, то есть иной
способ наречения уже названного топографического объекта. Она является
результатом лингвокреативного мышления, т.е. интерпретации человеком
29
окружающей действительности. Структура топопрозвища образуется с
участием трех составляющих: субъект – объект – номинация. Топопрозвища
можно разделить на официальные (утвержденные законодательным собранием)
и неофициальные (не утвержденные законодательно). Топонимические
прозвища сосуществуют параллельно с собственно топонимами. Количество
топонимических прозвищ регламентируется законом синонимической
аттракции, который объясняет прямо пропорциональную зависимость между
степенью общественного внимания к объекту номинации и количеством
синонимов, называющих его. Топонимические прозвища как варианты
топонимов, обусловленные функциональной, эмоциональной и социальной
нагрузкой, отражают языковую универсалию, которая связана с синонимией
вследствие семантического изнашивания устоявшихся форм, а также с
проявлением языкотворчества.
К ядерным функциям вторичных топономинаций относятся номинативная
и заместительная. Периферия топонимических прозвищ включает следующие
функции: характеризующая, стилистическая, символическая, эмоциональнооценочная, рекламная функция, функция создания комического эффекта и
функция экономии лексических средств. Топонимическая вторичная номинация
представляет собой многофункциональное явление, при этом в большинстве
случаев реализуется несколько функций одновременно. Вторичная номинация
преимущественно функционирует в разговорной речи, прессе и
художественной литературе и характеризует, главным образом, американскую
топонимику в отличие от британской, о чем свидетельствует относительно
небольшое количество прозвищ британских хоронимов (37) по сравнению с
хоронимическими прозвищами США (428).
Структура вторичной номинации может быть простой или сложной. Реже
всего вторичные номинации представлены одной лексемой (2,1%); 16,1%
составляют многокомпонентные номинации, в состав которых входят четыре
компонента и более; 19,4% составляют трехкомпонентные прозвища, а самыми
продуктивными являются двухкомпонентные прозвища (62,4%). По мере
продуктивности грамматические модели топонимических прозвищ можно
расположить следующим образом: 1. N+N (Swamp State) (274 ед., 64%): а)
N+N+N (Sand Hill State), б) Adj+N+N (Tall Corn State), в) Nposs+N (Canada's
Florida); 2. N+prep+N (Mother of Rivers) (88 ед., 20,5%): a) N+prep+Adj/N+N
(Land of steady habits), б) N+N+prep+N (Cream Pitcher of the Nation); 3. Adj+N
(Colorful State) (47 ед., 11%); 4. N (Potatonia) (9 ед., 2,1%); 5. Sentence (What a
state!) (4 ед., 0,9%); 6. Adv+N/Adj (2 ед., 0,5%): а) Adv+N (Forever West), б)
Adv+Adj (Up Over); 7. V+N (2 ед., 0,5%): а) V+N (Battle Born State), б)
V+pron+N (Show me State); 8. Art+N (La Florida) (1 ед., 0,2%); 9. Interj+N
30
(Excelsior State) (1 ед., 0,2%). Таким образом, наиболее продуктивными
являются беспредложные субстантивные конструкции, а наименее
продуктивными – глагольные, адвербиальные и междометные (0,5% и менее).
Чаще всего в производных топонимических прозвищах встречаются
компоненты state (276 ед., 64,5%), land (34 ед., 8%), mother (8 ед., 2%).
Способы создания вторичных номинаций различаются в зависимости от
средства и характера взаимоотношений имени и объекта: метафора, метонимия,
перифраз, риторическое восклицание, гипербола, эллипсис, антифразис, игра
слов. Большинство вторичных топонимических номинативных знаков (52,8%)
не имеют образной основы и представляют собой описательные выражения
(логические
перифразы),
указывающие
на
признаки
(свойства)
топонимического объекта. При метафорическом переносе (31,7%) сходство
референтов основывается на сходстве признаков: сходство внутреннего
признака изначальной и вторичной денотативной ситуации (66%), сходство в
способе представления оценки (14%), сходство внешнего вида (12%), сходство в
поведении и представлении действий (6%), сходство функций (2%).
Метонимический перенос (12,9%), основанный на ассоциации референтов по
смежности, наблюдается лишь в модифицирующем компоненте вторичной
топонимической номинации, в то время как идентифицирующий компонент
употребляется в прямом значении. Метонимический перенос реализуется в
следующих моделях: место ← человек, место ← социальная группа, место ←
этническая группа, место ← географический объект в этом месте, место ←
предмет. Единичные случаи нетрадиционных способов создания вторичных
номинаций (риторическое восклицание, гипербола, эллипсис, антифразис,
ирония, игра слов и использование иностранных слов) составляют 2,6%.
Процесс создания вторичной номинации может включать одновременно
несколько перечисленных способов.
Процесс номинации связан, с одной стороны, с проблемой выбора
мотивирующего признака (мотивация), с другой стороны, с проблемой
выражения этого признака в наименовании (мотивированность). По степени
уверенности говорящего в мотиве номинации различается полная и частичная
мотивация. При полной мотивации факты, положенные в основу номинации,
достоверно известны, что обеспечивает наибольшую степень уверенности
говорящего в мотиве номинации; наоборот, частичная мотивация представляет
менее достоверное основание наименования, то есть мотивация становится
менее очевидной. Анализ показывает существенное преобладание прозвищ с
полной мотивацией (77,5%), в отличие от прозвищ с частичной мотивацией
(22,5%).
31
Мотивированность как связь между значением и формой лексической
единицы составляет существенную долю вторичных топонимических
наименований (99,5%). По степени мотивированности своих компонентов эти
номинации подразделяются на полностью мотивированные (99%) и частично
мотивированные (1%). По типу выделимости компонентов-морфем, которые
могут быть свободными или связанными, топономинации можно разделить на
прямо мотивированные (99%) и косвенно мотивированные (1%).
Количественный анализ показывает значительное преобладание единиц с
полной и прямой мотивированностью. Внутренняя форма большинства
вторичных номинаций включает в себя как идентификатор, так и модификатор
(79,2%). Реже наблюдаются номинации, внутренняя форма которых является
неполной, представленной одним лишь модификатором (20,1%); еще более
редкими являются номинации, внутренняя форма которых выражена только
идентификатором (0,7%).
Прагматический анализ топонимических прозвищ указывает на
преимущественное распространение безоценочных (нейтральных) номинаций
(62%). Однако вторичная номинация может обретать стилистически
маркированную знаковую репрезентацию в контексте. Среди оценочных
наименований чаще встречается положительная оценка, в отличие от
отрицательной. Это объясняется рекламной функцией топонимических
прозвищ, которые создаются с целью формирования положительного
отношения человека к объекту называния (в частности для привлечения
туристов). Оценочность находится в тесной взаимосвязи с эмотивностью
номинации: так, положительная оценка может передаваться только через
положительную эмоцию, отрицательная – через отрицательную. Оценка
выражается посредством следующих положительных и отрицательных эмоций
и тональностей: восхищение, самовосхваление, презрение, пренебрежение,
грубость, вульгарность, ласкательный тон, шутливо-ироничный тон. Анализ
коннотативного компонента топонимических прозвищ с зоокомпонентом
показывает преобладание единиц с отрицательной коннотацией, что
объясняется антропоморфизмом самих зоонимов, способных характеризовать
человека: bear «грубый и нетактичный» (об арканзасцах), wolverine «жадный и
злобный» (о мичиганцах), beaver «сообразительный, трудолюбивый и
изобретательный» (об орегонцах), blue hen «отважный» (о жителях Делавэра).
По мотивирующим признакам топонимические прозвища можно разделить
на 13 тематических групп: пространственные, ландшафтные, климатические,
фитотопонимические,
зоотопонимические,
антротопонимические,
топотопонимические,
исторические,
производственные,
социальнополитические, литературные, цитатные, рекламные прозвища. Самым
32
продуктивным мотивирующим признаком вторичных хоронимических
номинаций является социально-политический компонент (15,3%). Второе место
по продуктивности занимают номинации, основанные на исторических фактах
и событиях (14,4%). Далее по убыванию продуктивности следуют: особенности
флоры (13,8%), особенности рельефа и природных условий (11,8%),
пространственные характеристики (10,4%), промышленность (10,1%),
рекламные прозвища (7,9%), особенности фауны (5,8%), климатические
условия
(4,1%),
антономазийное
использование
названий
других
географических объектов (2,5%), антропонимы (2,3%), литературные
источники (1%). Наименее продуктивной является группа прозвищ-цитат
(0,9%).
Топонимические прозвища характеризуются таким явлением, которое
можно назвать тематической полисемией, то есть полисемией единиц,
объединенных одной и той же семантической темой. Удельный вес
тематической полисемии вторичных номинаций составляет 3,7%. Наличие
тематической полисемии вторичных номинаций говорит о схожести
географических объектов по какому-либо признаку (промышленность,
минеральные ресурсы, исторические факты, особенности рельефа,
климатических условий, флоры и фауны).
Комплексное изучение топонимической системы английского языка в
когнитивно-прагматическом аспекте позволяет раскрыть этнокультурное
своеобразие английской языковой личности, эксплицировать связь номинации с
культурой и самосознанием народа, определить механизмы формирования
топонимической лексики и оценить лингвокреативные потенции человеческого
мышления в сфере употребления топонимической лексики.
В выводах к главам и заключении приводятся основные положения и
выводы диссертационного исследования, а также намечаются перспективы
дальнейшего изучения проблемы. Комплексное исследование топонимической
лексики английского языка может быть продолжено изучением
соответствующих систем других территориальных вариантов (Австралии,
Новой Зеландии, Канады и т.д.). Исследование территориальных
топонимических систем позволит выявить этнокультурную специфику
топонимических пластов английского языка.
Важным представляется также лингводидактическое направление
топонимических исследований, поскольку изучение языка должно происходить
в тесной связи с познанием культуры, истории, традиций народа, говорящего на
этом языке. Топонимические номинации как предмет изучения на уроках
английского языка представляют собой один из наиболее ярких пластов
лексики, который аккумулирует в себе культурологические знания о мире.
33
В качестве перспектив дальнейшего исследования предполагается
расширение базы данных за счет включения в объект рассмотрения 1)
номинации объектов за пределами географии англоязычных стран, 2)
номинации объектов за пределами планеты Земля, 3) номинации
географических объектов в других языках. Последнее представляется особенно
важным
для
развития
лексико-семантической
типологии
языков.
Использование типологического метода позволит исследовать признаки,
характеризующие топонимы разных языков (включая эквивалентные
номинации) для создания топонимического языка-эталона, с помощью которого
станет возможной классификация языков по структурным, семантическим,
прагматическим, функциональным и прочим параметрам данного типа лексики.
Основные положения диссертации получили освещение в следующих
публикациях по теме исследования:
Монографии и научные издания:
1. Уразметова А.В. Словарь фразеологизированных топонимов.
Английский и французский языки. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2009. – 226 с.
2. Уразметова А.В. Фразеологизированные топонимы: монография. –
Saarbrücken: LAP LAMBERT Academic publishing, 2011. – 192 c.
3. Уразметова А.В. Вторичная номинация в топонимике: монография. –
Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. – 199 c.
Статьи, опубликованные в журналах, входящих в перечень ВАК:
4. Уразметова А.В. Английские и французские ойконимические
фразеологизмы // Вестник Башкирского университета. – 2009. – № 2, Т. 14. – С.
421-424.
5. Уразметова А.В. Патриотизм в английских и французских
хоронимических фразеологизмах // Вестник Башкирского университета. – 2011.
– №1, Т. 16. – С. 107-110.
6. Уразметова А.В. Урбанонимические фразеологизмы в английском и
французском языках // Вестник Башкирского университета. – 2011. – №2, Т. 16.
– С. 429-431.
7. Уразметова А.В. Каламбур как стилистический прием при образовании
фразеологизмов с топонимами (на материале английского и французского
языков) // Вестник Челябинского государственного университета. – 2011. –
№10. – С. 159-162.
8. Уразметова А.В. Гидронимические фразеологизмы английского и
французского языков // Казанская наука. – 2012. – №9. – С. 174-176.
9. Уразметова А.В. Образ города Лондон во фразеологизмах, пословицах,
поговорках и цитатах // Вестник Челябинского государственного университета.
– 2012. – № 13 (267). – С. 130-133.
34
10. Уразметова А.В. «Чужие земли» в английском языковом сознании (на
материале английских топонимических и этнонимических фразеологизмов) //
Вестник Башкирского университета. – 2012. – №1, Т. 17. – С. 560-562.
11. Уразметова А.В. История США, зафиксированная в топонимических
прозвищах штатов // Вестник Костромского государственного университета им.
Н.А. Некрасова. – 2014. – № 2, Т. 20. – С. 177-181.
12. Уразметова А.В. Промышленность США сквозь призму вторичных
номинаций американских штатов // Вестник Челябинского государственного
университета. – 2014. – Вып. 91, № 16 (345) – С. 138-142.
13. Уразметова А.В. Отражение особенностей рельефа в топонимических
прозвищах американских штатов // Вестник ТГПУ. – 2014. – №10. – С. 34-37.
14. Уразметова А.В. Метафора как способ создания вторичных номинаций
(на материале топонимических прозвищ штатов США) // Вестник
Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – 2014. –
№5, Т. 20. – С. 175-178.
15. Уразметова А.В. Особенности животного мира в топонимических
прозвищах штатов США // Филология и человек. – 2014. – №4. – С. 7-15.
16. Уразметова А.В. Структура внутренней формы топонимических
вторичных номинаций // Казанская Наука. – 2014. – №10. – С. 208-210.
17. Уразметова А.В. Пространственные характеристики во вторичных
номинациях американских штатов // European Social Science Journal
(Европейский журнал социальных наук). – 2014. – № 9., Т. 3. – С.207-212.
18. Уразметова А.В. Символы во вторичных номинациях штатов США //
Казанская Наука. – 2015. – №6. – С. 150-152.
19. Уразметова А.В. Словообразовательные модели в названиях штатов
США // Казанская Наука. – 2015. – №7. – С. 88-90.
20. Уразметова А.В. Этимология британских топонимов // Казанская наука.
– 2016. – №5. – С. 79-81.
Публикации в других изданиях:
21. Уразметова А.В. Фразеологические единицы с именами собственными
в английском и французском языках // Конкурс научных работ студентов вузов
респ. Башкортостан 2003 г. – Уфа, 2003. – С. 201.
22. Уразметова А.В. Фразеологические единицы с именами собственными,
характеризующие человека (на материале английского и французского языков)
// Лингво-методические проблемы обучения иностранным языкам в вузе. –
Уфа: РИО БашГУ, 2004. – С. 166-168.
23. Уразметова А.В. Лингвокультурологический аспект фразеологии //
Университетская наука. – Уфа: РИО БашГУ, 2004. – Т. 2. – С. 116-118.
35
24. Уразметова А.В. Фразеологические единицы с компонентом
топонимом // Лингво-методические проблемы обучения иностранным языкам в
вузе. – Уфа: РИО БашГУ, 2005. – С. 202-205.
25. Уразметова А.В. Топонимия как компонент фразеологии английского и
французского языка // Семантические категории в разных лингвистических
парадигмах. – Уфа: РИО БашГУ, 2005. – С. 159-162.
26. Уразметова А.В. Отражение культуры в топонимах и топонимических
фразеологизмах // Языковые и речевые единицы в разных языках. – Уфа: РИО
БашГУ, 2006. – С. 318-322.
27. Уразметова А.В. «Чужие» топонимы в составе фразеологических
единиц (на материале английского и французского языков) // Когнитивные и
семантические аспекты единиц языка и речи. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. – С.
280-284.
28. Уразметова А.В. Лингвокультурологический анализ фразеологических
единиц с топонимом в историко-культурологическом аспекте (на материале
английского и французского языков) // Языковые единицы в парадигматике и
синтагматике. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2008. – Ч. II. – С. 107-115.
29. Уразметова
А.В.
Функционально-семантические
особенности
топонимов // Homo loquens в языке, культуре, познании: сборник научных
статей. К 70-летию профессора Р.З. Мурясова. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. – Ч. II.
– С. 347-362.
30. Уразметова А.В. Оронимы в английской и французской фразеологии //
Язык. Культура. Коммуникация. Материалы V Всероссийской заочной научнопрактической конференции (март 2011 г.). – Ульяновск, 2011. – С. 78-82.
31. Уразметова А.В. Названия внутригородских топографических объектов
в английском и французском языках // Актуальные проблемы контрастивной
лингвистики, типологии языков и лингвокультурологии в полиэтническом
пространстве: материалы научной конференции. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. –
Ч. I. – С. 227-234.
32. Уразметова А.В. Одно прозвище – разные штаты // Проблемы
многоязычия в полиэтническом пространстве: материалы Международной
научно-практической конференции, посвященной 75-летию факультета романогерманской филологии БашГУ, (11-14 ноября 2014 г.). – Уфа: РИЦ БашГУ,
2013. – Ч. II. – С. 76-80.
33. Уразметова А.В. Типология мотивированности официальных прозвищ
американских штатов // Российский электронный научный журнал. – 2013. –
№2 [Электронный ресурс]. URL: http://journal.bsau.ru/ directions/10-00-00philological-sciences/index.php?ELEMENT_ID=123.
36
34. Urazmetova A.V. Climate as the basis of motivation of toponimic nicknames
of the US States // Science, Technology and Higher Education [Text]: materials of
the IV International research and practice conference, Westwood, January 30th, 2014.
– Canada, Westwood, 2014. – Vol. I. – Р. 313-316.
35. Уразметова А.В. Мотивированность вторичных номинаций штатов
США // Международная конференция «II летние научные чтения» (30 августа
2014 г.). – Киев: Центр научных публикаций, 2014. – С.40-42.
36. Уразметова
А.В.
Топонимические
прозвища-цитаты
//
V
Международная научно-практическая конференция «Научные перспективы
XXI века. Достижения и перспективы нового столетия» (17-18 октября 2014 г.).
– Новосибирск, 2014. – С. 123-125.
37. Уразметова А.В. Метонимия как способ создания топонимических
прозвищ // HOMO LOQUENS в языке, культуре, познании: Материалы
Международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию дра филол. наук, проф. Р.З. Мурясова (3-4 февраля 2015 г.). – Уфа: РИЦ БашГУ,
2014. – Т. I. – С. 270-274.
38. Urazmetova A.V. Toponym-forming suffixes specifying various houses in
the geographical names of Great Britain // Global Science and Innovation, 24-25 june
2015. – USA, Chicago. – P. 249-253.
39. Уразметова А.В. Русские топонимы на карте США // VII
Международная научно-практическая конференция «Научные открытия в
эпоху глобализации» (20 сентября 2015 г.). – Казань, 2015. – С. 97-99.
40. Уразметова А.В. Коренная топонимия США доевропейского
происхождения // Международная научно-практическая конференция «Новая
наука: от идеи к результату» (29 сентября 2015 г.). – Стерлитамак, 2015. – С. 9497.
41. Уразметова А.В. Топонимы США голландского происхождения //
Международная научно-практическая конференция «Языковые единицы в
свете современной научной парадигмы» (10-11 ноября 2015 г.). – Уфа: РИЦ
БашГУ, 2015. – С. 272-274.
42. Уразметова А.В. Способы передачи английских географических
названий на русский язык // Модернизация высшего образования в России:
опыт истории и векторы развития: международная научно-практическая
конференция, посвященная 100-летию со дня рождения первого ректора
Башкирского государственного университета Чанбарисова Шайхуллы
Хабибулловича (21 апреля 2016 г.). – Уфа: РИЦ БашГУ, 2016. – Т. II. – С. 214217.
43. Уразметова А.В. Антропотопонимы в английском языке // Языки в
диалоге культур. II Международная научно-практическая конференция
37
посвященная 100-летию со дня рождения первого ректора Башкирского
государственного университета Чанбарисова Шайхуллы Хабибулловича (19-20
мая 2016 г.). – Уфа: РИЦ БашГУ, 2016. – Т. II. – С. 214-217.
38
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
81
Размер файла
803 Кб
Теги
1071, топонимика, английский
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа