close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

СОЦИАЛЬНЫЙ СИМВОЛИЗМ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ ИРАНА И ТАДЖИКИСТАНА (на примере творчества Нимы Юшиджа Ахавана Салеса Ахмада Шамлу Гулрухсор Сафиевой Бозора Собира и Искандара Хатлони)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Пак Тинат Хешматоллах Гарати
СОЦИАЛЬНЫЙ СИМВОЛИЗМ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ ИРАНА
И ТАДЖИКИСТАНА (на примере творчества Нимы Юшиджа, Ахавана
Салеса, Ахмада Шамлу, Гулрухсор Сафиевой, Бозора Собира и Искандара
Хатлони).
10.01.03. – Литература народов стран зарубежья
(персидская литература)
АВТОРЕФЕРАТ
Диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук
Душанбе – 2015
1
Работа выполнена на кафедре таджикской литературы Таджикского
государственного педагогического университета им. С. Айни
Научный руководитель:
кандидат филологических наук, доцент
Саидов Саидрахмон
Официальные оппоненты:
доктор
филологических наук,
старший
научный сотрудник Института
языка, литературы, востоковедения и
письменного
наследия
им.
Рудаки,
Академии наук Республики Таджикистан
Рахмонов Шозамон Абдукодирович
кандидат
филологических
наук,
доцент кафедры мировой литературы
Российско-Таджикского
(славянского)
университета
Аминов Азим
Ведущая организация:
Таджикский государственный институт
языков им. С. Улугзаде
Защита диссертации состоится « » ___________ 2016г. в 00 часов на
заседании диссертационного совета Д 737.004.03 по защите докторских и
кандидатских диссертаций при Таджикском национальном университете
(734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте
www.tnu.tj Таджикского национального университета (734025, Республика
Таджикистан, г.Душанбе, пр. Рудаки, 17).
Автореферат разослан «___» _____________ 2016
Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор филологических наук,
профессор
Нагзибекова М.Б.
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность
темы.
Многовековая
история
художественно-
эстетической деятельности человека породила массу всевозможных средств и
приемов, служащих различным творческим целям. В достижении идейнохудожественных целей особенно велика роль таких средств художественной
образности, как эпитет, метафора, символ, аллегория, сравнение, гипербола,
которые выполняют важнейшие функции речевого искусства. Особенно без
анализа и исследования системы символов, совершенно немыслимо
представить полную картину поэтики современной литературы.
Сравнительно-типологическое
исследование
системы
социальных
символов в творчестве современных поэтов Ирана и Таджикистана
представляется важным в выявлении различных аспектов литературы, в
частности взаимного творческого восприятия достижений литературы этих
стран.
Значимость изучения проблемы в таком аспекте возросла особенно
после обретения Таджикистаном независимости, когда произошло заметное
развитие литературных и научных связей с этой страной. Необходимо
отметить, что Нима Юшидж, Ахмад Шамлу, Ахаван Салес, Гулрухсор Сафи,
Бозор Собир и Искандар Хатлони относятся к числу творческих личностей,
занимающих
особое
место
в
современной
персоязычной
поэзии.
Рассмотрение социальных символов в творчестве указанных поэтов
позволяет выявить их отношение к обществу, социально-политические
взгляды, воздействие их творчества на общественное мнение и последующих
художников слова, формирование их социальных воззрений, эстетического
вкуса, периоды развития поэтического мастерства.
Актуальность
социальных
и
символов
необходимость
в
творчестве
сравнительного
современных
исследования
поэтов
Ирана
и
Таджикистана заключается в том, что оно позволяет выявить отношения
мастеров слова указанных стран к обществу, социально-политических
взглядов,
воздействия
их
творчества
на
общественное
мнение
и
3
последующих художников слова, формирования их социальных воззрений,
эстетического
вкуса,
периодов
развития
поэтического
мастерства.
Сравнительно-типологическое изучение данной проблемы в творчестве
современных поэтов Ирана и Таджикистана представляется важным также в
выявлении различных аспектов литературы, в частности, взаимного
творческого восприятия достижений литературы этих стран.
Актуальность
исследования
настоящей
диссертационной
темы
объясняется и коренными изменениями, происшедшими в современной
персоязычной поэзии, коснувщих прежде всего поэтики художественного
творчества. Новаторские тенденции в современной поэзии пока не
достаточно затронули область поэтики. Поэтому без сопоставительного
изучения
вопросов
поэтики
творчество
мастеров
слова
Ирана
и
Таджикистана, без исследования роли и места традиционной поэтики в
единстве с новыми художественными тенденциями и творческим сознанием
весьма затруднительно что-то достоверно сказать о сущности поэтического
творчества в новейшее время.
Степень изученности темы. Тема настоящей диссертации как
отдельная тема не подверглась исследованию в Иране и в Таджикистане. В
научных кругах России и зарубежья обращались к данному вопросу только
для обоснования и поддержки собственных заключений и предложений, по
той или иной теме, касающейся системе символов.
Относительно вопросам символизмов в средневековой и современной
персоязычной литературе встречаются отдельные замечания в работах
Чумаковой О. М., Обидова Д., Шукурова М., Вамеги И., Каззази М., Т.
Номдорияна, А. Барани, Ш. Лангруди, М. Хукуки, С. Заракани, К. Хасанли,
Бахрами И.. Захра Ф., Хосейни Х., Акрами М. и другие.
Ценные мысли и замечания о некоторых социальных символизмах,
использованных в творчестве Н. Юшиджа, А. Салеса, А. Шамлу, Г.
Сафиевой, Б. Собира, И. Хатлони встречаются в статях и книгах Ш. Кадкани,
Х. Фаршидварда, К. Абеди, Х. Асозода, А. Сатторзода, Х. Шарифова и др.
4
В
целом,
краткий
обзор
научной
литературы,
посвящённой
исследованию выбранной нами темы свидетельствует о том, что проблема
социального символизма и её сопоставительный анализ в творчестве
выдающихся современных персоязычных поэтов, таких как Н. Юшидж, А.
Салес, А. Шамлу, Г. Сафи, Б. Собир, И. Хатлони все еще нуждаются в
монографическом и всестороннем научном исследовании.
Объектом исследования для настоящей диссертационной работы
является
поэтическое
наследие
представителей
«новой
поэзии»
в
современной персоязычной литературе Н. Юшиджа, А. Салеса, А. Шамлу, Г.
Сафиевой, Б. Собира, И. Хатлони и выявление особенностей социального
символизма в творчестве указанных поэтов.
Цель
и
задачи
исследования.
Основной
целью
настоящего
диссертационного исследования является сопоставительный анализ и
определение роли социальных символов в творчестве выдающихся поэтов
Ирана и Таджикистана Н. Юшиджа, А. Салеса, А. Шамлу, Г. Сафиевой, Б.
Собира, И. Хатлони.
Для достижения указанной цели определены следующие задачи:
- прослеживание истории символов, формирования теории символа и его
видов;
- анализ периодов формирования и эволюции символической поэзии;
- определение влияния нимаистского периода современной литературы
Ирана на поэзию Ахмада Шамлу;
- выявление особенностей социального символов в поэзии Ахавана Салеса;
- анализ влияния творчества Нимы Юшиджа на таджикскую современную
поэзию;
- выявление особенностей
социальных символизмов в поэзии Гулрухсор
Сафиевой и Бозора Собира.
Источники исследования. К числу непосредственно использованных
при осуществлении исследования источников относятся «Полное собрание
стихов» («Маљмуаи комили ашъор») Нима Юшиджа, а также его «Сказка»
5
(«Афсона»). «Зима» («Зимистон»), «Осень в застенках» («Пойез дар
зиндон»), «Говорит «жизнь»» (««Зиндагї» мегуяд») Мехди Ахавана Салеса;
«Айда в зеркале» («Айдо дар оина»), «Феникс под дождём» («Қақнус дар
борон»), «На пороге» («Дар остона») Ахмада Шамлу; «Диван Гулрухсор»
(«Девони Гулрухсор»); «Избранные стихи» («Баргузидаи ашъор») Бозора
Собира; «Голоса из - под ног слов» («Садои пои вожаҳо») Искандара
Хатлони.
Методологической
основой
и
теоретической
базой
данного
исследования являются работы современных зарубежных и отечественных
учёных, связанных с раскрытием проблем поэтики, традиций, литературных
течений и направлений. Основополагающими для исследования являются
труды востоковедов и литературоведов, таких как К. И. Чайкин, М.Л.
Рейснер, В.Б. Кляшториной, Т. Намдориян, А. Джаннати, Ш. Кадкани, С.
Шамисо, М. Каззази, А. Сатторзода, Х. Шарифов и др.
Методы исследования основаны на историко-сравнительном и
текстологическом методе литературного анализа, широко применяемых в
современных литературоведческих исследованиях. Общие и отличительные
особенности творчества исследуемых поэтов Ирана и Таджикистана в
использовании
социальные
символов
выявляются
на
основе
сопоставительного анализа социальных взглядов и социальной позиции
указанных поэтов.
Научная новизна работы заключается в выборе малоисследованной
области поэтики персидской поэзии – символов и анализа одного из их видов
в современной поэзии – социальные символизмы. В работе впервые в
литературоведении
и
востоковедении
подвергается
специальному
монографическому исследованию процесс формирования и эволюции
социального
символизма
в
литературах
Ирана
и
Таджикистана.
В
диссертации осуществляется комплексный подход к изучению объекта
исследования,
основанный
на
сравнительном
анализе
процесса
формирования и эволюции социальных символов в творчестве Нима
6
Юшиджа, Ахавана Салеса, Ахмада Шамлу, Гулрухсор Сафиевой, Бозора
Собира, Искандара Хатлони.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что
сопоставительный анализ творчества таджикских поэтов в одной плоскости с
творениями иранских поэтов открывает просторы для обобщения и выводов
в поэтическом художественном творчестве двух близкородственных этносов
на фоне многовекового процесса отчуждения. Исследование такого порядка
создаёт почву для выводов о взаимовлияниях двух творческих феноменов на
основе общего языка и характера взаимовлияний такого рода.
Практическая
значимость
диссертации
объясняется
тем,
что
исследование перекликается с проблематикой многих других наук, таких как
история литературы, теория литературы, поэтика, стилистика, философия,
религия, обществоведение и т.д. В связи с этим оно может служить в
качестве учебного материала для студентов, аспирантов по гуманитарным
направлениям. Материал диссертации также может быть использован в
литературоведческих центрах Ирана, Таджикистана и за их пределами.
Основные положения, выносимые на защиту:
- Социальные символы, существующие в творчестве современных
поэтов Ирана и Таджикистана, таких как Нима Юшиджа, Ахавана Салеса,
Ахмада Шамлу, Гулрухсор Сафиевой, Бозора Собира, Искандара Хатлони и
других основываются на устойчивых и прочных древних корнях;
- Одним из важных современных поэтических течений Ирана является
тенденция социального символизма, основы которой были заложены Нимой
Юшиджем и его стихотворением «Какнус» («Феникс»), считающимся
первым шагом в этом направлении;
- Современная социальная поэзия является совершенно социальной,
она
имеет
реалистичный
взгляд
на
проблемы
общества,
является
чувствительной к социальной поэзии человека;
7
- Образы и язык современной символической поэзии являются
личностными, каждый поэт использует живой и динамичный язык своего
времени и создаёт новые символы;
- Ахмад Шамлу относится к числу последователей Нима Юшиджа,
который основал новую форму, названную «шеъри мансур» («прозаическая
поэзия») или «шеъри сапид» («белая поэзия»);
- Современные социальные поэты Ирана и Таджикистана отражают
боли, раны и мучения своих наций. Они нацелены на то, чтобы своей
символической поэзией показать произвол, дискриминацию и неравноправие,
а с другой стороны, светлые горизонты завтрашнего дня.
Апробация работы. Диссертация была обсуждена и рекомендована к
защите на заседании кафедр ТГПУ им. С. Айни иранской филологии ТНУ.
(протокол № 7 от 06. 03. 2015 г.). Основное содержание диссертации было
отражено в трёх научных статьях, опубликованных в научном журнале
рекомендуемый ВАК Минобразования Российской Федерации «Вестник
педагогического университета» и одной монографии. Некоторые положения
исследования изложены его автором в научных докладах, сообщениях,
прочитанных в различных конференциях: республиканская конференция
«Новая поэзия после Нима» (2014), «Школа Нима и литературные течения»
(2015 г. Ахваз). Список публикаций прилагается в конце автореферата.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав,
заключения и библиографии.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность исследуемой темы, её
значимость, перечисляются источники, послужившие материалом для
диссертационной работы, показывается степень её изученности, научнопрактическая значимость, излагается методика исследования, содержится
обзор использованной литературы.
Первая глава диссертации - «Теория и история символа и его
основные типы» - состоит из двух разделов. В первом разделе, названном
8
«История
формирования
символов,
их
теории
и
разновидности»
рассматриваются различные определения понятия «символ».
В результате анализа и обобщения взглядов и мыслей иранских и
зарубежных исследователей, таких как М. Моина, М. Фотухи, Т.
Номдорияна, С. Шамиса, Р. Барахани, К. Г. Юнга, К. Чедока, А. Ф. Лосева и
других, высказанных об определении лексического и терминологического
значения понятия «символ» в данном разделе диссертации делается вывод о
том, что «этимология греческого слова «symballon» указывает на совпадение
двух планов действительности, а именно на то, что символ имеет значение не
сам по себе, но как арена встречи известных конструкций сознания с тем или
другим возможным предметом этого сознания». (8, 18). Следует отметить,
что
смешивание
понятия
«художественного
символа»
со
«знаком»
встречается не только в иранских словарях, но и в русских и европейских
книгах по эстетике и философии. В том числе в словаре по эстетике,
изданном в 1989 году в Москве, художественный символ характеризуется,
как «универсальная категория эстетики, соотносимая с категориями
художественного образа, с одной стороны, и знака, с другой» (15, 147).
Данное определение подтверждает мнения о том, что «и знак в некотором
отношении тоже является неразвернутым символом, его зародышем». (8,
131).
В диссертации выясняется, что символы различны по своему типу и
функциям. Ими пользуются различные отрасли умственной деятельности
человека,
и
поэтому
мифологические,
существуют
религиозные,
философские,
технические,
художественные,
идеологические,
обществоведческие и другие символы. Но самое широкое применение
символа наблюдается в художественном творчестве. Исходя, из этого
положения следует многомерность всякого реально-исторического символа в
своей самостоятельной целостности, которая нередко становится причиной
путаницы в восприятии иных исследователей образного творчества.
Многомерность
символа,
заимствованного
из
реально-исторической
9
практики, в то же время может быть и аллегорией, и типом жизни, и мифом,
и самостоятельной художественной практикой.
Один из важных выводов настоящего раздела диссертации сводится к
тому, что многомерность символа в синтетически обобщённом отображении
действительности
символике,
в
создаёт
художественном
её
произведении,
разновидности.
Символика
построенном
первой
на
степени
имманентна самому художественному образу. Символика второй степени,
далеко уходящая за пределы отмеченной художественной образности, может
строить бесконечные разновидности вполне инородных перевоплощений. И
следует заметить, что эта особенность многомерной символической
образности, вероятнее всего, становится причиной расхождений при
определении природы и функций символов в художественном произведении.
Второй раздел первой главы диссертации – «История формирования
и эволюции символической поэзии» - посвящён прослеживанию истории
становления и развития символической поэзии в литературах европейских
стран и в поэтическом творчестве персидско-таджикских поэтов – суфиев XI
– XII вв.
В диссертации излагается краткая характеристика западного и русского
символизма и прослеживается процесс формирования символической поэзии.
Подчеркивается, что символизм в европейских литературах проявил себя,
начиная с 80-х годов XIX века. Известным представителем символической
литературной школы в Европе был французский поэт Ч. Бодлер,
проповедовавший эстетическую концепцию «Искусство для искусства».
Поэты - символисты были убеждены в том, что посредством мелодии слов
поэзия должна передать читателям и слушателям душевно-чувственные
состояния, прямое изложение которых является невозможным.
Методы символизма постоянно аккумулирует на трёх основных
принципов: 1. Мелодия слова и символ выражения. 2. Волнение. 3.
Самостоятельность. Одна группа символистов видит в нём след прошлой
мистики Запада и Востока, другая группа считает его средством для создания
10
нового языка в поэзии. Третья группа рассматривает его в качестве средства
для выражения мыслей и взглядов. Некоторые символисты гордятся тем, что
могут конкурировать с музыкой. В 1880 году группа молодых поэтов,
находившихся в зависимости от течения Парнаса, вышли за рамки его сухой
поэзии. Они выступили против грубой поэзии Парнасуев, философской
абсолютности позитивизма, реалистичной литературы и натурализма. В то
время, когда позитивистская философия была доминирующей в качестве
литературной школы натурализма, такое обстоятельство вызвало протест
новых поэтов.
Позитивистская философия опиралась только на реальность, но
символисты фактически отвергали реальность. Они являлись анархистами и
сопротивлялись всяким художественным литературным и философским
воззрениям
предшественников.
Согласно
мнению
одного
из
основоположников европейского символизма Ч. Бодлера, мир представляет
собой лес, полный призраками и символами, истина является скрытой от глаз
людей.
Только
поэт
со
своей
силой
познания
должен
заняться
интерпретацией и толкованием этих знаков. (9, 244). Другими выдающимися
последователями Ч. Бодлера считаются П. Верланин, А. Рембо, С. Маларма.
В диссертации вкратце рассматривается и история возникновения и
эволюции русского символизма. Подчёркивается, что символизм в русской
литературе считается одним из блестящих этапов русской поэзии, наиболее
известными представителями, которой были В. Соловьёв, А. Блок, Ч. Иванов
и др.
В данном разделе диссертации также рассматривается вопрос
зарождения и эволюции символизма в персидско-таджикской суфийской
поэзии. Выясняется, что в персидской суфийской поэзии проявление
художественного символа связано с именем великого поэта Санаи Газневи.
Он считается первым поэтом, внесшим суфийскую и ирфаническую
терминологию с символическим выражением в поэзию.
11
Блестящее продолжение использования суфийской символической
терминологии в XIII веке встречается в творчестве Фаридаддина Аттара и
Джалаладдина Руми, которые создали целостные символические картины
действительности. Подчёркивается, что символизм и символические средства
отображения указанных поэтов носит религиозно-мистический характер, а в
творчестве великого Хафиза Ширази символическая поэзия получила
социальное содержание.
Вторая глава диссертации – «Социальный символизм в современной
поэзии Ирана», - состоящая из трёх разделов посвящена анализу и
исследованию влияния творчества Нимы Юшиджа на развитии социального
символизма в современной поэзии Ирана, в особенности на творчество
Ахмада Шамлу и Мехди Ахавана Салеса.
В первом разделе второй главы, названный «Нимайистский период
литературы современного Ирана и его влияние на развитие социального
символизма». Здесь осуществляется периодизация литературы, названной
«нимайистским веком», продолжавшаяся с начала царствования Резашаха
(1925г.) до свершения исламской революции (1979г.). Данная периодизация
охватывает четыре периода, связанных с важными событиями, такими как
период царствования Резашаха Пехлевида (1925 – 1941), период правления
его сына Мухаммада Резашаха (1941 – 1953), период хордадского
антиправительственного восстания (1953 – 1963) и период доисламской
революции (1963 – 1979).
Указанная периодизация, охватывающая 57 – 58 лет, полнены
социально-политическими событиями, оставившими след на творческих
процессах времени (5, 85-86). В первом периоде «нимаистского века»
появилась прокламация «нимайистского стиха», стихотворение «Сказка»
(«Афсона»), завязывались дискуссии вокруг «нового стиха» и «старой
поэзии».
Нима, увидев деспотизм режима Резашаха, наблюдает абсолютную
власть тирании над обществом, использует социальную поэзию для
12
выражения чувств народных масс. В 1937 году выход в свет «Какнус»
(«Феникс») возглашает всем о рождении первой нимайистской поэзии,
которая с точки зрения метра и рифмы, а также поэтического воображения,
существенно отличалась от поэзии предшественников.
Второй период «нимайистской поэзии» совпал с началом мировой
войны, приведший к отречению Резашаха от престола, чему способствовала
оккупация Ирана коалиционными армиями. Именно на этот период
приходится создание народного фронта, во главе которого стоял доктор
Мусаддек, приступивший к национализации нефтяной промышленности.
После отречения Резашаха запреты, введенные им в сфере литературы и
просвещения, были несколько ограничены. Начали работать издательства,
которые подготовили почву для рассвета «нимайистской поэзии». Появился
и первый сборник «нимайистских стихов» под названием «Вспышка»
(«Джарақа»), принадлежащий перу Манучехра Шейбани. Состоялся первый
конгресс писателей, на котором Нимо прочитал три стихотворения, («О
люди», «Мать и сын» и «Ночь разлуки»), привлекшие живой интерес
критики и литературоведения. По инициативе Ахмада Шамлу появилась
новая форма стихосложения, названная «белый стих» («шеъри сафид», а
также «стихи в прозе» («шеъри мансур»).
В данном разделе диссертации подробно анализируются и остальные
два периода «нимайистской поэзии», приведшие на творческую арену
последователей школы Нимы Ющиджа, таких как Ахмад Шамлу, Ахаван
Салес, Манучехр Шейбани, Сохраб Сепехри, Сиявуш Касраи, Мохаммад
Захра, Ядаллах Руъйаи, Махмуд Мошарраф Техрани и др.
Второй раздел второй главы диссертации – «Социальная поэзия
Ахмада Шамлу» посвящён анализу особенностей социальной поэзии Ахмада
Шамлу.
Ахмад Шамлу считается одним из успешных последователей ннимайистской
поэзии. Его поэтическое творчество начинается с издания в 1947 году
первого сборника стихов под названием «Потерянные мелодии» («Оҳангҳои
13
гумшуда»).
Впоследствии
издание
других
сборников
и
отдельных
стихотворений А. Шамлу, таких как «Оњанҳо ва эҳсос» («Железа и
чувство»), «Боғи оина» («Сад чувств»), «Қатънома» («Резолюция»), «Қақнус
дар борон» («Феникс под дождём»), «Шукуфтан дар моҳ» («Расцветание на
луне»), «Иброҳим дар оташ» («Ибрагим в огне»), «Дар остона» («На пороге»)
и т.д. сделали своего автора личностью, оказавшим после Нимы сильное
влияние на современное иранское литературное общество. Если уподоблять
литературно-культурную личность Шамлу комплексу островов, то без
всякого сомнения, центр этих островов принадлежит поэту – Шамлу (6.327).
Биография Шамлу представляет собой биографию иранского общества в
мире поэзии и его биографию со всеми её подъёмами и спадами, дружбой и
враждой, печалями и гневом, начинаниями и завершениями… (15.846).
Самым изящным художественным образом Шамлу подчёркивает, что он
является носителем ран общества своего времени:
‫ﺁﺣﺎد ﺷﻌﺮ ﻣﻦ هﻤﻪ اﻓﺮاد ﻣﺮدﻣﻨﺪ‬
‫از زﻥﺪﮔﯽ ﮐﻪ ﺑﻴﺸﺘﺮ ﻣﻀﻤﻮن ﻗﻄﻌﻪ اﺳﺖ‬
‫ ﺟﻤﻠﻪ را‬،‫ﺕﺎ ﻟﻔﻆ و وزن و ﻗﺎﻓﻴﻪﯼ ﺷﻌﺮ‬
‫ﻣﻦ در ﻣﻴﺎن ﻣﺮدم ﻣﯽﺟﻮیﻢ‬
‫ایﻦ ﻃﺮیﻖ ﺑﻴﺸﺘﺮ ﺑﻪ ﺷﻌﺮ زﻥﺪﮔﯽ و روح ﻣﯽدهﺪ‬
(14,119)
Персонажами моей поэзии являются все члены общества,
В жизни от содержания своих стихов
До языка, ритма и рифмы и всей поэзии
Я ищу среди людей.1
Шамлу как Нима и Ахаван в своих поэтических произведениях
использовал множество общих и распространенных в его время символов,
1. Здесь и далее дословный перевод персидских стихотворных отрывков на русский язык осуществлён
автором диссертации.
14
таких как «ночь», «день», «утро», «свет», «зима» и т.д. Кроме того
изобретенные и личные символы Шамлу, такие как «кабутар» («голубь»),
«дос» («серп»), «гавазн» («олень»), «дарахт» («дерево»), «занљир» («цепь») и
т.д. составляют значительную часть символов его поэзии.
В диссертации также показаны некоторые отличительные особенности
поэзии Шамлу от Нимы и других его сверстников. К таким особенностям
относится то, что Шамлу находится впереди своих современников в
использовании языка и нового смысла, он в пределе Нимы может
минимизовать
двойственность
и
разделённость
между
формой
и
содержанием. В языке у Шамлу больше высоких достижений, чем у Нимы. В
своей поэзии он достиг языка, в котором заложена противоречивость с
обветшалостью. В этом языке у него нет ни предшественника и ни
последователя по настоящее время (4, 88).
Третий раздел второй главы диссертации «Социальные символизмы
творчества Ахавана Салеса» посвящён определению влияния «нимайистской
поэзии» на творчество Ахавана Салеса и особенностей его индивидуального
поэтического стиля.
В
данном
разделе
диссертации
рассматриваются
и
вопросы,
относящиеся к поэзии Ахавана Салеса, такие как язык и социальное
мышление, его изобретённые символы и т.д.
Мехди Ахаван Салес был самым большимприверженцем Нимы
Ющиджа, чем кто - либо. Как и его учитель, он считается социальным
поэтом. Он видит боли и раны общества и говорит о них по своей символике.
Вначале он сочинял свои стихи воинственно, но после переворота 28 мурдада
и поражения Мусаддека его взгляд изменился. Вначале он стал стонать и
жаловаться, а после погрузился в «социальную печаль», и наконец,
«философская печаль» стала тематикой его поэзии (13, 144).
С поражением Мусаддека Ахаван обращается в «поэзию отчаяния», но
его внутренний мир представляет собой мир борьбы и непобедимости. Это
означает противоречие внутренности и внешности – изначально символ
15
вечности поэзии Ахавана заключается именно в этом. Комбинация
«парадоксальный» - «эпос поражения», используемая в поэзии Ахавана
показывает такое противоречие. Кульминацию этого противоречия можно
проследить в его бессмертном произведении «От этой Авесты» (32, 43 дисс.).
Ахаван не видит мир мрачным, но он знает историю мрачности. Он видит
социальные раны, находит их и отражает в своих стихах. Например, он о
«состоятельной» стране, находящейся под тиранией завоевателей рассуждает
символическим языком:
‫ اﮐﻨﻮن ﻓﺮﻥﮓ‬،‫ ﮔﺎهﯽ ﻣﻐﻮل‬،‫ﮔﻪ ﺳﮑﻨﺪر ﮔﻪ ﻋﺮب‬
‫یﮏ ﻋﺮوس و ﭼﻨﺪ ﺷﻮهﺮ ﻣﻠﮏ دارا را ﺑﺒﻴﻦ‬
(12, 116)
Порой Александр, порой арабы, порой монголы, теперь же Европа,
Одну невесту и несколько женихов владения Дория, взгляни.
В диссертации на основе достаточного количества приведённых
стихотворных примеров показываются изобретенные Ахаваном символы,
такие как «пўстин» («тулуп»), «чанг» («музыкальный инструмент»),
«парвона» («мотылёк»), «занбур» («пчела»), «катиба» («надпись»),
«зимистон» («зима») и т. д. Также обнаруживается, что Ахаван конструирует
символы и от мифологических и исторических личностей: Бахрам, Зал, Сам,
Сохраб, Сиявуш, Шагад и др. Одним из приведённых в диссертации
примеров может служит символ созданный от имени Дакянуса:
‫ﻟﻴﮏ ﺑﯽ ﻣﺮگ اﺳﺖ دﻗﻴﺎﻥﻮس‬
‫ اﻓﺴﻮس‬،‫ واﯼ‬،‫واﯼ‬
(12, 109)
Однако бессмертен Дакянус
О горе, о горе, сожаленье!
Анализ стихов Ахавана Салеса, осуществлённый в данном разделе
диссертации
показывает,
что
он
был
одним
из
свободомыслящих
последователей Нимы Юшиджа, использовавший в своём творчестве
16
хорасанский стиль, особенно его эпический аспект для создания социальных
символов.
Третья глава - «Социальный символизм в новой таджикской поэзии» состоит из четырёх соответствующих разделов, посвящённых влиянию Нимы
Юшиджа на развитие социального символизма в новой поэзии Таджикистана
на примере творчества Гулрухсор Сафиевой, Бозора Собира и Искандара
Хатлони.
В первом разделе третьей главы, названном «Нима Юшидж и новая
таджикская поэзия», рассматривается вопрос влияния «нимайистской
поэзии» Ирана на формирование и развитие символистической поэзии в
новой литературе Таджикистана.
Начиная с 60-70 годов XX века связи современных литератур Ирана и
Таджикистана стали шире и тесни, что, несомненно, оказало своё
положительное влияние на развитие поэзии обеих стран. Таджикские поэты
обратились к новой персидской поэзии. Это прежде всего, бросается в глаза в
творчестве М. Каноата, К. Кирома, А. Шукухи, Ш. Лоика, Б. Собира,
Гулрухсор, Гулназара и др. До этого в определённый период времени «связи
языка и культуры Таджикистана с Ираном и Афганистаном, с одной стороны,
и с Индией и Пакистаном, с другой, одно время были забиты и на какое-то
время получился перерыв в них, однако постепенно появилась почва для
большого подъёма таджикского языка и литературы» (5, 109-110). Именно
начиная с этого периода, усиливается интерес современных таджикских
мастеров слова к новой поэзии Ирана, особенно к стихам Нимы. И эта
особенность более ярко выражена в поэзии Гулрухсор Сафиевой, Бозора
Собира и Искандара Хатлони, поэтические произведения которых стали
объектом исследования данной диссертационной работы.
Войны и конфликты, нищета и бедствия, насилия и неравенство,
дискриминации и произвол – все это могут стать мотивациями, чтобы
мыслящий и ответственный поэт использовал оружие поэзии в целях
улучшения социального положения своего народа.
17
Таджикский народ испытал суровые годы братоубийственной войны.
Эти годы для истории таджикского народа являлись смутными. Современные
таджикские
поэты
–
представители
социального
символизма
были
свидетелями важных социальных событий и преобразований своего
общества. Они воочию увидели, какие трудности в течение долгих
лет
испытывала на себе угнетённая таджикская нация. Они знают «ночь» и
«мрак», «весну» и «зарю». Они увидели, как в течение последнего столетия
под лозунгом «равенства», какие неравенства и произвол были навязаны их
угнетенному народу.
Во втором разделе третьей главы диссертации рассматриваются
особенности языка, мыслей и образов социальной поэзии таджикской
современной поэтессы Гулрухсор Сафиевой.
Гулрухсор относится к плеяде таджикских поэтов, в творчестве
которых социальные мотивы занимают значительное место. Для полноты
выражения своих замыслов, критического восприятия действительности она
часто обращается к различного рода покровам – символам. К числу слов,
использованных ею в качестве символов,
относятся «ночь», «чернота»,
«чёрный», «свет», «белый», «день», «сова», «голубь» и т. д. Например, в
следующих строках слова «ночь», «сова» и «голубь» являются символами
соответствующих понятий насилия, деспотизма и угнетения:
‫ﭼﻐﺰ‬
‫اﻥﺪر ﻻﻥﻪﯼ ﮔﺮم ﮐﺒﻮﺕﺮ‬
‫ﺣﺎﮐﻤﺎﻥﻪ ﻣﯽ ﮐﻨﺪ راﺣﺖ‬
(10, 117)
Сова.
В тесном гнезде голубя
Наслаждается как повелитель.
Взгляд Гулрухсор является социальным взглядом и её «Я» не является
личным. В её поэзии, кроме трудностей и болей женщин, отражаются также
18
текущие
события
в
Таджикистане,
происшедшие
политические
преобразования в течение последних лет. (10, 17).
В
диссертации
подвергаются
подробному
анализу
символы,
использованные в стихах Гулрухсор, такие как «Родина», (»Ватан»), «ночь»
(«шаб»), «мрак» («зулмат»), «луч» («нур»), «холод» («сармо»), «див» («дев»),
«листопад» («хазон») и т.д. и приводятся подробные комментарии. К таким
символам относится «Ватан» («Родина»), использованный в следующих
строках
Гулрухсор
как
символ
свободы,
чести,
существования,
независимости:
‫وﻃﻦ‬
|‫اﯼ ﻣﺎدر از ﻃﺎﻗﺖ ﺕﺤﻘﻴﺮ ﺧﺴﺘﻪ‬
‫وﻃﻦ‬
‫اﯼ ﺷﻪ ﭼﻨﺎر از ﺷﻤﺎل ﺟﻬﻞ ﺑﺸﮑﺴﺘﻪ‬
‫ز ﺑﻌﺪ هﺰاران ﺳﺎل‬
‫زﻗﻌﺮ ﺻﺪ ﻗﺒﺖ ﺧﺎﮎ ﺳﻴﻪ‬
‫اﻟﻤﻬﺎﯼ ﺕﻮ ﺑﺮ یﺎدم رﺳﻨﺪ‬
‫ﻓﺮیﺎد ﺧﻮاهﻢ ﮐﺮد‬
‫وﻃﻦ‬
(11, 88)
Родина!// О мать, уставшая от терпения унижений,// Родина!// О старая
чинара, сломанная от ветра невежества.// После тысячелетий,// Из глубины
сотен слоёв чёрной земли,// Вспомнятся мне твои боли.// Буду кричать
//Родина!
В данном разделе рассматриваются и особенности языка символов
Гулрухсор. Подчёркивается, что широкий круг слов, разнообразие красивых
и эмоциональных женских поэтических мотивов, стилей и структур
считаются выдающимся языковыми особенностями поэзии Гулрухсор. У неё
памятный и плавный язык; для выражения понятий она воздерживается от
языковых сложностей. В своих стихах она не использует архаизмы или
19
слова, которые совсем не существуют или являются малоупотребительными.
Её поэтический язык граничит с распространенным народным языком.
Третий раздел третьей главы диссертации посвящен анализу и
исследованию социально-политической направленности поэзии Бозора
Собира.
Бозор Собир является политическим поэтом, знающим истоки боли, он
считает себя преданным своему многострадальному народу, в его стихах
можно
услышать
отзвуки
горя
и
страдания
таджикского
народа.
Политические преобразования оказали на поэзию Бозора Собира прямое
влияние. В честь поэтов и писателей, а также борцов, оказавшихся под
преследованием коммунистического государства, он сочинил ряд искренних
стихов. Одним из таких стихов является стихотворение, посвящённое
покойному
писателю
коммунистическим
Джумы
государством
Одина,
за
который
свои
был
преследуем
реалистические
взгляды,
высказанные в романе «Гузашти айём» («Течение времени») (3, 300).
В поэзии Бозора Собира использование социальных символов не
аналогично с поэзией Гулрухсор или Икандара Хатлони. Однако его взгляд
является социально-политическим и гуманистическим. Он пишет о болях и
недостатках, раскрывает обман и подлые замыслы недругов. В том числе в
стихотворении «Дочь крестьянина» («Духтари деҳқон») Бозор Собир
символизирует тяжкий труд и угнетение, а «пахтазор» («хлопчатник»)
является символом, созданным поэтом. Например, в нижеследующих
строках:
‫ﺁن هﻤﻪ ﭼﻨﮕﯽ ﮐﻪ ﺑﻨﺸﺴﺘﺴﺖ ﺑﺮ ﻣﮋﮔﺎن ﺕﻮ‬
.‫ﺁن هﻤﻪ ﺑﺎر زﺑﺎن و ﺑﺎر ﻣﮋﮔﺎن ﻣﻦ اﺳﺖ‬
‫ﺑﺎ ﺕﻮ ﮔﺮدم رو ﺑﻪ رو از ﺷﺮم ﻣﯽریﺰم ﻋﺮق‬
.‫ﮔﻮیﻴﺎ در ﭘﺨﺘﻬﯽ دﺳﺘﺎن ﺕﻮ ﺟﺎن ﻣﻦ اﺳﺖ‬
(2, 62)
Вся та пыль, которая села на ресницы твои,
Является грузом моего языка и моих ресниц.
20
Когда с тобой стану лицом к лицу от стыда теку я потом,
Будто душа моя – в хлопке твоих рук.
В указанных строках Бозор Собир пишет о тяжком труде крестьян и
крестьянских дочерей, которые с низкой зарплатой испытывали большие
муки
на
хлопчатнике.
Поэт
утверждает,
что
вопреки
сообщениям
официальных государств, которые ложно считают таджикскую женщину
освобождённый и добившейся реальной ценности, таджикская девушка под
притеснением общества оказалась под тяжким бременем.
Анализ, осуществлённый в данном разделе диссертации, показывает,
что Бозор Собир является политическим поэтом, хотя его любовные стихи с
литературной точки зрения, считаются более изящными и привлекательными
по сравнению с его политическими стихами. Он вырос в сиротском доме, и
сиротство оказало сильное влияние на его взгляды и слово, начиная с самого
начала по настоящее время.
В завершающем, четвёртом разделе третьей главы диссертации
рассматриваются особенности социальной поэзии Искандара Хатлони.
Выясняется, что Искандар Хатлони прожил недолгую жизнь и не смог
за это короткое время своей жизни в совершенстве проявить свой талант и
мастерство в таджикской поэзии. Несмотря на это, в течение своей короткой
жизни он проявился как большой поэт и по праву считается одним из
основных
представителей
социальной
и
символической
поэзии
Таджикистана.
В
поэзии
Искандара
Хатлони
наблюдается
большое
влияние
современной иранской, особенно нимайисткой поэзии. В большинстве
случаев его символы являются символами и аллегориями, которые
распространены в социальной поэзии Ирана. Взгляд Искандара является
социальным взглядом с гуманистическим подходом. Он присутствует там,
где существует рана: в Иране, Палестине, Афганистане, Москве, Душанбе,
Худжанде там, где слышны стоны и крики. Его «Я» является «Я» общество,
биение сердца его стихов упорядоченно в соответствии с часами криков и
21
стонов народа. Как и его наставник – Нима Ющидж – он думает о глубине
смысла и не использует непонятных выражений и осложнений. Его
социальные символы являются знакомыми и быстро находимыми.
Анализ стихотворений двух сборниках Искандара Хатлони под
названиями «Садои пои вожаҳо» («Звук ног слов») и «Кушоиш»
(«Откровение») свидетельствуют об изобилии в его творчестве социальных
символов, таких как «фардо» («завтра»), «нур» («луч»), «офтоб» («солнце»),
«сапеда» («заря»), «чашма» («родник»), «шаҳр» («город») и т.д. В
диссертации анализировано значительное количество его символов и
приведены соответствующие стихотворные примеры из творчества поэта. В
том числе доказывается, что в поэзии Искандара Хатлони символ «шаҳр»
(«город») в большинстве случаях символизирует грезы поэта, иными
словами, все свои грезы поэт видит в городе, в котором, по словам Сохраба
Сепехри, находятся «на той стороне рек» («дар он суйи дарёҳост»).
Например, в следующих строках поэта идеальный город представляет собой
надежды и грезы «солнечного» поэта. Для достижения того города предстоят
большие расстояния:
‫ﺕﻮ ﺁﻣﺪﯼ و‬
‫ﻥﻘﺶ ﭘﺎت ﻣﯽﻣﺎﻥﺪ‬
‫ﺑﻪ روﯼ ریﮓ ﺳﺎﺣﻞ دریﺎ‬
...‫ﮐﻪ ﻣﺜﻞ ﻣﻦ ﺕﻨﻬﺎﺳﺖ‬
‫ﺕﻮ هﻢ ﺑﻪ ﺧﻮاب ﻥﺎز‬
.‫ﻓﺮو ﻣﯽروﯼ‬
‫ ﺁهﺴﺘﻪ‬،‫ﺁهﺴﺘﻪ‬
‫و ﺧﻮاب ﻣﯽﺑﻴﻨﯽ‬
‫و ﺷﻬﺮ ﺁﻓﺘﺎب‬
.‫ﺑﻪ ﺧﻮاب ﻣﯽﺑﻴﻨﯽ‬
(7, 26-27)
Ты пришёл
И след твоих ног остаётся.
22
На песке берега реки,
Который, как я, одинок…
Ты также в сладком сне,
Окунаешься.
Медленно, медленно,
И видишь сны.
И город солнца,
Во сне видишь.
В диссертации подвергаются подробному анализу и исследованию
символы, использованные Искандаром Хатлони, такие как «фардо»
(«завтра»), «нур» («луч»), «офтоб» («солнце»), «сапида» («заря»), «чашма»
(«родник»), «сабз» («зелёный»), «модар» («мать»), «шаҳр» («город») и т. д. и
делаются соответствующие выводы.
В
заключении
диссертации
подводятся
итоги
исследования
основными из которых заключаются в нижеследующем:
1. Политические и социальные распри общества в Иране и
Таджикистане,
нищета,
войны,
братоубийства,
несправедливость
и
дискриминация – все это привело к тому, что большая часть поэтов этих двух
стран изменили своё прошлое отношение к поэзии в направлении массового
символического взгляда, построив из символической поэзии средство для
противостояния с социальными несправедливостями.
2. Издание в 1921 году поэмы Али Исфандияри, известного как Нима
Юшидж под названием «Афсона» («Сказка») стало началом новой поэзии
Ирана. В результате произошли основательные изменения, как в форме, так и
в содержании поэзии. Это обстоятельство не могло не коснуться средств
поэтического порядка, в том числе системы символов современной поэзии.
3. Символизм в современную литературу Ирана проник под влиянием
традиционной поэзии и опыта западной, особенно французской поэзии.
23
4. Как средство художественного выражения символ по своему
значению
относится
к
группе
смысловых
художественных
средств
украшения речи и больше склоняется к метафоре, метонимии.
5.
Между
иранскими
и
западными
поэтами
–
символистами
существуют важная разница. Социальные поэты Ирана используют поэзию
на службу народу, их грезам и мечтам. Но западные поэты – символисты
следуют только созданию символов и двусмысленности вокруг всякого
социального взгляда.
6. В современной таджикской литературе символизм формировался под
влиянием поэзии Нима Юшиджа. Наиболее яркими представителями
символизированной поэзии Таджикистана являются Гулрухсор Сафиева,
Бозор Собир и Искандар Хатлони.
7. Символ в творчестве современных поэтов Таджикистана явился
важным средством выражения своих социально-политических мыслей.
8. Символическая поэзия Ирана, ориентированная на общество,
является ровесницей печали и отчаяния, а представителем этой печали и
лишения считается Ахаван Салес. В таджикской поэзии стихи таких поэтов,
как Гулрухсор, даже там, где она пишет о радости, полны печалью и грустью,
а её смех означает беспрерывные мучения.
9. Ахмад Шамлу считается учеником Нимы, но он сформировал новый
путь и направление после Нимы и основал форму, которая стала называться
«шеъри мансур» («прозаическая поэзия»), или «шеъри сапид» («белая
поэзия»). Поэтому Нима называют «отцом новой поэзии», а Ахмада Шамлу
«отцом белой поэзии».
10. Символы, встречающиеся в творчестве иранских и таджикских
поэтов Нима Юшиджа, Ахмада Шамлу, Ахавана Салеса, Гулрухсор
Сафиевой, Бозора Собира, Искандара Хатлони весьма разнообразны по
содержанию и тематике.
11. В творчестве Гулрухсор и Искандара Хатлони, как и в творчестве
поэтов-символистов Ирана, широко используется символ «ночь». Вместе с
24
тем, в творчестве таджикских поэтов символы «ватан» и «механ» («родина»)
имеет особое значение и после «ночи» символ «ватан» имеет наибольшее
применение.
Список цитированной литературы:
1. Бароњани Ризо. Тилло дар мисс. – Тењрон: Зарёб. Љ. 2., 2001. – 754с.
2. Бозор Собир. Баргузидаи ашъор. Тењрон: Ал-Њудо, 1994. – 404с.
3. Бозор Собир. Бо шамидан бо чашидан. – Душанбе. Адиб, 2008. – 206с.
4. Дењхудо Алиакбар. Девони ашъор. Њамнаво бо мурѓи сањар. Тањрири
Билќиси Сулаймонї – Тењрон; Солис, 2000. – 391с.
5. Ёњаќї Муњаммад Љаъфар. Чун сабуйе ташнаи Нил. – Тењрон, 1375с.
6. Зарќонї Сайид Мањдї. Чашмандози шеъри муосири Эрон. – Тењрон:
Солис. Чопи якум. – 739с.
7. Идизода Хатлонї Искандар. Садои пои вожањо. – Кобул: Кумитаи
марказї, 1988. – 43с.
8. Лосев А. Ф. Проблемы символа и реалистическое искусство. – М.:
Искусство, 1976.
9. Ориёнпур Кошонї Аббос. Фарњанги бузурги инглисї-форсї. Љ. 5. –
Тењрон: Амири Кабир, 1993. – 634с.
10. Сафиева Гулрухсор. Гулчине аз ашъор. Тењрон: Ал-Њудо, 1994. – 313с.
11. Сафиева Гулрухсор. Ашки тўфон. Маљмўаи ашъор. – Тењрон:
Дабирхонаи шўрои густариши забон ва адабиёти форсї, 1999. – 471с.
12. Њуќуќї Муњаммад. Шеъри замони мо. Мењдї Ахавани Солис.
Тењрон: Нигоњ, 1992. – 391с.
13. Чадвиг Чарлз. Самбулизм. Тарљумаи Мањдии Сањобї. – Тењрон:
Марказ, 1996. – 68с.
14. Шамлу Ањмад. Њавои тоза. – Тењрон: Нил, 1997. – 347с.
15. Эстетика: Словарь (под общ. Ред. А. А. Беляева идр. – М.: Политиздат,
1989.
25
Основные положения диссертации изложены в следующих
публикациях автора:
1. Пак Тинат Хешматоллах Гарати. Символизм в современной
поэзии. (правила, теории, наблюдения)// Гарати. П.Т.Х. – Вестник
педагогического университета. Серия филологии.–Душанбе: Сино,
2011. – №4 (40). – С. 91-94 (на тадж. яз.).
2. Пак Тинат Хешматоллах Гарати. Символы «ночь», «день»,
«чёрный»
и
«белый»
в
современной
Таджикистана// Гарати. П.Т.Х.
поэзии
Ирана
и
– Вестник педагогического
университета. –Душанбе: Сино, 2011. №6 (43). –С. 248-251 (на тадж.
яз.).
3. Пак Тинат Хешматоллах Гарати. Символ в поэзии современной
поэтессы
Гулрухсор
Сафиевой//
Гарати.
П.Т.Х.
–
Вестник
педагогического университета. –Душанбе: Сино, 2012. – №4 (47). –
С. 81-84 (на тадж. яз.).
4. Пак Тинат Хешматоллах Гарати./ Гарати Пак Тинат Хешматоллах
Поэзия символизма и современные поэты Ирана. Душанбе: «Ирфон»,
2015.- 148с.
26
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа