close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Социально-трудовая мобильность молодежи в условиях современного регионального социума

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ЛОГИНОВ Александр Вадимович
СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВАЯ МОБИЛЬНОСТЬ МОЛОДЕЖИ
В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО РЕГИОНАЛЬНОГО СОЦИУМА
Специальность 22.00.03 – Экономическая социология
и демография
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата социологических наук
ПЕНЗА 2015
Работа выполнена на кафедре «Коммуникационный менеджмент»
ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный университет».
Научный руководитель –
доктор философских наук, доцент,
Розенберг Наталья Владимировна
Официальные оппоненты: Липатова Людмила Николаевна,
доктор социологических наук, профессор,
ГКУ «НИИ гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия»
(г. Саранск), ведущий научный сотрудник
отдела региональных исследований
и программ;
Васильева Екатерина Николаевна,
кандидат социологических наук, доцент,
ФГАОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» (г. Волгоград),
доцент кафедры социальной работы
и педагогики
Ведущая организация −
ФГБОУ ВПО «Тольяттинский
государственный университет» (г. Тольятти)
Защита диссертации состоится 23 декабря 2015 г., в _____ часов,
на заседании диссертационного совета Д 212.186.09 в ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный университет» по адресу: 440026, г. Пенза,
ул. Красная, 40.
С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке
ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный университет».
Диссертация размещена на сайте ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный университет»: http://dissov.pnzgu.ru/ecspertiza/loginov
Автореферат разослан «____» ____________ 2015 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Щанина Екатерина Владимировна
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Современное российское общество, находясь в процессе модернизации, сталкивается с проблемой адаптации населения к быстро меняющимся условиям жизни, страхом перед
будущим, поэтому эффективное управление социальными перемещениями
способствует социальной стабильности и развитию как отдельной личности, так и общества в целом.
Происходящее преображение социального и культурного пространства включает человека в высочайший темп ускорений, заставляет постоянно изменять свой социальный статус, совершая как горизонтальные, так
и вертикальные перемещения. Новые социальные стандарты, предлагаемые
современному человеку, а также СМИ подталкивают его к поиску престижной работы, которая гарантирует комфортную и успешную жизнь.
Постоянное обновление знаний и устаревание отдельных профессий
ставит человека перед необходимостью постоянно совершенствоваться, овладевать новыми специальностями. Изменяется и представление о профессионализме. Весьма распространены случаи, когда самым высоко оплачиваемым становится именно молодой сотрудник, обладающий подлинно
актуальными знаниями в конкретной области. В связи с этим в современном обществе возрастает роль профессионального образования, меняется
вся система переподготовки кадров. Кроме того, в процессе поиска работы
человек определяет потолок возможностей данного региона и начинает
стремиться к их расширению за счет других регионов.
Все вышесказанное позволяет сделать вывод о необходимости оптимизации процессов социально-трудовой мобильности молодежи, что в свою
очередь оказывает влияние на дальнейшее развитие молодого поколения
как субъекта общественного воспроизводства и общественной жизни.
Социально-трудовая мобильность молодежи заслуживает особых исследований, поскольку, с одной стороны, молодежь относится к категории
социально незащищенных слоев населения, что требует определенного
участия государства в регулировании социально-трудовой мобильности,
а с другой стороны, молодежь объективно обладает огромным потенциалом добровольной мобильности, обусловленным ориентацией на достижения и стремлением к самореализации.
Степень научной разработанности проблемы. Теоретико-методологическими основаниями исследования являются работы К. Маркса,
Ф. Энгельса, М. Вебера, П. Сорокина и других классиков социологии, в которых были представлены различные взгляды на природу и структуру общества.
Определение социальной стратификации и социальной мобильности
было дано американским социологом П. А. Сорокиным, который предложил новое объяснение структуры общества, раскрыл механизмы перемещения отдельных индивидов и групп людей с изменением их социального
3
статуса, выделил виды социальной мобильности и показал роль социальных институтов в процессе социальных перемещений людей.
Разработкой вопросов, связанных с механизмом действия экономических институтов, анализом рынка труда, роли государства в процессах его
регулирования и мотивации поведения человека на этом рынке, занимались
Р. Холл, Дж. Кейнс, Э. Хансен, Ф. Хайек, М. Фридмен и др.
С конца 50-х гг. XX в. в социологии и экономике начинает использоваться новая концепция социального капитала. Понятие «социальный капитал» было введено в научный оборот П. Бурдье и в дальнейшем нашло свое
развитие в работах Дж. Коулмана, Р. Патмэна и др.
Однако приходится констатировать, что исследования зарубежных
авторов не могут быть использованы в условиях современного российского
общества без учета его особенностей. В современной отечественной социологии изучение социально-трудовой мобильности представлено широким
спектром научных работ.
Начало исследования еще в советское время было положено в работах Н. А. Аитова, Ю. В. Арутюняна, М. Н. Руткевича, В. И. Староверова,
Ф. Р. Филиппова, О. И. Шкаратана, в которых рассматривались проблемы
социальной мобильности и влияние социально-экономических изменений
в стране на процессы социальной адаптации и мобильности российского
населения.
Механизмы и закономерности проявления трудовой мобильности,
объективные и субъективные факторы, влияющие на данный процесс,
характер их взаимосвязи, методы управления этим процессом были исследованы в трудах Л. С. Бляхмана, Е. Г. Антосенкова, В. В. Радаева, З. В. Куприяновой, Б. Д. Бреева, А. Э. Котляр, М. Ф. Черныш и др. Данными учеными были установлены причинно-следственные связи между социальнотрудовой мобильностью и различными деструктивными процессами, происходящими в обществе. Социально-экономическое неравенство как тормозящий фактор социально-трудовой мобильности исследовано в работах
В. И. Бойко, В. Н. Шубкина и др.
Изучение влияния социальной адаптации молодежи в процессе социальной мобильности основано на исследованиях Л. А. Беляевой, Е. Н. Васильевой, Е. А. Гришиной, М. К. Горшкова, Л. Я. Дятченко Ю. А. Зубок,
Т. Н. Ивановой, Н. И. Лапина, С. В. Полутина и др.
Влияние образования на социальную стратификацию и мобильность
исследовано в трудах современных отечественных авторов – Е. М. Авраамовой, О. В. Виштак, З. Т. Голенковой, Д. Л. Константиновского, Н. В. Розенберг, B. C. Собкина, E. H. Тихоновой, Г. А. Чередниченко и др. Большое
значение для исследования труда и занятости молодежи в современной
социально-экономической ситуации имели труды Н. В. Андреенковой,
Е. Г. Слуцкого, В. И. Чупрова, А. В. Дмитриева, Н. А. Перинской и др.
Не менее интересными являются исследования гендерных и молодежных
4
аспектов современного рынка труда (Г. Г. Силласте, Н. В. Лихачева,
Н. А. Дунаева и др.).
Проблемы трудовой мобильности в отечественной социологии рассматриваются сквозь призму проблемы занятости такими учеными, как
И. Ю. Безгребельная, И. М. Козина, Л. Н. Липатова, Ю. А. Симагин и др.
Вместе с тем следует отметить, что в большинстве исследований не
уделяется должного внимания проблемам социально-трудовой мобильности наиболее уязвимой социально-демографической группы – молодежи.
Без внимания остается вопрос о влиянии социального капитала на трудовую мобильность молодого поколения. На сегодняшний день практически
отсутствуют работы, посвященные рассмотрению социально-трудовой мобильности молодежи в условиях дотационного региона. Это обуславливает
необходимость исследования указанных проблем в региональном разрезе.
Объектом исследования является молодежь регионального социума.
Предмет исследования − социально-трудовая мобильность молодежи в дотационном регионе.
Цель исследования состоит в выявлении стратегий и каналов социально-трудовой мобильности молодежи.
Поставленная цель подразумевала последовательное решение следующих задач:
− рассмотреть основные подходы к анализу социально-трудовой мобильности;
− определить влияние различных каналов мобильности на современные процессы социально-трудовой мобильности молодежи;
− исследовать специфику социально-трудовой мобильности молодежи в условиях социально-экономической ситуации дотационного региона;
− выявить особенности функционирования каналов социально-трудовой мобильности молодежи в дотационном регионе;
− разработать рекомендации по повышению эффективности региональной политики в сфере развития процессов социально-трудовой мобильности молодежи.
Область исследования соответствует требованиям паспорта специальности ВАК 22.00.03 «Экономическая социология и демография» (п. 4
«Социально-экономические группы и структуры», п. 11 «Социально-трудовая мобильность»).
Теоретико-методологической базой диссертационного исследования явились работы отечественных и зарубежных ученых в области социальной стратификации и социальной мобильности, экономической социологии и социологии труда. При анализе социальных институтов и каналов
социальной мобильности автор опирался на идеи П. А. Сорокина, М. Вебера, К. Маркса. В работе использовались положения теории социального капитала П. Бурдье и Дж. Коулмана, определяющей специфику проявления
влияния социальных институтов на процессы социально-трудовой мобильности молодежи.
5
Изучение социально-трудовой мобильности проводилось с позиций
системного, ресурсного, институционального и структурно-функционального подходов.
Эмпирическая база исследования включает результаты авторских
социологических исследований:
 анкетный опрос «Стратегия профессиональной мобильности» (2014 г.)
студентов IV−V курсов вузов Пензенской области (n = 500);
 анкетный опрос «Социально-трудовая мобильность на региональном рынке труда» (2014 г.) молодых людей, работающих в бизнес-инкубаторах, организациях и предприятиях г. Пензы (n = 276);
 экспертный опрос (n = 20), в котором в качестве экспертов выступили специалисты Центра занятости г. Пензы, Министерства образования
Пензенской области, центра содействия трудоустройства ПГУ «Лидер»,
департамента СМИ Пензенской области;
 результаты вторичного анализа эмпирических данных ряда социологических исследований: «Опрос 1000 домохозяйств, имеющих в своем
составе детей в возрасте от 14 до 18 лет» (ИСЭПН РАН, 2010 г.); «Социальная и социально-политическая ситуация в России: анализ и прогноз»
(ИСПИ РАН, 2012 г.); «Дифференциация высшего образования» (ЛевадаЦентр, 2011 г.); «Государство как субъект социализации российской молодежи: механизмы и технологии участия» (Москва, 2012 г. С. Н. Першуткин), «Пользователи российского Интернета» (ФОМ, 2012 г.).
В диссертационной работе использовались нормативно-правовые акты Российской Федерации и Пензенской области в сфере молодежной политики, а также данные Федеральной службы государственной статистики.
Научная новизна диссертационного исследования заключается
в следующем:
 с учетом современных социологических концепций уточнено понятие социально-трудовой мобильности, выделены доминирующие факторы,
влияющие на данный процесс в условиях дотационного региона;
 определено влияние основных каналов социально-трудовой мобильности (семья, образование, средства массовой коммуникации (СМК),
государство, рынок труда) на построение молодым поколением профессиональной и жизненной стратегий;
 установлена специфика процесса социально-трудовой мобильности
молодежи в условиях дотационного региона (смещение трудовой миграции
в сторону отъезда из региона, отсутствие перспектив карьерного роста для
молодежи в связи узостью регионального рынка труда и др.); показана зависимость траектории успешной карьеры от социального капитала;
 выявлены основные негативные факторы функционирования каналов социально-трудовой мобильности молодежи в условиях дотационного
региона (диспропорция в структуре социального капитала, узость и струк-
6
турная нестабильность регионального рынка труда, дискриминация молодежи на рынке труда и др.);
 предложен комплекс мер для повышения эффективности региональной политики в сфере развития процессов социально-трудовой мобильности молодежи.
Положения, выносимые на защиту:
1. В современном социологическом знании традиционные подходы
к анализу социально-трудовой мобильности наполнились новым содержанием. Социально-трудовая мобильность понимается как многоаспектное
явление, включающее в себя региональные, гендерные, возрастные, психологические факторы. Автором установлено, что проблемным полем социологических исследований становится анализ социально-трудовой мобильности в новом социальном контексте: в трансформировавшихся условиях
на рынке труда, изменившемся характере самого труда, инновационности
всех сфер общественной жизни, динамике ценностных ориентаций и потребностей, влиянии образования на профессиональную адаптацию.
Доминирующими факторами социально-трудовой мобильности молодежи в условиях дотационного региона являются: узость регионального
рынка труда, неперспективность рабочих мест; неразвитость социокультурной сферы, обусловленная дотационным характером бюджета региона;
значительное влияние социального капитала семьи на формирование профессиональных ориентаций молодого поколения; ограниченность спектра
образовательных программ подготовки специалистов, связанная с запросами экономики региона и определяющая амплитуду возможностей социально-трудовой мобильности молодежи.
2. Основные каналы социально-трудовой мобильности (государство,
рынок труда, семья, образование, средства массовой коммуникации) оказывают неравноценное влияние на социальную мобильность в разные периоды жизни человека.
Так, семья оказывается важнейшим социальным каналом для создания условий восходящей социальной мобильности в период с 15 по 18 лет.
Чем выше ресурсный потенциал семьи, тем больше вероятность получения
высшего образования и поступления на работу, которая обеспечит высокий
доход и быстрое продвижение по карьерной лестнице.
Система образования, претерпевшая за последние 20 лет существенные трансформации, становится решающим фактором формирования эффективной социальной мобильности для людей 18−24-летнего возраста.
Традиционные каналы социальной мобильности, такие как семья и
сфера образования, уступают свои позиции средствам массовой коммуникации у группы 25−35-летних. Повсеместное распространение средств массовой коммуникации привело к возникновению единого информационного
пространства мира, что способствует возникновению новых форм и способов социальной мобильности, связанных с такими социальными феноме-
7
нами, как дистанционное обучение, социальные сети, работа через удаленный доступ, фриланс и др.
В условиях дотационного региона происходит изменение влияния
социальных каналов мобильности на построение молодым поколением
профессиональных и жизненных стратегий. Традиционные каналы оказывают опосредованное воздействие на процессы социально-трудовой мобильности, формируя совокупность социальных связей, норм взаимной ответственности или доверия, образующих социальный капитал личности.
3. Пензенская область относится к числу дотационных регионов РФ
и имеет смещение трудовой миграции в сторону отъезда из региона.
По числу въезжающих на работу она находится на последнем месте в Приволжском федеральном округе (1,1 тыс. чел.). Это говорит о том, что рынок
труда в данном субъекте не является привлекательным ни по одной из отраслей экономики.
На основании проведенного исследования была выявлена степень
удовлетворенности работающей молодежи условиями труда в регионе,
перспективность рынка труда Пензенской области, механизмы горизонтальной и вертикальной социально-трудовой мобильности. 39 % респондентов планируют покинуть регион в поисках достойной работы. Пятая
часть опрошенных указывает, что в регионе мало привлекательных рабочих мест. Результаты опроса говорят о высокой внутренней мотивации
к социально-трудовой мобильности в среде трудящейся молодежи региона.
69,6 % респондентов готовы к трудовым перемещениям, которые приведут
к повышению их социального статуса.
Для молодежи региона заметную роль в построении профессиональной карьеры играют семейно-родственные связи (48 %). Традиционно воспринимая высшее образование одним из необходимых условий построения
карьеры, вместе с тем респонденты отмечают его второстепенное значение
(20 %). На помощь государства рассчитывают лишь 6 % опрошенных, остальные считают неэффективной государственную поддержку в решении
процесса занятости. Гендерная асимметрия социально-трудовой мобильности подтверждает, что мужчины являются в среднем более конкурентоспособными, чем женщины с точки зрения перспектив и условий занятости.
На основании этого можно сделать вывод, что стремление занять более
значимую социальную позицию порождает высокую активность молодых
людей, однако при этом наблюдается диспропорция в использовании каналов социально-трудовой мобильности.
4. Социально-экономические реформы, проводимые в России с начала 90-х гг. XX в., привели к трансформации ценностно-нормативных установок, что вызвало асимметрию социального капитала, в частности,
приоритетными оказались семейные связи. Кроме этого, в структуре регионального рынка труда предложение рабочей силы не коррелирует
со спросом на нее, что объясняется диспропорциями самого рынка труда,
8
а также структурной диспропорцией между профессиональным образованием и рынком труда. Так, в вузах и ссузах Пензенской области наибольший конкурс наблюдается на экономический и юридический факультеты,
в то время как на рынке труда самый высокий процент безработных составляют представители именно этих профессий. Одновременно с этим наблюдается дискриминация молодежи на рынке труда, основными причинами которой являются, с одной стороны, отсутствие у молодежи опыта
работы и нежелание работодателей вкладывать средства в повышение квалификации молодых сотрудников, а с другой − низкий уровень заработной
платы, предлагаемой молодому специалисту работодателем.
5. Для изменения ситуации на региональном рынке труда, регулирования потоков межрегиональной трудовой миграции молодежи, создания
условий для построения успешной профессиональной карьеры целесообразно совершенствование региональной молодежной политики в сфере
социально-трудовой мобильности. Предложен комплекс мер, представляющий собой: обновленную систему профориентации, акцентирующую
внимание на современных тенденциях развития экономики региона; повышение престижа профессий, испытывающих недогруженность рабочей
силой, в том числе с помощью средств массовых коммуникаций; создание
новых рабочих мест с использованием сети Интернет; актуализация представлений молодежи о положении на региональном рынке труда и перспективах его развития; усиление пропаганды ценностей труда для общества;
формирование привлекательного образа региона и позитивная оценка его
будущего.
Условиями увеличения эффективности использования труда молодых
специалистов в региональной экономике можно считать: изменение социально-экономической ситуации в регионе, повышение престижа профессий, необходимых для экономики области, создание условий и перспектив
для карьерного роста молодого специалиста, а также решение жизненно
важных проблем молодежи (жилье, досуг и пр.).
Теоретическая и практическая значимость состоит в расширении
и углублении имеющихся научных представлений о специфике, особенностях и тенденциях социально-трудовой мобильности молодежи в условиях
дотационного региона. Отдельные положения диссертации могут быть использованы для дальнейших теоретических и прикладных исследований
в современной социологии труда.
Теоретико-методологические положения и эмпирические выводы,
полученные автором при анализе особенностей влияния социального капитала на траектории социально-трудовой мобильности молодежи, могут
быть учтены в работе Министерства экономики, Министерства труда, социальной защиты и демографии, службы занятости населения при разработке и реализации региональной молодежной политики в сфере социаль-
9
ной мобильности; могут быть внедрены в практическую деятельность учреждений среднего, среднего профессионального, высшего и послевузовского образования.
Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования были представлены на V Международной научно-практической конференции «Человек. Культура. Общество»
(Пенза, 2013); II Международной научно-практической конференции «Факторы устойчивого развития экономики России на современном этапе (федеральный и региональные аспекты)» (Пенза, 2015); VII Международной
научно-практической конференции «Человек. Культура. Общество» (Пенза,
2015). Всего по теме диссертации опубликовано 10 работ общим объемом
4,7 п.л., в том числе три работы в изданиях, входящих в перечень ВАК Министерства образования и науки РФ.
Отдельные положения диссертации внедрены в учебный процесс
высшей школы в следующих курсах: «Социология», «Социальная политика
и ее реализация в регионе», «Социология молодежи», «Экономика и социология труда».
Диссертация обсуждена на кафедре «Коммуникационный менеджмент»
Пензенского государственного университета и рекомендована к защите.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка и приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее научной разработанности, определяются объект,
предмет, цель и задачи, обосновывается научная новизна, характеризуются
теоретико-методологические основы и эмпирическая база, излагаются основные положения, выносимые на защиту, освещается научно-теоретическая и практическая значимость проведенного исследования.
Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования
социально-трудовой мобильности молодежи» носит теоретический характер и состоит из двух параграфов.
В первом параграфе «Социально-трудовая мобильность в структуре
социологического знания» анализируются основные научные концепции
определения сущности социальной структуры. Автор опирается на идеи
классиков социологии К. Маркса, М. Вебера, П. А. Сорокина, которые в качестве исходных элементов социальной структуры рассматривали большие
группы людей, объединяемых по сходству каких-либо значимых социальных признаков. Отмечая особенности каждой теории, диссертант выделяет
концепцию П. А. Сорокина, который понимает социальное пространство
как совокупность всех социальных статусов данного общества. Переход
10
индивида из одной социальной позиции в другую П. А. Сорокин называет
социальной мобильностью.
В параграфе отмечается, что существуют две основные причины социально-трудовой мобильности: во-первых, постоянные социальные изменения, обуславливающие видоизменения труда, которые приводят к созданию новых статусов и отмиранию прежних; во-вторых, невозможность со
стороны элиты общества контролировать естественное распределение талантов и способностей, что ведет к неизбежному пополнению высших слоев талантливыми выходцами из низших.
Обзор научной литературы показал, что среди всего видового многообразия социальной мобильности в современных исследованиях социологи
особенно часто обращаются к анализу социально-трудовой мобильности,
которая способствует повышению уровня удовлетворенности от самореализации личности и является обязательным атрибутом цивилизованного,
развитого и демократического государства.
Под социально-трудовой мобильностью автором понимается изменение профессионального статуса и роли работника, которое отражает динамику его профессионального роста, а также интенсивность кадровых и миграционных перемещений, обусловленных особенностями регионального
рынка труда.
Диссертант анализирует две группы факторов социально-трудовой
мобильности: объективные и субъективные. К первым относятся следующие: уровень развития экономики, исторический тип стратификации, демографические показатели, характер труда, разделение труда, характерное для
данной стадии развития общества, национальные и конфессиональные особенности, состояние образования и его доступность, ресурсная дифференциация территорий; ко вторым − психологические особенности личности,
представляющие собой жизненный ресурс работника и социальный капитал, использование которого становится особенно актуальным в современном обществе.
Особое внимание в параграфе уделено изменениям, произошедшим
в характере труда и рынке труда, в условиях модернизации современного
российского общества. Используя основные характеристики этого общества (высокий темп изменений, инновативность, демассовизация, дестандартизация), автор показывает, что новый социальный контекст требует высокой степени мобильности от всех членов общества, чтобы быть адекватным ему.
Автор подчеркивает, что современный рынок труда в России отражает все общемировые тенденции (коренное изменение структуры занятости
населения, возрастание роли негосударственного сектора экономики, расширение возможностей неформальной занятости и т.д.) и одновременно
имеет ряд особенностей. Особенности регионального рынка труда обусловлены рядом факторов, среди которых следующие: экономическая спе-
11
циализация, обеспеченность природными ресурсами, динамика производства, инвестиционная привлекательность территории и уровень поддержки
территории со стороны федерального центра.
Что касается субъективных факторов социально-трудовой мобильности, то в диссертационном исследовании указывается на ресурсный потенциал личности, который нуждается в эффективном управлении. Успешная
карьера, стратегия ее построения зависят прежде всего от социально-психологических компонентов жизненного ресурса личности (положительный
эмоциональный настрой, высокая самооценка, одобрение себя и ожидание
одобрения со стороны окружающих).
Большое значение, по мнению диссертанта, имеет такой фактор социально-трудовой мобильности, как социальный капитал, т.е. те социальные связи, которые становятся важным ресурсом для извлечения преимуществ. В создании социального капитала могут участвовать семья, фирма,
различные группы и сообщества, социальные институты. Делается вывод,
что наличие социального капитала дает доступ к полной достоверной
и объективной информации; возможность влияния на принятие кадрового
решения; социальные гарантии доступа к дополнительным надындивидуальным ресурсам; высокую степень доверия и адаптации к новым условиям
труда.
Во втором параграфе «Социальные институты и практики социально-трудовой мобильности молодежи» рассматриваются каналы социальнотрудовой мобильности молодежи, определяется степень влияния основных
каналов социально-трудовой мобильности на построение молодым поколением профессиональных и жизненных стратегий.
В параграфе отмечается, что особый интерес представляет изучение
процессов социально-трудовой мобильности молодежи, поскольку эта социальная группа имеет ряд существенных особенностей. Во-первых, это
переходность положения, которая определяет социальную нестабильность
указанной группы. Во-вторых, активный поиск своего места в жизни,
имеющий в своей основе экономические, социальные, психологические и
личностные детерминации. В-третьих, интенсивное освоение большого
числа новых социальных ролей, связанных с получением образования, приобретением гражданских и политических прав, созданием семьи, выбором
профессии, поиском работы. В-четвертых, высокий уровень мобильности, который обусловлен вышеперечисленными характеристиками, а также
определенной степенью свободы от стереотипов и предрассудков предыдущих лет, стремлением выделиться, отличаться от остальных, неустойчивостью психики, внутренней противоречивостью, низким уровнем толерантности.
Автор делает вывод о том, что наиболее важными для процесса социально-трудовой мобильности являются такие каналы, как семья, образова-
12
ние, СМК и государство, оказывающие неравнозначное влияние на социальную мобильность в разные периоды жизни человека.
Так, экономические возможности семьи создают условия для успешной социально-трудовой мобильности молодого человека. Семья берет на
себя формирование жизненных стратегий детей, определяя оптимальное
соотношение перспектив карьерного и профессионального роста детей
и собственных ресурсов. Автором было установлено, что высокий ресурсный потенциал семьи с большой долей вероятности приводит к поступлению детей в высшее учебное заведение, получению такой специальности
и работы, которая обеспечивает как высокие доходы, так и достаточно быстрый карьерный рост.
Диссертант обращает внимание на то, что вынужденная маргинализация российской интеллигенции, возникшая вследствие новой экономической ситуации, повлияла на статус образования в общей системе ценностей
россиян. Высшее образование (в первую очередь техническое) утратило
свои позиции как решающий фактор восходящей социально-трудовой мобильности. В сознании молодых россиян укоренился стереотип о важности
престижного диплома для построения успешной карьеры и второстепенности знаний, полученных в процессе обучения. Делается вывод, что в современном российском обществе существует противоречие между стремлением к получению высшего образования как необходимому условию
получения престижной и высокооплачиваемой работы и снижением ценности самого образования вследствие обесценивания интеллектуальной деятельности.
К числу особенностей влияния социальных каналов на процессы социально-трудовой мобильности молодежи в условиях региональной экономики автор относит использование социального капитала семьи. В мегаполисе для построения успешной карьеры на первый план выходят качество
образования и деловые связи, которыми обзаводится индивид в процессе
получения образования и трудовой деятельности. На местном же уровне
семейные связи оказываются прочнее и значимее связей деловых. Кроме
того, неуверенность в собственных силах и инфантильность подавляющего
числа молодых людей закрепляют традицию использования социального
капитала семьи. Поэтому чем более длительный срок семья проживает
в одном регионе и чем выше ее социальный статус, тем больше шансов
у представителей молодого поколения конкретной семьи на получение престижной и высокооплачиваемой работы.
Таким образом, роль семьи в процессе социально-трудовой мобильности определена диссертантом следующим образом: уровень доходов
и социальный статус семьи влияют на выбор будущей профессии и соответствующего образования, в основе которого лежит ориентация на доход.
Наряду с традиционными каналами социально-трудовой мобильности в диссертации уделяется внимание и новому каналу, в качестве которо-
13
го выступают средства массовой коммуникации, способствовавшие возникновению глобального информационного пространства и, как следствие,
появлению новых форм и способов социально-трудовой мобильности.
Их особенностями стали: обучение посредством дистанционных технологий, социальные сети, работа через удаленный доступ, фриланс и др. Новые
средства коммуникации способствуют активному участию людей в диалоговой коммуникации в процессе профессионального становления и трудовой мобильности.
Одним из важнейших каналов, связанных с практикой социальных
перемещений, является государство. Диссертант подчеркивает, что государство институализирует социальные перемещения путем прямого или
косвенного вмешательства, указывает на то, что внимание государства
должно быть направлено на социально незащищенные слои населения,
в том числе молодежь, содействие в трудоустройстве, принятие соответствующих законодательных актов и пр.
В заключении параграфа диссертант подчеркивает, что социальнотрудовая мобильность должна рассматриваться сквозь призму региональных особенностей. Неравномерность развития регионов РФ стимулирует
миграционные процессы, интенсивность которых имеет тенденцию к увеличению оттока трудовых ресурсов из дотационных регионов в сторону городов-аттракторов.
Вторая глава «Особенности социально-трудовой мобильности молодежи в дотационном регионе» состоит из двух параграфов и носит эмпирический характер.
В первом параграфе «Специфика социально-трудовой мобильности
молодежи в условиях социально-экономической ситуации региона» на основе проведенных эмпирических исследований рассматривается значимость различных социальных каналов для социально-трудовой мобильности молодежи, мотивы межрегиональной трудовой миграции, оценка
молодежью перспектив построения карьеры в регионе.
Пензенская область относится к числу дотационных регионов, жители которых выезжают на работу в г. Москву и Московскую область. Условия дотационного региона стимулируют как добровольную, так и вынужденную социально-трудовую мобильность. Средний возраст занятых,
работающих за пределами своего субъекта, составляет 36,9 года; а работающих на своей территории − 40,4 лет. Автор отмечает, что высокую активность молодежи порождает стремление занять более высокую социальную и экономическую позицию.
На построение карьеры оказывают влияние различные факторы. Результаты проведенного автором исследования (рисунок 1) показали, что
семейные связи рассматриваются как важнейший фактор построения успешной карьеры в большинстве случаев как юношами, так и девушками
(43 % − мужчины, 44 % − женщины).
14
Рисунок 1 – Распределение ответов на вопрос
«Как Вы считаете, что больше всего Вам поможет в построении карьеры?»
в процентах от числа опрошенных (n = 500)
Не наблюдается существенных различий и в оценке высшего образования как фактора восходящей социально-трудовой мобильности (18 % −
мужчины, 20 % − женщины). Значимость средств массовых коммуникаций
мужчинами и женщинами оценивается по-разному: женщины меньше
склонны рассматривать сеть Интернет как фактор социально-трудовой мобильности, доверие к нему высказали лишь 1 % респондентов женского пола. Мужчины, хотя и не считают этот канал достаточно результативным,
все же собираются им воспользоваться в 5 % случаев. На поддержку государства больше рассчитывают женщины (12 %), чем мужчины (3 %), что
объясняется социокультурными установками, согласно которым мужчина
должен полагаться на собственные силы, а женщина – рассчитывать на помощь и поддержку. Вместе с тем 12 % мужчин уверены, что воспользуются
личными связями и знакомствами при продвижении по карьерной лестнице. Гендерных различий практически не наблюдается в оценке значимости
опыта работы для построения успешной карьеры (14 % − мужчины, 10 % −
женщины), поскольку выпускники вуза благодаря производственной практике достаточно хорошо осведомлены о требованиях работодателей.
Наибольшее число респондентов (24 %) отмечают, что диплом о высшем образовании дает возможности получения высокооплачиваемой работы, 21 % считает, что обучение в вузе и диплом о высшем образовании
создает условия для восходящей социально-трудовой мобильности. Второстепенное значение у респондентов придается желанию быть образованным, интеллигентным человеком (17 %) и лишь для части респондентов
мотивация получения высшего образования связана с желанием заниматься
15
интересной работой, приносящей моральное удовлетворение (12 %). Снижение ценности высшего образования как такового и преобладание прагматических целей для его получения отмечается диссертантом как негативная тенденция.
Представления о сфере применения полученных знаний у студентов
старших курсов отражают гендерные различия выпускников (рисунок 2).
Рисунок 2 – Распределение ответов на вопрос
«Чем Вы планируете заняться после получения диплома?»
в зависимости от пола респондента (n = 500)
Анализ трудовой мобильности с точки зрения гендерных особенностей позволил автору оценить степень адаптивности молодежи разного
пола к внешним факторам изменений, выявить гендерную асимметрию
в распределении выигрыша от трудовой мобильности. На конкурентоспособность женщин негативно влияет целый комплекс социальных факторов:
отпуска по беременности и уходу за ребенком; более низкий уровень оплаты женского труда, сформировавшийся (в скрытой форме) еще в советское
время; существование традиционно «женских» сфер профессиональной
деятельности − образование, здравоохранение, культура, большинство из
которых являются бюджетными, что также сказывается на уровне заработной платы. По данным исследования, преподавательскую деятельность выбрали 2,6 % юношей и 12 % девушек. Юноши ориентированы в большей
степени на быстрое достижение материального благополучия, поэтому
в числе приоритетных сфер у них бизнес-карьера − 64,4 % против 10,8 %
у девушек.
Несмотря на то что руководящие должности в нашей стране занимают преимущественно мужчины, исследование показало нацеленность на
государственную службу девушек − 22,2 % против 9,2 % у мужчин.
16
Приведенные показатели гендерной асимметрии свидетельствуют
о сохранении патриархальных стереотипов, преобладающих в обществе
в целом и среди женщин в том числе. Женщины чаще мирятся с получением низкой зарплаты, поэтому их число неизменно больше среди работников бюджетной сферы.
Возможности женщин в плане карьерного роста значительно отличаются от возможностей мужчин. Руководящие должности редко доверяют
женщинам, даже если уровень их знаний соответствует требованиям,
а профессиональный опыт позволяет исполнять управленческие функции.
В результате женщины практически отстранены от функций управления и
принятия решений. Это подтверждает опрос: меньше всего (5,4 %) девушки
видят себя в будущем в политике. Хотя следует отметить, что интерес
юношей к данной сфере деятельности также невысок.
Важным обстоятельством в построении профессиональной траектории молодыми людьми является их оценка перспективности региона с точки зрения возможностей восходящей социально-трудовой мобильности.
39 % респондентов, согласно данным опроса, планируют искать работу в другом городе. Из них в г. Москве и Санкт-Петербурге собираются
найти работу около 73 %, вернуться к себе на малую родину – 4 %, найти
работу за рубежом – 23 %.
Участники опроса, не планирующие уезжать, оценили перспективы
построения карьеры в своем регионе (рисунок 3).
Рисунок 3 − Распределение ответов на вопрос
«Как Вы оцениваете перспективы построения успешной карьеры
в нашем регионе?» (n1 = 226; n2 = 500)
Более позитивная оценка возможностей региона дана работающей
молодежью. 37,6 % респондентов считают, что в регионе большие возмож-
17
ности для построения успешной карьеры. Среди студентов такой ответ дали лишь 10,2 % опрошенных. Трудоустройство на хорошую работу студенты связывают в первую очередь с наличием полезных связей (43,7 %), в то
время как среди работающей молодежи этому фактору придают значение
18,8 % респондентов. Серьезным препятствием для начала карьеры студенты считают отсутствие опыта работы (21,4 %), а среди работающей молодежи это мнение разделяют лишь 10,4 % респондентов. Пессимистическая
оценка перспектив построения успешной карьеры выше у студентов
(16,5 %), чем у работающих молодых людей (8,2 %), а вот зависимость восходящей социально-трудовой мобильности от выбранной профессии оценивается ими примерно одинаково (14,3 % − работающая молодежь,
12,2 % − студенты).
Изменение представлений о перспективах молодого работника на
рынке труда в позитивном ключе, по мнению автора, связано с приобретением собственного опыта трудоустройства выпускников, наличием в регионе инновационных учреждений (бизнес-инкубаторов), оказывающих
поддержку инициативной молодежи.
В заключении параграфа на основе проведенного социологического
исследования диссертантом делаются выводы относительно диспропорции
рынка труда, которая пока не имеет тенденции к снижению. Наиболее популярными в вузе остаются экономические и юридические специальности,
однако среди безработной молодежи выпускники этих специальностей составляют большинство. Среди мотивов, влияющих на выбор профессионального образования, лидирующие позиции занимают советы родителей,
в поиске работы и построении успешной карьеры молодые люди большое
значение придают семейным связям, что отражает общероссийскую тенденцию.
Во втором параграфе второй главы «Институциональные условия
оптимизации процессов социально-трудовой мобильности молодежи» выявлено значение таких каналов, как средства массовой коммуникации и государство, для выработки стратегии восходящей социально-трудовой мобильности молодежи в условиях дотационного региона.
В диссертации раскрыта роль государства как канала социальнотрудовой мобильности, который, имея статус общесоциального регулятора,
направляет процессы социальной мобильности как на индивидуальном, так
и на групповом уровне.
Проведенное исследование степени доверия молодежи к мерам государственной поддержки при построении успешной карьеры показало, что
наиболее значимыми для респондентов оказались ответы «обращусь к родителям и родственникам» − 46 % и «буду искать работу в Интернете» −
18,6 %. В центр занятости согласны обратиться 7,9 %, это меньше, чем «обращусь к друзьям» − 12,5 % и «буду искать объявления в газете» − 9,2 %.
Низкая адаптивная способность, неготовность к конкурентной борьбе на
18
рынке труда и принятию самостоятельных решений наблюдается у 5,8 %
респондентов, которые затруднились ответить на поставленный вопрос.
На основе полученных данных и сравнения с результатами вторичных исследований автором выявлены основные проблемы в государственной молодежной политике Пензенской области. К их числу относятся
следующие: недостаточная вовлеченность молодежи в реализацию государственной молодежной политики; несовпадение в основных направлениях государственной молодежной политики и ожиданиях самих молодых
людей; ориентация молодежной политики главным образом на экстремумы
данной социальной группы. Поддержка направлена либо на талантливую
и инициативную молодежь, либо на профилактику девиаций. Однако более
половины молодых людей, не входящих в экстремальные группы, остаются
за пределами внимания органов государственной власти, осуществляющих
молодежную политику.
Анализ полученных в ходе исследования данных позволяет утверждать, что часть молодежи не склонна доверять современным СМК по ряду
причин. Во-первых, региональные СМК занимают на информационном
рынке весьма скромное место, поэтому картина жизни, представленная на
экране, в печати и т.д., скорее отражает жизнь в мегаполисах, чем в регионах. Образ жизни, определяемый уровнем доходов, доступом к различным
социальным благам, в центре и на периферии сильно отличается, поэтому
молодые люди Пензенской области и воспринимают транслируемую СМК
картину жизни как воображаемую. Во-вторых, формат «глянцевой» жизни
доступен в дотационном регионе ограниченному кругу лиц, поэтому большинству молодых людей такая жизнь кажется вымыслом. В-третьих, испытываемое молодежью чувство социальной несправедливости наводит их на
мысль о намеренном искажении реалий современной жизни (21,3 % опрошенных считают, что так выгодно государству).
Исследование возможностей социально-трудовой мобильности с помощью сети Интернет подтвердило гипотезу, что цифровые медиа воспринимаются молодым поколением в большей степени как сфера общения и
развлечений. Постоянно используют этот ресурс для работы лишь 28,1 %
респондентов, и это при том, что, как уже отмечалось выше, молодежь −
самый активный и самый вовлеченный пользователь сети Интернет. По результатам исследования, почти две трети респондентов рассматривают
Сеть как возможность общения и развлечения. Среди тех, кто считает, что
Интернет предоставляет большие возможности для построения карьеры,
большинство работающей молодежи. Студенты чаще рассматривают сеть
либо как информационно-учебный ресурс, либо как сферу деятельности
представителей технических специальностей (программист, системный администратор, модератор сети и т.п.). 19,7 % респондентов, ищущих работу
в Интернете, подтверждают полученные ранее результаты о влиянии соци-
19
альных каналов на процесс социально-трудовой мобильности: большинство предпочитает семейные и родственные связи. 35,4 % респондентов заявили
о своем незнании всех возможностей коммуникационных сетей для построения успешной карьеры, к этой группе можно отнести и 6,2 %, затруднившихся с ответом. Таким образом, более 40 % молодых людей не видят
в СМК канала восходящей социально-трудовой мобильности, а это значит,
что инновационный социальный институт трудовой мобильности используется неэффективно.
Данные экспертного опроса позволяют выделить проблемы, которые
оказывают тормозящее воздействие на социально-трудовую мобильность
молодежи. На первое место эксперты поставили узость регионального
рынка труда и его диспропорцию в отношении образовательных услуг.
На это указали 75 % респондентов. Далее по значимости экспертами были
распределены следующие барьеры восходящей социально-трудовой мобильности молодежи: жилищная проблема; низкий уровень заработной
платы молодых специалистов; наличие проблем с организацией досуга молодежи; распространенность социально-негативных явлений в молодежной
среде; дискриминация молодежи на рынке труда; личностные характеристики молодых людей (снижение значимости трудовых ценностей в мировоззрении молодежи, отсутствие готовности к тяжелому, напряженному
труду, в том числе физическому, инфантильность и др.).
Выявленные проблемы позволили автору сформулировать ряд предложений по корректировке региональной молодежной политики в сфере
социально-трудовой мобильности с целью повышения ее эффективности.
С целью сокращения диспропорций в структуре социального капитала необходимо повлиять на ценностно-нормативные установки молодежи, изменив приоритет семейно-родственных связей и повысив значимость таких
социальных институтов, как государство и средства массовой коммуникации. Необходимо реформировать систему профориентации. Поскольку выбор профессии и начало трудовой деятельности отдалены друг от друга по
времени, важно показывать тенденции, меняющие структуру рынка труда,
обращая внимание на умирающие и проектируемые профессии. С целью
популяризации востребованных на рынке труда профессий и повышения
престижа инженерных и рабочих специальностей предлагается размещать
в сети Интернет видеоматериалы рекламного характера. Региональная молодежная политика должна быть переориентирована на «среднюю» молодежь. Следует усилить пропаганду не только здорового образа жизни (важного фактора построения успешной карьеры), но и трудовых ценностей.
В заключении диссертации подводятся общие итоги исследования,
формулируются основные выводы, вытекающие из содержания работы,
намечаются перспективы дельнейшего изучения темы.
20
СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ
ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ
1. Логинов, А. В. Институт средств массовой информации и коммуникации как фактор развития социальной мобильности современной молодежи / А. В. Логинов, Н. В. Розенберг // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2013. – № 3. – 0,8 п.л.
2. Логинов, А. В. Высшее образование как базовый инструмент социальной мобильности молодежи: проблемы и перспективы / А. В. Логинов //
Социально-экономические явления и процессы : междунар. журн. – 2015. –
Т.10. – № 1. – 0,7 п.л.
3. Логинов, А. В. Социальная мобильность молодежи в условиях социально-экономической ситуации региона / А. В. Логинов // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2015. − № 4. – 0,8 п.л.
Публикации в других изданиях
4. Логинов, А. В. Бизнес-климат региона как один из критериев социальной мобильности молодежи / А. В. Логинов // Человек. Культура.
Общество : сб. ст. V Междунар. науч.-практ. конф. – Пенза : Приволжский
дом знаний, 2013. – 0,2 п.л.
5. Логинов, А. В. Стратегии социальной мобильности учащейся молодежи в региональном пространстве Пензенской области / А. В. Логинов //
Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство» (сетевое
издание). − 2014. − № 4 (8). − URL: esj.pnzgu.ru/.pdf (дата обращения
30.12.2014). – 0,6 п.л.
6. Логинов, А. В. Проблемы и перспективы государственной политики в создании условий развития социальной мобильности молодежи: региональный аспект / А. В. Логинов // Факторы устойчивого развития экономики России на современном этапе (федеральный и региональный
аспекты) : сб. ст. II Междунар. науч.-практ. конф. – Пенза : Приволжский
дом знаний, 2015. – 0,3 п.л.
7. Логинов, А. В. Семья в структуре практик социальной мобильности учащейся молодежи / А. В. Логинов // Экономика. Социология. Право. – 2015. – № 1. – 0,3 п.л.
8. Логинов, А. В. Социально-трудовая мобильность молодежи: региональный аспект / А. В. Логинов // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство» (сетевое издание). − 2015. − № 1 (9). − URL:
esj.pnzgu.ru/.pdf (дата обращения 31.03.2015). – 0,6 п.л.
9. Логинов, А. В. Социальный капитал как фактор социально-трудовой мобильности в условиях информационного общества / А. В. Логинов //
Человек. Культура. Общество : сб. ст. VII Междунар. науч.-практ. конф. –
Пенза : Приволжский дом знаний, 2015. – 0,2 п.л.
10. Логинов, А. В. Особенности функционирования рынка труда
в условиях постиндустриального общества / А. В. Логинов // Научные исследования и разработки : сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. – Уфа :
Изд-во АЭТЕРНА, 2015. – 0,2 п.л.
21
Научное издание
ЛОГИНОВ Александр Вадимович
СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВАЯ МОБИЛЬНОСТЬ МОЛОДЕЖИ
В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО РЕГИОНАЛЬНОГО СОЦИУМА
Специальность 22.00.03 – Экономическая социология
и демография
Редактор М. М. Кузнецова
Технический редактор Н. В. Иванова
Компьютерная верстка Н. В. Ивановой
Распоряжение № 25/80-2015 от 21.10.2015.
Подписано в печать 23.10.15. Формат 60×841/16.
Усл. печ. л. 1,16. Заказ № 934. Тираж 100.
_______________________________________________________
Издательство ПГУ.
440026, Пенза, Красная, 40.
Тел./факс: (8412) 56-47-33; e-mail: iic@pnzgu.ru
22
23
24
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
53
Размер файла
295 Кб
Теги
трудовая, молодежь, региональное, условия, социальная, мобильность, современного, социуме
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа