close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ТВОРЧЕСТВО И С БАХА В КОНТЕКСТЕ СИМВОЛИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ ТАЙНЫХ ОБЩЕСТВ ЕВРОПЫ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Гринченко Галина Анатольевна
ТВОРЧЕСТВО И. С. БАХА В КОНТЕКСТЕ
СИМВОЛИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ ТАЙНЫХ ОБЩЕСТВ ЕВРОПЫ:
КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
культурологии
Саранск – 2015
Работа выполнена на кафедре культурологии ФГБОУ ВПО «СевероКавказский государственный институт искусств»
Научный
руководитель
Рахаев Анатолий Измаилович
доктор
искусствоведения,
профессор
Официальные оппоненты:
Радзецкая Ольга Владимировна доктор искусствоведения, доцент, кафедра
ансамблевого исполнительства ФГБОУ ВПО «Государственная классическая
академия имени Маймонида», доцент
Исаева Светлана Александровна кандидат культурологии, доцент, кафедра
народной музыки ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет
имени Н. П. Огарева», заведующий кафедрой
Ведущая организация ФГБОУ
университет культуры и искусств»
ВПО
«Казанский
государственный
Защита состоится «08» апреля 2015 г. в 11.30 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.117.10 при ФГБОУ ВПО «Мордовский
государственный университет имени Н. П. Огарева» по адресу: 430005 г.
Саранск, ул. Полежаева 44, корпус 3, ауд. 423.
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени
М. М. Бахтина ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет
имени
Н.
П.
Огарёва»
и
на
сайте
университета:
www.mrsu.ru/ru/diss/diss.php?ELEMENT_ID=32546
Автореферат разослан «___» марта 2015 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Кузнецова Ю. В.
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Иоганн Себастьян Бах (1685-1750) –
знаковая фигура в музыкальном и научном мире. Символика его творчества
является ключом, открывающим возможность проникновения в смысловой
мир его музыки, «Кто знаком с языком композитора и знает, какие образы он
выражает определенным сочетанием звуков, тот услышит в пьесе мысли,
которые непосвященный не обнаружит, несмотря на то, что эти образы
заключены в ней», – утверждает А. Швейцер1. Специфика барочного
мышления и появление в Европе к XVII в. системы музыкальной семантики,
допускающей передачу различных явлений и сокровенных смыслов
посредством символов, аллегорий, музыкально-риторических фигур,
послужили одним из факторов исследования творчества Баха.
Актуальность изучения творчества Баха в контексте символических
концепций тайных обществ Европейской культуры обосновывается
несколькими положениями. Во-первых, прочтение сочинений композитора
при соблюдении многомерности и глубины, заложенных в них смыслов,
зависит от культурной обстановки, от личности, занимающейся их
изучением. Во-вторых, выявление в музыкальном тексте композитора
символов тайных братств Европы занимает особое место в современной
культуре, открывая большие исследовательские перспективы, связанные с
потребностью философского и культурологического осмысления данной
проблемы. В-третьих, несмотря на то, что представители научного мира
стали обращать внимание на эзотерическую составляющую символики Баха,
мало кто отмечает культурологический аспект его символики, истоками
которой являются аллегории и тайны ритуалов мистических обществ
Европы: розенкрейцеров и масонов (XV-XVIII в.).
Розенкрейцеровские символические концепции представляют собой
продолжение тайного египетского герметизма, масонские – систему,
выработанную на древней традиции и практике, являющуюся посвящением,
основанном на символах и аллегориях. Увлечение представителями обществ
алхимией, идей нравственного совершенствования явились почвой, ставшей
основой получения философского камня в результате процесса
трансформации металлов в золото. Это имело аллегорический смысл
возрождения человека через превращение главных компонентов его низшей
природы в золотое вещество интеллектуальных и духовных потенциалов.
Причиной обращения к подобной теме явилась монограмма, состоящая
из букв его имени, зафиксированная Бахом при помощи нот в своих
сочинениях: b a c h (си бемоль, ля, до, си), ставшая основанием для интереса
к произведениям композитора с точки зрения наличия в них интонационной
символики. Не меньшую важность приобрело число 14, оказавшееся
импульсом для выявления числового символизма, как результата сложения
цифрового эквивалента букв фамилии, полученного при помощи нумерации
1
Швейцер А. Иоганн Себастьян Бах / Альберт Швейцер; пер. с нем. Я. С. Друскин, Х. А. Стрекаловская, :
ред. пер. и автор вступ. статьи М. С. Друскин. – М.: Классика-XXI, 2002. – С. 319-320
3
алфавита. Это принцип гематрии, являющийся одним из каббалистических
методов, которым Бах умело пользовался. Еще один момент не остался вне
поля зрения исследователей: аббревиатуры, нередко встречаемые в
рукописях композитора как в буквенном написании, так и в звуковом
изложении (мотивном и числовом) – S.D.G. (Единому Богу слава), J.J.
(Иисус, помоги!) и цитирование мелодий протестантских хоралов,
послуживших намеком на связь с библейской тематикой.
Интерес вызывает зашифрованная композитором в «Музыкальном
приношении», «Искусстве фуги» и «Шести сонатах для чембало и скрипки»
информация, имеющая прямое отношение к символическим концепциям
тайных обществ. К ней относятся: числовая и графическая символика,
буквенные и музыкальные шифры, структурная и композиционная основа
произведений.
И, тем не менее, отношение к символизму, и в частности числовому, в
творчестве композитора неоднозначно. По мнению Э. Бодки, «Было бы
проявлением ограниченности считать баховскую „игру числамиˮ шуткой …
Ф. Блуме прав, подчеркивая, что Бах был музыкантом, а не „бесталанным
министром или математиком”, нельзя переоценить значение этой новой
проблематики в деле познания духовного мира Баха … Не укладывается в
голове, каким образом ему удавалось выстраивать математические расчеты с
числовой символикой в своих конструкциях, не нанося при этом ущерба
непосредственности и глубине чувств»2. С точки зрения В. В. Протопопова,
присущие Баху гармония, соразмерность, пропорциональность и ладовая
уравновешенность составляли основу эстетического чувства единства
содержания и формы. А. Хирш, занимаясь исследованием числовой
символики в кантатах Баха, был уверен, что у композитора существовали
определенные намерения, задуманные им еще до создания очередного
шедевра. И композиция, и числовые ассоциации, находясь в гармонии друг с
другом, служили воплощением намеченного замысла. Ю. П. Петров считал,
что числовые закономерности являются следствием преднамеренной цели
композитора, предвосхищавшей процесс сочинения.
Таким
образом,
данная
проблема
требует
достаточно
целенаправленного,
масштабного
исследования
и
приобретает
исключительную важность.
Степень научной разработанности проблемы. Выявление понятия
«символ» в его историко-философском и семиотическом аспекте
раскрывается в работах И. Канта, Э. Кассирера, Ч. Пирса, Ю. М. Лотмана,
Г. Г. Почепцова, К. А. Свасьяна. Исторический подход к осмыслению
символа – в работах А. Ф. Лосева, его развитие в христианстве – у
А. Ю. Афанасьева и А. С. Уварова. Восприятие символа, наделенного
сущностью знака, наблюдается у Ф. де Соссюра, Н. А. Мартыновой.
Особенности пифагорейства и пифагорейского учения нашли свое
отражение в произведениях Ямвлиха, А. Ф. Лосева, научной, философской и
2
Бодки Э. Интерпретация клавирных произведений И. С. Баха. – М.: Музыка, 1993. – С. 234.
4
религиозной концепции пифагореизма – Л. Я. Жмудь, М. Холла, числовой
символики – А. Пайка, эзотерической составляющей – Е. П. Блаватской, о
специфике имени Пифагора – А. П. Стахова.
Изложение основных каббалистических принципов, сефиротической
системы и полноценный анализ арканов Таро – в работах Г. О. Мёбиса и
В. А. Шмакова. Отношение к Каббале как науке высказывает Л. М. Лайтман,
как доктрине духовной теософии – И. Регарди.
Исследованиям, связанным с историей возникновения и деятельностью
тайных обществ, посвящены
работы: Г. М. Благовещенского,
А. С. Варакина, А. М. Пятигорского, С. Д. Толь, М. Морамарко, Л. фон Паль,
Л. Пикнет и др. О масонстве как «морально-этической системе»,
сформированной на древних традициях и практике, сообщает
У. Л. Уилмхерст, как организации, способствующей движению мира от
мрака к свету – К. Найт и Р. Ломас. О «Розенкрейцеровском просвещении»,
суть которого в реформе научных знаний, в просветлении сознания,
обладающего религиозной и духовной природой, пишет Ф. Йейтс. О
существовании «первичного» и «вторичного» розенкрейцерства сообщает
Г. А. Мёбис, о масонском символизме – Р. Генон, А. Э. Уэйт.
Наиболее полной работой среди изданных на русском языке, где
подробно изложены основные теоретические и практические взгляды на
природу оккультизма, символизм тайных обществ, эзотерико-христианский
символизм, музыкальные криптограммы, стала книга М. П. Холла
«Энциклопедическое
изложение
масонской,
герметической,
каббалистической и розенкрейцеровской символической философии».
Проблемой числовой символики в творчестве Баха занимались в свое
время зарубежные авторы В. Веркер и Ф. Сменд, затем М. Вендт, Х. Мозер,
Р. Татлоу, М. Янсен. Среди российских авторов – Е. В. Вязкова, А. П. Милка,
В. Б. Носина, А. В. Фисейский, В. Н. Холопова, и др. Наряду с числовой,
ученые, в основном музыковеды, рассматривали и мотивную символику.
Одними из первых являются работы Б. Л. Яворского, ставшие доступными
широкому кругу читателей лишь в начале XXI в. Р. Э. Берченко, подчеркивая
целостность его системы взглядов, характеризует ее как тщательно
продуманную и выношенную. Продолжая исследования, начатые
А. Швейцером и А. Пирро, Б. Л. Яворский, обнаружив связь между
интонационными формулами, создал цельную систему звуковых символов,
часто используемых Бахом. Она в чем-то перекликается с определениями,
предложенными А. Швейцером, но в отличие от немецкого философа,
подчеркивающего ритмическую составляющую, русский ученый обращает
внимание на интонационную и ладовую основу мотивов, на цитирование в
инструментальных произведениях мелодий протестантских хоралов и
вокально-инструментальных сочинениях самого композитора. Результаты
исследований, изложенных Б. Л. Яворским, нашли свое продолжение в
5
трудах Р. Э. Берченко, В. Б. Носиной, Ю. П. Петрова, В. Н. Холоповой и др.
3
.
Связи клавирных произведений композитора с евангельскими
сюжетами рассматривали многие музыканты и ученые, среди которых
Ф. Бузони, А. Казелла, А. Корто, В. Ландовская, А. Пирро, Г. Риман,
А. Швейцер, А. Г. Рубинштейн.
Первым из отечественных исследователей, кто полагал, что Бах в своем
творчестве пользовался системой символики Каббалы и розенкрейцеров, был
Ю. П. Петров4. Г.-Э. Дентлер излагал свой подход к «Искусству фуги» как
пифагорейскому сочинению, опираясь на математику и философию.
Ф. Бергер в книге «Оккультный Бах» высказывает свои соображения по
поводу связи между «Искусством фуги» и одним из самых необычных
манифестов розенкрейцеров «Химическая свадьба Христиана Розенкрейца».
Из диссертации М. А. Чершинцевой становится понятно, что в сочинениях
Баха фигурируют многие знаменательные для тайных обществ идеи, методы
их воплощения и форма передачи знаний. Она находит связь между
каббалистической системой арканов Таро и «Хорошо темперированным
клавиром», считая, что Бах пользовался криптографическими шифрами и, в
частности, розенкрейцерским, оставшись верным традициям закрытых
обществ в одном из своих поздних произведений «Искусство фуги».
Источниками информации, послужившей основой для проведения
семантического анализа произведений И. С. Баха, явились исследования
Е. В. Вязковой, А. Ю. Кудряшова, А. П. Милка, В. Б. Носиной,
Ю. П. Петрова и др. Сведения об образно-сюжетной канве произведений
Баха были почерпнуты у М. С. Друскина, Б. Л. Яворского, о воздействии
риторических приемов и ораторского искусства на музыку у О. И. Захаровой.
Большой интерес представляют работы Папюса (Энкос Жерара),
содержащие информацию практического характера относительно масонского
символизма и Каббалы с подробным описанием древнееврейского учения.
Значительным исследованием творчества А. Дюрера явился труд
Г. П. Матвиевской, обратившей внимание на работы художника по
геометрии, разработке перспективы, шрифтов. Привлекают внимание
взгляды на творчество Дюрера Э. Панофского, Ц. Г. Нессельштраус,
биографические сведения и творческие искания нашли свое выражение у
М. Бриона и С. М. Зарницкого. Наибольший интерес вызвали письма,
трактаты и дневник художника.
Гипотеза исследования. Символика творчества Баха представляет
собой систему, состоящую из трех пластов: интонационного – выраженного
через использование мелодий протестантских хоралов, математического –
как
проявление
пифагорейской,
каббалистической
символики
и
3
Кудряшов А. Теория музыкального содержания: художественные идеи европейской музыки XVII-XX вв.:
Учебное пособие / А. Кудряшов – 2-е изд., стер. – СПб.: Планета музыки, Лань, 2010. – 432 с.
4
См. по: Вязкова Е. «Искусство фуги» И.С.Баха: Исследование / РАМ им. Гнесиных. – М., 2006. – 482 с.
6
мистического – через осознание символических концепций тайных обществ,
сокрытых при помощи чисел, букв, рисунков.
Объектом исследования выступает интерпретация символики
И. С. Баха как явления культуры.
Предметом исследования является творчество И. С. Баха в контексте
символических концепций тайных обществ Европы.
Целью исследования – комплексное изучение символики творчества
И. С. Баха, определение соотношения между нотным материалом,
воспринимаемым как музыкальная ткань, и зашифрованной в нем
информацией.
Для достижения поставленной цели в работе предлагается решение
следующих задач:

проследить соотношение экзотерической и эзотерической
составляющих символа в культуре;

определить роль философских концепций пифагорейской
числовой символики и духовного учения Каббалы в творчестве И. С. Баха;

охарактеризовать философско-религиозное и мистическое
постижение символа в ритуалах и аллегориях тайных обществ Европы:
розенкрейцеров и масонов;

изучить культурный контекст творчества И. С. Баха;

на основе анализа цикла «Шесть сонат для чембало и скрипки»
проследить влияние философии символических концепций мистических
союзов на многомерную систему числовых кодов и математических расчетов
композитора;

рассмотреть идею композиционной структуры, логику
организации и оформления музыкального текста двух поздних произведений:
«Музыкальное приношение» и «Искусство фуги» в контексте смысловой
символики манифестов розенкрейцеров.
Материалом исследования послужили произведения И. С. Баха:
«Музыкальное приношение», «Искусство фуги», «Шесть сонат для чембало и
скрипки», серия гравюр А. Дюрера «Малые Страсти» и три «мастерские»:
«Меланхолия I», «Всадник, смерть и дьявол» и «Святой Иероним», трактаты;
иллюстрации, связанные с символикой розенкрейцеров и масонов, Арканы
Таро А. Уэйта.
Методологическая основа исследования представляет собой
культурологический подход и комплекс методов с привлечением
искусствоведческих. Культурно-исторический метод был необходим для
установления внешних и внутренних взаимосвязей символических
концепций. Семиотический метод дал возможность рассмотреть
символическую основу нотного текста И. С. Баха как символическую
систему,
позволяющую
выявить
взаимосвязь
и
специфику
функционирования символов в определенном контексте. Структурнотипологический метод помог проследить взаимосвязь эзотерических
символических
концепций
как
структурных
элементов
единой
7
символической модели и их функционирование в культурном пространстве.
Аналитический метод способствовал раскрытию отдельных явлений
культуры, позволяющих определить общую картину эзотерическохристианской символики. Аксиологический метод способствовал выявлению
ценностного значения символических приемов Баха в рамках обогащения
музыкального языка. Герменевтический метод содействовал интерпретации
смыслов анализируемых культурных текстов.
Научная новизна исследования состоит в том, что на основе
культурологического анализа музыкальных текстов Баха впервые
предпринято исследование символики творчества в контексте ритуалов и
философии символических концепций тайных обществ Европы. В результате
было выявлено использование композитором различных шифров в своих
сочинениях:

музыкальных – соответствие названия тональности G-dur букве
«G» в масонстве, начальных букв названия тональностей английских сюит –
мелодии протестантского хорала «Jesu, mein Freude»;

графических – аналогия между гексаграммой и геометрической
фигурой, полученной в результате соединения линиями выписанных в две
строчки названия тональностей сонат, изображением рисунков в конце фуг
«Искусства фуги» и иероглифической монадой Джона Ди, символами
алхимического процесса;

буквенных – использование названий жанров «Музыкального
приношения» и «Искусства фуги» RICERCAR и CONTRAPUNCTUS,
включающих аббревиатуру CRC как инициалы основателя ордена
розенкрейцеров, первых букв заглавия канона Fortuna Regis как название X
аркана Таро Rota Fortunae.
Наряду с шифрами была обнаружена числовая и интонационная
символика:

использование чисел, связанных с пребыванием в мире
розенкрейцеров,
градусами
равностороннего
треугольника,
соответствующего
Иерусалиму,
равнобедренного
треугольника
с
изображенным в нем «Всевидящим Оком», магическим квадратом Луны;

применение интонации протестантского хорала «Wie schön
leuchtet der Morgenstern» («Как прекрасно светит утренняя звезда») в качестве
иллюстрации иероглифической монады Джона Ди, названной «Звездой» в
манифестах розенкрейцеров.
Наличие различного рода символов в сочинениях Баха, провоцирует к
определению ассоциативного ряда, способствующего более подробному
прочтению их содержания. В диссертации предложена образная фабула
«Шести сонат для чембало и скрипки», а для большей обоснованности и
наглядности проведена параллель с серией гравюр А. Дюрера «Малые
Страсти». Обращение к творчеству художника позволило выявить его
особый интерес к масонским символам, нашедшим свое отражение в
«мастерских» гравюрах и теоретических трудах, и сопоставить две
8
неординарные фигуры, имеющие огромное значение для немецкого
искусства.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Формирование и восприятие символа в культуре обусловливается
его эзотерическими и экзотерическими особенностями. Экзотерическая –
характеризуется
понятийным
способом
воплощения
конкретного
содержания. Эзотерическая – определяется сакральностью символа,
доступного только посвященным. Заменяя числами и иероглифами буквы
магических алфавитов и секретных шифров, где сложные символические
построения выражают суть, находящуюся за пределами слов, символ служит
источником появления гематрии и ее связям с сакральной геометрией,
нумерологическими принципами, криптологией и тайнописью.
2. Философия пифагорейского учения о числе как созидательной
основе всего сущего проявляется в творчестве И. С. Баха. Пифагорейская
тетрада, в фундаменте которой числовые отношения гармонически
устойчивых интервалов, находит свое отражение в тональном плане цикла
«Шесть сонат для чембало и скрипки»: ей соответствует количество диезных
знаков тональностей (1+2+3+4=10). Концепции о гармонии, входящей в
число математических наук, и взаимоотношениях между музыкой и
математикой оказывают влияние на структуру произведений, числовые
взаимодействия внутри и между частями циклов.
Принцип гематрии как один из методов духовного учения Каббала,
позволяющий через манипуляции с буквами древнееврейского алфавита
выявить тайный смысл слова, часто используется Бахом: аббревиатура PNC
(Pro nobis crusifixus – за нас распят) имеет числовой эквивалент 31 и
соответствует количеству тактов сонат, гематрическое значение слова Crux
(крест) равное 62 и его обращения – имя Иегова – ‫ – יהוה‬26 применяются
Бахом в виде мотива, числа тактов темы и частей произведений. Символика
арканов – герметического ключа иероглифов, философской систем знаний о
человеке и вселенной, сокрытых от внутренне несовершенных людей,
встречается не только внутри сочинений, но и в культурном контексте
творчества Баха (колесо фортуны, тетраграмматон).
3. Олицетворением космических принципов как основополагающего
свойства
символической
концепции
розенкрейцеров
служит
иероглифическая монада Джона Ди, объединяющая в себе астрономические,
алхимические и каббалистические значения: символы планет, созвездие
Овна, символизирующего огонь и алхимические процессы, толкование
значения креста.
Мистический характер приобретает символ ордена,
выражающий смысл креста и розы как аллегории алхимического процесса,
где роза выступает в качестве пентаграммы или гексаграммы, с одной
стороны, и как синтез труда человека и божественной души, то есть
мистического и научного знания – с другой. Цель розенкрейцеров как союза
магии (знания), Каббалы и алхимии, – создание новейшей философии,
основанной на алхимии, математике, геометрии, и медицине, способной
9
привести ко всеобщей реформации, к постижению человеком тайны
божественного мира и природы.
В символических концепциях масонства космические принципы имеют
не менее важное значение: потолок ложи, усыпанный звездами, олицетворяет
небо, буква «G» – Венеру, семь звезд – созвездие Большой Медведицы в
северном полушарии. В ранних конституциях ордена масонство
отождествляется с геометрией, пропагандируя архитектуру, имеющую
определяющее значение в эзотерических традициях. Отсюда главные
символы: циркуль персонифицирует небесный свод, угольник – землю, где
выполняется масоном его работа, уровень учит равенству, отвес –
справедливости, карандаш – осознанию поступков и слов. Ложа масонов
представляет единство законов духовного космоса, выраженных в
индивидуальном микрокосме каждого масона через познание символики
ритуала.
4. Значительную роль в культурном контексте, в рамках которого
творил И. С. Бах, имеет связь двух величайших фигур Германии М. Лютера и
А. Дюрера с тайными обществами Европы посредством личностей,
повлиявших как на мировоззрение и деятельность М. Лютера, так и
творчество А. Дюрера. Среди них: Ф. Мудрый, Ф. Меланхтон, И. Рейхлин,
Л. Шпенглер. Если М. Лютер изображен на витраже Томаскирхе Лейпцига в
обществе Ф. Мудрого и Ф. Меланхтона, то витраж с изображением Баха
находится между М. Лютером и шведским королем Густавом II Адольфом,
меч которого – знак власти великого мастера ложи Англии. Культурная
атмосфера Томаскирхе, в том числе и витраж, посвященный Баху, выражает
розенкрейцеровскую и масонскую символику (пентаграммы и гексаграммы,
циркуль и угольник, буква «G», гладко отесанный камень и веточка акации).
Определяющими в творчестве А. Дюрера являются три «мастерские»
гравюры: «Меланхолия I», «Всадник, смерть и дьявол» и «Святой Иероним».
В первой из них происходит получение Философского камня, во второй и
третьей – наряду с изображением стадий алхимического процесса, художник
раскрывает преемственность тайных обществ от ордена тамплиеров к
розенкрейцерам и масонам.
5. Анализ цикла «Шесть сонат для чембало и скрипки»
свидетельствует, что многомерная система числовых символов и кодов
И. С. Баха складывалась под влиянием философии символических концепций
тайных обществ. Присутствие в циклах числа 6 обусловлено 6 правилом
розенкрейцеров оставаться неизвестными миру в течение 100 лет,
количество знаков (3, 4) бемольных тональностей относятся к масонскому
фартуку, состоящему из квадрата и треугольника. Названия тональностей
всех сонат, оформленные графически по три на каждой строчке, образуют
гексаграмму.
Соответствием главному масонскому символу букве «G» выступает
тональность 6 сонаты G-dur, количество частей – пентаграмме. Рождение
нового существа, адепта, в котором Дух уравновешивает низшие элементы,
проявляется числами тактов частей, соотносимых с именем Иешуа ‫יהשוה‬.
10
Особое отношение к цифре 36 и производными от нее имеет связь с
розенкрейцерами (36 лет – разрушение, 36 – созидание и 36 – поддержание),
с тетрактисом как суммой первых четырех нечетных и четных чисел и с
Каббалой. Поиском средств для выражения основного масонского символа
звезды Венеры, обусловлено обращение Баха к числам, выражающим
период, эпоху, эру Венеры (40, 480, 960, 1440). Связанный с ним 19 Псалом
Давида и цифра 19, иногда выраженная α и ω греческого алфавита,
проявляются в цикле в виде количества тактов частей, нот тематического
материала, разделов, движения мотивов.
6. Два поздних произведения И. С. Баха «Музыкальное приношение» и
«Искусство фуги» явились специфической реакцией на публикацию
манифестов розенкрейцеров. В аббревиатуре RICERCAR, образованной
буквами акростиха посвящения «Музыкального приношения» прусскому
королю Фридриху II, считавшемуся официальным основателем масонской
ложи в Германии, просматриваются инициалы основателя братства
Х.Розенкрейца – CRC так же, как и в основном жанре «Искусства фуги» –
CONTRAPUNCTUS. В двух канонах из первых шести «Fortuna Regis» и
«Gloria», раскрывается подтекст X аркана Таро и названия первого
манифеста Fama Fraternitatis. Герметический принцип «Как вверху, так и
внизу, как внизу, так и наверху», формулирующий соответствия между
проявлениями жизни и бытия, является выражением принципа зеркальной
группы фуг. Противопоставление фуги в прямом движении фуге в
обращении символизирует жизнь до и после смерти, что для розенкрейцера
соответствует смерти, когда умирают собственные жизненные принципы, и
воскресению – их возрождению на новом уровне.
Множественные варианты трактовки монограммы «JHS», помещенной
в конце фуги №8, обнаруживаются в отношении к самому Баху,
Х. Розенкрейцу, граверу и буквам строки молитвы из Псалтири на латыни
sub umbra alarum tuarum, Jehova (в тени крыл Твоих, Иегова!), которыми
заканчивается второй манифест. Аналогия незавершенности заключительной
фуги цикла выявляется в третьем манифесте «Химическая свадьба Христиана
Розенкрейцера», обрывающемся на полуслове, и часовне местечка Рослин в
Шотландии, построенной тамплиерами в XV в. Вид незаконченной западной
стены, как незаконченные фуга и история Х. Розенкрейца, был символом
разрушенного Храма Ирода, построенного по образу Храма Соломона.
Теоретическая и практическая значимость исследования.
Диссертационное исследование углубляет знания в области теории и истории
культуры, расширяя грани проявления символических концепций в рамках
культурного процесса. Полученные результаты исследования могут быть
использованы в контексте изучения феномена символики Баха или
применены в качестве материалов исследования в рамках культурологии,
теории и истории мировой музыки, а также содержательного расширения
программы «Теория музыкального содержания». Материалы работы могут
быть полезны при изучении сочинений Баха в исполнительской практике, в
процессе работы в вузе в классах специальности и камерного ансамбля.
11
Апробация результатов исследования. Материалы диссертации
обсуждались на кафедре, а так же изложены в ряде выступлений и
публикаций в рамках международных и всероссийских научно-практических
конференций, в сборниках статей, научном журнале общим объемом 4,2 п.л.,
в 3 публикациях в изданиях перечня ВАК – 1,3 п.л., в 2-х монографиях – 37,1
п.л.
Объем и структура диссертации. Диссертационная работа состоит из
введения, двух глав (шести параграфов), заключения, библиографического
списка (277 источников) на 188 страницах и двух приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации,
характеризуется степень ее изученности; определяются объект, предмет,
цель и задачи исследования, обосновывается методологическая основа
исследования; показана научная новизна, выстраивается гипотеза и
формулируется
практическая,
теоретическая
значимость
работы,
характеризуются основные положения, выносимые на защиту, излагается
структура диссертационного исследования.
Первая глава «Проблемы символа в культуре» содержит три
параграфа. В ней автор изучает разные грани символа как категории
культуры, раскрывает его значение и характерные черты в символических
концепциях Европы.
В параграфе 1.1. «Культурологические исследования символа»
диссертант отмечает философский аспект осознания символа как
универсальной категории культуры, как средства межкультурной
коммуникации субъектов. Скрытый смысл или явление, заключенное в
символе, нуждается в культурологическом исследовании и интерпретации.
Анализ источников показал, что культура предстает символически значимой
деятельностью (К. А. Свасьян); формы человеческой культурной жизни –
суть символические формы, поэтому человек определяется как animal
symbolicum (Э. Кассирер). Для И. Канта, считавшего символы «средствами
рассудка», символическое познание противополагается интеллектуальному.
«Символ – это, прежде всего, смысловое образование, особый вид
означивания, результат духовной деятельности человека (Э. Кассирер,
А. Н. Уайтхед)»5. Семиотическая классификация Ч. Пирса и систематизация
изображений на христианских памятниках, установленная А. С. Уваровым,
идентичны: они представлены как знаки ремесленные, как иконная передача
фонетического значения слова и как символические изображения или
символы. В христианстве символ выполняет роль передачи информации о
церковных таинствах, осуществляемой двумя способами: использование
5
См. по: Царева Е. А. Символ и современная культура: обновление теоретического дискурса [Электронный
ресурс] / Е.А. Царева // Ученые записки. – 2010. – № 2 (14). – Режим доступа: http://www.scientificnotes.ru/pdf/014-13.pdf
12
известных знаков и изображений и условных терминов и названий, понятных
только христианину.
В эзотерическом значении буквы разных алфавитов являются
символическими построениями, действующими в рамках определенной
системы. Об этом свидетельствует тайна древнееврейского алфавита,
обосновывающегося философско-мистическим учением Каббала, греческого
– определяющего фундамент числовой системы Пифагора. Изучение
мистических свойств магических алфавитов приводит к эзотерической
практике гематрии, раскрывающей нумерологические связи божественных
существ и их атрибутов. Свое проявление подобная практика находит в
символике тайных обществ в виде шифров, содержащих эзотерическую
геометрическую систему, аббревиатур, включающих божественные имена, и
символических изображений, выражающих целые понятия.
В параграфе 1.2. «Философия числовой системы и мистических учений
(Пифагор, Каббала)» автор раскрывает основные положения пифагорейского
учения, в основе которого число как диалектическое единство предела и
беспредельного, как суть элементов самих вещей (А. Ф. Лосев).
Рассмотренная пифагорейская теория чисел явилась фундаментом создания
музыкально-числового космоса со сферами, находящимися друг от друга в
соответствии числовых и гармонических отношений, где все элементы
проникнуты музыкальным числом. Математические фигуры, представленные
единением музыки, математики и астрономии, выглядели следующим
образом: куб (основной тон) – земля, пирамида (октава) – огонь, октаэдр
(квинта) – воздух, икосаэдр (кварта) – вода.
Поскольку представителями школы Пифагора были созданы способы
преподавания, недоступные для непосвященных, скрывающие содержание
диалогов и произведений через определенное значение символов, постольку
они были заимствованы для основания ритуала посвящения в масонстве.
Первой ступенью в серии инициаций, состоящих из трех степеней
совершенства, была математика, предполагавшая знание геометрии и
математики, соответствующая степени ученика в масонстве. Теория,
имеющая дело с искусным дополнением точных наук, – подмастерью и
избранность, присваивающаяся кандидату, освоившему полное просвещение
– мастеру-масону. Посвящение осуществлялось полученным от
древнеегипетских жрецов именем Пифагора, из букв которого было создана
формула, имевшая огромное священное значение – «прозревающий
гармонию»6, потому что пифиями в Древней Греции назывались жрицыпрорицательницы, Гор был олицетворением гармонии.
Основанием для создания Каббалы как духовной философии, как
мистического учения, анализирующего сущность Бога, возникновение и
структуру вселенной, послужил иероглифический алфавит, где боги были
представлены буквами, буквы – идеями, идеи – числами, а числа – знаками. В
связи с тем, что в древнееврейском языке отсутствовали цифры, их заменяли
6
Спаров В. Подлинная история масонства в одной книге / В. Спаров. – СПб.: АСТ, Астрель, 2010. – С. 67.
13
22 буквы, используемые в качестве чисел. Владение практической частью
Каббалы, т.е. умением комбинировать буквы, обладающими числом, цветом,
массой символов и арканами Таро, было подтверждением знания законов или
главной сути творения. Один из методов – принцип гематрии, выявляющий
тайный смысл слова с помощью числового значения букв алфавита,
продолжает традиции Пифагора.
Принимая во внимание, что арканы Таро являются источником
мудрости, следует отметить, что система из 22 великих арканов была создана
адептами древности для сохранения накопленных знаний, зафиксированных
при помощи символов, изображенных в картинках, используемых в
обыкновенной игре. Таким образом, в каждом из арканов соединяются
символические аналогии с различными знаниями во многих областях.
В параграфе 1.3. «Символические концепции тайных обществ Европы:
розенкрейцеры и масоны» внимание автора направлено на философское
обоснование духовных традиций двух орденов. Братство креста и розы,
воспринимаемое как общество тайных философов, суть своих символических
концепций отобразило в манифестах: «Откровение» (Fama Fraternitatis),
«Исповедание» (Confessio Fraternitatis) и «Химическая свадьба Христиана
Розенкрейца». Символические теории масонства как «Морально-этической
системы», понимаемой как «моральный кодекс»7, проявляются через
проводимый в ложе ритуал посвящения, основанный на символах и
аллегориях, мифах и доктринах.
Изучение источников показало, что важнейшая проблема
розенкрейцера – постижение Библии, и ее сопоставление с жизнью человека,
масона – единство теории и практики, морально-этические нормы и их
воплощение в жизнь, синтез науки, философии и религии. Цель
розенкрейцера – познание природы и обретение божественного знания,
масона – просвещение и приобщение к истине и мудрости, преобразование
мира в результате персонального формирования личности каждого члена при
соблюдении строгой дисциплины и самоконтроля. Если одной из причин
появления ордена розенкрейцеров является генеральная реформация всего
мира, подведение человечества к подлинной философии, то масонство
зарождается как исключительная культурно-идеологическая связь науки и
философии, существенно повлиявшая на формируемые философские,
научные и пропагандистские идеи.
Однако история розенкрейцерства, как и масонства, пронизана
символическими, легендарными и духовными преданиями. Используя
каббалистический метод, розенкрейцеры придавали мистический характер
внешним качествам своих аллегорий, направленный на привлечение интереса
к ним простого обывателя, и внутренним – понятным лишь посвященным.
Главный символ крест и роза благодаря имени основателя ордена
7
Уилмхерст У. Л. Масонское посвящение / У. Л. Уилмхерст; пер. с анг. Ю. А. Хатунцевой. – М.: Сфера,
2001. – 304 с.
14
Х. Розенкрейца имеет несколько трактовок, опирающихся на отношение к
символическому языку дохристианской эпохи, черпающих знания как у
христианских наставников, так и языческих мудрецов. Эзотерическому
толкованию легенды способствует мистическая трактовка розы, наделенной
тайной. В роли аллегории алхимического процесса она мотивируется как
роса, служащая растворителем золота, крест – как символ света.
Связь масонства с храмом Соломона, с гильдиями каменщиков,
занимающихся строительством соборов, подтверждается легендой о Хираме
Абифе. Так как безупречные формы, определенные при помощи чисел и
градусов, созданы Богом, они выражают его величие. Вследствие этого,
сочетание формы и числа – суть геометрии, считающей божественные
пропорции непознаваемой доктриной. Концепция «Всевидящего Ока»,
наблюдающего за всем происходящим, напоминает о господстве и
безраздельности архитектора вселенной, символизируя передачу ритуала из
уст в уста. Божественное присутствие в Ложе, как и в душе каждого масона,
выражается знаком «G» – Венерой, геометрией.
В результате сопоставления символических концепций двух орденов,
автор приходит к выводу, что в их основании лежат космические принципы,
выраженные знаком иероглифической монады Джона Ди, и символами ложи.
Наличие небольшого круга умелых адептов, владеющих тайной превращения
металлов в золото, позволяет получить философский камень как стремление
к духовному возрождению. Главенство принципов геометрии и архитектуры,
позволяют считать архитектуру одной из первых среди математических наук
и сравнить Иисуса Христа с божественным архитектором, что подчеркивает
связь между розенкрейцерством и масонством.
Таким образом, исследование проблемы символов, являющихся частью
культуры, способствует возрождению культурных традиций. Отчасти символ
репрезентируется источником знания, посредством которого вероятно
познание бытия, изучение символов оказывает влияние на более глубокое и
полное познание человеком окружающего мира и себя самого.
Вторая глава «Трансформации символических концепций тайных
обществ Европы в творчестве И. С. Баха», состоящая из трех параграфов,
посвящена анализу культурного контекста творчества композитора и
изучению нотного материала его произведений.
В параграфе 2.1. «Культурный контекст творчества И. С. Баха»
автор исследовал отношения М. Лютера и А. Дюрера с тайными обществами
Европы и проследил их влияние на культурную атмосферу Томаскирхе
города Лейпцига. Проведенный анализ помог установить принадлежность
личностей, воздействовавших на мировоззрение и деятельность Лютера, к
тайным обществам. Это было доказано следующим: 1. Гравюра,
выполненная А. Дюрером, и надгробная плита саксонского курфюрста
Ф. Мудрого, отражают основные масонские символы: циркуль с угольником
в виде перекрещенных мечей на гравюре, колонны масонского храма, меч,
розы в форме гексаграмм, львы, олицетворяющие этапы алхимического
процесса, на надгробной плите курфюрста; 2. Публикация в Германии
15
«Кельнской Хартии» стала весомым доводом существования немецкого
масонства в 1519 году. Одним из подписавших ее был Ф. Меланхтон, часто
общавшийся как с М. Лютером, так и с А. Дюрером; 3. И. Рейхлин,
занимающийся пропагандой античного пифагорейства, издавший труд «О
каббалистическом искусстве», имел влияние и на Лютера, и на Дюрера;
4. Л. Шпенглер, герб которого содержит изображение черепа, колонн, розы и
лилии, как знака ордена Приорат Сиона и масонства, выполненный в
мастерской Дюрера, предложил рисунок печати Лютеру. Исполненная по
распоряжению Фридриха, она отражает связь с символом братства креста
розы: одни и те же предметы – сердце, крест, пятилепестковая роза, и
цветовая гамма.
Доказательства принадлежности А. Дюрера к тайным обществам
опираются, во-первых, на знакомство с Леонардо да Винчи как великого
магистра ордена Приорат Сиона, вызвавшего у Дюрера интерес к математике
и геометрии. Во-вторых
– базируется на символическом прочтении
«мастерских» гравюр. Первая из трех «Меланхолия I» представляет
энциклопедию масонских символов и основных моментов алхимического
процесса. Масонские символы выражены циркулем, венком из веток акации,
чертежной доской и карандашом, гладко отесанным камнем, верхней частью
весов и колокола, имеющих форму отвеса и уровня и др. Квадрат Юпитера с
непривычным расположением цифр, сочетающим последовательность
четных и нечетных чисел, аналогичен мозаичному полу в ложе. В результате
их сложения по горизонтали получаются числа 15, 19, по вертикали – 13, 21,
сочетание которых образует даты: 1519 – год смерти Леонардо, 1515 – время
создания Дюрером карты южного и северного неба, 1513 – гравюры
«Всадник, смерть и дьявол», 1312 – год окончания существования ордена
Тамплиеров, 1313 – суд над Якобом де Моле – 12 великого магистра ордена и
трех сановников. Алхимическими символами показаны четыре основных
процесса: соединение, выраженный летучей мышью, олицетворяющей
гермафродита; гниение – камнем, в котором происходит разложение
элементов и черным цветом лица женщины, омовение – белым шаром,
фиксация – рождением Философского дитя и гексаграммой. Углы
пентаграммы, изображенной на камне, имеют 126º–108º–72º–108º–126 º–
цифры аналогичные количеству тактов сонат И. С. Баха.
Гравюры «Всадник, смерть и дьявол» и «Святой Иероним» изображают
стадии алхимического процесса. В первой из них – начало, подтвержденное
первоначальными элементами: треугольниками воздуха и воды,
образованными шлеей коня, огня – саламандрой и человеком, земли – горой
и собакой, символизирующей Гермеса и, тем самым, принцип герметически
закрытой тайны. Во второй и третьей – завершение процесса изготовления
философского камня, аргументом которого выступает сосуд со ступкой для
его растирания в порошок, ретортой грушевидной формы с длинным горлом
для дистилляции на потолке, фигурками в образе короля и королевы,
означающими золото и серебро. Преемственность тайных обществ
16
проявляется в изображении всадника в образе Якоба де Моле и Святого
Иеронима в образе Х. Розенкрейца.
В-третьих, трактаты художника, в которых интерес представляет
числовая символика цифры 6, связанная со структурой разделов «Книги о
живописи», суммирование которых дает число 369, как и в сонатах Баха. В
трактате «Измерение циркулем и линейкой» рисунок 47 теоремы Евклида
изображен в том виде, как ее используют в масонской ложе, соотнося с
эмблемой прошлого мастера. Гладко отесанный камень и помещенное над
ним «Всевидящее Око» и круг с точкой в центре в форме солнца, угольник,
мозаичный пол, винтовая лестница – отражают символику масонского храма.
Таким образом, культурный контекст, в рамках которого творил
И. С. Бах, имеет следующие особенности:
1. Бах работал в лютеранской церкви, изучал труды М. Лютера и
использовал в своем творчестве написанные им хоралы. Поэтому,
местоположение в Томаскирхе витража с изображением Баха между
М. Лютером и королем Швеции Густавом II Адольфом, меч которого стал
символом власти великого мастера после передачи его в дар великой ложе
Англии, неслучайно.
2. Масонские символы витража свидетельствует о его связях с тайными
обществами, и раскрывают роль Баха в них. Портрет композитора в
обрамлении колонн на зеленом фоне подтверждает его принадлежность к
степени совершенного мастера, как и трилистники ордена приорат Сиона,
гладко отесанный камень, золотая веточка акации, изображаемая в третьей
степени посвящения, положение скрытых циркуля и угольника. Буква «G»,
алтарь, 7 звезд Большой Медведицы являются напоминают о космических
принципах тайных обществ. Помимо двух колонн масонского храма рядом с
портретом находятся три колонны Сила, Мудрость, Красота,
соответствующие трем видам архитектуры.
3. Особый интерес вызывает культурная атмосфера церкви как синтез
розенкрейцеровской, каббалистической, алхимической символики. Рядом с
пентаграммой и пятилепестковой розой над входом главного портала,
находится круг в образе колеса фортуны (X аркан Таро) над стрельчатой
аркой, а внутри нее – гексаграмма, имеющая в алхимии смысл окончания
процесса: треугольник вершиной вверх символизирует воду, вниз – огонь и
малую печать масонства. Монограммы Христа главного фронтона церкви
расположены в форме равностороннего треугольника, а на вершине –
клеверолистный крест тамплиеров. На одном из витражных окон – ключ в
форме правильного квадрата – символ, по которому масоны узнают друг
друга, на другом – правая рука рыцаря в доспехах, сжимающая три цветка
лилии как образ символа ордена приорат Сиона. Положение рук подобно
герметическому принципу – что вверху, то и внизу, а рыцарские доспехи и
лилия – рыцарям тамплиерам.
В параграфе 2.2. «Цикл И. С. Баха «Шесть сонат для чембало и
скрипки»: «отражение» философии символических концепций тайных
обществ» диссертант заостряет внимание на тональном плане, структурных,
17
образных и числовых особенностях. Философское мотивирование
символических форм, геометрических и числовых структур, как
неотъемлемой части культурных практик и символической формы
мышления, играющее существенную роль при изучении любого
музыкального произведения в рамках культурных традиций, проявилось в
цикле следующим образом:
1) группировкой Бахом произведений в циклы по 6, объясняемой
Каббалой, тайна 3-х великих букв которой запечатана 6 печатями,
соблюдением розенкрейцерами 6 основных правил;
2) пентаграммой, образованной количеством частей сонаты, в двух из
них одинаковое число тактов 21 соответствует буквам ‫ ה‬в имени ‫יהשוה‬. Дело
в том, что пентаграмма как каббалистический микрокосм, логос
розенкрейцеров, символизирующая принадлежность степени мастера, в
христианской Каббале содержит имя Иисуса (Иешуа ‫)יהשוה‬, полученное в
результате нисхождения буквы ‫ ש‬в имя тетраграмматона;
3) количеством тактов некоторых частей, дающих последовательность
36, 72, 108, 144, в основе которой цифра 36, формируемая сложением первых
четных и нечетных чисел, имеющая отношение к розенкрейцерам,
рассеянным по миру по 6 человек, к тройственному циклу проявления
братства в мире продолжительностью в 108 лет. Сумма каждого из чисел
равна 9 – самой священной цифре в оккультизме, числовому символу Адама
‫( אדמ‬1+4+40=45=4+5=9), числу первых членов ордена тамплиеров;
4) математическими шарадами композитора, проявившимися в
результате приведения количества тактов частей к однозначному числу
каждой сонаты, записанному в таблицу. Сумма ячеек по вертикали и
горизонтали дает одно и то же число: первых двух строк – 36, далее 55, 73,
98, 107. Общая сумма 369 – количество недель после рождения человека до
того момента, когда начинается его духовное обучение;
5) проявлением одного из самых значимых масонских символов –
звезды Венеры, и связанными с ней числовыми значениями (40 – срок
правления царей, 480 – эпоха Венеры, 1440 – ее эра), относящимися к
строительству храма Соломона, исходу евреев из Египта, рождению Иисуса
Христа. Символ утренней звезды обнаруживается в Шестой сонате,
состоящей из 5 частей, в экспозиции четвертой части Второй сонаты – из 48
тактов, во второй части Третьей сонаты – из 144 тактов, в пятикратном
проведении основного мотива третьей части, в 48 звуках мотива четвертой
части, в 48 тактах экспозиции второй части Пятой сонаты, в развивающем
разделе первой части Шестой сонаты;
6) связью символа Венеры с 19 псалмом Давида, где речь идет о
переходе солнца в течение года от одного солнцестояния к другому, когда в
Иерусалиме образуется равносторонний треугольник, и цифрой 19 – началом
строительства Иерусалимского храма Иродом в 19 г. до н.э. Число 19,
раскрывающее символическое значение α и ω, обозначающее всемогущество
и бесконечность Бога, отмечается у композитора количеством проведений
темы второй части Первой сонаты, тактов (109=10+9) второй части
18
Четвертой сонаты, звуков соль в басу в первой части Шестой сонаты,
трактуемой как «Святая Троица», ассоциируясь с единым Богом. 91 такт
части соответствует зеркальному отражению цифры 19;
7) поколением Венеры, исчисляемым числом 40, необходимым для
физической и духовной трансформации. Геометрическим изображением
четверки является символ креста, используемый Бахом практически в каждой
части сонаты в виде мотива, цифры 62 как числового выражения слова Crux
(крест) и ее обращения – Иегова – ‫ – יהוה‬в теме третьей части Второй сонаты
(26 нот), в третьей части Третьей сонаты 65 тактов, из которых 3 – кода, а 62
– основной раздел;
8) девяткой, связанной с эрой Венеры (1+4+4=9) и соответствующей
числу проведений тем второй части Первой сонаты, суммой числа звуков
темы второй части Второй сонаты (63), второй части Третьей сонаты (54), а
также 144 тактами и 9 полными проведениями темы, 81 повторением в
третьей части символа воскресения, что в масонстве почитается священным в
последних градусах, потому что это квадрат числа 9, 108 тактами первой
половины четвертой части Четвертой сонаты, 72 – второй половины второй
части Пятой сонаты. Девятка аналогична последней арке подземелья или
связана со значением девяти рыцарей, основавших орден тамплиеров. В
Масонском Завете говорится об установлении Соломоном ступени мастера
избранного из девяти. Посвящение в эту ступень проходило в тот момент,
когда пентаграмма или Венера становилась видной на востоке;
9) числом 14, соответствующим количеству повторений звука фа-диез
в теме четвертой части Первой сонаты, проведений мотива креста распятия
во второй части Третьей сонаты, тем во вторых частях Четвертой и Пятой
сонат. Его древние авторы сопоставляли с идеей герметического равновесия.
Так XIV аркан колоды Таро, называемый «Умеренность», символизирует
сочетание и гармонию духовной и материальной природы человека,
гематрия слова захав ‫ זהכ‬или золото – символа духовного свершения и
древнееврейского слова дод ‫ – דוד‬любовь – 14. Время ареста, распятия и
воскресения Христа связано с днями иудейского праздника пасхи и
приходится на момент после заката 14 дня нисана, считавшегося первым
месяцем еврейского календаря, приходившимся на день весеннего
равноденствия.
В параграфе 2.3. «Музыкальное приношение» и «Искусство фуги»
И. С. Баха: смысловая символика манифестов розенкрейцеров» автором
проанализированы композиционная структура, принцип организации и
оформления двух поздних произведений. Нотная запись композитора – это
своего рода код, при помощи которого зашифровывается определенная
информация. Ее толкование позволяет осознать творчество Баха как некий
философский принцип передачи сакрального, тайного знания, доступного
лишь посвященным. В результате проведенного исследования диссертантом
установлено, что:

заглавные буквы линейной последовательности частей
«Музыкального приношения» Canon, Ricercar, Canon, Sonata, Ricercar, Canon,
19
Fuga создают аббревиатуру CRC S CRC F, буквы C и F которой являются
намеком на название первых двух манифестов «Fama Fraternitatis» и
«Confessio Fraternitatis» или только второго их них. Эти же буквы имеют
отношение к кандидатам в масонском ордене, проходящим вторую ступень
испытаний. Литеры S и C соответствуют названиям созвездий Serpentario и
Cygno, появившихся в год обнаружения гробницы Х. Розенкрейца, о чем
сообщается во втором манифесте, и используются в третьем;

четыре жанра цикла, объединенные в восемь разделов,
соотносятся с историей создания ордена вначале из четырех человек, а потом
из восьми, два канона из первых шести, названные «Fortuna Regis» и «Gloria
Regis», – с фортуной, о которой дважды упоминается в первом манифесте (X
аркан Таро), и первым манифестом Fama Fraternitatis;

результатом применения Бахом жанра контрапункта в 13 из 14
пьес «Искусства фуги» является сочетание двух цифр, образующих дату
сожжения на костре великого магистра ордена тамплиеров Якоба де Моле.
Название CONTRAPUNCTUS так же, как и RICERCAR, образует
аббревиатуру CRC из первой, пятой и десятой букв.

принцип симметрии, лежащий в основе взаимоотношения частей,
противопоставляет фугу в прямом движении фуге на тему в обращении.
Данный
прием
выражает
жизненный
путь
розенкрейцера,
предусматривающий последовательность смерть и воскресение, возрождение
на новом уровне. К зеркальной группе фуг подходит герметический принцип
«Как вверху, так и внизу, как внизу, так и наверху», выказывающий
соответствия между проявлениями жизни и бытия;

один из мотивов, используемых Бахом в теме, является началом
протестантского хорала «Как прекрасно светит утренняя звезда». В данном
случае вифлеемская звезда это Венера в соединении с Меркурием – явление,
происходящее один раз в 480 лет, случилось в день рождения Христа. Она
почитается масонами, как и иероглифическая монада Джона Ди, названная
звездой во втором и используемая в третьем манифестах. Этим знаком,
изображенным с помощью цветов и веточки акации, отмечена гравюра в
конце фуги №8, выполненная, как и остальные, братом ученика Баха И.
Шюблером. В центре монады монограмма «JHS», буквы которой «JS»
соответствуя художнику, являются также инициалами самого Баха, и
начальными буквами первого и последнего слов, завершающих второй
манифест «sub umbra alarum tuarum, Jehova» («в тени крыл твоих, Иегова»);

соответствие описанным в манифесте 4 путям: 1 – короткий, но
опасный, 2 –длинный, но легкий, 3 – королевский, 4 – доступный только
очищенным, наблюдается в 4 канонах: в одном 82 такта, в другом – 179,
далее 109 и 145. Количество тактов 12 контрапункта 56 как и гематрия имени
героини романа Alchimia. Среди рисунков много цветов, которые связаны с
изображениями священной алхимической рукописи Splendor Solis, и других
форм, имеющих отношение к герметизму;
20

часто встречаемое у Баха число 29, как аббревиатура SDG, как
мелодия и подпись композитора JSB, соотносимые с Х. Розенкрейцем, на
одной из фигур склепа которого была надпись Dei Gloria Intacta – DGL, а на
золотом слитке в третьем манифесте – DLS, восхвалявших Бога. Соединение
обеих аббревиатур образует SDG;

незавершенность сочинения не может быть оправдана смертью
Баха, о которой сообщается надписью сына в автографе, так как композитор
был жив еще полгода. Такой прием находит свое оправдание в связи с
третьим манифестом Розенкрейцеров, обрывающимся на полуслове, и со
строительством тамплиерами часовни в местечке Рослин в Шотландии. Вид
незаконченной западной стены был скрупулезно воссозданными развалинами
Храма Ирода, построенного по образу Храма Соломона.
Таким образом, баховские символы можно назвать «символами
символов», при помощи которых зафиксированы основные идеи
розенкрейцеров и масонов, передаваемые лишь в процессе ритуала. Для
сохранения этих знаний Бах применяет свою систему, основываясь на
символические концепции тайных обществ. Опираясь на философскую
составляющую этих принципов, раскрывает их содержание, используя числа,
рисунки и интонации. В результате, мы имеем не произведение, написанное
нотами, а музыкальный текст культуры, чтение которого неосуществимо без
знания философии эзотерико-христианской символики тайных обществ,
базирующейся на пифагорейском учение о числе, сокровенной мудрости
Каббалы.
В заключении автор подводит основные итоги работы по изученной
проблеме и намечает перспективы дальнейшего исследования, подчеркивая, что
представленная диссертационная работа является одной из первых попыток
культурологического осмысления творчества И. С. Баха в контексте
символических концепций тайных обществ.
Ценность символики творчества композитора открывается в ходе
постижения смысла сочинения, а не в результате его исполнительского
прочтения. Большее значение приобретает интуитивное ее дешифрование в
противовес рациональному овладению текстом. Символический язык
масонства и розенкрейцерства, сравнимый с тремя предметами философии
(язык Природы – онтология, Человека – гносеология и Бога – теософия),
используемый композитором, проявляется в качестве трех уровней
музыкальной символики Баха: интонационной, математической и
мистической. Интонационная символика выражается в использовании
композитором мелодий протестантских хоралов, что приводит к
определенной направленности содержания сочинения. Математическая
символика как синтез математики и геометрии, имевший основополагающее
значение в тайных обществах, как проявление пифагорейского,
каббалистического символизма, помогает понять логику композитора,
связанную с познанием вселенной и человека. Мистическая – через
осознание символических концепций тайных обществ, сокрытых при
помощи чисел, букв, рисунков, приводит к философскому осмыслению и
21
постижению Бога, как великого архитектора вселенной. Таким образом,
постижение внерациональных законов, нашедших свое воплощение в
символическом языке Баха, излагаемого в эзотерическо-христианских
традициях, может реализоваться лишь благодаря способности человека к
интуитивному познанию.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
Ведущие рецензируемые научные журналы ВАК:
1. Гринченко Г. А. К вопросу об интонационном единстве цикла «Шесть
сонат для чембало и скрипки» И. С. Баха / Г. А. Гринченко,
А. И. Рахаев // Культурная жизнь Юга России. – Краснодар: ООО
«Издательство Ультрапресс», 2011. – №5. – С. 13-16.
2. Гринченко Г. А. «Шесть сонат для чембало и скрипки» И. С. Баха как
пример проявления числовой символики тайных обществ /
Г. А. Гринченко // Исторические, философские, политические и
юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы
теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2015. – №1 (51). – Ч.1. – С. 3942.
3. Гринченко Г. А. Символические принципы розенкрейцеров и их
проявление в цикле «Искусство фуги» И. С. Баха / Г. А. Гринченко //
Исторические, философские, политические и юридические науки,
культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. –
Тамбов: Грамота, 2015. – №2 (52). – Ч.1. – С. 65-67.
4.
5.
6.
7.
В других изданиях:
Гринченко Г. А. Изучение авторского текста как одна из проблем
образовательного процесса (на примере символики сонаты для скрипки
и фортепиано №4 c-moll И. С. Баха) / Г. А. Гринченко // Современное
музыкальное и художественное образование: опыт проблемы,
перспективы: Тез. выст. межд. науч-практ. конф-съезда 19-20 декабря
2005 г. – М.: МГПУ, 2006. – С. 61-64.
Гринченко Г. А. Учись у Баха / Г. А. Гринченко // Творческое
наследие К.Ш.Кулиева и современность: Статья межвуз. науч-теор.
конф., посвященной 90-летию со дня рождения поэта, 31октября 2007
г. – Нальчик: Изд-во М. и В. Котляровых, 2007. – С. 134-146.
Гринченко Г.А. Образный мир музыки И. С. Баха как ключ к
интерпретации его произведений (на примере сонаты для чембало и
скрипки №1 h-moll) / Г. А. Гринченко // Традиции И.С.Баха в
современной культуре: музыка, литература, живопись, кино: Сб.
статей. – Нижний Новгород: ННГК им. М.И.Глинки, 2008. – С. 47-52.
Гринченко Г. А. Музыкальное содержание произведения в дискурсе
духовно-нравственного потенциала личности / Г. А. Гринченко //
Культура и личность в современном мире: проблемы изучения,
22
развития, воспитания: Статья Всесоюз. науч. конф. 5-6 февр. 2009 г. –
Орел, 2009. – С. 314-318.
8. Гринченко Г. А. Семантический анализ музыкального текста в работе
исполнителя над произведением (на примере сонаты для чембало и
скрипки №1 h-moll) / Г. А. Гринченко // Культура, искусство,
образование на рубеже веков: Сб. научных работ препод. СКГИИ. –
Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых, 2009. – С. 146-161.
9. Гринченко Г. А. Творчество И. С. Баха в контексте формирования
личности студента / Г. А. Гринченко, А. И. Рахаев // Культура,
искусство, образование на рубеже веков: Мат. третьей Межд. науч.практич. конф. – Нальчик: Изд-во М. и В. Котляровых, 2009. – Вып. 4.
– С. 233-238.
10.Гринченко Г. А. Творческий подход к изучению музыкального текста
произведения как один из факторов воспитания личности (На примере
сонаты И. С. Баха) / Г. А. Гринченко, А. И. Рахаев // Художественное
образование России: современное состояние, проблемы, направления
развития. Мат. III Всероссийской науч.-практич. конф. г. Волгоград, 35 июня 2009 г. – Волгоград: Волгоградское науч. изд-во, 2009. – С.
279-286.
11. Гринченко Г. А. К вопросу о формировании идентичности в вузе (на
материале произведений И. С. Баха) / Г. А. Гринченко, А. И. Рахаев //
Этнокультурные технологии формирования российской идентичности
в полиэтничном регионе: Тезисы доклада II международной науч.практич. конф. 24-27 сентября 2009 г. – Краснодар: Альфа-Полиграф +,
2009. – С. 343-347.
12. Гринченко Г. А. И. С. Бах «Шесть сонат для чембало и скрипки»:
[Монография] / Г. А. Гринченко, А. И. Рахаев. – Нальчик: Изд-во М. и
В. Котляровых, 2010. – 124 с.
13. Гринченко Г. А. Образно-тематическая концепция «Шесть сонат для
чембало и скрипки» И. С. Баха как определяющий фактор цикличности
/ Г. А. Гринченко, А. И. Рахаев // Научный вестник Южного
федерального округа. – Пятигорск: МарЛен-Сайнс, 2010. – №1 (3). – С.
10-17.
14.Гринченко Г. А. Загадки И. С. Баха сквозь призму символогии тайных
обществ / Г. А. Гринченко, А. И. Рахаев. – Saarbrücken, Germany: LAP
LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. KG, 2012. – 317 с.
15. Гринченко Г. А. Загадки И. С. Баха сквозь призму символогии тайных
обществ / Г. А. Гринченко, А. И. Рахаев. – Нальчик: Изд-во М. и В.
Котляровых (ООО «Полиграфсервис и Т»), 2012. – 264 с.
16. Гринченко Г. А. Магический квадрат Юпитера А. Дюрера в дискурсе
символогии тайных обществ: сборник статей / Г. А. Гринченко //
Международная научно-практическая конференция «Закономерности и
тенденции развития науки» (18 ноября 2014 г.). – Уфа: РИО МЦИИ
ОМЕГА САЙНС, 2014. – С. 182-184.
23
17. Гринченко Г. А. «Меланхолия I» А. Дюрера в контексте
алхимического Великого Делания / Г. А. Гринченко // Современные
тенденции в образовании и науке: сборник научных трудов по
материалам Международной научно-практической конференции 28
ноября 2014 г.: в 14 частях. – Тамбов: ООО «Консалтинговая компания
Юком», 2014. – Ч. 2. – С. 38-40.
24
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
8
Размер файла
313 Кб
Теги
анализа, общество, контексте, тайны, творчество, концепция, культурологическая, европы, баха, символические
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа