close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Толерантность в системе культурных ценностей российских немцев....pdf

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Селиверстова Светлана Николаевна
Толерантность в системе культурных ценностей
российских немцев
24.00.01- Теория и история культуры
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата культурологии
Москва - 2015
2
Работа выполнена на кафедре культурологии и антропологии
Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего профессионального образования «Московский государственный
университет культуры и искусств»
Научный руководитель:
Официальные оппоненты:
Ведущая
организация:
доктор философских наук, доцент
Гертнер Светлана Леонидовна
Бортникова Татьяна Геннадьевна,
доктор
культурологии,
профессор
федерального государственного бюджетного
образовательного
учреждения
высшего
профессионального образования «Тамбовский
государственный
университет
им.
Г.Р.Державина», кафедра лингвистического
обеспечения бизнес-процессов
Кулешова Наталья Сергеевна,
доктор
философских
наук,
профессор
федерального государственного бюджетного
образовательного
учреждения
высшего
профессионального образования «Институт
стран
Азии
и
Африки
Московского
государственного
университета
имени
М.В.Ломоносова»,
кафедра
политологии
Востока
Федеральное государственное бюджетное
образовательное
учреждение
высшего
профессионального
образования
«Кемеровский государственный университет
культуры
и
искусств»
(кафедра
культурологии)
Защита состоится «__» ______ 2015 г. в ____ часов на заседании
диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени
кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 210.010.04,
созданного на базе Московского государственного института культуры по
адресу: 141406, Московская область, г. Химки-6, ул. Библиотечная, д.7, корп.2,
зал защиты диссертаций (218 ауд.).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского
государственного института культуры.
Автореферат размещен на сайте Высшей Аттестационной Комиссии
Министерства образования и науки Российской Федерации www.vak2.ed.gov.ru
«___» _________2015 г., на сайте Московского государственного института
культуры www.nauka.msuc.org «___» _________2015 г., разослан «____»
__________2015 г.
Ученый секретарь диссертационного совета,
доктор философских наук, профессор
Т.Н. Суминова
3
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Культурная устойчивость и
национальная идентичность являются гарантами духовной стабильности для
России в условиях прогрессии постмодернизма, политической и экономической
глобализации. В современных условиях наибольшую опасность для
традиционной культуры народов Российской Федерации представляет не
только ассимиляция, но и этнический сепаратизм, разрыв общения в
пространстве культуры мира, постоянные конфликты на расовой и религиозной
основе.
Российские немцы обладают многовековым опытом адаптации к
условиям историко-культурного бытия, который не имеет аналогов, с учетом
геополитического положения Московского царства, Российской империи,
СССР, Российской Федерации. Уникальна гражданственность этого народа,
позволившая обогатить русскую культуру, науку, искусство, экономику,
пантеон воинской славы, внести феноменальный вклад в государственное
строительство XVIII – XIX веков, явить общественные инициативы
нивелирования этнических, межконфессиональных конфликтов, интеграции в
общество.
В ХХ столетии российские немцы разделили судьбу всех этносов СССР,
но подверглись тотальным репрессиям, идеологические истоки которых
связаны с началом Первой мировой войны. Многовековой диалог наиболее
законопослушного народа с государством был прерван до начала 1980-х годов.
Но культура немецкой толерантности выдержала это испытание.
На современном этапе, как и другие малые этносы России, немцы
поставлены перед необходимостью осмысления путей развития своей
культурной автономии. Историко-культурологическая разработка аспектов
толерантности в этом контексте, воспроизведение динамики сохранения
этнонациональных ценностей российских немцев, междисциплинарные
подходы к освещению тематических граней исследования – все это
предполагает соответствующую практическую направленность.
Последовательное осуществление государственной национальной
политики на ценностных основах толерантности в системе культурных
ценностей приобретает многоаспектность и особую значимость. Об этом
убедительно свидетельствуют программные государственные документы
долгосрочного действия, в которых определены задачи укрепления единства и
духовной общности многонационального народа Российской Федерации
(российской нации), этнокультурного развития регионов РФ.
По существу, речь идет о развитии культурных автономий с ориентацией
на преодоление рецидивов духовного сепаратизма. Так, согласно «Стратегии
государственной национальной политики в Российской Федерации до 2025
года» (утверждена указом Президента РФ от 19 декабря 2012 г. № 1666),
основополагающим
принципом
является
«единый
культурный
(цивилизационный) код», который основан «на сохранении и развитии русской
культуры и языка, историко-культурного наследия всех народов России»,
характеризуется «уважением самобытных традиций и ценностей населяющих
4
Россию народов и способностью интегрировать их лучшие достижения в
единую российскую культуру».
Проблема исследования заключается в противоречиях между различными
теоретическими подходами к разработке понятийного аппарата, который
послужит государству и обществу для обеспечения толерантного характера
этнокультурного развития, духовной консолидации культурных автономий в
пространстве национальной культуры России. Отвлеченный характер
неизбежно приобретают теоретические построения в отрыве от практики,
социальных реалий, без должного учета концептов стратегии, изменений в
тактике государственной политики.
Историко-культурологическая реконструкция роли толерантности в
межэтническом и межнациональном общении становится, таким образом,
бесспорным приоритетом. Следует особо учитывать, что проблема
толерантности как мировоззренческая была сформулирована в связи с
проблемой веротерпимости. «Болевыми точками» остаются неопределенные
нормы общественного поведения по отношению к различным формам
проявления нетерпимости, ограниченность проявлений самой толерантности в
социокультурных реалиях. Необходима постоянная научная диагностика
характера взаимоотношений этносов, диаспор в пространстве полиэтнической
национальной культуры, поскольку любая новая тенденция, любое изменение в
системе традиций предопределяет соответственно трансформацию или
деформацию ценностного характера. История «культурных революций»
свидетельствует, что вторжение в органику традиционных ценностей, как
правило, приводит государство к ситуациям кризиса.
Междисциплинарная разработка теоретических аспектов толерантности
на современном этапе фактически становится инструментом осмысления
диалектики ценностей культуры, исходя непосредственно из национальногосударственных интересов. Среди негативных факторов, которые влияют на
развитие межэтнических отношений, с позиций культурологического
обеспечения
государственной
национальной
политики
предстоит
последовательно преодолевать: «размывание традиционных нравственных
ценностей народов Российской Федерации»; «правовой нигилизм»; проявления
дискриминации «по отношению к гражданам различной национальной
принадлежности»;
«недостаточность
образовательных
и
культурнопросветительских мер по формированию российской гражданской
идентичности, воспитанию культуры межнационального общения, изучению
истории и традиций народов России, их опыта солидарности в укреплении
государства»; «распространенность негативных стереотипов в отношении
некоторых народов»1.
15 июля 2013 г. распоряжением Правительства Российской Федерации
№1226-р был утвержден «План мероприятий по реализации в 2013–2015 годах
Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на
период до 2025 года». Пункт 5 Плана предусматривает проведение в
федеральных округах семинаров-совещаний работников органов и учреждений
культуры (клубов, библиотек, музеев, национальных культурных центров) по
1
Стратегия государственной национальной политики в Российской Федерации до 2025 года. [Электронный
ресурс.] – Режим доступа: http://www.minnation.senat.org/Strategiya-2025.html
5
предупреждению межнациональных конфликтов. В целом же осуществление
комплекса планируемых мероприятий должно способствовать гармонизации
межнациональных (межэтнических) отношений, «развитию языкового и
этнокультурного многообразия Российской Федерации, популяризации истории
и культур народов России, профилактике и раннему предупреждению
конфликтов в сфере межэтнических отношений»2.
Таким образом, актуальность исследования обусловлена необходимостью
научно-практического обеспечения государственной национальной политики в
сфере этнокультурной толерантности народов Российской Федерации. В
перспективе данный подход предполагает решение ряда задач, связанных с
разработкой аспектов концептуального осмысления культурных ценностей
российской нации как стратегической основы межэтнической толерантности.
Степень научной разработанности проблемы.
Имплицитно концепт толерантности изначально присутствует в
философии культуры Востока и Запада. В Древнем мире толерантность
доминировала в религиозном этикете отношения к иноверию – культам
«неведомых» богов. Античная культура придает толерантности импульс как
стержню аскетики и духовной свободы, консолидации в межличностном
общении. В период Средневековья толерантность в различных проявлениях
религиозной терпимости и политического компромисса становится связующим
звеном между христианским миросозерцанием, философией культуры,
государственной политикой.
В Европе эпохи Просвещения толерантность по смыслу эксплицитно
соприсутствует в философских постулатах свободомыслия и веротерпимости,
политических декларациях. Антропоцентрические идеи гуманизма эпохи
Возрождения трансформируются в принцип гуманности как основу
личностного и общественного сознания, государственной политики
(Ф.Вольтер, К. Гельвеций, П. Гольбах, Д. Дидро, Ш. Монтескье и др.).
В русской мысли XVIII–XIX веков смысловые грани «толерантности»
складывались под влиянием французских гуманистов (XVIII в.), немецкой
философии конца XVIII – начала XIX века (Г.Гегель, В.Гумбольдт, И. Кант,
Ф.Шеллинг,). Дальнейшее развитие отечественной философии культуры
отличает феноменальная самобытность, не имеющая исторических аналогов
полемика. С принципами толерантности как диалога в пространстве культуры
непосредственно соединяются: учение о соборности и идеология
общественного воспитания (И.С.Аксаков, К.С. Аксаков, А.С. Н.П. ГиляровПлатонов, И.В. Киреевский, Ю.Ф. Самарин, А.С. Хомяков,); «вселенская
отзывчивость» русской идеи в творчестве Ф.М. Достоевского; «непротивление
злу насилием» Л.Н. Толстого; «общее дело» Н.Ф. Федорова (его полемические
монологи о выходе из кризиса культуры, «блудном сыне философии» Ф.Ницше
и др.); «всеединство» (С.Н. Булгаков, Л.П. Карсавин, В.С. Соловьев,
С.Н.Трубецкой, Е.Н. Трубецкой, П.А. Флоренский, С.Л.Франк), полемика «о
противлении злу силою» между И.А. Ильиным и Н.А. Бердяевым, их
интеллектуальным окружением; философия общения в пространстве культуры
(М.М. Бахтин, А.Ф. Лосев).
2
Об утверждении плана мероприятий по реализации в 2013–2015 годах Стратегии государственной
национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года. [Электронный ресурс]-. Режим
доступа: http://government.ru/docs/3229#sel=
6
Тематический диапазон прямой и косвенной интерпретации понятия
«толерантность» в современной науке очень широк: философский ракурс в
историческом контексте (В.А. Васильев, Т.В. Волкова, Б.С. Гершунский,
П.К.Гречко, В.М. Золотухин, И.Н. Ионов, Н.Н. Крадин, В.А.Лекторский,
М.П.Мчедлов, П. Николсон, А.В. Перцев, Ю.И. Семенов, Л.В. Скворцов,
С.Хантингтон, В.М. Хачатурян и др.); культурологический ракурс
(Ю.А.Аверин, А.Я. Гуревич, М.С. Каган, Е.Л.Кудрина, Ю.М. Лотман,
А.Я.Флиер, и др.); ракурс межличностной и межкультурной коммуникации
(Р.Барт, М.В.Белозерова, Ж. Бодрийяр, Е.В. Зинченко, Н.С. Иванова,
Э.О.Леонтьев, М.Мерло-Понти, Ж.-Л. Нанси, Ю.С. Осаченко, В.В. Петренко,
Г.И. Петров); ракурс межэтнических отношений (М.Л. Дробижева, В.Е.Козлов,
П.М.Козырева, М.П. Мчедлов, А.В. Перцев, З.А. Сикевич, Г.У.Солдатова,
А.Н.Тарасов, В.В.Тихонов, В.А.Тишков, Л.А. Шайгерова, Ф.А. Шебзухова,
А.Шульте и др.); морально-этический ракурс (Р.Р. Валитова, Н. Грамер,
А.А.Гусейнов, Е.И. Касьянова, И.С. Кон, Г. Невью, П. Николсон);
социологическая характеристика общественной толерантности (Т.Л.Барандова,
В.Е. Буденкова, М. Задер, М.Л. Новосадова, Н.С. Педченко, М.А. Семашко,
П.И. Смирнов, М.В.Черняк, Ю. Хабермас и др.); политологический ракурс
(А.Г.Асмолов, И.Валлерстайн, Г.М. Денисовский, В.Л. Иноземцев,
Б.Г.Капустин, М. Уолцер, С.Хантингтон, Дж. Харвитц и др.); толерантность как
инструмент воспитания в учебных процессах (Е.В. Бондаревская, В.В. Давыдов,
И.А.Колесников, Н.В.Круткова, Е.А. Найденова и др.).
Социокультурную миссию толерантности как идеологии открытого
гражданского общества охарактеризовал А.Г. Асмолов. Отфрид Хеффе, один из
ведущих современных специалистов по проблемам политической философии,
убежден, что толерантность предполагает взаимное уважение различных
культур и традиций, признание самоценности других культур. Проблема
толерантности занимает одно из значительных мест в современной российской
культурологии. И хотя ей не посвящены отдельные монографические работы,
она рассматривается в качестве важнейшего явления при анализе культурного
«оружия» и «культуры как репрессии» в работах А.Я. Флиера, как элемент
национально-культурных особенностей интеллигенции в работах А.А. Аронова,
как неантагонистическое противоречие традиционного и инновационного в
работах В.М. Чижикова.
Единая дефиниция понятия «толерантность» до сих пор отсутствует. В
разных вариациях «толерантность» чаще всего трактуется как «терпимость»
(С.Г. Ильинская, Б.Г. Капустин, Н.В. Круглова, В.В. Соловьев, Ю. Шпис и др.),
«стремление и способность к установлению и поддержанию общности с
людьми, которые отличаются в некотором отношении от превалирующего типа
или не придерживаются общепринятых мнений», как «принятие и симпатия к
мнениям других, отличающимся от своих собственных» (В.Е. Буденкова,
Р.Р.Валитова, П.К. Гречко, М.П. Мчедлов, Н.Л. Новосадова, Н.Н. Федотова,
Ю.Н. Фролова и др.).
Еще больше различий в осмыслении реальных проявлений
толерантности. Как утверждает А. В. Логинов, толерантность есть форма
сосуществования идеологий, взаимодействия различных культур, лишенная
заданных ценностей. Д.В. Зиновьев вводит понятие «социокультурная
7
толерантность» в качестве проявлений терпимости, как морального качества
личности. Рамками социологии действия фактически ограничивает
феноменологию толерантности В.Н. Петров.
Культурологическое
исследование
проблемы
толерантности
в
соотнесении с феноменом российских немцев в культуре России осуществлено
впервые. В XIX веке и первые десятилетия ХХ века публикации, в которых
освещались культурные устои российских немцев, носили в основном характер
историко-статистических обзоров, работ по изучению немецких диалектов
(А.П. Дульзон, В.М. Жирмунский, Г.Г. Едиг), научно-энциклопедического
жанра. В период 1930-х годов интерпретация данной проблематики приобрела
сугубо «партийную» тональность.
Легально полноценное изучение истории и культуры немцев России
становится многоаспектным только в 1980-е годы. К этому времени вышло
небольшое количество работ, поскольку исследования по истории российских
немцев табуировались. С конца 1950-х – начала 1960-х годов цензура допускает
к печати статьи по истории, этнографии, филологии, демографии, в которых
затрагиваются проблемы немецкой диаспоры.
Знаковой стала статья С.В. Чешко «Время стирать белые пятна»
(«Советская этнография», 1988 г.). В 1993 г. в «Этнографическом обозрении»
публикуется работа И.Г. Шервуд и И.Г. Остроух «Немцы в России:
исторический очерк». В 1996 г. издана монография С.В. Соколовского
«Меннониты Алтая: история, демография, ономастика» (Москва, ИЭА РАН).
К середине 1990-х годов создаются специальные центры по изучению
истории и культуры российских немцев (Москва, Санкт-Петербург, Саратов,
Волгоград, Екатеринбург, Нижний Тагил, Пермь, Оренбург, Новосибирск,
Барнаул, Омск, Томск, Красноярск, Ташкент, Алматы, Караганда, УстьКаменогорск, Днепропетровск, Запорожье, Луцк, Одесса, Баку и др.). На
рубеже XX-XХI веков складывается целый корпус научных работ, включая
диссертационные исследования, изданы фундаментальные библиографические
указатели по теме.
В настоящее время активно разрабатываются темы: переселение немцев,
их роль в истории российской государственности и культуры (Л.Н. Евменова);
толерантность иностранных военнопленных в послевоенном обществе
(Н.М.Маркдорф); конфессии и религиозные общины; система воспитания и
образования; периоды репрессий и депортация, миграционные процессы,
общественное движение; развитие немецкого языка. Инициативно изучаются
немецкие диалекты в регионах России (О.А. Александров, В.А. Дятлова,
Л.И.Москалюк и др.), осуществляются этнографические экспедиции в регионах
(Е.А. Арндт, П.П. Вибе, А.А. Герман, Т.Б. Смирнова и др.), по результатам,
которых издан целый ряд монографий; публикуются каталоги этнографических
коллекций.
В 2004 г. в Саратове состоялась Международная научная конференция
«Российские немцы в инонациональном окружении: проблемы адаптации,
взаимовлияния, толерантности». Авторы докладов интерпретировали
обширный фактографический материал, который, безусловно, значим для
продолжения конкретных разработок и подготовки фундаментальных
исследований. Теме нашей диссертации в историко-культурном ракурсе здесь
8
наиболее созвучна работа Т.Н. Черновой «Проблема лояльности и
толерантности российских немцев в годы Первой мировой войны (в свете
новейших отечественных исследований)».
Концепты предпринятого нами исследования проблемы толерантности в
соотнесении с феноменом российских немцев и других народов в культуре
России формировались в ходе историко-культурологической интерпретации
классического наследия XVIII–ХХ веков и современного научного знания. На
первом плане здесь идеи культуры мира в диалектике мировоззрений. Речь идет
о таких ученых, как И.С. Аксаков, М.М. Бахтин, Т.Г.Бортникова, Ф. Вольтер,
Н.В.Гоголь, Г.Ф.В. Гегель, Ф.М. Достоевский, И.А. Ильин, И. Кант,
Т.Карлейль, Н.С.Кулешова, А.Ф. Лосев, Дж.Локк, Дж. Ст. Милль, Ф.Ницше,
В.С. Соловьев, Л.Н. Толстой, Л.А.Тихомиров, Ф.И. Тютчев, В.А.Тихонова,
Н.Ф. Федоров, Ф. Шеллинг, М. Элиаде.
Особое внимание в процессе работы привлекла полемика о «ненасилии»
и пределах толерантности в социокультурном пространстве, которая вспыхнула
в Русском зарубежье в 1925 г. Поводом послужила книга И.А. Ильина «О
сопротивлении злу силою», направленная против философии толерантности
Л.Н. Толстого. Непримиримым оппонентом И.А. Ильина стал Н.А. Бердяев,
среди сторонников которого – Ю.И. Айхенвальд, Η.Π. Вакар, 3.Η.Гиппиус,
И.П.Демидов, Л.М. Добронравов, Е.Д. Кускова, Е.М.Кольцов, Д.С. Пасманник.
На стороне Ильина были митрополит Антоний (Храповицкий), архиепископ
Иерусалимский Анастасий (Грибановский), А.Д.Билимович, В.Х.Даватц,
П.Б.Струве, Э.К. Кейхель и др. Объективная оценка книги о «толерантности»
принадлежит таким концептуалистам аксилогического подхода к философии
культуры, как В. В. Зеньковский и Н.О. Лосский.
Эта полемика длилась до начала 1950-х годов и отнюдь не стала
«музейным» достоянием историков философии. Научно-практическое
определение границ терпимости и взаимного терпения имеет государственную,
международную значимость. В междисциплинарных разработках этой
проблематики инструментарий культурологии может и должен найти
применение.
С академических позиций очень емкую, содержательную характеристику
интерпретации понятия «культура», соответствующих универсалий в
историческом
развитии
дает
В.С.
Степин.
Непосредственно
в
культурологическом ракурсе для междисциплинарного осмысления феномена
толерантности в традициях культуры этносов и диаспор мы придерживались
ориентиров, которые наметил этот ученый. Здесь историография темы
представлена во всем концептуальном многообразии. Объективно, к примеру,
применены работы М.М. Бахтина, А.Ф. Лосева, Ю.М. Лотмана, В.М. Межуева,
А.Я. Флиера, З. Фрейда, М. Фуко, М. Хайдеггера, О. Шпенглера, К. Юнга.
Гражданско-политические и этнокультурные аспекты проявления
толерантности в России рассматриваются в научных трудах Р.Г. Абдулатипова,
вопросы идентичности как важного детерминанта культуры толерантных
отношений изучаются учеными Т.Г. Бортниковой, В.М. Золотухиным,
Н.С.Кулешовой, И.В. Малыгиной и др. Проблемы арт-менеджмента
исследуются Т.Н. Суминовой.
9
Исходя из культурологической направленности при характеристике роли
толерантности в социокультурных отношениях в нашем исследовании
учитывалась столь глубоко раскрытая М.М. Бахтиным соотнесенность
«микродиалога» («я» и «собеседник») с «макродиалогом» («диалог культур») в
личностном сознании. Это позволяет утверждать, что концепт полифонической
культуры, который потенциально заложен в наследии М.М. Бахтина,
фактически предполагает принцип толерантности.
Источниковедческой базой исследования являются работы отечественных
и зарубежных культурологов, философов, историков, филологов, социологов,
психологов, лингвистов, политологов, справочные и энциклопедические
издания XVIII–XXI вв., российские периодические издания XVIII–XXI вв.,
правительственные документы и статистические материалы XVIII–XXI вв.
Объект исследования: толерантность в системе культурных ценностей.
Предмет исследования: толерантность как ценность культуры
российских немцев.
Цель исследования: Культурологическая интерпретация ценности
толерантности в ракурсе динамики сохранения и интеграции российских
немцев.
Реализация данной цели обусловила необходимость постановки и
решения следующих задач исследования:
1.
Исследовать историческое и современное понимание толерантности
как социокультурного явления.
2.
Дать
характеристику
толерантности
в
социокультурных
отношениях.
3.
Рассмотреть этническую и национальную идентичность российских
немцев в аспекте толерантности.
4.
Раскрыть историко-культурный феномен толерантности немецкой
диаспоры.
5.
Выявить
культурно-языковую
специфику
сохранения
этнокультурной идентичности и толерантности российских немцев.
6.
Определить ценность толерантности в культурной устойчивости и
интеграции российских немцев.
Теоретико–методологическую основу исследования составляют идеи
М.М.Бахтина о диалоге культур и культурной полисемии, которые раскрывают
культуру с точки зрения ее многообразия и неантагонистических противоречий.
Теоретическое содержание работ А.Я. Флиера предоставило возможность
теоретико-методологического понимания толерантности «от обратного», как
черты противостоящей культурной репрессии. Важнейшим для продуктивного
осуществления работы выступило положение Ю.М.
Лотмана о
«взрывоопасных» элементах культуры.
Среди методологических оснований работы были использованы идеи
Ю.В. Китова, рассматривающего позитивные взаимоотношения между
социальными группами на основе интереса к культуре друг друга, а также
работы С.Л. Гертнер, позволившие определить черты толерантного отношения
в этнической и национальной культурах как продуктивное взаимодействие
интересов представляющих их элит. Принципиально важным для выполнения
работы явились теоретические находки В.М. Чижикова о непротиворечивом
10
диалектическом взаимодействии между традиционными и инновационными
элементами культуры на уровне их городских и сельских носителей.
Особенно продуктивным для изучения культуры российских немцев
оказалось понимание их художественной культуры не только как системы
образов, но и информационной системы. Возможность включения в теоретикометодологическую основу исследования понимания культуры в единстве
информационного и художественного оснований была предоставлена работами
Т.Н. Суминовой. Целостность теоретической основы исследования была
обеспечена использованием концепции И.В.Малыгиной о прецедентном
характере культурной идентичности.
Методы исследования. Выполнение диссертации оказалось возможным
на основе привлечения следующих методов исследования. Сравнительноисторический метод был использован для изучения культуры российских
немцев в ее историческом развитии для установления сохраняющегося в ее
корневой структуре толерантного отношения к представителям других культур.
Диалектический метод единства общего, особенного и единичного нашел
применение при анализе, с одной стороны, общих элементов культуры
российских немцев с исторической и современной культурой Германии, с
другой, для определения культуры российских немцев в общероссийской
культуре. Метод структурного функционализма предоставил возможность
изучения структурного многообразия культуры российских немцев и ее
функций, как в жизни немецкой диаспоры, так и более широкого
географического пространства бытования культурного многообразия, в
котором немецкая культура представляет только его часть. Метод восхождения
от абстрактного к конкретному использован для получения более строгого
представления о толерантности от первого приближения к ней в связи с
другими проблемами, до ее определения. Метод изучения сходства и различия
оказался продуктивным в изучении бытования толерантности российских
немцев, проживающих в различных географических пространствах
современной России.
Гипотеза исследования. Толерантность как ценность культуры
российских немцев является основанием продуктивности культурного
взаимодействия российской и немецкой культур, способствует сглаживанию
ментальных последствий исторических катаклизмов, в которых Россия и
Германия выступали в качестве адверсариев, а также создает благоприятные
культурные условия для развития взаимовыгодных отношений между Россией и
Германией. Интерпретация «толерантности» как личностно-общественного
диалога культурных автономий в пространстве национальной культуры
является фундаментом подлинного единства российской нации.
Научная новизна исследования
1.
Дополнено определение толерантности как социокультурного
явления, которое выражается в конструктивном, уважительном по отношению
друг к другу взаимодействии социальных образований с различными
культурными кодами.
2.
Дана характеристика толерантности в связи с социокультурными
отношениями, когда она выступает и как их условие, и сама испытывает на себе
их определяющее действие, т.е. выступает продуктом социокультурных
11
отношений.
3.
Установлено, что российские немцы, несмотря на обладание
культурно-языковой спецификой, являются неотъемлемой частью российской
нации, свидетельством чему является история их проживания на территории
России, общая с российским народом экономическая жизнь и общность
психологического уклада, манифестируемого в совместной с русскими
культуре.
4.
Обосновано, что немецкая диаспора как историко-культурное
явление обладает не только пространственными характеристиками, связанными
с местами компактного проживания немцев вне своего государственного
образования, но и характеристиками культурно-содержательного плана,
включающего в себя в «снятом виде» практику культурного взаимодействия со
всем населением России. Содержанием данной практики выступает культурная
толерантность.
5.
Выявлено, что сохранение этнокультурной идентичности
российских немцев через язык выражается в использовании языка для
обеспечения этнической солидарности, не противоречащей законам и
принципам организации Российского государства и общества.
6.
Определено, что причины устойчивости культуры российских
немцев объясняются уважением и использованием немецкого языка,
особенностями форм религиозного сознания. Среди причин культурной
интеграции российских немцев выступает культурная толерантность,
выражающаяся в восприятии и интернализации культурных ценностей
принимающей страны, т.е. российских культурных ценностей.
Теоретическая значимость исследования состоит в дополнении изучения
проблемы культурной толерантности знаниями, полученными в итоге изучения
культурно-исторического контекста проявления толерантности российских
немцев. В частности теория толерантности дополнена аспектом формирования
толерантного отношения в условиях семантической различности языковых
систем, используемых субъектами социального взаимодействия. Теория
культурной толерантности дополнена теорией прецедентности, когда те или
иные черты культурной толерантности приобретают особую важность в
зависимости от этапа политико-экономического взаимодействия стран,
субъектами
которых
выступают
участники
социально-культурного
взаимодействия на территории одной из них.
Практическая
значимость
диссертационного
исследования
заключаются в том, что ее результаты могут быть использованы для
совершенствования научно-методического обеспечения государственной
национальной политики в сфере этнокультурной толерантности народов
России, осуществляемой федеральными и региональными субъектами
Российской Федерации.
Положения и выводы диссертации использованы автором в преподавании
курсов «Психология управления», «Культурная политика» и «Межкультурные
коммуникации» по кафедре культурологии и антропологии Московского
государственного университета культуры и искусств в 2012-2013 учебном году.
Планируется, что результаты диссертационной работы будут применены в
разработке программ специальных курсов, лекций и факультативных занятий
12
по теме «Толерантность в диалоге культур народов России» для средних
общеобразовательных, средних специальных и высших учебных заведений.
Соответствие диссертации паспорту научной специальности.
Диссертация на тему «Толерантность в системе культурных ценностей
российских немцев» соответствует п.1.9. «Историческая преемственность в
сохранении и трансляции культурных ценностей и смыслов», п.1.14.
«Возникновение и развитие современных феноменов культуры», п.1.16.
«Традиции и механизмы культурного наследования», п.1.19. «Культура и
этнос», п.1.22. «Культура и национальный характер», п.1.25. «Язык как
феномен культуры, как проявление национального своеобразия и фактор
межкультурного общения», п.1.29. «Культурная политика общества,
национальные и региональные аспекты культурной политики» паспорта
специальности 24.00.01 «Теория и история культуры (культурология)».
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Поскольку в данном исследовании речь идет о толерантности как
ценности культуры российских немцев, то изученные нами культурные формы
проявления толерантности будут способствовать приближению к определению
ее культурной сущности. Под толерантностью российских немцев в
социокультурном плане мы понимаем более широкие возможности реализации
немцами своих творческих способностей в ином общественно-политическом и
социально-экономическом пространстве, отличном от того, которым
располагает историческая и современная Германия. Данное обстоятельство
выступает одним из оснований формирования уважительного отношения к
культуре принимающей нации.
2.
В
диссертации
исследована
связь
толерантности
с
социокультурными
отношениями.
Установлено,
что
в
связи
с
социокультурными отношениями толерантность выступает и как условие, и как
продукт этих отношений. Данная связь проявляется в детерминации
социокультурных отношений со стороны толерантности (толерантность как
условие), с другой стороны, в определении толерантности со стороны
социокультурных отношений (толерантность как продукт). Используя
бахтинский концепт соотнесенности «микродиалога» («я» и «собеседник») с
«макродиалогом»
(«диалог
культур»),
удалось
установить,
что
социокультурные отношения приобретают толерантную форму, когда они
строятся на основе диалога между «я» и «собеседником». Доказательство
определения
толерантностью
социокультурных отношений является
результатом сообщения им этического кода в процессе осуществления диалога
между чужим и чуждым.
3.
Российские немцы идентифицируют себя с Россией, ее историей,
культурой. Обладание немцами культурно-языковой спецификой является
феноменом вторичным по отношению к российской культуре и русскому
языку, которые являются для них основными средствами и целями их
инкультурации, а также связи в единое целое с другими этническими и
территориальными образованиями, входящими в Российскую Федерацию.
Российская государственность российских немцев проистекает из истории их
проживания на территории России, включенности в экономическую жизнь
страны, общности психологического склада, выражающегося в российской
13
ментальности и культуре. Культурно-языковая специфика российских немцев
состоит в их билингвизме, в использовании немецкого и русского языка в их
повседневной жизни, однако это не ставит под сомнение немцами
государственно образующую сущность русского языка. Имея многовековой
опыт взаимодействия внутри России с культурами других народов, немцы
проявляют нацеленность к консолидации и институционализации при
сохранении специфики своих культурных традиций.
4.
Российские немцы обладают диаспоральными характеристиками,
так как, проживая на территории Российской Федерации, являясь частью
российской нации, сохраняют связь с Германией в культурном отношении.
Сохранение немцами специфических черт своей культурной идентичности при
принятии российской культуры в рамках одной национальной культуры стало
возможным в связи с приверженностью немцев практике культурной
толерантности. Культурная толерантность является залогом устойчивости
немецкой диаспоры в России. Толерантность как культурная ценность
позволила российским немцам преодолеть идеологические коллизии в
российском общественном сознании 70-х годов ХIХ века, социальноэкономические потрясения 20-30-х годов ХХ столетия, а также деструктивные
для их жизнедеятельности аспекты партийной пропаганды 1960-1980 гг.
Толерантность как основа духовной устойчивости немецкой диаспоры в России
проявилась в практике толерантного отношения к другим конфессиям, этносам,
в гражданской законопослушности.
5.
Одним из факторов сохранения этнической идентичности немцев на
территории России выступил язык. Пространством существования немецкого
языка в России выступили места постоянного
проживания немцев, а
институтами сохранения немецкого языка явились семья и школа. При всем
уважении в своей языковой идентичности российские немцы рассматривали
немецкий язык как средство солидарности, не противоречащей законам и
принципам организации Российского государства и общества, а также как
средство общения, не входящее в противопоставление с государственным
языком – русским. В избегании языкового противопоставления, в уважении к
языкам других народов, населяющих Россию, и в первую очередь к русскому
языку, российским немцам удалось на практике реализовать толерантность
своего культурного сознания.
6.
История культуры российских немцев на территории России
выступает в диалектике устойчивого и интегративного. Устойчивость
российских немцев обязана их уважению к немецкому языку,
дисциплинированности, трудолюбию, специфике религиозных культов.
Способность и желание к интеграции в единую нацию российских немцев
нашла выражение в изучении и уважении российской культуры, в проявлении
дисциплинированности и трудолюбия в совместном с другими народами труде
на благо России. Вне зависимости от реализации своих духовных установок в
религиозных практиках (католицизм, лютеранство, анабаптизм) российские
немцы сумели сохранить толерантное отношение к представителям других
религий и атеизму.
Апробация и внедрение результатов исследования
14
1.
Основное содержание диссертации нашло отражение в 7
опубликованных статьях, в том числе 3 в журнале «Вестник МГУКИ» реестра
ВАК при Министерстве образования и науки РФ.
2.
Материалы и результаты диссертационного исследования получили
апробацию на конференциях, среди которых: Научно-практическая
конференция «Реформа в сфере культуры: предварительные итоги на
региональном уровне» (М.: МГУКИ, 26 октября 2006 г.); Международная
научно-практическая конференция к 40-летию кафедры теории культуры, этики
и эстетики Московского государственного университета культуры и искусств
«Культура в контексте гуманитарного знания» (М.: МГУКИ, 27 марта 2007 г.);
Научно-практическая конференция «Приоритеты социально-культурного
образования в условиях модернизации российского общества» (М.; МГУКИ, 28
октября 2009 года); Международная научно-практическая конференция
«Молодежь и будущее России: стратегии развития образования и культуры в
современном мире» (М.; МГУКИ, 18 - 19 ноября 2009 года); Научнопрактическая конференция «Инновационные модели и проекты культурного
пространства» (М.; 23 декабря 2009 года).
3.
Материалы и выводы диссертации используются в учебном
процессе
кафедры
культурологии
и
антропологии
Московского
государственного университета культуры и искусств при разработке
образовательных программ, учебно-методических материалов по дисциплинам
«Психология культуры», «Психология управления» «Культурная политика» и
чтении следующих лекционных курсов: «Культурология», «Этнология»,
«Мировая культура и искусство», «Основы социального государства»,
«Социокультурное проектирование».
4.
Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой
культурологии и антропологии Московского государственного университета
культуры и искусств 16 июня 2014 г. (Протокол № 8).
Структура диссертации обусловлена целью и поставленными задачами
исследования, состоит из введения, двух глав, заключения, списка
использованной литературы.
II.ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во Введении обосновывается актуальность работы, характеризуются
степень научной разработанности проблемы, объект и предмет исследования,
обозначаются цель, задачи и гипотеза исследования, определяются теоретикометодологические основы, методы исследования, раскрывается научная
новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, соответствие
паспорту научной специальности, формулируются основные положения,
выносимые на защиту, даются апробация и внедрение результатов
диссертационной работы.
Первая глава «Теоретические аспекты изучения толерантности в
системе социогуманитарного знания» посвящена историко-культурологической
реконструкции роли толерантности в межэтническом общении, исходя из
онтологической триады: настоящее — прошлое — будущее.
В первом параграфе первой главы «Толерантность: интерпретация
понятия. Исторический контекст и современность» характеризуются
15
имплицитные и эксплицитные аспекты толерантности в сферах личностного и
общественного, этнокультурного и национального бытия, а также сферы
международных отношений. Анализируется семантика «толерантности»,
«терпения», «веротерпимости» на языке различных культур. Основное
внимание уделяется ценностному смыслу этих понятий в традициях культуры.
Природа человека, рода, этноса, нации никогда не была совершенной.
Органика человечества изначально проникнута элементами дисгармонии. В
ХХI веке вместе с духовно-интеллектуальным, религиозно-конфессиональным,
политическим потенциалом культуры мира возникла изощренная идеология
войны, в арсенале которой – исторически негативно устойчивые и новейшие
формы манипулирования сознанием, пропаганды духовного экстремизма и
расовой ненависти.
Развитие подходов к интерпретации понятия «толерантность»
чрезвычайно насыщено pro et contra, противоречиями самого разного, порой
непримиримого характера. Единого определения до сих пор не существует. Но
само присутствие в бытии феномена признания права другого на
существование, как первая ступень знания о другом, как начало
сосуществования с другим, свидетельствует о возможности последовательного,
постепенного преодоления этих противоречий при объективном обращении из
настоящего к прошлому. Особое внимание уделяется противоречиям между
декларациями и общественно-политическими реалиями толерантных
взаимоотношений.
Значительная часть исследователей отстаивает точку зрения, ставшую
традиционной в последние десятилетия: толерантность оптимизирует
отношение к общечеловеческим ценностям и «инаковости».
Различия в реальных проявлениях толерантности обусловлены
взаимодействием различных культур, а объединяющим для них является данная
ситуация взаимодействия.
Необходимо
учитывать,
что
проблема
толерантности
как
мировоззренческая была сформулирована в связи с проблемой веротерпимости.
Современное признание толерантности фактором укрепления гражданского
мира и социальной справедливости, было во многом определено учеными XVIXVII веков, выступавшими против религиозного фанатизма.
Великая Французская революция завершила XVIII столетие террором с
заявленными ценностями «свободы, равенства, братства». Первая мировая
война и Великая Октябрьская социалистическая революция открыли
человечеству век ХХ, приближая апокалипсические события Второй мировой
войны. В XXI веке культура мира призвана предотвратить Третью мировую,
основным условием этого выступает подлинная толерантность как единство
слова и дела, заявляемого и осуществляемого в деятельности властных
институтов и общества.
Включая политические и конфессиональные установки, свойства
подлинной толерантности заключаются в свободном диалоге посредством
общения в социокультурной среде. Гармония отношений подразумевает, прежде
всего, уважение субъектами друг друга.
16
В Международных документах толерантность приобретает не только
действенный социально активный аспект, но и рассматривается как условие
успешной интеграции в систему общественных отношений.
Именно в духовно-культурном контексте толерантность проявляется как
сбалансированное соотношение теории и практики в социокультурной
действительности.
Во втором параграфе первой главы «Характеристика толерантности в
социокультурных отношениях» феномен толерантности раскрывается
непосредственно в пространстве культуры.
Совокупность социокультурных отношений, если использовать
метафорическое определение, являет центральную нервную систему
сосуществования этносов в пределах мононационального государства. В
государстве полинациональном решение задач модернизации, укрепления
стабильности обусловливает поступательно нарастающую нагрузку и на
периферическую нервную систему. При этом необходима постоянная научная
диагностика процессов в организме многонациональной культуры, поскольку
любая новая тенденция, любое изменение в социальном пространстве
предопределяет соответственно трансформацию или деформацию ценностного
характера. История социокультурных изменений свидетельствует, что
вторжение в органику традиционных ценностей, как правило, подводит
государство к национальной катастрофе.
Исходя из культурологической направленности при характеристике роли
толерантности в социокультурных отношениях, следует, на наш взгляд,
учитывать столь глубоко раскрытую М.М. Бахтиным соотнесенность
«микродиалога» («я» и «собеседник») с «макродиалогом» («диалог культур») в
личностном сознании. Это позволяет утверждать, в качестве составной части
рабочей гипотезы, что концепт полифонической культуры, который
потенциально заложен в наследии М.М. Бахтина, фактически предполагает
принцип толерантности.
Общее социокультурное пространство для различных ценностей,
традиций, типов ментальности предполагает адекватность многообразных форм
толерантности. По существу, оптимизация проявлений толерантности в
социокультурных отношениях, в стратегии и тактике государственной политики
— одно из главных условий устойчивого развития, создания социальной базы
модернизации, укрепления стабильности и правопорядка.
Для имманентного привнесения новых смыслов и преобразования
картины мира в социокультурных отношениях общество и государство
призваны полноценно использовать, весь инструментарий национальной
культуры. Толерантность транслируется на языке культуры. Именно
национальная культура является основой толерантности, создает в
общественном сознании духовную компоненту, которая необходима в целях
экологии всех форм социокультурного общения.
Только в развитой культурной форме толерантность предопределяет стиль
личностного поведения, служит индикатором состояния общественных норм,
регламентирующих бесконфликтность социокультурных отношений даже на
первоначальных подступах к возможному диалогу с чужим и чуждым. Уровень
проявления толерантности, таким образом, можно определить как критерий
17
качественной оценки степени соблюдения этического кодекса в
коммуникативных
процессах,
которые
пронизывают
все
«ткани»
социокультурных отношений в пространстве государства.
Подлинно духовное воспроизводство традиционных ценностей, обычаев
в пространстве национальной культуры, их трансляция от поколения к
поколению возможны только при сохранении и воспроизведении культурной
компетентности субъектов социального общения. Культурная компетентность
способствует
сбалансированному
соединению
рационального
и
иррационального, наполняя содержанием веры и воли толерантного
мировосприятия, рефлексии сопричастности к идеалам и реалиям
социокультурных отношений.
Научная экспликация толерантности в социокультурную норму, на правах
универсалии культуры, крайне осложнена реалиями нарастающего процесса
глобализации, которому сопутствует стихия плюрализма, постепенно
упраздняющая, казалось бы, нерушимые ценностные ориентиры. Само понятие
«норма» на пути от постмодерна к постиндустриальному обществу все более
утрачивает нравственный смысл, формализуясь в правовые требования
социальных стандартов.
Подлинная толерантность проявляется и утверждается в социокультурных
отношениях не под влиянием пафосных деклараций, а на основе
экзистенциального опыта сохранения своих ценностных ориентиров и традиций.
Вместе с тем, «идентификация», «самоидентификация», «ментальность»
(особенно «групповая») обладают содержательной и смысловой подвижностью в
процессе культурогенеза.
Как ценностный феномен и оптимальная норма социокультурных
отношений, толерантность во всех реальных ситуациях, естественно, едина и
неделима. Следует, однако, учитывать теоретическую интерпретацию
смысловой специфики терпимости и взаимотерпимости в зависимости от
эволюционно–исторического, этического, политического, психологического
контекстов.
В третьем параграфе первой главы «Немецкая диаспора России:
этническая и национальная идентичность в аспекте толерантности»
рассматривается социокультурная роль российских немцев на этническом и
общенациональном уровнях.
Этнические немцы занимают особое место в историко-культурном
пространстве России. Этот «малый народ» внес исключительный вклад в
культуру и цивилизацию Российской империи. Соответственно, у столь
уникального этнического меньшинства своя социокультурная миссия, своя роль
в современной системе межнациональных отношений, которые должны
развиваться на основах толерантности. Характер этнической идентичности
российских немцев, их ценностные гражданские ориентиры — в центре
внимания представителей интеллектуальной элиты России и Германии, которые
осознают метафизическую значимость многовекового диалога культур двух
великих наций.
Российским немцам всегда был чужд этнический сепаратизм. В историкокультурном отношении они полностью принадлежат гражданской нации в
России. Полноценное утверждение их национальной идентичности,
18
этнокультурной
самобытности
нуждается
только
в
общественной
толерантности и должной поддержке государства. С учетом курса
президентского правления, сегодня есть все основания высказать в данном
отношении самый благоприятный культурологический прогноз.
Если подразумевать под «нацией» гражданское, государственнотерриториальное образование, то этнические меньшинства, подобные
российским немцам, органически входят в состав гражданской нации,
принимают идеологию государственного национализма. Такая форма
этнической толерантности является условием стабильного развития государств,
которые неоднородны по составу населения.
Со стороны немецкой диаспоры не звучали декларативные требования
«собственной национальной государственности», других политических
привилегий. Очевидно, здесь выявляется связь с многовековой русской
культурой, которая изначально ориентирована против этнической и
национальной исключительности, устремлена к идеалам всеединства.
Российские немцы избраны для нашего исследования неслучайно:
являясь одним из наиболее крупных этнических меньшинств в стране (597 212
тыс. чел.), они имеют продолжительный и многообразный опыт взаимодействия
с инокультурным окружением.
Немецкая диаспора фиксируется в России с начала XVIII века,
образование которой не имеет традиционных диаспорных основ, таких, как
исход, изгнание, утрата государственности. В выводах современных
исследований констатируется, что немцы России, несмотря на их ассимиляцию,
сохранили способность к энокультурной идентичности, проявляют активное
стремление к консолидации и институционализации, которой широко присуща
такая форма организации культурной жизни, как национально-культурная
автономия, и в связи с продолжительностью существования на российской
территории являются оригинальным этнокультурным сообществом, в котором
успешно реализуются российские и немецкие культурные установки.
Этническая идентичность немцев в России отличается подвижностью.
Она существенно отличается в группах в зависимости от возраста, места
жительства и степени урбанизации. Российские немцы в абсолютном
большинстве считают своей Родиной Россию, что свидетельствует о ярко
выраженной гражданской идентичности. Но при этом так же большинство
полагает, что российские немцы должны сохранять свои традиции, язык и
историческое наследие. Это является свидетельством выраженной этнической
идентичности. Этнические немцы занимают особое место в историкокультурном пространстве России. Соответственно, у этого этнического
меньшинства своя социокультурная миссия, своя роль в современной системе
межнациональных отношений, которые должны развиваться на основах
толерантности. Характер этнической идентичности российских немцев, их
ценностные гражданские ориентиры — в центре внимания представителей
интеллектуальной элиты России и Германии, которые осознают
метафизическую значимость многовекового диалога культур двух великих
наций.
На современном этапе своего развития этническая общность российских
немцев столкнулась с широким спектром экономических, политических и
19
культурных проблем. Путь к духовному возрождению в современных реалиях
требует во многом новых походов. Этнической интеллектуальной элитой
конструируются и моделируются различные прогностические концепции.
Для стабильного развития национальной культуры необходима
постоянная и эффективная поддержка государством всех основных
культурообразующих процессов. В целях обеспечения этого в этнической среде
российских немцев к самым насущным задачам относится создание
собственной
социально-экономической
базы
и
соответствующих
государственных управленческих структур.
Вместе с другими народами российские немцы стали заложниками, когда
произвольно
в
этнокультурном
отношении
статус
«национальногосударственных» субъектов СССР получали синтезированные в соответствии
с «генеральной линией» автономии в форме союзных и автономных республик.
Конструирование
«советского
народа»,
«социалистических
наций»
исключительно прагматически, с позиций «генеральной линии» власти,
учитывало этнические особенности и конфессиональные традиции населения.
Проекты немецких автономий являют особую страницу в летописи этнических
меньшинств советской эпохи. Многие этнические немцы вне мест компактного
проживания потенциально были обречены на роль будущих «фольксдойче»,
оставаясь в социокультурном отношении русскими с многовековой историей.
Само понятие «русский» символически предполагает всемирность в стиле
миросозерцания Ф.М. Достоевского, В.С. Соловьева, Н.Ф. Федорова, В.В.
Розанова, Н.А. Бердяева. Русский — единственное прилагательное среди
существительных,
которые
обозначают
этническую,
национальную
принадлежность. У нас есть и будут русские немцы, русские евреи, русские
татары. Но немецкий русский и подобные вариации на тему этнической
принадлежности даже стилистически противоречат элементарным нормам
государственного языка Российской Федерации. В нашей национальной
культуре присутствует существительное россиянин, которое в лучших
европейских традициях отображает не «племенную», этническую, а
национально-государственную принадлежность индивида и личности, этноса и
народа.
В ситуации нарастающей информационной войны, идеологической
экспансии Запада необходимо всесторонне сочетать оптимизацию бытования
этнокультурных традиций с интеграцией в пространстве русской культуры.
Предметом первостепенного, всестороннего внимания должна быть молодежь.
Молодежная политика — важнейший инструмент социальной базы
модернизации и устойчивого развития. Именно молодежная элита призвана
сохранять и транслировать культурные ценности для грядущих поколений
России.
Вторая глава «Толерантность как динамика сохранения и культурной
интеграции российских немцев» посвящена аспектам бытия немецкой
диаспоры в историко-культурном процессе.
В первом параграфе второй главы «Историко-культурный феномен
толерантности немецкой диаспоры» осуществлена культурологическая
реконструкция социальной природы этнических особенностей российских
немцев, характера их исторической памяти.
20
Толерантная дисциплинированность в самосознании российских немцев,
сохранявшаяся, несмотря на идеологические перепады в общественной
атмосфере России с периода 1870-х годов и вплоть до «триумфального шествия
Советской власти» (1917–1918), испытала влияние деформаций 1920-х–1930-х,
которые были вызваны воздействием тотальной пропаганды и жесточайшим
подавлением инакомыслия в СССР. Стержневая линия в общественном
самосознании «советских немцев» закалялась между молотом и наковальней
«красного террора», «раскулачивания», депортации, трудовой армии и
спецпоселений. К этому необходимо добавить неоднозначные последствия
«информационного бума» в период «перестройки», что стимулировало
миграционные ориентации российских немцев в Германию. Однако в сознании
немецкой диаспоры как феномена отечественной культуры остается русская
почва.
Немецкая диаспора, после десятилетий критического состояния «между
отчаянием и надеждой», неустанно привносит духовную энергетику в процессе
последовательного возрождения многообразных форм этнонациональных
культур, общественного сознания, социокультурной оптимизации функций
немецкого (литературного) и русского (государственного) языка, религиозных
канонов, традиций. Осуществляются издательские проекты научного и
массового характера, стабильно развивается система средств массовой
информации, в том числе, за счет активного использования электронных,
сетевых ресурсов. Знаменательной историко-культурной вехой на пути
единения немецкой диаспоры, которая в советский период была рассеяна на
территории РСФСР, стало создание Федеральной национально-культурной
автономии российских немцев (ФНКА РН) 20 декабря 1997 г.
Историко-культурная миссия российских немцев никогда не
укладывалась полностью в рамки колонистской культуры XVIII–XIX веков. Но
эта культура стала символом, подобно домостроительству русских
старообрядцев. Даже наиболее замкнутые общины немцев были чужды
проявлениям религиозного и расового экстремизма. Духовная самоорганизация
немецкой диаспоры в России XXI столетия являет сплав толерантного
отношения к другим конфессиям, этносам, гражданской законопослушности с
гражданственной верностью устоям своего бытия в составе российской нации.
Следовательно, устойчивое развитие полиэтнической национальной культуры
обусловливает поступательную гармонизацию межэтнических отношений. Но
любое продвижение здесь возможно только на пути к толерантности.
Во втором параграфе второй главы «Язык как фактор сохранения
этнической
идентичности
и
толерантности
российских
немцев»
рассматривается
языковая
ментальность
немецкой
диаспоры
в
социокультурном контексте двуязычия.
В соотнесении с историко-культурными особенностями крестьянских и
городских групп российских немцев этнический язык далеко не всегда
выполнял миссию основной формы общения. Однако как фактор этнической
идентичности немецкий язык был, есть и должен остаться консолидирующим
символом вместе с национальным языком России.
Любая модель, отвлеченная от реалий культурной основы, быта и бытия
этноса, диаспоры, заведомо обрекается на ущербность. По аналогии, любые
21
подходы к социокультурной характеристике этнической идентичности, которые
предполагают
противопоставление
языка
этноса
государственному
(национальному) языку, потенциально искажают ретроспекцию диалога
этнических культур в пространстве государства.
Именно двуязычие российских немцев обусловливает в историкокультурном ракурсе сочетание этнических и национальных граней
самосознания этой диаспоры. Этническая идентификация полноценно способна
состояться только на языке культурного диалога. И для российских немцев
объективное взаимодействие, каждый раз актуализируемое взаимодополнение
русского и немецкого языка — духовный детерминант подлинно толерантного
бытия в пространстве этнической, национальной, европейской, мировой
культуры.
Вся степень ответственности за этнокультурную политику, сохранение и
развитие языка как фактора этнической идентичности в современных условиях
ложится на государственно-управленческие институты каждой страны.
Необходимо
соответствующее
культурное
противостояние
«транснациональному» в социальных сферах национального государства.
Других гарантов для социокультурной стабилизации в полиэтнических
регионах России на федеральном уровне просто не существует.
В
настоящий
момент
русско-немецкое
двуязычие,
которое
воспроизводится в немецкой среде уже в течение жизни нескольких поколений,
позволяет рассматривать его не только как этносоциальное явление, но в
некоторой степени как этнический признак российских немцев. Являясь
исторически оправданным и необходимым в связи с ростом межэтнических
отношений, двуязычие ведет к уплотнению информационно-коммуникативных
связей между представителями разных народов, позволяет повысить их
адаптивные возможности.
Следует отметить, что немецкий язык выполняет для российских немцев
значимую символическую функцию. Большинство респондентов испытывает к
нему высокую эмоциональную привязанность. Несмотря на то, что немецкий
все реже реально используется на практике в повседневной жизни, он
продолжает играть роль этнического "кода", проводя разделения между
"своими" и "чужими". Знание родного языка (или желание его изучать) является
одним из ключевых маркеров этнической идентичности немцев.
В третьем параграфе второй главы «Толерантность как ценность
культурной устойчивости и интеграции немцев в России» рассматриваются
аспекты бытия этноса в историко-культурном процессе.
Феномен культурной устойчивости российских немцев на протяжении
длительного времени диалектически высвечивал единство и борьбу
противоположностей культуры горожан, колонистов, дворянства. В историкокультурном отношении особая роль принадлежала остзейским немцам. К
последним, включая значительную часть российской аристократии,
интеллектуальной, деловой элиты, прежде всего, принадлежали помещики,
представители служилого сословия.
Культурная устойчивость, безусловно, зависит от уровня трансляции
этнических и национальных традиций, от степени духовной консолидации
общества, интеграции социокультурных субъектов и факторов стабильного
22
развития. К факторам стабильного обеспечения устойчивости принадлежат
характеристики реального состояния стереотипизации историко-культурного
опыта.
Системная характеристика культурной устойчивости этноса будет
осуществима только на основе междисциплинарных комплексных
исследований в самых различных сферах культурного самосознания. Это
необходимо в целях разработки аспектов оптимальной стабилизации и реальной
дестабилизации в социокультурном пространстве. Этого требуют насущные
задачи выявления центростремительных и центробежных тенденций,
диалектических реалий «замкнутого» и «открытого» культурных типов, кодов
этнической, национальной, общечеловеческой культуры. Это явлено, наконец, в
стержневом вопросе ХХI века: культурная устойчивость возможна только при
мирном сосуществовании – толерантности.
Каждый феномен этнической культуры, безусловно, уникален. Но
органика культурного бытия немцев, традиционно проживающих в России,
вообще не имеет аналогов в отечественной истории развития этнических
культур. Это поистине история «народа в пути», история устойчивой динамики
национального самосознания. «Гордость» исторического самосознания
российских немцев, по убеждению В. Кригера, являет «общественную спайку»,
«базовый рассказ» (Basiserzaelung), что является главным условием
поступательного, творческого, устойчивого развития любой социальной,
этнической, национальной группы. И это ни в коей мере не означает
«инфантильного самодовольства», племенной самовлюбленности, сотворения
идеологических кумиров, историко-культурного пантеона идолов.
К феноменам этнической культуры в России, безусловно, принадлежит
немецкая школа как социальный институт. Общее (базовое) и
профессиональное образование всегда играло важнейшую роль в жизни
немецких колоний. И здесь во многом сказался духовно-генетический код
культуры Германии в целом, которая была европейским лидером в сфере
начального и среднего образования, устойчиво сохраняя преемственность
поколений на основе религиозно-патриотических ценностей.
Духовная природа российских немцев являет переплетение ценностных
устоев немецких католиков, лютеран, анабаптистов (меннонитов). На огромной
территории России параллельно развивались культуры немцев Поволжья и
Украины, Сибири и Крыма, Казахстана и Средней Азии. Наконец, культуру
российских немцев нельзя рассматривать в отрыве от культуры их исторической
родины, с одной стороны, и вне взаимосвязи с историей, наукой, образованием
и культурой России, с другой.
Толерантность российских немцев в социокультурном плане имеет
основанием более широкие возможности реализации своих творческих
способностей в ином общественно-политическом и социально-экономическом
пространстве, отличном от того, которым располагает историческая и
современная Германия. Данное обстоятельство выступает одним из оснований
формирования уважительного отношения к культуре принимающей нации.
В Заключении концептуально подводятся итоги исследования.
Подчеркивается значимость наследия отечественных мыслителей XIX-ХХ
веков для современных культурологических подходов к изучению феномена
23
толерантности. В научно-практическом соотнесении с проектом «Основы
государственной культурной политики» освещаются панорамные перспективы
развития национальной культуры как субстанции бытия народов России.
Основные положения диссертации изложены в следующих
публикациях автора:
1.
Селиверстова, С.Н. Немецкая диаспора России: национальная и
культурная идентичность / С.Н. Селиверстова // Вестник Московского
государственного университета культуры и искусств. – 2012. - №4.- С.77 –
80.
2.
Селиверстова, С.Н. Сохранение и развитие культуры
российских немцев / С.Н. Селиверстова // Вестник Московского
государственного университета культуры и искусств. – 2012. - №3.- С.95 –
98.
3.
Селиверстова, С.Н. Межэтническая толерантность как феномен
культуры / С.Н. Селиверстова // Вестник Московского государственного
университета культуры и искусств. – 2010. - №2.- С.78 – 81.
4.
Селиверстова, С.Н. Толерантность как ценность современного мира
/ С.Н. Селиверстова // Приоритеты социально-культурного образования в
условиях модернизации российского общества. Материалы научнопрактической конференции (Москва, 28 октября 2009 года): сб. ст. – М.:
Московский государственный университет культуры и искусств, 2010.- Ч.2. С.79 – 83.
5.
Селиверстова, С.Н. Развитие толерантных представлений в
культуре межнационального общения / С.Н. Селиверстова // Молодежь и
будущее России: стратегии развития образования и культуры в современном
мире: материалы международной научно- практической конференции (Москва,
18 - 19 ноября 2009 года): сб. ст. – М.: Московский государственный
университет культуры и искусств, 2009. - С.12 – 17.
6.
Селиверстова, С.Н. Некоторые проблемы толерантности на
современном этапе / С.Н. Селиверстова // Инновационные модели и проекты
культурного пространства: материалы научно- практической конференции
(Москва, 23 декабря 2009 года): сб. ст. – М.: Московский государственный
университет культуры и искусств, 2009. - С.68 – 73.
7.
Селиверстова, С.Н. Язык как знаковый фактор сохранения
этнической идентичности российских немцев / С.Н. Селиверстова //
«Семиосфера» Ю.М. Лотмана: рецепции в современном социальногуманитарном знании: материалы международной научной конференции
(Москва, 20 апреля 2012 года). Том 1. – М.: Московский государственный
университет культуры и искусств, 2013. – С.178-183.
24
Подписано в печать 26.03.2015г.
Объем 1,5 п.л. Тираж 100 экз.
Заказ № Типография МГИК
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
309 Кб
Теги
толерантности, немцев, система, pdf, ценностей, российской, культурное
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа