close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ИЗУЧЕНИЕ СТОМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ Г САРАТОВА НА ОСНОВЕ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
МАГДЕЕВА ЛИЛИЯ ДАМИРОВНА
ИЗУЧЕНИЕ СТОМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ
ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ Г. САРАТОВА НА ОСНОВЕ
ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ
14.01.14 - стоматология
Автореферат
диссертации на соискание учѐной степени
кандидата медицинских наук
Саратов – 2015
1
Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном
учреждении высшего профессионального образования «Саратовский
государственный медицинский университет имени В.И. Разумовского»
Министерства здравоохранения Российской Федерации
Научный руководитель
доктор медицинских наук, профессор Булкина Наталия Вячеславовна
Официальные оппоненты:
Михальченко Валерий Федорович, доктор медицинских наук, профессор,
ГБОУ ВПО Волгоградский государственный медицинский университет
Минздрава России; кафедра терапевтической стоматологии, профессор
кафедры;
Иванов Пѐтр Владимирович, доктор медицинских наук, доцент, ФГБОУ
ВПО «Пензенский государственный университет» Минобрнауки России;
кафедра стоматологии, заведующий кафедрой
Ведущая организация
Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего
профессионального образования «Первый Московский государственный
медицинский университет имени И.М. Сеченова» Министерства
здравоохранения Российской Федерации
Защита состоится «_____» ________________ 2016 года в ____ часов на
заседании диссертационного
совета Д 208.094.04 при ГБОУ ВПО
Саратовский
ГМУ им. В.И. Разумовского
Минздрава России,
по
адресу: 410012, г. Саратов, ул. Б. Казачья, д. 112
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБОУ ВПО
Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России и на сайте
организации www.sgmu.ru
Автореферат разослан «_____» _______________ 2015 года
Учѐный секретарь диссертационного совета
доктор медицинских наук, профессор
2
Музурова Л.В.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Кариес и заболевания пародонта являются
наиболее распространѐнными стоматологическими заболеваниями, которые
приводят к удалению зубов, негативно сказываются на состоянии общего
соматического здоровья, а также снижают качество жизни и
работоспособность населения (Вусатая Е.В., 2007; Макеева И.М. с соавт.,
2009; Ушницкий И.Д. с соавт., 2013; Кучиев Г.Г., 2014; Madléna М. et al.,
2008; Rihs L.B. et al., 2009; Nguyen С. et al., 2010; Benjamin R., 2010;
Kalyanpur R. et al., 2011; Hayes J. et al., 2012; Batista М. J. et al., 2012; Bönecker
М. et al., 2012; Bánóczy J. et al., 2013; Reddy N.S. et al., 2013; Sánchez-Garcia S.
et al., 2014; Shoaee S. et al., 2014; Schwendicke F. et al., 2015).
Несмотря на достижения научно-технологического прогресса,
стоматологическая заболеваемость среди различных возрастных групп
населения продолжает увеличиваться (Павлов Н.Б., 2004; Заблоцкая Н.В.,
2004; Максимова Е.М., 2007; Кустов И.Н., 2008; Плюхин Д.В., 2009; Малинин
А.Н., 2011; Сливкин А.А., 2013; Фарниева О.А., 2013; Курбанов З.О., 2013;
Камалова Г.Р., 2013; Petersen Р.Е. et al., 2005; Imazato S. et al., 2006; Hu D.J. et
al., 2011; Pitts N. et al., 2011; Frazão Р., 2012; Thomson W.M., 2014; Tsitaishvili
L. et al., 2014; Beck J.D. et al., 2014; Kassebaum N.J. et al., 2015).
Изучение стоматологической заболеваемости и еѐ динамики необходимо
для определения потребности населения во всех видах стоматологической
помощи, кадрах врачей-стоматологов и вспомогательного медицинского
персонала, оборудовании, планирования подготовки кадров в медицинских
учреждениях, включая организацию повышения квалификации специалистов
и т.д. (Хромцова И.В., 2002; Кицул И.С. 2002; Гарус Я.Н. с соавт., 2005;
Калашников В.Н., 2006; Гадаев М.С. с соавт., 2009).
Обширная территория Российской Федерации, неповторимость ее
субъектов и уникальный набор климатогеографических и социальноэкономических факторов, оказывающих воздействие на каждый регион
страны, диктуют необходимость изучения местных особенностей
стоматологической заболеваемости (Лебедев С.Н., 2012).
До настоящего времени в г. Саратове комплексного изучения
стоматологической заболеваемости не проводилось. Имеются лишь данные о
распространѐнности и интенсивности осложнѐнного кариеса и потребности в
эндодонтической помощи (Масумова В.В., 2005).
В связи с этим актуальной задачей представляется изучение
стоматологической заболеваемости взрослого населения г. Саратова с
определением структуры потребности в лечении кариеса и воспалительных
заболеваний пародонта.
Цель исследования: определить распространѐнность кариеса и
заболеваний пародонта среди взрослого населения г. Саратова, а также
3
степень и структуру потребности в их лечении для повышения уровня
оказания стоматологической помощи.
Задачи исследования:
1. Провести клинико-эпидемиологическое обследование среди ключевых
групп взрослого населения г. Саратова согласно критериям ВОЗ (1997)
и определить распространѐнность и интенсивность кариеса и
воспалительных заболеваний пародонта.
2. Установить взаимосвязь распространѐнности и интенсивности кариеса
и заболеваний пародонта с такими факторами, как возраст, пол, стаж
курения, а также социально-экономическими факторами (район
проживания, уровень образования, трудовой стаж).
3. Определить степень и структуру потребности взрослого населения г.
Саратова в лечении кариеса и заболеваний пародонта.
4. Разработать математические модели прогнозирования заболеваемости
взрослого населения г. Саратова кариесом и воспалительными
заболеваниями пародонта и потребности в их лечении в зависимости от
пола, возраста, стажа курения и социально-экономических факторов.
5. Провести оценку уровня стоматологической помощи взрослому
населению г. Саратова.
Научная
новизна.
Впервые
на
основании
клиникоэпидемиологического обследования среди ключевых групп взрослого
населения г. Саратова согласно критериям ВОЗ (1997) получены данные о
распространѐнности и интенсивности кариеса и воспалительных заболеваний
пародонта.
Установлена взаимосвязь
распространѐнности и интенсивности
кариеса и заболеваний пародонта и потребности в их лечении с такими
факторами, как возраст, пол, стаж курения, а также социальноэкономическими факторами (район проживания, уровень образования,
трудовой стаж), и разработаны математические модели прогнозирования
заболеваемости и потребности в лечении в зависимости от данных факторов.
Впервые выявлена потребность в лечении кариеса и заболеваний
пародонта. Проведена оценка уровня стоматологической помощи взрослому
населению г. Саратова
Практическая значимость. В результате исследования получены
данные о региональной стоматологической заболеваемости, которые имеют
научно-практическое значение и используются при организации
стоматологической помощи населению, подготовке стоматологических
кадров и разработке программ комплексной стоматологической помощи
населению г. Саратова.
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Данные о распространѐнности и интенсивности кариеса и заболеваний
пародонта среди ключевых групп взрослого населения г. Саратова согласно
критериям ВОЗ (1997).
4
2.
Установлена взаимосвязь
распространѐнности и интенсивности
кариеса и заболеваний пародонта с возрастом, полом, стажем курения, а
также с социально-экономическими факторами (районом проживания,
уровнем образования, трудовым стажем).
3.
Определена потребность в лечении кариеса и заболеваний пародонта
среди ключевых групп взрослого населения г. Саратова.
Внедрение в практику. Данные, полученные в исследовании,
используются в учебном процессе кафедры стоматологии терапевтической
ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России,
планировании лечебного процесса в ГУЗ «Саратовская стоматологическая
поликлиника» №8 и ГАУЗ «Саратовская стоматологическая поликлиника
№3».
По материалам диссертации издано информационное письмо для
руководителей учреждений стоматологии г. Саратова, утвержденное главным
внештатным стоматологом Минздрава Саратовской области.
Апробация работы. Основные положения диссертации доложены и
обсуждены на международных научно-практических конференциях «Наука
XXI века: теория, практика, перспективы» (Уфа, 2014), «Теоретические и
практические вопросы науки XXI века» (Уфа, 2014); XXXIV международной
заочной научно-практической конференции «Научная дискуссия: инновации
в современном мире» (Москва, 2015); XXXIV–XXXV международной
заочной научно-практической конференции «Научная дискуссия: вопросы
медицины» (Москва, 2015); заседании проблемной комиссии по
стоматологии, офтальмологии и оториноларингологии ГБОУ ВПО
Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России (протокол № 4
от 05.06. 2015).
Связь темы с планами соответствующих отраслей науки и
народного хозяйства. Диссертационная работа выполнена в соответствии с
планом научно-исследовательских работ ГБОУ ВПО Саратовского ГМУ им.
В.И. Разумовского Минздрава России. Номер государственной регистрации
темы НИОКР 01201267994.
Публикации. По теме диссертации опубликовано девять работ, из них
четыре – в журналах из перечня изданий, рекомендованных ВАК
Минобрнауки
РФ для публикации результатов диссертационных
исследований.
Личный вклад автора. Автором лично проведены подробный обзор
современной отечественной и иностранной литературы по теме
диссертационного
обследования,
комплексное
эпидемиологическое
стоматологическое обследование среди 178 жителей г. Саратова,
статистическая обработка и интерпретация результатов исследования.
Автором самостоятельно оформлена текстовая и иллюстративная часть
диссертации.
Объѐм и структура диссертации. Диссертация состоит из введения,
обзора литературы, главы, характеризующей материал и методы
5
исследования, трех глав собственных исследований, главы, посвященной
обсуждению
результатов,
заключения,
выводов
и
практических
рекомендаций. Работа изложена на 167 страницах машинописного текста,
иллюстрирована 54 таблицами и 13 рисунками. Библиографический список
содержит 224 источника, из них 95 отечественных и 129 иностранных.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Материалы исследования. Комплексное клинико-эпидемиологическое
стоматологическое обследование было проведено в период с 2012 по 2014 г. в
полном соответствии с принципами методики ВОЗ (1997). Предварительно
автором были пройдено обучение в ГБОУ ВПО Московский государственный
медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Минздрава
России и получено удостоверение о краткосрочном повышении
квалификации
«Эпидемиологическое стоматологическое обследование
населения по критериям ВОЗ».
В ходе проведения исследования были соблюдены этические нормы,
предусмотренные Хельсинкской декларацией 1964 г., одобренные комитетом
по этике ГБОУ ВПО Саратовский государственный медицинский
университет им. В.И. Разумовского Минздрава России. От каждого участника
обследования было получено информированное согласие.
Согласно требованиям ВОЗ, стандартный объѐм выборки в регионе с
высокой интенсивностью стоматологической заболеваемости должен
включать по 40–50 человек каждой ключевой возрастной группы (Кузьмина
Э.М., 2001). При этом в каждом регионе необходимо исследовать 2–3 района,
которые отличаются друг от друга по какому-либо признаку. В связи с этим
нами было проведено клинико-эпидемиологическое обследование среди 178
коренных жителей г. Саратова двух ключевых возрастных групп: 35 – 44 лет
и 65 лет и старше. Для обследования были выбраны жители Фрунзенского и
Заводского районов г.Саратова.
Фрунзенский район является типичным районом, он расположен в
центре города, и в нѐм отсутствуют какие-либо крупные промышленные
предприятия. Заводской район является отличным от типичного, т.к. на его
территории располагается крупное промышленное предприятие по
переработке нефти.
Кроме этого, нами был проведѐн анализ «Сводной ведомости учета
работы врача стоматолога» стоматологических поликлиник г. Саратова
(форма №039/у) за период с 2007 по 2013 год.
Клинические
методы.
Исследование
проводилось
в
стоматологическом кресле при искусственном освещении с использованием
стоматологического зеркала и пародонтального (пуговчатого) зонда.
Регистрировалось 179 клинических показателей, которые в закодированном
виде вносились в «Карту ВОЗ для оценки стоматологического статуса»
(1997).
6
Интенсивность поражения зубов кариесом выражалась при помощи
значений индекса КПУ; для определения состояния тканей пародонта
применялся коммунальный пародонтальный индекс (CPI).
Распространѐнность заболеваний пародонта рассчитывалась как доля
жителей, среди которых обнаружены любые признаки заболеваний пародонта
от общего количества обследованных жителей в каждой возрастной группе.
Распространѐнность
отдельных
признаков
заболеваний
пародонта
определялась как доля жителей, имеющих один из регистрируемых признаков
от общего количества жителей в каждой возрастной группе.
Интенсивность поражения заболеваниями пародонта оценивалась по
среднему количеству поражѐнных секстантов, приходящихся на каждого
осмотренного жителя. Интенсивность поражения каждым из признаков
поражения в отдельности рассчитывалась по среднему количеству
секстантов, имеющих один из признаков поражения, приходящихся на одного
жителя из каждой возрастной группы.
В возрастной группе 35–44 лет расчѐты распространѐнности и
интенсивности признаков заболеваний пародонта велись для 98 человек. В
возрастной группе 65 лет и старше все расчѐты велись для 65 человек, в связи
с тем что 15 человек (18,7%) были исключены из обследования вследствие
наличия секстантов пародонта с отсутствующими зубами.
Статистические
методы.
Материалы
исследования
были
статистически обработаны при помощи методов параметрического и
непараметрического анализа в зависимости от характера распределения
сравниваемых совокупностей (Плавинский С.Л., 2005; Зайцев В.М. с соавт.,
2006; Медик В.А. с соавт., 2007).
Накопление, коррекция и систематизация исходных данных, а также
визуализация полученных результатов осуществлялись в электронных
таблицах Microsoft Office Excel 2007. Статистический анализ проводился с
использованием программы IBM SPSS Statistics 20 (Наследов А.Д., 2011).
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Распространѐнность и интенсивность кариеса среди ключевых
возрастных групп населения г. Саратова
По нашим данным, в возрастных группах 35–44 лет и 65 лет и старше
распространѐнность кариеса составила 100,0%, что соответствует данным
ряда авторов по другим регионам России (Кузьмина Э.М., 2008; Леус П.А.,
2008; Черкасов С.М., 2014).
Анализ средних показателей интенсивности поражения зубов кариесом
(табл. 1) показал, что в зависимости от возраста выявлены статистически
значимые различия в значениях индекса КПУ (р < 0,01).
7
Таблица 1
Средние показатели интенсивности поражения зубов кариесом
в зависимости от возраста
Интенсивность
кариеса
Min max
К
М±m
Min max
П
М±m
Min max
У
М±m
Min max
КПУ
М±m
Возрастная группа
35–44 лет
65 лет и старше
0–12
0–6
2,5 ± 0,2
0,9 ± 0,1
0–20
0–16
8,2 ± 0,5
4,7 ± 0,4
0–16
0–32
4,3 ± 0,4
19,3 ± 0,9
4–24
10–32
15,2 ± 1,1
24,9 ± 0,6
Уровень
значимости (p)
< 0,01
< 0,01
< 0,01
< 0,01
Интенсивность поражения зубов кариесом среди населения г. Саратова
составила 15,2 ± 1,1 в возрастной группе 35–44 лет и 24,9 ± 0,6 в возрастной
группе 65 лет и старше (при норме интенсивности кариеса по ВОЗ 2,7–4,4).
Среднее число кариозных зубов в обследуемых группах достигло
соответственно 2,5 ± 0,2 и 0,9 ± 0,1, среднее число пломбированных зубов –
8,2 ± 0,5 и 4,7 ± 0,4, число удалѐнных – 4,3 ± 0,4 и 19,3 ± 0,9.
Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что с
возрастом уменьшается количество зубов, поражѐнных кариесом, при этом
значительно увеличивается количество удалѐнных зубов.
В зависимости от пола в возрастной группе 35–44 лет значение индекса
КПУ достигло 13,8 ± 0,8 среди мужчин и 16,1 ± 0,6 среди женщин, различия
статистически значимые (р < 0,05). Среднее число кариозных зубов
статистически значимо не различалось (р > 0,05) и составило соответственно
2,7 ± 0,4 и 2,3 ± 0,3. Среднее число пломбированных зубов составило 6,5 ± 0,6
среди мужчин и 9,6 ± 0,6 среди женщин, при этом полученные различия
статистически значимые (р < 0,01). Число удалѐнных зубов в зависимости от
пола статистически значимо не различалось (р > 0,05) и было равно 4,6 ± 0,6 и
4,2 ± 0,5 соответственно.
В возрастной группе 65 лет и старше значение индекса КПУ составило
23,8 ± 1,2 среди мужчин и 25,3 ± 0,7 среди женщин, полученные различия
статистически незначимые (p > 0,05). Среднее число кариозных зубов
достигло соответственно 1,7 ± 0,3 и 0,6 ± 0,1, при этом выявлены
статистически значимые различия (р < 0,05). Среднее число пломбированных
зубов было равно 5,1 ± 0,9 среди мужчин и 4,5 ± 0,5 среди женщин, число
удалѐнных зубов – 17,1 ± 1,9 и 20,1 ± 0,9. В отношении двух последних
показателей статистически значимых различий не выявлено (p > 0,05).
8
В зависимости от района проживания в возрастной группе 35–44 лет
интенсивность поражения зубов кариесом среди жителей Фрунзенского
района г. Саратова составила 12,7 ± 0,7; при этом статистически значимо
более высокий уровень интенсивности кариеса (17,6 ± 0,5) отмечался среди
жителей Заводского района (р < 0,01). Среднее число кариозных зубов –
соответственно 1,3 ± 0,2 и 3,7 ± 0,4, различия также статистически значимые
(р < 0,01). Среднее число пломбированных зубов в зависимости от района
проживания статистически значимо не различалось (p > 0,05) и составило 8,4
± 0,7 и 8,1 ± 0,6 соответственно. В отношении удалѐнных зубов среди
жителей Заводского района отмечались значительно более высокие
показатели (5,8 ± 0,6), которые статистически значимо (р < 0,01) отличались
от значений Фрунзенского района (2,9 ± 0,3).
В возрастной группе 65 лет и старше интенсивность поражения зубов
кариесом достигла 23,4 ± 1,0 среди жителей Фрунзенского района и 26,4 ± 0,8
среди жителей Заводского района г. Саратова, различия статистически
значимые (р < 0,05). В данной возрастной группе среднее число кариозных
зубов оказалось равным 17,7 ± 1,4 и 20,7 ± 1,0 соответственно, число
пломбированных зубов – 4,8 ± 0,7 и 4,6 ± 0,6, удалѐнных – 17,7 ± 1,4 и 20,7 ±
1,0 для жителей каждого из обследуемых районов, при этом статистически
значимых различий получено не было (р > 0,05).
В возрастной группе 35–44 лет среди жителей, имеющих и не имеющих
высшего образования, значение индекса КПУ составило 14,5 ± 0,7 и 16,4 ± 0,7
соответственно, при этом выявленные различия являются статистически
значимыми (р < 0,05). Среднее число кариозных зубов равнялось 2,4 ± 0,3 и
2,6 ± 0,4; число пломбированных зубов – 8,3 ± 0,6 и 8,2 ± 0,7; при этом
статистически значимых различий не выявлено (р > 0,05). В отношении числа
удалѐнных зубов (3,7 ± 0,4 и 5,6 ± 0,8 соответственно) обнаружены
статистически значимые различия (р < 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше значение индекса КПУ достигло
24,9 ± 0,9 среди жителей, имеющих высшее образование, и 24,8 ± 0,9 среди
жителей, не имеющих такового. Среднее число кариозных зубов составило
0,8 ± 0,2 и 1,0 ± 0,2 соответственно, число пломбированных зубов – 5,2 ± 0,7 и
4,2 ± 0,6; число удалѐнных – 18,9 ± 1,2 и 19,6 ± 1,3. В данной возрастной
группе в зависимости от наличия высшего образования статистически
значимых различий не выявлено (р > 0,05).
В возрастной группе 35–44 лет среднее значение индекса КПУ
составило 14,5 ± 0,9 среди жителей, работающих более 10 лет, и 16,9 ± 0,9
среди жителей, работающих менее пяти лет, при этом выявлены
статистически значимые различия (р < 0,05). В отношении кариозных (2,5 ±
0,3 и 2,5 ± 0,6 соответственно) и пломбированных (8,1 ± 0,5 и 8,5 ± 1,0) зубов
не обнаружено статистически значимых различий (р > 0,05). Среднее число
удалѐнных зубов составило соответственно 3,8 ± 0,4 и 5,8 ± 0,8; различия
статистически значимые (р < 0,05).
9
В возрастной группе 65 лет и старше интенсивность поражения
кариесом составила 24,7 ± 0,7 среди жителей, работающих более 10 лет, и
26,0 ± 1,7 среди населения с трудовым стажем менее пяти лет, различия
статистически значимые (р < 0,05). В отношении кариозных (0,9 ± 0,1 и 0,9 ±
0,4 соответственно), пломбированных (4,6 ± 0,5 и 5,0 ± 1,7) и удалѐнных (19,1
± 0,9 и 20,1 ± 3,3 соответственно) зубов в зависимости от трудового стажа
статистически значимых различий не выявлено (р < 0,05).
В возрастной группе 35–44 лет выявлены статистически значимые
различия в показателях интенсивности кариеса в зависимости от фактора
курения. Значение индекса КПУ составило 16,1 ± 0,8 среди жителей, курящих
более 10 лет, и 14,1 ± 0,6 среди некурящих (р < 0,05). Среднее число
кариозных зубов было равно соответственно 3,3 ± 0,5 и 2,0 ± 0,3 (р < 0,05),
число пломбированных зубов – 6,0 ± 0,7 и 8,9 ± 0,5 (р < 0,01), число
удалѐнных – 6,7 ± 0,7 и 3,1 ± 0,3 (р < 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше среди жителей г. Саратова не было
выявлено статистически значимых различий (р > 0,05) в зависимости от стажа
курения. Значение индекса КПУ составило 24,5 ± 0,3 среди курящих более 10
лет и 25,0 ± 0,8 среди некурящих жителей. Среднее число кариозных зубов
было равно 0,9 ± 0,1 и 0,9 ± 0,2 соответственно, число пломбированных зубов
– 4,2 ± 0,2 и 4,9 ± 0,6, удалѐнных – 19,4 ± 0,4 и 19,2 ± 1,1.
Таким образом, на основании полученных данных можно сделать
заключение, что наиболее выраженными факторами, влияющими на
интенсивность поражения населения кариесом, являются район проживания и
стаж курения.
Распространѐнность и интенсивность признаков заболеваний
пародонта среди ключевых возрастных групп населения г. Саратова
Распространѐнность признаков заболеваний пародонта среди ключевых
возрастных групп населения г. Саратова представлена на рис. 1 и 2.
Рис. 1. Распространѐнность признаков заболеваний пародонта
в возрастной группе 35–44 лет
10
Рис. 2. Распространѐнность признаков заболеваний пародонта
в возрастной группе 65 лет и старше
Распространѐнность заболеваний пародонта в возрастной группе 35–44
лет достигла 91,8%, в возрастной группе 65 лет и старше – 100,0%; различия
статистически значимые (χ2 = 5,580; р < 0,05). Распространѐнность
кровоточивости дѐсен составила соответственно 4,1% и 0,0%, (χ2 = 2,720; р >
0,05). Статистически значимые различия выявлены в отношении зубного
камня, распространѐнность которого составила 51,0% в возрастной группе 35
– 44 лет и 29,2% в возрастной группе 65 лет и старше (χ2 = 12,486; р < 0,01); а
также в отношении ПК глубиной 4–5 мм, распространѐнность которых была
равна соответственно 31,6% и 60,2% (χ2 = 12,835; p < 0,01).
Распространѐнность ПК глубиной 6 мм и более составила 5,1% и 10,6% (χ2 =
1,840; р > 0,05), различия статистически незначимые.
В возрастной группе 35–44 лет в структуре признаков заболеваний
пародонта в зависимости от пола статистически значимых различий не
обнаружено (χ2 = 6,560; p > 0,05). Распространѐнность заболеваний пародонта
достигла 97,6% среди мужчин и 87,5% среди женщин. Распространѐнность
кровоточивости дѐсен составила соответственно 2,4% и 5,3%, зубного камня
– 54,7% и 48,2%, ПК глубиной 4–5 мм – 31,0% и 32,2%, ПК глубиной 6 мм и
более – 9,5% и 1,8%.
В возрастной группе 65 лет и старше распространѐнность зубного
камня составила 11,1% среди мужчин и 36,2% среди женщин, различия
статистически значимые (χ2 = 3,951; p < 0,05). Распространѐнность ПК
глубиной 4–5 мм достигла соответственно 66,7% и 61,7%, (χ2 = 0,138; р >
0,05). Распространѐнность ПК глубиной 6 мм и более составила 22,2% среди
мужчин и 2,1% среди женщин, различия статистически значимые (χ2 = 7,401;
р < 0,01).
В возрастной группе 35–44 лет распространѐнность заболеваний
пародонта составила 90,0% среди жителей Фрунзенского района и 93,8%
среди жителей Заводского района, различия статистически незначимые (χ2 =
0,459; р > 0,05). В структуре признаков заболеваний пародонта
распространѐнность кровоточивости дѐсен составила соответственно 6,0% и
11
2,1% (χ2 = 0,960; р > 0,05). Получены статистически значимые различия в
отношении зубного камня (χ2 = 17,980; р < 0,01), распространѐнность
которого равнялась 72,0% и 29,2,0% соответственно; ПК глубиной 4–5 мм (χ2
= 22,090; р < 0,01), распространѐнность данного признака составила 10,0% и
54,1% соответственно. В отношении ПК глубиной 6 мм и более (2,0% и 8,4%)
статистически значимых различий не обнаружено (χ2 = 2,029; р > 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше в структуре признаков
заболеваний пародонта в зависимости от района проживания статистически
значимых различий не обнаружено (χ2 = 0,457; р > 0,05). Распространѐнность
зубного камня составила 31,2% среди жителей Фрунзенского района и 27,3%
среди жителей Заводского района, ПК глубиной 4 – 5 мм – 59,4% и 66,6%, ПК
глубиной 6 мм и более – 9,4% и 6,1%.
Анализ полученных данных показал, что в возрастной группе 35–44 лет
статистически значимых различий в зависимости от наличия высшего
образования не получено (χ2 = 4,0,65; р > 0,05). Распространѐнность
заболеваний пародонта достигла 93,9% среди жителей с высшим
образованием и 87,5% среди жителей без высшего образования.
Распространѐнность кровоточивости дѐсен составила 4,5% и 3,1%
соответственно, зубного камня – 48,5% и 56,2%, ПК глубиной 4 – 5 мм –
33,3% и 28,2%, ПК глубиной 6 мм и более – 7,6% и 0,0%.
В возрастной группе 65 лет и старше в структуре признаков
заболеваний пародонта в зависимости от наличия высшего образования
статистически значимых различий также не обнаружено (χ2 = 2,818; р > 0,05).
Распространѐнность зубного камня составила 37,5% и 21,2% соответственно,
ПК глубиной 4 – 5 мм – 56,3% и 63,6%; ПК глубиной 6 мм и более – 6,2% и
15,2%.
В возрастной группе 35-44 лет не получено статистически значимых
различий в зависимости от трудового стажа (χ2 = 4,504; р > 0,05).
Распространѐнность заболеваний пародонта составила 91,7% среди жителей,
имеющих трудовой стаж более 10 лет, и 92,3% среди жителей, имеющих
трудовой стаж менее пяти лет. Распространѐнность кровоточивости десен
оказалась равной 4,2% и 3,8% соответственно, ЗК – 55,6% и 38,5%, ПК
глубиной 4–5 мм – 29,1% и 38,5%, ПК глубиной 6 мм и более – 2,8% и 11,5%.
В возрастной группе 65 лет и старше также не выявлено статистически
значимых различий в зависимости от трудового стажа (χ2 = 0,488; р > 0,05).
Среди жителей г. Саратова, имеющих трудовой стаж более 10 лет и менее
пяти лет распространѐнность зубного камня оказалась равной 29,3% и 28,6%,
ПК глубиной 4–5 мм – 63,9% и 57,1% соответственно, ПК глубиной 6 мм и
более – 5,2% и 14,3%.
Полученные данные свидетельствуют о том, что в возрастной группе
35–44 лет распространѐнность признаков заболеваний пародонта составила
100,0% среди жителей, курящих более 10 лет, и 87,9% среди некурящих
жителей, выявленные различия статистически значимые (χ2 = 4,224; р < 0,05).
12
Среди курящих и некурящих жителей распространѐнность секстантов с
кровоточивостью дѐсен была равна 0,0% и 6,1%, различия статистически
незначимые (χ2 = 2,022; р > 0,05); распространѐнность зубного камня – 40,6%
и 46,9%, различия статистически незначимые (χ2 = 0,351; р > 0,05); секстантов
с ПК глубиной 4–5 мм – 46,9% и 33,3%, различия также статистически
незначимые (χ2 = 1,682; р > 0,05). В отношении распространѐнности ПК
глубиной 6 мм и более (12,5% и 1,6% соответственно) различия являются
статистически значимыми (χ2 = 5,371; р < 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше в зависимости от стажа курения
статистически значимых различий не обнаружено (χ2 = 2,481; р > 0,05).
Распространѐнность зубного камня среди курящих более 10 лет и некурящих
жителей составила 26,4% и 30,4%, ПК глубиной 4–5 мм была равна 57,9% и
65,3%, ПК глубиной 6 мм и более – 15,7% и 4,3%.
Таким образом, в результате проведѐнного исследования получены
убедительные данные о наличии статистически значимых различий (р < 0,05)
в распространѐнности заболеваний пародонта среди курящих (100,0%) и
некурящих (87,9%) в
возрастной группе 35–44 лет, при 100,0%
распространѐнности данного признака в группе 65 лет и старше, независимо
от стажа курения (р > 0,05).
Средние показатели интенсивности заболеваний пародонта в
зависимости от возраста приведены в табл. 2.
Таблица 2
Средние показатели интенсивности поражения секстантов пародонта
в зависимости от возраста
Признаки заболеваний
пародонта
Здоровые
Min секстанты
max
М±m
Кровоточивость
Зубной камень
ПК глубиной
4–5 мм
ПК глубиной
6 мм и более
Исключѐнные
секстанты
Min max
М±m
Min max
М±m
Min max
М±m
Min max
М±m
Min max
М±m
Возрастная группа
35–44 лет
65 лет и старше
0–6
0–5
Уровень
значимости (р)
> 0,05
2,87 ± 0,19
0,84 ± 0,15
0–4
0–4
> 0,05
0,68 ± 0,10
0,80 ± 0,10
0–5
0–4
< 0,05
1,16 ± 0,12
1,26 ± 0,12
0–6
0–4
0,87 ± 0,12
1,08 ± 0,13
0–2
0–2
> 0,05
> 0,05
0,06 ± 0,02
0,10 ± 0,04
0–2
0–5
< 0,01
0,36 ± 0,04
13
1,92 ± 0,26
Средняя интенсивность поражения секстантов пародонта составила 3,08
± 0,19 в возрастной группе 35–44 лет и 3,26 ± 0,23 в возрастной группе 65 лет
и старше, различия статистически незначимые (р > 0,05).
Как видно из табл. 2, количество здоровых секстантов составило 2,87 ±
0,19 в возрастной группе 35–44 лет и 0,84 ± 0,15 в возрастной группе 65 лет и
старше, при этом статистически значимых различий не выявлено (р > 0,05).
Количество секстантов с кровоточивостью было равно 0,68 ± 0,10 и 0,80 ±
0,10 соответственно, различия также статистически незначимые (р > 0,05).
Интенсивность секстантов с ЗК составила 1,16 ± 0,12 в возрастной группе 35–
44 лет и 1,26 ± 0,12 в возрастной группе 65 лет и старше, различия
статистически значимые (р < 0,05); секстантов с ПК глубиной 4–5 мм – 0,87 ±
0,12 и 1,08 ± 0,13 соответственно; ПК глубиной 6 мм и более – 0,06 ± 0,02 и
0,10 ± 0,04. В отношении двух последних признаков в зависимости от
возраста статистически значимых различий не обнаружено (р > 0,05).
Количество секстантов с отсутствующими зубами было равно 0,36 ± 0,04 в
возрастной группе 35–44 лет и 1,92 ± 0,26 в возрастной группе 65 лет и
старше, различия статистически значимые (р < 0,01).
В возрастной группе 35–44 лет среди признаков заболеваний пародонта
в зависимости от пола статистически значимых различий не выявлено (р >
0,05). Средняя интенсивность поражения пародонта составила 3,50 ± 0,28
среди мужчин и 2,76 ± 0,25 среди женщин. Интенсивность здоровых
секстантов достигла 2,40 ± 0,28 и 3,09 ± 0,25 соответственно, секстантов с
кровоточивостью – 0,33 ± 0,08 и 0,77 ± 0,16; с ЗК – 2,02 ± 0,19 и 1,40 ± 0,14; с
ПК глубиной 4–5 мм – 1,04 ± 0,23 и 0,58 ± 0,12 соответственно, ПК глубиной
6 мм и более – 0,09 ± 0,04 и 0,02 ± 0,01; секстантов пародонта с
отсутствующими зубами – 0,12 ± 0,07 и 0,14 ± 0,05.
В возрастной группе 65 лет и старше в зависимости от пола различия
также были статистически незначимыми (р > 0,05). Средняя интенсивность
поражения пародонта достигла 4,05 ± 0,28 среди мужчин и 2,95 ± 0,22 среди
женщин. Количество здоровых секстантов равнялось соответственно 0,63 ±
0,20 и 0,94 ± 0,20. Интенсивность секстантов с кровоточивостью составила
0,55 ± 0,12 и 0,89 ± 0,14; с ЗК – 1,55 ± 0,28 и 1,14 ± 0,13; с ПК глубиной 4–5
мм – 1,61 ± 0,25 и 0,87 ± 0,15; с ПК глубиной 6 мм и более – 0,33 ± 0,16 и 0,02
± 0,02. Количество секстантов с отсутствующими зубами было равно 1,33 ±
0,32 среди мужчин и 2,14 ± 0,14 среди женщин.
В возрастной группе 35–44 лет средняя интенсивность поражения
пародонта составила 2,30 ± 0,22 среди жителей Фрунзенского района г.
Саратова и 3,89 ± 0,26 среди жителей Заводского района, при этом различия
статистически значимые (р < 0,01). Интенсивность здоровых секстантов
пародонта среди жителей Фрунзенского и Заводского районов г. Саратова
составила соответственно 3,60 ± 0,22 и 1,92 ± 0,26; (р > 0,05). Интенсивность
секстантов пародонта с кровоточивостью составила 0,32 ± 0,09 и 0,81 ± 0,16;
(р < 0,05). В отношении остальных признаков статистически значимых
различий не обнаружено (р > 0,05), при этом интенсивность секстантов с ЗК
14
достигла 1,72 ± 0,17 среди жителей Фрунзенского района и 1,61 ± 0,16 среди
жителей Заводского района, с ПК глубиной 4–5 мм – 0,20 ± 0,09 и 1,38 ± 0,20
соответственно, с ПК глубиной 6 мм и более – 0,02 ± 0,02 и 0,09 ± 0,07.
Интенсивность секстантов пародонта с отсутствующими зубами была равна
0,14 ± 0,05 и 0,19 ± 0,07.
В возрастной группе 65 лет и старше средняя интенсивность поражения
пародонта достигла 3,50 ± 0,28 для жителей Фрунзенского района и 3,03 ±
0,30 для жителей Заводского района, при этом различия статистически
незначимые (р > 0,05). Количество здоровых секстантов составило при этом
1,06 ± 0,24 и 0,40 ± 0,19 соответственно, (р > 0,05); секстантов с
кровоточивостью – 0,78 ± 0,16 и 0,61 ± 0,15, (р > 0,05). В отношении ЗК (1,64
± 0,16 и 0,70 ± 0,15) выявлены статистически значимые различия (р < 0,01). В
отношении ПК глубиной 4–5 мм (1,00 ± 0,18 и 1,05 ± 0,20) и ПК глубиной 6
мм и более (0,09 ± 0,04 и 0,10 ± 0,07) статистически значимых различий не
получено (р > 0,05). Интенсивность секстантов пародонта с отсутствующими
зубами составила 1,43 ± 0,30 для жителей Фрунзенского района и 3,14 ± 0,32
для жителей Заводского района, различия статистически значимые (р < 0,01).
В возрастной группе 35–44 лет средняя интенсивность поражения
пародонта статистически значимо не зависела (р > 0,05) от наличия или
отсутствия высшего образования (3,10 ± 0,22 и 3,03 ± 0,37 соответственно).
Интенсивность здоровых секстантов пародонта составила 2,75 ± 0,22 и 2,76 ±
0,37. Интенсивность секстантов с кровоточивостью дѐсен оказалась равна
0,53 ± 0,12 и 0,71 ± 0,18, секстантов с ЗК – 1,75 ± 0,14 и 1,46 ± 0,22, с ПК
глубиной 4–5 мм – 0,71 ± 0,13 и 0,84 ± 0,27. В отношении данных признаков
различия статистически незначимыми (р > 0,05). Интенсивность ПК глубиной
6 мм и более в зависимости от наличия или отсутствия высшего образования
составила 0,07 ± 0,03 и 0,02 ± 0,01 соответственно, различия статистически
значимые (р < 0,05). Интенсивность секстантов пародонта с отсутствующими
зубами равнялась 0,13 ± 0,04 и 0,21 ± 0,09 (р > 0,05).
В возрастной группе 65 лет и более средняя интенсивность поражения
пародонта
также не зависела от наличия или отсутствия высшего
образования и составила 2,90 ± 0,30 и 3,60 ± 0,35 соответственно (р > 0,05).
Интенсивность здоровых секстантов пародонта оказалась равной 0,94 ± 0,26 и
0,24 ± 0,13, различия статистически значимые (р < 0,05). Среди признаков
заболеваний пародонта в зависимости от уровня образования статистически
значимых различий не выявлено (р > 0,05), при этом интенсивность
секстантов с кровоточивостью дѐсен составила 0,68 ± 0,16 и 0,62 ± 0,13
соответственно, с ЗК – 0,97 ± 0,15 и 1,09 ± 0,19, с ПК глубиной 4–5 мм – 0,70
± 0,17 и 0,97 ± 0,19, ПК глубиной 6 мм и более – 0,06 ± 0,04 и 0,12 ± 0,07.
Интенсивность секстантов пародонта с отсутствующими зубами достигла
2,65 ± 0,38 и 2,96 ± 0,37 соответственно.
В возрастной группе 35–44 лет в зависимости от трудового стажа
статистически значимых различий не выявлено (р > 0,05). Среди населения,
работающего более 10 лет и менее пяти лет, средняя интенсивность
15
поражения пародонта составила соответственно 3,00 ± 0,21 и 3,31 ± 0,39. В
зависимости от изучаемого фактора интенсивность здоровых секстантов
пародонта составила 2,86 ± 0,22 и 2,46 ± 0,38; секстантов с кровоточивостью
– 0,58 ± 0,12 и 0,63 ± 0,17; с ЗК – 1,72 ± 0,14 и 1,50 ± 0,23; с ПК глубиной 4 – 5
мм – 0,66 ± 0,13 и 1,07 ± 0,29; с ПК глубиной 6 мм и более – 0,05 ± 0,01 и 0,11
± 0,06. Интенсивность секстантов пародонта с отсутствующими зубами
оказалась равной 0,13 ± 0,0 и 0,23 ± 0,11 соответственно.
В возрастной группе 65 лет и старше среди жителей, имеющих
трудовой стаж более 10 лет и менее пяти лет, средняя интенсивность
поражения пародонта достигла 3,25 ± 0,24 и 3,28 ± 0,78. Интенсивность
здоровых секстантов пародонта составила соответственно 0,58 ± 0,16 и 0,48 ±
0,18; секстантов с кровоточивостью – 0,60 ± 0,11 и 0,52 ± 0,19; с ЗК – 1,02 ±
0,13 и 1,03 ± 0,39; с ПК глубиной 4–5 мм – 0,86 ± 0,14 и 0,59 ± 0,26; с ПК
глубиной 6 мм и более – 0,07 ± 0,04 и 0,28 ± 0,25. Интенсивность секстантов
с отсутствующими зубами достигла 3,10 ± 0,61 и 2,87 ± 0,28 соответственно.
В зависимости от трудового стажа статистически значимых различий также
не получено (р > 0,05).
В возрастной группе 35–44 лет средняя интенсивность поражения
пародонта составила 3,40 ± 0,32 среди населения, курящего более 10 лет, и
2,82 ± 0,23 среди некурящего населения (р > 0,05). Интенсивность здоровых
секстантов пародонта равнялась 2,15 ± 0,32 и 2,98 ± 0,23 соответственно,
различия статистически значимые (р < 0,05). В отношении секстантов
пародонта с кровоточивостью (0,46 ± 0,17 и 0,64 ± 0,12) и ЗК (1,74 ± 0,18 и
1,66 ± 0,16) статистически значимых различий не получено (р > 0,05).
Интенсивность ПК глубиной 4–5 мм составила 1,28 ± 0,29 среди курящих и
0,55 ± 0,11 среди некурящих жителей, различия статистически значимые (р <
0,05); ПК глубиной 6 мм и более – 0,12 ± 0,05 и 0,03 ± 0,01 (р > 0,05). В
отношении секстантов пародонта с отсутствующими зубами (соответственно
0,25 ± 0,08 и 0,14 ± 0,06) статистически значимых различий также не
обнаружено (р > 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше средняя интенсивность поражения
пародонта составила 3,26 ± 0,29 среди жителей, курящих более 10 лет, и 3,26
± 0,28 среди некурящих жителей, различия статистически незначимые (р >
0,05). В отношении интенсивности здоровых секстантов пародонта
(соответственно 0,33 ± 0,04 и 0,65 ± 0,19), секстантов с кровоточивостью (0,41
± 0,03 и 0,63 ± 0,14), ЗК (1,07 ± 0,05 и 1,03 ± 0,13), ПК глубиной 4–5 мм (0,86
± 0,05 и 0,90 ± 0,14) и секстантов пародонта с отсутствующими зубами
(соответственно 3,15 ± 0,10 и 2,74 ± 0,32) статистически значимых различий
не выявлено (р > 0,05). Статистически значимые различия (р < 0,01) получены
в отношении ПК глубиной 6 мм и более, интенсивность которых составила
0,18 ± 0,02 пораженного секстанта среди курящих и 0,05 ± 0,04 среди
некурящих жителей.
Таким образом, полученные нами данные свидетельствуют о том, что
интенсивность поражения пародонта как в возрастной группе 35–44 лет, так и
16
в группе 65 лет и старше не зависела от основных исследуемых факторов:
возраста, пола, наличия или отсутствия высшего образования, трудового
стажа и курения. При этом значительно более низкая интенсивность здоровых
секстантов пародонта, высокая интенсивность ПК глубиной 4–5 мм, а также
ПК глубиной 6 мм и более статистически значимо преобладали среди
обследованных, проживающих в менее благоприятном районе, при этом
работающих менее пяти лет и курящих.
Потребность в лечении кариеса. Потребность в лечении кариеса
составила 81,6 ± 3,9% в возрастной группе 35–44 лет и 48,6 ± 6,2% в
возрастной группе 65 лет и старше, различия статистически значимые (χ2 =
20,680; р < 0,01). Структура потребности в зависимости от возраста
представлена в табл. 3.
Таблица 3
Структура потребности в лечении кариеса в зависимости от возраста
Вид
потребности
Пломбирование
одной поверхности
Пломбирование
двух и более
поверхностей
Эндодонтическое
лечение
Удаление
Возрастная группа
35–44 лет
65 лет и старше
Число
Доля
Число
Доля
жителей
жителей
жителей
жителей
(n)
(%)
(n)
(%)
47
47,9 ± 5,0
22
30,5 ± 5,7
Уровень
значимости
(р)
< 0,05
33
33,7 ± 4,7
10
13,9 ± 4,8
< 0,01
31
31,6 ± 4,6
8
11,2 ± 3,9
< 0,01
29
29,9 ± 4,6
13
18,0 ± 4,7
> 0,05
Исходя из представленных данных, статистически значимые различия
получены в отношении потребности в пломбировании одной поверхности,
которая составила 47,9 ± 5,0% в возрастной группе 35–44 лет и 30,5 ± 5,7% в
возрастной группе 65 лет и старше (χ2 = 5,213; р < 0,05); потребности в
пломбировании двух и более поверхностей, равной 33,7 ± 4,7% и 13,9 ± 4,8%
соответственно (χ2 = 8,598; р < 0,01); а также потребности в эндодонтическом
лечении, которая составила 31,6 ± 4,6% и 11,2 ± 3,9% (χ2 = 9,888; р < 0,01). В
отношении потребности в удалении статистически значимых различий не
выявлено (χ2 = 2,969; р > 0,05), и данный показатель составил 29,9 ± 4,6% в
возрастной группе 35–44 и 18,0 ± 4,7% в возрастной группе 65 лет и старше.
В возрастной группе 35–44 лет потребность в лечении кариеса достигла
80,9 ± 6,0% среди мужчин и 83,9 ± 4,9% среди женщин (χ2 = 0,148; р > 0,05).
Потребность в пломбировании одной поверхности составила соответственно
59,5 ± 7,6% и 39,3 ± 6,5%, при этом выявлены статистически значимые
различия (χ2 = 3,939; р < 0,05). В отношении остальных показателей
полученные различия были статистически незначимыми. Потребность в
пломбировании двух и более поверхностей составила 26,8 ± 6,8% и 39,3 ±
17
6,5% (χ2 = 1,843; р > 0,05), потребность в эндодонтическом лечении – 34,1 ±
7,3% и 30,3 ± 6,1% (χ2 = 0,098; р > 0,05), в удалении – 34,1 ± 7,3% и 26,8 ±
5,9% (χ2 = 0,494; р > 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше потребность в лечении кариеса
достигла 78,9 ± 9,4% среди мужчин и 37,7 ± 7,4% среди женщин, различия
статистически значимые (χ2 = 9,509; р < 0,01). Статистически незначимые
различия получены в отношении потребности в пломбировании одной
поверхности, которая составила 47,4 ± 11,4% и 24,5 ± 6,5% соответственно,
(χ2 = 3,438; р > 0,05); двух и более поверхностей – 15,8 ± 8,3% и 13,2 ± 5,1%
(χ2 = 0,078; р > 0,05); эндодонтическом лечении – 26,3 ± 10,1% и 5,7 ± 3,5% (χ2
= 3,775; р > 0,05). В отношении потребности в удалении зубов (47,4 ± 11,5% и
7,5 ± 4,0% соответственно) выявлены статистически значимые различия (χ2
=14,999; р < 0,01).
В возрастной группе 35–44 лет потребность в лечении кариеса
составила 70,0 ± 6,5% среди жителей Фрунзенского района и 95,8 ± 2,9%
среди жителей Заводского района, различия статистически значимые (χ2 =
11,399; р < 0,01). В структуре потребности в лечении кариеса также выявлены
статистически значимые различия в зависимости от района проживания. Так,
потребность в пломбировании одной поверхности составила 38,0 ± 6,8%
среди жителей Фрунзенского района и 58,3 ± 7,1% среди жителей Заводского
района (χ2 = 4,057; р < 0,05), двух поверхностей – 22,0 ± 5,8% и 43,7 ± 7,2%
соответственно (χ2 = 6,228; р < 0,05), эндодонтическом лечении – 20,0 ± 5,6%
и 41,7 ± 7,1% (χ2 = 5,412; р < 0,05). В отношении потребности в удалении
зубов (20,0 ± 5,6% и 37,5 ± 5,9%) статистически значимых различий не
обнаружено (χ2 = 3,675; р > 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше потребность в лечении кариеса
достигла 41,7 ± 8,2% среди жителей Фрунзенского района и 55,5 ± 8,3% среди
жителей Заводского района (χ2 = 1,390; р > 0,05). Потребность в
пломбировании одной поверхности составила 19,4 ± 6,6% среди жителей
Фрунзенского района и 41,2 ± 8,2% среди жителей Заводского района,
различия статистически значимые (χ2 = 5,175; р < 0,05). Среди жителей
обследованных районов статистически значимо не различалась (χ2 = 0,000; р >
0,05) потребность в пломбировании двух поверхностей (13,8 ± 5,7%) и в
эндодонтическом лечении (11,1 ± 5,2%). Потребность в удалении достигла
25,0 ± 7,2% среди жителей Фрунзенского района и 11,1 ± 5,2% среди жителей
Заводского района, статистически незначимых различий также не выявлено
(χ2 = 2,347; р > 0,05).
В возрастной группе 35–44 лет потребность в лечении кариеса среди
жителей, имеющих высшее образование и не имеющих такового, составила
соответственно 80,3 ± 4,9% и 87,5 ± 5,8% (χ2 = 0,779; р > 0,05), в возрастной
группе 65 лет и старше – 50,0 ± 8,6% и 47,3 ± 8,1% соответственно, (χ2 =
0,050; р > 0,05). В структуре потребности в лечении кариеса различия также
статистически незначимые (χ2 = 4,896; р > 0,05). Потребность в
пломбировании одной поверхности составила соответственно 26,5 ± 7,6% и
18
34,2 ± 7,7%; потребность в пломбировании двух и более поверхностей
равнялась 17,6 ± 6,5% и 10,5 ± 4,9%; потребность в эндодонтическом лечении
– 17,6 ± 6,5% и 5,2 ± 3,6%; в удалении – 11,7 ± 7,2 и 23,7 ± 6,8%.
В возрастной группе 65 лет и старше потребность в лечении кариеса
составила 50,0 ± 8,6% для жителей с высшим образованием и 47,3 ± 8,1% для
жителей, не имеющих высшего образования (χ2 = 0,050; р > 0,05). В структуре
потребности в лечении кариеса различия также были статистически
незначимыми (χ2 = 4,896; р > 0,05). Потребность в пломбировании одной
поверхности составила соответственно 26,5 ± 7,6% и 34,2 ± 7,7%; потребность
в пломбировании двух и более поверхностей равнялась 17,6 ± 6,5% и 10,5 ±
4,9%; потребность в эндодонтическом лечении – 17,6 ± 6,5% и 5,2 ± 3,6%; в
удалении – 11,7 ± 7,2 и 23,7 ± 6,8%.
В возрастной группе 35–44 лет потребность в лечении кариеса
составила 84,7 ± 4,4% среди населения, работающего более 10 лет, и 76,9 ±
8,3% среди населения, работающего менее пяти лет (χ2 = 0,524; р > 0,05). В
структуре потребности в зависимости от трудового стажа также не выявлено
статистически значимых различий (χ2 = 5,840; р > 0,05). В возрастной группе
65 лет и старше потребность в лечении кариеса среди работающих более 10
лет и менее пяти лет составила соответственно 47,7 ± 6,2% и 57,1 ± 18,7%; (χ2
= 0,266; р > 0,05). В структуре потребности статистически значимых различий
также не выявлено (χ2 = 1,671; р > 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше потребность в лечении кариеса
среди работающих более 10 лет и менее пяти лет составила соответственно
47,7 ± 6,2% и 57,1 ± 18,7% (χ2 = 0,266; р > 0,05). В структуре потребности
статистически значимых различий также не выявлено (χ2 = 1,671; р > 0,05).
Среди жителей, работающих более 10 лет и менее пяти лет, потребность в
пломбировании одной поверхности составила соответственно 30,7 ± 5,7% и
28,6 ± 17,1%; в эндодонтическом лечении – 10,7 ± 3,8% 14,3 ± 13,2%; в
удалении – 16,9 ± 4,6% и 28,6 ± 17,1%. Потребность в пломбировании двух и
более поверхностей (15,4 ± 4,5%) была выявлена только среди жителей с
трудовым стажем более 10 лет.
В возрастной группе 35–44 лет потребность в лечении кариеса
составила 75,7 ± 5,4% среди некурящих и 90,6 ± 4,3% среди курящих более 10
лет жителей (χ2 = 3,048; р > 0,05). Статистически значимые различия (χ2 =
4,571; р < 0,05) выявлены в отношении потребности в удалении зубов,
которая составила 43,7 ± 8,7% среди курящего и 22,7 ± 5,2% среди
некурящего населения. Статистически незначимые различия обнаружены в
отношении потребности в пломбировании одной поверхности, составившей
50,0 ± 8,8% и 43,9 ± 6,1% соответственно (χ2 = 0,319; р > 0,05);
пломбировании двух и более поверхностей – 43,7 ± 8,7% и 28,8 ± 7,9%
соответственно (χ2 = 2,160; р > 0,05), эндодонтическом лечении – 43,7 ± 8,7%
и 25,7 ± 5,4% (χ2 = 3,226; р > 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше потребность в лечении кариеса
равнялась 42,3 ± 6,8% среди некурящих жителей и 65,0 ± 10,7% среди
19
курящих более 10 лет, (χ2 = 2,978; р > 0,05). В структуре потребности в
лечении кариеса в зависимости от фактора курения статистически значимых
различий также не получено (χ2 = 0,865; р > 0,05). Потребность в
пломбировании одной поверхности составила 35,0 ± 10,7% среди курящих и
28,8 ± 6,2% среди некурящих пожилых жителей, потребность в
пломбировании двух и более поверхностей – 20,0 ± 8,9% и 11,5 ± 4,1
соответственно, в эндодонтическом лечении – 20,0 ± 8,9% и 7,7 ± 3,6%, в
удалении – 25,0 ± 9,7% и 15,4 ± 4,8%.
В зависимости от возраста выявленные статистически значимые
различия в среднем количестве зубов, требующих лечения кариеса, на
каждого обследованного, показаны в табл. 4.
Таблица 4
Среднее количество зубов, требующих лечения кариеса,
на каждого обследованного в зависимости от возраста
Возрастная группа
Вид
потребности
Пломбирование
одной поверхности
Пломбирование двух
и более
поверхностей
Эндодонтическое
лечение
Удаление
Уровень значимости
(р)
35–44 лет
65 лет и старше
0,92 ± 0,13
0,52 ± 0,11
< 0,05
0,56 ± 0,09
0,16 ± 0,04
< 0,01
0,58 ± 0,12
0,15 ± 0,05
< 0,01
0,44 ± 0,07
0,22 ± 0,06
< 0,05
Потребность в лечении воспалительных заболеваний пародонта.
Следует отметить, что в возрастной группе 35–44 лет потребность в
коррекции и контроле индивидуальной гигиены составила 100,0%. В
возрастной группе 65 лет и старше потребность в индивидуальной гигиене
также составила 100,0%.
Потребность в лечении заболеваний пародонта достигла 91,8% в
возрастной группе 35–44 лет и 100,0% в возрастной группе 65 лет и старше,
при этом в зависимости от возраста выявлены статистически значимые
различия (χ2 = 14,341; р < 0,01). Среди 55,1% населения возрастной группы
35–44 лет и 29,2% населения возрастной группы 65 лет и старше имелась
потребность в лечении гингивита. Потребность в комплексном лечении
пародонтита, включая кюретаж, составила соответственно 36,7% и 70,8%.
В возрастной группе 35–44 лет в зависимости от пола полученные
различия статистически незначимые (χ2 = 6,560; р > 0,05). Потребность в
лечении заболеваний пародонта составила среди мужчин 97,6%, среди
женщин – 87,5%. Среди 57,1% мужчин и 53,5% женщин выявлена
потребность в лечении гингивита. Потребность в проведении комплексного
лечения пародонтита выявлена среди 40,5% мужчин и 34,0% женщин.
20
В возрастной группе 65 лет и старше потребность в лечении
заболеваний пародонта статистически значимо различалась в зависимости от
пола (χ2 = 3,951; р < 0,05); 88,9% мужчин и 63,8% женщин нуждались в
проведении комплексного лечения пародонтита; среди 11,1% мужчин и 36,2%
женщин имелась потребность в лечении гингивита.
В данной возрастной группе потребность в лечении заболеваний
пародонта выявлена среди 90,0% жителей Фрунзенского района и 93,8%
жителей Заводского района г.Саратова, различия были статистически
незначимы (χ2 = 0,459; р > 0,05). В данной возрастной группе 78,0% населения
Фрунзенского района и 31,3% населения Заводского района, имеющим более
лѐгкие признаки заболеваний пародонта, требовалось проведение лечения
гингивита, различия статистически значимые (χ2 = 21,635; р < 0,01).
Потребность в специализированном комплексном лечении пародонтита
обнаружена соответственно среди 12,0% и 62,5% жителей, различия также
статистически значимые (χ2 = 26,874; р < 0,01).
В возрастной группе 65 лет и старше потребность в лечении гингивита
наблюдалась среди 31,2% жителей Фрунзенского района и 27,3% жителей
Заводского района, различия статистически незначимые (χ2 = 0,124; р > 0,05);
потребность в комплексном лечении пародонтита выявлена среди 68,8% и
72,7% населения соответственно, различия статистически значимые (χ2 =
3,457; р < 0,01).
В возрастной группе 35–44 лет в зависимости от уровня образования
статистически значимых различий не получено. Потребность в лечении
заболеваний пародонта среди жителей, имеющих и не имеющих высшего
образования, составила 93,7% и 87,5% (χ2 = 4,065; р > 0,05); при этом 53,0% и
59,3% обследованных жителей соответственно требовалось лечение
гингивита, а 40,9% и 28,2% – комплексное лечение пародонтита.
В возрастной группе 65 лет и старше в зависимости от уровня
образования различия также были статистически незначимыми (χ2 = 2,084; р >
0,05). Лечение гингивита требовалось провести среди 37,5% жителей с
высшим образованием и 21,2% жителей без высшего образования; лечение
пародонтита – соответственно среди 62,5% и 78,8% жителей.
В возрастной группе 35–44 лет в зависимости от трудового стажа не
получено статистически значимых различий (χ2 = 4,504; р > 0,05). Среди
жителей, работающих более 10 лет и менее пяти лет, потребность в лечении
заболеваний пародонта составила 91,7% и 92,3%. Потребность в лечении
гингивита выявлена среди 59,8% и 42,3% жителей соответственно.
Потребность в проведении комплексного лечения пародонтита обнаружена
соответственно среди 31,9% и 50,0%.
В возрастной группе 65 лет и старше потребность в лечении
заболеваний пародонта также не зависела от трудового стажа (χ2 = 0,002; р >
0,05). Потребность в проведении лечения гингивита наблюдалась среди 29,3%
жителей с трудовым стажем более 10 лет и 28,6% жителей, имеющих
21
трудовой стаж менее пяти лет. Потребность в проведении комплексного
лечения пародонтита выявлена соответственно среди 70,7% и 71,4% жителей.
В возрастной группе 35–44 лет среди жителей, курящих более 10 лет, и
некурящих жителей потребность в лечении заболеваний пародонта равнялась
100,0% и 87,9%, различия статистически значимые (χ2 = 4,224; р < 0,05).
Соответственно среди 40,6% и 53,0% обследованных имелась потребность в
лечении гингивита, (χ2 = 3,222; р > 0,05). Потребность в проведении лечения
пародонтита наблюдалась среди 59,4% и 34,9%; различия статистически
значимые (χ2 = 5,294; р < 0,05).
В возрастной группе 65 лет и старше в зависимости от стажа курения в
лечении заболеваний пародонта статистически значимых различий не
получено (χ2 = 0,110; р > 0,05). Среди 26,4% жителей, курящих более 10 лет и
30,4% некурящих жителей выявлена потребность в лечении гингивита;
комплексное лечение пародонтита требовалось соответственно 73,6% и
69,6%.
Оценка уровня стоматологической помощи населению г. Саратова
Оценка уровня стоматологической помощи (УСП) проведена для
каждой возрастной группы отдельно при помощи группового индекса по П.А.
Леусу (1987) по следующей формуле: УСП = 100% - (К + А / КПУ*100), где
КПУ – средний показатель интенсивности кариеса, К – среднее число
кариозных зубов, А – среднее число удалѐнных зубов, не восстановленных
протезами.
В возрастной группе 35–44 лет изучаемый показатель оказался на
уровне 99,9%, что соответствует
хорошему уровню оказания
стоматологической помощи населению. В возрастной группе 65 лет и старше
данный показатель составил 59,9%; что соответствует удовлетворительному
уровню.
ВЫВОДЫ
1.
Распространѐнность кариеса среди населения г. Саратова в возрастной
группе 35–44 лет составляет 100,0%. Распространѐнность кариеса в
возрастной группе 65 лет и старше также составляет 100,0%. Интенсивность
поражения зубов кариесом в возрастной группе 35–44 лет достигла 15,2 ±
1,1; в возрастной группе 65 лет и старше – 24,9 ± 0,6; что превышает средние
российские значения (13,9 и 22,7 соответственно).
2.
Основными причинами удаления зубов среди взрослого населения г.
Саратова являются кариес и заболевания пародонта. С возрастом значительно
уменьшается количество зубов, поражѐнных кариесом (с 2,5 ± 0,2 в
возрастной группе 35–44 лет до 0,9 ± 0,1 в возрастной группе 65 лет и
старше), количество пломбированных зубов (с 8,2 ± 0,5 до 4,7 ± 0,4
соответственно), при этом значительно увеличивается количество удалѐнных
зубов (с 15,2 ± 1,1 до 24,9 ± 0,6).
3.
Потребность в лечении кариеса в возрастной группе 35–44 лет по
сравнению с возрастной группой 65 лет и старше находится на более высоком
22
уровне и составляет 81,6 ± 3,9% в возрастной группе 35–44 лет и 48,6 ± 6,2%
в возрастной группе 65 лет и старше, различия статистически значимые (χ2 =
20,680; р < 0,01). В структуре потребности преобладает потребность в
пломбировании одной и двух поверхностей зубов, в эндодонтическом
лечении зубов и их удалении (р < 0,05).
4.
Распространѐнность заболеваний пародонта в возрастной группе 35–44
лет достигла 91,8%, в возрастной группе 65 лет и старше – 100,0%, различия
статистически значимые (χ2 = 5,580; р < 0,05). Средняя интенсивность
поражения секстантов пародонта составила 3,08 ± 0,19 в возрастной группе
35–44 лет и 3,26 ± 0,23 в возрастной группе 65 лет и старше, различия
статистически незначимые (р > 0,05).
5.
Потребность в лечении заболеваний пародонта преобладает в
возрастной группе 65 лет и старше и составляет 100,0% при 91,8% в
возрастной группе 35–44 лет, (р < 0,05). В возрастной группе 65 лет и старше
выявлена более низкая потребность в лечении гингивита и более высокая
потребность в лечении пародонтита (р < 0,05).
6.
Оценка уровня стоматологической помощи в возрастной группе 35–44
лет по индексу П.А. Леусу составляет 99,9% – «хорошо»; в возрастной группе
65 лет и старше 59,9% , т.е. «удовлетворительно».
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
1.
Определение потребности взрослого населения в стоматологической
помощи необходимо проводить только на основании объективных данных
клинико-эпидемиологического обследования.
2.
Считаем целесообразным рекомендовать органам здравоохранения г.
Саратова учитывать полученные в ходе настоящего клиникоэпидемиологического
исследования
данные
о
стоматологической
заболеваемости взрослого населения для разработки профилактических
программ по стоматологии.
3.
Полученные сведения о высоком уровне стоматологической
заболеваемости населения указывают на необходимость проведения в
полном объѐме планомерной санации полости рта среди взрослого населения
г. Саратова.
4.
В связи с низким уровнем гигиенического состояния полости рта среди
населения необходимо в обязательном порядке проводить санитарнопросветительную работу.
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
1. Анализ распространѐнности и интенсивности кариеса зубов среди
ключевых групп взрослого населения г. Саратова / Н.В. Булкина,
Л.Д. Магдеева // Российский стоматологический журнал. – 2013. –
№ 6. – С. 37–38.
23
2. Распространѐнность и интенсивность признаков заболеваний
пародонта среди взрослого населения г. Саратова / Н.В. Булкина,
Л.Д. Магдеева // Современные проблемы науки и образования. –
2014. – № 1. URL: http://www.science-education.ru/115-11404 (дата
обращения: 27.12.2013).
3. Изучение распространѐнности и интенсивности кариеса зубов и
заболеваний пародонта на основе эпидемиологического обследования /
Н.В. Булкина, Л.Д. Магдеева // Материалы междунар. научно - практ.
конф. «Наука XXI века: теория, практика, перспективы». – Уфа, 2014. –
С. 164 –165.
4. Зависимость распространѐнности и интенсивности кариеса зубов и
заболеваний пародонта от района проживания (на примере г. Саратова)
/ Н.В. Булкина, Л.Д. Магдеева // Материалы междунар. научно - практ.
конф. «Теоретически е и практические вопросы науки XXI века». –
Уфа, 2014. – С. 159 – 160.
5. Структура потребности в лечении заболеваний пародонта среди
пожилого населения г. Саратова / Н.В. Булкина, Л.Д. Магдеева //
Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6. – URL:
http://www.science-education.ru/120-15463
(дата
обращения:
20.11.2014).
6. Заболеваемость кариесом и потребность в его лечении среди населения
г. Саратова в зависимости от уровня образования / Л.Д. Магдеева //
Материалы XXXIV междунар. научно-практ. конф. «Научная
дискуссия: инновации в современном мире». – М., 2015. – С. 72–76.
7. Распространѐнность и интенсивность кариеса и заболеваний пародонта
среди населения г.Саратова в зависимости от фактора курения / Л. Д.
Магдеева // Материалы XXXIV – XXXV междунар. научно-практ. конф.
«Научная дискуссия: вопросы медицины». – М., 2015. – С. 70 – 73.
8. Выявление потребности в лечении кариеса и заболеваний
пародонта среди населения г. Саратова / Н.В. Булкина, Л.Д.
Магдеева // Российский стоматологический журнал. – 2015. – № 3. –
С. 29–31.
9. Изучение
региональных
особенностей
стоматологической
заболеваемости взрослого населения г. Саратова на основе
эпидемиологического обследования / Н.В. Булкина, Л.Д. Магдеева //
Клиническая стоматология. – 2015. – № 2. – С. 60-63.
24
Список сокращений
ВОЗ – Всемирная организация здравоохранения
ЗК – зубной камень
К – среднее число кариозных зубов
КПУ – сумма кариозных, пломбированных и удаленных зубов
П – среднее число пломбированных зубов
ПК – пародонтальный карман
У – среднее число удалѐнных зубов
УСП – уровень стоматологической помощи
CPI – коммунальный пародонтальный индекс
25
Подписано в печать 23. 10. 2015
Формат 60 х 84 1/16. Гарнитура Times New Roman
Усл.-печ. л. 1,0. Тираж 100. Заказ №
Отпечатано в типографии Экспресс полиграфия
индекс, г. Саратов, ул. Московская, 157.
26
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа