close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Татуировка как форма презентации социокультурных кодов визуальности (на материалах исследования молодежных субкультур города Владивостока)

код для вставкиСкачать
Мельникова Людмила Алексеевна
ТАТУИРОВКА КАК ФОРМА РЕПРЕЗЕНТАЦИИ
СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ КОДОВ ВИЗУАЛЬНОСТИ
(НА МАТЕРИАЛАХ ИССЛЕДОВАНИЯ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР
ГОРОДА ВЛАДИВОСТОКА)
Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата культурологии
Комсомольск-на-Амуре - 2015
2
Работа выполнена на кафедре сервисных технологий Федерального
государственного бюджетного образовательного учреждения Высшего
профессионального образования «Владивостокский государственный университет
экономики и сервиса» (ФГБОУ ВПО «ВГУЭС»), г. Владивосток
Научный руководитель:
Официальные
оппоненты:
Ведущая организация:
Коноплева Нина Алексеевна, доктор культурологии,
профессор кафедры сервисных технологий ФГБОУ
ВПО «Владивостокский государственный университет
экономики и сервиса», г. Владивосток
Байков
Николай
Михайлович,
доктор
социологических наук, профессор, профессор кафедры
социальной работы и социологии Дальневосточный
институт управления Российской Академии народного
хозяйства и государственной службы при президенте
Российской Федерации, г. Хабаровск
Чибисова Ольга Владимировна,
кандидат
культурологии, доцент кафедры лингвистики и
межкультурных коммуникаций
ФГБОУ ВПО
«Комсомольский-на-Амуре
государственный
технический университет», г. Комсомольск-на-Амуре
ФГБОУ
ВПО
«Амурский
гуманитарнопедагогический
государственный
университет»,
г. Комсомольск-на-Амуре
Защита состоится 10 апреля 2015 г. в 9:00 на заседании Объединенного
совета по защите кандидатских и докторских диссертаций ДМ 212.092.05 при
Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении
высшего
профессионального
образования
«Комсомольский-на-Амуре
государственный технический университет» Министерства образования и науки
РФ по адресу: 681013, г. Комсомольск-на-Амуре, пр. Ленина, 27, ауд. 201/3.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО
«Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет»,
г. Комсомольск-на-Амуре.
Автореферат разослан __________ 2015 года.
Ученый секретарь диссертационного
совета, кандидат культурологии, доцент
И.В. Конырева
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. В настоящее время активизировались
поиски методов и подходов к анализу таких проявлений человека, как его имидж
и визуальные характеристики. Это обусловлено особенностями современной
культуры,
отличающейся
изменениями
смысложизненных
ориентиров
современной молодежи.
Активизация процессов формирования молодежных субкультур в
современной российской культуре обусловлена сложившейся в стране
поликультурной ситуацией. Субкультуру можно рассматривать как культуру в
культуре, как подсистему, вступающую в диалог с базовой культурой. Этот
диалог может принимать формы обновления культуры, ее развития или
противостояния.
Субкультуры
становятся
одним
из
инструментов
социокультурного обновления и механизмом адаптации молодежи, привносящей
в культуру новые смыслы, ценностные установки, принимаемые либо
отвергаемые обществом.
Изучение визуальных аспектов поведения молодежи обусловлено, с одной
стороны, тем фактом, что визуальность заложена в природе человека, в его
инстинктах; с другой – тем, что поведение молодого человека достаточно
ритуализовано и завуалировано правилами хорошего тона, семейными
традициями, культурными требованиями к формированию социальных ролей.
Современная культура и, в частности, субкультуры актуализирует интерес
исследователей к анализу различных социокультурных кодов, фиксирующих её
характеристики. Социокоды являются информационно-коммуникативными
посредниками культур различных исторических периодов, обеспечивая
трансляцию и усвоение значимой для конкретной культуры информации.
Актуальность работы обусловлена широчайшим распространением таких
визуальных проявлений телесной культуры современного человека, как
татуировка. Необходимость ее культурологического осмысления обусловлена
тем, что, вскрывая истоки её происхождения, логику развития, можно делать
обобщения, касающиеся специфики зарождения и развития форм маскировки и
телесной модификации человека, продемонстрировать, в частности, значение
татуировки для понимания ценностных смыслов жизни современного человека.
Исследование татуировки позволяет осознать её как информационный код,
демонстрирующий преобладающие смысложизненные ориентиры современной
молодежи, как один из социокультурных кодов, фиксирующих особенности
культуры на разных этапах исторического развития.
Таким образом, актуальность данного исследования связана с
совокупностью ряда ключевых проблем:
4
– потребностью исследования современной молодежи в аспекте
используемых ею визуальных проявлений телесности как определенного
социокультурного информационного кода, демонстрирующего стремление
молодежи к формированию объединений, способствующих приобретению
групповой идентичности, уверенности, целостности, избеганию тревожности,
обусловленной кризисом самоидентичности в ситуации смыслового культурного
дефицита;
– недостаточностью
в
современных
социогуманитарных
науках
исследований знаков и символов телесности представителей молодежных
субкультур;
– спецификой проявлений телесного украшательства молодежи региона,
расположенного на границе ряда этнокультур.
Результаты анализа социокультурных кодов оформления телесности
человека могут представлять интерес для исследователей с точки зрения
осмысления мировоззренческих и ценностных проявлений в современных
молодежных субкультурах.
Степень научной разработанности темы. В отечественных и зарубежных
науках существует обширная литература, посвященная проблемам молодежи.
Первые исследования появились в начале ХХ века (Г.С. Холл, Ш. Бюлер,
Э. Шпрангер и др.). Молодежные проблемы были предметом интереса
Э. Дюркгейма, Т. Парсонса, Р. Мертона, Н. Смелзера и др. В науках обозначились
два основных направления осмысления молодежи: как носительницы
психофизиологических проявлений молодости; как субъекта и объекта в процессе
смены поколений.
Анализ социокультурной проблематики молодежи активизировался в 50-е
годы ХХ века. Он выразился в социологических исследованиях жизненных
планов молодежи, её ценностных установок, мотивационных аспектов поведения
в различных сферах жизнедеятельности (Б.Г. Ананьев, А.Г. Харчев,
В.Н. Мясищев, И.С. Кон, И.М. Ильинский, С.Н. Иконникова, В.Т. Лисовский,
В.А. Ядов и др.). Исследования субкультур с позиции философии культуры
проводились О.Н. Римской, В.П. Римским, Д.В. Громовым и др. С позиций
культурологического подхода молодежные субкультуры изучались такими
авторами, как С.Н. Иконникова, Е.А. Петраш, А.А. Краснов, Н.Д. Саркитов,
А.С. Запесоцкий, О.В Чибисова и др.
Исследования субкультур с позиций наличия элементов фольклора,
правового кодекса, стиля жизни, системы ценностей проводили В.Л. Луков,
В.И. Ильин, С.И. Левикова, И.М. Ильинский, Е.А. Омельченко, С.В. Косарецкая
и др. В монографии Т.Б. Щепанской «Символика молодежной субкультуры: Опыт
5
этнографического исследования системы 1986 –1989 гг.» рассматривалась
субкультура с позиции её символических кодов.
Семиотический метод в исследовании молодежных субкультур дал
возможность выявить характеристики вербальной и невербальной коммуникации
в молодежной среде, способы социально-символического кодирования
повседневности
(С.С.
Аверинцев,
В.М.
Розин,
Е.Г.
Крейдлин,
В.Л. Луков, Н.О. Губанов, С.И. Левикова и др.).
Проблемы визуальности были предметом интереса И.М. Быховской,
А.Л. Барковой, И.В. Бондаренко, О.И. Генисаретского, В.А. Круткина,
Е.В. Малаховой, А.А. Бодалева, В.Н. Никитина, В.А. Подогори, С.А. Смирнова,
Л.Е. Этингена, А.Б. Гофмана, М.Б. Ямпольского и др., отмечавших, что тело
является естественным природным пристанищем смыслов и ценностей, которые
ещё не утратили своего культурного значения.
Татуировка, несмотря на длительную историю своего существования,
является малоизученным феноменом. Приоритет в её исследовании принадлежит
представителям
таких
наук,
как
этнография
и
антропология
(А.Ф. Миддендорф, Н.Л. Гондатти, Б.О. Пилсудский, П.Г. Васкевич, Ф. Ратцель,
Л.Я. Штернберг, Ф. фон Гельвальд, Дж. Леббок, К. Леви-Стросс и др.).
Монография М.Б. Медниковой посвящена анализу татуировки в истории мировой
культуры. С точки зрения криминологии исследовали татуировку такие
специалисты, как О.П. Дубягина, Ю.П. Дубягин, Г.Ф. Смирнов и др.
Использование татуировки в молодежной среде рассматривают В. Стил,
В.В. Козлов, Д. Парк, Е.Б. Павщук, В.А. Гришин, В.А Барановский и др. Ряд
ученых допускают, что работа с телом является одной из форм формирования
субкультурных ценностей и своеобразным обрядом инициации для принятия
групповой идентичности (Т.Б. Щепанская, Е.В. Малахова).
Вместе с тем следует отметить, что недостаточно исследованы проблемы
выбора тем, сюжетов, стилей, наносимых рисунков татуировки в контексте ее
использования представителями современных молодежных субкультур.
Объект исследования – молодежные субкультуры.
Предмет исследования – татуировка как форма репрезентации
социокультурных кодов визуальности молодежных субкультур.
Цель исследования – выявить семантику татуировки, её функциональную
роль и причины актуализации в телесности человека (на примере современной
молодежи г. Владивостока).
Целевая установка определяет задачи исследования:
1. Определить
теоретико-методологические
основы
исследования
татуировки.
6
2. Рассмотреть социокультурные и исторические основания татуировки,
выявить её сущностные черты и функции.
3. Выявить специфику знаково-символических проявлений татуировки,
используемой представителями современной городской молодежи (на примере
молодежных субкультур г. Владивостока).
4. Эксплицировать значение татуировки как визуального знака,
отражающего обращенность представителей молодежных субкультур к
ценностным ориентациям членов группового объединения.
5. Изучить связь между актуализацией татуировки
у современной
молодежи и поисками устойчивой идентичности.
Источники исследования составляют комплекс документов, которые по
содержанию и происхождению можно разделить на несколько групп.
В первую группу вошли политико-правовые акты, касающиеся молодежной
политики в Приморском крае РФ: Законы Приморского края, Постановления
Администрации г. Владивостока.
Вторая группа источников представлена архивными материалами из фондов
Государственного архива Приморского края (ГАПК), Государственного архива
Хабаровского края (ГАХК). Однако в 1994 г. был принят закон, освобождающий
государственные учреждения и организации от обязательной сдачи документов на
хранение в Государственных архивах, поэтому произошла колоссальная утрата
ценнейших материалов и документов. Один из примеров: в описи 4 Ф. р. 1694
ГАХК указан Отчет о мониторинге здоровья, развитии детей, подростков и
молодежи за 2005 г., однако этот документ отсутствует. В процессе исследования
изучены 6 фондов ГАХК: фото фонд 1, оп.2, д. 6332; ф. р. 849, оп. 1, дела 342 –
343 – Краеведческие Записки, в которых описана социокультурная ситуация на
Дальнем Востоке в конце ХХ века, а также ф. р. 1180, оп. 1, д. 61– Народнодекоративное искусство Крайнего Севера и Дальнего Востока. Фонд 1938, оп. 1, д.
80 – Каталог выставки «Народные мастера Приамурья», в котором представлены
инструменты для нанесения татуировки жителей Приамурья.
Третью группу составляют полевые материалы автора, собранные в 20062012ᅟгг. во Владивостоке: интервью с представителями молодежных субкультур,
фотоматериалы, позволяющие осуществить анализ символического содержания
татуировок, используемых, современной городской молодежью.
С точки зрения решения проблем комплекс использованных источников
содержит обширный достоверный материал по исследованию татуировки, что
позволяет решить основные задачи исследования.
Хронологические рамки исследования охватывают конец XX – начало
XXI века, ставшие временем активных межкультурных коммуникаций и
процессов идентификации представителей российского общества.
7
Территориальные рамки исследования ограничиваются пространством г.
Владивостока, стоящего на «границе» с таким странами, как Китай, Япония,
Корея, что обусловливает межкультурные взаимодействия и определяет
специфику формирования и развития молодежных субкультур.
Теоретико-методологическая основа определяется спецификой научной
проблемы, целевой установкой и решением поставленных задач, что требует
применения исследовательских приемов и процедур ряда методов, сложившихся в
социогуманитарных науках. Теоретическую базу диссертации определили труды
известных ученых в области антропологии (Л.Е. Этинген, К. Леви-Стросс и др.);
социологии (Э. Дюркгейм, И.М. Ильинский, И.С. Кон, В.Т. Лисовский,
Т. Парсонс, Н. Смелзер, В.Я. Ядов); культурологии (М.С. Каган,
С.Н. Иконникова), этнографии и антропологии (А.П. Окладников,
М.Б. Медникова, Л.Я. Штернберг, Т.Б. Щепанская и др.). В основе исследования
лежит культурно-антропологический подход, позволивший определить
специфику существования современной молодежи, ее включенность в различные
культурные объединения. Этнографические исследования дают представления об
особенностях использования татуировки в исторической ретроспективе.
Применение приемов семиотического, структурно-функционального
методов позволило выявить социокультурные основы татуировки, её сущностные
черты, показать значение татуировки в качестве визуального знака
приверженности
представителей
молодежных
субкультур
ценностным
ориентациям членов группового объединения. Использование данных методов
помогло провести исследование, выявить компоненты, определить функции,
осуществить знаково-символический анализ татуировки.
Методологически важным аспектом в изучении татуировки явилось
эмпирическое исследование, включавшее в себя методы включенного
наблюдения,
интервьюирования,
анкетирования,
методики
психодиагностического тестирования, продолжавшегося шесть лет (2006 – 2012
гг.), в ходе которого были определены наиболее распространенные молодежные
субкультуры г. Владивостока; выявлена специфика использования ими
татуировки, а также установлены функции татуировки у молодежи, не
включенной в субкультурные объединения.
Научная новизна диссертационного исследования обусловливается
следующими положениями:
– выполнен анализ татуировки как формы представления социокультурных
кодов визуальности молодежи г. Владивостока;
– определены социокультурные основы татуировки;
– выявлены её функции репрезентации молодежи;
8
– рассмотрены
знаково-символические
проявления
татуировки,
используемой представителями современной городской молодежи;
– показано значение татуировки как визуального знака приверженности
представителей молодежных субкультур к ценностным ориентациям группового
объединения;
– выявлена связь между актуализацией использования
татуировки
современной молодежью и
поисками устойчивой идентичности за счёт
соединения с себе подобными и формирования различного рода социокультурных
объединений (субкультур).
Теоретическая значимость исследования определяется рядом положений,
сформулированных, апробированных и доказанных в ходе исследования.
Разработанная и проведенная методология, представленная в диссертационном
исследовании, подтверждает данное определение. Проведенный анализ открывает
научные перспективы для проведения и реализации исследовательских работ в
сфере культуры телесности. Проанализирована татуировка как форма
репрезентации визуальных аспектов телесности молодежи. Проведены
систематизация и анализ материала, содержащего различные виды татуировок,
используемых в демонстрации телесности молодежью города Владивостока.
Практическая значимость работы. Материалы и результаты исследования
обогащают эмпирическую базу и аналитический инструментарий культурологии
и антропологии данными о символическом значении татуировок, используемых
современной молодежью. Выводы и положения диссертации могут быть
использованы в анализе смысложизненных ориентаций современной молодежи в
разработке и чтении вузовских курсов: «Теория культуры», «История культуры»,
«Культурная
антропология», «Имиджелогия»,
«Невербальные
аспекты
коммуникации». Личный вклад диссертанта определяется авторской концепцией,
согласно которой татуировка понимается как форма репрезентации молодежи, как
её социокультурное «послание» обществу, в котором закодированы личностные
проблемы индивидов. Работа может быть востребована отделом по делам
молодежи Администрации г. Владивостока с целью практического использования
ее результатов в своей работе. Исследование может быть полезно для выявления
социокультурных проблем современной молодежи и разработки технологий её
адаптации и успешной самореализации в культуре.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Татуировка,
сохраняя
исторически
сложившиеся
функции
(«социального письма» индивида обществу, «защитную», «магическую»),
приобретает в современной культуре ряд других функций: эстетическую,
самовыражения и демонстрации своих ценностных установок.
9
2. Татуировка как знаковая форма внешнего представления тела является
формой репрезентации принадлежности индивида к определенной субкультуре.
3. Татуировка выступает способом демонстрации молодежью своего
отношения к внешнему миру, средством коммуникации и репрезентации своей
социокультурной идентичности.
4. Татуировка представляет собой часть визуального знаковосимволического культурного кода молодежи.
5. Активизация использования татуировок молодежью г. Владивостока
обусловлена влиянием современных социокультурных условий, в частности,
нестабильностью социально-экономического положения молодого поколения в
обществе.
6. Телесность молодежи демонстрирует стремление молодежи к
объединению в субкультуры, приобретению групповой идентичности и
преодолению кризиса самоидентичности.
Апробация результатов исследования: Материалы и основные положения
диссертационной работы были представлены в статьях, монографиях, учебном
пособии, обсуждены на международных научно-практических конференциях,
семинарах и конгрессах: Международной научно-практической конференции,
проходящей в рамках Тихоокеанской ассамблеи творческой молодежи «Под
знаком дизайна» (г. Владивосток, 2004); Международной научно-практической
конференции «Этносервис в моде, дизайне, истории» (Владивосток, 2006); IV
Международной научно-практической конференции «Российский Дальний
Восток и интеграционные процессы в АТР: политико-экономические, социальнокультурные проблемы» (Владивосток, 2006); VII Международном научном
конгрессе «ГЕО-Сибирь-2011» (Новосибирск, 2011); VIII Международном
научном конгрессе «Геопространство в социальном и экономическом дискурсе»
(Новосибирск, 2012); III Международной научно-практической конференции «21
век: фундаментальная наукаᅟ иᅟ технологии» (Москва,ᅟ 2014); в учебном
пособии: Березницкий, С.В., Гонтмахер П.Я., Мельникова Л.А. «Основы
этносервиса в духовной и материальной культуре коренных народов Дальнего
Востока» /–ᅟ ᅟВладивосток: Изд.-воᅟ ᅟВГУЭС, 2007. –ᅟ 148 с.: ил., С. 123 –ᅟ
143; в монографиях: Карабановаᅟ С.Ф., Мельникова Л.А. От маски к имиджу, –
Владивосток: Дальнаука, 2009. – 164 с.: ил. Мельникова Л.А., Карабанова С.Ф.,
Коноплева Н.А. Татуировка как форма репрезентации социокультурных кодов
визуальности (на материалах исследования молодежных субкультур города
Владивостокаᅟ конецᅟ ХХᅟ - начало ХХI веков), – Владивосток: ВГУЭС, 2014.
– 168 с.: ил.. По теме исследования опубликовано 12 статейᅟ общимᅟ объемом
3,45 п.л., в том числе 3 статьи в рецензируемых научных изданиях,ᅟ 2ᅟ
монографииᅟ– 8,6 п.л..ᅟ
10
Структура и объем диссертации обусловлены логикой решения
поставленных в ней задач. Диссертационная работа общим объемом 185 с.
состоит из Введения, двух глав, Заключения, Списка использованных источников
и литературы, Приложений, содержащих таблицы, диаграммы, фотографии,
рисунки, а также примененные в работе анкеты и психодиагностические
методики.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обоснована актуальность выбранной темы, рассмотрена
степень ее научной разработанности, определены объект и предмет исследования,
сформулированы цель и задачи, основные теоретико-методологические
принципы, охарактеризована теоретическая и практическая значимость работы, ее
научная новизна, сформулированы основные положения, выносимые на защиту,
представлена апробация результатов исследования.
Первая глава «Теоретико-методологические основания исследования
проявлений визуальности человека» состоит из трех параграфов и посвящена
татуировке, её исследованиям в таких науках, как этнография, антропология,
культурология и др. Определяются исторические основы татуировки, выявляются
основные ее сюжеты и символы. Проводится анализ молодежных субкультур
российского общества, их визуальных форм и культурной репрезентации.
В первом параграфе «Методологические подходы к исследованию
татуировки как социокультурного кода визуальности человека» осуществлен
понятийный анализ ряда определений культуры и концептуальных подходов,
положенных в их основу, рассмотрены функции культуры в контексте
диссертационного исследования.
Выделены методологические подходы к проблеме визуальности человека,
такие как: структурно-функциональный, рассматривающий субкультуру как
подсистему целостной социально-культурной системы и её роль в общей системе
регуляции общественной жизни; социологический, изучающий культуру и ее
феномены с точки зрения их конкретной целесообразности для тех или иных
социальных слоев или социальных групп. При этом татуировка рассматривается
нами как культурное явление, оцениваемое с позиции её принадлежности
определенной социальной группе (субкультуре). Аксиологический подход
обусловливает исследование молодежи, применяющий татуировку, в контексте
ценностных ориентаций и установок, к достижению которых стремится
сообщество, объединяющее эту молодежь. Семиотический подход исходит из
понимания татуировки как текста, имеющего символический смысл, как
идеографического знака, расшифровка смыслов которого приведет к пониманию
11
молодежных субкультур. Отмечено, что знаковые средства и накапливаемая с их
помощью информация – важнейшие компоненты любой культуры. Индивиды с
помощью них демонстрируют свои представления, объективируя при этом
знаковые системы, которые в результате отделяются от индивида и приобретают
внеличностное социокультурное существование (М.С.Каган). Обозначены
дискурсы в исследовании телесности и определены основные функции тела,
используемые молодежью, и аспекты телесности, маркируемые ею.
Во втором параграфе «Культурно-исторические основы татуировки»
рассмотрена основная дефиниция предмета исследования – татуировка. Проведен
анализ понятий «знак» и «символ», описаны разновидности знаков: знаки–копии,
знаки–признаки, знаки–символы. Отмечено, что различие этих дефиниций
(Г.Г. Гадамер, П. Рикер и др.) обосновано отнесенностью татуировки к знакам–
символам; отмечено, что визуальная система во всех культурах содержит в себе
множество символов и знаков. Показано, что до настоящего времени
исследователями не установлен период появления татуирования человеком своего
тела. Рассмотрены исторически сложившиеся функции татуировки: «социального
письма» индивида обществу, «магического знака»; «защитного амулета».
Выявлено, что на начальном этапе татуировка представляла собой имитацию
человеком природных форм: растений, животных и др. Она служила знаком,
имеющим различные свойства, приобретая в дальнейшем ритуальное и
магическое значение, и предназначалась для фиксации регламентирующих
стандартов поведения (инициация, вступление в брак, похороны и др.);
обозначение принадлежности к определенному полу, возрасту, статусу, группе.
Показано, что значимой исторической функцией татуировки была
демонстрация статусности человека. Например, в античном обществе таким
образом «клеймили» рабов и пленных; у скифов татуировки наносили только
вождям. Кроме того, определено, что татуировка может включать в себя
мифологическое содержание и образы коллективного бессознательного
(Г.В. Бедненко). Отмечена двойственная функция татуировки: с одной стороны –
ее влияние на окружение человека, с другой – на самого носителя, что
способствует обретению им групповой идентичности. Процесс групповой
идентификации может быть представлен тремя периодами, символически
определяемыми вопросами: «Ты чей?», «Под чьей защитой ты находишься?», «С
чем или кем ты себя соотносишь?» (А.В. Шабага).
В третьем параграфе «Социокультурные характеристики современных
молодежных субкультур» рассмотрена молодежная субкультура, определяемая
исследователями как подкультура базовой культуры, или культура в культуре,
несущая систему норм и ценностей, отличающихся от неё. Отмечено, что
субкультуры формируются по параметрам: в силу определенного возраста,
12
этнического происхождения, религиозных взглядов, места жительства и др. При
этом ценности субкультуры не означают отказа от ценностей национальной
культуры (С.В. Косарецкая, С.И. Левикова, И.М. Ильинский, Е.А. Омельченко,
В.Л. Луков, В.И. Ильин).
В соответствии с целевой установкой и задачами диссертационного
исследования
представляется
оптимальной
следующая
формулировка:
субкультура – это подсистема культуры как целостного образования, чей
культурный код формируется в рамках общей системы культуры. Субкультуры
опираются на код базовой культуры, ориентированы на постоянный диалог с ней,
который может принимать формы «обновления культуры» или противостояния.
Причины возникновения молодежных субкультур рассматриваются
большинством исследователей преимущественно с позиций функционального
подхода и теории конфликта. С.В. Родионов с позиции функционального подхода
определяет молодежь как переходную фазу между детством и взрослостью,
однако не уделяет должного внимания социальной дифференцированности
молодежи. Основным условием групповой интеграции и образования субкультур
является потребность в социально–психологической идентификации с
определенным объектом, обеспечивающей групповую сплоченность, чувство
защищенности и безопасности.
Исследователями обоснованы основные функции субкультур: социально–
психологическое объединение; индивидуация в пределах коллектива; обретение
жизненного
пространства
для
взаимоотношений,
самовыражения
и
самореализации; компенсации проблем и др.
В параграфе показаны причины формирования молодежных субкультур,
рассмотрены поведенческие характеристики членов молодежных субкультур:
демонстративность, эпатажность, категоричность суждений, обособленность,
отстраненность от культурных ценностей старшего поколения и, отчасти,
национальных традиций. Молодежные субкультуры отличаются своими
специфическими идеалами, модой, языком, искусством, особенностями
оформления своей телесности, в частности, татуировками. Субкультуры
используют для самовоспроизводства коды своей культуры, ее символы,
трансформируя и перекодируя их (Т.Б. Щепанская). Осуществлена типология
субкультур (И.С. Полонский) и дана их классификация на основе источника
объединения. Исследователями установлено, что неформальные молодежные
объединения являются социальными общностями открыто – закрытого типа,
будучи закрыты для представителей старшего поколения, и открыты для
молодежи на основе визуального кода (прическа, одежда и другие невербальные
проявления).
13
В четвертом параграфе «Визуальные факторы репрезентации
молодежных субкультур и роль татуировки» отмечено, что значимые для
молодежной субкультуры идеи и ценности получают выражение в обязательной
для её членов символике и атрибутике группы. Показано, что молодежные
субкультуры отличаются стремлением закрепить наиболее важные для них
мировоззренческие смыслы в эпатажной форме, непонятной основной массе
людей. При этом каждая субкультура обладает своими особенными визуальными
и коммуникативными характеристиками. В работе визуальность рассматривается
как внешний образ, включающий физический облик, социокультурное
оформление внешности и экспрессивно-импрессивные движения (В.Н. Панферов,
Дж. Ниренберг, Г. Калеро, Е.А. Петрова, И.В. Бондаренко).
Визуальные знаки облика человека играют особую роль в общении и
межличностном познании. Они являются средством невербального общения,
реализующим аффективно-коммуникативную, регуляторно-коммуникативную и
информационно-коммуникативную функции, становятся главными источниками
визуальной информации о человеке, индикаторами его личности. Визуальные
средства невербального общения, репрезентируясь в функции индикации
социально-психологических характеристик человека, становятся инструментом
самоподачи своего образа в общении (Е.А. Петрова). Отмечено, что знаки
внешнего облика человека опосредованы активностью субъекта, выбирающего из
порожденных полем культуры знаков те, которые отвечают его представлениям,
ценностным ориентациям, условиям общения и целям деятельности.
В параграфе дан анализ основных визуальных проявлений молодежных
субкультур («скины», «панки», «байкеры», «готы», «эмо»). Выявлена и
проанализирована символика, используемая ими в татуировках. Так, основным
символом «скинов» как в России, так и на Западе, является знак «скрещенные
молотки». Татуировка «свастика» на бритой голове, рисунки оскаленных морд
животных указывают на агрессивность членов данного объединения.
Обнаружено, что менее агрессивной является субкультура «панков». Основной
особенностью панк-моды
является
выраженная
экспрессия
образов,
эмоциональная напряженность, обусловленная противостоянием «панков» по
отношению к другим субкультурам, эпатажность (А.И. Затулий, С.В. Косарецкая).
Байкерский стиль в татуировке включает в себя множество стилевых форм:
трайбл, традишион, реализм и др. В нем часто фигурируют изображения
двигателя, черепа, смерти с косой и, самого байка. Также часто наносятся
изображения крыльев – как символа свободы. «Готы» используют большое
количество шокирующей внешней атрибутики: обильной косметики под образы
«трупов», «вампиров», «чертей», «ведьм-колдунов». Основным символом «готов»
является египетский крест «анкх», в своем изначальном значении – символ
14
бессмертия, символ жизни и символ вечности. Кроме того – это ключ,
открывающий врата смерти. Представители субкультуры – «эмо» используют в
татуировках изображения, символизирующие печаль и меланхолию, проявление
эмоциональных всплесков: слезливость, грусть, страдания.
Выявлено, что татуировки описанных молодежных групп представляют
собой сложное явление. Они содержат символику внутри каждой субкультуры,
стилистическую направленность и подчинение сюжетов идейным направлениям
группировок. Другая характерная особенность в рассмотренных группах
молодежи: отсутствуют строгие правила в отношении преимущества какой-либо
части тела для размещения татуировок.
Во второй главе «Татуировка как форма репрезентации телесности
современной молодежи (на примере города Владивостока)» характеризуется
культурная среда г. Владивостока, ее влияние на жизнедеятельность современной
молодежи, анализируются субкультурные объединения города, показывается
специфика знаково-символических проявлений татуировки в молодежных
субкультурах г. Владивостока.
В первом параграфе «Влияние городской среды на жизнедеятельность
молодежи и формирование субкультурных объединений» анализируются
понятие «городская культурная среда», она определяется как совокупность
внутриквартирной, искусственной среды вне квартир (предприятий, учреждений,
дорог, транспорта), среды культурных ландшафтов (парков, садов), естественной
природной, социально-психологической и социально-экономической среды.
Даются характеристика городской среды, проблем, возникающих в процессе её
формирования; отмечается значение экологичности среды на этапе создания
социокультурного пространства жизнедеятельности человека (В.Л. Глазычев,
Э.А. Орлова); её воздействие на выживание и воспроизводство физически,
психически и нравственно здорового человека (Т.М. Дридзе).
Результат исследования городской среды позволяет констатировать
следующее: человек и город находятся в сложных взаимоотношениях. При всей
привлекательности городского образа жизни он пока далек от идеала:
скученность, безликость городской среды, распространение массовой культуры,
рост неблагополучных семей, агрессивное поведение молодежи.
В параграфе рассмотрена история создания города Владивостока и
обустройства его пространства. Отмечено, что в последние десятилетия развитие
городской территории происходило в основном за счет инвестиций в
коммерческую и жилую недвижимость. В результате большие территории были
заняты под офисы и крупные торговые центры. Лишь с началом подготовки к
Саммиту АТЭС социокультурная ситуация в городе стала изменяться: в городе
построен Театр оперы и балета, современный спортивный комплекс, проводится
15
озеленение, оборудуются базы отдыха, открыт зоопарк, открываются интернеткафе, картодромы и др., обеспечивая возможность проведения досуга.
Достаточный выбор высших учебных заведений способствует приобретению
молодежью
разных
специальностей,
получению
перспективной,
высокооплачиваемой работы, что определяет быструю социализацию молодёжи.
В работе выделен ряд проблем в процессе самопрезентации молодежи
г. Владивостока: культурные влияния, модернизационные процессы и многие
другие факторы обусловливают разнообразие форм социального поведения
молодежи, более высокую степень её автономности, снижение
уровня
удовлетворенности деятельностью в данный период, положением в обществе,
жизненной ситуацией, что способствует свободе в проявлении молодежью
эпатажного, девиантного поведения, конфликтности.
Расположение города Владивостока, на «границе» с таким странами, как
Китай, Япония, Корея, определяет состояние «пограничья» и напрямую связанные
с ним межкультурные взаимодействия, обусловливает специфику формирования
и развития молодежных субкультур в г. Владивостоке. На границе происходят
биполярные процессы – смыкание двух миров и их разграничение, что
способствует возникновению субкультур, для которых пограничье является
начальной стадией их развития и семиотической зоной, в рамках влияния которой
они формируются, например, субкультура «аниме».
Во
втором
параграфе
«Социокультурные
характеристики
субкультурных объединений г. Владивостока» представлена информация по
проведенному автором исследованию представителей основных молодежных
субкультур города Владивостока. Отмечено, что анализировались лишь
неформальные объединения молодежи, характеризующиеся разработанной
системой собственной символики (самоназванием, имиджем и т.д.), не
включенные в «формальные» структуры». Это – идеоцентрические группы,
которые объединяются на основе общей деятельности, музыкальных
направлений, знаковой символики и т.д. Согласно переписи 2010 г., население
города Владивостока составляло 592 тысячи человек. Доля людей в возрасте от
14-и до 30-и лет составляет примерно 27% (160 тысяч человек). Однако
количество молодых людей в г. Владивостоке значительно выше, так как каждое
утро из пригородов в столицу Приморья на работу или на учебу приезжает
примерно столько же молодежи.
Проведенное нами исследование молодежных субкультур было разделено
на ряд блоков: первый – направлен на получение общих сведений об
анализируемой субкультуре, таких как степень открытости субкультуры,
отношение её представителей к внешнему миру; второй блок посвящен анализу
мифологии субкультуры, её историческим корням; в третьем – выделена и
16
описана характерная для данной субкультуры визуальная символика. Четвертый
блок направлен на определение идеологии представителей группы, выявления её
ценностных установок.
Пятый – на анализ творческих предпочтений
представителей субкультур.
Анализ результатов проведенного опроса позволил установить, что группа,
сформированная на основе музыкальных пристрастий, составляет 43%. Второе по
массовости объединение, сформированное по признаку совместного проведения
свободного времени 20%, где наиболее популярными группами являются
«байкеры» – 44%, «экстремалы» – 16%, «реконструкторы» – 15%, «аниме» – 14%
и «хакеры» – 11%.
Также отмечены многочисленные субкультуры отобранные по критерию
социальной активности – 17%. В свою очередь, наиболее известными среди
групп, выявленных по признаку социальной активности, являются пропартийные
молодежные политические объединения: «Наши» – 36%; «Единая Россия –
Молодая Гвардия» – 30%; «Анархисты» – 16%, «Российский союз молодежи» –
14%; «Неформалы» – 4%
По принадлежности к какому–либо спортивному объединению выделены
15%: «футбольные фанаты» – 37%; «скейтеры» – 22%; «роллеры» – 17%;
«паркурщики» – 7%. Оставшиеся 17% практически поровну поделили между
собой такие субкультуры, как «стритрейсеры», «спортсмены», «экстремалы»,
«сноубордисты»
Анализ
молодежных
субкультур
по
признаку
антисоциальной
направленности
показал,
что
среди
агрессивно
настроенных,
криминализированных представителей известно объединение: «гопники» – 63%
респондентов; 25% респондентов указали на субкультуру «панков» как
антисоциальную, 12% – отметили наличие в городе «сатанистов»
В результате проведенного анализа установлено, что в г. Владивостоке,
несмотря на его удаленность от запада России, присутствуют основные
российские субкультуры. Вместе с тем, судя по данным опроса, лишь 12,5 %
респондентов из 1915 молодых людей, опрошенных нами, причисляют себя к той
или иной субкультуре.
Проведенный анализ, привел нас к выводу о том, что молодежные
субкультуры в пространстве г. Владивостока малочисленны, разобщены и весьма
неоднородны.
В третьем параграфе «Специфика знаково-символических проявлений
татуировки молодежных субкультур г. Владивостока» изложены результаты
проведенного анализа 800-та представителей молодежи города Владивостока,
имеющих на своем теле татуировки. Среди них было выявлено 136 человек,
17
входящих в различные субкультурные молодежные объединения и имеющие
отличительные знаки.
Стили татуировок, выбираемых респондентами, не относящими себя ни к
какой из молодежных субкультур, распределились следующим образом: японский
стиль – 50%. Характерными признаками японской татуировки являются:
обширная площадь нанесения рисунка, выделение ведущих мотивов, обведение
элементов контуром и разнообразие цветов пигмента. До сегодняшнего времени
не сильно изменилась тематика японской татуировки: флора, фауна, религиозные
и мифологические мотивы. Так символом настойчивости и решительности,
является – хризантема, пион – символ богатства и успеха в жизни; цветок сакуры
в восточной философии символизирует быстротечность жизни, а лист клена несет
в себе ассоциации страсти.
Самым популярным сюжетом японской татуировки является дракон,
соединяющий одновременно в себе огонь и воду, власть и силу, и
символизирующий борьбу противоположностей (Г.С. Кваша).
Кельтский стиль в татуировке предпочитают 10% респондентов, которые
выделяются среди прочих видов татуировок особыми элементами орнамента и
неповторимыми природными («растительными» и «звериными») мотивами.
Кельтский стиль определяется верованиями кельтов о жизненном пути,
изображаемых в виде плетеных узлов, структура и форма которых никогда не
меняется. Одним из символов кельтского стиля является кельтский крест,
который обозначает цикличность жизни и четыре стороны света.
Славянский этнический стиль, как и скифский в татуировках современной
молодежи только начинает использоваться. Основа – славянские ромбовидные
узоры, знакомые по вышивке, кресты, точки. Сюда же мастера татуировок
относят и зарождающийся «российский» стиль, включающий в себя мотивы
народных сказок, былин. Этот стиль предпочитают 10% всех опрошенных.
«Кибернетический»
стиль,
зачастую
называемый
биомеханикой,
определяющийся совмещением в изображении живой плоти и механизмов,
живого, естественного, с неживым, искусственным, а также с внеземными
(фантастическими) существами либо их фрагментами, был создан в конце ХХ
века художником – фантастом Хансом Гигером. В г. Владивостоке этот стиль
предпочитают 7% опрошенных. 23% респондентов, носящих идеографические
знаки на теле, не относят их к определенному стилю.
Татуировка как форма репрезентации молодежи, входящей в субкультурные
объединения г. Владивостока, анализировалась среди представителей следующих
субкультур: «металлисты», «готы», «аниме», «эмо-киды», «байкеры».
Анализ группы «металлистов», показал, что в настоящее время субкультура
представлена двумя подгруппами. Одну из них образует молодежь до двадцати
18
лет, вторую – молодежь старше двадцати лет. Исследование этих двух групп
показало расхождение их представителей не только во взглядах на ценностные
установки, но и на символику татуировки. Представители первой группы
придерживаются традиций как в ношении одежды (черная с большим
количеством металлических украшений агрессивной направленности (серьги в
левом ухе, перстни с изображением черепов или других черных магических
символов (пентаграмма, скелет и т. д.), узкие черные джинсы, заправленные в
высокие ботинки или «козаки», кожаные куртки с косой молнией – «косухи»,
«косовороты»), так и в сюжетах татуировок: чаще всего это – черепа, кости, лица
любимых российских исполнителей (рисунки средних и больших размеров,
используются два цвета (черный и красный). Члены второй группы делают
акцент на идеологической направленности различных течений «металла»,
который является для них символом отторжения от базовой культуры. Это
проявляется в предпочтениях зарубежной музыки и выражается в виде таких
визуальных кодов, как татуировка (надписи в кельтском стиле любимых
зарубежных групп).
Члены субкультурного сообщества «готов» в г. Владивостоке – активные
участники
рок
фестивалей
(ДеграDANCE).
Символика
татуировок
владивостокских «готов» представлена двумя направлениями: готическая
татуировка в стиле фэнтази – драконы, феи и т.д., имеющая определенную
цветовую гамму, и изображение готических тайных символов: египетский крест
«анкх», коты, летучие мыши и т.д.
Представители субкультуры «аниме» формируют свой образ в соответствии
с внешним видом любимых персонажей японских мультфильмов. В этом же
аспекте выражена символика предпочитаемых ими татуировок.
«Эмо-киды» представлены в городе молодежью, преимущественно носящей
одежду черных цветов в сочетании с розовым цветом, использующей в
татуировках другие цвета: желтый, синий, серый. Изображения связаны с
личными переживаниями представителей этой субкультуры и могут выглядеть,
например, как строчка из любимого стихотворения и др.
«Байкерский» стиль символизирует бесстрашие перед лицом опасности и
смерти. Часто изображаются мотоциклы в различных вариантах и используются
цвета татуировок, определяющие принадлежность к определенному мотоклубу.
Проведенный опрос среди молодежи показал: 74% респондентов считают,
что по специфике символов татуировки можно определить принадлежность к
определенной субкультуре. Определены такие современные функции татуировки,
как эстетическая, самовыражения, общения, приобретения уверенности,
объединения со значимой группой молодежи и демонстрация ценностных
установок, и т. д.
19
В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования,
формулируются выводы, намечается перспектива дальнейших исследований по
данной проблематике. Обосновывается, что в диссертационной работе впервые
(на материале г. Владивостока) осуществлено исследование татуировки как
репрезентации социокультурных кодов визуальности молодежи.
Татуировка может рассматриваться как одно из древнейших универсальных
знаковых средств человека, актуализированных и занимающих определенное
место в современном молодежном сообществе, как культурное явление,
содержащее специфический смысл. Татуировка – это активный символ,
способный не только продемонстрировать, но и сохранить в культурной памяти и
транслировать в чувственно-воспринимаемой форме идеи, идеалы и ценности
культуры.
Молодежь
в
ситуации
переизбытка
информации,
культурных
преобразований, изменений смысложизненных ориентиров прибегает к
исторически испытанным кодам репрезентации своей самоидентичности. При
этом символика татуировок выступает, с одной стороны, как средство
демонстрации своей приверженности традициям, сохранения устойчивых
смыслов культуры, а, с другой, как «социальное письмо» своему окружению,
содержащее информационный код, выражающий отношение индивида к
внешнему миру, его принадлежность к определенной субкультуре. Исследование
показало, что украшательство своего тела присуще не только представителями
субкультур, но и тем группам молодежи, которые не входят в субкультурные
объединения. Этот факт требует своего осмысления и открывает новые
перспективы изучения феномена татуировки в молодежной среде.
Основные положение диссертации изложены:
В российских рецензируемых научных журналах и изданиях, входящих
в перечень ВАК РФ
1. Мельникова, Л.А. Молодежь в пространстве современной культуры /
Л.А. Мельникова // Современные проблемы науки и образования. – 2014. –№ 5;
URL: http://www.science – education.ru/119 – 14706
2. Мельникова,
Л.А.
Теоретико-методологические
основания
исследования современных молодежных субкультур / Н.А. Коноплева, Л.А.
Мельникова // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 5; URL:
http://www.science – education.ru/119 – 14748
3. Мельникова, Л.А. Исследование символики телесных знаков в
контексте современных молодежных субкультур / Л.А. Мельникова //
Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 5; URL:
http://www.science – education.ru/111 – 10700.
20
Монографиях, научных статьях, материалах и тезисах научных
конференций:
4. Мельникова, Л. А. От маски к имиджу: монография / С.Ф. Карабанова,
Л.А. Мельникова. – Владивосток: Дальнаука, 2009. – 164 с.: ил.
5. Мельникова, Л.А. Татуировка как
форма репрезентации
социокультурных кодов визуальности (на материалах исследования молодежных
субкультур города Владивостока конец ХХ–начало ХХI веков), : монография /
Л.А. Мельникова, С.Ф. Карабанова, Н.А. Коноплева – Владивосток: ВГУЭС, 2014.
– 168 с.: ил..
6. Мельникова, Л.А. Татуаж и макияж как часть имиджа / Л.А.
Мельникова // Сб. материалов международной научно – практической
конференции в рамках Тихоокеанской ассамблеи творческой молодежи «Под
знаком дизайна». – Владивосток: ВГУЭС, 2004. – С.41-54.
7. Мельникова, Л.А. Тату как способ самовыражения молодежи /
Л.А. Мельникова // Сб. материалов IV Международной научно-практической
конференции «Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в АТР:
политико – экономические, социально – культурные проблемы». – Владивосток:
ВГУЭС, 2006. – С. 147 – 151.
8. Мельникова, Л.А. Татуировка коренных народов Дальнего Востока.
/ Л.А. Мельникова // Сб. материалов международной научно – практической
конференции «Основы этносервиса в духовной и материальной культуре
коренных народов Дальнего Востока». – Владивосток: ВГУЭС, 2007. – С.52 –
57.
9. Мельникова, Л.А. Татуировка как аспект этносервиса / Л.А.
Мельникова // Сб. материалов международной научно-практической конференции
«Этносервис в моде, дизайне, истории». – Владивосток: ВГУЭС, 2007. – С. 28 –
32.
10. Мельникова, Л.А. Основы этносервиса в духовной и материальной
культуре коренных народов Дальнего Востока: учеб. пособие для студ. вузов / под
общ. ред. В.С. Чернявской / С.В. Березницкий, П.Я. Гонтмахер,
Л.А. Мельникова. – Владивосток: ВГУЭС, 2007. – 148 с.: ил. – Библиография. С.
123–143.
11. Мельникова, Л.А. Современный этап развития татуировки, как
проявление внешнего аспекта имиджа / Л.А. Мельникова // Материалы
Международной научно – практической конференции – «Развитие
межкультурных коммуникаций и международного сотрудничества в области
моды, дизайна и культуры». – Владивосток: ВГУЭС, 2008. С. 91 – 97.
12. Мельникова,
Л.А.
Исследование
визуально-коммуникативных
характеристик представителей молодежных субкультур г. Владивостока. /
21
Л.А. Мельникова, С.Ф. Карабанова // Сб. материалов VII Международного
научного конгресса «ГЕО-Сибирь-2011», Новосибирск: СГГА, 2011. С.151-156.
13. Мельникова, Л.А. География распространения татуировки в
историческом аспекте/ Л.А. Мельникова // Сб. материалов VII Международного
научного конгресса «ГЕО-Сибирь-2011», Новосибирск: СГГА, 2011. С.156-160.
14. Мельникова, Л.А. Татуировка в репрезентации телесности
современной молодежи/ Л.А. Мельникова, Н.А. Коноплева// Сб. материалов III
международной научно-практической конференции «21 век: фундаментальная
наука и технологии», Москва, 2014.С.24 – 27.
22
На правах рукописи
Мельникова Людмила Алексеевна
ТАТУИРОВКА КАК РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ
СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ КОДОВ ВИЗУАЛЬНОСТИ
(НА МАТЕРИАЛАХ ИССЛЕДОВАНИЯ МОЛОДЕЖНЫХ
СУБКУЛЬТУР ГОРОДА ВЛАДИВОСТОКА)
Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата культурологии
Подписано в печать 15.11.2013
Формат 60х80/16 Усл. печ. л. 1,2. Тираж 100 экз.
690014, г. Владивосток, ул. Гоголя 41
Отпечатано во множительном участке ВГУЭС
690014, г. Владивосток, ул. Гоголя 41
_____________________________________________________________
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа