close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Феномены власти и воли в обществе

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
САМОЙЛОВ ИГОРЬ ДМИТРИЕВИЧ
ФЕНОМЕНЫ ВЛАСТИ И ВОЛИ В ОБЩЕСТВЕ
Специальность 09.00.11 – Социальная философия
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Научный руководитель:
Корниенко Василий
Иванович,
кандидат философских наук,
доцент
Челябинск – 2016
Диссертация выполнена на кафедре философии ФГБОУ ВО «Курганский
государственный университет».
Научный руководитель: кандидат философских наук, доцент,
Корниенко Василий Иванович.
Официальные
оппоненты:
Прилукова
Екатерина
Григорьевна,
доктор
философских наук, доцент, ФГБОУ ВПО «ЮжноУральский государственный университет» (НИУ),
кафедра философии, профессор;
Свириденко Андрей Арьевич, доктор философских
наук, профессор, филиал ФГБОУ ВО «Уфимский
государственный
авиационный
технический
университет» в г. Кумертау, кафедра гуманитарных
и
социально-экономических
дисциплин,
заведующий.
Ведущая организация:
ФГБОУ
ВО
«Саратовский
национальный
исследовательский государственный университет
имени Н.Г. Чернышевского».
Защита состоится 30 сентября 2016 года в 13-00 на заседании
диссертационного совета Д 212.296.07 по защите докторских и кандидатских
диссертаций, созданного на базе ФГБОУ ВО «Челябинский государственный
университет», по адресу г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, 129, I корпус,
конференц-зал.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Челябинского
государственного университета.
Текст диссертации и автореферата размещен на официальном сайте
ФГБОУ ВО «Челябинский государственный университет» http://www.csu.ru/.
Автореферат разослан «___» ___________ 2016 г.
Ученый секретарь
диссертационного
совета
Камалиева Ирина Ринатовна
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования и постановка проблемы.
Философское осмысление воздействия власти на большинство сфер
общественной жизни имеет большое значение для развития социальногуманитарной мысли. Становится ясно, что власть включает в себя более
обширные категории социальных явлений, чем считалось ранее. Феномен
власти охватывает практически всю сферу социальных отношений и, в
значительной степени, обуславливает внутреннюю сущность самого человека.
Проявления данного феномена в социальной реальности многогранны и имеют
широкий диапазон задействованных в них субъектов. Во властных отношениях
принимают участие в той или иной форме практически все члены общества.
Власть оказывается масштабным общественным феноменом, влияющим на
судьбу каждого человека. Таким образом, номинальная власть в обществе
оказывается лишь внешней оболочкой более сложного в своей сущности
явления.
Новые подходы к феномену власти вызывают потребность в создании
актуальной теоретической модели властных отношений. Можно заметить, что
многие попытки теоретического осмысления отношений власти связаны с
понятием воли. Ряд определений власти оперируют этим термином в том или
ином смысле. Однако необходимой философской разработки в современных
исследованиях понятие «воли» пока не получило, а само это явление было
вытеснено в область психологии, утратив, таким образом, значительную часть
своего онтологического содержания.
На протяжении последнего столетия наблюдается определенное
игнорирование как понятия воли, так и представления о свободе воли в области
философского, научного и властно-политического дискурсов. По-видимому,
одним из следствий «забвения» свободы воли в жизни общества оказывается
возникновение «человека массы». Такой индивид не способен к
самостоятельному проявлению волевых интенций и поэтому вынужден
подчиняться как государству, так и другим властным структурам,
определяющим его потребности извне. Возникновение тоталитарных обществ
XX века во многом есть результат подобной подчиненности масс центральной
власти и ее властной воле.
Еще одним следствием такого положения дел является существование
общества потребления, в котором мировосприятие отдельных индивидов
оказывается сформированным сложными многоаспектными феноменами,
наподобие феномена гламура. Данные явления, по сути, превращают
индивидов в безвольных потребителей, предпочтения которых направляются
заинтересованными структурами власти в нужном направлении.
Отсюда становится ясно, что аспектом практической актуальности
исследования проблемы воли может являться попытка философской
«реабилитации» данного феномена как онтологически свободного начала,
3
свойственного социальному бытию человека. Важной оказывается проблема
баланса индивидуальных воль властвующих и подчиняющихся. Также
открывается возможность выявления надындивидуальных уровней воли,
объединяющих и направляющих устремления множества людей.
Тема настоящей диссертации рассматривается в рамках социальной
философии, поскольку объектом исследования являются отношения
социальных субъектов и объектов. В работе анализируются социальнофилософские аспекты свободы воли индивида, затрагивается проблема
философского изучения социальных потребностей действующего субъекта.
Кроме того, осмысляется эволюция общества, производится социальнофилософский анализ становления различных форм общества, выявляется ряд
сознательных и бессознательных детерминант деятельности людей, через
понятие «воли» рассматривается проблема определения цели их социальных
устремлений.
Автор исходит из того, что невозможно существование общества и его
эволюции без возникновения и взаимодействия между собой феноменов власти
и воли. Отношения между ними существенно влияют на траекторию развития
общества. Представляется, что социально-философское исследование власти
может базироваться на разработанной концепции властно-волевых отношений,
позволяющей объяснить сущность властных отношений через понимание воли
как одного из основных явлений социальной действительности. Таким образом,
теоретическая актуальность исследования заключается в осмыслении
структуры властных отношений в обществе с использованием концепции
властно-волевых отношений, раскрывающей сущностные основания феноменов
власти и воли.
Степень разработанности проблемы. Понятие воли как первоосновы
бытия возникает в рамках иррациональной философии А. Шопенгауэра. Будучи
осмысленным в трудах Ф. Ницше, данное представление расширяется на сферу
власти таким образом, что воля оказывается «волей к власти». В дальнейшем
фундаментальные основы представлений о воле и ее отношение к феномену
власти, по ряду причин, не получили должной философской разработки.
Воля и ее отношение к власти в отечественной философской мысли
рассматривается преимущественно в рамках психологических теорий. Воля и
волеизъявление в контексте проблем государственной власти и права
исследовались на стыке философии и психологии В.А. Ойгензихтом и Д.А.
Керимовым. Проблемы социальной воли являлись одними из центральных в
трудах Ю.Ю. Вейнгольда, вопросы социальной ответственности и личностной
воли изучались А.Ф. Плахотным, волевые аспекты в отношениях масс и
личности в истории затрагивались Г.Е. Глезерманом и А.Г. Спиркиным. При
этом осмысление воли велось в рамках материалистической традиции, что
обуславливало известную ограниченность философской трактовки данного
понятия. В более современных отечественных философских исследованиях
власти понятие воли в его субъективно-психологическом смысле затрагивали
4
Г.Г. Дилигенский, А.С. Панарин, Г.Л. Тульчинский и другие. Подобное
рассмотрение также не позволяет философски осмыслить волю как проявление
бытия, сводя ее лишь к аспектам человеческой личности.
В перечисленных работах воля не считается явлением, обособленным от
сознания. Следовательно, изучение комплекса отношений воли и власти,
опирающегося на данное понимание воли, оказывается ограниченным в
онтологическом смысле. Это объясняется тем, что философски не осмысляются
более глубокие уровни бытия, которые могут существовать вне сферы
сознательной человеческой деятельности.
В современных исследованиях, рассматривающих проблемы власти,
представление о воле как особой философской категории, обладающей
собственным онтологическим статусом, встречается достаточно редко.
Определенный интерес в данном аспекте понимания феномена воли
представляют социально-философские труды А.В. Водолагина, разработавшего
теоретические основания воли как структуры человеческого бытия, имеющей
бессознательный характер. Исследователем понимание воли сводится к
жизненной практике индивида, при этом рассматриваемая им политическая
воля оказывается субъективно-идеальной формой организации социального
бытия. Это в какой-то мере приближает данную концепцию к
психологическому подходу в осмыслении воли.
К крупному социально-философскому исследованию проблемы воли и
власти, в котором феномен воли понимается в онтологическом смысле, можно
отнести работы О.А. Крыжановской. В них рассматриваются проблемы
индивидуальной, социальной и политической воли, анализируются основные
субъекты политической воли, в том числе нации, государства, политические
лидеры и элиты. Однако глубокой онтологической разработки представлений о
воле, применительно к феноменам власти вообще и властным отношениям в
частности, не производится.
Настоящая диссертация в своей основе опирается на ряд классических
философских теорий. Разработка концепции властно-волевых отношений
потребовала обращения к дуалистическому бытию миров идеального и
материального, впервые сформулированному в трудах Платона. Это дало
возможность показать онтологический статус воли как своеобразного
«посредника» между данными мирами. Большое значение для исследования
имеет философская концепция Г.В.Ф. Гегеля. Представление об эволюции
Абсолютного Духа как самоосознающего «Я», действующего в пространстве
идеального мира, выявило онтологический аспект объективации воли по
отношению к материальному миру. Положения философии иррациональной
воли А. Шопенгауэра оказались востребованы при рассмотрении воли как
одного из базовых явлений бытия, что позволило представить волю как
феномен, свойственный жизни, то есть как «волю-к-жизни». Социальный
аспект разработанной концепции воли был инспирирован философией Ф.
5
Ницше, согласно которой воля есть «воля-к-власти», что, следовательно,
позволяет говорить не просто о властных, а о властно-волевых отношениях.
Теоретическая необходимость показать механизмы и источники властноволевых отношений вызвала обращение к представлениям М. Хайдеггера. Это
позволило определить волю в рамках онтологической категории заботы,
проявляемой властителем в отношении подвластных. Анализ возникающих при
этом властно-волевых взаимодействий включил в себя ряд аспектов концепции
власти М. Вебера, таких как теория легитимации и легитимности, а также
реляционное понимание власти.
В работе нашли отражение политологические теории власти Р. Даля, С.
Льюкса, П. Блау и других теоретиков, которые позволили выделить властноволевые особенности применения санкций при осуществлении власти,
понимаемой как господство. В ходе исследования широко использовалась
теория власти М. Фуко, давшая возможность перехода от диффузного
характера властных отношений в обществе к представлению о множественных
властно-волевых отношениях, которые определяют социальную реальность и
концептуализируются в понимании власти как влияния.
Практические аспекты диссертации, обуславливающие применимость
разработанной концепции к современному обществу, задействуют разработки
Х. Арендт и Т. Парсонса (власть как общественно значимый ресурс), Э.
Тоффлера (информационное общество), Ж. Бодрийяра (концепция общества
потребления), Э. Фромма (анализ тоталитарного общества). Кроме того, в
исследовании оказались востребованы представления Аристотеля (диалектика
формы и содержания), Н.А. Бердяева (творческая объективация личности), И.А.
Ильина (представление о волевых основаниях власти), В. С. Барулина
(отношение индивидуального и социального бытия) и других философов и
мыслителей.
Анализ степени разработанности проблемы взаимодействия феноменов
власти и воли показывает, что в истории философской мысли данная проблема
недостаточно исследована в концептуальном плане. Отсюда возникает
необходимость теоретического осмысления этого вопроса в рамках концепции,
объединяющей властные отношения и волю.
Объект исследования – источники и механизмы формирования
социальных отношений.
Предмет исследования – взаимодействие феноменов власти и воли в
обществе.
Цель и задачи исследования. Цель диссертации – разработать
концепцию властно-волевых отношений в обществе.
Для достижения поставленной цели потребовалось решение следующих
задач: 1) проанализировать основные теоретические подходы к пониманию
феноменов власти и воли в обществе; 2) раскрыть онтологические основания и
гносеологические аспекты воли, показать механизм ее социальной реализации;
3) дать обоснование возникновению феномена социальной воли и выделить ее
6
основные уровни; 4) представить взаимодействие власти и воли в обществе как
основу любой формы социальной организации; 5) показать особенности
реализации властно-волевых отношений в рамках социальной эволюции; 6)
выявить основные формы властно-волевых отношений в различных типах
общественного устройства.
Методологическая и теоретическая база исследования. В работе
используются отдельные положения диалектического метода Г.В.Ф. Гегеля при
выявлении онтологических оснований воли. Феноменологический метод
применяется для определения воли в качестве интенции самоосознающего
субъекта.
На протяжении диссертационной работы находят отражение некоторые
теоретические и методологические установки философии экзистенциализма. К
ним относится, например, исследовательский акцент на проблеме
экзистенциального одиночества как одной из центральных категорий
индивидуального бытия (М. Хайдеггер). В работе использован ряд
теоретических и методологических установок философии постмодернизма:
многовариантность процессов развития общества (В.И. Корниенко), отрицание
прогрессивного характера индивидуальной и социальной эволюции, понимание
государственной власти как неизбежно тоталитарной (А. Глюксман), анализ
современного общества как глобального общества потребления (Ж. Бодрийяр).
Научная новизна исследования.
1. Выявлены онтологические начала индивидуальной и коллективной воли.
Установлено, что воля выступает онтологическим основанием взаимодействия
властвующего субъекта и подвластного объекта. Это позволило определить
власть как направленное воздействие индивидуального или коллективного
субъекта воли по отношению к другим носителям воли, как властно-волевые
отношения. Предложена интерпретация властно-волевых отношений в социуме
как действий, направленных на изменение воли индивидов и социальных групп
властителем или правящей группой в соответствии с их волей.
2. Показано, что реализация воли властителя в социуме характеризуется как
процесс объективации его волевых устремлений. В рамках данного процесса
субъективная воля властителя преобразуется в изменения объективной
реальности. Важным условием такой объективации воли оказывается наличие
мышления, с помощью которого происходит моделирование будущего
состояния подвластного объекта после воздействия воли.
3. Определены онтологические аспекты социальной воли, понимаемой в
качестве воли всего общества и не сводимой при этом к простой сумме воль
отдельных индивидов. Основной онтологической функцией социальной воли
является поддержание жизнеспособности общества, она необходима для
разрешения основных проблем, стоящих перед обществом. Дано представление
о наделении индивидуальной воли властителя силой социальной воли, что
придает ей статус властной воли и приводит к возникновению властно-волевых
отношений.
7
4. Рассмотрен процесс эволюции социальной воли, участвующей в
формировании таких объединений, как род, нация, государство и цивилизация.
Выявлены соответствующие уровни социальной воли. Показаны особенности
реализации властно-волевых отношений на этих уровнях.
5. Исследованы основные способы волевой реализации власти в обществе,
которая может опираться как на различные формы принуждения, так и на
свободное волеизъявление индивидов. Выделен ряд особенностей властноволевой организации человеческого общества в зависимости от
господствующей в нем формы реализации властной воли: физической,
экономической или информационной.
6. Выявлено существование властно-волевого феномена как особой
структуры реализации социальной воли. С позиции властно-волевых
отношений осмыслена структура социальных взаимодействий в современном
обществе массового потребления. Также исследованы отношения власти и воли
в условиях тоталитаризма, как формы общества, для которой характерна
наибольшая степень подавления индивидуальной воли властью.
Положения, выносимые на защиту.
1. Сущность воли заключена в наличии интенции, направленной на
преобразование действительности. Воля эволюционировала от «воли-к-жизни»
к «воле-к-власти». Воля-к-жизни есть интенция, обуславливающая
имманентную потребность сохранения существования живого организма. Воляк-власти обеспечивает коллективное сохранение существования множества
организмов. Властные отношения по сути являются властно-волевыми
отношениями, что объясняется существованием принципиально свободных
волевых устремлений у каждого индивида. При осуществлении власти
субъективная воля властителя определенным способом воздействует на воли
других индивидов, модифицируя их собственные волевые устремления в
направлении, определяемом субъективным «Я» властителя. Тем самым
индивидуальная воля властителя реализуется внутри социального объекта, что
понимается как процесс объективации властной воли. Во властном отношении
разрешается противоречие между волей, понимаемой как свобода, и волей,
понимаемой как забота. Возникает необходимость ограничить принципиальную
свободу воли властвующих и подвластных в интересах сохранения
существования всего множества индивидов.
2. Социальные объединения различных уровней общности могут быть
представлены как результат существования векторов коллективной воли,
которые позволяют множеству индивидов действовать как единый субъект
воли. Социальная воля есть волевая интенция социума как единого субъекта
воли, которая обеспечивает сохранение существования общества. Выделяется
ряд уровней социальной воли, являющихся результатом эволюции общества, к
которым относится воля рода, воля нации, воля государства и воля
цивилизации. Данные уровни социальной воли обеспечивают коллективное
сохранение существования соответствующих обществ, причем на каждом из
8
этих уровней наблюдаются различные конфигурации властно-волевой
организации общества. В условиях родового общества властно-волевые
отношения концентрируются вокруг традиции, внутри национального общества
– вокруг фигуры лидера нации, для государства характерно существование
властно-волевых отношений преимущественно в рамках правовой системы,
воля цивилизации существует внутри цивилизационной культурной оболочки.
3. Реализация отношений власти, понимаемой как господство, есть
принудительное изменение направленности воли подвластного под
воздействием воли властвующего, подкрепленной возможностью применения
санкций определенного вида. Реализация отношений власти, понимаемой как
влияние, есть изменение направленности воли подвластного под воздействием
воли властвующего с использованием любых других способов социального
взаимодействия индивидов. В разные исторические периоды эти формы
реализации властных отношений существуют одновременно и дополняют друг
друга. При этом феномены власти, понимаемой как господство, и власти,
понимаемой как влияние, могут быть обобщены как результат взаимодействия
множества векторов волевых устремлений, присутствующих на всех уровнях
социальной организации. Данные взаимодействия формируют властно-волевой
феномен как особую структуру реализации социальной воли.
4. В обществе существует несколько основных способов принудительной
реализации властной воли. К ним относится физическое принуждение,
основанное на непосредственном воздействии на тела индивидов, и
экономическое принуждение, которое опирается на ограничение доступа к
объектам потребностей индивидов. Соответствующие властно-волевые
отношения опираются на угрозу или реальное применение санкции,
представляющей собой негативные или позитивные для индивида последствия
невыполнения или выполнения воли властителя. Информационное влияние
основывается на неявном воздействии на сознание индивидов, осуществляемое
в форме управления и манипуляции информационными потоками внутри
общества. Можно констатировать, что современное общество эволюционирует
от форм физического и экономического принуждения со стороны власти к
преимущественно информационным способам влияния при реализации
властной воли.
5. Современное
общество
массового
потребления
основывается
преимущественно на экономическом способе принуждения при объективации
властной воли, то есть властные отношения осуществляются прежде всего с
помощью экономических санкций. Одновременно воля властвующей элиты,
направленная на собственное обогащение, эксплицируется в массовое сознание
посредством многоаспектных феноменов, наподобие гламура, включающих
информационные составляющие.
6. Наибольшая степень изменения индивидуальной воли под воздействием
воли власти наблюдается в условиях тоталитаризма. Тоталитарное общество
характеризуется тем, что волевые устремления индивида посредством
9
физического,
экономического
и
информационного
воздействия
видоизменяются в интересах властной элиты. В условиях тоталитаризма воля
власти практически подменяет собой социальную волю. Индивидуальная
свобода воли подавляется до такой степени, что это приводит к появлению
человека, не способного к сопротивлению власти. При этом тоталитаризм
оказывается временным явлением, поскольку существенным образом
противодействует свободной реализации воли индивидов.
Теоретическая значимость работы. В ходе диссертационного
исследования разработана перспективная концепция, которая может быть
положена в основу целого ряда направлений дальнейших философских
изысканий. Выводы, полученные в ходе работы, позволяют по-новому
осмыслить соотношение феноменов власти и воли, определить их роль в жизни
общества. Предложенные теоретические модели могут быть востребованы при
анализе конфигурации властно-волевых отношений в обществе как в
историческом плане, так и для прогнозирования их дальнейшего развития.
Полученные результаты могут найти применение в социальной философии,
философской онтологии, философской антропологии, а также в социологии,
политологии, истории, социальной психологии и других науках.
Практическая значимость работы. Концепция властно-волевых
отношений может рассматриваться в качестве фундамента для практического
анализа взаимодействия различных социальных групп и общностей в истории
человечества. Материалы диссертации могут быть использованы для
разработки учебных программ и в процессе чтения образовательных курсов
дисциплин
«философия»,
«социальная
философия»,
«философская
антропология», «социальная антропология» и так далее. Ряд практических
выводов работы может применяться для повышения эффективности
деятельности государственных и общественных институтов.
Степень достоверности и апробация результатов. Основные
положения диссертационного исследования изложены в 11 публикациях автора,
в том числе в 4 статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых журналах,
определенных перечнем ВАК. Материалы диссертационного исследования
послужили основой для докладов на международных и всероссийских
конференциях: XII Международной научно-практической конференции
«Система ценностей современного общества» (Новосибирск, 2010, 5 июня),
Всероссийской научной конференции «Философские проблемы общества,
науки и техники» (Самара, 2012, 8-9 июня), VI Российском философском
конгрессе «Философия в современном мире: диалог мировоззрений» (Нижний
Новгород, 2012, 27-30 июня), V Международной научной конференции
«Современное общество и социальное развитие: проблемы и перспективы»
(Москва, 2014, 30 сентября); положения и результаты исследования внедрены в
научную и проектную деятельность Научно-внедренческого центра
Международного исследовательского института (г. Москва).
10
Структура и объем диссертации. Диссертационная работа, общим
объемом 202 страницы, состоит из введения, трех глав, заключения и
библиографического списка, включающего 125 названий, в том числе 23
иностранных источника.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Первая глава «Феномены власти и воли в контексте философского
знания» посвящена анализу существующих научных и философских
представлений о происхождении власти и воли.
Первый параграф «Концептуализация феномена власти в истории
мировой философской мысли». Автором отмечается, что изучение феномена
власти долгое время носило односторонний характер. Власть осмыслялась
преимущественно как государственная власть и связывалась с деятельностью
конкретных правителей. Проблемы взаимодействия индивида и государства,
разработка идеального государственного устройства затрагивались такими
мыслителями как Платон, Аристотель, Диоген, Эпикур. Правовая форма
власти, сформировавшаяся в Древнем Риме, конституировала возникновение
философских учений о власти, акцентирующих внимание на проблеме
легитимности властных отношений.
Значительное внимание проблеме власти уделено в трудах А. Августина.
Впервые в истории философии возникает представление о том, что феномен
власти может быть объяснен через понятие индивидуальной воли человека.
Власть мыслилась как сочетание божественного замысла и индивидуальной
воли человека. Первым, кто вывел понятие власти в категорию автономной
человеческой деятельности, является Н. Макиавелли. Власть, по его мнению,
имеет светский характер и должна быть основана на личном и общественном
интересах. Необходимость власти заключается в ограничении эгоистических
побуждений человека.
Ж.-Ж. Руссо в рамках теории построения демократической власти
рассматривал «общую волю» и «волю всех», хотя эти понятия не получили у
него должной разработки. Соглашаясь в целом с идеями об общественнодоговорном характере образования государства, И. Кант связывал природу
этого договора с идеями автономии воли и пониманием индивидов как
моральных субъектов. Сам договор, как указывал мыслитель вслед за Руссо, –
это объединенная воля входящих в него лиц. Г.В.Ф. Гегель полагал, что
правовая власть в обществе связана с реализацией объективного духа как бытия
свободной воли.
Волюнтаристское понимание власти было впервые осуществлено в
сочинениях Ф. Ницше. Ницше рассматривал феномен «воли к власти» как
движущую основу мира. Жизнь есть непосредственно воля к власти, а
сущность жизни заключается, таким образом, в постоянной борьбе
органических и неорганических начал с единственной целью – обретение все
11
большей власти. Ницше говорит о бесконечном непрерывном становлении,
являющемся «волей к власти» и имеющем цель исключительно в самом себе.
Теория М. Вебера показала легитимность как основное свойство власти.
Власть должна признаваться обществом, причем механизмы данной
легитимации могут быть различными. В частности, Вебер выделяет в качестве
таких механизмов следование традициям, авторитет властителя и договорной
характер подчинения. Сущность власти, согласно представлениям мыслителя,
заключается в том, что воля действующего субъекта власти может
воздействовать в будущем и имеет вероятность быть реализованной.
Из анализа современных подходов к рассматриваемому феномену
выясняется, что власть есть прежде всего властное отношение. Пока между
одним индивидом и другим нет «соединения», нельзя говорить о
существовании власти (Р. Даль). Это объясняет то, что в дальнейшем в работе
внимание акцентируется на властных отношениях и их онтологических
основаниях.
М. Бэкрек и П. Бэретц отмечают, что власть создает и поддерживает
такие социальные ценности и институциональные процедуры, которые
ограничивают сферу общественных отношений относительно безопасными для
властных преференций вопросами. С. Льюкс обращает внимание на тот факт,
что власть может контролировать не только поведение индивидов, но также
ценности и убеждения, в соответствии с которыми это поведение строится.
Власть осуществляет контроль над их интенциями – намерениями, желаниями,
в то время как собственные реальные интересы индивид попросту не осознает.
На примере такого вида власти можно заметить, что феномен власти в
обществе не сводится к конкретному взаимодействию отдельно взятых
индивидов, а является своего рода функцией их состояний.
В ряде современных концепций власти заведомо негативное влияние
власти на индивида подвергается сомнению. С этой точки зрения власть есть
ресурс, принадлежащий всему обществу, имеющий целью достижение
общественного блага. Феномен социальной власти носит легитимный характер
и принадлежит не конкретным индивидам или группам, а обществу, мобилизуя
его для реализации общественного блага. Согласно Т. Парсонсу, легитимная
власть не получает от своей деятельности какой-либо существенной выгоды,
осуществляя исключительно принятие эффективных общественно значимых
решений на основе «мандата» доверия, оказанного ею признающими ее
индивидами. Х. Арендт полагает, что обладание властью есть наделение
индивида полномочиями действовать от имени группы, такая власть,
соответственно, прекращается, как только группа распадается, следовательно,
обладание властью не может быть атрибутивной характеристикой отдельного
индивида вне группы.
Постмодернистский подход к феномену власти легитимировал безличную
всеобщность и иррациональную дискретность в качестве основных признаков
власти. Одна из последних крупных теорий подобного плана, в которой
12
происходит философское осмысление феномена власти, принадлежит М. Фуко.
Мыслитель показал, что власть не имманентна отдельному классу ее
носителей-гегемонов, а распылена в самом обществе, проникая во все
мельчайшие его клеточки – семью и частную жизнь. Таким образом, власть,
согласно Фуко, проявляется как воздействие дискурса на сознание человека.
Знания формируют предопределенную картину мира у постигающего их
индивида, следовательно, стремление к власти есть воля-к-знанию, поскольку
обладание им позволяет воздействовать на формирование упомянутой картины
мира.
Социум, по мысли А. Глюксмана, это множество отношений господства и
подчинения. Следовательно, форма отношения власти к обществу в государстве
всегда является воплощением тоталитаризма, поскольку постоянное
воздействие государственной власти на общество оказывается неизбежным.
Вслед за Фуко Глюксман демонстрирует современное понимание феномена
власти как системы тотального контроля, присущей обществу и не зависящей
от идеологической «обертки»: можно сказать, что власть тоталитарна и в
демократическом либеральном обществе, и в условиях первобытнообщинного
строя.
Первый параграф диссертации показывает, что понимание роли феномена
власти внутри социума на протяжении всей истории философской мысли
постоянно расширялось, захватывая все новые сферы социального бытия.
Власть оказывается интегрирована практически во все области человеческой
жизни. Таким образом, властные отношения оказываются весьма сложными и
многосторонними. Автор отмечает, что представление о воле как важнейшем
явлении, необходимом для онтологического понимания власти, по-прежнему
остается недостаточно разработанным.
Второй параграф «Основные теоретические подходы к пониманию
феномена воли». В начале параграфа рассматривается наиболее
распространенная на сегодняшний момент эмоционально-мотивационная
(психологическая) трактовка воли. Волевой акт, с точки зрения психологии,
есть структура сознания, состоящая из принятия решения сознанием индивида
и мобилизации его усилий, направленных на реализацию данного решения.
Психологический подход к феномену воли получил широкое распространение в
XX веке, вытеснив проблему исследования воли в область позитивистского
рассмотрения.
Далее в параграфе рассматривается философский подход рационального
детерминизма воли. Изучение проблемы воли в рамках данного подхода
определяется рациональным и интеллектуальным началом, с которым воля
неразрывно связана и онтологически является его следствием. Философская
традиция такого рассмотрения восходит к Б. Спинозе, продолжается в трудах
И. Канта, И.Г. Фихте. Г.В.Ф. Гегель понимал под волей мышление,
реализующееся в деятельности человека, при этом воля и мышление есть
соответственно практическая и теоретическая стороны единого духа.
13
Изучение феномена воли в данных концепциях ставится в зависимость от
исследования деятельности сознательного мышления, а внутренний смысл
данного феномена коррелирует со смысловой наполненностью сознания.
Данный подход отказывает феномену воли в наличии самостоятельного
онтологически независимого бытия, что приводит к переносу внимания
исследователей на изучение проблем познания и мышления. Ограниченность
подхода проявляется в неспособности рационально объяснить все
многообразие жизненных и социальных феноменов, зачастую выходящее за
рамки какой-либо рационально детерминированной причинности.
В истории философии существует и прямо противоположная трактовка
феномена воли, указывающая на его первичность, самостоятельность и
независимость от рациональных причин. Над данным явлением нет
рационального закона, а направление воли не определяется внешними
факторами. Воля есть формообразующее начало как индивидуальной, так и
социальной жизни индивида. Этот подход восходит своими истоками к
А. Августину, который считается основателем волюнтаризма. Августин
рассматривает волю как первооснову всех духовных процессов и вводит
представление о воле личности, следующей высшему, божественному
предназначению. Данная философская традиция продолжается работами
М. Экхарта и Д. Скота.
Наиболее полная, теоретически завершенная концепция воли как
первоосновы бытия была впервые сформулирована в XIX веке
А. Шопенгауэром. В диссертации концепция данного философа
переосмысляется применительно к современному положению дел в области
естественных наук. Из двенадцати категорий рассудка, сформулированных
Кантом, Шопенгауэр особенным образом выделяет категорию причинности.
Особое положение данной категории становится понятным в силу следующих
рассуждений. Мир воспринимается человеком как последовательность
пространственно-временных «кадров» (фреймов). Наблюдаемая причина
каждого изменения в каждом следующем пространство-временном фрейме
вселенной, по всей видимости, должна находиться вне пространства-времени.
Эта причина должна иметь фундаментальную сущность, которую невозможно
воспринять, поскольку она находится вне априорных форм познания. Данной
причиной и оказывается воля как особая напряженность, интенция,
видоизменяющая мир.
Наблюдаемые изменения действительности получают у Шопенгауэра
название «объективаций». Согласно представлениям мыслителя, в явлении
объективации воля оказывается не столько причиной, сколько самой его сутью.
По Шопенгауэру, объективация воли лежит в основе всего бытия. Внутри этой
онтологически всеобщей воли возникает целый ряд последовательных
объективаций воли различного уровня, причем на базовом уровне изначально
отсутствует осознающий наблюдатель, наделенный разумом.
14
Каждая объективация Абсолюта воли, полагает Шопенгауэр, сама
стремится к такому же абсолютному господству. Данная ситуация находит свое
выражение в непрерывной «войне всех против всех». Одновременно возникает
и иерархическая целостность ступеней объективации воли, в которой высшие
объективации получают возможность воздействовать на низшие. При этом
высшей ступенью объективации воли оказывается человек как существо,
обладающее способностью разумного познания. В разуме человека возникает
наблюдаемая пространственно-временная картина бытия, где за каждым
изменением стоит некая причина.
Поскольку каждый познающий индивид продолжает осознавать самого
себя как объективацию абсолютной воли, то все другие индивиды внутри его
представления существуют как нечто, непосредственно зависящее от его
сущности. Данный факт вызывает ситуацию, при которой каждый индивид
живет в замкнутом мире своего собственного «солипсического» воления. В
рамках этого внутреннего мира сам индивид является субъектом, а весь
окружающий мир, в том числе и другие индивиды, – подчиненным объектом.
Автор отмечает, что Шопенгауэр абсолютизирует волю, сводя ее
действие и к неживым процессам. Кроме того, в философском наследии этого
мыслителя недостаточно разработана проблема власти и соответствующих
социальных отношений. Логическим следствием философии воли Шопенгауэра
явилось создание концепции воли к власти Ф. Ницше. Согласно пониманию
Ницше, воля всегда является волей к власти. Действительно, борьба высших и
низших ступеней объективации воли, каждая из которых стремится выразить
абсолютную идею, по существу оказывается постоянной борьбой за власть и
господство. Аналогичное происходит и между отдельными индивидами,
наделенными разумом: каждый из них стремиться объективировать свою идею
как высшую по отношению к другим.
Ницше, в отличие от Шопенгауэра, акцентировал внимание на
принципиальном плюрализме бесчисленного множества воль. В центре
рассмотрения философии мыслителя оказывается именно волевой конфликт,
существующий во всем многообразии мира, на всех уровнях организации
материи и жизни. Однако в социальной реальности подобной предельно
жесткой войны за стремление к господству, как правило, не наблюдается. Здесь
оказываются востребованы объединяющие людей общественные стремления,
способные направить различающиеся волевые импульсы в полезное для
большинства из них русло. При этом властитель не всегда стремится подавить
подчиненных своей волей, его деятельность скорее имеет характер заботы о
подчиненных. Подчиненные не всегда стремятся свергнуть правителя для того,
чтобы реализовать свою волю к власти. Зачастую подвластные проявляют
определенный уровень доверия к правителю, выражающийся в легитимации
властителя, то есть признании его права на власть на определенных условиях.
Автор заключает, что отношения власти всегда двухсторонние и, как
правило, здесь нет выраженной «войны всех против всех». Данные отношения
15
носят преимущественно конструктивный и системный характер. Более того,
задача власти в обществе состоит в формировании особой надличностной
структуры, в целом устраивающей как правителя, так и подчиненных, для того,
чтобы избежать подобной войны в принципе.
Определенное значение для настоящего исследования имеет также
разработка феномена воли, осуществленная с позиций экзистенциальной
философии М. Хайдеггером через основополагающую категорию «заботы». По
мнению мыслителя, бытие целостного присутствия проявляется как всеобщая
забота. Таким образом, феномен воли проявляется в постоянном «забегании
вперед», само-конструировании (впереди-себя-бытие), основанном на заботе
как фундаментальном базисе бытия-в-мире.
Из анализа существующих подходов следует, что возникает
необходимость в формировании концептуального подхода к теоретическому
рассмотрению феномена воли. Этот подход должен охватывать как
рациональные, так и иррациональные трактовки проявлений воли, и при этом
должным образом объяснять природу властных отношений в социуме.
Вторая глава «Философские основания воли в обществе». В данной
главе исследования рассмотрена концептуальная модель взаимодействия
феномена власти с волевыми устремлениями. Исследованы онтологические
первоосновы воли и выявлена сущностная значимость воли по отношению к
феномену власти.
Первый параграф «Онтологические начала и гносеологические
аспекты индивидуальной и коллективной воли» обосновывает
существование воли, исходя из традиционной философской дихотомии
свободы и необходимости. Автор отмечает, что свобода и воля соотносятся
между собой как форма и содержание, по сути оказываясь сторонами одного
явления. Опираясь на учение Г.В.Ф. Гегеля, автор приходит к выводу о том, что
поскольку свобода по своей сути всеобща, то и воля также оказывается
всеобщей. Следовательно, любое воздействие одной воли на другую уже есть
ограничение ее свободы, а значит приводит к изменению первоначальной воли
другого индивида. В параграфе констатируется, что воля может пониматься как
воля-как-свобода или воля-как-забота. Диалектическое противоречие между
этими понятиями разрешается в феномене власти. Отсюда следует вывод, что
власть может пониматься как любое изменение направленности воли одного
субъекта волей другого.
Воля представляет собой потребность воздействия неограниченного в
своей свободе идеального мира на мир материальный. Автор, применяя
концепцию Абсолютного духа Г.В.Ф. Гегеля исключительно к сфере
идеального, заключает, что идеальным является мир, в котором существует
всеобщее «Я», стремящееся к самоосознанию. При этом самоосознание «Я»
происходит только в мышлении человека, до этого времени пребывая в
бессознательной форме. Сфера идеального имеет данное «Я» в качестве
единого центра, в своем отличии от материального, которое может быть
16
охарактеризовано как разобщенное и множественное. Материальное, в силу
своей безвольности, подчиняется ряду всеобщих и универсальных
закономерностей, а также посредством реализации воли материальное
вынуждается к подчинению идеальному миру. В то время как само идеальное
не обуславливается действием никаких внешних причин.
Автор приходит к выводу о том, что феномен жизни выражает всеобщую
волю, реализующую сущность недетерминированного идеального в мир
детерминированного материального. В данном явлении разрешается известное
противоречие между этими мирами. Для бытия жизни эта всеобщая воля
эксплицируется непосредственно в качестве онтологической воли-к-жизни.
При этом воля-к-жизни есть базовая воля любого живого существа,
обеспечивающая его существование в материальном мире и интенцию заботы о
себе в будущем, то есть само-конструирование индивидуального бытия в мире.
Воля-к-власти обеспечивает коллективное выживание множества индивидов
одного биологического вида и заботу о его будущем, а также конструирование
бытия этого множества индивидов. При осуществлении власти свободная воля
властвующего коррелирует с внешней необходимостью заботы о множестве
живых организмов.
Различие воли человека и остальных живых существ заключается в
наличии у человека рационального мышления, внутри которого индивид
получает возможность осознать как субъективное по отношению к нему
идеальное «Я», так и волю, стремящуюся к изменению объективной
материальной действительности. Другими словами, возникает индивид как
субъект воли, в мышлении которого всеобщее идеальное «Я» осознает как себя,
так и свою волю в качестве явления собственного внутреннего мира.
Осознание воли человеком как таковой позволяет направлять ее и
изменять свой внутренний мир. Помимо этого, осознанная воля обуславливает
нематериальное взаимодействие, происходящее в сфере идеального, к примеру,
в сфере информационного обмена, происходящего между индивидами.
Подобное взаимодействие, которое может проявляться, к примеру, как
творчество, аналогичным образом оказывается направлено на изменение воли
других индивидов, то есть оказывается властью.
Автор отмечает, что рациональное человеческое мышление ближе по
своей внутренней структуре к материальному миру, так как опирается на
математические и логические предпосылки, имеющие основание в
моделировании множества материальных объектов. Воля при этом оказывается
иррациональной для понимания такого мышления, поскольку находится вне
сферы материального.
Еще одной важной проблемой является взаимодействие воли и
человеческого познания. Процесс воления является объективацией
субъективного идеального «Я» в отличие от процесса познания,
субъективирующего объективное для индивида. Без явлений воли и познания
17
было бы невозможно выделить существование субъекта по отношению к
объекту, а соответственно, обеспечить объективность любой формы познания.
Тело индивида есть инструмент непосредственной объективации воли в
материальном мире. Оно находится на границе идеального и материального,
будучи подвластно при этом действию сознательного воления индивида.
В конце параграфа автор, рассматривая данную концепцию
применительно к социальным явлениям, выясняет, что властвующий субъект
объективирует себя в социуме путем особого процесса реализации воли.
Результаты своего воздействия он воспринимает посредством процесса
познания. Особенностью процесса познания властвующего субъекта является
то, что он держит в сфере своего внимания социальные действия других
индивидов. Данные действия являются достаточно непредсказуемыми, ввиду
наличия у людей автономных волевых интенций. Отсюда автор заключает, что
властвующий субъект, посредством рационально-логического мышления,
вынужден, с определенной степенью достоверности, моделировать возможные
варианты поведения подвластных.
Второй параграф «Генезис социальной воли в историческом
процессе» раскрывает сущность надындивидуального характера социальной
воли. В параграфе доказывается факт существования социальной воли как
автономного надындивидуального явления, которое оказывается обусловлено
всеобщей волей. Всеобщая воля, в свою очередь, есть абсолютно свободная
воля, охватывающая все бытие. Она детерминирует как принципиальную
уникальность каждого жизненного проявления, так и возможность
взаимодействия между отдельными индивидами. Социальная воля не является
простой суммой воль индивидов, входящих в какую-либо общность, а
надстраивается над ними, имея их в качестве своего субстрата. Эта воля сама
подвергается воздействию индивидов и оказывает на них определенное
воздействие. Индивидуальная воля остается относительно свободной.
Взаимодействие индивидуальных и социальных воль различной степени
общности в исторической перспективе формирует такие уровни социальной
воли как воля рода, нации, государства и цивилизации. Кроме того, существует
множество иных форм коллективной воли, таких как воля группы или
социальной организации. Данные воли надстраиваются одна над другой,
образуя своеобразный «ландшафт» взаимодействия воль, детерминирующий
социальную реальность.
Воля рода оказывается базовым уровнем социальной воли, которая
возникает еще в первобытном обществе и является в нем основным,
обеспечивая выживание рода. Особенностью этой воли является
доминирующее воздействие прежде всего на тех индивидов, которые еще не
имеют выраженного индивидуального самосознания и, следовательно, почти
полностью отождествляют себя с данной социальной группой в целом. Автор
делает вывод, что первобытное общество могло существовать без явных
властителей, поскольку любой член рода являлся носителем воли всего рода.
18
При этом одним из эксплицитно реализованных выражений общеродовой воли
оказывались сформированные в обществе традиции.
Исторически произошедшее объединение нескольких родов и этносов,
приведшее к формированию более безопасных условий существования
человека, способствовало возникновению выраженного индивидуального
самосознания, появлению «Я». Индивид находил нечто общее между членами
своего и чужого рода или этноса. Таким образом возникало представление о
национальности и национальном самосознании. Сила традиций в различных
родах при их объединении постепенно нивелировалась. Следовательно, выбор
властителя оказывался детерминирован совершенно другим образом, в отличие
от традиционного ритуального родового принципа. На первое место вышли
личные качества властителя. Будучи авторитетом в определенной области,
такой человек легитимировался в качестве лидера. Положение лидера нации
может сохраняться долгое время, пока его индивидуальная воля принимается
обществом в качестве социальной.
Ввиду принципиальной ограниченности времени существования
конкретной личности лидера, в истории человеческого общества возникала
необходимость в обеспечении преемственности его волевых устремлений.
Указы авторитетного вождя оказывались в определенной степени
обязательными для его преемника. Индивидуальная воля властителя или
правящей элиты, возникшая по какому-то определенному поводу, возводится в
статус общеобязательного и неограниченного во времени закона. Данный закон
утверждается в обществе как высший принцип, охраняемый от посягательств
всеми возможными средствами. В свою очередь защиту и развитие закона
может обеспечить только общество, создавшее государство. Следовательно,
возникает новый уровень коллективной воли – государственная воля. В
параграфе также отмечается существование цивилизационной воли, которая
предполагает
волевое
утверждение
социокультурных
ценностей,
объективированных в философии, религии, науке, искусстве в течение больших
исторических периодов.
Далее автором выясняется, что взаимодействие воль, происходящее как
между отдельными индивидами, так и на различных уровнях социальной воли,
приводит к необходимости ограничения индивидуальной свободной воли.
Подобное ограничение, заключающееся в изменении направленности одних
воль другими, обуславливает возможность коммуникации между отдельными
индивидами и возникновение отношений власти вообще, при которых одни
оказываются подчиненными, а другие властителями.
Вступая в отношения власти в качестве подчиненного или властителя,
каждый индивид осознает свой объективированный вклад в осуществляемое
социальной общностью волевое стремление, изменяющее окружающий мир.
При восприятии реализованных проявлений социальной воли индивидом
осознается и собственная воля уже как составная часть общей социальной воли.
Данные явления позволяют говорить о возникновении сверх-субъектов воли,
19
внутри которых множество индивидов реализует объединяющую волевую
интенцию, которая и обуславливает существование данной общности.
Подобными сверх-субъектами воли оказываются как социальные группы, так и
социум в целом, осуществляющий волевую потребность к сохранению
собственного существования.
Противоречие между волей-к-жизни социума и волей-к-власти индивидов
и социальных групп разрешается в понятии властной элиты общества. Властная
элита есть такая социальная группа, которая в наибольшей степени
обеспечивается обществом в материальном отношении с той целью, чтобы
воля-к-власти, проявляемая данной ограниченной группой индивидов,
обеспечивала и поддерживала волю-к-жизни всего остального общества.
Отсюда автор приходит к выводу, что сонаправленность векторов воли
властной элиты и самого общества приводит к укреплению власти этой элиты и
наоборот.
Третья глава «Общество сквозь призму властно-волевых
отношений» посвящена аналитическому рассмотрению особенностей
некоторых аспектов волевой организации власти в социуме. При этом феномен
власти оказывается результатом взаимодействия индивидуальных и
коллективных волевых устремлений внутри общества.
В первом параграфе «Феномен власти: утверждение через волю»
показано, что понимание своего общественного долга властвующим субъектом
приводит к принудительным процедурам его социальной реализации.
Решение проблемы соотношения индивидуальной и социальной воли,
находится, по-видимому, в плоскости представлений об общественном долге
личности. Если стремление найти равновесие между свободой индивидуальной
воли и необходимостью всеобщей воли находит свое отражение в
трансцендентной морали, то баланс между индивидуальным и социальным
уровнями воли устанавливается в моральной категории общественного долга.
Понятие общественного долга индивида включает в себя представление о
сонаправленности волевых интенций отдельного индивида и общества. Трактуя
волю как заботу, можно сказать, что заботящийся о себе индивид при
реализации своего долга проявляет заботу и об обществе, в то время как
реализованная общественная воля есть забота о каждом индивиде. Будучи
устремлена к достижению общественного блага, воля индивида в акте
легитимации получает статус социальной воли. Индивид, желающий получить
власть, вынужден отказаться от части своей индивидуальной воли.
Следовательно, этому индивиду необходимо как бы ограничить свое «Я» для
того, чтобы иметь возможность формировать социальную волю, направленную
на заботу об обществе.
Из анализа существующих подходов к понятию «властного отношения»
была выявлена их односторонность и неполнота. Фактически, внешние
атрибуты властного отношения, исследуемые данными подходами, маскируют
его реальную сущность как противостояния воль, при котором одна воля
20
модифицирует другие. При понимании власти как господства, данная
модификация обеспечивается принудительным образом посредством угрозы
применения санкции. Санкция, в свою очередь, сама оказывается способом
объективации социального аспекта воли властвующего. Санкционирующая
воля, опирающаяся на силу, таким образом, может быть объединена с
социальным аспектом воли властителя в целом. Представление о власти как
господстве, опирающемся на силу, можно объединить с представлением о
власти как влиянии, заключающемся в изменении направленности воли
подвластного под воздействием воли властвующего с использованием любых
других способов социального взаимодействия индивидов. В параграфе
отмечается, что в разные исторические периоды эти формы реализации
властных отношений существуют одновременно и дополняют друг друга.
Силовая объективация санкционирующей властной воли может
осуществляться посредством физического принуждения, связанного с прямым
силовым воздействием на индивидов. Помимо этого, объективация властной
воли может осуществляться и в форме экономического принуждения,
основанного на ограничении доступа к объектам потребностей индивидов.
Отдельно выделяется также властное информационное влияние, которое
обуславливает эффективность применения физических и экономических
способов за счет дополнения этих форм воздействия. Физическое и
экономическое воздействия, как и информационное влияние, могут
одновременно присутствовать в обществе в определенной комбинации, когда
доминирует один из этих способов властного подавления волевых устремлений
людей в социуме.
Способ принудительной объективации властной воли в значительной
степени обуславливает конкретную структуру общества. В итоге автор
констатирует наличие в обществе особого властно-волевого феномена, который
представляет собой специфическую структуру властной реализации
социальной воли и определяет многие аспекты социальной реальности.
Второй параграф «Сочетание феноменов власти и воли в различных
типах общества». Поскольку, в зависимости от доминирующего способа
объективации властной санкционирующей воли, структура власти в обществе
может коренным образом отличаться, то можно выделить общества с
физической, либо с экономической формой объективации властной воли, а
также общества с доминированием информационного влияния. В параграфе
анализируются, с точки зрения проблемы исследования, наиболее ярко
выраженные социальные формы волевых проявлений в обществе.
В случае построения властно-волевых отношений общества на основе
доминирования физического способа объективации властной воли большое
значение играют материальные инструменты и технологии, обеспечивающие
превосходство властвующего субъекта. Одновременно, физический способ
объективации властной воли приводит к акцентированию материальной, а не
идеальной стороны индивида, что находит отражение в возникновении
21
структур власти с жестким подавлением любых несанкционированных
проявлений воли. В подобных обществах властью, а значит и возможностью
реализовать свою волю, обладают прежде всего властители, являющиеся
лидерами наиболее сильных организованных групп. Такая ситуация существует
как в примитивных обществах, так и в государствах имперского типа; кроме
того, определенный ренессанс физического способа принуждения возникает в
условиях тоталитарного общества.
Индивидуальная воля-как-свобода отдельных людей в подобных
обществах, как правило, подавляется, поскольку все волевые устремления
оказываются направлены на заботу о существовании общества в целом.
Выживание
общества
в
тяжелых
условиях
оказывается
важнее
индивидуального развития, при этом любая несогласованность векторов воли
индивидов ведет к ослаблению общества в целом. Отсюда ясно, что полное
подчинение воле властителя и коллективное следование ей оказываются
прямым следствием властно-волевой структуры общества, при которой
доминирует физическое принуждение.
В условиях экономического способа реализации властной воли структура
общества
принципиальным
образом
отличается.
Такое
общество
эволюционирует из «физического» общества в условиях, когда существованию
социума в целом не угрожает внешняя опасность. Здесь наблюдается
возвышение роли индивида, поскольку именно индивид с его относительно
непредсказуемыми потребностями, оказывается центральной фигурой.
Всеобщий гегелевский рост свободы в таком социуме осуществляется за счет
расширения и усложнения индивидуальных потребностей, при этом статусом
социальной воли стремится обладать та воля, которая направлена на
удовлетворение этих потребностей. В параграфе отмечается, что социальная
воля
в
обществе
потребления
формируется
преимущественно
предпринимателями, организующими производство, в рамках которого и
объединяются волевые устремления работников.
Наконец, в постиндустриальном информационном обществе всеобщий
рост свободы приводит к эволюции социальной воли в сфере информации,
которая занимает доминирующее положение по отношению как к физическим,
так и к экономическим проявлениям воли. Значительную роль в таких
социумах начинают играть технологии, обеспечивающие передачу и обработку
информации направленного действия на сознание людей. Кроме того, со
стороны властной воли возникает необходимость контролировать данные
процессы, в то время, как контроль в физической и экономической сферах
постепенно отходит на второй план.
Автор делает вывод, что на современном этапе общество оказывается
сформированным прежде всего под влиянием экономического способа
объективации властной воли. Этот способ детерминирует возникновение
общества потребления, при котором властная воля, направленная на
обогащение, «транслируется» в массы посредством ряда сложных феноменов,
22
включающих информационные, эстетические и другие составляющие,
наподобие феномена гламура. Властная верхушка общества, обладающая
властью прежде всего в экономической сфере, формирует в массовом сознании
волевое стремление к потреблению производимых ими товаров.
Тоталитаризм в рамках данной работы оказывается своеобразным
логическим итогом существования властно-волевого феномена в обществе в
одном из его крайних проявлений. Для тоталитаризма характерно построения
отношений власти и общества на основе реализации властной воли как через
физическое, так и экономическое принуждение с применением массового
информационного воздействия, обеспечивающего существенную модификацию
общественной воли.
В условиях тоталитаризма государственная воля практически совпадает
по своему объему и внутреннему содержанию с волей всего общества. При
этом индивидуальные воли граждан изначально оказываются подавлены
волевым устремлением его «авторов» и властителей. Фактически, рядовые
индивиды в условиях тоталитаризма представляют из себя «механизмы» по
выполнению определенной функции, возложенной на них властью. Социальная
утопия по построению «нового» человека зачастую оборачивается деградацией
последнего.
Автором отмечается, что необходимость подобного централизованного
управления обществом возникает в ситуациях, критических для его
существования. Наличие внешней или внутренней угрозы, с которой общество
не может справиться собственными социальными механизмами, заставляет его
обратиться к государственному управлению всеми социальными функциями.
Однако, по своей сути, тоталитаризм оказывается временным явлением,
поскольку препятствует свободе индивидуальной воли.
В заключении сформулирован ряд основных положений, доказанных в
ходе исследования, выделены направления дальнейшего изучения
рассмотренной проблематики.
Содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:
Статьи в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ:
1.
Самойлов И.Д. Совершенствование личности и общества в рамках
феномена тоталитарной власти // Вестник Челябинского государственного
университета : Серия «Философия. Социология. Культурология». – Челябинск :
Изд-во Челябинского государственного университета, 2012. – Вып. 28. – №35
(289). – С. 35–39.
2.
Самойлов И.Д. Феномен воли в контексте социально-философской
проблематики власти // В мире научных открытий : Серия «Гуманитарные и
общественные науки». – Красноярск : «Научно-инновационный центр», 2013. –
№ 1.1 (37). – С. 11–24.
23
3.
Самойлов И.Д. Феноменология воли в обществе потребления // European
Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). – М. : АНО
«Международный исследовательский институт», 2014. – № 9. – Т. 1. – С. 25–27.
4.
Самойлов И.Д. Аспекты принуждения в рамках механизма реализации
социальной воли // Вестник Челябинского государственного университета :
Серия «Философия. Социология. Культурология». – Челябинск : Изд-во
Челябинского государственного университета, 2015. – Вып. 38. – №26 (381). –
С. 29–34.
Другие публикации:
5.
Самойлов И.Д. Власть как ключевое понятие социума // Сборник научных
трудов аспирантов и соискателей Курганского государственного университета.
– Курган : Изд-во Курганского государственного университета, 2010. – Вып. 12.
– С. 69–71.
6.
Самойлов И.Д. Современное состояние неолиберального общества //
Система ценностей современного общества : Сборник материалов XII
Международной научно-практической конференции. Новосибирск : Изд-во
Новосибирского государственного технического университета, 2010. – С. 265–
268.
7.
Самойлов И.Д. Оппозиция «провинция-столица»: прошлое и
современность // Культура провинции : Сборник научных статей. – Курган :
Изд-во Курганского государственного университета, 2010. – Вып. 2. – С. 64–66.
8.
Самойлов И.Д. Понимание феномена власти в современных секционных
концепциях // Сборник научных трудов аспирантов и соискателей Курганского
государственного университета. – Курган : Изд-во Курганского
государственного университета, 2011. – Вып. 13. – С. 49–51.
9.
Самойлов И.Д. Принцип эгоизма в контексте русского миропонимания //
Проблемы ментальности: Межкафедральный сборник научных трудов. –
Курган : Изд-во Курганского государственного университета, 2011. – Вып. 1. –
С. 41–43.
10. Самойлов И.Д. Социальная власть в аспектах отношений индивидуальной
и общественной воли // Тезисы докладов VI Российского философского
конгресса «Философия в современном мире: диалог мировоззрений»: в 3 т. – Н.
Новгород : Изд-во Нижегородского госуниверситета, 2012. – Т. 3. – С. 370.
11. Самойлов И.Д. Гносеологические основания теории общественных
отношений и понятийный аппарат феномена воли на современном этапе
развития философской мысли // Творчество. Культура. Наука : Материалы
Всероссийской научной конференции «Философские проблемы общества науки
и техники». – Самара : Изд-во Самарского государственного технического
университета, 2012. – Вып. 4. – С. 86–92.
24
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
12
Размер файла
426 Кб
Теги
власть, общество, феномен, воли
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа