close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Охранительная функция государства (теоретико-методологические проблемы)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Пожарский Дмитрий Владимирович
ОХРАНИТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ ГОСУДАРСТВА
(теоретико-методологические проблемы)
Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;
история учений о праве и государстве
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора юридических наук
Москва 2015
2
Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин
ФГКОУ ВПО «Академия управления МВД России».
Научный консультант:
доктор юридических наук, профессор
Радько Тимофей Николаевич
Официальные оппоненты:
доктор юридических наук, профессор
Казаков Владимир Николаевич
(НОУ ВПО «Российская академия адвокатуры и нотариата»,
профессор кафедры теории и истории права и государства)
доктор юридических наук, профессор
Прудников Анатолий Семёнович
(ФГКОУ ВПО «Московский университет МВД России
имени В. Я. Кикотя», ученый секретарь Ученого совета)
доктор юридических наук, доцент
Субочев Виталий Викторович
(ФГОБУ ВПО «Московский государственный институт
международных отношений (университет)
Министерства иностранных дел Российской Федерации»,
заведующий кафедрой правового обеспечения
управленческой деятельности)
Ведущая организация – ФГБОУ ВПО «Российская правовая академия
Министерства юстиции Российской Федерации»
Защита состоится 8 апреля 2015 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.02, созданного на базе ФГБОУ ВПО «Московский
государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)»
по адресу: 125993, Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9. Зал заседаний
диссертационного совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО
«Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)» по адресу: 125993, Москва, ул. Садовая-Кудринская,
д. 9, корп. 1 и на сайте: http://msal.ru/general/academy/councils/collab/.
Автореферат разослан «____» _____________ 2015 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор юридических наук, профессор
Шугрина
Екатерина Сергеевна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Современные тенденции и перспективы развития российского общества, происходящие и прогнозируемые процессы планетарного масштаба обусловливают необходимость
фундаментального анализа активных свойств (функций) наиболее эффективного социально-политического института – государства.
Эпоха неопределенности и нестабильности, в которой находится современное человечество, заставляет переосмыслить сущностные свойства государства, соотнести их с рисками общемировых и национальных процессов.
В таком ракурсе функции государства выполняют особую социальную роль и
в условиях глобализации приобретают особенное, быть может, судьбоносное
значение для российского общества. «…Разрушение традиционных ценностей “сверху”, – отметил Президент Российской Федерации В. В. Путин, – не
только ведет за собой негативные последствия для обществ, но и в корне антидемократично, поскольку проводится в жизнь исходя из абстрактных, отвлеченных идей, вопреки воле народного большинства, которое не принимает происходящей перемены и предлагаемой ревизии»1.
Социальная действительность дает достаточно оснований для признания
необходимости комплексного и непрерывного научного анализа государства,
выявления перспектив его развития и, самое главное – возможностей по
обеспечению безопасности общества и личности, выступающей залогом
устойчивого социального развития в целом. Сегодня настоятельно назрела
необходимость в совершенствовании теоретико-методологических основ
функционирования государства в приложении к постоянно меняющимся
внешним и внутренним условиям. Рост активности государства в управлении
социальными процессами приобретает характер устойчивой тенденции и это
вполне закономерно, поскольку именно государству приходится противостоять вызовам глобальных угроз и выступать гарантом социальной стабильности. Представляя общество и выступая его «орудием», государство в обозримом будущем способно обеспечить национальные интересы и в очередной
раз оправдать свою историческую необходимость и ценность.
В условиях глобальной трансформации проблемы Российского государства, в том числе относящиеся к сфере внутреннего и внешнего суверенитета, обращают на себя самое серьезное внимание. В глобальном контексте система функций государства претерпела и продолжает претерпевать существенные изменения, что требует серьезного и своевременного
научного осмысления, в том числе объективной оценки результативности
каждой из них, а также выработки концептуальных основ взаимодействия.
Тревожное состояние духовности и культуры, правопорядка и безопасности, экономики, экологии и другие показатели российских реалий
дают немало поводов для серьезной научной дискуссии, в том числе кон1
Рос. газ. 2013. 13 дек.
4
структивной критики функционирования государства. Существует немало
оснований для отнесения той или иной сферы жизнедеятельности общества к разряду деградирующих, констатации общесистемного кризиса. В
целом может быть сформировано (в том числе искусственно) весьма опасное впечатление об отсутствии в государстве необходимости вообще или
ненужности государственного аппарата, осуществляющего государственную власть на конкретном историческом этапе.
Вместе с тем положительные результаты, достигаемые российским обществом и государством, остаются малозаметными и идеологически неусвоенными. Скромные, но все-таки успехи, постсоциалистического общественно-политического строя в целом свидетельствуют о наличии у государства
созидательного потенциала и указывают на значительные резервы по совершенствованию механизма его функционирования. В данном контексте чрезвычайно важным представляется сохранение накапливаемого с большим
трудом прогрессивного опыта в целях его поступательного и непрерывного
преумножения. В этом заключается один из моментов сущности и социального назначения Российского государства на современном этапе.
Таким образом, исследование охранительного потенциала государства и
его воплощения в форме охранительной функции представляется теоретически актуальным и своевременным. Проблематика охранительной деятельности государства, действующего «всегда активно и никогда пассивно», в современных условиях приобретает качественно иное звучание и смысл. Сегодня существует объективная необходимость в исследовании ценностнотелеологических аспектов, организационных и правовых проблем, принципов и методов реализации охранительной функции, позволяющих определить
ее объем, пределы, социальное значение и пути оптимизации.
Итак, разработка теоретико-методологических проблем охранительной функции государства, формирование ее концептуальных основ приобретают существенное значение для развития отечественной юридической
науки и практики.
Степень научной разработанности темы исследования. Проблематика охранительной функции государства, ее ценностных оснований, целей, системности, содержания является чрезвычайно многогранной, имеющей в формах научного познания весьма богатое содержание. Гуманитарные науки и, в частности, юридические так или иначе, в той или иной
плоскости затрагивают или целиком направлены на познание закономерностей функционирования государства, в том числе реализации охранительных целей и задач.
Обращение автора к трудам: А. С. Автономова, Н. Н. Апостоловой,
Г. В. Атаманчука, А. Н. Бабенко, Н. В. Варламовой, Х. С. Вильданова,
С. Е. Вицина, Э. В. Габреляна, В. Л. Гавеля, В. фон Гумбольдта, Н. М. Добрынина, Г. Еллиннека, В. Н. Жукова, Б. де Жувенеля, В. Д. Зорькина,
Р. фон Иеринга, И. А. Ильина, И. А. Исаева, С. А. Капитонова, Д. А. Ке-
5
римова, А. И. Ковлера, В. Б. Коробова, И. С. Ладенко, Б. М. Лазарева,
М. Г. Макарова, Л. О. Максимовой, А. В. Малько, Л. С. Мамута, Р. Мизеса,
С. В. Михайлова, Н. Неновски, В. Н. Расторгуева, Н. И. Ропакова,
М. Б. Смоленского, В. В. Субочева, Ю. А. Тихомирова, Н. Н. Трубникова,
В. П. Тугаринова, Г. Л. Тульчинского, Г. А. Туманова, Т. Я. Хабриевой,
К. В. Шундикова, С. С. Щербинина, А. И. Экимова и других ученых,
внесших существенный вклад в разработку телеологических и аксиологических концепций, – позволило автору обосновать ценностные и целевые
основы охранительной функции государства.
Значительный вклад в разработку проблематики функций государства
внесли: Н. Г. Александров, С. В. Бабаев, М. И. Байтин, А. А. Барканов,
А. Н. Буховец, М. А. Бухтерева, А. Н. Васенина, А. М. Витченко,
А. П. Глебов, Л. А. Григорян, В. Е. Гулиев, А. И. Денисов, Л. И. Загайнов,
А. Н. Иванов, Л. И. Каск, С. А. Киреева, А. И. Королев, А. П. Косицын,
Б. П. Курашвили, В. П. Малахов, Г. Н. Манов, Ю. В. Марченко, А. В. Мелихова, А. М. Милюков, Л. А. Морозова, Т. А. Нагорная, А. Л. Пашуков,
В. С. Петров, М. И. Пискотин, К. А. Птичницына, Т. Н. Радько,
О. В. Родионова, П. С. Ромашкин, И. С. Самощенко, В. Е. Сизов, Ю. А. Тихомиров, О. Н. Харитонова, А. Г. Хибибулин, З. Ф. Хусаинов, Н. П. Фарберов, Ф. Фукуяма, Н. В. Черноголовкин, В. Е. Чиркин, В. М. Чхиквадзе,
Р. Шюсселер, Г. Шюсселер и другие ученые.
Особо следует отметить ученых, посвятивших свои труды охранительной (правоохранительной, охраны прав и свобод личности) функции
государства: А. Г. Андреев, А. Г. Братко, Р. Б. Гладких, И. Дворски,
Н. А. Карпова, И. А. Кузнецов, С. Л. Макштарева, А. В. Сим, А. Г. Хабибулин, Г. Т. Чернобель и др.
Проблемы безопасности, правопорядка и охранительной деятельности
государства исследовались в трудах: Ю. Е. Аврутина, А. Н. Адилова,
П. В. Анисимова, Ю. В. Анохина, В. В. Альхименко, В. М. Артёмова,
В. С. Афанасьева, В. В. Борисова, А. Г. Братко, В. Н. Бутылина, Н. В. Витрука, А. Ф. Галузина, А. П. Герасимова, Р. Б. Гладких, И. В. Гончарова,
В. В. Гордиенко, А. В. Губанова, В. В. Гущина, И. Дворски, А. Г. Елагина,
И. А. Исаева, В. Н. Казакова, В. И. Козлова, Ф. Е. Колонтаевского,
А. В. Корнева, О. Э. Лейста, В. В. Мамонова, Н. И. Матузова, В. М. Морозова, Р. С. Мулукаева, А. А. Опалевой, А. Н. Позднышова, А. С. Прудникова, О. А. Степанова, А. В. Тонконогова, А. С. Тумановой, В. П. Фёдорова, А. А. Фомина, В. В. Черникова, Н. В. Щербаковой, Б. С. Эбзеева,
Л. С. Явича и других авторов.
Вопросы системности государственно-правовых явлений были разработаны такими учеными, как: С. С. Алексеев, В. К. Бабаев, Д. М. Гвишиани, Н. Н. Каргин, О. Е. Кутафин, Р. Лукич, Э. Л. Наппельбаум, Ю. В. Павлова, В. Н. Садовский, В. Н. Синюков, Л. Б. Тиунова, Г. А. Туманов,
А. Н. Харитонов, А. А. Чинчиков и др.
6
В области организационно-правовых основ, принципов и методов реализации охранительной функции наиболее значимыми являются работы:
Ю. Г. Арзамасова, М. С. Белоусовой, Р. Б. Головкина, Н. Г. Горшковой,
Э. П. Григониса, Л. И. Дмитриевой, А. Б. Ендина, В. Н. Карташова,
Т. В. Кашаниной, А. М. Кононова, В. В. Копейчикова, С. А. Коробова,
Ю. В. Коровиной, М. А. Краснова, В. В. Лазарева, О. В. Мартышина,
О. В. Марусиной, Т. Н. Москальковой, Д. В. Осинцева, С. В. Полениной,
А. С. Пучнина, С. В. Степашина, А. М. Тарасова, Е. А. Цыганковой,
В. И. Червонюка, О. И. Чепунова, В. А. Черепанова и др.
Вопросам воздействия модернизационных и глобализационных процессов на государство и содержание его охранительной функции, а также
проблемам обеспечения преемственности в социальном развитии уделено
большое внимание в работах: Г. Алмонда, В. В. Богатырёва, С. Вербы,
З. Ш. Гафурова, М. К. Горшкова, А. С. Зайцевой, К. Калхуна, В. В. Лунеева, Р. Х. Макуева, М. Н. Марченко, Л. А. Морозовой, Р. В. Нигматуллина,
Л. М. Романовой, В. В. Смирнова, М. А. Супатаева, М. Ю. Сурнина,
Ю. А. Тихомирова, О. Д. Третьяковой, В. Г. Федотовой, Ф. Фукуямы,
Т. В. Шатковской и других исследователей.
Труды вышеперечисленных авторов внесли значительный вклад в изучение проблематики функций государства. Между тем было бы ошибочно
считать проблему, связанную с охранительным потенциалом государства и
его воплощением в охранительной функции, исчерпанной и удовлетворительно решенной. Преобразования, происходящие в мире, ставят перед учеными новые вопросы, требующие как теоретического осмысления, так и
практического воплощения. Именно это и послужило основанием для избрания автором темы настоящего исследования.
Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи с реализацией охранительной функции государства, а
также формы ее теоретического познания.
Предмет исследования составляют ценностно-целевые основания,
системные свойства, механизм реализации, а также условия, влияющие на
содержание и эффективность охранительной функции государства на современном этапе.
Основная гипотеза исследования заключается в признании охранительной функции универсальным и наиболее эффективным видом и
направлением деятельности государства, способным противостоять угрозам интересам социума и обеспечить его непрерывное и поступательное
развитие. Государство, выполняющее охранительную функцию, представляет собой универсальную ценность, отражаемую в общественном сознании. Сущность и ценность государства мыслимы только в единстве его активных свойств, т. е. функций. Имманентность одной из них – охранительной – наиболее рельефно выражает сущность и социальное назначение
государства на каждом историческом этапе развития общества. Охрани-
7
тельная и созидательная деятельность, находясь в диалектическом единстве, образуют базовую систему функций государства, обеспечивая безопасное и непрерывное развитие социума.
Цель исследования состоит в формировании концепции охранительной функции государства на современном этапе. Достижение указанной
цели предопределило постановку и последовательное решение следующих
научно-исследовательских задач:
– выявление закономерностей становления и развития теоретических
положений о функциях государства и оценка их применимости в условиях
изменившейся действительности;
– обоснование понятия функций государства и их типологической
модели;
– выявление основных подходов к пониманию сущности охранительной функции государства, уточнение ее сущностных свойств;
– обоснование системности рассматриваемой функции и форм ее проявления, определение значения рассматриваемого свойства;
– формирование теоретико-методологических предпосылок для выявления целевой обусловленности охранительной функции государства;
– обоснование ценностных свойств государства и их детерминирующего значения для охранительной деятельности государства;
– аргументация системы целей и задач, обусловливающих структуру и
содержание охранительной функции;
– выявление места, роли и телеологии правоохранительной деятельности в системе охранительной функции государства;
– обоснование теоретической модели механизма реализации исследуемой функции, раскрытие и объяснение значения и содержания элементов,
образующих его структуру;
– выявление специфики содержания охранительной функции государства в современных условиях; уточнение целей, методов и общих руководящих начал охранительной деятельности государства в контексте проблем модернизации и глобализации.
Теоретическая основа исследования. Вопросы, продиктованные целью и задачами исследования, предопределили анализ широкого круга
теоретических источников. Алгоритм исследования ряда проблем обусловил обращение диссертанта к трудам ученых-философов, социологов, политологов и экономистов, результаты которых конструктивно повлияли на
решение научно-исследовательских задач. Без умаления теоретико-методологического значения работ представителей вышеуказанных наук, теоретическую основу диссертационного исследования составили труды ученых-юристов – представителей теории и истории государства и права, конституционного, международного, административного, муниципального,
уголовного права и других отраслей юриспруденции.
8
Методология и методы исследования во многом были обусловлены
сложностью и многомерностью объекта познания. Достижение поставленной цели и решение вытекающих из нее задач предопределило использование системы выработанного наукой и апробированного практикой познавательного инструментария. В качестве основного и интегрирующего
использовался метод материалистической диалектики, в совокупности его
законов и принципов, позволивший рассмотреть охранительную функцию
государства в качестве целостного, непрерывно развивающегося явления,
находящегося в прямых и обратных связях с социальной действительностью. Материалистическая диалектика, последовательно разворачивавшаяся в общенаучных и специальных методах (системно-структурный анализ,
сравнительный анализ, синтез, обобщение, абстрагирование и др.), выступила в качестве механизма познания исследуемой функции. Особое значение приобрел формально-юридический метод, использовавшийся автором
при выявлении смысла юридических норм, составляющих правовую основу реализации охранительной функции государства.
Использование указанных методов строилось на принципах системности и комплексности. Решение исследовательских задач нередко находилось в прямой зависимости от обращения к разработкам теоретико-исторических и отраслевых юридических наук, теоретико-методологическим
положениям философии, социологии, политологии.
Эмпирическую основу исследования составили: действующее отечественное законодательство, регулирующее отношения, возникающие в
охранительной сфере, общие принципы и нормы международного права,
политико-программные и отчетные документы, материалы правоприменительной, в том числе судебной практики, результаты социологических исследований (Всероссийский центр изучения общественного мнения, Фонд
«Общественное мнение», Институт социологии Российской академии
наук, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации) и официальные статистические сведения (Федеральная служба государственной статистики).
Научная новизна исследования. В проведенном исследовании содержится комплексный анализ охранительной функции государства. Впервые на монографическом уровне обоснованы аксиологические, телеологические, праксиологические положения теории государства. Выявлен и критически оценен методологический потенциал теории функций государства,
сформированной в советский период. Предложена авторская дефиниция
функций государства, обоснована и предложена типологическая модель
функций государства.
В рамках теории государства и права новое звучание приобрела проблема аксиологии государства, выявляются связи телеологии и теории функций
государства. Выявлены и обоснованы ценностно-смысловые основания реализации охранительной деятельности как имманентной государству функ-
9
ции. Обосновывается идея о главной цели государства, коей рассматривается
безопасность. Автор обосновывает идею о целесообразности рассмотрения
прав человека в системе безопасности (безопасность личности).
На основе признаков и свойств охранительной функции выявлены и аргументированы ее место в системе функций государства и общесоциальное
значение. Впервые обосновывается идея целесообразности выделения в качестве самостоятельной и имманентной государству созидательной функции.
Определены понятие и структура механизма реализации охранительной функции государства, раскрыты значение и теоретические проблемы
компонентов рассматриваемого механизма. Сделан вывод о системности
цели и объекта охранительной функции, который положен в основу моделирования ее структуры.
Исследование содержит анализ значения и особенностей реализации
охранительной функции государства в условиях глобализации. В качестве
относительно самостоятельной проблемы рассматриваются возможности
преемственности в реализации охранительной функции государства в
условиях осуществляющейся модернизации.
Авторская концепция охранительной функции государства представляет собой совокупность идей и положений, главные из которых вынесены
на защиту.
Основные положения, выносимые на защиту.
1. Авторская дефиниция понятия цели государства: это основанное на
общественных интересах и ценностях желаемое состояние социальной действительности, обусловливающее задачи и функции государства. Цель является сущностным, интегрирующим свойством государства и может выступать предметом относительно самостоятельной сферы (области) научного
знания о государстве и праве – государственно-правовой телеологии.
2. Аргументация системы методологических компонентов теории
функций государства. Применительно к охранительной функции таковыми
выступают: онтология, гносеология, аксиология, телеология и праксиология охранительной деятельности государства.
3. Авторское определение понятия функций государства: это имманентные направления и виды публично-властной деятельности государства, обусловленные целями и задачами, выражающие его сущность и ценность.
4. Авторская модель типологии функций государства, критерием построения которой выступают особенности проявления природы, сущности,
ценности, целей и социального назначения государства в его деятельности,
а также совокупность качественно однородных признаков ее содержания.
На основании такого критерия государство на любом историческом этапе
осуществляет две основные комплексные функции: охранительную и созидательную, которые, взаимодействуя между собой, образуют диалектическое единство и обеспечивают поступательное, непрерывное и безопасное развитие общества.
10
5. Авторская дефиниция понятия охранительной функции государства: это публично-властная деятельность государства, обусловленная его
сущностью, проявляющая его ценность и социальное назначение, осуществляемая в целях нейтрализации угроз безопасности общества. Признаками исследуемой функции выступают:
– специфика и характер взаимосвязи между объектом и целью;
– имманентность и постоянство;
– комплексность, динамизм и адаптивность структуры;
– специфика содержания и особенности реализации.
6. Вывод о том, что ценностным основанием охранительной функции
выступает способность государства обеспечивать базовую ценность общества – безопасность. Степень и эффективность воплощения этой способности составляют основу социальной оценки органов государственной власти, в том числе правоохранительных органов, институтов местного самоуправления и в целом способствуют преодолению отчужденности общества и личности от государства.
7. Разработанная автором модель системы государственных охранительных задач, вытекающих из содержания и структуры безопасности (политико-охранительные: охрана конституционного строя, политической системы общества; экономико-охранительные: охрана собственности и труда; духовно-охранительные: охрана культуры и духовности общества;
природоохранительные: охрана природы; правоохранительные задачи:
охрана прав и свобод личности, охрана правопорядка).
8. Единство и органическая связь видов и объектов охранительной деятельности позволяют выделить в структуре (внутренней системе) рассматриваемой функции основные компоненты – подфункции:
– охрана и защита прав и свобод личности;
– охрана конституционного строя;
– охрана правопорядка;
– охрана труда и собственности;
– охрана культуры и духовности общества;
– охрана природы (окружающей среды).
9. Правовой порядок, понимаемый в многообразии свойств и сторон,
является смыслообразующим началом правоохранительной деятельности
государства. Последняя представляет собой деятельность по охране правопорядка.
10. Автором обосновывается вывод о том, что взятые в единстве институциональные и нормативно-правовые основы, принципы и методы
охранительной деятельности государства образуют механизм реализации
исследуемой функции и обеспечивают системность, последовательность и
непрерывность реализации охранительных задач.
11. В числе субъектов реализации охранительной функции государства автор полагает целесообразным различать: во-первых, органы госу-
11
дарственной власти и местного самоуправления, непосредственно выполняющие охранительные задачи и реализующие публично-властные прерогативы, предполагающие использование принуждения; во-вторых, общественные организации, граждан, принимающих участие в охране общественных отношений в формах, объеме и пределах, установленных и контролируемых государством.
12. Принимая во внимание прогрессивный потенциал модернизации, а
также ее рискогенность в сфере интересов личности, общества и государства, автор утверждает, что охранительная функция государства в тесной
связи с его созидательной деятельностью обеспечивает преемственность,
сохранение и стабильность политических, социально-экономических, духовно-культурных и иных форм, оправдавших свою историческую состоятельность, усвоенных обществом и составляющих в комплексе фундамент
его развития.
13. Охранительные цели и задачи Российского государства, анализируемые в связи с потенциальными и реальными угрозами глобализации,
сообщают рассматриваемой функции специфическое содержание, заключающееся в способности сохранения общества и государства как органичной целостности, обладающей идентичностью. Доминирование национальных интересов в решении глобальных проблем должно составлять
ценностно-смысловую основу охранительной функции Российского государства на современном этапе.
14. Политика государства, складывающаяся из совокупности решений
и действий (бездействия) органов государственной власти, противоречащая национальным интересам и ценностям, имеющая преимущественно
латентный характер, приводит к деградации личности, разрушению общества и государства. В данном случае функции государства превращаются в
свою противоположность – дисфункции.
Теоретическая значимость исследования обусловлена разработанными автором теоретическими положениями и идеями, выражающими
связь между явлениями: «государство», «безопасность», «охранительная
функция», – которые могут быть адаптированы теоретико-правовой наукой
и пополнить ее понятийно-категориальный аппарат и содержание.
Традиционно рассматриваемые в теории государства и права вопросы
функций государства (понятие, признаки, классификация, система) дополнены авторским понятием функций государства, их типологией, а также
введением в оборот категории «механизм реализации функций государства». Автором сформированы теоретические положения о структуре и содержании охранительной функции государства. Положения диссертации,
посвященные ценности и целям государства, которым в специальной литературе уделяется незаслуженно скромное внимание, обеспечивают приращение научного знания о функциях государства.
12
Практическая значимость исследования заключается в возможностях использования содержащихся в нем идей и положений при формировании правовых основ государственной деятельности. Выводы и обобщения, содержащиеся в диссертации, могут использоваться в реализации
корректирующих технологий в сфере организации и функционирования
системы органов государственной власти.
Некоторые авторские суждения носят сугубо практический характер
и могут учитываться в процессе оптимизации системы принципов и методов реализации охранительной, в том числе правоохранительной деятельности. В рамках указанной проблематики автором предложен ряд
идей, которые могут стать компонентами концепции модернизации правоохранительной системы.
Авторские выводы и идеи, относящиеся к аксиологии, телеологии и
идеологии функционирования Российского государства на современном
этапе, могут быть использованы в условиях глобализации и модернизации.
Степень достоверности и обоснованности результатов исследования обусловлена выбором и применением апробированных методов исследования научной методологии, которые предусматривали комплексное
и системное изучение проблемы. Для обеспечения достоверности был использован междисциплинарный подход к проведению исследования, что
предопределило привлечение широкого круга источников теоретического
и нормативного плана в области философии, социологии, экономики, политологии, юриспруденции.
Апробация результатов исследования.
Основные положения и идеи, содержащиеся в диссертации:
– докладывались и обсуждались при участии автора на международных и всероссийских научно-практических конференциях, семинарах, заседаниях «круглых столов»: «Актуальные проблемы административного и
административно-процессуального права» (Москва, Московский университет МВД России, 2003 г.); «Органы внутренних дел в механизме современного государства» (Москва, Академия управления МВД России,
2003 г.); «Актуальные проблемы финансового права» (Владимир, ВЮИ
Минюста России, 2004 г.); «Обеспечение взаимных обязанностей государства и личности (Жеребинские чтения)» (Владимир, администрация Владимирской области, 2007 г.); «Неклассическое общество: векторы развития» (Владимир, ВЮИ ФСИН России, 2008 г.); «Государство и право: проблемы становления и стратегия развития» (Сумы (Украина), филиал Харьковского национального университета внутренних дел, 2009 г.); «Российское общество и государство: актуальные проблемы на современном этапе» (Владимир, ВЮИ ФСИН России, 2009 г.); «Экстремальные ситуации,
конфликты, согласие в контексте национальной и региональной безопас-
13
ности» (Москва, Академия управления МВД России, 2010 г.); «Государство и право: вызовы XXI века (Кутафинские чтения)» (Москва, МГЮА
им. О. Е. Кутафина, 2010 г.); «Обеспечение прав человека в условиях современного государства» (Владимир, ВЮИ ФСИН России, 2010 г.); «Государство и право в условиях глобализации» (Москва, Академия управления
МВД России, 2010 г.); «Правовая политика в условиях модернизации»
(Москва, Институт государства и права РАН, 2010 г.); «Соблюдение законности и обеспечение правопорядка в деятельности органов внутренних
дел» (Москва, Академия управления МВД России, 2011 г.); «Актуальные
проблемы права и государства в XXI веке» (Уфа, УЮИ МВД России,
2011 г.); «Преемственность в праве: доктрина, российская и зарубежная
практика, техника (Бабаевские чтения)» (Нижний Новгород, Нижегородская академия МВД России, 2011 г.); «Юридическая наука как основа правового обеспечения инновационного развития России (Кутафинские чтения)» (Москва, МГЮА им. О. Е. Кутафина, 2011 г.); «Законность и правопорядок в современном обществе: проблемы, тенденции, перспективы»
(Москва, Академия права и управления, 2011 г.); «Проблемы государственного управления и реформа полиции в свете идейного наследия и
практической деятельности П. А. Столыпина» (Москва, Академия управления МВД России, 2012 г.); «Минюст, МВД и УИС России: организационно-правовое регулирование исполнения наказаний (к 210-летию образования министерств)» (Рязань, Академия права и управления ФСИН России,
2012 г.); «Перспективы развития российской государственности в условиях
глобализации» (Владимир, ВЮИ ФСИН России, 2013 г.); «Проблемы развития российской государственности на современном этапе» (Владимир,
ВЮИ ФСИН России, 2014 г.), «Стратегия, тактика, техника законотворчества (взаимосвязь, инновационные достижения, ошибки)» (XVI Международный научно-практический форум, Владимир, 2014 г.) и др.;
– используются в аналитической и нормотворческой деятельности Департамента уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства Министерства юстиции Российской Федерации, нормотворческой деятельности государственно-правового комитета администрации Владимирской области;
– внедрены в образовательный процесс Академии управления МВД
России, Владимирского юридического института ФСИН России, Академии
права и управления ФСИН России, Владимирского государственного университета им. А. Г и Н. Г. Столетовых.
– отражены в основных публикациях автора.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех
глав, заключения и списка литературы.
14
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность избранной темы, отражается степень ее научной разработанности, сформулированы объект и предмет
исследования, гипотеза, цель и исследовательские задачи, теоретическая,
методологическая и эмпирическая основы, приведены основные положения,
выносимые на защиту, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сведения об апробации полученных результатов.
Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования
охранительной функции государства» посвящена выявлению общих закономерностей развития теории функций государства в отечественной
юридической науке; раскрытию ее теоретико-методологического потенциала применительно к существенно изменившейся политико-правовой действительности. В целом автором формируются теоретические основы концепции охранительной функции государства.
В первом параграфе «Телеологические основы функционирования государства» автор формирует предпосылки для анализа целевой составляющей охранительной функции государства исходя из недостаточной разработанности в теории государства и права проблемы целей государства.
Отмечается, что коренные изменения в мире, каждом государстве,
обществе и социальной группе требуют оценки огромного количества информации, ясного и правильного осмысления и понимания происходящих
процессов, а также переоценки уже известных и очевидных явлений и состояний. В связи с этим (и не только) в современных условиях вопросы целенаправленного воздействия социально-политических систем на важнейшие сферы социального бытия приобретают особую значимость, быть может, большую, чем им обычно принято придавать. Выявление общих закономерностей функционирования государства, структуры и содержания
функций государства, их системный анализ в целом требуют использования телеологического подхода.
Существенным препятствием для получения объективного результата
в познании вопросов телеологии государства выступает дуализм субъективного и объективного категории «цель». Основываясь на имеющихся в
науке подходах к понятию, структуре и классификации (древу) целей, автор обосновывает систему принципов государственного целеполагания:
– творческий характер;
– достижимость (реалистичность);
– соответствие общественным интересам;
– системность;
– юридическое закрепление.
Суммируя обозначенные положения, диссертант определяет место и
роль категории «цель» в понятийном ряду теории государства и права. В
данном случае автор считает, что цели и задачи государства должны рас-
15
сматриваться в качестве категорий, раскрывающих сущность и социальное
назначение государства. Система объективных знаний о закономерностях,
формах, способах и средствах формирования государственных целей и механизмах их реализации может претендовать на статус относительно самостоятельной области научных знаний о государстве в рамках общей теории
государства и права в виде государственной (политической) телеологии.
Диссертант отмечает, что цели и задачи государства, отражая должное
состояние социальной действительности и закрепленные в законодательстве
(конституции), выступают средством обеспечения целостности общества,
особенно в переходные периоды. Таким образом, категория «цель» с гносеологической и онтологической точек зрения может и должна считаться интегрирующим, сущностным свойством государства, многогранно и противоречиво проявляясь в его функциях, формах, структуре и механизме.
Автор предлагает собственный вариант дефиниции цели государства:
это основанное на общественных интересах и ценностях желаемое состояние социальной действительности, обусловливающее задачи и функции
государства. Государственное целеполагание представляет собой согласованную деятельность органов государственной власти по публичноправовому выражению целей и задач общественного развития. Его компонентами выступают:
а) формирование целей и задач:
– выявление и анализ закономерностей, обусловливающих тенденции
и закономерности социального развития;
– выявление закономерностей формирования социальных потребностей и интересов;
– формулирование и публично-правовое выражение целей государства, а также задач, способствующих их реализации;
б) реализация целей и задач:
– деятельность органов государственной власти и органов местного
самоуправления по обеспечению реализации целей и задач государства;
– анализ и оценка достигнутых результатов;
– конкретизация и коррекция целей и задач государства.
Второй параграф «Формирование и развитие теории функций государства в отечественной юридической науке» содержит анализ закономерностей и историографический очерк становления научных представлений о функционировании государства, характеризовавших отечественную
юридическую науку. Одним из факторов, обусловивших развитие Советского государства и общества, стало в целом успешное решение (в том числе с
научной точки зрения) вопроса о функциях государства. Обоснованный
наукой и апробированный практикой тезис о том, что правильно решить вопрос о функциях значит дать перспективу развития государственным органам, сосредоточить внимание работников государственного аппарата и общественности на главных, решающих участках работы, свести к минимуму
16
просчеты и ошибки в повседневной деятельности (Н. В. Черноголовкин), по
мере социалистического строительства наполнялся реальным содержанием.
В теоретическом отношении разработки отечественных ученых по целому ряду позиций следует признать удачными. К числу таковых нужно
отнести обоснование тесной связи функций:
– с сущностью и социальным назначением государства;
– с целями и задачами государства;
– со структурой государства (системой государственных органов).
Содержание и категориальный аппарат теории социалистического
государства и права были пополнены понятием функций государства, положениями об их структуре и содержании применительно к основным этапам (фазам) социалистического строительства.
Основные подходы к пониманию функций государства, сложившиеся
в советской науке (деятельностный, предметно-политический и социальнотелеологический), в современной науке дополнены интегративным пониманием функций государства, основывающимся на комбинировании ранее
выработанных концепций.
Принимая во внимание не только теоретико-правовые положения, но
и философское понятие категории «функция», автор обосновывает и выстраивает систему признаков, характеризующих функции государства:
а) связь функций с сущностью государства. Сущность государства
обусловливает постоянство и имманентность функций. Именно функции –
главный индикатор содержания сущности государства на конкретном историческом этапе развития. Такой прием должен способствовать решению
проблемы бесконечного дробления функций государства;
б) обусловленность функций целями и социальным назначением государства. Анализ целей с учетом их иерархии позволяет выявить предметную направленность функций государства. В этом смысле категории «вид
деятельности» и «направление деятельности» могут логично дополнять
друг друга;
в) сферы и объекты функционирования государства. Критерий, в соответствии с которым система функций государства строится в зависимости от основных сфер жизнедеятельности, выступает серьезной теоретической проблемой. Популярный прием отождествления функций со сферами
жизнедеятельности и использования одноименных наименований не всегда
способен обеспечить целостное представление о фактически выполняемой
государством деятельности, понимание назначения государства на том или
ином этапе развития. В юридической науке справедливо указывается на
нецелесообразность отождествления этих понятий (Г. Еллинек, Ю. А. Тихомиров, Н. В. Черноголовкин). Функции служат главным индикатором
сущности государства, чего нельзя сказать о сферах жизнедеятельности;
г) функции государства характеризуют деятельность государства.
Вопрос о деятельности, ее содержании, принципах, формах и методах, по
17
сути, есть вопрос о праксиологии государства. Деятельность государственных органов и иных публично-властных институтов составляет содержание функций государства. Диссертант не разделяет позицию тех авторов,
которые отдают предпочтение категории «воздействие». По мнению автора, воздействие в большей мере выражает регулятивные и охранительные
свойства права. Государство же действует (осуществляет деятельность),
причем достаточно активно;
д) органическая связь функций государства и права. В современных
условиях, когда все более усиливается роль и увеличивается объем правового регулирования, этот тезис становится очевидным. Сегодня уже не кажется удивительным, что вся деятельность государства имеет четко очерченные юридические контуры. В правовой регламентации государство
находит наиболее рациональную и эффективную форму осуществления
своих функций. В этом проявляется диалектика права и государства, их
единство и отличие, взаимодействие и противоречие, взаимообусловленность и относительная самостоятельность;
е) функциональная обусловленность структуры механизма государства. Будучи зависимыми от сущности государства, функции первичны по
отношению к структуре его аппарата (механизма). Именно функции государства являются определяющими критериями структурирования механизма государства (А. Б. Венгеров, Л. И. Каск, В. И. Червонюк). В свою
очередь, степень вовлеченности (участия) каждого органа государства в
реализацию той или иной деятельности выступает критерием обособления
функций государства.
На основании предпринятого анализа, выводов и обобщений автор
предлагает различать следующие методологические основы теории функций государства:
– онтология и гносеология функций (теоретическое познание функций
государства, выявление и объяснение их сущности, содержания, форм,
структуры, системности);
– аксиология функций (проявляется двояко: учение о ценностносмысловых аспектах общественных отношений, выступающих объектом
функций государства; ценность государства, проявляющаяся главным образом в его деятельности, т. е. функциях);
– телеология функций (познание системы целей и задач, обусловливающих систему функций государства, их содержание и структуру);
– праксиология (теория и методология деятельности: формы, методы,
принципы, организационные и правовые основы, средства, ресурсы и т. д.).
В параграфе предлагается уточненное понятие функции государства:
это имманентные направления и виды публично-властной деятельности
государства, обусловленные целями и задачами, выражающие его сущность и ценность.
В третьем параграфе «Проблемы классификации функций государства» автор обобщает и оценивает основные классификационные модели
18
функций государства, сформировавшиеся в отечественной юридической
науке. Непосредственному анализу классификаций функций государства
предшествует утверждение о том, что классификация государственноправовых явлений, в том числе функций государства, имеет существенное
методологическое значение, позволяя систематизировать накопленный
научный опыт, глубже проникать в сущность исследуемых явлений. В современных условиях, когда государство и право приобретают наиболее
сложные формы и содержание, классификационные приемы приобретают
особую научную актуальность.
Диссертантом были проанализированы следующие классификационные модели.
1. Внешние и внутренние функции государства. Выражая собственную точку зрения, автор отмечает, что деление функций государства на
внутренние и внешние в период социалистического строительства соответствовало реалиям определенного исторического периода – периода относительно обособленного и конкурирующего развития двух мировых политических систем. Противостояние порождало известную политическую
обособленность главных участников мирового исторического процесса –
СССР и США. Это обстоятельство необходимо принимать во внимание
при оценке применимости указанной классификации в современных условиях, характеризующихся сменой (но не исчезновением) форм такого противостояния (конкуренции).
В условиях мировой интеграции и глобализации деятельность любого
государства не может ограничиваться рамками государственных границ.
Внутренняя политика все больше зависит от внешнеполитических, прежде
всего экономических условий (мировые цены на энергетические ресурсы,
возрастание роли транснациональных корпораций, международные миграционные потоки и т. п.). Утверждение о полном растворении друг в друге,
стирании какой-либо грани вообще между внутренними и внешними
функциями, по мнению автора, является излишне категоричным. Некоторые функции в большей степени реализуются внутри страны либо за ее
пределами, поэтому данный классификационный критерий без соответствующих пояснений применять нельзя (Т. Н. Радько).
2. Основные и неосновные функции государства. Подобная классификация не менее дискуссионна. Тем не менее она была вполне обоснованной, если принять во внимание исторический момент (о чем обычно
умалчивается). Изыскания советских ученых в этой части представляли
собой логичное и закономерное научное отражение политико-правовой
действительности, реального соотношения геополитических сил. Анализируемая классификация выступала не только закономерной, но и объективно необходимой для своего времени. Основные и неосновные функции государства рассматривались с точки зрения его принадлежности к
19
определенному историческому типу. Советские правоведы акцентировали
внимание лишь на основных функциях государства и не предлагали даже
приблизительного перечня неосновных функций, поскольку считали, что
вопросы, касающиеся неосновных функций (подфункций) государства и
функций отдельных государственных органов, должны находиться в ведении государственного (конституционного), административного, финансового, трудового, земельного, гражданского, хозяйственного права и
других юридических наук.
Автор полагает, что этот подход сохраняет свою актуальность. Функции как воплощение активных и динамических свойств государства так или
иначе характеризуются проявлением следующих категорий: «общее», «особенное» и «единичное». Их диалектика может оказаться продуктивной при
рассмотрении вопросов системности, в том числе иерархии, функций государства. При исследовании неосновных функций целесообразно рассматривать их в качестве подфункций в структуре основных функций. Данная позиция высказывалась и в советской (М. И. Байтин), и в современной науке
(Л. А. Морозова, Т. Н. Радько) и может способствовать решению проблемы
наделения статусом функций государства тех видов и направлений его деятельности, которые лишь умозрительно или косвенно связаны с сущностью
и социальным назначением государства либо вовсе выступают функциями
(полномочиями) государственных органов.
3. Постоянные и временные функции государства. Несмотря на то,
что данная группировка функций государства встречается не так часто,
как предыдущие, она нуждается в осмыслении. Подобная классификация
продуктивна при изучении функций государства, существующего в конкретных историко-политических условиях. Однако чем выше уровень абстрагирования при рассмотрении государства, тем больше трудностей
возникает при анализе функций в соответствии с указанным критерием.
Следует также учесть, что государство и среда, в которой оно функционирует, – это динамичные, эволюционирующие явления, в связи с чем
рассмотрение функций в качестве постоянных или временных должно
осуществляться с учетом объективных историко-политических условий
функционирования государства.
Известно, что система функций государства в немалой степени обусловлена его задачами. Однако иногда, например в условиях кризиса или
политической борьбы, процесс формирования государственных задач
может быть обусловлен волюнтаризмом или популизмом, а процесс реализации таких задач может характеризоваться стихийностью и бессистемностью. Обусловленные такими задачами «функции» утрачивают
стабильность и исчезают, так и не достигнув социально желаемых результатов, не способны проявить ни сущность, ни социальное назначение
государства.
20
Если рассматривать данную классификацию применительно к государству как объективно существующему политико-правовому явлению, вне его
типологической и геополитической характеристики, то вряд ли возможно с
достаточной убедительностью говорить о наличии у такого государства
временных функций. Другое дело, когда исследуется конкретное государство в его непрерывном историческом развитии. Такое государство, безусловно, выполняет временные задачи, и национальная история каждого из
них изобилует примерами, подтверждающими данный тезис. Представляется методологически целесообразным изменить постановку вопроса. При
исследовании функций государства более предпочтительным видится рассмотрение категорий «постоянное» и «временное» применительно к структуре и содержанию функций государства.
4. Классовые и общесоциальные функции государства. В связи с происходящими в мировом сообществе социальными, социально-экономическими и политическими изменениями уместно подвергнуть уточнению
классификацию функций государства на основе классового критерия. Социальные силы, стоящие у власти, осуществляют деятельность, которая
направлена на удержание власти и использование ее в своих собственных интересах (В. С. Афанасьев). Как оценивать подобную классификацию сегодня,
в XXI в.? На первый взгляд кажется, что с исчезновением классов с формальной точки зрения (за исключением среднего класса, который пока только
формируется) ушли в небытие и классовые вопросы, классовые противоречия. И да, и нет. Да, если рассуждать о формально-юридическом равенстве:
«каждый вправе», «каждый может», «каждый имеет право», «все равны перед законом и судом» и т. п. Нет, если принять во внимание колоссальные
социально-экономические диспропорции в уровне доходов россиян и продолжающееся увеличение численности граждан, находящихся за чертой
бедности. В содержании, методах, целях государства нетрудно усмотреть
интересы тех или иных, если не классов, то групп, слоев, кланов и т. д.
Вполне современны в этой связи соображения основателей теории элит.
5. Единая классификация функций государства. В современной науке
и правовой литературе она является наиболее признанной. Ее критерием
выступают относительно обособленные сферы социума. В соответствии с
таким критерием обычно выделяются четыре основных комплексных
функции государства: экономическая, политическая, социальная и идеологическая. Однако в вопросе о количестве и наименовании сфер жизнедеятельности в отечественной науке нет единодушия. Это обстоятельство порождает вариативность в перечне и наименовании функций, выделяемых
на основании отраслевого критерия. В свое время Г. Еллинек подверг критике такой подход: «Разделением государственных функций не может
быть признано разложение их по отдельным областям управления»1.
1
Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 2004. С. 578.
21
6. Классификация функций государства, основанная на принципе разделения властей. В соответствии с этим критерием функции государства
делятся на правотворческие, управленческие и судебные. По мнению ряда
авторов (Л. А. Морозова), данная классификация является основной, поскольку отражает механизм реализации государственной власти и закреплена на конституционном уровне. Сегодня принцип разделения властей,
несмотря на ценность и значимость, не позволяет объективно отразить
всей сложности и многогранности функционирования государства. Современная наука не могла обойти вниманием это обстоятельство. Вопрос о
количестве ветвей власти и критериях их обособления до сих пор является
предметом научной дискуссии. В отечественной юридической науке с достаточной убедительностью обосновывается контрольно-надзорная и президентская власть (В. Е. Чиркин).
Завершая параграф, автор обозначает собственную точку зрения и отмечает, что многообразие функций государства, тем более функций государственных органов, обусловливает целесообразность моделирования их
типологии, обобщающей ранее выработанные классификации. Результатом
подобного приема станет выделение определенных типов функций государства, в рамках которых возможно последующее операционное, более
дробное деление, т. е. классификация. По мнению автора, критерием обоснования того или иного типа функций государства должны выступать особенности проявления сущности, ценности, целей и социального назначения государства в его деятельности, а также совокупность однородных качественных признаков содержания функций.
На основании такого критерия государство на любом историческом
этапе развития осуществляет две функции: охранительную и созидательную, образующие диалектическое единство и обоюдно (но в разных формах) обеспечивающие безопасность и поступательное развитие общества.
Четвертый параграф «Обоснование понятия охранительной функции государства» посвящен исследованию вопросов, связанных с сущностью, понятием и наиболее точным наименованием исследуемой функции.
Автором выделены ее признаки.
Однажды возникнув, государство монополизирует охранительную деятельность и осуществляет ее постоянно применительно к различным сферам и объектам, в классовых и общесоциальных интересах. В охранительной функции, как ни в какой другой, наиболее рельефно проявляются
сущность и социальное назначение государства. В связи с этим охранительная функция государства – имманентно присущая государству функция, обусловленная его социальным назначением, и как никакая другая,
выделяет государство из всей системы социальных институтов на всем
протяжении его существования.
Автор обращает внимание на нередко недооцениваемую серьезность
вопроса об адекватном наименовании исследуемой функции. Изучение и
22
обобщение научных подходов позволили диссертанту выделить три подхода к формулированию наименования деятельности государства по
охране общества.
Первый основан на выделении в системе объектов государственной
охраны той или иной группы (комплекса) общественных отношений, дающей наименование соответствующему направлению охранительной деятельности государства. Сторонники такого подхода формулируют понятие
исследуемой функции, отождествляя ее с наименованием соответствующего объекта (объектов) государственно-правовой охраны: функция охраны
прав и свобод граждан; функция охраны правопорядка (общественного порядка) и законности; функция охраны собственности; функция защиты
(обеспечения) безопасности; функция охраны окружающей среды (природы); функция охраны здоровья и др.
Сторонники второго подхода при выборе наименования исследуемой
функции в качестве критерия избирают специфику соответствующего вида
юридической деятельности: правоохранительная функция государства;
правозащитная функция государства.
Сторонники третьего подхода именуют данную функцию охранительной, принимая во внимание специфику и комплексность содержания охранительной деятельности государства. По мнению диссертанта, данная позиция в методологическом отношении более предпочтительна и позволяет
рассматривать охранительную функцию государства в качестве комплексного, структурированного образования.
Основываясь на сформулированном в первом параграфе понятии
функций государства, автор предлагает следующее определение понятия
исследуемой функции. Охранительная функция государства – это публично-властная деятельность государства, обусловленная его сущностью,
проявляющая его ценность и социальное назначение, осуществляемая в целях нейтрализации угроз безопасности общества.
Отличительными признаками охранительной функции государства
выступают:
– специфика и характер взаимосвязи между объектом и целью;
– имманентность и постоянство;
– комплексность, динамизм и адаптивность структуры;
– специфика содержания и особенности реализации.
Вторая глава «Ценностные и целевые основания охранительной
функции государства: общетеоретические проблемы» содержит теоретико-методологические предпосылки анализа целей и задач охранительной
функции государства.
В первом параграфе «Ценностные основания охранительной деятельности государства» автор рассматривает ценностно-смысловые основания реализации охранительной функции государства. В качестве ис-
23
ходного положения используется тезис о том, что функции государства,
представляя собой целеориентированную деятельность, имеют ценностную основу. Таким образом, проблематика целей и ценностей охранительной функции государства обладает множеством связей.
Тенденция недооценки государства и абсолютизации интересов личности и гражданского общества, доминировавшая в конце XX столетия в российском социуме, по-прежнему инерционно жизнеспособна. Однако она выполняет важную методологическую и практическую функцию «оппонента»,
своего рода противовеса в бесконечном споре о природе, сущности, назначении и судьбе государства, его соотношении с обществом и личностью.
По мнению автора, целесообразно различать ценность государства
(объективно-сущее, постоянное и неизменное, немыслимое иначе) и его
оценку (субъективно-желаемое, ситуативно-вариативное и изменчивое). В
отличие от ценности, оценка государства и его функций всегда и в определенной мере субъективна и фрагментарна, не способна отразить всей многогранности оцениваемого объекта. Диапазон социальной оценки государства весьма широк и противоречив: от преклонения и жертвенности до
полного отторжения, выражающегося в самых разнообразных формах.
Весьма поучительна и актуальна мысль Г. Еллинека: «Необходимость государства может быть доказываема только путем тщательного изучения
существующего мира и тех людей, для которых оно предназначено. В ней
невозможно убедить тех, кто принципиально отвергает мир и историческую эволюцию, т. е., например, крайних фанатиков анархизма и тех нигилистов, которые стремятся лишь к разрушению, а не к созиданию и отказываются от всякого обсуждения того, что они замышляют. Их также
трудно убедить в ценности государства, как решившегося на самоубийство
– в ценности жизни»1.
Автором обосновывается три уровня оценочной деятельности: а) эмоционально-чувственное восприятие государства; б) рационально-логическое
осмысление; в) праксиологическая оценка (оценка функций). Научно-практическая оценка государства тесно связана с его легитимностью. В этом
смысле теория государства заметно отстает от теории права ввиду недостаточно четкой постановки и разработки вопросов государственного (политического) сознания в отличие от аналогичных изысканий в области сознания
правового. Между тем сущность, форма, механизм, функции государства выступают объектами индивидуального, группового и общественного сознания,
иногда склонного к деформациям. Если сознание того или иного народа не
содержит представлений о ценностном содержании властной деятельности,
государство не появляется. Государство живет и осуществляет свою деятельность в первую очередь потому, что есть люди, объединенные сознанием
общего интереса, общими целями и ценностями (В. Н. Жуков).
1
Еллинек Г. Указ. соч. С. 228.
24
По мнению автора, главной ценностью, оправдывающей существование и функционирование государства, выступает безопасность – явление
чрезвычайно сложное, отличающееся многообразием социальных отношений. В современных условиях, когда угрозы и риски в XXI в. стали совсем
иными, чем несколько десятилетий назад, значение безопасности, ее вес в
общей характеристике качества жизни общества, развития социальноэкономической системы постоянно возрастает. Обеспечение безопасности
личности, общества, государства и всего мирового сообщества стало важнейшим приоритетом ближайших десятилетий, превратилось в одну из
главных целей стратегии существования цивилизации в современных
условиях (А. Г. Елагин, А. Я. Казаков).
Каждая сфера жизнедеятельности, не исключая частную жизнь, испытывает (потенциально или реально) воздействие угроз и в связи с этим
обусловливает видовые параметры безопасности, в том числе безопасность частной жизни. Сегодня государственная защита – это наиболее
эффективная форма осуществления активного противодействия посягательствам на частную жизнь. Как показывает исторический опыт, только
государство способно поддержать жизнедеятельность общества, человечества, следовательно, и частную жизнь, смысл которой без общественной жизни теряется (Р. Б. Головкин).
Таким образом, автор приходит к выводу о том, что наиболее эффективной организацией, позволяющей реализовывать национальные интересы российского народа, его безопасность, устойчивое и непрерывное
развитие, является именно государство (М. Б. Смоленский). Государство
продолжает оставаться важнейшим субъектом социального управления и
реализации сложнейших функций, способствующих обеспечению сбалансированности структурно-динамических общественных пропорций (социально-экономического оптимума), сопряженности между ресурсами и социальными потребностями, гармонизации экономических, политических,
духовных и социальных аспектов общественного развития (В. Б. Коробов). На современном этапе и в исторической перспективе безопасность
как сложный, комплексный феномен с многообразием проявлений выступает системообразующим ценностно-смысловым основанием функционирования государства. Именно государство, а никакая другая корпорация, функционируя в среде прогрессирующего риска, способно обеспечить безопасность общества и личности.
Во втором параграфе «Телеология охранительной функции государства» автор рассматривает безопасность в качестве комплексной категории и цели охранительной функции государства, включающей систему задач. Диссертант обосновывает наличие причинно-следственных связей
между ценностным свойством безопасности и ее целеориентирущим потенциалом. В исследовании показано, что безопасность выступает не только общесоциальной ценностью, но, будучи отраженной в законодатель-
25
стве, становится целью государства, обусловливающей систему задач и содержание охранительной функции государства.
В параграфе представлена характеристика целей и задач государства
применительно к важнейшим компонентам безопасности Российского государства на современном этапе:
– политическая безопасность (задачи в сфере охраны конституционного строя, обеспечение и сохранение социально-политической солидарности и др.);
– социально-экономическая безопасность (укрепление национальной
экономики, сохранение и восстановление труда как формы созидания и
общесоциальной ценности, преодоление социально-экономического неравенства, адаптация идеи частной собственности применительно к объективной действительности и др.);
– духовная безопасность (сохранение исторического и культурного
наследия, противодействие деструктивным проявлениям либеральной
культуры);
– экологическая безопасность (сохранение и преумножение природных ресурсов в качестве основы жизнедеятельности настоящего и будущих
поколений).
На основе проведенного анализа автор приходит к выводу о том, что
безопасность выступает интегрирующей целью и обусловливает систему
следующих охранительных задач государства: политико-охранительные;
экономико-охранительные; духовно-охранительные; природоохранительные и правоохранительные задачи государства.
В третьем параграфе «Системность охранительной функции государства» рассматриваются вопросы, касающиеся проявления системных
свойств исследуемой функции.
Системная методология в полной мере применима к функциям государства. Автор считает, что особую актуальность вопросы системности
функций государства приобретают в современных условиях, характеризующихся усложнением и противоречивостью социальных связей, изменением социально-регулятивной роли государства. Исходным пунктом в поиске
аргументов и обоснования системности охранительной функции необходимо считать ее свойство обеспечения целостности системы (общество и
государство), частью которой она выступает. Рассматриваемое свойство
имеет множество форм проявления как внутри общества и государства –
при обеспечении (охране) целостности и функциональности основных
компонентов-подсистем (экономика, культура, экология, политика и др.),
так и на глобальном уровне – при участии в охране мирового порядка, безопасности самого государства. Другими словами, системность одновременно выступает структурирующим (морфологическим) началом, обусловливающим анализ внутренних связей между элементами охранительной функции государства, и интегрирующим принципом, выражающимся
26
в способности обеспечивать целостность и устойчивость государства и
общества – системы более высокого порядка.
Структура охранительной функции государства как проявление ее
внутренней системности выполняет роль неотъемлемого компонента системной характеристики охранительной функции государства. Комплексность и сложноорганизованный характер охранительной деятельности государства обусловливают необходимость теоретического обособления
сфер и объектов ее приложения. В качестве сфер и объектов охранительной функции государства выступают различные комплексы и группы общественных отношений, испытывающие (фактически или потенциально)
воздействие угроз антропогенного и природного характера, объективно
нуждающиеся в их нейтрализации. Тесные связи между сферами социума,
их интеграция сообщают системный характер объектам охранительной
функции государства. В современных условиях, когда успешное решение
проблемы обеспечения безопасности приобрело судьбоносный характер,
основные сферы, в которые устремлена охранительная функция государства, определены законодательно.
Характерной чертой объектов охранительной функции выступает
динамизм, сообщающий в свою очередь подвижность и изменчивость
структуры исследуемой функции. На конкретном этапе исторического
развития общества, при определенных условиях, в различных социальнополитических ситуациях в системе объектов государственной охраны могут появляться различные социальные ценности, формирующие или деформирующие соответствующие виды охранительной деятельности. Довольно отчетливо эта особенность охранительной функции проявляется в
так называемые переходные периоды, когда можно наблюдать значительные колебания в объеме и содержании охранительной функции государства. В данном случае имеет место энтропия системы охранительной
функции государства.
Охранительная функция государства, в зависимости от объектов и видов охранительного воздействия, интегрирует и структурирует в себе различные подфункции. Качественная однородность видов государственной
деятельности (нормотворчество, правоохрана, правоприменительная деятельность, контроль, надзор и др.) в сумме образует охранительную деятельность, выступая формами ее реализации и подфункциями одновременно. Реализация каждой из таких подфункций может сопровождаться органичным переплетением, наличием сложных взаимопереходов из одного
качества в другое. Но при этом не утрачивается их сущностный и системный признак – охранительная направленность.
Структура исследуемой функции выражается также в характере и
способе связей между ее компонентами. Указанные связи характеризуют
субординационные, координационные и реординационные отношения
между элементами охранительной функции государства. Единство и орга-
27
ническая связь видов и объектов охранительной деятельности позволяет
выделить в структуре рассматриваемой функции основные компоненты:
– охрана и защита прав и свобод личности;
– охрана конституционного строя;
– охрана правопорядка;
– охрана труда и собственности;
– охрана культуры и духовности общества;
– охрана природы.
Определяя и обосновывая проявления внешней системности (системности вовне) охранительной функции государства, необходимо исходить
из обоснованного отечественными правоведами положения о наличии связи и взаимообусловленности функций государства (О. В. Родионова).
Именно эта связь и взаимодействие – свидетельство возможности и необходимости комплексного решения экономических, культурных и социальных задач (Н. П. Фарберов). В этом смысле охранительная функция государства выступает необходимым элементом системы функций государства
и, следовательно, находится в определенных связях и отношениях с иными
функциями, обеспечивая целостность, развитие и функционирование государства и общества. По мнению автора, общую систему (систему первого
уровня) образует единство охранительной и созидательной функций государства. Созидательная функция представляет собой многообразную (материально-производственную, организационно-творческую, идеологическую, информационную и т. д.) деятельность государства, направленную
на обеспечение устойчивого и непрерывного развития (прогресса) общества. Комбинации и приоритеты в ее содержании и структуре определяются конкретными историческими, социально-экономическими и политическими условиями. Кроме того, результативность созидательной функции
обусловлена эффективностью охранительной деятельности государства.
Связь права и системности охранительной функции государства, по
мнению автора, имеет генетический характер и множество форм проявления, в том числе закрепление в праве структуры государства и связей
между ее элементами, основ его функционирования (Н. Неновски). Принимая во внимание точку зрения некоторых авторов (В. С. Нерсесянц,
Л. Б. Тиунова, Н. П. Фарберов), справедливо полагающих, что конституция интегрирует общество и государство в единое целое, в особую систему и целостное образование, диссертант утверждает, что нормативный
правовой акт, обладающий высшей юридической силой, должен содержать положения о функциях государства, их системе. В этом смысле
весьма продуктивен сравнительный анализ Конституции СССР 1977 г. и
Конституции Российской Федерации 1993 г., который в контексте проблемы, раскрываемой в параграфе, обнаруживает не только общее и особенное, но позволяет рассуждать о некоторых преимуществах последней
из советских конституций.
28
В четвертом параграфе «Правоохранительная деятельность в системе охранительной функции государства» обосновываются место и
роль правоохранительной деятельности в структуре охранительной функции государства. Рассматриваются теоретические вопросы целей и задач
правоохранительной деятельности.
Отмечается, что составной частью безопасности является правовой
порядок, который соотносится с ней на правах частного и общего, части и
целого и предстает целеориентирующим началом правоохранительной деятельности. Вместе с тем эта «часть» обладает заметной спецификой, выражающейся в том, что правовой порядок выступает в качестве опорного,
отправного пункта обеспечения безопасности в ее широком, комплексном
смысле. Правовой порядок как правовой компонент безопасности весьма
близок к разрабатываемому в ряде современных работ понятию «правовая
безопасность» и в единстве с ним образует целостное единство.
Анализ понятий правовой безопасности и их сравнение с подходами к
определению правового порядка позволили автору сформировать суждение о равносущностном характере сравниваемых явлений.
Во-первых, правопорядок и правовая безопасность нередко определяются как состояние (результат): в первом случае – нормативной упорядоченности общественных отношений; во втором – защищенности юридических интересов личности (прав и свобод), общества и государства.
Во-вторых, в обеих категориях явно просматривается охранительная
составляющая. При анализе вопросов обеспечения правопорядка, как правило, используется термин «охрана». В понятии безопасности используется термин «защищенность», являющийся весьма близким по смыслу к термину «охрана».
В-третьих, связующим звеном правопорядка и правовой безопасности
выступает их идеальное значение. И то, и другое означает прежде всего
идею, реализация которой представляется многотрудным, но необходимым
процессом.
В-четвертых, совпадение правовой безопасности и правового порядка
обусловлено тождеством факторов, явлений и процессов (угроз), оказывающих разрушительное воздействие. При анализе проблем обеспечения правового порядка нередко используется понятие «угроза» (В. В. Черников).
Автор формулирует вывод о том, что правопорядок, рассматриваемый
в многообразии проявлений, выступает целью правоохранительной деятельности. Более того, правопорядок и обусловливаемая им система правоохранительных задач формирует телеологию рассматриваемого вида деятельности. Соискатель обращает внимание на тенденцию к вытеснению
традиционной для теории права категории понятием «безопасность», которое становится в последнее время все более популярным и используется
при объяснении практически неограниченного спектра политико-правовой
проблематики. Однако теоретико-методологические и тем более эмпири-
29
ческие трудности не должны рассматриваться в качестве основания для
отказа от идеи правопорядка и практики ее реализации. Сложность рассматриваемого явления не ограничивается сложностью и противоречивостью, кроющихся в самом феномене права. Смысловое поле этой категории оказывается более широким, постоянно выходящим за пределы сугубо
юридического дискурса, что требует соответствующего теоретического
осмысления и понимания. Нельзя не признавать, что еще не вполне реализованы возможности познавательных средств и способов, которые могут
быть применены в исследованиях процессов оптимизации правопорядка
(В. М. Артёмов, С. А. Капитонов).
Вытеснение рассматриваемой категории, по сути, равнозначным понятием противоречит известному методологическому принципу «бритвы»
(У. Оккам) и способно привести к утрате устойчивости и догматичности
системы понятий и категорий теории государства и права.
В структуре правоохранительной деятельности автор различает следующие организационно-функциональные составляющие: деликто-превентивная деятельность; контрольно-надзорная деятельность; деликтопресекательная деятельность; правовосстановительная деятельность;
юрисдикционно-репрессивная (наказательная) деятельность; юрисдикционно-исполнительная деятельность. Главными в системе правоохранительных задач автор считает: охрану и защиту прав и свобод человека;
борьбу с правонарушениями (невыполнением юридических обязанностей,
преступностью и коррупцией).
В третьей главе «Механизм реализации охранительной функции
государства» сосредоточены положения, раскрывающие понятие и структуру механизма реализации охранительной функции государства.
Первый параграф «Механизм реализации охранительной функции
государства: обоснование понятия и структуры» содержит обоснованные автором теоретические предпосылки для рассмотрения вопросов реализации исследуемой функции государства.
Принимая во внимание и основываясь на анализе сложившихся в науке
подходов, автор предлагает рассматривать механизм реализации функций
государства в качестве системы взаимосвязанных и согласованных элементов, обеспечивающих масштабность, результативность и легитимность их
осуществления. Предложенная дефиниция используется автором при изучении проблем реализации охранительной функции государства.
Сущность рассматриваемой категории проявляется в следующих
признаках.
Во-первых, механизм реализации функций государства – не простая, застывшая совокупность элементов, а именно система, характеризующаяся
наличием прямых и обратных связей между составляющими ее элементами.
Во-вторых, механизм реализации функций государства характеризует
функции государства как магистральные виды деятельности государства,
30
охватывающие значительные по масштабу и объему общественные отношения. По мнению автора, при помощи категории «механизм реализации»
и некоторых входящих в него элементов функциям сообщается широта
охвата общественных отношений (сфер) своим воздействием.
В-третьих, при помощи механизма реализации функции государства
характеризуются наличием определенного социального результата – преобразованием или сохранением в социально желаемой форме социальной
действительности. Между тем в трудах отечественных исследователей такой характеристике функций государства, как результативность их осуществления уделяется недостаточно внимания.
В-четвертых, система элементов механизма реализации функций государства придает его деятельности, а следовательно, в целом государству,
государственной власти легальный и легитимный характер. При этом автор отмечает, что легальность и легитимность как признаки функционирования государства довольно редко встречаются в современной юридической литературе. Как правило, легитимность используется при характеристике государственной власти в качестве одного из ее признаков. В связи с
этим обосновывается тезис о том, что в структуре данного механизма
должны рассматриваться элементы, обеспечивающие легитимность реализации функций государства.
В диссертации предложена теоретическая конструкция структуры
рассматриваемого механизма:
– институциональные основы;
– нормативно-правовые основы;
– принципы охранительной деятельности;
– методы охранительной деятельности.
Во втором параграфе «Институциональные основы реализации
охранительной функции государства» акцентируется внимание на системе органов государства, реализующих охранительные задачи.
Прежде всего, автор отмечает, что институциональные основы (организационная составляющая) механизма реализации охранительной
функции государства выступают его неотъемлемым элементом и представляют собой систему органов государства, решающих охранительные
цели и задачи, возникающие на том или ином этапе развития государственности, реализующих интересы государства, общества и личности в
сферах безопасности и правопорядка. Автор полагает, что применительно к институциональным основам реализации охранительной функции
государства использование термина «субъекты» отражает широкий подход к пониманию институциональных основ функционирования государства и в принципе допустимо. При этом в числе таких субъектов целесообразно различать:
– органы государственной власти, органы местного самоуправления,
непосредственно реализующие охранительные задачи и обладающие пуб-
31
лично-властными прерогативами, в том числе правом применять меры
принуждения;
– общественные организации, граждан, принимающих участие в осуществлении охраны общественных отношений в объеме и пределах, установленных и контролируемых государством.
Автор указывает на условность такой градации и нецелесообразность
противопоставления государства и общества. Популяризация и тем более
манипулирование подобной идеей вряд ли оправдано, поскольку власть и
общество и без того достаточно дистанцированы друг от друга. Государство и общество, обоюдно стремящиеся к идеалу демократической, правовой и социальной государственности, должны находить друг в друге ближайшего и незаменимого партнера, учредителя и гаранта.
Вместе с тем именно государственные органы (государственный аппарат) составляет организационное ядро реализации охранительной
функции государства. По мнению диссертанта, институциональные основы реализации охранительной функции государства образуют органы
всех ветвей власти.
Президент Российской Федерации выполняет особую роль в реализации охранительных задач государства. Автор акцентирует внимание на
том, что Президент Российской Федерации является главой государства.
Учитывая своеобразие российской формы правления и исторически сложившиеся традиции, соискатель утверждает, что глава Российского государства выступает координирующим организационно-правовым институтом (центром) реализации каждой функции государства, в том числе охранительной. В самом институте президентства есть элемент традиционный
– что-то самодержавное, имперское (В. В. Комарова).
Относительно конституционного полномочия главы государства по
определению основных направлений политики государства возникает ряд
дискуссионных моментов. Если принять во внимание, что некоторыми авторами функции государства понимаются как направления политики внутри страны и за ее пределами, то получается, что Президент Российской
Федерации, по сути, выступает субъектом формирования системы функций государства. Соискатель считает, что это не так. Функции государства
относительно независимы от какого-либо отдельно взятого государственно-властного института и осуществляются государством постоянно.
Разумеется, глава государства оказывает воздействие на функции государства, но утверждение, что он определяет, какой функции быть, а какой
нет, представляется излишне категоричным. Ввиду особого положения в системе государственной власти главу государства необходимо рассматривать
в качестве главного субъекта реализации функций, в известной мере корректирующего их содержание применительно к историческому моменту.
Анализ конституционных положений позволяет сделать вывод о том,
что, обладая значительными полномочиями по реализации охранительной
32
функции государства, Президент Российской Федерации выступает «ядром» системы, реализующей охранительные задачи. В работе обозначены
основные из них:
– охрана Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека
и гражданина (ст. 80, 82 Конституции Российской Федерации);
– охрана суверенитета России, ее независимости и государственной
целостности (ст. 80, 82 Конституции Российской Федерации);
– обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия
органов государства (ст. 80 Конституции Российской Федерации);
– определение направлений внутренней и внешней политики (ст. 80
Конституции Российской Федерации);
– формирование кадрового состава судебной системы и прокуратуры
(п. «е» ст. 83 Конституции Российской Федерации), осуществление помилования (п. «в» ст. 89 Конституции Российской Федерации);
– формирование Совета Безопасности Российской Федерации и руководство им (п. «ж» ст. 83 Конституции Российской Федерации), введение
чрезвычайного положения (ст. 88 Конституции Российской Федерации);
– приостановление действия актов органов исполнительной власти
субъектов Российской Федерации в случае их противоречия Конституции
Российской Федерации, федеральным законам, международным обязательствам или нарушения прав и свобод личности (ч. 2 ст. 85 Конституции
Российской Федерации);
– руководство деятельностью федеральных органов исполнительной
власти, ведающих вопросами обороны, безопасности, внутренних дел, юстиции, иностранных дел, предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий (ст. 32 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации»);
– руководство деятельностью Следственного комитета Российской
Федерации (ч. 3 ст. 1 Федерального закона «О Следственном комитете
Российской Федерации).
Социальная и политическая значимость сильной президентской власти представляется бесспорной. Однако для построения сильного (не силового) и эффективного государства, цивилизованного развития общества
необходим контроль общества, правовая и политическая ответственность
института президентства (В. В. Комарова). Конституционно-правовой статус главы государства, в том числе его полномочия в сфере безопасности и
правопорядка, до сих пор не закреплены в предметно-специализированном
нормативном правовом акте. Представляется, что разработка и принятие
Федерального конституционного закона «О Президенте Российской Федерации», включающего главу «Полномочия Президента Российской Федерации по обеспечению безопасности, правопорядка, прав и свобод граждан», становятся необходимостью.
33
Органы исполнительной власти. Принимая во внимание роль главы государства в реализации охранительной функции государства, автор отмечает,
что непосредственную и повседневную работу по реализации охранительной
функции государства выполняют органы исполнительной власти. При всем
уважении к конституционно-формальному равенству в каждой из ветвей известной триады, исполнительная власть фактически занимает доминирующее
положение в системе органов государственной власти. Фактическое «лидерство» исполнительной власти в реализации охранительной функции государства обусловлено следующими обстоятельствами:
– численность государственных служащих, занятых в сфере исполнительной власти;
– полномочия главы государства в исполнительно-распорядительной
сфере;
– нахождение в ведении исполнительной власти исполнения бюджета
государства, экономических, информационных и правовых ресурсов;
– универсальность деятельности исполнительной власти, ее осуществление во времени и пространстве, постоянно и везде, на всей территории государства;
– обеспечение и осуществление мер по реализации различных государственных задач;
– значительные полномочия в нормотворческой сфере;
– наличие в системе исполнительной власти органов, уполномоченных на использование принуждения.
Законодательная власть. Автор отмечает, что достижение охранительных целей и реализация соответствующих задач представляет собой определенную деятельность. Не менее очевидно и то, что формирование правовой
основы такой деятельности, основным звеном которой выступают законы,
является частью реализации исследуемой функции государства.
Участие законодательной власти в реализации охранительной функции государства, наряду с собственно законодательной деятельностью,
находит свое выражение также в контрольных и политико-учредительных
полномочиях, например:
– утверждение указов Президента Российской Федерации о введении
чрезвычайного положения;
– назначение на должность судей Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Генерального
прокурора Российской Федерации и его заместителей, назначение на
должность Уполномоченного по правам человека, формирование Счетной
палаты Российской Федерации, Центральной избирательной комиссии
Российской Федерации и др.
Органы судебной власти. В контексте рассматриваемой проблематики
органы правосудия в наиболее концентрированном и специфическом виде
– в форме судебной защиты – осуществляют охранительные функции. Не
34
умаляя роли законодательных и исполнительных органов государственной
власти в законодательном регулировании и осуществлении охранительной
функции, некоторые ученые говорят об особой роли судебной власти в
решении охранительных задач (Н. В. Витрук).
Принимая во внимание функционирующую в России систему судов,
следует отметить, что компетенция каждого главным образом воплощается
в определенной сфере отношений, применительно к определенной охранительной задаче.
Так, анализ компетенции конституционных (уставных) судов, в том
числе Конституционного Суда Российской Федерации, позволяет судить
об особой роли органов конституционного контроля в охране конституционного строя России. В данном случае конституционный контроль выступает формой охраны конституционного правопорядка.
Полномочия судов общей юрисдикции в большей мере находят воплощение в реализации задач в сфере правопорядка: административное и
уголовное производство, защита различных форм собственности, прав и
свобод человека и гражданина, окружающей среды и т. д.
Компетенция арбитражных судов в известной степени обусловлена
стратегическими интересами личности, общества и государства в экономической сфере.
В работе автор присоединяется к дискуссии относительно отнесения
судов к системе правоохранительных органов и разделяет точку зрения тех
ученых, которые, рассматривая правоохранительную систему в широком
смысле, утверждают о необходимости признания судов правоохранительными органами (Н. В. Витрук, Т. Н. Радько).
Контрольно-надзорные органы. Автор указывает на то, что характеристика институциональных основ реализации охранительной функции
государства была бы неполной без анализа роли, которую играют органы,
не входящие в классическую триаду ветвей власти. Важное значение в реализации охранительной функции имеют контрольно-надзорные органы
(Счетная палата Российской Федерации, Генеральная прокуратура Российской Федерации, Центральный банк Российской Федерации, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации). Эти органы объединяет важнейшее смыслообразующее направление деятельности – контроль и
надзор. При этом контроль имеет самое непосредственное отношение к
охранительной деятельности, позволяя своевременно выявлять отклонения
и нарушения нормативных установлений, «включая» охранительный механизм. В связи с этим диссертант поддерживает точку зрения В. В. Черникова, указывающего на невозможность обеспечения правопорядка без
контрольно-надзорной функции. Кроме того, автор соглашается с распространенным в юридической литературе включением в систему правоохранительных органов некоторых органов государственного контроля и
35
надзора (Генеральная прокуратура Российской Федерации и Счетная палата Российской Федерации).
В третьем параграфе «Нормативно-правовые основы реализации
охранительной функции государства» рассматриваются вопросы нормативно-правового (законодательного) обеспечения реализации охранительной функции государства.
Под нормативно-правовыми основами реализации охранительной
функции государства в диссертации понимается совокупность нормативных правовых актов, регулирующих охранительную деятельность государства. В системе таких актов рассматриваются: Конституция Российской
Федерации, федеральные конституционные и федеральные законы, указы
Президента Российской Федерации, подзаконные нормативные правовые
акты органов исполнительной власти.
В системе международных договоров, составляющих основу реализации охранительной функции государства, автор выделяет: договоры в сфере охраны прав и свобод человека; договоры в сфере обеспечения правопорядка и борьбы с преступностью; договоры в сфере обеспечения экологической безопасности; договоры в сфере охраны культурного наследия.
Отдельное внимание диссертант обращает на документы, составляющие
доктринальные, концептуальные основы реализации охранительной функции
государства и носящие условно-нормативный (квазинормативный) характер
(послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, доктрины, стратегии, концепции и программы).
Изложенные в параграфе обобщения позволили автору сделать вывод
о том, что в системе нормативных правовых актов, образующих нормативно-правовую основу реализации охранительной функции государства, следует различать акты трех уровней:
1) Конституция Российской Федерации, международные договоры,
федеральные конституционные и федеральные законы, указы Президента
Российской Федерации1, выполняющие роль первичного регулятора реализации охранительной функции государства;
2) подзаконные нормативные правовые акты, издаваемые федеральными органами исполнительной власти, выполняющие роль вторичного
регулятора и конкретизирующие акты первого уровня;
3) законодательство (законы и подзаконные акты) субъектов Российской Федерации, выступающие в соподчинении по отношению к актам
первой и второй групп, а также принимаемые в пределах ведения (исключительного или совместного с Российской Федерацией) субъектов Российской Федерации.
1
В данном случае имеются в виду указы, которые направлены на временное
восполнение пробелов в законодательном регулировании. Иные указы главы государства следует рассматривать в рамках второго уровня.
36
Особую группу составляют документы, характеризующиеся условнонормативным характером и носящие политико-ориентирующий, доктринальный характер, утверждаемые (одобряемые) Президентом Российской
Федерации, федеральными органами исполнительной власти. Аналогичные акты принимаются и в субъектах Российской Федерации.
В четвертом параграфе «Принципы и методы реализации охранительной функции государства» рассматриваются проблемы общих руководящих начал охранительной деятельности и методов ее реализации.
При рассмотрении вопросов практической реализации охранительной
функции государства необходимо иметь четкое представление об общих
руководящих началах и идеях, пронизывающих весь процесс ее реализации, институциональные основы, систему приемов и способов ее осуществления и закрепляемых в законодательстве. Анализ принципов и методов реализации функций государства становится необходимым методологическим компонентом исследования. Принимая во внимание обусловленность и предназначение механизма государства (существование для
выполнения функций государства), автор полагает, что принципы его организации и функционирования выступают общими применительно к реализации охранительной функции государства. К числу таковых следует
отнести: разделение властей; законность; демократизм; профессионализм.
Ограничение перечислением общих принципов осуществления функций государства не способствует раскрытию специфики, объективной социальной необходимости каждой из них. Каждая функция государства и являющийся ее сердцевиной соответствующий имманентный государству вид
деятельности обладают известной спецификой. Выявление специальных
принципов, таким образом, становится очевидным условием объяснения
механизма реализации охранительной функции государства. Специальные
принципы реализации охранительной функции государства представляют
собой общие руководящие идеи, начала, лежащие в основе деятельности
государства по реализации охранительных целей и задач, выражающие специфику охранительной деятельности. Система специальных принципов
обусловлена содержанием подфункций охранительной функции. В связи с
этим в системе специальных принципов реализации охранительной функции государства необходимо выделять принципы охраны природы, принципы сохранения культурного наследия, принципы обеспечения международной безопасности, принципы правоохранительной деятельности и т. д.
Важное место в системе элементов механизма реализации охранительной функции государства занимают методы. Проблема методов государственной деятельности выходит за рамки сугубо теоретико-правового
анализа и имеет общефилософское значение, выступая квинтэссенцией
диалектики целей и средств. Категория «метод» нередко включается в
определение понятия функций государства (С. В. Бабаев, В. К. Бабаев,
А. В. Сим). Диапазон возможностей, позволяющих государству решать
37
охранительные задачи, весьма широк. Методы реализации функций также
разнообразны. Применительно к охранительной функции государства в
качестве методов ее реализации рассматривается система приемов и способов реализации охранительных целей и задач.
Главными методами реализации охранительной функции государства
выступают принуждение и убеждение. Комбинации указанных способов
государственного воздействия, а также выбор в пользу того или иного метода во многом зависят от целей, обусловливающих ту или иную функцию,
а также от специфики содержания каждой из них. Очевидно, что охранительная функция государства, обусловленная целью безопасности, сохранением системы, немыслима без принуждения, использование которого
составляет публичную прерогативу государства и подчеркивает специфику
охранительной функции. На эту особенность исследуемой функции указывают авторы, рассматривающие принуждение в качестве метода осуществления государственной власти. В частности, утверждается, что правоотношение принуждения связано с реализацией охранительной функции государства (Е. А. Цыганкова). Иногда высказывается мысль о том, что принуждение нередко выступает в качестве средства универсализации социального процесса, синтеза социоисторических организмов, предпосылки
зарождения новых формаций, трансляции культурного опыта социоисторических организмов. В определенных ситуациях оно выступает в роли
доминантного фактора социального процесса. В связи с этим диссертант
отмечает, что данная мысль подчеркивает не только важность принуждения, но также свидетельствует о теснейшей связи охранительной и созидательной функций государства.
Метод убеждения в сфере обеспечения безопасности и правопорядка
не всегда способен обеспечивать социально желаемый результат. Несмотря на нормативное закрепление (ст. 2 Федерального закона «О безопасности») приоритетности предупредительных мер, государство должно находить оптимальное соотношение между убеждением и принуждением,
обеспечивать соответствие объема последнего угрозам безопасности общества, объективно требующих его использования.
В четвертой главе «Охранительная функция Российского государства: проблемы реализации на современном этапе» обосновываются
подходы к выявлению роли и значения охранительной функции государства в современных условиях, рассматриваются охранительные возможности и приоритеты в условиях модернизационных и глобализационных
тенденций.
В первом параграфе «Проблемы преемственности и модернизации
в содержании охранительной функции Российского государства» охранительная функция государства исследуется в контексте проблемы преемственности и модернизации.
38
Принимая во внимание объективный характер происходящих в мире и
России модернизационных процессов, автор предпринимает попытку выявить негативный потенциал модернизации и возможности охранительной
функции государства по его нейтрализации (предупреждению).
В частности, отмечается, что процессы преемственности и модернизации самым тесным образом связаны друг с другом, образуя весьма противоречивое диалектическое единство: консерватизм и либерализм; стагнация и прогресс; старое и новое; революция и эволюция; изменяемое и
неизменное и т. п. Преемственность и модернизация выступают относительно самостоятельными явлениями (процессами), при этом вполне допустимы различные комбинации в их соотношении и приоритетах. Применительно к проблематике реализации охранительной функции государства на
современном этапе преемственность должна рассматриваться в качестве
составной части модернизации, образуя свойство ее принципа. При этом
именно охранительная функция государства выступает активным центром,
воплощением преемственности в развитии социально-политического организма. В условиях кардинально изменившейся и продолжающей меняться
политико-правовой реальности проблема целей и задач государства остается нерешенной. В обществе нет даже относительного единодушия по поводу целей развития государства.
Автор отмечает, что в известной степени такое положение явилось следствием нарушения принципа преемственности в принципах и системе государственного целеполагания. Принципы и технологии целеполагания, в том
числе нормативного закрепления, успешно применявшиеся в Советском государстве, могут стать объектом научного анализа, а затем и предметом
практического освоения на основе творческой и критической адаптации.
В контексте исследуемой проблемы существенное значение приобретают вопросы структуры охранительной функции государства. Преемственность и модернизация оказывают воздействие на основные подфункции в ее структуре. Следует отметить, что по сравнению с периодом развитого социализма и общенародного государства объем и содержание охранительной функции существенно сократились. В новых социальнополитических и экономических условиях государство весьма пассивно отнеслось к сохранению экономического базиса общества, культуры, окружающей среды и в целом сложившегося уклада жизни.
На передний план выдвинута деятельность по охране и защите прав и
свобод человека, официально выступающая главным компонентом охранительной функции государства на современном этапе. Однако потенциал
«советского опыта» в деле обеспечения прав и свобод личности сегодня
остается во многом не раскрытым. В данном случае определенные «нити»
преемственности были нарушены. Самое важное – были утрачены наиболее действенные гарантии обеспечения прав человека. Кроме того, действительность все чаще заставляет решать проблему соотношения интере-
39
сов личности, общества и государства. Как ни парадоксально, но частный
интерес и частная собственность в России оказались не защищенными вовсе не от государства, а от другого частного интереса. Если частный интерес является единственной ценностью, то чем (какой иной ценностью) он
может быть ограничен? Права и свободы, в том числе право частной собственности, не защищены в России не потому, что частный интерес не является ценностью, а потому что отсутствуют (разрушены) альтернативные
ценности, способные обеспечивать энтропийный оптимум в системе коллективных и индивидуальных интересов.
По мнению автора, именно в контексте преемственности следует обратить внимание на советский опыт реализации функции регулирования меры
труда и потребления, которая тесно примыкала к хозяйственно-организаторской функции и выражалась в «решительной борьбе с нетрудовыми доходами, любыми проявлениями частнособственнической психологии, стремлением дать обществу поменьше, а получить побольше, в строгой зависимости доходов от реальных результатов труда»1. Реализация этой функции способствовала относительно равномерному распределению общественного
продукта, что в известной степени позитивно влияло на безопасность.
Адаптация подобного опыта на основе взвешенного анализа его возможностей в современных условиях могла бы стать перспективным
направлением деятельности государства по обеспечению социальноэкономической безопасности России. Борьба с бедностью диалектически
немыслима без борьбы с богатством, если более точно – с неконтролируемым и социально несправедливым распределением и потреблением общественного продукта. В диссертации отмечается, что у современного Российского государства имеется масса легальных и легитимных инструментов оптимизации социально-экономической структуры общества.
Примечателен тот факт, что практичные европейцы, у которых Россия
исторически привыкла заимствовать образцы организации социальнополитических систем, в условиях экономического кризиса все чаще склонны оценивать сложившуюся экономическую и правовую ситуацию не с позиций доктрины свободного рынка, а в терминах моральной философии
(В. В. Лапаева).
Автор обращает внимание на то обстоятельство, что модернизация
потенциально способна оказывать разрушающее воздействие. В данных
обстоятельствах охранительная функция государства приобретает характер
гаранта сохранения общества и его потенциала, необходимого для развития. В данном случае закономерно возникает проблема диалектики (единства и борьбы противоположностей) охранительной и созидательной
функций государства.
1
Теория государства и права / под ред. С. С. Алексеева. М., 1985. С. 203.
40
Соискатель акцентирует внимание на конструктивном опыте (созидательном и охранительном) предшествующей эпохи. Почему сделан именно
такой выбор? Дело в том, что современная концепция модернизации
сформировалась в 50–60-е гг. XX в. на Западе как альтернатива советской
концепции перехода к развитому социализму. Кроме того, позже сторонники концепции модернизации исходили из необходимости адаптации незападными, в том числе постсоветскими, странами основных институционально-нормативных и процессуальных составляющих западных стран
(В. В. Смирнов). В этой связи диссертант считает некорректной и не соответствующей исторической действительности имеющую место тенденцию
к оценке советского прошлого с сугубо критических позиций. Вместе с
тем, как свидетельствуют социологические исследования, симпатии к социалистическому общественному устройству сохраняют свою жизнеспособность. Данное обстоятельство необходимо учитывать при формировании стратегии общественного развития, рассчитанной на долгосрочную
перспективу.
Опыт социалистического строительства, закономерности функционирования государства представляют особую познавательную ценность. Однако интерес, проявляемый российской наукой (в том числе юридической)
к опыту социалистического развития, не в полной мере соответствует его
всемирно-историческому значению. Складывается впечатление, что за рубежом успехами и ошибками Советского государства и общества интересуются с большей энергией, извлекая определенные дивиденды.
Соглашаясь с мыслью о том, что мобилизационно-консолидирующий и
реформистский потенциал, скорее, идеи-лозунга, чем проработанного проекта, модернизации пока неочевиден (В. В. Смирнов), автор утверждает, что
целевым приоритетом охранительной функции государства в условиях проявления ее негативных последствий должна стать превенция, закрепленная в
программных документах. Принимая во внимание не только созидательный,
но и разрушительный потенциал модернизации, ее свойство быть угрозой
интересам личности, общества и государства, соискатель утверждает, что реализация охранительной функции государства выступает идеологической
квинтэссенцией консерватизма, воплощением преемственности, позволяя
обеспечить поступательное развитие Российского государства и общества,
раскрытие созидательного потенциала каждого человека.
Во втором параграфе «Охранительная функция Российского государства в условиях глобализации» автором рассматриваются особенности
реализации охранительной функции в условиях глобализации.
Глобализация становится закономерным этапом развития человеческой цивилизации и, несмотря на имеющее место протестное восприятие,
представляет собой компонент объективной общемировой действительности. Ее процессы не оставляют выбора практически ни одному государству, кроме посильного участия в решении глобальных проблем, в укреп-
41
лении мирового правопорядка (М. Н. Марченко, Л. А. Морозова). В связи с
этим соотношение сущностных характеристик государства, в том числе его
функций, с формами проявления глобализации становится теоретикометодологической необходимостью. Рассмотрение особенностей реализации охранительной функции государства в условиях глобализации должно
осуществляться на основе характеристики таких ее составляющих, как:
цель и задачи, структура и методы реализации.
Охранительные цели и задачи, рассматриваемые в связи с угрозами
глобализации безопасности интересам общества, сообщают рассматриваемой функции характер важнейшего средства сохранения общества и государства как некой органичной целостности. В условиях глобализации
наблюдается опасное размывание не только национальных, но и общечеловеческих ценностей, способное обернуться нивелированием их значения
как основы гуманизации и гуманитаризации общества. В связи с этим, а
также с учетом теснейшей связи ценностей и целей автор считает, что глобализация (точнее, ее негативный потенциал) способны отрицательно, разрушительно воздействовать на целеполагание Российского государства.
Если в сохранении общемировых ценностей государство может лишь
участвовать, дополняя коллективные усилия, то охрана интересов общества, олицетворением которого оно выступает, становится главным проявлением его ценности.
В условиях глобализации общемировые ценности подвержены деструктивным изменениям в меньшей степени, нежели внутригосударственные. Поэтому национальные интересы должны на равных конкурировать с общемировыми (глобальными) задачами и симметрично определять
стратегию и тактику реализации охранительной функции государства, образуя ее ценностно-смысловые основания на современном этапе.
Концепция охранительной функции государства, в том числе ее
научно-идеологическая и целевая составляющие, должна основываться на
различении естественной и закономерной глобализации, имеющей в своей основе объективную необходимость в коллективном решении наличных, а не мнимых проблем, и искусственной, навязываемой апологетами
идеалов западной цивилизации. В условиях глобализации наиболее рельефно проявляются свойства внешней системности охранительной функции государства, ее способности обеспечивать целостность и развитие
системы (общества и государства) в условиях нестабильной внешней среды, которая, становясь все более агрессивной, оказывает заметное влияние на развитие общества.
В работе обращается внимание на проблему суверенитета в условиях
глобализации. Ослабление и дальнейшая реконструкция суверенитета, по
мнению адептов глобального мироустройства, выступают необходимым
условием устойчивого развития народов мира. Таким образом, идея отмирания суверенитета становится средством идеологического манипулирова-
42
ния национальным самосознанием в интересах доминирующих субъектов
в глобализационной вертикали (Л. М. Романова).
Автор поддерживает точку зрения ученых, критически оценивающих
такой подход и считающих, что предложение отказаться от суверенитета
равносильно отказу от принципа территориальной целостности государства. Никакие глобальные интересы не могут вести к отрицанию верховенства государственной власти на своей территории. Государственный суверенитет – не архаизм прошлых эпох, а актуальная юридическая и политическая категория нынешнего времени (Л. А. Морозова, Н. Б. Пастухова).
Охрана суверенитета в контексте рассматриваемой проблемы приобретает
обеспечивающее значение по отношению к иным компонентам охранительной функции государства.
Многообразие и комплексный характер сфер, охваченных глобальными
процессами и обусловливающих особенности реализации охранительной
функции государства – это не единственное обстоятельство, заслуживающее
внимания. Глобализация оказывает воздействие на методы реализации функций государства. В условиях глобализации особую актуальность приобретают вопросы совершенствования государственного принуждения и его адекватности неуклонно растущему количеству рисков и угроз (международный
терроризм, транснациональная преступность, незаконная миграция и т. п.).
Глобализация преступности становится реальным признаком глобализации
мира в целом. Причем криминогенность глобализации намного превышает ее
антикриминогенный потенциал (В. В. Лунеев).
Прочная правовая и научная основа государственного принуждения
для ограждения личности, общества и государства от негативных проявлений глобализации выступает одной из гарантий эффективности реализации
охранительной функции государства. Его объем должен быть абсолютно
адекватным негативным проявлениям глобализации, противостояние которым возможно только при использовании средств государственного принуждения. Объективно оценивая и отдавая должное многовековому европейскому опыту, нужно обратиться к тем политическим и правовым системам, в которых идеалы западной цивилизации уступают место традиционным ценностям.
Опыт модернизации ряда стран, постепенно превращающихся в центры мирового притяжения (например, Китай и Индия), достаточно убедительно свидетельствует о том, что все больше государств, вступая на путь
реконструкции общества и усваивая инструментальные компоненты западной культуры (структуру материального производства, инновационные
технологии, способы трансляции информации и т. д.), тем не менее отказываются модернизировать политические и правовые институты, слепо
копируя западные образцы, и в гораздо меньшей степени склонны отказываться от экзистенциальных начал своей собственной культуры, национальных традиций в политике и праве (М. А. Супатаев).
43
Кроме того, успехи в решении охранительных задач в некоторых восточных государствах позволяют, во-первых, усомниться в тотальности,
неизбежности и безальтернативности глобальной экспансии; во-вторых,
подталкивают к критическому анализу возможностей использования
охранительного опыта, основанного на приоритете общего над частным,
в российских условиях.
Автор отмечает также, что чрезмерный интерес и политическая забота
ряда международных и правозащитных организаций о состоянии дел в
России нередко превращают принуждение в инструмент исключительного
«хирургического вмешательства», оборачивающегося для государства политическими и экономическими издержками.
В целом в параграфе обосновывается вывод о том, что анализ сущностных свойств современного государства и его функций должен сопровождаться осознанием того факта, что экономические, правовые, политические, информационные, экологические и иные процессы создания глобального пространства перешагнули национальные границы государств,
опередив теоретическое осмысление вызываемых ими последствий.
Автор оценивает перспективы реализации идеи трансформации и исчезновения государства, передачи им своих полномочий общепланетарной
цивилизации. Подобная идея в принципе не нова, так как отмирание государства (сдача в «музей древности») уже прогнозировалось. Но, как известно, сбыться ей не удалось. Диссертант считает, что в условиях не только внутренних социально-политических противоречий, а также в условиях
неустойчивой внешней среды государство остается наиболее оптимальной
формой политической организации общества. Кроме того, современное
государство приобретает все более сложные формы и содержание. Закономерности и формы проявления глобализации не должны выступать в качестве оснований ограничения государственного суверенитета, особенно в
сфере национальной безопасности.
В заключении диссертации содержатся основные выводы по проведенной работе, главным из которых автор считает следующее положение.
Происходящие социально-экономические и политические процессы
внутри нашей страны и за ее пределами позволяют рассматривать проблематику функций государства в качестве одного из перспективных направлений юридического познания. Проведенное исследование показало, что теория функций государства характеризуется не только «внутренними», методологическими проблемами и противоречиями. Политическая действительность требует фундаментального, комплексного и непрерывного анализа
состояния общества, закономерностей и тенденций его развития и, самое
главное, возможностей государства по обеспечению социальной безопасности и стабильности. Отвечая на вызовы XXI в., обеспечивая национальные
интересы и безопасность общества, охранительная функция как никакая
иная проявляет ценность, сущность и незаменимость государства.
44
Список работ, опубликованных автором по теме диссертации
Монографии
1. Пожарский Д. В. Функции государства и государственный контроль в их системе (теоретико-правовой аспект) : монография / Д. В. Пожарский. – М. : Акад. права и упр., 2005. – 8,4 печ. л.
2. Пожарский Д. В. Экономическая функция Российского государства: цели, структура и механизм реализации на современном этапе : монография / Д. В. Пожарский, А. М. Милюков. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2008. – 8,6/5,7 печ. л.
3. Пожарский Д. В. Функции местного самоуправления в Российской
Федерации (теоретико-правовые проблемы) : монография / Д. В. Пожарский,
В. А. Земсков. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2010. – 8,25/5,5 печ. л.
4. Пожарский Д. В. Охранительная функция государства: вопросы
теории : монография / Д. В. Пожарский. – Владимир : ВЮИ ФСИН России,
2014. – 15,0 печ. л.
Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки
Российской Федерации
5. Пожарский Д. В. Вопросы целеполагания и целеосуществления в
Российском государстве на современном этапе / Д. В. Пожарский // «Черные дыры» в рос. законодательстве. – 2008. – № 5. – 0,25 печ. л.
6. Пожарский Д. В. Охранительная функция государства: проблемы
классификационной и понятийной идентичности / Д. В. Пожарский //
Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2010. – № 4(17). – 0,5 печ. л.
7. Пожарский Д. В. Охрана общественных отношений как имманентная функция государства: проблемы обоснования классификационной
группы / Д. В. Пожарский // Юрид. наука и правоохран. практика. – 2010.
– № 4. – 0,63 печ. л.
8. Пожарский Д. В. О некоторых проблемах реализации охранительной функции государства в современных условиях / Д. В. Пожарский // Тр.
Акад. упр. МВД России. – 2010. – № 4. – 0,5 печ. л.
9. Пожарский Д. В. Охранительная деятельность государства в духовно-культурной сфере / Д. В. Пожарский // Вестн. Акад. права и упр.
– 2011. – № 22. – 0,63 печ. л.
10. Пожарский Д. В. Охранительная функция Российского государства в условиях глобализации / Д. В. Пожарский // Государство и право.
– 2011. – № 11. – 0,88 печ. л.
11. Пожарский Д. В. Становление теории функций государства в
отечественной юридической науке: историографический очерк / Д. В. Пожарский // Тр. Акад. упр. МВД России. – 2011. – № 4. – 0,63 печ. л.
45
12. Пожарский Д. В. Культура как сфера приложения охранительной функции государства: диалектика целей и пределов / Д. В. Пожарский
// Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2011. – № 3(20). – 0,63 печ. л.
13. Пожарский Д. В. Социально-политическая солидарность в контексте взаимодействия идеологической и охранительной функций Российского государства / Д. В. Пожарский // Право и государство: теория и
практика. – 2011. – № 9. – 0,5 печ. л.
14. Пожарский Д. В. Теоретические подходы к познанию функций
государства в отечественной юридической науке: вопросы преемственности / Д. В. Пожарский // Право и государство: теория и практика. – 2011.
– № 10. – 0,5 печ. л.
15. Пожарский Д. В. Вопросы преемственности и модернизации в реализации охранительной функции Российского государства / Д. В. Пожарский // Право и государство: теория и практика. – 2011. – № 12. – 0,63 печ. л.
16. Пожарский Д. В. Охранительная функция Советского государства: становление и развитие конституционных основ / Д. В. Пожарский //
Юрид. наука и правоохран. практика. – 2011. – № 4(18). – 0,75 печ. л.
17. Пожарский Д. В. Система функций Российского государства:
конституционно-правовые основы / Д. В. Пожарский // Вестн. Владим.
юрид. ин-та. – 2011. – № 4(21). – 0,5 печ. л.
18. Пожарский Д. В. Методологические составляющие теории
функций государства / Д. В. Пожарский // Актуал. проблемы рос. права.
– 2011. – № 4. – 0,88 печ. л.
19. Пожарский Д. В. Функции государства: проблемы классификации / Д. В. Пожарский // Право и государство: теория и практика. – 2012.
– № 2. – 0,75 печ. л.
20. Пожарский Д. В. Охранительная функция государства: вопросы
системности / Д. В. Пожарский // Государство и право. – 2012. – № 2.
– 0,63 печ. л.
21. Пожарский Д. В. Становление и развитие конституционных основ созидательной функции Советского государства / Д. В. Пожарский //
Тр. Акад. упр. МВД России. – 2012. – № 1. – 0,63 печ. л.
Иные публикации
22. Пожарский Д. В. Некоторые особенности выработки понятия
функции права в отечественной юриспруденции / Д. В. Пожарский // Актуальные проблемы юриспруденции : сб. науч. тр. ВГПУ. – Владимир :
ВГПУ, 2002. – 0,3 печ. л.
23. Пожарский Д. В. К вопросу о контрольно-надзорной функции
государства / Д. В. Пожарский // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права : сб. тез. Междунар. конф.
– М. : Моск. ун-т МВД России, 2003. – 0,3 печ. л.
46
24. Пожарский Д. В. Контрольно-надзорная деятельность как функция современного государства / Д. В. Пожарский // Гос. власть и мест. самоупр. – 2003. – № 8. – 0,3 печ. л.
25. Пожарский Д. В. Контрольно-надзорная функция современного
Российского государства в механизме обеспечения прав человека / Д. В. Пожарский // Органы внутренних дел в механизме Российского государства.
– М. : Акад. упр. МВД России, 2003. – 0,3 печ. л.
26. Пожарский Д. В. Органы внутренних дел в реализации контрольно-надзорной функции государства / Д. В. Пожарский // Актуальные
проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в
условиях конституционного развития Российской Федерации. – М. : Акад.
упр. МВД России, 2004. – 0,3 печ. л.
27. Пожарский Д. В. Контрольно-надзорная функция государства и
права человека в России / Д. В. Пожарский // Тр. аспирантов и соискателей.
– М. : Рос. акад. адвокатуры, 2004. – 0,3 печ. л.
28. Пожарский Д. В. Государственный финансово-экономический
контроль как элемент контрольной функции современного государства /
Д. В. Пожарский // Актуальные проблемы финансового права. – Владимир :
ВЮИ Минюста России, 2004. – 0,3 печ. л.
29. Радько Т. Н. Понятие и классификация функций государства (анализ подходов в отечественной юридической науке) : лекция / Т. Н. Радько,
Д. В. Пожарский. – М. : Акад. права и упр., 2005. – 2,25/1,1 печ. л.
30. Пожарский Д. В. Государственный контроль и надзор в системе
функций современного государства : учеб. пособие / Д. В. Пожарский.
– Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2005. – 4,25 печ. л.
31. Пожарский Д. В. Функции государства : текст лекции / Д. В. Пожарский. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2005. – 2,25 печ. л.
32. Пожарский Д. В. Государственный контроль и идеология в современном российском обществе (теоретико-правовой аспект соотношения) / Д. В. Пожарский // Актуальные проблемы юриспруденции. – Владимир : ВГПУ, 2005. – Вып. 5. – 0,38 печ. л.
33. Пожарский Д. В. Налоговая функция и социальная деятельность
современного государства / Д. В. Пожарский // Сб. науч. тр. – М. : Акад.
права и упр., 2005. – Вып. восьмой. – 0,25 печ. л.
34. Пожарский Д. В. О диалектике объективного и субъективного в
содержании целей и функций современного государства / Д. В. Пожарский
// Юридическая наука в трудах молодых ученых : сб. науч. ст. – Владимир :
ВЮИ ФСИН России, 2005. – 0,5 печ. л.
35. Пожарский Д. В. О некоторых проблемах классификации функций государства / Д. В. Пожарский, А. М. Милюков // Вестн. Костром. гос.
технол. ун-та. – 2006. – № 14. – 0,19/ 0,1 печ. л.
36. Пожарский Д. В. Об обязанностях гражданина и целях Российского государства: теоретико-методологические проблемы / Д. В. Пожар-
47
ский // Обеспечение взаимных обязанностей государства и личности : материалы межрегион. науч.-практ. конф. (Жеребинские чтения). – Владимир :
Транзит-ИКС, 2007. – 0,25 печ. л.
37. Пожарский Д. В. Правовая природа и технологии подготовки нормативных актов Президента РФ / Д. В. Пожарский, Ю. Г. Арзамасов // Гражданин и право. – 2007. – № 9. – 2,75/1,38 печ. л. ; № 10. – 1,5/0,75 печ. л.
38. Головкин Р. Б. Теория государства и права : учеб. пособие /
Р. Б. Головкин, В. В. Мамчун, Д. В. Пожарский. – Владимир : ВЮИ ФСИН
России, 2007. – 11,5/3,5 печ. л.
39. Пожарский Д. В. Технология подготовки нормативных актов
Президента / Д. В. Пожарский, Ю. Г. Арзамасов // Нормография: теория и
методология нормотворчества : учеб.-метод. пособие для вузов / под ред.
Ю. Г. Арзамасова. – М. : Трикста : Акад. Проект, 2007. – 1,88/0,94 печ. л.
40. Пожарский Д. В. Экономическая функция в системе функций
современного Российского государства / Д. В. Пожарский, Э. Р. Мирзоян //
Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2007. – № 2(3). – 0,5/0,4 печ. л.
41. Пожарский Д. В. Цели государства и права человека: проблемы
соотношения / Д. В. Пожарский // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2007.
– № 4(5). – 0,25 печ. л.
42. Пожарский Д. В. О некоторых теоретико-правовых проблемах
целеполагания и целеосуществления в Российском государстве / Д. В. Пожарский // Неклассическое общество: векторы развития : материалы Всерос.
науч.-практ. конф. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2008. – 0,38 печ. л.
43. Пожарский Д. В. Цель государства в учении Георга Еллинека /
Д. В. Пожарский, Э. Р. Мирзоян // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2008.
– № 1(6). – 0,38/0,25 печ. л.
44. Пожарский Д. В. Целеполагание в конституционной доктрине
Советского государства на примере Конституции СССР 1977 г. / Д. В. Пожарский // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2008. – № 2(7). – 0,5 печ. л.
45. Пожарский Д. В. Держава i право: проблеми становлення i стратегiя розвитку / Д. В. Пожарский // Збiрник матерiалiв Мiжнародноi науково-практичноi конференцii (16–17 травня 2009 року, м. Суми) / Сумська
фiлiя Харкiвського нацiонального унiверситету внутрiшнiх справ. – Суми :
Видавництво, 2009. – 0,25 печ. л.
46. Пожарский Д. В. Либеральная концепция целей и функций государства во взглядах Вильгельма фон Гумбольдта / Д. В. Пожарский // Российское общество и государство: актуальные проблемы на современном
этапе : материалы Междунар. науч.-практ. конф. / сост. и общ. ред. А. С.
Тимощука. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2009. – 0,3 печ. л.
47. Пожарский Д. В. Международный опыт правоохранительной деятельности : учеб. пособие / Д. В. Пожарский, И. Н. Куркина. – Владимир :
ВЮИ ФСИН России, 2009. – 10,0/2,69 печ. л.
48
48. Пожарский Д. В. О соотношении экономической и охранительной функций Российского государства / Д. В. Пожарский // Юрид. наука и
правоохран. практика. – 2009. – № 4. – 0,38 печ. л.
49. Пожарский Д. В. Проблемы понятия и классификации имманентных функций государства (на примере охранительного воздействия) /
Д. В. Пожарский // Государство и право: вызовы XXI века (Кутафинские
чтения) : материалы Междунар. науч.-практ. конф. – М. : Элит, 2010.
– 0,35 печ. л.
50. Пожарский Д. В. Социально-политическая солидарность как цель
идеологического и охранительного воздействия государства / Д. В. Пожарский // Экстремальные ситуации, конфликты, согласие в контексте национальной региональной безопасности : сб. материалов XII Междунар. науч.практ. конф., Москва, 26 нояб. 2010 г. – М. : Акад. упр. МВД России, 2010.
– 0,25 печ. л.
51. Пожарский Д. В. Цели и приоритеты в содержании охранительной функции государства в условиях модернизации российского общества
/ Д. В. Пожарский // Правовая политика в условиях модернизации : сб. материалов Всерос. конф. / отв. ред. В. В. Смирнов. – М. : ИГиП РАН, 2011.
– 0,19 печ. л.
52. Пожарский Д. В. Сущность государства и правоохранительная
деятельность / Д. В. Пожарский // Обеспечение прав человека в условиях
современного государства : материалы Междунар. науч.-практ. конф.
– Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2010. – 0,25 печ. л.
53. Пожарский Д. В. Охранительная функция государства в духовно-культурной сфере как гарантия законности / Д. В. Пожарский // Соблюдение законности и обеспечение правопорядка в деятельности органов
внутренних дел : сб. тр. межвуз. науч. семинара. – М. : Акад. упр. МВД
России, 2011. – 0,56 печ. л.
54. Пожарский Д. В. Охранительная функция Российского государства на современном этапе: проблемы преемственности и модернизации /
Д. В. Пожарский // Юрид. техника. – Н. Новгород, 2011. – № 5 : Вторые
Бабаевские чтения «Преемственность в праве: доктрина, российская и зарубежная практика, техника». – 0,63 печ. л.
55. Пожарский Д. В. Функции государства : лекция / Д. В. Пожарский. – М. : Акад. упр. МВД России, 2011. – 2,0 печ. л.
56. Пожарский Д. В. Функции Советского и Российского государства: соотношение теорий / Д. В. Пожарский // Актуальные проблемы права и государства в XXI веке : материалы III Междунар. науч.-практ. конф.,
г. Уфа, 28–29 апр. 2011 г. В 5 ч. Ч. 2 / под общ. ред. Ф. Б. Мухаметшина.
– Уфа : УЮИ МВД РФ, 2011. – 0,5 печ. л.
57. Пожарский Д. В. Охранительная и идеологическая функции Российского государства в условиях модернизации / Д. В. Пожарский,
Р. В. Королёв // Правовое государство. – 2011. – № 2. – 0,25/0,13 печ. л.
49
58. Пожарский Д. В. Целевая составляющая охранительной функции Российского государства в условиях модернизации / Д. В. Пожарский
// Российская экономика: новая реальность (экономика, предпринимательство, право) : сб. науч. тр. ученых и преподавателей. – М. : Моск. ин-т
предпринимательства и права, 2011. – Вып. 10. – 0,13 печ. л.
59. Пожарский Д. В. Охранительная функция Российского государства в условиях глобализации / Д. В. Пожарский // Взаимодействие международного и внутригосударственного права Российской Федерации по
обеспечению безопасности личности, общества и государства : сб. тр.
межвуз. науч. семинара. – М. : Акад. упр. МВД России, 2011. – 0,31 печ. л.
60. Пожарский Д. В. О понятии и значении охранительной функции
государства / Д. В. Пожарский // Административная реформа в России: результаты и перспективы дальнейшей реализации : материалы межвуз.
«круглого стола». – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2011. – 0,38 печ. л.
61. Пожарский Д. В. Функции государства: от классификации к типологии / Д. В. Пожарский // Юридическая наука как основа правового
обеспечения инновационного развития России (Кутафинские чтения) : сб.
докл. – М. : МГЮА им. О. Е. Кутафина, 2012. – 0,38 печ. л.
62. Пожарский Д. В. Законность и правопорядок в системе функций
государства (вопросы теории) / Д. В. Пожарский // Законность и правопорядок в современной России: проблемы, тенденции, перспективы : сб. материалов межвуз. науч. конф. – М. : МИГУП, 2012. – 0,25 печ. л.
63. Пожарский Д. В. Проблемы реализации уголовно-исполнительной политики в контексте обеспечения национальных правоохранительных интересов / Д. В. Пожарский // Перспективы развития российской
государственности в условиях глобализации : материалы Всерос. «круглого стола». – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2013. – 0,3 печ. л.
64. Пожарский Д. В. Место и роль уголовно-исполнительной системы
в механизме Российского государства / Д. В. Пожарский // Актуальные проблемы деятельности подразделений УИС : сб. материалов Всерос. науч.практ. конф. В 2 т. Т. 1. – Воронеж : Научная книга, 2013. – 0,5 печ. л.
65. Пожарский Д. В. Функции государства / Д. В. Пожарский // Теория государства : учеб.-практ. пособие / под ред. Р. Б. Головкина,
С. А. Софроновой. – М. : Юрлитинформ, 2014. – 17,0/2,13 печ. л.
50
Пожарский Дмитрий Владимирович
ОХРАНИТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ ГОСУДАРСТВА
(теоретико-методологические проблемы)
Подписано в печать 24.12.2014. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 3,02. Тираж 150 экз.
51
52
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
20
Размер файла
450 Кб
Теги
государства, функции, проблемы, методологический, теоретико, охранительная
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа