close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Трансформация полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Климова Яна Александровна
ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОЛНОМОЧИЙ ПРОКУРОРА
НА ЗАВЕРШАЮЩИХ ЭТАПАХ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА
Специальность: 12.00.09 — уголовный процесс
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Волгоград ― 2017
2
Работа выполнена в федеральном государственном казенном образовательном
учреждении высшего образования «Волгоградская академия Министерства
внутренних дел Российской Федерации»
Научный руководитель
доктор юридических наук, профессор,
заслуженный работник высшей школы
Российской Федерации
Зайцева Елена Александровна
Официальные оппоненты:
Манова Нина Сергеевна,
доктор юридических наук, профессор,
ФГБОУ ВО «Саратовская государственная
юридическая академия, профессор
кафедры уголовного процесса
Дикарев Илья Степанович,
кандидат юридических наук, доцент,
ФГАОУ ВО «Волгоградский
государственный университет»,
директор Института права
Ведущая организация
ФГБОУ ВО «Удмуртский государственный
университет», Институт права, социального
управления и безопасности
Защита состоится «13» апреля 2017 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 203.003.01 на базе федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования «Волгоградская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации» по адресу:
400089, г. Волгоград, ул. Историческая, 130, зал заседаний ученого совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на официальном
сайте федерального государственного казенного образовательного учреждения
высшего образования «Волгоградская академия МВД России» - www.va-mvd.ru.
Автореферат разослан «___ » февраля 2017 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат юридических наук, доцент
Н.Н. Шведова
3
Общая характеристика работы
Актуальность
диссертационного
исследования.
Уголовно-
процессуальный кодекс Российской Федерации в качестве назначения уголовного судопроизводства провозгласил защиту прав и законных интересов лиц и
организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения её прав и свобод. Решение
этой первоочередной задачи может быть обеспечено только путём быстрого и
полного раскрытия преступлений, уголовного преследования лиц, их совершивших, объективного судебного разбирательства, правильного толкования закона, и формирования правоприменительной практики с учетом строгого соблюдения процессуальных норм.
В настоящее время в условиях продолжающегося реформирования предварительного расследования значительно возрастает роль прокурора в обеспечении режима законности на досудебных стадиях. Так, согласно статистике Генеральной прокуратуры за 6 месяцев 2016 года прокурорами было отменено
12 013 незаконных постановлений о возбуждении уголовного дела, что на 9,4%
выше, чем за аналогичный период 2015 года. За этот же период 2016 г. прокурорами отменено 1 423 245 незаконных постановлений органов предварительного следствия и органов дознания об отказе в возбуждении уголовного дела,
16 978 постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования)1.
Прокурор, реализуя свои полномочия по надзору за исполнением законов
в деятельности органов предварительного расследования, должен иметь законодательно закрепленную возможность завершить досудебное производство по
уголовному делу в любой момент. Так, если на стадии возбуждения уголовного
дела он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановОфициальная статистика. Генеральная прокуратура Российской Федерации: официальный
сайт. [Электронный ресурс]. URL: http://www.genproc.gov.ru/stat/data/1114179/ (дата
обращения: 21.09.2016).
1
4
ление о возбуждении уголовного дела, что приводит к завершению процессуальной деятельности по данному факту, а на стадии предварительного расследования по делам, расследуемым в форме дознания, — вынести постановление
о прекращении уголовного дела, то при осуществлении надзорных полномочий
за предварительным следствием прокурор уполномочен в пределах своей компетенции только указать следователю на необходимость прекращения уголовного дела. Непосредственно при рассмотрении уголовного дела, поступившего
с обвинительным заключением или обвинительным актом, прокурор вправе
возвратить уголовное дело следователю, дознавателю со своими письменными
указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков, что порождает новый правоприменительный цикл в
процессуальной деятельности органов предварительного расследования.
В связи с этим актуальной в теоретическом плане является проблема соотношения полномочий прокурора и реализуемых им функций, поскольку в
науке уголовно-процессуального права высказываются мнения о тождестве
полномочий и функций прокурора, не считая того, что и вопрос о функциях
прокурора всегда относился к разряду дискуссионных. В этом контексте требует исследования явление трансформации полномочий прокурора с точки зрения
изменения их объема и качества, что предопределяется спецификой завершающих досудебное производство этапов, которые также нуждаются в теоретическом осмыслении в плане определения их процессуально-правовой сущности
как структурных единиц в системе стадийного построения уголовного судопроизводства.
Следует учитывать и то, что в связи с наличием возможности завершения
предварительного расследования всегда возникает вопрос о соблюдении прав и
законных интересов участников уголовного судопроизводства. Завершающие
досудебное производство решения, так или иначе, касаются широкого круга
субъектов уголовно-процессуальной деятельности, степень удовлетворения за-
5
конных интересов которых различна, как и уровень защищенности их прав. В
этом аспекте роль прокурора как гаранта соблюдения прав и свобод участников
уголовного процесса существенно возрастает.
Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства в части полномочий прокурора в досудебном производстве по уголовным делам
показывает, что, несмотря на единые задачи надзорной деятельности прокурора
на этом этапе, в отношении следствия и дознания объем его полномочий неодинаков, что проявляется, в том числе, и на завершающих этапах досудебного
производства. Так, при рассмотрении уголовного дела, поступившего с обвинительным актом, прокурор может принять решение о прекращении уголовного
дела, а по делу, поступившему с обвинительным заключением, у него нет таких
полномочий, что, однако, не лишает его права в последующем при рассмотрении уголовного дела в суде отказаться от осуществления уголовного преследования. Надзорная деятельность прокурора в досудебном производстве направлена, прежде всего, на обеспечение законности и обоснованности предстоящего
государственного обвинения. Очевидно, что различный объем полномочий
прокурора в отношении следствия и дознания не способствует поддержанию
единства уголовно-процессуальной формы, не содействует равной степени защищенности прав и законных интересов участников досудебного производства
по делам, расследуемым в форме предварительного следствия или дознания, не
обеспечивает общего режима правоприменения и целостности надзорной прокурорской практики как юридического феномена.
Нормативная регламентация этапов завершения досудебного производства богата правовыми коллизиями, недосказанностями и пробелами в праве.
Изучение указанной проблематики позволит существенно улучшить правоприменительную практику, создать единую систему требований к сотрудникам органов дознания, следственных подразделений и работникам прокуратуры, и,
как следствие, повлечет увеличение доверия общества к правосудию в целом.
Таким образом, в настоящее время, возникает объективная необходимость в оптимизации норм уголовно-процессуального законодательства, каса-
6
ющихся полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства, что свидетельствует о практической важности и теоретической актуальности избранной темы диссертационного исследования.
Степень научной разработанности темы. Вопросы процессуального
статуса прокурора в досудебном производстве в свете постоянного реформирования законодательства не теряют своей актуальности последние десятилетия и
являются предметом исследования многих ученых.
В досоветский период вопросы правового статуса прокурора в уголовном
судопроизводстве рассматривались в исследованиях юристов: А.Ф. Кони,
А.А. Квачевского, П.И. Люблинского, Н.В. Муравьева, В.К. Случевского,
Н.Д. Сергеевского, И.Я. Фойницкого, И.Г. Щегловитова и других.
В дальнейшем в советский период проблемам осуществления процессуальных функций и полномочий прокурором значительное внимание было уделено в трудах процессуалистов: В.И. Баскова, Ю.Н. Белозерова, Н.В. Жогина,
М.П. Кан, М.А. Ковалева, А.М. Ларина, А.Р. Михайленко, Я.О. Мотовиловкера,
В.П. Нажимова, Л.А. Николаевой, И.Д. Перлова, Р.Д. Рахунова, В.М. Савицкого, М.С. Строговича, Х.С. Таджиева, Ф.Н. Фаткуллина, М.А. Чельцова,
В.Н. Шпилева, П.С. Элькинд, М.Л. Якуб, Н.А. Якубович и других.
С принятием УПК РФ различные аспекты осуществления уголовно–
процессуальных функций и полномочий прокурором анализировались в работах А.С. Александрова, С.Н. Алексеева, О.Я. Баева, А.С. Барабаша,
Л.Н. Башкатова, В.Г. Бессарабова, В.В. Бобырева, В.П. Божьева, В.М. Бозрова,
А.Д. Бойкова, Е.Д. Болтошева, Е.А. Буглаевой, Н.В. Булановой, В.М. Быкова,
Г.Н. Ветровой, Л.В. Виницкого, Ю.Е. Винокурова, Л.М. Володиной, С.Э. Воронина, Л.А. Воскобитовой, Б.Я. Гаврилова, Л.В. Головко, А.М. Джафарова,
И.Ф. Демидова, И.Л. Друкарова, И.А. Дубины, Р.В. Жубрина, О.Д. Жука,
Е.А. Зайцевой, З.З. Зинатуллина, А.Г. Звягинцева, В.Н. Исаенко, Г.С. Казиняна,
О.С. Капинус, Н.И. Капинуса, Н.А. Кириенко, В.В. Клочкова, Н.П. Кирилловой,
О.А. Кожевникова, А.П. Короткова, Б.В. Коробейникова, А.П. Кругликова,
В.Ф. Крюкова, В.А. Лазаревой, А.М. Ларина, В.П. Лупинской, Н.С. Мановой,
7
В.Н. Махова, И.В. Маслова, И.Л. Петрухина, В.П. Рябцева, Т.К. Рябининой,
А.Б. Соловьева, А.Я. Сухарева, В.А. Семенцова, А.В. Смирнова, А.Б. Соловьева, М.Е. Токаревой, Л.Н. Масленниковой, И.В. Овсянникова, В.Т. Томина,
Н.С. Трубина, Г.Г. Турилова, А.А. Тушева, В.Г. Ульянова, А.Г. Халиулина,
Т.Ю. Цапаевой, В.А. Чернышева, В.С. Шадрина, С.А. Шейфера, С.П. Щербы,
Г.П. Химичевой, О.В. Химичевой, В.Н. Юрчишина, Ю.К. Якимовича, В.В. Яковенко, В.Б. Ястребова и других.
После внесения существенных изменений в УПК РФ в 2007 г. правовой
статус прокурора анализировался в научных трудах З.Ш. Гатауллина (2007 г.),
Е.А. Дресвянниковой (2007 г.), Р.В. Мазюка (2007 г.), Р.М. Исаевой (2007 г.),
В.М. Горлова (2008 г.), К.А. Бабина (2008 г.), А.Н. Агеева (2009 г.), Н.В. Веретенникова (2009 г.), В.А. Андреянова (2009 г.), Э.Р. Исламовой (2009 г.),
Т.Н. Самойловой (2009 г.), В.С. Калашникова (2010 г.), А.Ю. Чуриковой (2010
г.), Е.Н. Бушковской (2011 г.), Д.С. Кроткова (2011 г.), В.В. Самсонова (2011 г.),
Е.А. Буглаевой (2011 г.), А.Г. Тетерюка (2011 г.) и других.
В последние годы опубликованы исследования, посвященные роли прокурора в уголовном судопроизводстве: Э.О. Безмельницыной (2013 г.),
Д.И. Ережипалиева (2013 г.), Е.Н. Гринюк (2013 г.), Г.Д. Харебавы (2013 г.),
А.А. Терехина (2013 г.), Э.А. Хайруллиной (2013 г.), М.В. Серебрянниковой
(2013 г.), А.В. Спирина (2014 г.), Б.А. Тугутова (2014 г.), А.В. Чубыкина (2014
г.), Ш.М. Абдул-Кадырова (2015 г.), К.А. Таболиной (2016 г.), Д.А. Сычева
(2016 г.), А.Д. Пестова (2016 г.), которые внесли значительный вклад в развитие
уголовно-процессуальной науки в части, касающейся осуществления прокурором процессуальных полномочий. В то же время эти работы не исчерпывают
исследования всех проблем, касающихся осуществления функций прокурора в
досудебном производстве. Постоянные законодательные новеллы и расширяющийся ежегодно опыт правоприменения требуют нового комплексного исследования в этой сфере, так как под их воздействием продолжается дальнейшая
трансформация полномочий прокурора и самих завершающих этапов досудебного производства.
8
Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются
правоотношения, возникающие при реализации полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства, а также деятельность органов,
осуществляющих соответствующее производство и обеспечение прав и законных интересов участников уголовного процесса.
Предметом
исследования
является
действующее
уголовно-
процессуальное, уголовное и конституционное законодательство, нормы международного права и соответствующие подзаконные акты, регламентирующие
полномочия прокурора на завершающих этапах досудебного производства, а
также практика их применения.
Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования
является формирование концептуальных подходов к пониманию сущности завершающих этапов досудебного производства и роли прокурора в реализации
их задач в контексте трансформации его полномочий, разработка с учетом этого предложений по совершенствованию процессуальной регламентации соответствующих полномочий прокурора и обоснованных рекомендаций по оптимизации процессуальной деятельности при завершении досудебного производства по уголовным делам.
Для достижения обозначенных целей необходимо решить следующие задачи:
 уточнить понятие завершающих этапов досудебного производства по
уголовным делам;
 исследовать категорию «трансформация» применительно к системе
полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве и предложить авторское
видение модели трансформации указанных полномочий;
 вычленить наиболее значимые аспекты реализации полномочий прокурора при решении вопроса об отказе в возбуждении уголовного дела, определить специфику обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства при этом;
9
 конкретизировать цели, задачи и роль прокурора в обеспечении законности и обоснованности решений при завершении досудебного производства в отношении несовершеннолетних и лиц, нуждающихся в применении
принудительной меры медицинского характера, при прекращении уголовного
дела, при окончании предварительного расследования с составлением обвинительного заключения, обвинительного акта и обвинительного постановления;
 определить меры по дальнейшему совершенствованию указанной деятельности, с учетом специфики правового статуса участников уголовного судопроизводства, имеющих отношение к применению этих норм;
 изучить наиболее типичные недостатки и ошибки, возникающие в
правоприменительной деятельности при реализации норм, регулирующих полномочия прокурора на завершающих этапах досудебного производства, выявить их причины на основе анализа соответствующей практики;
 разработать практические рекомендации работникам органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры по оптимизации процессуальной деятельности на завершающих этапах досудебного производства и предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства в
этой части.
Методологической основой исследования являются универсальный диалектический метод, рассматривающий предмет исследования с точки зрения
его непрерывного развития, изменения и взаимосвязи с другими явлениями, а
также общие и частные методы научного познания правовых явлений: исторический, использованный при изучении становления и развития нормативной регламентации процессуальной деятельности прокурора на завершающих этапах
досудебного производства в уголовном процессе России; герменевтический,
применённый для интерпретации памятников права; сравнительно-правовой
метод, способствовавший выявлению сходства и различия в регламентации однородных полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства в уголовном процессе России и зарубежных стран; методы анализа и
синтеза для изучения позиций ученых по ключевым аспектам темы, при осу-
10
ществлении исследования нормативных актов различного уровня, анализе материалов уголовных дел; системно-структурного анализа, использованный при
вычленении буферных производств в системе уголовного судопроизводства;
формально-юридический, позволивший провести различные классификации, а
также толковать нормы действующего УПК РФ в части, касающийся деятельности прокурора на завершающих этапах досудебного производства; социологический, примененный в ходе анкетирования по вопросам необходимости совершенствования полномочий прокурора; статистического анализа, позволивший исследовать опубликованную и неопубликованную следственную, прокурорскую и судебную практику и выявить проблемы регламентации полномочий
прокурора.
Теоретической основой диссертационного исследования послужили
научные труды в области теории и истории государства и права, уголовнопроцессуального права, прокурорского надзора по вопросам осуществления прокурором полномочий на завершающих этапах досудебного судопроизводства.
Нормативную базу исследования образуют относящиеся к теме исследования положения международных нормативных правовых актов, Конституция
Российской Федерации, действующее уголовно-процессуальное законодательство России, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», постановления Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ, приказы Генерального прокурора РФ, касающиеся полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства.
Кроме того, в ходе исследования проводился анализ конституционного и
уголовно-процессуального законодательства государств на постсоветском пространстве (Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова,
Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина), а
также Англии, Болгарии, Грузии, Италии, Нидерландов, Китайской Народной
Республики, Соединенных Штатов Америки, Федеративной Республики Германии, Французской Республики и Японии, касающегося особенностей реализа-
11
ции полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства.
Также в качестве источников нормативной информации были использованы законодательные акты, утратившие силу: Устав уголовного судопроизводства 1864 г., законодательство СССР и РСФСР и др., но отражающие закономерности развития уголовно-процессуального права России и зарубежных
стран.
Эмпирическую базу исследования составляют результаты изучения 247
уголовных дел, рассмотренных мировыми и федеральными судьями Центрального и Дзержинского районов г. Волгограда в период с 2012 по 2016 гг., опубликованные судебные решения, в том числе на сайтах «ГАС-Правосудие», «Росправосудие», в справочно-правовой системе «КонсультантПлюс», практика
осуществления надзора прокурорами Волгоградской области при принятии
итоговых решений с 2012 по 2016 гг. В работе использованы результаты предпринятого в интересах настоящего диссертационного исследования опроса 227
практических работников (прокуроров, следователей, дознавателей, адвокатов)
г. Волгограде и Волгоградской области, г. Сочи, г. Астрахань и других городах
(всего более 20 городов); данные проведенных различными учеными и авторскими коллективами социологических исследований, опубликованные обзоры
судебной практики по теме диссертации, личный десятилетний опыт следственной работы соискателя.
Научная новизна диссертационного исследования состоит в разработке
авторской модели трансформации полномочий прокурора на завершающих
этапах досудебного производства в условиях обеспечения прав и законных интересов участников уголовного процесса, которая служит теоретической основой для формулирования предложений по совершенствованию процессуальной
регламентации полномочий прокурора на завершающих этапах и выдвижения
обоснованных рекомендаций для органов предварительного расследования и
прокуратуры в этой части.
Данная работа является одним из первых комплексных научных исследований полномочий прокурора в контексте их трансформации на всех заверша-
12
ющих этапах досудебного производства с точки зрения деятельностного подхода. На монографическом уровне сквозь призму трансформации полномочий
прокурора рассмотрены проблемы обеспечения прав участников уголовного
процесса при завершении досудебного производства: как на стадии возбуждения уголовного дела, так и на стадии предварительного расследования. Сформулирован оригинальный подход к уяснению сущности завершающих этапов
досудебного производства, включающих в себя «буферные производства»,
определен их предмет, субъектный состав, форма процессуальной деятельности, что обогащает учение об уголовно-процессуальных производствах.
На основе изучения и анализа правовой литературы, мнения работников
органов предварительного следствия, дознания и прокуратуры, а также массива
обширного иного эмпирического материала, определен объем полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства, уточнено содержание, понятие и классификация завершающих этапов досудебного производства
по уголовным делам, разработаны и сформулированы предложения по совершенствованию норм действующего уголовно-процессуального законодательства; выработаны конкретные предложения по повышению эффективности реализации полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства.
Основные концептуальные подходы, составляющие содержание указанной модели, нашли отражение в положениях, выносимых на защиту:
1.
Завершающий этап досудебного производства по уголовным делам
может быть определен как относительно обособленный участок процессуальной деятельности компетентных должностных лиц по принятию решения об
окончании цикла процессуальных отношений в стадии возбуждения уголовного
дела или стадии предварительного расследования на основании наличия достаточных данных, свидетельствующих о необходимости окончательного прекращения досудебного производства или движения уголовного дела в следующую
стадию процесса с целью соблюдения прав и законных интересов участников
уголовного судопроизводства и реализации его назначения.
13
2.
Специфика завершающих этапов может быть уяснена при проведе-
нии их классификации в зависимости от последствий для движения уголовного
дела:
1) исключающие дальнейшее движение уголовного дела в следующую
стадию:
— завершающиеся отказом в возбуждении уголовного дела;
— завершающиеся прекращением уголовного дела;
2) предусматривающие развертывание уголовно-процессуальной деятельности в последующую стадию уголовного производства:
— утверждение обвинительного заключения, обвинительного акта или
обвинительного постановления и направление уголовного дела в суд;
— прекращение уголовного преследования и ходатайство перед судом о
применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительных мер воспитательного воздействия;
— утверждение постановления следователя о направлении уголовного
дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера;
— направление уголовного дела в суд с ходатайством о прекращении
уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры
уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.
3.
Действия и решения прокурора на завершающих этапах следует
относить к самостоятельной части уголовного процесса — «буферным производствам» — завершающим досудебное производство этапам процессуальной
деятельности прокурора, руководителя следственного органа, судьи, которые в
пределах их контрольных и надзорных полномочий проверяют по своей инициативе или жалобе участников уголовного процесса законность и обоснованность решения органа предварительного расследования о дальнейшем движении уголовного дела на следующую стадию уголовного процесса или о прекращении уголовного судопроизводства.
Данная проверка предопределяет предмет процессуальной деятельности
в рамках буферного производства. Инициация такой проверки возможна как
14
лицами, наделенными властными полномочиями (в силу ex officio), а также лицами, имеющими собственный или представляемый интерес в уголовном деле.
Основные участники процессуальных отношений на данных этапах — властные
субъекты производства по уголовному делу, наделенные полномочиями по
осуществлению ведомственного контроля (руководитель следственного органа,
начальник органа дознания), судебного контроля (судья) и прокурорского надзора. Форма процессуальной деятельности в буферном производстве воплощена
в конкретном алгоритме правоотношений, который зависит от формы завершения досудебного производства.
4.
Буферное производство выделяется не по субъектной составляю-
щей (как только деятельность прокурора), а по сущности процессуальной деятельности и роли этого вида деятельности в системе уголовного судопроизводства: принципиальным критерием его вычленения в системе уголовного процесса выступает не состав лидирующих субъектов (как это принято для досудебного и судебного производства в системе «разделения труда» органов предварительного расследования и суда), а перспективная направленность осуществления процессуальной деятельности в его рамках, что связано со
внутренней структурой уголовного судопроизводства как целостной системы
последовательно сменяющих друг друга стадий.
5.
Понятие «трансформация» применительно к полномочиям проку-
рора следует рассматривать в трех значениях:
1) в историческом аспекте — как становление и изменение полномочий
прокурора на протяжении длительного времени на различных этапах производства по уголовным делам;
2) в функциональном аспекте — как изменение функциональной направленности его деятельности через объем реализуемых полномочий на завершающих этапах в зависимости от принятого итогового решения органов предварительного расследования;
3) в перспективном аспекте — как объективную потребность в изменении
объема полномочий прокурора с учетом динамично реформирующегося уго-
15
ловно-процессуального законодательства.
6.
Исходя из развития различных полномочий прокурора, взяв за ос-
нование классификации доминирующую функцию на определенном отрезке
времени, предлагается периодизация исторических этапов в развитии прокуратуры, позволяющая проследить трансформацию полномочий прокурора в контексте реализации его функций на всем пути их исторического развития: 1) общенадзорная функция (1722-1832 гг.); 2) параллельное существование административного надзора (общенадзорная функция) и надзора за судами (1832-1864
гг.); 3) обвинительная функция (функция уголовного преследования) (18641917 гг.); 4) упразднение прокуратуры (1917-1922 гг.);
5) смешан-
ные функции (ярко выраженная основная функция отсутствует): общенадзорная функция, обвинительная функция и вспомогательная правотворческая
функция (1922-1933 гг.); 6) общенадзорная функция, надзор за исполнением законов административными органами и надзор за органами предварительного
расследования (1933-1941 гг.); 7) все функции прокуратуры переданы органам
военного управления (1941 - 1955 гг.); 8) общенадзорная функция и надзор за
органами предварительного расследования — восстановление полноценных
функций прокуратуры (1955-1960 гг.); 9) расширение общенадзорной функции,
установление ведущей роли прокуратуры в инициировании уголовного преследования, надзор за органами предварительного расследования, в том числе за
вновь созданным следственным корпусом (1960-1979 гг.); 10) законодательная
фиксация отраслей прокурорского надзора, четкая регламентация функций без
выделения доминирующей (1979-1991 гг.); 11) обвинительная функция — прокурор позиционируется как сторона в уголовном судопроизводстве, функция
надзора за законностью в судах ликвидирована (1991-2001 гг.); 12) современный этап развития функций прокуратуры (2001 г. — настоящее время), характеризующийся постоянной трансформацией полномочий прокурора.
7.
В настоящее время имеющиеся у прокурора полномочия не могут в
полной мере обеспечить реализацию возложенных на него функций, что требует трансформации ряда его полномочий. В связи с этим необходимо внести из-
16
менения и дополнения в УПК РФ, направленные на нормативное закрепление
полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства:
1) Нормы УПК РФ, регулирующие деятельность на стадии возбуждения
уголовного дела, целесообразно изложить в следующей редакции:
— часть 4 статьи 20: «Прокурор, руководитель следственного органа,
следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное
дело о любом преступлении…»;
— часть 3 статьи 21: «Прокурор, руководитель следственного органа,
следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях…»;
— часть 2 статьи 37: «2) возбуждать уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом, отказывать в возбуждении уголовного дела, разрешать вопрос целесообразности уголовного преследования;»;
— часть 1 статьи 148: «При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган
дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении
уголовного дела.».
2) В нормы УПК РФ, регламентирующие процедуру прекращения уголовного дела, целесообразно внести следующие изменения:
— в часть 2 статьи 37 внести изменения: «13) утверждать постановление
следователя, дознавателя о прекращении производства по уголовному делу;»;
— часть 1 статьи 221 дополнить новым пунктом: «2.1) о прекращении
уголовного дела по основаниям, предусмотренным статьями 24 - 28.1 настоящего Кодекса;».
3) В целях совершенствования регулирования завершающего этапа, оканчивающегося составлением итогового документа, необходимо:
— статью 37 дополнить новым пунктом: «14.1) самостоятельно составлять новое обвинительное заключение, в том числе в случае допущения следователем в обвинительном заключении неточностей, не влияющих на объем обвинения, его юридическую формулировку и квалификацию деяния.».
17
— часть 1 статьи 220 УПК РФ дополнить словами: «В обвинительном заключении следователь, прокурор указывает…»;
— статью 221 УПК РФ новым пунктом: «п. 4) о самостоятельном составлении нового обвинительного заключения, в том числе в случае допущения
следователем в обвинительном заключении неточностей, не влияющих на объем обвинения, его юридическую формулировку и квалификацию деяния.».
4) Для оптимизации регулирования деятельности на завершающем этапе, оканчивающимся прекращением уголовного преследования с применением
принудительных мер воспитательного воздействия или передачей уголовного
дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера целесообразно часть 2 статьи 37 УПК РФ дополнить следующими пунктами:
«15.1) утверждать постановление дознавателя о прекращении уголовного
преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия;
15.2) утверждать постановление следователя о направлении уголовного
дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера;».
8.
Предлагается поставить прекращение уголовного дела с примене-
нием принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему под надзор прокурора вне зависимости от форм расследования, а также ввести процедуру медиации в качестве альтернативного завершающего этапа и
наделить прокурора полномочиями утверждать медиационное соглашение с
несовершеннолетним.
Утверждение заключения медиационного соглашения в отношении несовершеннолетних — это деятельность надзирающего прокурора, проводимая им
на основании ходатайства несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого)
и его защитника с согласия его законного представителя, а также потерпевшего,
направленная на изучение материалов уголовного дела и содержания медиационного соглашения с целью проверки их на соответствие требованиям действующего закона, соблюдения прав и законных интересов участников уголов-
18
ного судопроизводства, в особенности несовершеннолетних подозреваемых
(обвиняемых), по итогам которой при утверждении прокурором данного соглашения уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего подлежит незамедлительному прекращению.
Теоретическая значимость исследования видится в том, что выводы,
сформулированные в диссертации, способствуют развитию общей теории уголовного процесса, в частности, учений о процессуальных производствах и об
уголовно-процессуальных функциях; результаты исследования расширяют и
уточняют имеющиеся научные знания о сущности и значении завершающих
этапов досудебного производства и трансформации полномочий прокурора на
этих этапах; высвечивают существующие проблемы правового регулирования
деятельности прокурора на завершающих этапах досудебного производства и
определяют направления возможного совершенствования законодательства в
данной части.
Содержащиеся в диссертационном исследовании выводы и рекомендации
могут иметь научно-познавательную ценность и быть учтены в прикладных и
фундаментальных исследованиях, ориентированных на совершенствование законодательства в части оптимизации деятельности прокурора, субъектов расследования и суда в связи с завершением производства в досудебных стадиях
уголовного процесса.
Практическая значимость исследования состоит в том, рассмотренные
в работе теоретические положения и представленный анализ материалов практики являются основой для формулирования рекомендаций по совершенствованию правоприменительной практики.
Некоторые результаты исследования могут быть востребованы в разработках проблем оптимизации полномочий прокурора на завершающих этапах
досудебного производства, в том числе при разработке руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, подготовке ведомственных нормативных
актов Прокуратуры РФ, СК РФ, МВД РФ, методических рекомендаций для работников прокуратуры, ОВД и суда, в законотворческой деятельности. Работа
19
может использоваться для дальнейших научных изысканий по данной проблематике, а также в учебном процессе юридических вузов и факультетов по дисциплинам «Уголовный процесс», «Прокурорский надзор», а также для повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов.
Достоверность результатов исследования гарантируется применением
сбалансированной системы методов исследования при проведении эмпирических изысканий по теме диссертации, объемом изученного практического материала, обеспечивается широкой географией социологического опроса с использованием электронных форм.
Апробация результатов исследования. Основные результаты диссертационного исследования изложены в шестнадцати опубликованных статьях общим объемом 6,8 п.л., пять из которых — в рецензируемых научных журналах,
рекомендованных ВАК при Минобрнауки РФ. Базовые положения исследования
докладывались на 17 научно-представительских мероприятиях различного уровня; в том числе, на 9 международных научно-практических конференциях: «Современное состояние и проблемы уголовного и уголовно-процессуального права,
юридической психологии» (г. Волгоград, ВА МВД России, 13-14 декабря 2012 г.);
«Актуальные проблемы предварительного расследования» (г. Волгоград, ВА
МВД России, 28-29 ноября 2013 г.); «Актуальные проблемы правовой науки» (г.
Уфа, 10 сентября 2014 г.); «Судебная реформа 1864 г: ренессанс научного и практического интереса» (РАНХиГС при Президенте РФ, г. Волгоград, 04 декабря
2014 г.); «Аубакировские чтения» (Алматинская академия МВД РК, Республика
Казахстан, г. Алматы, 19 февраля 2015 г.); «Тенденции развития современной
юриспруденции» (Фонд развития юридической науки, Г. Санкт-Петербург, 20
июля 2015 г.); «Судебная система и гражданское общество России», посвященной
150-летию судебной реформы, (г. Саратов, Поволжский институт управления им.
П.А. Столыпина, 20 ноября 2015 г.); «Актуальные проблемы предварительного
расследования» (г. Волгоград, 28–29 октября 2015 г.); «Проблемы современной
юриспруденции» (г. Волгоград, 15 февраля 2016 г.); «Научная школа уголовного
процесса и криминалистики и современная юридическая наука» (г. Красноярск,
20
2015 г.); на всероссийских научно-практических конференциях: «Великая судебная реформа 1864 г. и её влияние на развитие права» (АНОВПОА «Международный университет в Москве», г. Калининград, 12 декабря 2014 г.); «Актуальные
проблемы предварительного расследования» (г. Нижний Новгород, 21 октября
2015 г.); «Современные проблемы противодействия преступности на международном уровне», посвящённой празднованию 65-летия образования Международной полицейской ассоциации (г. Волгоград, 29-30 октября 2015 г. Волгоградское
отделение Всероссийской полицейской ассоциации МПА) и др.
Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались
на заседаниях кафедры уголовного процесса учебно-научного комплекса по предварительному следствию в органах внутренних дел ФГКОУ ВО «Волгоградская
академия Министерства внутренних дел Российской Федерации», внедрены в
практику прокуроров Волгоградской области, Волгоградской транспортной прокуратуры, следователей СО Волгоградского ЛУ МВД России на транспорте, а
также в образовательный процесс ФГКОУ ВО «Волгоградская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации» и ФГКОУ ВО «Барнаульский
юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации».
Содержание диссертационного исследования
Во введении обосновывается актуальность темы, научная новизна исследования; определяются объект, предмет, цель и задачи исследования; характеризуется научная разработанность темы, методология исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость; дается характеристика эмпирической и информационной базы
работы и степени апробации полученных результатов, а также обосновываются
структура и содержание работы.
Первая глава «Завершение досудебного производства в системе уголовно-процессуальной деятельности и полномочия прокурора» содержит
два параграфа.
21
В первом параграфе «Понятие и классификация завершающих этапов
досудебного производства по уголовным делам» анализируются различные
точки зрения ученых на сущность и содержание завершающего этапа досудебного производства, сформулировано определение завершающих этапов и дается их
классификация с учетом перспектив последующего движения уголовного дела.
Обращено внимание, что согласно деятельностному подходу производство по
уголовному делу может завершиться на любой стадии досудебного производства. При этом юридические последствия для судьбы уголовного дела в указанных случаях различны: существуют завершающие этапы, исключающие дальнейшее движение уголовного дела в следующую стадию, а есть и завершающие
этапы, предусматривающие развертывание уголовно-процессуальной деятельности на новом уровне — в последующей стадии уголовного производства.
Отмечается, для любого этапа характерно уяснение оснований для завершения цикла процессуальной деятельности, что связано с достижением
определенных пределов доказывания. Далее, непременным условием соблюдения законности при завершении процессуальной деятельности выступает принятие обоснованного решения по ее итогам. Кроме того, с учетом правозащитной
составляющей назначения уголовного судопроизводства, необходимо обеспечить
права и законные интересы участников уголовного судопроизводства на завершающем этапе.
В работе отстаивается позиция, что исследуемые действия прокурора на
завершающих этапах образуют специфическое уголовно-процессуальное производство и их следует относить к самостоятельной части уголовного процесса
— «буферным производствам». Автором обосновывается научная гипотеза о
существовании в структуре завершающих этапов досудебного производства так
называемых «буферных производств»; сформулировано их понятие, определены
их предмет, субъектный состав и форма процессуальной деятельности; приведены
схемы, отражающие основные направления развития уголовно-процессуальных
отношений с участием прокурора на завершающих этапах в рамках буферных
производств.
22
Делается вывод о том, что уяснение сущности «буферных производств»
позволяет лучше структурировать процессуальную деятельность основных участников процессуальных отношений на завершающих этапах досудебного производства, определить вектор их деятельности, выявить правовую природу полномочий прокурора, что, в свою очередь, поможет выбрать пути их трансформации с
целью оптимизации нормативного регулирования его правового статуса.
Параграф второй первой главы «Полномочия прокурора на завершающих этапах досудебного производства: теоретические аспекты» посвящен исследованию вопроса о полномочиях прокурора на завершающих этапах досудебного производства, проблеме соотношения полномочий прокурора и реализуемых
им функций. Изучив позиции специалистов в общей теории права и уголовнопроцессуальной науке по понятию уголовно-процессуальных функций вообще и
функций и полномочий прокурора в частности, автор приходит к выводу, что
функции задают вектор деятельности прокурора в уголовном судопроизводстве, а полномочия обеспечивают качество и количество средств реализации
этой деятельности в рамках конкретной функции.
Обосновывается, что теория полифункциональной системы деятельности
прокурора в уголовном судопроизводстве более точно отражает многоплановость
и многозадачность действий и решений прокурора на завершающих этапах досудебного производства.
Исходя из изложенных позиций в деятельности прокурора на завершающих
этапах автором выделяются следующие функции: 1) надзора за законностью процессуальной деятельности органов предварительного расследования; 2) уголовного преследования; 3) правозащитная; 4) процессуального руководства расследованием; 5) разрешения уголовного дела. Однако, в зависимости от формы предварительного расследования и вида завершающего досудебное производство решения,
которое предопределяет дальнейшее движение уголовного дела, степень выраженности указанных функций может быть различна, а некоторые функции «плавно перетекают одна в другую», что требует определенной трансформации объема полномочий, посредством которых и реализуются новые функции. Констати-
23
руется, что функции прокурора не существуют в «чистом» виде: они «рассредоточены» по процессуальному полю деятельности прокурора, и в процессе деятельности могут «перетекать» из одной функции в другую (трансформируясь в зависимости от задач процессуального производства) или осуществляться параллельно.
Автором предложено определение завершающего этапа досудебного производства, дана классификация полномочий прокурора по различным основаниям (в
зависимости от последствий для движения уголовного дела, от отношения к проверяемым решениям, от степени активности прокурора в определении движения
дела, а также по предмету надзора).
Глава вторая «Нормативная регламентация процессуальной деятельности прокурора на завершающих этапах досудебного производства по уголовным делам» структурно состоит из двух параграфов, первый из которых – «Становление и развитие нормативной регламентации процессуальной деятельности прокурора на завершающих этапах досудебного производства в уголовном процессе России» – посвящен историческому анализу формирования
нормативных основ процессуальной деятельности прокурора на завершающих
этапах досудебного производства в отечественном уголовном процессе. Исследуется накопленный исторический опыт применения соответствующих полномочий
прокурора, сущность процессуальной деятельности прокурора на завершающих
этапах досудебного производства, что позволило автору проследить трансформацию функций прокурора и его полномочий в процессе правовых реформ.
Под трансформацией полномочий прокурора соискателем понимаются значительные изменения содержания полномочий (и реализуемых прокурором функций), оказывающих существенное влияние на его процессуальный статус и роль в
досудебном производстве по уголовным делам. Явление трансформации в таком
видении рассматривается в работе в трех аспектах: историческом, функциональном и перспективном.
В диссертации автором предложена периодизация основных этапов развития прокуратуры, позволяющая проследить трансформацию полномочий проку-
24
рора в контексте реализации его функций на всем пути их исторического развития. Обращено внимание, что, исходя из содержания коррелирующих норм УПК
РФ и Устава уголовного судопроизводства (1864 г.), полномочия прокурора демонстрируют определенную стабильность, обусловленную ролью прокуратуры в
системе государственных органов, в уголовном процессе в целом. Значительное
изменение содержания закона без учета традиционных тенденций в трансформации полномочий прокурора может повлечь дисбаланс уголовно-процессуальной
системы в целом.
В параграфе втором второй главы «Полномочия прокурора на завершающих этапах досудебного производства в уголовном процессе зарубежных
стран» анализируется уголовно-процессуальное зарубежное законодательство,
регулирующее процессуальную деятельность прокурора на завершающих этапах
досудебного производства, исследуется вопрос о возможности последующего
заимствования положительного зарубежного опыта для более эффективной регламентации полномочий прокурора в России.
Проведенный анализ законодательства зарубежных стран позволил автору
сделать вывод о наличии ряда нормативных положений в регламентации полномочий прокурора на завершающих этапах досудебного производства в иных государствах, которые с некоторой модификацией могли бы успешно применяться и в
уголовном процессе Российской Федерации. Так, необходимо предусмотреть
дискреционность полномочий прокурора при решении вопроса о необходимости уголовного преследования. Наделение дискреционными полномочиями
по отказу в возбуждении уголовного преследования прокуроров успешно применяется в ряде стран, таких как: Армения (ст. 37 УПК), Албания (ст. 24 УПК), Таджикистан (ст. ст. 28-31 УПК), Азербайджан (ст. 39 УПК), Нидерланды (ст. 167
УПК). Анализ зарубежного законодательства в этой части позволил высветить позитивный опыт применения оснований прокурорского «усмотрения» при решении
вопроса о прекращении уголовного преследования для возможного частичного
заимствования «альтернативных форм» в российском законодательстве.
25
Глава третья «Актуальные вопросы реализации полномочий прокурора
на завершающих этапах досудебного производства по уголовным делам»
структурно состоит из четырех параграфов, первый из которых посвящен исследованию реализации полномочий прокурора при решении вопроса об отказе в
возбуждении уголовного дела. Обращено внимание, что на рассматриваемом завершающем этапе можно проследить такую трансформацию: при отказе в возбуждении уголовного дела «параллельно» реализуются как надзорная функция
(проверка на предмет законности решения по сообщению о преступлении), так
и функция уголовного преследования – в случае отмены прокурором данного
постановления и направления материала на дополнительную проверку (в данной ситуации прокурор инициирует продолжение проверочных мероприятий с
целью уголовного преследования лица, совершившего преступление).
Автором отстаивается позиция о необходимости трансформации полномочий прокурора при отказе в возбуждении уголовного дела: следует не только
вернуть прокурору право возбуждать уголовные дела, но и в целом расширить
его полномочия путем введения принципа дискреционности при решении вопроса о целесообразности возбуждения уголовного дела, что будет способствовать оперативности и эффективности осуществления прокурорского надзора и
позволит снизить бюджетные расходы в связи с уголовным судопроизводством,
направить основные усилия органов предварительного расследования на производство по фактам преступлений, причинившим существенный вред охраняемым законом правоотношениям.
Параграф второй третьей главы «Деятельность прокурора при прекращении уголовных дел в стадии предварительного расследования» посвящен
анализу трансформации полномочий прокурора при прекращении уголовного
дела. Отмечается, что в зависимости от формы расследования прокурор реализует разные функции в досудебном производстве. Так, об осуществлении прокурором функции процессуального руководства можно говорить только по отношению к расследованию в форме дознания. Данная функция прокурора в анализируемой ситуации проявляет себя в даче дознавателю согласия на прекращение
26
уголовного дела (уголовного преследования) по некоторым основаниям (ст. 25,
25.1, 28, 28.1 УПК РФ), а также в полномочии прекратить уголовное дело, расследуемое дознавателем (п. 3 ч. 1 ст. 226 УПК РФ). В реализации этого полномочия прослеживается и функция надзора за исполнением закона, а также функция
разрешения уголовного дела и правозащитная функция.
Специфически проявляет себя полномочие прокурора по отмене незаконного и необоснованного решения дознавателя о прекращении уголовного дела
или уголовного преследования: прокурор не только отменяет такое решение, но
и своим постановлением возобновляет производство по уголовному делу. Это
полномочие «высвечивает» сразу три функции прокурора: надзора за исполнением законов при производстве дознания, процессуального руководства дознанием и, как представляется, функции уголовного преследования, т.к. именно стараниями прокурора продолжает развертываться обвинительная деятельность в
досудебном производстве по таким уголовным делам.
Результаты анализа уголовно-процессуального законодательства зарубежных стран, исследование имеющейся судебной практики, в ходе которого были
выявлены многочисленные случаи отказа прокурора от обвинения в суде, повлекшие прекращение уголовного дела уже на судебных стадиях, позволило сделать вывод о перспективности и целесообразности расширения полномочий
прокурора путем предоставления ему права прекращать уголовное дело
(уголовное преследование) независимо от формы расследования. Это обеспечит своевременную реализацию прав участников уголовного процесса и существенно снизит стоимость самого уголовного судопроизводства.
В третьем параграфе третьей главы «Вопросы оптимизации полномочий
прокурора при окончании предварительного расследования составлением
обвинительного заключения, обвинительного акта и обвинительного постановления» рассматривается проблема осуществления прокурором надзора за исполнением законов при окончании предварительного расследования с составлением
итогового
обвинительного
документа.
Изученные
мнения
ученых-
процессуалистов выявили неоднозначностью подходов к разрешению вопроса о
27
процессуальной деятельности прокурора на завершающем этапе расследования
при проверке уголовного дела. Обосновывается мнение о том, что разный объем
законодательно закрепленных полномочий в зависимости от формы расследования при фактическом осуществлении одинаковых функций (с перспективной
направленностью на поддержание государственного обвинения) не может не вызывать дискуссий. Познавательная деятельность прокурора по поступившему к
нему уголовному делу с итоговыми обвинительными документами при положительном исходе проверки вне зависимости от формы расследования нацелена на
обеспечение успешного поддержания государственного обвинения в суде, что отражает идею трансформации процессуальных функций и полномочий прокурора в
рамках буферного производства при движении уголовного дела из досудебных
стадий в судебное производство.
С изложенных позиций формулируется определение этапа проверки
прокурором поступившего к нему уголовного дела с обвинительным заключением (актом, постановлением) как деятельности надзирающего прокурора, направленной на изучение материалов уголовного дела и содержания обвинительного заключения (акта, постановления) с целью выяснения их соответствия требованиям действующего закона, соблюдения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и создания условий для успешной
реализации дальнейшего уголовного преследования в судебном производстве.
Параграф четвертый третьей главы «Роль прокурора в обеспечении законности решений при завершении досудебного производства в отношении
несовершеннолетних и лиц, нуждающихся в применении принудительных
мер медицинского характера» посвящен исследованию особенностей прокурорского надзора за деятельностью органов предварительного расследования
при производстве по уголовным делам в отношении лиц, имеющих ограниченные возможности защиты своих прав и законных интересов.
Исследуя вопрос о трансформации полномочий прокурора на данных
завершающих этапах, автор приходит к выводу, что при прекращении уголовного преследования с применением принудительных мер воспитательного воз-
28
действия или при передаче уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера наряду со «сквозной» правозащитной
функцией реализуется в большей степени надзорная функция прокурора, так
как в этих случаях главной задачей прокурора является надзор за тем, чтобы
принятое решение было законно, обоснованно и не нарушало прав участников
судопроизводства, прежде всего – наименее защищенных категорий, таких как
несовершеннолетние и лица, нуждающиеся в применении принудительных мер
медицинского характера. На этих завершающих этапах проявляется также
функция уголовного преследования: в полномочии прокурора возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного расследования (п. 2
ч. 5 ст. 439 УПК РФ). При реализации прокурором полномочия прекращать уголовное дело, поступившее от следователя с постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера (п. 3 ч. 5 ст. 439 УПК РФ), проявляет себя функция надзора за исполнением законов в деятельности органов предварительного следствия, правозащитная
функция и функция разрешения уголовного дела. Отмечается, что при этом
прокурор лишен аналогичного полномочия по прекращению уголовного дела,
поступившего с обвинительным заключением. А для прекращения уголовного
преследования и возбуждения перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительных мер воспитательного воздействия следователю даже согласия прокурора не требуется. Руководитель следственного органа, дав согласие следователю на вынесение этого постановления,
самостоятельно направляет его вместе с уголовным делом в суд (ч. 1 ст. 427
УПК РФ). В законе даже ничего не говорится о необходимости направления
копии этого решения прокурору, что, по мнению соискателя, отрицательно сказывается на эффективности надзора.
Автор подчеркивает наличие явной коллизии норм, регламентирующих
полномочия прокурора на указанных завершающих этапах, несмотря на то, что
прокурор, наоборот, должен обладать наиболее широким спектром полномочий,
так как в этих ситуациях затрагиваются интересы наименее защищенной катего-
29
рии лиц – несовершеннолетних. По сути же, прокурор уполномочен в отношении
следователя на данном этапе осуществлять только текущий надзор и реагировать
на выявленные нарушения федерального законодательства в общем порядке,
предусмотренном ч. 6 ст. 37 УПК РФ. В работе формулируется комплекс законодательных новелл, направленных на трансформацию полномочий прокурора на
данных завершающих этапах досудебного производства.
В заключении изложены основные выводы по результатам диссертационного исследования.
В диссертации представлены приложения: проект федерального закона
«О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (о расширении полномочий прокурора в досудебном производстве)»
(Приложение № 1), данные анкетирования следователей, дознавателей, прокуроров, судей, адвокатов по вопросам темы диссертации (Приложение № 2),
сведения о полномочиях прокурора на завершающих этапах по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. (Приложение № 3), сведения о полномочиях
прокурора при окончании досудебного производства в зарубежных странах
(Приложение № 4), сведения о полномочиях прокурора на завершающем этапе,
оканчивающемся прекращением уголовного преследования (дела) в зарубежных странах (Приложение № 5).
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ
ОПУБЛИКОВАНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ АВТОРА
Научные статьи, опубликованные в периодических изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации:
1.
Климова, Я.А. Проблемы расширения процессуальной самостоя-
тельности дознавателя [Текст] / Я.А. Климова // Право и политика. Выпуск №
12 (180) 2014: научный юридический журнал. — М.: НБ –Медиа, 2014. —
С. 1893–1895 (0,43 п. л.).
30
2.
Климова, Я.А. Полномочия прокурора на завершающих этапах до-
судебного производства: понятие и классификация [Текст] / Я.А. Климова //
Вестник Волгоградской академии МВД России. Выпуск № 3 (34) 2015: научнометодический журнал. — Волгоград: ВА МВД России, 2015. — С. 88–95
(0,63 п. л.).
3.
Климова, Я.А. Трансформация полномочий прокурора на заверша-
ющем этапе досудебного производства, оканчивающимся прекращением уголовного дела [Текст] / Я.А. Климова // Вестник Волгоградской академии МВД
России. Выпуск № 2 (37) 2016: научно-методический журнал. — Волгоград: ВА
МВД России, 2016. — С. 88–93 (0,5 п. л.).
4.
Климова, Я.А. Эффективность реализации полномочий прокурора
при решении вопроса об отказе в возбуждении уголовного дела [Текст] /
Я.А. Климова // Научный портал МВД России. Выпуск № 2 (34) 2016: научнопрактический журнал. — М.: Всероссийский научно-исследовательский институт МВД РФ. — С. 25–30 (0, 71 п. л.).
5.
Климова, Я.А. Полномочия прокурора при завершении досудебно-
го производства в отношении несовершеннолетних и лиц, нуждающихся в
применении принудительной меры медицинского характера [Текст] / Я.А.
Климова // Вестник Волгоградской академии МВД России. Выпуск № 3 (38)
2016: научно-методический журнал. — Волгоград: ВА МВД России, 2016. —
С. 86–92 (0, 72 п. л.).
Иные публикации:
6.
Климова, Я.А. Решение прокурора об утверждении обвинительного
заключения и направлении уголовного дела в суд на завершающем этапе досудебного производства [Текст] / Я.А. Климова // Сборник материалов криминалистических чтений / под. Ред. Ю.Л. Бойко. Выпуск № 9. 2013. — Барнаул:
Барнаульский юридический институт МВД РФ, 2013. — С. 53–55 (0,2 п. л.).
31
7.
Климова, Я.А. Завершающие этапы досудебного производства в
уголовном процессе [Текст] / Я.А. Климова // Актуальные проблемы правовой
науки: матер. междунар. науч.-практ. конф. (10 сентября 2014 г., г. Уфа). —
Уфа: Аэтерна, 2014. — С. 18–20 (0,17 п. л.).
8.
Климова, Я.А. Нормативная регламентация полномочий прокурора
на завершающих этапах досудебного производства в свете судебной реформы
1864 г. [Текст] / Я.А. Климова // Вестник Калининградского филиала АНОВПОА «Международный университет в Москве»: сб. ст. / Под ред. д.и.н. А.А.
Ярцева. Выпуск 5 2014. — Калининград: Искра, 2014. — С. 117–120 (0,37 п. л.).
9.
Климова, Я.А. Компаративистский анализ уголовно-процессуальной
деятельности прокурора при решении вопроса об отказе в возбуждении уголовного преследования [Текст] / Я.А. Климова // Аубакировские чтения: матер.
междунар. науч.-практ. конф. (г. Алматы, 19 февраля 2015 г.). — Алматы: Академия МВД РК, 2015. — С. 264–267 (0,18 п. л.).
10.
дии
Климова, Я.А. Реформирование полномочий прокурора на ста-
возбуждения
уголовного
дела:
исторический
аспект
[Текст]
/
Я.А. Климова // Тенденции развития современной юриспруденции: сб. публ. по
матер. IV междунар. науч.-практ. конф. (Санкт-Петербург, 20 июля 2015 г.). —
СПб.: Фонд развития юридической науки, 2015. — С. 12–17 (0,3 п. л.).
11.
Климова, Я.А. Реализация полномочий прокурора при прекращении
уголовных дел [Текст] / Я.А. Климова // Актуальные проблемы предварительного расследования [Электронный ресурс]: сб. науч. тр. междунар. науч.-практ.
конф. (Волгоград, 28–29 октября 2015 г.) / отв. ред. В.И. Третьяков. — Электрон. дан. (4,50 Мб). — Волгоград: ООО «Бланк», 2015. — 1 электрон. опт.
диск (CD-R). — С. 188–192 (0,4 п. л.).
12.
Климова, Я.А. Трансформация полномочий прокурора на стадии
возбуждения уголовного дела [Текст] / Я.А. Климова // Сибирские уголовнопроцессуальные и криминалистические чтения: сб. науч. трудов. Выпуск № 2
32
(8) 2015. — Иркутск: Байкальский государственный университет, 2015. — С.
234–242 (0,4 п. л.).
13.
Климова, Я.А. Упрощение досудебного производства и роль проку-
рора [Текст] / Я.А. Климова // Проблемы современной юриспруденции: сб. статей междунар. науч.-практ. конф. (Волгоград, 15 февраля 2016 г.). — Волгоград: ИП Поликарпов И.Л., 2016. — С. 108–112 (0,3 п. л.).
14.
Климова, Я.А. Полномочия прокурора при завершении предвари-
тельного расследования составлением итогового процессуального документа и
направлением уголовного дела в суд: отечественный и зарубежный опыт
[Текст] / Я.А. Климова // Научная школа уголовного процесса и криминалистики Санкт-Петербургского государственного университета и современная юридическая наука: сб. статей по матер. междунар. науч.-практ. конф. (СанктПетербургский
государственный
университет,
10-11
июля
2015
г.)
/
Под ред. Н.П. Кирилловой, Н.Г. Стойко. – СПб., 2015. — С. 222–227 (0,38 п. л.).
15.
Климова, Я.А. Необходимость расширения полномочий прокурора
[Текст] / Я.А. Климова // Сибирские уголовно-процессуальные и криминалистические чтения: науч. журнал. Выпуск № 1 (9) 2016. — Иркутск: Байкальский
государственный университет, 2016. — С. 84–95 (0,57 п. л.).
16.
Климова, Я.А. Реформирование процессуальных полномочий про-
курора на стадии возбуждения уголовного дела: анализ изменений уголовнопроцессуального законодательства [Текст] / Я.А. Климова // Актуальные проблемы предварительного расследования: сб. науч. статей по итогам всеросс.
научно-практич. конф. / Под ред. С.А. Грачева. (Нижний Новгород, 21 октября
2015 г.). — Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России. 2016. —
С. 68–74. (0,57 п. л.).
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
81
Размер файла
502 Кб
Теги
досудебного, прокурора, этапа, производства, полномочия, завершающие, трансформация
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа