close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Формирование международного природоресурсного права

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Василенко Екатерина Владимировна
Формирование международного природоресурсного права
Специальность 12.00.10 – Международное право; Европейское право
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Ростов-на-Дону – 2016
2
Диссертация выполнена на кафедре международного права юридического
факультета ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»
Научный руководитель:
Волова Лариса Ивановна
доктор юридических наук, профессор,
заведующая кафедрой международного
права юридического факультета ФГАОУ
«Южный федеральный университет»
Официальные оппоненты:
Фархутдинов Инсур Забирович
доктор юридических наук, ведущий
научный сотрудник сектора
международно-правовых исследований
ИГП РАН
Боклан Дарья Сергеевна
кандидат юридических наук, доцент
кафедры международного права
ФГБОУ ВО «Всероссийская академия
внешней торговли»
Ведущая организация:
ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский)
федеральный университет»
Защита состоится 12 октября 2016 года в 13:00 на заседании
диссертационного совета Д 212.123.02 при ФГБОУ ВО «Московский
государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)» по
адресу: 125993, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВО
«Московский государственный юридический университет имени О.Е.
Кутафина (МГЮА)». Ссылка на сайт ФГБОУ ВО «Московский
государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)»,
на котором соискателем ученой степени размещен полный текст диссертации, а
также отзыв научного руководителя соискателя ученой степени и автореферат
диссертации: http://www.msal.ru/general/academy/councils/collab.
Автореферат разослан «__» ________ 2016 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
доктор юридических наук, профессор
_____________А.В. Корнев
3
I. Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования. Международное право в XXI веке
представляет собой правовую систему, на динамичное развитие которой
существенное влияние оказывают новые вызовы и угрозы, встающие перед
мировым сообществом. Одним из приоритетных направлений развития
международного права является создание и эффективное действие правовых
механизмов, способствующих рациональному использованию и сохранению
природных ресурсов с учетом требований в отношении экологической
безопасности.
Концепция внешней политики РФ актуальными проблемами в сфере
природопользования признает «дефицит жизненно важных ресурсов», «рост
конкуренции вокруг распределения стратегических ресурсов», а также
«экологические вызовы»1.
В условиях возрастающего дефицита природных ресурсов, они все чаще
становятся объектами притязаний и поэтому требуется их качественное
международно-правовое
международного
регулирование.
права,
При
обеспечивающими
этом
перед
устойчивость
субъектами
использования
природных ресурсов, стоит задача учитывать интересы и потребности не только
существующих, но и будущих поколений. Эта задача усложняется тем, что
исследуемые в работе отношения комплексны и многогранны, а международноправовые режимы природопользования обладают спецификой в зависимости от
того, в отношении какого природного ресурса осуществляется регулирование.
Также
необходимо
учитывать
принятые
ранее
государствами
и
международными организациями обязательства в сфере экономического и
энергетического сотрудничества, охраны окружающей среды, чтобы не
Концепция внешней политики Российской Федерации (утв. Президентом РФ 12.02.2013 года). URL:
www.consultant.ru (дата обращения 15.03.2016).
1
4
допустить усиления фрагментации международного права и обеспечить его
прогрессивное развитие. Поэтому исследование вопросов о сущности и месте
международного природоресурсного права в системе международного права,
выявление общих начал в международно-правовом регулировании отношений
природопользования
может
повысить
эффективность
дальнейшего
сотрудничества государств по сохранению запасов природных ресурсов и их
рациональному использованию.
В свою очередь, эффективное правовое регулирование и координация
международного сотрудничества в сфере природопользования способствуют
решению глобальной задачи
– обеспечению устойчивого развития в
общемировом масштабе. Согласно итоговому документу Конференции ООН по
устойчивому развитию 2012 года, «отказ от нерациональных и поощрение
рациональных моделей потребления и производства, охрана и рациональное
использование природных ресурсов…
являются
главными
задачами и
важнейшими предпосылками устойчивого развития»2. Кроме того, 25 сентября
2015 года государства-члены Организации Объединенных Наций приняли
новую Повестку дня в области устойчивого развития на период после 2015
года, закрепившую 17 целей в области развития, среди которых содержится
целый комплекс вопросов по охране окружающей среды и рациональному
использованию ресурсов Мирового океана, водных и энергетических ресурсов,
почвы и лесов.
Исследование
природоресурсного
процесса
права
формирования
невозможно
без
международного
рассмотрения
проблем
прогрессивного развития международного права окружающей среды, которое в
последние десятилетия осуществляется в русле доктринальной кодификации, а
также
создания
норм
«мягкого»
права
и
результатов
деятельности
См.: Итоговый документ Конференции ООН по устойчивому развитию «РИО +20». «Будущее,
которого мы хотим». A/RES/66/288. Рио-де-Жанейро, Бразилия, 20-22 июня 2012 года. URL: http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N11/476/12/PDF/N1147612.pdf?OpenElement (дата обращения: 15.03.2016).
2
5
международных организаций. Не менее актуальной проблемой представляется
раскрытие и оценка международно-правовых режимов использования водных,
минеральных, энергетических и других видов ресурсов.
Также следует отметить, что в науке международного права в последние
десятилетия происходит формирование такого подхода, согласно которому
международно-правовое регулирование является частью международного
управления3. Поэтому в настоящем исследовании рассматриваются вопросы
взаимодействия участников международных природоресурсных отношений, в
свете того, что «предельное осложнение взаимоотношений государств по
поводу
использования
ресурсов
и
необходимость
рационального,
взаимовыгодного их использования породили организацию и внедрение
чрезвычайно сложной и тонкой сети новых организационных отношений»4. Это
замечание особенно актуально в связи с тем, что некоторые полномочия,
связанные с управлением природными ресурсами, из внутренней компетенции
государств могут переходить в компетенцию интеграционных объединений.
Поэтому для развития сотрудничества в природоресурсной сфере в настоящее
время необходимо «не только систематизировать все уже разработанные
международно-правовые нормы…, но и в максимальной степени использовать
накопленный опыт уже действующих интеграционных объединений»5.
Степень научной разработанности темы исследования.
Диссертационное исследование проведено на основе анализа научных
работ отечественных ученых по актуальным проблемам международного права
окружающей среды, международного экономического права, международного
морского права. Автором были проанализированы работы Л.П. Ануфриевой,
К.А. Бекяшева, И.П. Блищенко, Р.М. Валеева, Г.М. Вельяминова, Л.И. Воловой,
См. например: Kotzé L.J. Global Environmental Governance: Law and Regulation for the 21st Century.
Cheltenham: Edward Edgar Publishing, 2012. P. 82-84.
4
Бекяшев К.А., Бекяшев Д.К. Защита, сохранение и использование живых ресурсов морской среды. В
кн.: Международное экологическое право: учебник / под ред. Р.М. Валеева. М.: Статут, 2012. С. 285.
5
Волова Л.И. Возрастание роли европейской экономической интеграции в современных условиях //
Евразийский юридический журнал, 2014. №6. С. 40-43.
3
6
А.Н. Вылегжанина, Г.В. Игнатенко, Р.А. Каламкаряна, А.Я. Капустина, Б.М.
Клименко, О.С. Колбасова, Ю.М. Колосова, М.Н. Копылова, Т.Р. Короткого,
Э.Ю. Кузьменко, Э.Л. Кузьмина, И.И. Лукашука, А.А. Моисеева, Е.Г.
Моисеева, О.И. Тиунова, Г.И. Тункина, Н.А. Ушакова, И.З. Фархутдинова, В.М.
Шумилова.
Несмотря на отсутствие работ, посвященных комплексному анализу
международных природоресурсных отношений, характеристика правового
режима использования и сохранения отдельных разновидностей природных
ресурсов – морских, энергетических, минеральных, генетических – всесторонне
исследовано в работах отечественных специалистов по международному праву.
Следует отметить труды Е.Е. Андреевой, Д.С. Боклан, К.А. Бекяшева, Ю.А.
Валетовой, Э.Г. Василевской, А.Н. Вылегжанина, Е.Е. Вылегжаниной, Е.А.
Высторобца,
С.А.
Гуреева.,
В.Н.
Гуцуляка,
И.С.
Жуковой,
Л.Д.
Зикиряходжаева, М.Н. Копылова, М.А. Косаревой, А.В. Кукушкиной, С.Ю.
Мареевой, Д.Р. Миннекаевой, Е.С. Молодцовой, К.Т. Нгуен, Т.И. Редько, Р.Н.
Салиевой , А.С. Смбатян, Н.А. Соколовой, А.М. Солнцева, Я.В. Сурвилло.
Зарубежные ученые
К.С. Бамбергер, Е. Бастида, А. Белоглавек, Э.
Бенвенисти, П. Бирни, Е. Бланко, И. Блюнчли, Д. Бодански, А. Бойл, Я.
Броунли, Л. Буассон де Шазурн, Ф. Вайсс, А. Вирамантри, А. Кассезе, И. Кайя,
М. Кович Дине, Д. Кэрон, Х. Лассвелл, В. Лоу, М. МакДугал, Ю. Мацуи, С.Д.
Мерфи, А.П. Ньюкомб А.П., С. Озава С., Р. Перейра, Дж. Роззак, В. Санчин, Л.
Сасскинд, М. Сеггер, Р. Сильва, Ф. Трончетти, П. Уотерс, Р. Фишман, А.М.
Халворссен, М. Халперн, Р. Хиггинс, К. Шайн, Г. Шварценбергер, Н. Шрихвур,
М.А. Янг и другие в своих трудах также исследовали отдельные аспекты
природоресурсного
всесторонние
сотрудничества.
комплексные
В
российской
исследования,
науке
посвященные
отсутствуют
вопросам
формирования международного природоресурсного права. Поэтому изучение
концепций иностранных ученых способствовало более полному раскрытию
избранной темы.
7
Объектом диссертационного исследования являются международные
отношения между государствами и иными субъектами международного права,
возникающие в связи с использованием и сохранением природных ресурсов.
Предмет диссертационного исследования составляют международноправовые нормы, регламентирующие процессы использования и сохранения
природных ресурсов, а также судебная практика международных судебных
органов.
Цели и задачи исследования. Целью настоящей работы является
обоснование формирования международного природоресурсного права (далее –
МПрП) как подотрасли международного права окружающей среды и выявление
перспектив его дальнейшего развития.
Данная цель определяет задачи исследования, основными из которых
являются следующие:
- выделение и оценка критериев, позволяющих обосновать формирование
МПрП как подотрасли международного права окружающей среды;
- выявление места МПрП в системе международного права, проведение
соотношения
его
с
другими
правовыми
образованиями
системы
международного права;
- исследование предмета правового регулирования МПрП;
- изучение
юридической
природы
принципов,
применяемых
при
регулировании международных природоресурсных отношений:
- выявление специфики международно-правовых норм, регулирующих
отношения по поводу использования и сохранения природных ресурсов;
- установление
особенностей
реализации
норм
МПрП
на
внутригосударственном и международном уровнях;
- рассмотрение вопроса о правосубъектности участников международных
природоресурсных отношений в процессе создания и реализации норм МПрП.
Методологические и теоретические основы исследования.
8
При подготовке диссертационной работы автором использовались
диалектический метод научного познания, методы системного, структурного и
функционального анализа, а также междисциплинарный метод. Наибольшее
значение при проведении исследования имели специальные методы формальноюридического, сравнительно-правового и историко-правового анализа.
Автором
были
проанализированы
являющиеся источниками
международно-правовые
акты,
нескольких отраслей международного права,
регулирующие отношения по использованию и сохранению природных
ресурсов, включая международные договоры и решения международных
организаций,
также
исследованы
акты
международных
судебных
и
арбитражных органов (Международного суда ООН, Трибунала ООН по
морскому праву, Органа по разрешению споров ВТО, Постоянной палаты
третейского суда и др.).
Международно-правовые и правоприменительные акты в совокупности
составили эмпирическую базу исследования.
Научная новизна исследования. В работе представлено теоретическое
обоснование формирования международного природоресурсного права и
предпринята попытка выявить основные
критерии
выделения МПрП
в
качестве подотрасли международного права окружающей среды.
В рамках настоящего исследования впервые на диссертационном уровне
проведен комплексный анализ международных природоресурсных отношений,
предложено авторское определение данного понятия, а также выявлены
тенденции формирования международно-правовых режимов использования и
сохранения различных категорий природных ресурсов. Кроме того, автором
предпринята попытка выделить те международные обязательства, выполнение
которых требует признания природных ресурсов, расположенных в пределах
государственной
регулирования.
территории,
объектом
международно-правового
9
Основные положения, выносимые диссертантом на публичную
защиту:
1.
В
международном
праве
происходит
формирование
международного природоресурсного права – подотрасли международного
права окружающей среды. МПрП предлагается рассматривать как систему
международно-правовых принципов и норм, регулирующих международные
отношения между субъектами международного права, возникающие в процессе
использования
и сохранения природных ресурсов. В качестве основных
критериев образования МПрП, как подотрасли международного права
окружающей среды, выступают: самостоятельный предмет международноправового регулирования – международные природоресурсные отношения;
специфика международно-правовых норм, регулирующих эти отношения;
специальный
принцип
данной
подотрасли
–
принцип
устойчивого
использования природных ресурсов.
2.
Принципы международного права, применимые к международным
природоресурсным отношениям, образуют систему, к которой относятся
основные
принципы
международного
права,
отраслевые
принципы
международного права окружающей среды, а также специальный принцип
МПрП –
принцип устойчивого использования природных ресурсов.
Эффективность норм международного права, обеспечивающих устойчивое
использование природных ресурсов, зависит от особенностей реализации
принципа
неотъемлемого
суверенитета
над
природными
ресурсами,
обладающего межотраслевым характером.
3.
Международно-правовые нормы, регулирующие отношения по
использованию и сохранению природных ресурсов обладают определенной
спецификой. Во-первых, содействие развитию МПрП в последние десятилетия
осуществляется посредством выработки норм «мягкого права». Впоследствии
государства осуществляют их рецепцию в национальное законодательство, а
международные судебные и арбитражные органы используют их при
10
толковании
положений
международных
договоров
при
разрешении
международных споров, затрагивающих отношения природопользования. Вовторых,
особое значение при международно-правовой регламентации
природоресурсных отношений имеет разработка международных стандартов в
сфере природопользования. В-третьих, в нормы международного права
включены дифференцированные международные обязательства для развитых и
развивающихся государств в процессе использования и сохранения природных
ресурсов. В-четвертых, на стадии правоприменения выявлена необходимость
эволюционного толкования норм международных договоров, заключенных до
постановки проблемы нехватки и истощения природных ресурсов .
4. Международные природоресурсные отношения, складывающиеся
между
субъектами
международного
права,
возникают
в
процессе
непосредственного извлечения природных ресурсов из среды их естественного
пребывания
(обитания)
и
включают
добычу
природных
ресурсов,
сопутствующие ей поиск, оценку, разведку запасов природных ресурсов, а
также обеспечение их сохранения и защиты. При этом прослеживается тесная
связь между процессами использования и сохранения природных ресурсов. Они
являются стадиями ресурсного цикла и могут комплексно регулироваться
нормами международного природоохранного соглашения.
В связи с расширением охвата международным правом отношений,
которые ранее не относились к сфере международного сотрудничества, даже
природные ресурсы в пределах государственной территории могут являться
объектом
международно-правового
регулирования.
Так,
международно-
правовые нормы регламентируют обязательства государств по поводу
обеспечения безопасности осуществления иностранными инвесторами прав на
природные
ресурсы
и
предоставления
им
защиты,
справедливого
и
равноправного режима на своей территории; соблюдения санкций ООН,
устанавливающих эмбарго на импорт и экспорт природных ресурсов
государства; обязательств по межгосударственному разделению выгод от
11
использования
генетических
международно-правовых
ресурсов
актов
о
и
соблюдению
справедливом
положений
использовании
водных
ресурсов.
5.
является
Многообразие природных ресурсов и целей их использования
причиной
природопользования
дифференциации
–
комплексов
международно-правовых
международно-правовых
режимов
норм,
определяющих права и обязанности субъектов международного права в
процессе использования и сохранения природных
специфики в отношении
системе
МПрП
использования
определенной категории природных ресурсов.
сформировались
и
ресурсов с учетом их
сохранения
международно-правовые
энергетических
ресурсов,
В
режимы
неорганических
ресурсов недр, генетических ресурсов, живых и неживых ресурсов Мирового
океана, водных ресурсов.
Хотя нормы «мягкого» права могут быть впоследствии включены в
международные договоры и являются результатом согласования воль субъектов
международного права, основу любого международно-правового режима
природопользования составляют международные договоры и международные
обычаи. Поэтому, на примере процесса регламентации международных
отношений по вопросам лесопользования и охраны лесов, делается заключение
о том, что в отсутствие международного договора, устанавливающего права и
обязанности
его
сотрудничества,
участников
источники
в
конкретной
«мягкого»
права
сфере
не
природоресурсного
могут
сформировать
международно-правовой режим природопользования.
6.
Помимо
субъектов
международного
права,
в
качестве
негосударственных акторов международных природоресурсных отношений
выступают
международные
неправительственные
организации,
транснациональные корпорации и коренные народы. Они не обладают
международной правосубъектностью, однако оказывают влияние на процессы
природопользования,
поэтому
представляется
актуальным
расширение
12
содействия со стороны МНПО, ТНК, иных акторов международной системы
субъектам МПрП в обеспечении рационального использования и сохранения
природных ресурсов.
Научная
и
практическая
значимость
исследования.
В
диссертационном исследовании на основе анализа международно-правовых
актов и специальной литературы предпринимается попытка разработать
подход,
позволяющий
рассматривать
международные
отношения
по
использованию и сохранению различных видов природных ресурсов как
самостоятельный
предмет
международно-правового
регулирования
и
обосновать формирование подотрасли международного права окружающей
среды – международного природоресурсного права.
Теоретические
положения
могут
быть
использованы
в
научно-
исследовательской работе и в процессе преподавания различных учебных
курсов, таких как «Международное право», «Международное экологическое
право», «Международное морское право», и др. Также они могут быть
использованы в подготовке учебно-методического материала по курсам,
непосредственно связанным с вопросами использования всей совокупности
природных ресурсов или их отдельных видов.
Российская Федерация сталкивается с необходимостью добросовестного
выполнения обязательств по многочисленным договорам поставки или
транзита природных ресурсов, а также разрешения природоресурсных споров, в
том числе
по поводу инвестирования в сферу добычи, транспортировки и
использования энергетических ресурсов. В связи с этим диссертационная
работа может быть использована при подготовке квалифицированных кадров,
способных в будущем представлять интересы нашей страны при заключении
новых соглашений, объектом которых являются природные ресурсы и при
осуществлении контроля за соблюдением норм действующих договоров.
Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена и
обсуждена
на
кафедре
международного
права
Южного
федерального
13
университета. Материалы исследования были использованы в педагогической и
научной деятельности диссертанта, в частности, при разработке и чтении
спецкурсов по международному праву. Основные положения и выводы
диссертационного исследования излагались автором на научно-практической
конференции, посвященной 65-летию юридического факультета РГУ-ЮФУ
«Юридическое образование на Юге России: вчера, сегодня, завтра» (г.Ростовна-Дону, 2013 г.), на 8-й международной научно-практической конференции
«Актуальные проблемы юридической науки: теория и практика» (г. Махачкала,
2014
г.),
международной
научно-практической
конференции
«Развитие
юридической науки в новых условиях: единство теории и практики» (Ростовна-Дону, 2015), а также обсуждались на «круглых столах», организуемых
кафедрой международного права юридического факультета ЮФУ.
По проблематике диссертации опубликовано девять научных статей, в
том числе шесть – в изданиях, входящих в перечень научных журналов,
рекомендованных
Высшей
аттестационной
комиссией
Министерства
образования и науки Российской Федерации.
Структура
и
объем
работы
обусловлены
целями
и
задачами
исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих
восемь параграфов, заключения и списка использованной литературы по теме
исследования.
II. Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность темы, оценивается уровень ее
научной разработанности, определяются цель, задачи, объект и предмет
исследования,
доказывается
его
научная
новизна,
раскрываются
методологические и теоретические основы исследования, формулируются
основные
положения
и
выводы,
выносимые
на
защиту,
теоретическая и практическая значимость результатов
сведения об их апробации.
излагается
исследования и
14
Первая
глава
вопросы
«Теоретические
формирования
международного природоресурсного права (МПрП) как подотрасли
международного права окружающей среды» состоит из трех параграфов и
посвящена
исследованию
предпосылок
формирования
международного
природоресурсного права как подотрасли международного права окружающей
среды.
В первом параграфе «Сущность, критерии выделения МПрП и его
место в системе международного права» обосновывается необходимость
разграничения понятий «природные ресурсы» и «сырье» как объектов
международно-правового регулирования, несмотря на возможность признания
природными ресурсами природных объектов, уже включенных в процесс
производства.
В связи с тем, что наименее дискуссионные и общепризнанные признаки
природных ресурсов – естественное природное происхождение и общественная
востребованность – характерны для всех категорий природных ресурсов,
стадии ресурсного цикла взаимосвязаны, а сами ресурсы в связи с процессами
глобализации и их неравномерным распределением на земном шаре все чаще
становятся объектами международных договоров, сделан вывод о том, что в
рамках классификации международных отношений в качестве отдельной их
разновидности
следует
отношения.
ним
К
выделить
предлагается
международные
отнести,
природоресурсные
во-первых,
международные
отношения, возникающие в процессе поиска, разведки, освоения, добычи
природных ресурсов – до момента непосредственного извлечения из среды их
естественного пребывания (обитания) и объединить перечисленные процессы
общим термином – «использование природных ресурсов». Во-вторых, в круг
международных природоресурсных отношений предлагается включить и
отношения по поводу сохранения природных ресурсов.
В
исследовании
прослежена
тесная
связь
между
процессами
использования и сохранения природных ресурсов и сделан вывод о том, что
15
они составляют предмет такого правового образования как международное
природоресурсное право, которое предлагается рассматривать как подотрасль
международного права окружающей среды, систему международно-правовых
принципов и норм, регулирующих международные отношения между
субъектами международного права, возникающие в процессе использования и
сохранения и природных ресурсов.
Критериями образования данной подотрасли в системе международного
права окружающей среды являются самостоятельный предмет международноправового
регулирования,
специфика
международно-правовых
норм,
регулирующих отношения природопользования, а также специальный принцип,
основное руководящее начало данной подотрасли – принцип устойчивого
использования природных ресурсов.
Важное значение для исследования имеет второй параграф – «Принципы
международного
права,
применимые
к
международным
природоресурсным отношениям». В ходе исследования автором очерчена
система принципов международного права, применимых к международным
природоресурсным отношениям, которую образуют основные принципы
международного права и отраслевые принципы международного права
окружающей среды, а также принцип устойчивого использования природных
ресурсов. Анализ норм международного права показал необходимость
обеспечения
справедливого,
рационального
природопользования,
не
допускающего истощения природных ресурсов. Представляется, что в свете
концепции устойчивого развития, родовым понятием выступает принцип
устойчивого
использования
природных
ресурсов,
который
в
свете
прогрессивного развития международного права окружающей среды и
формирования
международного
природоресурсного
права
является
специальным принципом данной подотрасли.
Кроме того, анализ специальной литературы и международно-правовых
актов приводит автора к заключению о том, что особую роль в МПрП играет
16
принцип неотъемлемого суверенитета над природными ресурсами. Действие
данного принципа просматривается в нескольких отраслях международного
права,
причем
нормативное содержание,
зачастую
вследствие
по-разному раскрывается
чего
сделаны
выводы
его
о
его
межотраслевом характере, а также о том, что контуры международного
природоресурсного права формируются исходя из взаимосвязи принципа
неотъемлемого суверенитета над природными ресурсами с принципом
устойчивого использования природных ресурсов.
Межотраслевой характер данного принципа означает, что он не может
использоваться в качестве критерия образования такой подотрасли, как
международное природоресурсное право.
Как представляется, в настоящее время существует также ряд научных
концепций, новых направлений в науке международного права, которые
находят закрепление в нормах международного права, становясь принципамиидеями, и оказывают влияние на развитие международного природоресурсного
сотрудничества. Эти подходы – устойчивое развитие, экосистемный подход и
осуществляемое на его основе экосистемное управление – получают
конкретизацию и развитие в последующих соглашениях и практике государств.
При раскрытии
положений третьего параграфа «Международно-
правовые режимы природопользования» автор исходит из того, что
определение международного природоресурсного права как подотрасли
международного права окружающей среды диктует необходимость выделить в
его системе предметно-связанные институты, ядро которых составляют
международно-правовые режимы природопользования.
В ходе оценки доктринальных источников соискателю удалось выявить
различные точки зрения о сущности международно-правового режима. Так,
авторы публикации, подготовленной Международным союзом охраны природы
совместно со Всемирным фондом дикой природы в 2001 году, предлагали
рассматривать международно-правовой режим открытого моря как «мозаику»
17
из различных по юридической силе правовых инструментов, относя к ним как
международные договоры и международные обычаи, так и источники «мягкого
права». Другой точки зрения придерживается канадский юрист П. Воутерс,
которая для раскрытия понятия международно-правового режима обращается
только к нормам международных договоров.
В
российской
доктрине
международного
права
к
категории
«международно-правовой режим» апеллируют, как правило, в ходе анализа
юридических норм и правил, которые регулируют поведение субъектов права в
соответствующем пространстве6. Однако высказывается точка зрения, что
названная трактовка является необоснованно широкой и содержание понятия
«международно-правовой режим» должно включать в себя юридические нормы
и правила, которые регулируют не деятельность и поведение… субъектов права
в соответствующем морском пространстве, а лишь основные права и
обязанности государств, которыми последние пользуются в определенном
морском пространстве и не пользуются таковыми в морских пространствах с
иным правовым режимом»7.
С учетом отмеченного в третьем параграфе сформулировано авторское
определение понятия международно-правового режима природопользования
как
комплекса
международно-правовых норм, определяющих
права и
обязанности субъектов международного права в процессе использования и
сохранения природных
ресурсов с учетом их специфики в отношении
определенной категории природных ресурсов.
Автор приходит к выводу о том, что многообразие природных ресурсов и
целей их использования привело к формированию отдельных международно-
Молодцов С.В. . Международное морское право. М.: Международные отношения, 1987. С. 44-50;
Михина, И. Н. Международно-правовой режим морских пространств Арктики: автореферат дис. … канд. юрид.
наук. М., 2003.
7
Константинов В. А. Международно-правовой режим морских пространств Дальневосточного
бассейна: автореферат дис. … канд. юрид. наук. М., 1999.
6
18
правовых режимов сохранения и использования энергетических, генетических,
морских, водных ресурсов, неорганических ресурсов недр.
Хотя нормы «мягкого» права могут быть впоследствии включены в
международные договоры и являются результатом согласования воль субъектов
международного права, все же основу любого международно-правового
режима
природопользования
составляют
международные
договоры
и
международные обычаи. Поэтому, на примере процесса регламентации
международных отношений по вопросам лесопользования и охраны лесов,
делается заключение о том, что в отсутствие международного договора,
устанавливающего права и обязанности его участников в конкретной сфере
природоресурсного сотрудничества, источники «мягкого» права не могут
сформировать международно-правовой режим природопользования.
Вторая глава носит название «Предмет, источники и субъекты МПрП»
и состоит из трех параграфов.
В первом параграфе «Предмет международного природоресурсного
права»
предлагается
классификация
международных
правоотношений,
критерием которой является правовой режим территории или пространства –
места нахождения природных ресурсов. В рамках данной классификации
диссертант
выделяет
международные
отношения,
возникающие
при
использовании и сохранении: 1) природных ресурсов территории государства;
2) природных ресурсов пространств со смешанным режимом; 3) природных
ресурсов международных пространств.
Исследуя концепцию ограниченного суверенитета применительно к
международно-правовому
регулированию
природоресурсных
отношений,
автор отстаивает точку зрения, согласно которой необходимость учета
положений международно-правовых норм органами государственной власти
при осуществлении полномочий по управлению природными ресурсами не
означает ограничения неотъемлемого суверенитета над природными ресурсами,
19
ввиду того, что международно-правовые обязательства не могут являться
основанием для изменения объема международной правосубъектности.
Кроме
того,
автор
придерживается
позиции,
согласно
которой
национальные природные ресурсы могут являться объектом международноправового регулирования, аргументируя её фактом существования в сфере
межгосударственного
природоресурсного
сотрудничества
следующих
обязательств государств:
обязательств
-
по
обеспечению
безопасности
осуществления
иностранными инвесторами прав на использование природных ресурсов и
предоставления им гарантий и защиты, а также справедливого и равноправного
режима на своей территории;
- обязательств по соблюдению санкций ООН, устанавливающих эмбарго
на импорт и экспорт природных ресурсов государства;
- обязательств по разделению выгод от использования генетических
ресурсов,
- обязательств по исполнению решений международных судебных
органов, вынесенных по результатам рассмотрения природоресурсных споров;
- обязательств по соблюдению принципа непричинения вреда за
пределами
действия
национальной
юрисдикции
при
осуществлении
использования и сохранения природных ресурсов;
-
обязательств
по
обеспечению
прав
коренных
народов
при
осуществлении природопользования.
Рассматривая международные отношения, возникающие в связи с
использованием
и
сохранением
природных
ресурсов
пространств
со
смешанным правовым режимом, автор делает вывод о том, что государства
имеют право выбирать способы осуществления исключительных суверенных
прав в отношении природоресурсной деятельности в исключительной
экономической зоне и на континентальном шельфе, занимаясь либо так
называемой
«экономической
эксплуатацией»,
заключающейся
в
20
предоставлении доступа для ведения промысловой деятельности судам других
государств, либо самостоятельно осуществляя промысловую деятельность.
Также автор обращает внимание на тот факт, что при осуществлении
государствами суверенных прав в исключительной экономической зоне в
случае «экономической эксплуатации» возникает необходимость детальной
проработки положений, касающихся порядка разрешения споров между
сторонами двустороннего соглашения. Это связано с тем, что в отношении
споров, возникающих в связи с применением положений двусторонних
соглашений о рыболовстве, не применяется конвенционный механизм
урегулирования споров.
Исследуя
использованием
международные
отношения,
и
природных
сохранением
возникающие
ресурсов
в
связи
международных
пространств, диссертант дает оценку концепции общего наследия человечества
и общего достояния человечества, а также заключает, что именно к данной
категории следует отнести международные отношения, возникающие в связи с
использованием и сохранением трансграничных природных ресурсов. Такие
ресурсы всегда рассматриваются как целостный, единый объект правового
регулирования. Хотя они находятся (обитают) не только в пространствах с
международно-правовым режимом, ключевым для рассмотрения их в рамках
именно
данной
группы
природоресурсных
отношений
является
то
обстоятельство, что режим совместной эксплуатации трансграничных ресурсов
определяется на основе межгосударственных соглашений.
Во втором параграфе «Источники международного природоресурсного
права» диссертант проводит разграничение международных договоров на
договоры, регулирующие отношения по использованию природных ресурсов и
договоры, посвященные вопросам обеспечения рационального использования и
сохранения природных ресурсов.
К первой группе автор относит международные соглашения, которые
регулируют порядок обеспечения доступа к природным ресурсам, их освоения
21
и добычи, определяют направления и формы сотрудничества в сфере освоения
и добычи природных ресурсов. В рамках второй группы автор выделяет
природоохранные соглашения, заключаемые как на универсальном, так и на
региональном уровне.
В данном параграфе диссертант акцентирует внимание на специфике
международных природоресурсных норм, которая является одним из критериев
выделения МПрП как подотрасли международного права окружающей среды.
Во-первых, поскольку МПрП предлагается рассматривать как подотрасль
международного права окружающей среды, ее особенностью является большое
количество норм «мягкого» права, регулирующих отношения, связанные с
рациональным использованием и сохранением природных ресурсов. Несмотря
на то, что они не обладают юридически обязывающим характером,
международные органы и организации активно применяют их в своих
решениях, а международные судебные органы используют нормы «мягкого»
права, в частности, содержащиеся в Декларации Рио-де-Жанейро по
окружающей среде и развитию 1992 года, в Повестке дня на XXI век 1992 года,
при толковании понятий и категорий, употребляемых в сфере регулирования
международного природоресурсного сотрудничества.
Во-вторых, исследование практики международных судов позволило
автору выявить тенденцию использования эволюционного подхода, который
заключается в том, что значение конкретных терминов и понятий может
меняться
с
течением
времени,
и
эволюционный
подход
позволяет
международным судам и трибуналам рассматривать дело с учетом того, что
международно-правовые нормы получили развитие и закрепление в других
соглашениях.
Это приводит диссертанта к выводу, что в договорах, заключенных до
постановки проблемы природоресурсного голода и утверждения в качестве
общепризнанной классификации территорий и пространств, содержатся нормы,
при толковании которых необходимо применять «эволюционный подход».
22
Таким образом, при толковании международными судами норм, регулирующих
освоение природных ресурсов, может применяться способ, обеспечивающий
учет меняющихся обстоятельств таким образом, чтобы это соответствовало
соглашению сторон.
В-третьих, в исследовании обращается внимание на особое значение
разработки и использования международных стандартов в области разведки,
добычи
и
рационального
использования
природных
ресурсов.
При
рассмотрении международных стандартов в сфере природопользования автор
исходит из того, что термин «международный стандарт» может пониматься в
нескольких
значениях.
международного
Первое
стандарта
как
значение
предполагает
основополагающего
определение
общего
правила,
юридическая природа которого подобна юридической природе международноправовых принципов.
В качестве примера рассмотрен справедливый и равноправный режим,
оказывающий воздействие на реализацию права собственности на природные
ресурсы. На основе анализа двусторонних инвестиционных договоров автор
приходит к выводу, что содержание международных стандартов может быть не
конкретизировано. Следствием отсутствия конкретики является возникновение
международных споров, возникающих в связи с толкованием международных
стандартов, содержащихся в международных договорах, нормы которых
посвящены защите прав иностранного инвестора в процессе осуществления
природопользования.
Другое значение термина «международный стандарт» связано со сферой
разработки конкретных правил, регулирующих использование природных
ресурсов и обеспечение безопасности такой деятельности. Для разграничения с
предыдущей категорией данные стандарты автор называет специальными
(техническими).
В-четвертых, выделена еще одна особенность, характерная для норм,
регулирующих использование и сохранение природных ресурсов. Она
23
заключается в том, что их действие и содержание становится все более
дифференцированным в отношении международных обязательств государств –
в первую очередь, в зависимости от уровня их социально-экономического
развития. Вывод о дифференциации международных обязательств государств в
сфере использования и сохранения природных ресурсов основан на анализе
норм соглашений по климатической проблеме, Конвенции ООН по морскому
праву 1982 года, Конвенции о биологическом разнообразии 1992 года.
В третьем параграфе «Правосубъектность участников международных
природоресурсных отношений» отмечена особая роль государства, как
субъекта международных природоресурсных отношений и рассмотрен ряд
актуальных проблем, возникающих при реализации их правосубъектности.
Наиболее
противоречивой
в
данном
контексте
диссертанту
представляется проблема обеспечения прозрачности при осуществлении
государством властных полномочий по управлению природными ресурсами,
расположенных в рамках государственной территории. С критических позиций
рассмотрено
участие
государств
в
организациях,
не
обладающих
международной правосубъектностью (на примере Ассоциации инициативы
прозрачности в добывающих отраслях) и принятие в этой связи государством
обязательств, касающихся вопросов управления национальными природными
ресурсами, в том числе выражение согласия на осуществление контрольных
функций по выполнению взятых государством обязательств со стороны
иностранных некоммерческих организаций. Сделан вывод о том, что при
разработке правовых механизмов обеспечения прозрачности природоресурсной
деятельности государствам, в первую очередь, следует обратить внимание на
исследовательские проекты и рекомендации международных организаций и
возможность рецепции норм «мягкого» права.
Также проведен анализ концепции благого управления, призванной
обеспечить эффективное управление государством природными ресурсами.
24
В
результате
исследования
правовых
аспектов
деятельности
международных организаций сделан вывод о том, что одной из главных задач,
стоящих перед ними, является обеспечение взаимовыгодного сотрудничества
по
вопросам
природопользования
в
условиях
институциональной
фрагментации в процессе управления природными ресурсами. Так, существует
значительная неопределенность в вопросах о координации действий ФАО и
ВТО, ФАО и Секретариата Конвенции о международной торговле видами
дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой уничтожения (СИТЕС). Для
согласования их действий автор предлагает развивать практику заключения
международных договоров (например, меморандумов о взаимопонимании)
между международными организациями по вопросам природопользования.
Особо отмечена диссертантом роль интеграционных объединений, как
участников международных природоресурсных правоотношений. Именно в
рамках интеграционных объединений процесс управления природными
ресурсами может быть наиболее эффективен, так как вырабатываются единые
для всех государств-членов подходы к правилам такого управления. В свете
заключения в 2014 году Договора о создании Евразийского экономического
союза, вступившего в силу 1 января 2015 года, государствам-членам данного
объединения
необходимо
учесть
практику
других
интеграционных
объединений, таких как Европейский Союз, НАФТА, Африканский Союз и
МЕРКОСУР по вопросам природоресурсного управления. При этом автор
приходит к заключению, что на сегодняшний день при регулировании
отношений в сфере природоохранного и природоресурсного сотрудничества
государств-членов ЕАЭС продолжает использоваться координационный метод,
то есть оно остается вне правового поля ЕАЭС и осуществляется в рамках СНГ.
Оценивая
роль
негосударственных
акторов
международных
природоресурсных отношений, диссертант сосредотачивает внимание на
правовых
аспектах
деятельности
международных
неправительственных
25
организаций, транснациональных корпораций и коренных народов в сфере
использования и сохранения природных ресурсов.
Третья глава «Реализация норм МПрП» посвящена анализу процесса
реализации норм МПрП на международном уровне, а также в правовой системе
Российской Федерации. По мнению автора, ее следует считать родовым
понятием, объединяющим
их исполнение, соблюдение, использование,
применение на внутригосударственном уровне, а также в отношениях между
субъектами международного права.
В первом параграфе «Реализация норм МПрП на международном
уровне» отмечен тот факт, что для реализации норм МПрП важную роль
играют способы обеспечения международных договоров, перечень которых
достаточно вариативен и включает, в частности, международно-правовые
гарантии; международно-правовой контроль; образование и деятельность
специальных
международных
органов,
способствующих
реализации
соглашения; заключение дополнительных договоров; консультации между
участниками международного договора по поводу его реализации; финансовое
обеспечение договора и т.д.
На основе анализа норм товарных соглашений сделан вывод о том, что
стороны, как правило, договариваются о создании специального органа или
организации, определяют его функции и полномочия,
избирают
институциональную
форму
и таким образом,
международного
контроля
за
соблюдением товарного соглашения. При этом в ходе обеспечения выполнения
товарного соглашения создаваемые органы и организации могут сотрудничать
с другими межправительственными организациями. Во многие соглашения
включена отдельная статья, посвященная такому сотрудничеству, в которой
отмечается та особая роль, которую играет взаимодействие с органами ООН
(особенно с ЮНКТАД), а также с Общим фондом для сырьевых товаров.
Автор придерживается точки зрения, согласно которой расширение
внесудебных способов реализации международных природоресурсных норм
26
(согласительных
комиссий,
обращений
в
региональные
организации,
дипломатических средств) в настоящее время остается приоритетным
направлением в условиях фрагментации международного права.
Также в параграфе исследована реализация природоресурсных норм
международными судебными и арбитражными органами.
Обзор практики международных судебных органов свидетельствует о
необходимости
совершенствования
мирных
средств
разрешения
природоресурсных споров. При этом наиболее острой проблемой является
проблема определения юрисдикции при принятии дела к производству.
Поэтому
соискатель
предлагает
развивать
институт
досудебного
урегулирования природоресурсных споров, создав международный орган,
оказывающий посреднические, консультационные услуги и осуществляющую
согласительные процедуры по вопросам, связанным с:
- освоением, добычей и использованием природных ресурсов независимо
от действующего в отношении них правового режима;
- обобщением практики международных судов при взаимодействии со
специализированными учреждениями ООН;
- юрисдикцией и определением подсудности;
- обеспечением
учета
в
переговорном
процессе
принципов
международного природоресурсного права.
Кроме
того,
решения
международных
судов
подтверждают
исключительную важность переговорного процесса и применения досудебных
(или применяющихся одновременно с рассмотрением дела по существу)
мирных средств разрешения природоресурсных споров.
Второй параграф «Реализация
норм МПрП в правовой системе
Российской Федерации» посвящен исследованию способов реализации
природоресурсных норм в правовой системе РФ: 1) реализации диспозиции
международно-правовой нормы в правомерном поведении; 2) реализации
27
санкции
международно-правовой
нормы
путем
воздействия
на
правонарушителя.
Правомерное поведение включает в себя соблюдение действующих
международно-правовых принципов и норм, их имплементацию, а также
проведение мероприятий организационного характера, направленных на
реализацию международно-правовых норм.
Формулируется
вывод
о
том,
что
имплементация,
как
способ
осуществления международных обязательств в сфере природопользования,
возможна только в отношении норм МП, обладающих обязательной
юридической силой. Однако в настоящее время также следует признать
существование устойчивой тенденции активного использования при разработке
норм внутригосударственного права норм soft law, международных стандартов,
оценочных норм. В данном случае имеет место рецепция норм soft law во
внутригосударственное законодательство.
Целям эффективной реализации международно-правовых норм отвечают
сближение
и
гармонизация
законодательства
государств,
развитие
международного сотрудничества органов исполнительной власти всех уровней,
а также органов местного самоуправления.
Еще одним способом реализации международных природоресурсных
норм на
внутригосударственном уровне является
реализация
санкции
международно-правовой нормы путем воздействия на правонарушителя.
Анализ судебной практики показывает, что при наличии иностранного
элемента в природоресурсном споре или в деле о причинении экологического
ущерба или ущерба природным ресурсам имеются случаи неправильного
применения законодательства и международно-правовых норм, что приводит к
судебным ошибкам. Кроме того, на примере практики реализации Соглашения
о международных стандартах на гуманный отлов диких животных между
Европейским сообществом, Канадой и Российской Федерацией 1997 года,
ратифицированное Федеральным законом от 26.04.2008 года N 52-ФЗ,
28
диссертант
делает
правоприменения,
вывод
о
том,
связанные
со
что
могут
возникать
своевременной
проблемы
имплементацией
международных природоресурсных норм в российское законодательство.
В заключении подводятся итоги исследования и формулируются
основные выводы.
Публикации автора в ведущих рецензируемых научных журналах,
рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства
образования и науки Российской Федерации:
1. Василенко Е.В. Проблемы международно-правового регулирования
освоения и использования мировых природных ресурсов // Северо-Кавказский
юридический вестник. – 2009. – №3. – С. 84-89. – (1,67 п.л.).
2. Василенко
Е.В.
Совершенствование
международно-правового
механизма освоения и использования природных ресурсов // Юридический мир.
– 2009. – № 10. С. 37-39. – (0,92 п.л.).
3. Василенко, Е. В. Дифференциация международно-правовых режимов в
сфере недропользования // Евразийский юридический журнал. – 2010. – № 10.
С. 57-60. – (0,93 п.л.).
4. Василенко Е.В. Этапы договорного регулирования отношений в сфере
эксплуатации трансграничных природных ресурсов // Юридический мир. –
2012. – № 1. – С. 46-48. – (1 п.л.).
5. Василенко Е.В. О некоторых правовых аспектах международного
управления природными ресурсами // Московский журнал международного
права. – 2012. – № 1. – С. 255-269. – (2,19 п.л.).
6. Василенко
Е.В.
Специфика
международно-правовых
норм,
регулирующих разведку и эксплуатацию природных ресурсов // Евразийский
юридический журнал. – 2013. – № 10. С. 69-72. – (0,9 п.л.).
Публикации в иных изданиях:
1. Василенко
Е.В.
Концепция
выделения
международного
природоресурсного права в системе международного права. / Юридическое
29
образование на Юге России: вчера, сегодня, завтра. Материалы научнопрактической конференции, посвященной 65-летию юридического факультета
РГУ-ЮФУ. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2013. С. 187-193 – (0,6 п.л.).
2. Василенко Е.В. Актуальные проблемы международно-правового
регулирования торговли природными ресурсами // Актуальные проблемы
юридической
науки:
теория
и
практика:
сборник
материалов
8-й
международной научно-практической конференции. Махачкала, 2014. – С. 3436. – (0,57 п.л.).
3. Василенко
Е.В.
Особенности
действия
норм
международного
природоресурсного права в условиях новых вызовов и угроз // Международная
научно-практическая конференция «Развитие юридической науки в новых
условиях: единство теории и практики». Сборник тезисов. Ростов н/Д, 2015. –
Т.1. – С. 334-337. (0,35 п.л.).
Общий объем опубликованных работ диссертанта составляет 9,13
п.л.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
21
Размер файла
502 Кб
Теги
природоресурсного, международного, право, формирование
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа