close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ «ОБЩЕСТВА ИЗУЧЕНИЯ ТАТАРСТАНА»

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ЗУЛКАРНЕЕВ КИРИЛЛ АБДУЛЛОВИЧ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ «ОБЩЕСТВА ИЗУЧЕНИЯ ТАТАРСТАНА»
Специальность 07.00.02 – Отечественная история
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Казань – 2016
Работа выполнена на кафедре истории России и стран ближнего зарубежья
Института международных отношений, истории и востоковедения ФГАОУ ВО
«Казанский (Приволжский) федеральный университет»
Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент, почетный
работник высшего профессионального образования РФ
Федорова Наталия Анатольевна
Официальные оппоненты:
Гатауллина Ирина Алексеевна, доктор исторических наук, специальность
07.00.02 - "Отечественная история", профессор, зав. Кафедрой истории и
связей с общественностью Казанского Научно-исследовательского
Технического Университета им. А.Н.Туполева;
Магсумов Тимур Альбертович, кандидат исторических наук,
специальность 07.00.02 - "Отечественная история", доцент кафедры истории
и методики ее преподавания ФГБОУ ВО "Набережночелнинский
государственный педагогический университет".
Ведущая организация: ГБУ "Институт истории им. Ш.Марджани Академии
наук Республики Татарстан"
Защита состоится «2» марта 2017 г. в 13.00 часов на заседании
Диссертационного совета Д 212.081.01 по защите докторских и кандидатских
диссертаций при ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный
университет» по адресу: 420111, г. Казань, ул. Пушкина, д. 1/55, аудитория 502
(корпус ИМОИиВ КФУ).
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И.
Лобачевского ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный
университет» (г. Казань, ул. Кремлевская, д. 35, читальный зал №1).
Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте
Казанского (Приволжского) федерального университета htpp://www.kpfu.ru и на
официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства
образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru
Автореферат разослан « __ » _______________ 2016 г.
Ученый секретарь
Диссертационного совета
доктор исторических наук
О.В. Синицын
1
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. Краеведческие исследования Казанского края, а
позднее Республики Татарстан имеют давнюю историю. Активизация
краеведческого изучения региона приходится на 20-е гг. XX в., что было
обусловлено требованием государственных органов «удовлетворить нужды и
запросы … народного хозяйства и социалистического строительства в целом», а
также тем, что «этот период характеризуется проявлением сложного процесса
духовного возрождения татарского народа и его интеллигенции, привлечением
новых научных сил для изучения национальной культуры»1. В ряду других
организаций, занимавшихся тогда краеведческой работой, выделяется
«Общество изучения Татарстана», созданное по постановлению Совнаркома
ТАССР от 10 июля 1928 г. и существовавшее по 1930 г. Исследование причин и
условий организации, структуры и состава, направлений деятельности этого
«Общества» необходимо для выявления векторов развития политики
Советского государства в области науки и культуры, добровольных
объединений граждан в конце 1920-х – начале 1930-х гг. «Общество изучения
Татарстана» аккумулировало ведущие научные кадры Татарской АССР разных
поколений – учёных, сформировавшихся в дореволюционный период, и
вступивших в науку в годы советской власти – и, в силу этого, способствовало
преемственности научных знаний. Осмысление этого процесса также,
безусловно, является актуальной научной проблемой.
Кроме того, актуальность темы обусловлена привлечением и введением в
научный оборот комплекса неопубликованных документов, который позволяет
детально рассмотреть сущность краеведческой работы, определить её
обусловленность различными факторами.
Объектом исследования является «Общество изучения Татарстана».
Предметом исследования выступают причины организации, структура, состав,
функционирование, причины его ликвидации и вклад в развитие науки.
Степень изученности темы. В истории изучения «Общества изучения
Татарстана» можно выделить два периода: советский и современный. Работы
по истории «ОИТ» советского периода (с 1929 г. до начала 1990-х гг.)
хронологически делятся на два этапа – конец 1920-х – начало 1930-х гг. и
1
Фаттахова Г.А. Деятельность Академического центра Татнаркомпроса в 1920-е гг.: Автореферат дис.
… канд. ист. наук. Казань, 2000. С. 3.
2
середина 1950-х – рубеж 1980-х – 90-х гг. (в 1930-е – первой половине 1950-х
гг. «Общество изучения Татарстана», как и краеведение в целом, не было
объектом специального изучения в силу практического запрета на историкокраеведческие исследования).
Основу изучения «ОИТ» положили сами его члены в 1929–1930 гг. (Н.Б.З. Векслин, Р.Ш. Тагиров). Они опубликовали первые работы о задачах
краеведения и деятельности «Общества»2 (поскольку эти исследования носят
аналитический характер, они в настоящей работе рассматриваются как
историографический источник). С середины 1950-х гг. краеведческая тематика
вновь оказалась востребованной3, и поэтому в ряду прочих вопросов
начинается изучение различных аспектов деятельности «Общества изучения
Татарстана». В контексте реабилитации жертв политических репрессий в годы
перестройки начинают публиковаться статьи о руководителях и рядовых
членов «ОИТ», честное имя которых было тогда восстановлено. Современный
период исследования «Общества изучения Татарстана» начался в 90-х гг.
прошлого века. Он характеризуется снятием запретов на изучение каких бы то
ни было проблем истории советского общества, в том числе – истории
отечественного краеведения 1920-х – начала 1930-х гг. В силу этого создаются
комплексные исследования по истории научных краеведческих обществ в
Татарии, органам управления образованием и культурой ТАССР 1920-х гг.
В указанных хронологических рамках в историографии изучения «ОИТ»
следует выделить три группы работ. К первой относятся труды, в которых
рассматриваются различные аспекты краеведческой работы в Татарской АССР
в 20-х – начале 30-х гг. Ко второй – специальные исследования, посвященные
2
Векслин Н.-Б.З. Ближайшие задачи краеведческой работы в Татарии // Труд и хозяйство. 1929. № 1/2.
С. 98–101; Тагиров Р.Ш. Из жизни Общества изучения Татарстана // Труд и хозяйство. 1929. № 1/2. С. 151–153;
Его же. В Обществе по изучению Татарстана (Итоги научно-экспедиционной работы Татарстана за 1928 г.) //
Труд и хозяйство. 1929. № 3/4. С. 136–139; Векслин Н.-Б.З. Изучение Татарстана за 10 лет (1920–1930). Казань,
1930.
3
Гимади Х.Г. Об изучении Татарской АССР за 40 лет (краткий обзор) // Известия Казанского филиала
Академии наук СССР. Серия гуманитарных наук. 1957. Вып. 2. С. 68–82; Гимади Х.Г., Мухарямов М.К.
Советская Татария – детище Октября. Казань, 1957; Ефимова А.М. Археологическое изучение Татарии за годы
Советской власти. Казань, 1961; Здобнов Н.В. Библиография и краеведение: Сб. статей. М., 1963; Кучеренко
Э.И. Нумизматика в школе. Казань, 1963; Краеведческий музей пионеров и школьников. Казань, 1964; Синицына
К.Р. Музей пролетарской революции в Казани // Сборник научных трудов Госмузея Татарской АССР. Казань,
1965. Вып. 2; Татары Среднего Поволжья и Приуралья. М., 1967; Мухарямов М.К., Литвин А.Л. Историки
Татарии и их труды // Коммунист Татарии. 1967. № 12; Литвин А.Л., Устюжанин Е.И., Хамитов Г.И. Краеведение
в школе (История Татарской АССР). Казань, 1967; Гильманов З.И., Георгиевская И.Р., Кузьмин В.В. Некоторые
итоги изучения Татарии советского периода за 5 лет // Развитие философских и исторических наук в Татарии.
Казань, 1969; Халиков А.Х. Древняя история Среднего Поволжья. М., 1969; Его же. Археологические
исследования края за 50 лет // Развитие филологических и исторических наук в Татарии. Казань, 1969. С. 123–
132; Мамонтов А.В. Методика составления краеведческой библиографии. Л., 1974.
3
анализу деятельности «Общества изучения Татарстана». Третью группу
составляют биографические работы, в которых исследуется жизнь и
деятельность учёных, являвшихся в том числе и членами «Общества изучения
Татарстана» и принимавших в его делах (в секционной, экспедиционной,
издательской работе) активное участие.
В работах первой группы накоплен значительный фактический материал
о состоянии и итогах развития краеведения в Татарской АССР в 1920-х –
начале 1930-х гг., исследованы центры краеведческой работы в Татарии
(научные исторические общества, Академический центр, Народный
комиссариат просвещения ТАССР, музеи)4. Однако деятельность «Общества
изучения Татарстана» в этих работах практически не освещается, за
исключением монографии А.В. Зайцева «Исторические учреждения
Республики Татарстан в 20-30-е годы XX в.»5. Автор кратко рассмотрел
причины образования «ОИТ», его структуру, деятельность секции культуры и
быта, издание «Обществом» работ по истории, этнографии, археологии и
татарскому языкознанию. Общий вывод исследователя сводится к тому, что
большой заслугой «Общества изучения Татарстана» являлся сбор
4
Синицына К.Р. Роль научных и краеведческих обществ в музейном строительстве в Татарии в 20-хначале 30-х гг. // Сборник научных трудов Госмузея Татарской АССР. Казань, 1965. Вып. 2. С. 103-118;
Абдрашитова И.М. Вестник научного общества татароведения (1925-1930) // Ученые записки Казанского
государственного педагогического института. 1970. Вып. 80. Из истории Татарии. Сб. 4. С. 204-213; Её же. Из
истории научного Общества татароведения (1923-1929) // Ученые записки Казанского государственного
педагогического института. 1975. Вып. 150. Вопросы историографии и источниковедения. Сб. 7. С. 101-111;
Амирханов Р.У., Гарипова З.Г. Некоторые проблемы становления гуманитарных наук в Татарии в 20-30-е гг. и
развитие национальной культуры // Великий Октябрь и некоторые вопросы формирования Татарской
социалистической нации. Казань, 1989. С. 81-96; Зайцев А.В. Исторические учреждения Республики Татарстан
в 20-30-е годы XX в. Казань, 1998; Фаттахова Г.А., Валеев Р.К. Академический центр Татарии: 1920-е годы.
Казань, 2002; Синицына К.Р. Полвека музеев Казани и Татарии. Очерки истории 1917-1967 гг. Казань, 2002;
Валеева Г.А. Деятельность кантонных краеведческих организаций в Татарии в 20-е годы XX в. // Вестник
Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. 2008. № 3(14). С. 18–20; Кабирова А.Ш.
Историография советского периода истории Татарстана (1917–1950-е гг.). Казань, 2008; Её же. Развитие
исторической науки в Татарстане в советское время (1917–1956 гг.) // История науки и техники. 2009. № 12. С.
43–51; Хакимова А.З. Историко-краеведческие исследования в Татарстане в 20-е годы XX века // Ученые
записки Казанского университета. Серия Гуманитарные науки. 2010. Т. 152. Кн. 3, ч. 2. С. 139-145; Её же. Роль
краеведческой работы в изучении и популяризации историко-культурного наследия Татарстана в 1920–2000-е
гг.: Автореферат дис. … канд. ист. наук. Казань, 2011; Латыпова Г.М. Народный комиссариат просвещения
ТАССР в 1920-е гг.: организация, структура, деятельность: Автореферат дис. … канд. ист. наук. Казань, 2011;
Крылов Е.В. Социально-политические факторы развития татарской археологической науки в 1920-1930-е годы //
Вестник Удмуртского университета. Серия 5. История и филология. 2011. Вып. 3. С. 99–105; Его же. Социальнополитические факторы формирования археологической науки в Татарской АССР в 1917 – конце 1940-х гг.:
Автореферат дис. … канд. ист. наук. Ижевск, 2012; История татар с древнейших времен: в 7 т. Казань, 2013. Т.
VII. Татары и Татарстан в XX – начале XXI в. С. 337, 353-359; Сидорова И.Б. Учёное братство: Общество
археологии, истории и этнографии при Казанском университете (1878-1931 годы). Казань, 2014. Ч. I.
5
Зайцев А.В. Исторические учреждения Республики Татарстан в 20-30-е годы XX в. Казань, 1998. С.
101-108. Также А.В. Зайцевым по материалам монографии написана энциклопедическая статья об «Обществе
изучения Татарстана»: Зайцев А.В. Общество изучения Татарстана // Татарская энциклопедия: в 6 т. Казань,
2008. Т. 4: М–П. С. 515-516.
4
«фактического материала, необходимого для исторических исследований по
истории татарского народа. Экспедиции дали богатый археологический и
этнографический материал, способствующий развитию этих наук в республике.
Общество не ставило перед собой целей обработки … материалов… Это
характерная черта краеведения конца 20-х годов с его ставкой на решения
практических полезных экономике страны целей и задач»6.
Сегодня вывод спорен, поскольку проанализированные материалы о
результатах «ОИТ» свидетельствует о реальном научном вкладе его членов в
изучении естественных, гуманитарных и практических проблем.
Специальные исследования, посвященные «Обществу изучения
Татарстана», немногочисленны. Среди них нет детального исследования
истории «ОИТ», однако обстоятельства его создания и отдельные аспекты его
деятельности нашли в них отражение7. Наиболее подробно деятельность
«Общества изучения Татарстана» изучена в работах И.М. Абдрашитовой,
однако «Общество» не стало в её трудах объектом комплексного исследования.
В своей обобщающей статье «Научные общества по изучению истории
Татарстана (1923-1930 гг.)» исследовательница смогла вписать «ОИТ» в ряд
учреждений, занимавшихся изучением Татарии, и осветила организационные
аспекты создания «Общества изучения Татарстана», работу Первой
Всетатарской краеведческой конференции, положения устава «ОИТ»,
структуру «Общества», деятельность секции культуры и быта, некоторые
направления экспедиционной работы8. Для характеристики состояния
краеведческой работы в 1930 г. важен вывод И.М. Абдрашитовой об итогах
деятельности «ОИТ». Несмотря на сравнительно краткое время
существования…, [«Общество изучения Татарстана» смогло] активизировать
краеведческую работу и исследования по истории Татарстана. К заслугам
6
Зайцев А.В. Исторические учреждения Республики Татарстан в 20-30-е годы XX в. Казань, 1998. С.
107-108.
7
Абдрашитова И.М. Из истории создания общества изучения Татарстана (1928-1930 гг.) // Ученые
записки Казанского государственного педагогического института. 1975. Вып. 145. Из истории Татарии. Сб. 6.
С. 63-72; Её же. Дом татарской культуры (1927-1930 гг.) и историко-краеведческие общества // Ученые записки
Казанского государственного педагогического института. 1977. Вып. 178. Историография и источниковедение
истории СССР. С. 73-83; Её же. Бюро школьного краеведения в «Обществе изучения Татарстана» (1928-1930) //
Ученые записки Казанского государственного педагогического института. 1978. Вып. 184. Историография и
источниковедение: вопросы методики исследования. С. 78-84; Её же. Научные общества по изучению истории
Татарстана (1923-1930 гг.) // Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета.
2006. № 5. С. 37-56; Федорова Н.А. К истории Общества изучения Татарстана // Тезисы докладов краеведческих
чтений «Народы Среднего Поволжья: история, культура» (20–21 мая 1993 г.). Секция История. Казань, 1993. С.
16-19.
8
Абдрашитова И.М. Научные общества по изучению истории Татарстана (1923-1930 гг.) // Вестник
Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. 2006. № 5. С. 45-52, 55-56.
5
[«Общества
изучения
Татарстана»]
следует
отнести
объединение
профессиональных
исследователей
и
краеведов-общественников,
формирование новой исследовательской среды и научного сообщества в
республике, расширение тематики исследовательской работы, а также первые
попытки … проведения комплексных экспедиций в районах Татарстана» 9.
Однако, эти слова можно отнести к любому из существовавших в то время
научных краеведческих обществ. Специфика деятельности «ОИТ» в них не
прослеживается.
Биографические работы о жизни и деятельности учёных, принимавших
участие в деятельности «Общества изучения Татарстана», стали создаваться
главным образом лишь в последние два с половиной десятилетия10. Это
связано, прежде всего, с тем, что целый ряд членов «ОИТ» был незаконно
репрессирован в 1930-х гг., а большая часть учёных 1920-х гг. по
происхождению принадлежала к интеллигенции, изучение истории которой в
советский период не приветствовалось. Биографика казанских учёных – членов
«Общества» значительно пополнилась в преддверии празднования 200-летия
Казанского университета в результате издания брошюр серии «Выдающиеся
ученые Казанского университета»11. Однако о работе учёных в «Обществе
изучения Татарстана» в биографической литературе даже не упоминается.
Таким образом, в настоящее время отсутствует комплексное
исследование «Общества изучения Татарстана», проблемы его организации и
деятельности не получили должного отражения в историографии, несмотря на
9
Там же. С. 51-52.
10
Глухов М. Атнагулов Салах Садреевич // Возвращённые имена. Документальные очерки. Казань, 1990.
С. 6-12; Писарева С.В. Векслин Носон-Бер Залманович // Татарская энциклопедия: в 5 т. Казань, 2002. Т. 1: А–
В. С. 554; Писарева С.В. Векслин Носон-Бер Залманович (1897-1942) // Возвращённые имена. Документальные
очерки. Казань, 1990. С. 85-90; Рахматуллин Исхак Шигабутдинович // Татарская энциклопедия: в 6 т. Казань,
2010. Т. 5: Р–Т. С. 41; Тагиров Ривгат Шакирдзянович // Татарская энциклопедия: в 6 т. Казань, 2010. Т. 5: Р–Т.
С. 501; Горбачева Л.Ф. Вспоминая учителя // Музейный вестник ТГГПУ. 2010. Вып. 7. С. 103–106 [о Р.Ш.
Тагирове. – К.З.]; Тагиров В.Р. Профессор Ривгат Тагиров как один из последователей научнопросветительской деятельности своего отца – Ш.А. Тагирова // Шакирджан Тагиров (1858-1918) и его потомки
в науке и культуре: материалы Научно-практической конференции, приуроченной к открытию мемориальной
доски на здании Казанской татарской учительской школы, где с 1876 по 1918 год учился и преподавал Ш.А.
Тагиров, (1 июня 2012 г.) / Науч. ред. Р.Р. Султанова; сост. О.Л. Улемнова. Казань, 2013. С. 85-93; Харитонович
В.А. Деятельность Н.Ф. Калинина в Центральном музее ТАССР в 1920-е гг. (по материалам Национального
архива РТ) // Филология и культура. Philology and Culture. 2013. № 1(31). С. 209-213; Сидорова И.Б. Учёное
братство: Общество археологии, истории и этнографии при Казанском университете (1878-1931 годы). Казань,
2014. Ч. I. С. 192-250.
11
Бусыгин Е.П., Зорин Н.В. Николай Иосифович Воробьев, 1894-1967. Казань, 2002; Голубев А.И.,
Порфирьева Н.А. Николай Александрович Ливанов, 1876-1974. Казань, 2002; Дедков А.П., Сементовский Ю.В.
Владимир Николаевич Сементовский, 1882-1969. Казань, 2002; Любарский Е.Л. Андрей Яковлевич Гордягин,
1865-1932. Казань, 2003; Силантьев В.В., Рязанцева И.Н., Рязанцев С.И. Виктор Алексеевич Чердынцев, 18821954. Казань, 2004; Ситдиков А.Г., Старостин П.Н. Николай Филиппович Калинин, 1888-1959. Казань, 2002.
6
то, что «Общество» являлось массовой добровольной организацией, перед
которой стояли задачи комплексного изучения Татарии, включающего
исследование природы, полезных ископаемых, экономики, населения и
истории. На основании анализа степени изученности темы определена цель
диссертационного исследования.
Цель работы – представить комплексный всесторонний анализ
процессов организации, функционирования и ликвидации «Общества изучения
Татарстана».
Исходя из цели диссертации, сформулированы следующие задачи:
1) определить причины и предпосылки образования «Общества изучения
Татарстана», цели его создания, возложенные на него задачи, структуру
«Общества» и проследить основные вехи биографии его руководителей;
2) изучить процесс и механизм функционирования «Общества», выяснить
причины ликвидации «Общества изучения Татарстана», проанализировать его
вклад в развитие краеведческой работы в республике.
Хронологические рамки исследования определяются периодом
существования «Общества изучения Татарстана» и охватывают 1928-1930 гг. В
то же время допускается выход за установленные границы для уточнения
некоторых фактов и выявленных тенденций, как того требуют генетический и
историко-динамический подходы к исследованию.
Территориальные рамки обусловлены сферой деятельности «Общества
изучения Татарстана» и поэтому в основном охватывают Татарскую АССР,
выходя за её пределы лишь в той мере, в какой это необходимо при изучении
экспедиционной деятельности «Общества».
Методологической основой исследования выступают принципы
историзма и научной объективности. Принцип историзма предполагает подход
к действительности как к развивающейся, меняющейся во времени системе, в
которой объект исследования – «Общество изучения Татарстана» –
рассматривается в его историческом развитии. Принцип научной
объективности предполагает рассмотрение предмета исследования в его
многогранности и противоречивости. В диссертационной работе этот принцип
выражается в комплексном и разностороннем освещении деятельности
«Общества изучения Татарстана».
В исследовании применяется ряд конкретно-исторических методов:
историко-генетический, позволяющий описать существенные черты
объекта исследования – «Общества изучения Татарстана» – в преемственной
7
связи с существовавшими ранее краеведческими учреждениями и
организациями,
проблемно-хронологический, использование которого обусловлено
разнообразием направлений деятельности «Общества»,
историко-сравнительный,
необходимый
при
атрибуции
делопроизводственных источников по истории «ОИТ» и для определения места
«Общества» в ряду краеведческих учреждений и организаций республики.
Источниковая база диссертационной работы.
Основой исследования является комплекс архивных и опубликованных
материалов по организации, функционированию и ликвидации «Общества
изучения
Татарстана»,
а
именно:
нормативно-правовые
акты,
делопроизводственная документация, материалы периодической печати и
научные труды членов «ОИТ».
Нормативно-правовым актом, лежащим в основе организации «Общества
изучения Татарстана», является постановление Совета народных комиссаров
ТАССР от 10 июля 1928 г.12 В нём Народному комиссариату просвещения
республики поручалось приступить к организации «Общества изучения
Татарстана» и определялась его основная задача. Основным нормативноправовым документом в рамках которого осуществлялась деятельность «ОИТ»
являлся устав утвержденный НКВД в 1928 году. В нем прописывались права и
обязанности, определялась финансовая составляющая, конкретизировались
цели и задачи. Вспомогательное значение при решении поставленных в
исследовании
задач
имеют
нормативно-правовые
акты
органов
государственного управления, регламентирующие деятельность краеведческих
организаций – предшественников «ОИТ» («Положение о Бюро краеведения при
Академцентре Наркомпроса» и др.)13.
Делопроизводственная документация «ОИТ» частично опубликована.
Опубликованные делопроизводственные источники – проект устава и
утверждённый конференцией «Общества изучения Татарстана» его устав, отчёт
учёного секретаря «ОИТ» об экспедиционной деятельности «Общества» и его
задачах. Неопубликованная документация «ОИТ» отложилась в фонде
«Общество изучения Татарстана» (Ф. Р-447) Национального архива Республики
Татарстан (НА РТ). Делопроизводство «Общества изучения Татарстана»
12
Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ). Ф. Р-3682. Оп. 1. Д. 1346. Л.110; Ф. Р-447. Оп. 1.
Д. 21. Л. 2 (выписка из протокола заседания СНК ТАССР).
13
Там же. Д. 1379. Л. 1–2 об., 5–5 об.
8
представлено разнообразными распоряжениями, протоколами, отчётами,
планами работ, сметами, стенограммами докладов и выступлений, служебными
записками, служебными письмами, заявлениями, отношениями, материалами
анкетирования, удостоверениями. Этот комплекс материалов позволяет
осветить вопросы организации, структуры, состава «ОИТ», деятельности его
секций и бюро, экспедиционной работы, проведения отчётных мероприятий
(пленума Центрального совета, совещаний). Делопроизводственные материалы
фонда «Татнаркомпрос» (Ф. Р-3682) НА РТ используются при исследовании
предпосылок и причин образования «Общества», его задач и структуры.
Материалы периодической печати, освещающие деятельность «Общества
изучения Татарстана», привлечённые в диссертации, включают статьи в
журнале «Труд и хозяйство» о задачах краеведческой работы, итогах Первой
Всетатарской конференции «Общества изучения Татарстана», деятельности
«ОИТ»14, а также заметки о результатах проводившихся экспедиций в
«Осведомительном бюллетене (по линии экспедиционных исследований)»
Центрального совета «Общества изучения Татарстана». Вспомогательное
значение при решении поставленных в исследовании задач имеют статьи в
центральной и местной краеведческой печати о работе различных
организаций15, в той или иной мере соприкасавшихся с деятельностью «ОИТ».
Кроме того, для изучения научно-исследовательской деятельности
«Общества изучения Татарстана» привлечены три тома изданных в 1930 г. его
«Трудов» (второй и третий тома «Трудов» «ОИТ» содержат работы
естественнонаучного профиля, для оценки, значимости которых требуются
специальные познания в соответствующих областях науки).
Все изученные в диссертационном исследовании архивные документы
представляют собой подлинники (оригиналы и копии), причём большая часть
14
Векслин Н.-Б.З. Ближайшие задачи краеведческой работы в Татарии // Труд и хозяйство. 1929. № 1/2.
С. 98-101; М.Д. К итогам работы Первой Всетатарской конференции Общества изучения Татарстана // Там же.
С. 102-113; Тагиров Р.Ш. Из жизни Общества изучения Татарстана // Там же. С. 151-153; Его же. В Обществе
по изучению Татарстана (Итоги научно-экспедиционной работы Татарстана за 1928 г.) // Там же. № 3/4. С. 136139.
15
Орлов Н.К. Краеведческая работа в Больше-Шемякинской волости // Записки Тетюшского музея. 1927.
Вып. 2. С. 16–19; Павлов-Сильванский Н.Н. Хроника по Среднему Поволжью // Краеведение. 1927. № 4;
Положение о кантонных и районных отделениях Бюро краеведения при Академцентре Татнаркомпроса //
Сборник циркуляров и распоряжений ТНКП. 1927. № 4. С. 3–4; № 5. С. 2–3; Полосухина Л.Е. О состоянии и
работе Тетюшского музея местного края при Педтехникуме за 1926 г. // Записки Тетюшского музея. 1927. Вып.
1. С. 16–18; Самойлович А.Н. Краеведение в Татарской АССР // Краеведение. 1925. № 1/2; Ходосов А.
Краеведение в Сибирском крае // Краеведение. 1927. № 4; Хроника краеведческой работы в Ульяновской
губернии // Сборник Общества изучения Ульяновского края. Ульяновск, 1927. Вып. 2; Хроника. Научное
общество татароведения //Вестник НОТ. 1925. № 3.
9
из них – машинопись (часто с правкой от руки), немного меньше рукописных
материалов, и некоторая часть – заполненные от руки бланки анкет. При
исследовании как рукописных, так и машинописных документов нередко
вставала проблема их датирования. В большинстве случаев датирование
конкретных источников осуществлено на основании историко-сравнительного
анализа содержания недатированных и точно датированных документов.
Необходимые для понимания различных аспектов деятельности «ОИТ»
внешние признаки документов анализируются в соответствующих частях
диссертации в тесной связи с содержанием исследуемых документов.
На защиту выносятся следующие положения:
1. «Общество изучения Татарстана» являлось краеведческой
организацией, созданной Совнаркомом ТАССР «в целях содействия
социалистическому строительству» для координирования краеведческих работ
в республике. В создании «ОИТ» воплотилось взаимное стремление органов
государственного
управления
привлечь
широкие
круги
научной
общественности, инициативных представителей города и села к решению
народнохозяйственных задач, с одной стороны, и активистов краеведческого
движения получить организационно-финансовые возможности реализации
своих планов по всестороннему изучению природы и населения республики, с
другой. Вследствие финансирования «Общества» из бюджета республики
добровольческие начала в его организации и деятельности не могли в полной
мере быть реализованными.
2. В силу своего административно-финансового подчинения
государственным институтам «Общество» и его члены не могли в полной мере
реализовать свои инициативы. Кроме того, недостатки организационной
структуры также не способствовали успешности реализации членами «ОИТ»
возложенных на него задач.
3. Деятельность секций «ОИТ» показывает, с одной стороны,
востребованность научных работ членов «Общества», но, с другой стороны,
отсутствие с точки зрения «содействия социалистическому строительству» на
рубеже 1920-х – 1930-х гг. практической значимости этих исследований.
4. Проведённая в 1929 г. «Обществом изучения Татарстана» комплексная
экспедиция в Мензелинский и Челнинский кантоны ТАССР выявила
значительный экономический и человеческий потенциал края, определила
перспективные направления развития хозяйства, социально-культурной сферы.
10
5. В деятельности «Общества изучения Татарстана» принимали участие
ведущие научные силы республики. При посредстве «ОИТ» происходила
передача традиций исследовательской работы от старшего поколения учёных к
вновь вступившим в науку, осуществлялась преемственность научных школ.
6. Фактическая ликвидация «Общества изучения Татарстана» (включение
его в состав Татарского научно-исследовательского экономического института)
в 1930 г. была обусловлена общим курсом руководства страны на подавление
проявлений самоорганизации граждан и любого свободомыслия после
прекращения
новой
экономической
политики,
всё
возраставшей
централизацией управления и свертыванием краеведческой работы в стране.
ТНИЭИ изначально был государственным учреждением и взял на себя роль
координатора научно-исследовательской работы в ТАССР, которую ранее
пыталось исполнять «Общество изучения Татарстана».
Научная новизна данной диссертации заключается в том, что впервые
проведено комплексное исследование организации и деятельности «Общества
изучения Татарстана». На основе впервые введенных в научный оборот
разнообразных источников реконструированы причины и механизм создания
«Общества», его структура, направления деятельности, властные практики
управления «Обществом», выявлены роль и степень участия в его деятельности
отдельных лиц.
Практическая значимость исследования заключается в том, что его
материалы и полученные результаты могут быть использованы при разработке
лекций по истории России рубежа 20-х – 30-х гг. XX в., истории Татарстана,
источниковедению делопроизводственных источников, истории науки,
историческому краеведению. Обобщённый в диссертации опыт краеведческой
работы конца 1920-х – начала 1930-х гг. может быть востребован при
возрождении краеведческой работы в Республике Татарстан.
Апробация результатов исследования. Основные положения
диссертации прошли апробацию на двух международных конференциях (17-25
апреля 2011 г. – «Ключови въпроси в съвременната наука», 17-25 сентября 2011
г. – «Научният потенциал на света», София, Республика Болгария), итоговых
конференциях Казанского университета и музейном форуме, а также изложены
в пяти публикациях, в том числе в трёх публикациях – в изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.
Диссертационное исследование было обсуждено и одобрено на заседании
кафедры истории России и стран ближнего зарубежья Института
11
международных отношений, истории и востоковедения Казанского
(Приволжского) федерального университета.
Структура диссертации обусловлена поставленными задачами и
включает введение, две главы (в первой исследуется образование «Общества
изучения Татарстана», вторая посвящена его функционированию), заключение,
список использованных источников и литературы и приложения, в которых
даны сведения о местных краеведческих организациях районных активистов, а
также статистические сведения о составе делегатов I-й Всетатарской
конференции «ОИТ», список учредителей общества и сметы отрядов
эспедиций.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного
исследования, определяются объект и предмет, раскрывается степень
изученности темы, формулируются цель и задачи, обосновываются
хронологические и территориальные рамки исследования, обозначаются
методологическая основа и методы исследования, даётся обзор источников,
формулируются положения, выносимые на защиту, оцениваются научная
новизна исследования и его практическая значимость, определяется структура
диссертации.
В первой главе диссертации – «Образование “Общества изучения
Татарстана”» – рассматриваются различные аспекты функционирования
научных обществ Татарии в 1920-е гг., история создания и деятельность
Татарского бюро краеведения, начальный, организационный, период
становления «Общества изучения Татарстана», а также его структура и
персональный состав.
Первый параграф – «Деятельность Татарского бюро краеведения как
условие создания “ОИТ”» – посвящен анализу работы и итогам деятельности в
1920-е гг. краеведческих обществ – «Общества естествоиспытателей»,
«Общества археологии, истории и этнографии», Научного общества
татароведения, учреждений – Академического центра Народного комиссариата
просвещения ТАССР, Дома Татарской культуры и Татарского бюро
краеведения при Академическом центре Татнаркомпроса. Деятельность
названных обществ развивалась в рамках краеведческого движения, широко
развернувшегося в РСФСР с начала 1920-х гг. Краеведение рассматривалось
12
как интегральная дисциплина, «включающая в предмет своего изучения как
вопросы естественно-научного порядка, так и проблемы социальноэкономического характера»16. Успехи краеведческой работы в Татарии в первой
половине 1920-х гг.
ХХ века предопределили создание в 1925 г.
координирующей и руководящей организации – Татарского бюро краеведения
(ТБК) при Академцентре Наркомпроса. Создание Татарского бюро краеведения
являлось ответом на правительственную политику на формирование научнометодических, идеологических и руководящих центров массового
краеведческого движения в стране. ТБК опиралось в своей деятельности на
поддержку государственных, общественных организаций, научных учреждений
и обществ Татарии. Благодаря ТБК была активизирована и объединена
деятельность отдельных краеведов. Появились бюро краеведения,
краеведческие кружки в кантонах, районах, волостях и селах ТАССР.
Постепенно центрами краеведческой работы становились музеи местного края,
собрания которых расширялись и систематизировались благодаря связи с
научной и краеведческой общественностью. В связи с созданием «Общества
изучения Татарстана» ТБК было ликвидировано 1 августа 1928 г.
Во втором параграфе – «Первая Всетатарская краеведческая
конференция и её роль в учреждении “Общества изучения Татарстана”» –
рассматриваются деятельность организационного комитета «ОИТ» в составе
председателя – наркома просвещения ТАССР И.Ш. Рахматуллина, его
заместителя Н.-Б.З. Векслина и ученого секретаря Р.Ш. Тагирова, а также и
работа и итоги учредительной конференции «Общества». Конференция,
проходившая с 22 сентября по 5 октября 1928 г., стала решающим шагом в деле
организационного оформления «ОИТ» и способствовало расширению
общественной организации краеведения в масштабе Татарии. На конференции
были обозначены задачи краеведческого движения в республике, проблематика
исследований, обсужден устав «Общества». «ОИТ» должно было стать базой
для объединения сил ученых и краеведов в деле изучения Татарстана и
координирующим
центром
и
центром
финансирования
научноисследовательских работ. Делегаты конференции стали организаторами
кантонных (районных) отделений «Общества изучения Татарстана» в Бугульме,
Тетюшах, Мамадыше, Мензелинске.
16
М.Д. К итогам работы Первой Всетатарской конференции Общества изучения Татарстана // Труд и
хозяйство. 1929. № 1/2. С. 102.
13
В третьем параграфе – «Основные задачи и структура “Общества
изучения Татарстана”» – анализируются «Устав Общества изучения
Татарстана», утвержденный НКВД в декабре 1928 г., и структура «ОИТ». В
соответствии с уставом, целью «Общества» являлось всяческое содействие
социалистическому строительству путем выявления и научной обработки
материалов, относящихся к природе, населению, быту, истории, культуре и
экономике Татарстана; ведение научно-исследовательской работы в области
изучения края; привлечение сил к его изучению. «ОИТ» могло быть
ликвидировано как постановлением органов власти, так и решением членов
Всетатарского краеведческого съезда. Руководящим органом «Общества»
являлся Центральный совет, избираемый на Всетатарском краеведческом
съезде «ОИТ» сроком на два года. Среди его членов должны были быть
представлены научные, научно-краеведческие, советские и профессиональные
организации и местные отделения общества. На Первой Всетатарской
краеведческой конференции «ОИТ» Центральный совет был избран в составе
42 человек, Совет избирал президиум из девяти человек. При президиуме
Центрального совета «ОИТ» были организованы 10 секций (промышленноэкономическая, сельского хозяйства, лесного хозяйства, культуры и быта,
живой природы, атмосферы, почвы, недр и воды, медицинская, транспорта,
связи и строительства, районирования и музейная) и 3 бюро (студенческое,
библиографическое и школьного краеведения). Кроме того, в кантонах Татарии
работали отделения «ОИТ» (Свияжское, Тетюшское, Мамадышское (в
Кукморе), Мензелинское, Лаишевское и Челнинское).
В четвёртом параграфе – «Состав “Общества изучения Татарстана”»
– рассматриваются биографии руководителей «ОИТ» и наиболее известных
учёных, работавших в нём, а также анализируются анкетные данные членов
«Общества» по секции живой природы. Из анкетных данных ясно, что бо́льшая
часть вступивших в члены «ОИТ» по этой секции относилась к беспартийной
научной интеллигенции и студенчеству. Весьма показательна низкая доля
происходящих из крестьян и – особенно – из рабочих. Указанные данные
свидетельствуют, что в процесс «изучения Татарстана» был вовлечен довольно
узкий круг образованной части общества – те, кто преподавал, занимался
научной работой и учился в вузах. Поэтому «Общество изучения Татарстана»
вряд ли могло рассчитывать на широкое привлечение в свои ряды лиц из
«неинтеллигентных» социальных слоёв: для них не существовало той повестки,
которую «Общество» стремилось претворить в жизнь. В целом в состав
14
«Общества изучения Татарстана» входили представители советских
административных органов, учреждений науки, образования и культуры. При
всех различиях (здесь были татары, русские, представители других народов,
люди с высшим и средним образованием, выходцы из служащих, крестьян и
разночинцев, среднего возраста и молодёжь) их объединяло стремление
способствовать развитию Татарской Республики, досконально изучать её
природу и население. Иными словами, в состав «ОИТ» входили наиболее
квалифицированные, подготовленные к практической работе деятели науки,
образования и культуры.
Во второй главе диссертации – «Функционирование “Общества
изучения Татарстана”» – исследуются функционирование «Общества
изучения Татарстана», а именно его научно-исследовательская и
популяризаторская деятельность, работа и решения Второго пленума его
Центрального совета, проходившего 2-3 июня 1929 г., организационные
предпосылки, направления и итоги экспедиционной деятельности «ОИТ», и
ликвидация «Общества».
Первый параграф – «Научно-исследовательская и популяризаторская
работа “Общества изучения Татарстана”» – состоит из четырёх пунктов. В
первом пункте анализируется деятельность библиографического бюро «ОИТ».
Бюро приступило к работе 15 ноября 1928 г. Его деятельность включала в себя
координацию и методическое обеспечение библиографической работы в
республике, составление и издание библиографических указателей, регулярные
библиографические обзоры в печати вновь вышедшей литературы,
сотрудничество с центральными и местными библиографическими
учреждениями, популяризацию библиографических знаний. Очевидно, что в
работе библиографического бюро участвовало около двух десятков лиц, причем
основную нагрузку несли всего несколько (не более десяти) человек. Этим, а
также кратковременностью существования можно объяснить не слишком
впечатляющие результаты деятельности бюро, хотя надо признать, что
организационная работа, проводившаяся председателем библиографического
бюро Р.Ш. Тагировым, в основном была успешной.
Второй пункт параграфа посвящен изучению деятельности секции
культуры и быта «ОИТ», организационное собрание которой состоялось 2
ноября 1928 г. Секция культуры и быта проводила экспедиционную работу (как
на территории Татарии, так и вне её пределов) по археологическому,
историческому, лингвистическому, фольклорному, этнографическому и
15
искусствоведческому направлениям, преимущественное внимание уделяя
татарам; исследовательскую работу по истории края, основанную на архивном
материале центральных и местных архивов; работы по грамматике татарского
языка, татарской стенографии, татарской специальной терминологии; историкотеоретические работы по татарской музыке; исследования по изучению жизни и
творчества татарских писателей, а также татарских народных праздников и игр;
осуществляла издательскую деятельность. Как в экспедиционной, так и в
прочей исследовательской работе секция культуры и быта взаимодействовала с
другими подразделениями «ОИТ», как казанскими, так и местными. Указания
на финансирование целого ряда исследований и изданий секции культуры и
быта со стороны Академического центра Наркомпроса свидетельствуют о
востребованности научных работ членов секции (не второстепенное значение
имеет тот факт, что председатель секции С.С. Атнагулов являлся председателем
Академцентра). И в то же время, как верно подметил А.В. Зайцев, «вопросы
истории и культуры были «отдаленными» и «схоластичными» и как таковые
все меньше занимали место в планах краеведческой работы», поскольку
требовалось «разрешать больше таких вопросов, которые дали бы наибольший
экономический эффект»17. Поэтому деятельность секции культуры и быта
имела, с точки зрения «содействия социалистическому строительству»,
второстепенное значение.
В третьем пункте первого параграфа охарактеризована деятельность
музейной секции «Общества», приступившей к работе несколько позже
библиографического бюро и секции культуры и быта. Деятельность этой
секции осуществлялась по пяти направлениям, определенным на её
организационном заседании 22 марта 1929 г. Как представляется, наиболее
успешной являлась работа по музейному строительству и объединению
музейных работников Татарии. Очевидно, что успехи в этом направлении были
достигнуты благодаря деятельности Н.И. Воробьева, занимавшего должность
заведующего Центральным музеем ТАССР. Безусловно, в центре внимания
музейной секции постоянно находились вопросы экспонирования собранных
материалов для широких масс и популяризации деятельности музеев. Однако
деятельность секции во многом была ограничена недостаточностью её
финансовых ресурсов и необходимостью согласовывать свои действия с
17
107.
Зайцев А.В. Исторические учреждения Республики Татарстан в 20-30-е годы XX века. Казань, 1998. С.
16
руководством «Общества изучения Татарстана». На практике это выражалось в
том, что ученый секретарь «ОИТ» Р.Ш. Тагиров корректировал в соответствии
со своими представлениями о задачах, стоящих перед секцией, решения
президиума музейной секции о выделении субсидий музеям.
Четвёртый пункт параграфа посвящен работе бюро школьного
краеведения «Общества изучения Татарстана», организационное собрание
которого было проведено 3 ноября 1928 г. Направления деятельности бюро
включали разработку общих принципов, методов и содержания школьнокраеведческой работы в ТАССР, координирование школьно-краеведческих
работ в республике через создание опорно-опытных баз в Казани, организаций
в Мамадышском, Буинском и Чистопольском кантонах, подготовку работников
по консультированию и обобщению опыта, подготовку и рассылку
методическо-инструктивных писем, созыв учительских конференций по
школьному краеведению, проведение школьно-краеведческих курсов,
составление и рассылку библиографии школьного краеведения, перевод на
татарский язык и издание литературы по вопросам школьного краеведения,
создание при бюро кабинета школьного краеведения. Кроме того бюро
взаимодействовало с Центральным бюро краеведения по вопросам учета
школьно-краеведческой работы в Татарии и издания серий программ
краеведческого изучения, с бюро краеведения других регионов страны по
проблеме обмена материалами, характеризующими краеведческую работу. С
начала своей деятельности бюро школьного краеведения «ОИТ» определило в
качестве приоритетного направления работы собирание и обработку
краеведческого материала, отложившегося в школах, его экспонирование и
издание. Как показывают документальные материалы, бюро действительно
занималось организацией выставок и печатанием работ школьных
краеведческих кружков, а руководство «ОИТ» выделяло на это средства.
Однако очевидно и то, что деятельность бюро школьного краеведения не
приобрела запланированных широких масштабов. Результативность работы
бюро зависела во многом от материалов, присылавшихся с мест (в том числе
кантонными и районными отделами народного образования), от
финансирования со стороны Центрального совета «ОИТ». Эта зависимость и не
позволила бюро развернуть работу в полном объеме.
Во втором параграфе главы – «Второй пленум Центрального совета
“Общества изучения Татарстана” (июнь 1929 г.)» – анализируется
состоявшееся на указанном пленуме подведение итогов работы «Общества
17
изучения Татарстана» за первые месяцы его существования (с 25 сентября 1928
по 1 июня 1929 г.) и определение направлений его дальнейшей деятельности.
На Втором пленуме Центрального совета «ОИТ» были выявлены основные
проблемы, вставшие перед «Обществом» в первые месяцы его существования, а
также недостатки и упущения в работе руководства общества, намечены пути
преодоления этих проблем и – что, пожалуй, наиболее существенно, –
генеральная линия «ОИТ» на «концентрацию научных сил и сил краеведческой
массы на практические и теоретические задачи социалистического
строительства в ТР»18.
Третий параграф второй главы – «Экспедиционная деятельность
“Общества изучения Татарстана”» – состоит из двух пунктов. В первом
пункте исследуется организационный механизм подготовки комплексной
экспедиции «ОИТ» в Мензелинский и Челнинский кантоны в 1929 г. В течение
полугода, с апреля по начало сентября 1929 г., «Общество изучения
Татарстана» вело подготовку и осуществляло проведение комплексной
экспедиции в Мензелинский и Челнинский кантоны Татарской АССР. Выбор
районов экспедиции, очевидно, определялся как территориальными
особенностями развития народного хозяйства республики, так и
организационными
возможностями
«ОИТ»
и
направлениями
предшествовавших полевых исследований. Цель экспедиции, по словам
ученого секретаря «Общества» Р.Ш. Тагирова, заключалась в том, чтобы «дать
… материалы для … хозяйственных государственных организаций, которые …
строили бы свои перспективные планы и видели, какие у них имеются
недостатки в составленных уже планах»19.
Для общего руководства всеми мероприятиями был образован комитет по
организации комплексной экспедиции, а для реализации возложенных на
экспедицию задач – сформированы десять отраслевых отрядов. Каждый отряд
представил на утверждение комитета по организации комплексной экспедиции
план (программу) деятельности и смету. Однако общего плана (программы)
комплексной экспедиции не существовало (очевидно, его не успели составить,
поскольку подготовка велась в сжатые сроки), что, безусловно, негативно
сказалось на её результатах.
18
19
Национальный архив Республики Татарстан. Ф. Р-447. Оп. 1. Д. 27. Л. 12-13.
Там же. Д. 40. Л. 106 об.
18
Комитет по организации комплексной экспедиции предусмотрел
взаимодействие с заинтересованными учреждениями Татарской АССР и
местными советскими органами и отделениями «ОИТ». Однако среди
трудностей, с которыми столкнулись организаторы экспедиции, члены
«Общества» чаще всего называли недостаточность и несвоевременность
финансирования работ. Кроме того, и это более важно, поскольку относится не
собственно к экспедиции, а в целом к деятельности «Общества изучения
Татарстана», подготовительные мероприятия со всей очевидностью показали
нежелание руководителей многих государственных учреждений республики
принимать какое-либо участие в решении задач, стоявших перед «ОИТ».
Иными словами, «Общество» как добровольная организация, не встроенная в
систему учреждений управления народным хозяйством, не имело
возможностей проводить полноценную научно-исследовательскую, в том числе
экспедиционную, работу.
Во втором пункте третьего параграфа подводятся итоги экспедиционной
деятельности «ОИТ» в 1929 г. Центральный совет «ОИТ» в деятельности по
подготовке, проведению и подведению итогов экспедиционной работы чётко
следовал установке на координирующую роль «Общества» во всестороннем
изучении Татарстана. Это ярко проявляется в издании «Осведомительного
бюллетеня», призванного, по мысли его создателей, освещать экспедиционную
деятельность абсолютно всех научных организаций и учреждений (республики,
РСФСР и СССР) на территории Татарии. Очевидно, координирующая роль
«Общества» в проведении экспедиций осознавалась не только научными
работниками, но и отдельными государственными органами и хозяйственными
руководителями. Но ещё более отчётливо линия на координирующую роль
«ОИТ» прослеживается в докладе Р.Ш. Тагирова об экспедиционной
деятельности «Общества». Прежде всего, учёный секретарь «ОИТ» в качестве
опорных тезисов использует выдержки из работы академика А.Е. Ферсмана
«Экспедиционная деятельность Академии Наук СССР и ее задачи»20. Понятно,
что АН СССР действительно являлась организатором и координатором
экспедиционной работы в стране. Такую же функцию на территории Татарии,
по мысли Р.Ш. Тагирова, должно было исполнять «Общества изучения
Татарстана». Кроме того, план экспедиционных исследований Татарстана на
20
Тагиров Р.Ш. Экспедиционная деятельность «Общества изучения Татарстана» и его ближайшие
задачи. Казань, 1930. С. 4, 9, 29, 31, 32.
19
1929-1933 гг., разработанный явно не без активного участия учёного секретаря
«ОИТ», претендует на изучение «всей Татреспублики», а поскольку
«Общество» было добровольным, что подчёркивал Р.Ш. Тагиров21, то
реализация этого плана была возможна лишь в том случае, если «ОИТ»
действительно координирует всю экспедиционную работу в Татарстане.
Однако в реальности итоги экспедиционной работы «Общества изучения
Татарстана» вообще, и в 1929 г. в частности, целиком зависели от
государственного (главным образом, по линии Госплана ТАССР)
финансирования, а следовательно, ни о какой самостоятельной
координирующей роли «ОИТ» говорить не приходится. Несмотря на все усилия
руководителей «Общества», экспедиционная работа существенно осложнялась
с истощением финансовых потоков от государственных учреждений. Тем не
менее, необходимо признать, что проведённая «Обществом изучения
Татарстана» комплексная экспедиция сыграла важную роль в изучении
экономики и населения края, поскольку в ней приняли участие видные учёные
и квалифицированные специалисты.
В четвёртом параграфе второй главы – «Направления деятельности
“Общества изучения Татарстана” в составе Татарского научноисследовательского экономического института» – анализируются
указанные направления деятельности, а также причины фактического
прекращения деятельности «ОИТ» в контексте борьбы с инакомыслием и
сворачивания краеведческой работы в стране на рубеже 1920-х – 1930-х гг.
Татарский научно-исследовательский экономический институт (ТНИЭИ),
организованный на базе Дома татарской культуры в марте 1930 г., взял на себя
роль координатора научно-исследовательской работы в ТАССР, которую ранее
пыталось исполнять «Общество изучения Татарстана». При этом программа
экспедиционного обследования Татарии, разработанная «ОИТ», была взята за
основу Институтом, а многие активные члены «Общества» либо перешли на
работу в указанный институт, либо стали участвовать в его работах.
Фактически «Общество изучения Татарстана» влилось в ТНИЭИ, который
перенял эстафету экспедиционного изучения республики.
После своего вхождения в ТНИЭИ «Общество» в апреле 1930 г.
практически прекратило существование, поскольку в организационном и –
главное – финансовом отношениях утратило самостоятельность. Главная
21
Там же. С. 3.
20
причина прекращения деятельности «Общества изучения Татарстана»,
действовавшего под руководством центральных органов республики (Госплана,
Наркомпроса) и финансировавшегося из государственных средств, связана со
свертыванием краеведческой работы в стране и всё возраставшей
централизацией управления. При этом в архивных документах не упоминается
о ликвидации «ОИТ». Основным последствием фактической ликвидации
«Общества изучения Татарстана» является прекращение деятельности
добровольных краеведческих организаций, целью которых являлось
исследование природы, общества и производительных сил Татарской АССР.
В заключении подводятся итоги исследования. Комплексное
исследование предпосылок и причин образования «Общества изучения
Татарстана», цели его создания, возложенных на него задач, структуры
«Общества», основных вех биографии его руководителей, научноисследовательской, просветительской и экспедиционной деятельности «ОИТ»,
причин его ликвидации на основании широкой базы опубликованных и
впервые вводимых в научный оборот документальных и нарративных
источников позволяет сформулировать следующие обобщающие выводы.
«Общество изучения Татарстана» являлось добровольной краеведческой
организацией, созданной постановлением Совета народных комиссаров
Татарской АССР от 10 июля 1928 г. «в целях содействия социалистическому
строительству» для координирования краеведческих работ в республике и
финансируемой из её бюджета. Структура «Общества изучения Татарстана»
включала в себя: 1) избираемый на Всетатарском краеведческом съезде
руководящий орган – Центральный совет и избираемый его членами
Президиум из девяти человек, 2) ревизионную комиссию в составе трех
человек, 3) секции и бюро; 4) местные отделения. Направления деятельности
«Общества» определялись Президиумом Центрального совета с учетом мнений
секций и бюро. «ОИТ» вело целенаправленную организационную работу по
установлению связей с местными советскими органами, методическому
руководству местными отделениями. Однако эта деятельность значительных
успехов не имела вследствие незаинтересованности кантонных исполкомов в
первом случае и отсутствия постоянной связи Центрального совета с местными
отделениями во втором. Научно-исследовательская деятельность «Общества
изучения Татарстана» (в том числе экспедиционная) была более успешной, чем
организационная, прежде всего благодаря подвижничеству руководителей и
членов секций и бюро. Являясь членами «ОИТ», ученые получали
21
дополнительные организационные и финансовые возможности продолжения
своих научных работ, начатых прежде создания «Общества». В то же время для
издательской деятельности «Общества изучения Татарстана» характерно
отсутствие системности и комплексности. Это объясняется прежде всего
недостаточностью организационных предпосылок – руководство «ОИТ» не
смогло привлечь ученых и методистов к подготовке рукописей научноисследовательских и учебно-методических работ.
Властные практики управления «Обществом изучения Татарстана»
отчетливо показывают степень его зависимости от директивных органов как
при реализации отдельных направлений деятельности, так и в целом.
Вследствие зависимости «ОИТ» от государственного планирования и
финансирования добровольные начала в организации и деятельности
«Общества» не могли в полной мере быть реализованными. Кроме того,
недостатки
организационной
структуры
и
несвоевременность
и
недостаточность финансирования также не способствовали успешности
реализации членами «ОИТ» возложенных на него задач. В то же время
отсутствие у «Общества изучения Татарстана» собственных кадров (члены
«ОИТ» работали в нём по совместительству) ставило реализацию задач
«Общества» в зависимость от желания или нежелания конкретных учёных
работать по заявленному направлению. Кроме того, это же отсутствие
собственных кадров выявило зависимость «ОИТ» от научных направлений, по
которым работали его члены – учёные, и не давало возможности развернуть
исследования по необходимым «Обществу» направлениям.
Тем не менее, проведённая летом 1929 г. «Обществом изучения
Татарстана» комплексная экспедиция в Мензелинский и Челнинский кантоны
Татарской АССР выявила значительный экономический и человеческий
потенциал края, определила перспективные направления развития хозяйства.
Однако итоги комплексной экспедиции могли бы быть более существенными,
если бы руководство «ОИТ» заранее предусмотрело в её программе конкретные
результаты, направленные «к единой определенной цели – выявлению
хозяйственных сил» республики. Достижение более значимых результатов
было вполне возможно, поскольку в работе «ОИТ» и, в частности, проведении
комплексной экспедиции, принимали участие ведущие научные силы
Татарской АССР.
Оценивая в целом вклад «Общества изучения Татарстана» в
отечественную науку, необходимо отметить важность достигнутых им
22
результатов для дальнейшего развития исследований по многим направлениям
и, как следствие, значимость происходившей при его посредстве передачи
научных знаний от старшего поколения учёных к вновь вступившим в науку.
Фактическая ликвидация «Общества изучения Татарстана» (включение
его в состав Татарского научно-исследовательского экономического института)
в 1930 г. была обусловлена свертыванием краеведческой работы в стране и всё
возраставшей централизацией управления. ТНИЭИ взял на себя роль
координатора научно-исследовательской работы в ТАССР, которую ранее
пыталось исполнять «Общество изучения Татарстана».
Таким образом, в настоящей диссертации впервые проведено
комплексное исследование организации и деятельности «Общества изучения
Татарстана».
На
основе
вновь
введенных
в
научный
оборот
делопроизводственных источников реконструированы причины и механизм
создания «ОИТ», его структура, направления деятельности, властные практики
управления «Обществом», выявлены роль и степень участия в его деятельности
отдельных лиц.
Основные положения и результаты диссертационного исследования
нашли отражение в следующих публикациях:
В изданиях, рекомендованных ВАК
Министерства образования и науки Российской Федерации:
1. Зулкарнеев К.Д. Первая Всетатарская краеведческая конференция и её
роль в учреждении «Общества изучения Татарстана» / К.Д. Зулкарнеев //
Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета.
– 2010. – № 4(22). – С. 117–120.
2. Зулкарнеев К.Д. Подготовка комплексной экспедиции «Общества
изучения Татарстана» в Мензелинский и Челнинский кантоны в 1929 г. / К.Д.
Зулкарнеев // Исторические, философские, политические и юридические науки,
культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов:
Грамота, 2012. – № 11(25): в 2-х ч. – Ч. II. – С. 98–103.
23
3. Зулкарнеев К.Д. Итоги экспедиционной деятельности «Общества
изучения Татарстана» в 1929 г. / К.Д. Зулкарнеев // Исторические,
философские, политические и юридические науки, культурология и
искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2014. – №
4(42): в 2-х ч. – Ч. II. – С. 59–65.
В прочих изданиях:
4. Зулкарнеев К.Д. Второй пленум Центрального совета «Общества
изучения Татарстана» (июнь 1929 г.) / К.Д. Зулкарнеев // Ключови въпроси в
съвременната наука – 2011: Материали за VII международна научна практична
конференция, 17–25 април 2011 г. – София: Бял ГРАД БГ, 2011. – Т. 22.
История. Държавна администрация. – С. 12–17.
5. Зулкарнеев К.Д. Деятельность библиографического бюро «Общества
изучения Татарстана» / К.Д. Зулкарнеев // Научният потенциал на света – 2011:
Материали за VII международна научна практична конференция, 17–25
септември 2011 г. – София: Бял ГРАД БГ, 2011. – Т. 3. Закон. История.
Политика. – С. 54–58.
24
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
29
Размер файла
596 Кб
Теги
общество, татарстан, деятельности, изучения
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа