close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Русские и английские версии Священного Писания как переводческий и лингвокультурный феномен

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Осипова Анна Александровна
Русские и английские версии Священного Писания
как переводческий и лингвокультурный феномен
Специальность 10.02.20 –
«Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное
языкознание»
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
доктора филологических наук
Москва – 2016
Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего образования
Московском педагогическом государственном университете
на кафедре контрастивной лингвистики
Научный консультант:
доктор филологических наук, профессор
Хухуни Георгий Теймуразович
Официальные оппоненты:
Чайковский Роман Романович,
доктор филологических наук, профессор,
ФБГОУ ВПО «Северо-Восточный
государственный университет», кафедра
немецкого языка, профессор
Зыкова Ирина Владимировна,
доктор филологических наук, доцент, ФАНО
России, Институт языкознания Российской
академии наук, сектор теоретического
языкознания, ведущий научный сотрудник
Новикова Марина Геннадьевна,
доктор филологических наук, ФГБОУ ВО
«Российский государственный университет
правосудия», кафедра иностранных языков,
профессор
Ведущая организация:
ФГАОУ ВПО «Дальневосточный федеральный
университет»
Защита состоится «20» мая 2016 г. в 14 ч. 30 м. на заседании диссертационного
совета Д 212.155.04 по филологическим наукам на базе Государственного
образовательного учреждения высшего профессионального образования
Московского государственного областного университета по адресу: 105082, г.
Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГОУ по адресу: 105005, г.
Москва, ул. Радио, д. 10 а, а также на сайте www.mgou.ru.
Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте МГОУ
www.mgou.ru и сайте ВАК Минобрнауки РФ http://www.vak2.ed.gov.ru
Автореферат разослан «___» ____________ 201__ г.
Ученый секретарь
диссертационного совета Д 212.155.04
кандидат филологических наук
Ю.А. Закирова
2
Общая характеристика работы
Библия, являясь основополагающим текстом христианской
доктрины, составляет базу не одной культурной системы. Кроме того,
Библия – самая часто переводимая книга; выполнено огромное количество
переводов Священного Писания на многие языки мира, в частности, на
русский и английский. История создания библейских переводов на Руси и
в России довольно непроста, и до сих пор параллельно существуют тексты
на церковнославянском и русском языках. Библия на церковнославянском
языке используется в официальном богослужении, однако очевидно, что
неспециалисту понимать этот текст трудно. В светской среде самой
читаемой и авторитетной русской версией Библии безоговорочно
признается Синодальный перевод, процесс создания которого занял более
полувека (работа проводилась разными переводчиками и была завершена в
1876 году). Очевидно, что Синодальный перевод, представляя собой
первую вышедшую в России полную версию Библии на русском языке, не
мог не иметь разного рода погрешностей. Следует также учитывать, что
историческое развитие лингвистической системы приводит к
непониманию некоторых фрагментов текста XIX века носителями
современного языка. Потому перспектива создания нового русского
перевода стала очень актуальной, и в 2011 году увидел свет современный
перевод, второй выполненный в России полный перевод Библии на
русский язык.
Говоря о переводах Священного Писания на английский язык,
следует
учитывать
множество
как
лингвистических,
так
и
экстралингвистических факторов, определяющих концепцию работы над
ними. Во-первых, нельзя забывать о расколе католической церкви и
последовавшем за ним появлением протестантских переводов. В XX веке
территориальное распространение английского языка, приобретение им
статуса лингва франка во многом определило необходимость создания
переводов, понятных читателю, для которого английский язык не является
родным языком.
Одним из самых значительных и авторитетных английских
переводов Священного Писания, безусловно, является Библия короля
Иакова (King James Bible), которая вышла в свет в 1611 году и затем
многократно переиздавалась. Помимо выполнения религиозной функции,
Библия короля Иакова оказала серьезное влияние на формирование
английского литературного языка, стала источником вошедших в него
фразеологических оборотов, пословиц, цитат и может по праву считаться
неотъемлемой частью английской языковой картины мира и англоязычной
культуры.
Совсем иным образом обстоит дело с одним из современных
английских переводов, получившим название Good News Bible, первое
3
издание которого появилось в 1976 году. Создатели этой версии (первого и
последующих изданий) характеризуют свой труд как перевод Библии,
который легко читать, цель которого – предоставить современному
читателю возможность полного понимания основного содержания
подлинника. Кроме того, совершенно не отрицается лексическое и
стилистическое отклонение от оригинального текста, если того требует
общий замысел работы.
Названные выше четыре перевода Священного Писания были
выбраны в качестве источника материала исследования. Перевод
Ветхого Завета указанных версий выполнялся с древнееврейского текста,
Новый Завет во всех случаях воссоздавался с греческого оригинала.
Современные переводы (Современный русский перевод 2011 года и Good
News Bible) выполнялись в соответствии с теорией динамической
эквивалентности Ю.А. Найды1 и были опубликованы с разницей немногим
более тридцати лет.
Библию короля Иакова и Синодальный перевод разделяют два с
половиной века, потому о правомерности выбора этой пары переводов в
качестве источника материала исследования следует сказать более
подробно. Относительно истории создания двух версий отметим
следующее: работу и над Синодальным переводом, и над Библией короля
Иакова характеризовал коллективный принцип. Специалистам в области
библейского перевода, безусловно, известны имена Герасима Павского,
архимандрита Макария (в миру Михаила Яковлевича Глухарева) и
митрополита
Московского
святителя
Филарета,
имевших
непосредственное отношение к истории русской Библии. Однако обычный
читатель (для которого в первую очередь перевод и создавался) вряд ли
сможет назвать имена людей, причастных к этой работе. Ситуация с
историей создания Библии короля Иакова еще более показательна. Имен
сорока создателей этой версии иногда не знают даже специалисты. Автор
предисловия к этому переводу – Майлс Смит (Miles Smith),
сформулировавший основные принципы, определившие концепцию
работы, также не слишком известен.
Заметим, что и Синодальный перевод, и Библия короля Иакова
имеют не вполне самостоятельный характер. Иными словами, они
являются переработкой и редактурой более ранних версий и переводов. В
процессе создания Синодального перевода «за основу были приняты уже
существующий перевод Нового Завета и подготовленные тексты Ветхого,
но все они подвергались самым серьезным исправлениям» (потому,
безусловно, правомерно говорить о появлении нового перевода, а не
1
Nida E.A., Taber Ch. R. The Theory and Practice of Translation. Leiden: Published for the
United Bible Societies by E.J. Brill, 1982. 288 p.
4
просто о редактуре старых»2). Авторы Библии короля Иакова
подчеркивают, что никогда не думали ни о создании нового перевода, ни о
попытках превращения плохого в хороший; речь шла о том, чтобы сделать
хороший перевод лучше или одним из лучших3.
Указанные особенности истории появления переводов и принципов
работы над ними определяют существование еще одного факта,
говорящего о сходстве Синодального перевода и Библии короля Иакова.
Несмотря на хронологическую разницу, составляющую более двух с
половиной веков, оба памятника, опиравшиеся на предыдущие версии
Священного Писания, в ряде моментов отражали предшествующий период
развития соответствующего языка. Библия короля Иакова, в основу
которой легли в первую очередь переводы Уильяма Тиндейла,
зафиксировала черты языка XVI века, когда формировался
новоанглийский литературный язык, причем до начала деятельности У.
Шекспира. Синодальный перевод, использовавший труды Российского
библейского общества, отразил черты лингвистической системы начала
XIX века, когда происходил процесс становления русского литературного
языка, до эпохи творчества А.С. Пушкина. То есть, являясь формальнохронологически
«постшекспировскими»
(«постпушкинскими»)
произведениями, фактически они во многом предшествовали эпохам У.
Шекспира и А.С. Пушкина, следовательно, неизбежно имели некоторую
степень архаизации по отношению к языку своего времени (началу XVII
века – для английского, последней трети XIX века – для русского)4.
Приведенных фактов, на наш взгляд, вполне достаточно для обоснования
выбора Синодального перевода и Библии короля Иакова в качестве пары
традиционных версий, противопоставляемых современным версиям.
Возвращаясь к характеристике диссертации, укажем, что до
настоящего времени изучение библейских переводов проводилось с точки
зрения различных подходов и аспектов, однако комплексного
последовательного сопоставительного исследования текстов нескольких
переводов, выполненных на одном языке, с целью выявления их
расхождений и формулирования принципов, которыми руководствовались
2
Десницкий А.С. Синод и Библия. Записки переводчика с Андреем Десницким //
Православный журнал «Фома», 2013. [Электронный ресурс]. URL: http://foma.ru/sinod-ibibliya.html (дата обращения: 17.01.2015)
3
The Translators to The Reader. Preface to the King James Version of 1611 [Электронный
ресурс]. URL: http://ebible.org/kjv/FRT01.htm (дата обращения: 12.07.2014)
4
См., напр., Евсеев И.Е. Собор и Библия // Российское Библейское Общество.
[Электронный ресурс]. URL: http://www.biblia.ru/reading/new_translations/sinodal.htm
(дата обращения: 16.05.2014); McGrath A. The King James Bible and late Tudor translation
theories // ABC Religion and Ethics. 10 Jun 2011. [Электронный ресурс]. URL:
http://www.abc.net.au/religion/articles/2011/06/10/3240698.htm
(дата
обращения:
28.01.2014).
5
авторы в процессе создания текстов, ранее не существовало. Нерешенными
оставались и вопросы о схожих и дифференциальных принципах создания
библейских переводов в разных культурных традициях.
Степень разработанности темы: обращаясь к ретроспективе
исследования переводов Священного Писания, отметим, что наиболее
значимые результаты исследования лингвостилистических особенностей
переводов библейского текста представлены в работах А.А. Алексеева
[Алексеев, 1999, 2000], Я. де Ваарда, Ю.А. Найды [Ваард, Найда, 1998,
2007], И. Вернера [Вернер, 2010], А.Э. Графова [Графов, 2013], Л.
Грилихеса [Грилихес, 1999], А.С. Десницкого [Десницкий, 2010, 2011,
2012, 2013, 2014], А.М. Камчатнова [Камчатнов, 1996], И.А. Колосовой
[Колосова, 2005], И.А. Реморова [Реморов, 2013], И.М. Рижского
[Рижский, 2007]; специфика межъязыковой передачи библейского текста
отражена в работах С.С. Аверинцева [Аверинцев, 2004], М.П. Алексеева
[Алексеев, 1931], Н.А. Астафьева [Астафьев, 2001], Д.М. Буланина
[Буланин, 1995], И.И. Валуйцевой [Валуйцева, 2009, 2010, 2013], В.С.
Виноградова [Виноградов, 2001], И.Е. Евсеева [Евсеев, 1902], Н.Г.
Епифанцевой [Епифанцева, 2012], Ю.Д. Левина [Левин, 1963], К.П.
Победоносцева [Победоносцев, 1907], А.К. Сидоренко [Сидоренко, 2009],
Г.Т. Хухуни [Хухуни, 1986, 2009, 2010, 2013, 2014], И.А. Чистовича
[Чистович, 1860].
Актуальность настоящего исследования определена рядом
факторов как лингвистического, так и экстралингвистического плана:
–
Библия является самым часто переводимым и цитируемым
текстом, источником аллюзий и реминисценций, прецедентных образов и
сюжетов;
–
в русской и европейской культурных традициях существует
значительное количество переводов Библии, выполненных с учетом как
лингвистических, так и экстралингвистических факторов; на данный
момент статус многих из этих переводов и соотношение их между собой
не вполне определены;
–
вопросы следования лингвистическим принципам при
создании библейских переводов на один язык как в русской, так и в
зарубежной науке разработаны не в полной мере;
–
отсутствует
типологическая
классификация
лингвостилистических особенностей переводов библейского текста на
уровне одного (русского и английского) языка;
–
отсутствует сопоставительная классификация принципов
лингвостилистического оформления переводного библейского текста на
уровне двух языков (русского и английского).
Объектом исследования являются переводческие принципы и
лингвокультурные особенности русских и английских переводов Библии.
6
Предмет
исследования
составляют
лингвостилистические
особенности русских и английских переводов Библии, а также общие и
дифференциальные признаки этих особенностей на уровне двух языков.
Фактическим материалом настоящего исследования послужили
тексты следующих книг (или их фрагментов) Ветхого и Нового Завета:
Бытие, Книга Руфь, Первая книга Царств, Книга Ездры, Псалтирь, Книга
Притчей Соломоновых, Книга Пророка Аввакума, Книга деяний святых
Апостолов, Первое послание Петра, Послание Апостола Павла к Титу,
Откровение Иоанна Богослова в следующих переводах:
1)
Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета
канонические (Синодальный перевод). М., РБО, 2011. – 1408 с. 5
2)
Библия. Книги Священного Писания Ветхого и нового Завета
канонические. Современный русский перевод. М., РБО, 2011. – 1404 с. 6
3)
The Holy Bible containing the Old and the New Testaments
translated out of the original tongues and with the former translations diligently
compared and revised by His Majesty’s special command appointed to be read
in churches. Authorised King James Version. Collins, 1991. – 1152 p.7
4)
Good News Bible. The Bible Societies / Collins, a division of
Harper Collins Publishers, third edition, 2004. – 492 p. 8
Общий объем исследовательской базы составляет 476 контекстов
(119 контекстов из каждого перевода).
Цели исследования – провести сопоставительное описание
лингвостилистических и лингвокультурных особенностей переводов
библейских книг (или их фрагментов) на русский и английский языки;
путем сопоставления традиционных и современных версий Священного
Писания (русского и английского языков последовательно) выявить
расхождения текстов и дать объяснение их возникновению, а также
установить сходства и различия между двумя культурами межъязыковой
передачи или транспонирования сакральных текстов.
Гипотеза исследования. Несмотря на хронологическую удаленность
двух традиционных библейских переводов – King James Bible и
Синодального перевода, в ряде моментов прослеживаются определенные
типологические параллели между ними, хотя конкретные переводческие
стратегии при передаче отдельных фрагментов могут существенным
образом различаться. Сопоставление же Современного перевода и Good
News Bible подтверждает общность присущих им методологических
принципов и определенную преемственную связь между ними, хотя
конкретная реализация этих принципов по-разному проявляется в ветхо- и
новозаветной частях текста.
5
Принятое в тексте диссертации сокращение – С.П.
Принятое в тексте диссертации сокращение – С.Р.П.
7
Принятое в тексте диссертации сокращение – K.J.B.
8
Принятое в тексте диссертации сокращение – G.N.B.
6
7
Для достижения поставленной цели и верификации гипотезы
потребовалось решение следующих задач:
1.
Дать
обзорную
характеристику
основных
аспектов
библейского перевода.
2.
Описать
понятия
эквивалентности
и
адекватности
применительно к библейскому переводу.
3.
Проанализировать понятия оригинального текста (подлинника)
и квазиподлинника применительно к переводу библейского текста.
4.
Описать специфику передачи религиозных текстов, понятие
религиозного перевода и особенности применения тех или иных
переводческих приемов при осуществлении переводов библейского текста.
5.
Рассмотреть понятие «библейский язык».
6.
Изучить специфику понятия «подлинник» применительно к
исходному тексту при осуществлении тех или иных библейских переводов.
7.
Сопоставить некоторые библейские книги (или их фрагменты)
в версиях Синодального и Современного русского переводов.
8.
Сопоставить некоторые библейские книги (или их фрагменты)
в версиях King James Bible и Good News Bible.
9.
Типологизировать выявленные расхождения на уровне
каждого языка (русского и английского).
10. Исследовать изменения переводческих стратегий при создании
указанных версий Священного Писания на русском и английском языках и
провести их сопоставительный анализ.
Теоретико-методологическую базу исследования составили работы
отечественных и зарубежных лингвистов в следующих областях:
– переводоведение: М.П. Алексеев [Алексеев, 1931], Л.С. Бархударов
[Бархударов, 2010], И.И. Валуйцева [Валуйцева, 2009, 2010, 2013], В.С.
Виноградов [Виноградов, 2001], Н.К. Гарбовский [Гарбовский, 2004], Г.Р.
Гачечиладзе [Гачечиладзе, 1970], В.Н. Комиссаров [Комиссаров, 1990,
2000], Л.Л. Нелюбин [Нелюбин, 2003], Я.И. Рецкер [Рецкер, 1974], С.
Флорин [Флорин, 1983], А.В. Федоров [Федоров, 1983], Г.Т. Хухуни
[Хухуни, 2009, 2013, 2014], F.R. Amos [Amos, 1973], S. Bassnett [Bassnett,
2002], M. Marlowe [Marlowe, 2001], E.A. Nida [Nida, 1982], Ch.R. Taber
[Taber, 1982];
– история перевода: Дж. Апциаури [Апциаури, 1992], Н.А. Астафьев
[Астафьев, 2001], Д.М. Буланин [Буланин, 1995], Е.М. Верещагин
[Верещагин, 2013], Д.З. Гоциридзе [Гоциридзе, 1986], К. Данелиа
[Данелиа, 1992], Г.Т. Хухуни [Хухуни, 1986, 1992], П.И. Копанев
[Копанев, 1972], Ю.Д. Левин [Левин, 1963], С.И. Николаев [Николаев,
1995], Ю.А. Стасюк [Стасюк, 2002], F.F. Bruce [Bruce, 1978], J.M. Cohen
[Cohen, 1962], A. McGrath [McGrath, 2011];
– перевод сакрального текста: С.С. Аверинцев [Аверинцев, 2004], А.А.
Алексеев [Алексеев, 2000, 2002, 2012], Л.Е. Грилихес [Грилихес, 1999,
8
2000], А.С. Десницкий [Десницкий, 2012, 2013, 2014, 2015], И.Е. Евсеев
[Евсеев, 1912], Н.Г. Епифанцева [Епифанцева, 2012], И.М. Рижский
[Рижский, 2007], И.А. Чистович [Чистович, 1899], D. Norton [Norton, 2000];
– лингвостилистика переводного текста: И. Вернер [Вернер, 2010], А.С.
Десницкий [Десницкий, 1999, 2010], Ф.Г. Елеонский [Елеонский, 1902],
А.М. Камчатнов [Камчатнов, 2005], В.Н. Комиссаров [Комиссаров, 1978],
И.А. Левинская [Левинская, 1998], Д.С. Лихачев [Лихачев, 1987], Ф.Б.
Людоговский [Людоговский, 2014], Н.Б. Мечковская [Мечковская, 1998],
А.Ю. Мусорин [Мусорин, 2011], Ю.А. Найда [Найда, 2007], И.А. Реморов
[Реморов, 2003].
В состав комплексной методики исследования вошли:
1.
Сравнительно-сопоставительный метод, позволяющий выявить
общие и дифференциальные свойства переводов на один язык как на
лингвокультурном, так и на лингвистическом уровнях.
2.
Метод компонентного анализа слова, применяемый для
выявления расхождений переводов на лексическом уровне.
3.
Контекстуальный анализ, заключающийся в выявлении
степени зависимости значения слова от контекста.
4.
Метод
лингвокультурологического
комментирования,
способствовавший в некоторых случаях поиску объяснения переводческих
решений.
5.
Метод лингвистического комментирования.
Новизна настоящего исследования заключается в следующем:
1.
Впервые
проведен
последовательный
комплексный
сопоставительный анализ первого полного русского перевода Библии,
вышедшего
в
1876
году
и
авторизованного
Святейшим
Правительствующим Синодом, и Современного русского перевода Библии
2011 года, второго полного перевода Библии на русский язык (после
Синодального).
2.
Впервые
проведен
последовательный
комплексный
сопоставительный анализ наиболее авторитетного англиканского перевода
Библии на английский язык – Библии короля Иакова, вышедшей в 1611
году, и современного перевода Библии на английский язык, первое
издание которого появилось в 1976 году.
3.
Впервые в рамках одного исследования проведен
сопоставительный анализ на материале переводов всех жанров
библейского повествования (за исключением текстов Евангелий).
4.
Выявлены и типологизированы лексические, грамматические и
семантические расхождения переводов на уровне каждого языка.
5.
Описаны
универсальные
принципы
лексического,
грамматического, семантического и стилистического оформления русских
и английских авторизованных и современных переводов.
9
6.
Выявлены
и
установлены
причины
фактических
несоответствий переводов.
7.
Описаны принципы передачи реалий в русских и английских
переводах, проведен сопоставительный анализ принципов передачи реалий
в русских и английских библейских текстах.
8.
Установлены и описаны случаи модернизации и архаизации в
русских и английских библейских переводах.
Положения, выносимые на защиту:
1.
Лингвостилистическое
оформление
каждого
перевода
Священного Писания зависит от большого количества факторов, в
частности, на характеристики текста влияет наличие или отсутствие
переводов, выполненных на этот язык ранее, а также аудитория, для
которой создается тот или иной перевод.
2.
Рассматриваемые четыре версии Священного Писания
выполнены главным образом в традициях художественного, а не
специального (или религиозного) перевода, так как они создавались в
первую очередь для того, чтобы дать возможность любому читателю
ознакомиться с Библией на современном ему языке.
3.
Традиционные переводы на русском и английском языках
демонстрируют единство принципов лексического и грамматического
оформления. В большинстве случаев эти переводы по указанным
параметрам совпадают с латинским переводом и греческим текстом.
4.
Создатели современного русского перевода и Good News Bible
довольно часто руководствуются теорией динамической эквивалентности,
разработанной Ю.А. Найдой (и претерпевшей значительное развитие),
один из основных принципов которой сводится к тому, что прагматике
отдается предпочтение перед референцией. Тем не менее различные
факторы объясняют достаточно принципиальные расхождения в
лингвостилистическом оформлении этих текстов. Так, Good News Bible
создавался для читателя, которому английский язык может быть
неродным. Авторы современного русского перевода ориентировались на
русскоязычного читателя, поэтому прибегать к приемам упрощения текста
необходимости не возникало.
5.
В ветхозаветной части современного русского перевода чаще,
чем в других версиях, наблюдается тенденция к более точной передаче
реалий, что, безусловно, ориентирует читателя на временную и
географическую удаленность событий, о которых идет речь.
6.
Современный русский перевод в некоторых случаях
лексически более сложен, чем Синодальный (например, в тех случаях,
когда речь идет о выборе лексем для передачи реалий).
7.
Современный русский перевод, как и современный английский
перевод, соблюдает принципы социальной толерантности, поэтому в
большинстве случаев лексическое оформление текста организовано так,
10
чтобы не допустить возможности нарушения морально-этических норм.
Современные переводы ориентируются на нормы, существующие в
современном обществе, что провоцирует иногда расхождения с
переводами традиционными.
8.
Фактические расхождения между переводами на один язык
немногочисленны. С одной стороны, это можно объяснять тем, что тексты
переводились с одного первоисточника. С другой стороны, проведенный
анализ показал, что различные версии (как на уровне одного языка, так и
на уровне межъязыкового сопоставления) отличаются лексикосинтаксическим и коннотативным оформлением; причиной этих различий
являются как лингвистические, так и экстралингвистические факты.
9.
Количество расхождений (в первую очередь стилистических)
зависит от жанровой принадлежности книги. Так, например, в поэтических
жанрах (псалмы, притчи) переводчиками иногда выбираются абсолютно
разные языковые средства для репрезентации одного и того же фрагмента;
также наблюдается вариативность в способах оформления тропов.
Теоретическая значимость исследования состоит в формировании
системы знаний о принципах лингвостилистического оформления текстов
переводов Священного Писания в разные хронологические периоды.
Сопоставительный анализ хронологически отдаленных переводов,
выполненных на одном языке, позволил выявить и сформулировать те
принципы, которыми руководствовались переводчики, следуя концепции,
положенной в основу работы над каждым конкретным переводом.
Материалы и результаты исследования могут применяться в дальнейшей
разработке как общетеоретических, так и специальных вопросов
межъязыковой передачи текстов различных типов.
Практическая значимость диссертационного исследования
определяется возможностями применения его материалов и результатов в
переводческой деятельности, а также при подготовке как практикующих
переводчиков, так и исследователей в области перевода и
переводоведения. Материалы исследования могут применяться при
составлении курсов сравнительно-сопоставительного языкознания, теории
и практики перевода, а также использоваться на занятиях по практике
перевода, лексикологии и синтаксису русского и английского языков.
Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы и
результаты диссертации отражены в 55 публикациях общим объемом 47,1
п.л., включая 1 авторскую и 1 коллективную монографию, 1 коллективное
учебное пособие, 52 статьи, в том числе 28 статей в научных изданиях
перечня ВАК РФ, из них 13 авторских, 15 в соавторстве с Г.Т. Хухуни, а
также 2 статьи в зарубежных научных изданиях. Результаты проведенного
исследования были апробированы на международной конференции
«Терминология и культура» (Москва, МГПИ, 2012 г.); международной
научной конференции по актуальным проблемам теории языка и
11
коммуникации «Язык в пространстве коммуникации и культуры» (Москва,
Военный университет МО РФ, 2012); международной научнопрактической конференции «Новое в переводоведении и лингвистике»
(Орехово-Зуево, 2012); международной научно-практической конференции
«Лингвистика в контексте культуры» (Челябинск, 2012); международной
очно-заочной конференции «Язык, культура, перевод» (Магадан, 2013);
международной научной конференции по актуальным проблемам теории
языка и коммуникации «Аксиомы и парадоксы языка: структура,
коммуникация, дискурс» (Москва, Военный университет МО РФ, 2013,
2014 гг.); международной научной теоретической конференции «Перевод и
когнитология в XXI веке» (Москва, МГОУ, 2012, 2013, 2014 гг.);
международной научной конференции по актуальным проблемам теории
языка и коммуникации «Структурная метафизика языка и феноменология
речевого дискурса» (Москва, Военный университет МО РФ, 2015 г.);
международной научно-практической конференции «Магия ИННО: новое
в исследовании языка и методике его преподавания» (Москва, МГИМО У
МИД России, 2015); международной научно-практической конференции
«Язык. Культура. Перевод. Коммуникация» (Москва, МГУ им. М.В.
Ломоносова, 2015).
Результаты диссертационного исследования внедрены в практику
обучения студентов кафедры контрастивной лингвистики факультета
иностранных языков Московского педагогического государственного
университета. В лекционный курс «Теория перевода» включены
разработанные в диссертации положения о принципах библейского
перевода в разных культурах. На семинарских занятиях курса
«Особенности перевода текстов разных жанров» применяются материалы
и положения диссертации, вошедшие в главы, отражающие ход и
результаты комплексного сопоставительного анализа русских и
английских переводов.
Структура работы определена логикой поставленных задач.
Диссертация состоит из введения, четырех глав и заключения, списка
сокращений, списка научной литературы, списка словарей и шести
приложений.
Основное содержание работы
Во введении раскрывается актуальность темы исследования,
формулируется гипотеза, цель и задачи, характеризуются предмет, объект
и фактический материал исследования, определяется новизна,
теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об
апробации работы и публикациях.
Первая глава «Лингвокультурные аспекты межъязыковой передачи
библейского текста» посвящена изложению приоритетных вопросов,
12
касающихся перевода Священного Писания. В данной главе
рассматриваются особенности нескольких видов перевода с целью
выявления основополагающих переводческих принципов, определяющих
концепцию работы в процессе межъязыковой передачи Библии.
Обращение к классическим трудам по переводоведению и публикациям
современных практикующих специалистов в области библейского
перевода позволило заключить, что при передаче текста Священного
Писания имеет место своеобразное пересечение художественного,
специального и теологического аспектов. Говоря в данном случае о
соотношении специального и художественного переводов, отметим, что
для специального перевода характерна ориентация на референциальное
значение семантики текста, для художественного – его прагматическая
составляющая9. Идея предпочтения прагматики перед референцией лежит
в основе теории динамической эквивалентности, разработанной Ю.А.
Найдой10 и применяемой главным образом в практике библейского
перевода. В рамках первой главы достаточно подробно раскрывается суть
теории Ю.А. Найды и отражаются точки зрения специалистов11 в области
библейского перевода относительно самой теории и результатов ее
практического применения.
Рассматривая проблему соответствия оригинального и переводного
текстов, следует упоминать о понятиях эквивалентности и адекватности.
Ретроспектива исследований эквивалентности и адекватности позволяет
выявить различные способы понимания этих характеристик переводного
текста и их взаимную соотнесенность. Отметим, что «близость
семантического поля» указанных терминов, на наш взгляд, в значительной
степени относительна, поскольку эквивалентность устанавливается прежде
всего
исходя
из
собственно
лингвистических
характеристик
(использование при создании переводного текста языковых элементов
переводящего языка), тогда как адекватность может быть определена как
понятие лингвокультурное.12
Специфика
источника
материала
исследования
диктует
необходимость обращения к понятию «библейский язык» и описанию его
применительно к процессу перевода. Относительно предмета нашего
9
Подробнее о референциальном и прагматическом значениях см. [Бархударов, 1975]
Ваард Я. де, Найда Ю. На новых языках заговорят. Функциональная эквивалентность
в библейских переводах. СПб: Российское библейское общество, 1998. – 272 с.
11
Подробнее см. [Алексеев, 2000], [Десницкий, 1999, 2001], [Алпатов, 2001], [Самков,
2011] и др.
12
Подробнее см. Валуйцева И.И., Хухуни Г.Т. Эквивалентность и адекватность
перевода: лингвистический и лингвокультурный аспект // Языковые измерения:
пространство, время, концепт. Материалы IV Международной научной конференции по
актуальным проблемам теории языка и коммуникации. 2 июля 2010 года Военный
университет. Т. 2. М.: Книга и бизнес, 2010. С. 245–252.
10
13
исследования можно говорить о следующих аспектах понятия
«библейский язык»: 1) собственно лингвистическом – тот или иной язык,
на
который
переводится
Священное
Писание;
2)
лексикофразеологическом – совокупность лексических единиц и устойчивых
выражений («библеизмов»), связанных с передачей содержания Ветхого и
Нового Завета и вызывающих в памяти соответствующие ассоциации; 3)
лингвостилистическом, придающем тексту ту или иную окраску
(«возвышенную», «разговорную», «сниженную» и т.п.). Библия, как и
любое другое произведение, предназначена для определенной аудитории в
качестве текста для чтения; в то же время она является важнейшим
богослужебным элементом христианского (а ее ветхозаветная часть – и
иудейского) культа. В различных религиозных традициях «библейские
языки» в указанных сферах могут не совпадать. В протестантских
конфессиях они изначально характеризовались единством. Для
католической церкви можно отметить движение от теории триязычия,
означавшей, по существу, монополию латыни в обеих функциях, к
разрешению использовать переводы на народные языки «для
душеполезного чтения» и, далее, к их закреплению в литургической сфере,
то есть к единству. Католическая церковь, канонизировавшая Вульгату в
качестве «богодухновенной», отказалась от монополии латыни как
«библейского языка» в собственно богослужебной области, но сохранила
ее в качестве официального языка папских энциклик. В современной
российской традиции можно наблюдать оппозицию русского и
церковнославянского языков. Русский язык является в наши дни
доминирующим во всех коммуникативных сферах, кроме литургической.
Лексико-фразеологический аспект понятия «библейский язык»,
прежде всего, подразумевает обозначение различных предметов и явлений,
связанных с библейской реальностью. Использование в русских переводах
архаичной лексики (например, кущи, вретище, скиния, виссон и т.п.)
представляет собой продолжение церковнославянской традиции. Следует
также
учитывать
расхождения
коннотаций
лексических
и
фразеологических единиц исходного языка и языка перевода, которые
усложняют задачу их адекватной передачи.
Главным предметом дискуссии о лингвостилистическом аспекте
понятия «библейский язык» является вопрос возможности или
необходимости сохранения возвышенности текста и наличие у
переводчика права на использование лексики сниженной. По данному
вопросу высказывались как переводоведы, так и создатели версий
Священного Писания (В.Н. Кузнецова, М.Г. Селезнев, М. Марлоу и др.).
Наиболее значимые, на наш взгляд, точки зрения представлены в одном из
параграфов первой главы реферируемой диссертации.
В работе отмечается, что крайне актуальной в вопросах библейского
перевода является проблема подлинника. Заметим еще раз, что в
14
средневековой католической Европе довлела «теория триязычия», однако
по существу, из трех признаваемых «священными» языками – еврейского,
греческого и латинского – в большинстве случаев использовался только
латинский. Таким образом, «триязычие» принимало характер
«моноязычия», причем на языке, который не являлся исходным ни для
Ветхого, ни для Нового Завета. Можно говорить о тенденции к
предпочтению квазиподлинника собственно оригиналу и в православной
традиции, где в качестве подлинника рассматривалась Септуагинта.
В данной главе исследования также даются краткие обзоры истории
переводов Библии на русский и английский языки. Самостоятельный
параграф посвящен своего рода противостоянию протестантских и
католических переводов Священного Писания.
Во второй главе «Сопоставительный анализ лингвостилистических
характеристик русских переводов Библии» проводится последовательный
сопоставительный анализ одиннадцати книг Священного Писания (или их
фрагментов) в Синодальном и Современном русском переводах. В
результате сопоставления были выявлены несовпадения различного типа.
Работа над данной частью исследования осуществлялась с опорой на
толковые словари13, Толковую Библию профессора А.П. Лопухина14,
латинский перевод15, церковнославянский перевод16, подстрочный перевод
с греческого текста17. В результате последовательного комплексного
сопоставительного анализа двух русских переводов были выявлены
расхождения
следующих
типов:
лексические,
синтаксические,
семантические, коннотативные, стилистические, фактические, а также
расхождения в передаче реалий. Каждый параграф второй главы посвящен
сопоставительному анализу русских переводов одной из 11 обозначенных
книг (или их фрагментов) и включает наиболее существенные, по мнению
автора, случаи несовпадений русских текстов и комментарии к ним.
Приведем некоторые примеры расхождений переводов, выявленных
в ходе анализа, помещенного во вторую главу диссертации.
13
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Русский язык, 19781980; Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный.
М.: Русский язык, 2000; Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., «Сов.
Энциклопедия», 1968.; Словарь Академии Российской. СПб., 1789-1984; Толковый
словарь. Материалы электронных словарей. [Электронный ресурс]. URL:
http://slovorus.ru/; ABBYY Lingvo x5 – Электронный словарь. – ABBYY, 2011, Выпуск
15.0.775
14
Толковая Библия или Комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового
Завета
А.П.
Лопухина.
[Электронный
ресурс].
URL:
http://www.bible.in.ua/underl/Lop/index.htm
15
Biblia Sacra Vulgata. Editio quinta. Deutsche Bibelgesellschaft, Stuttgart, 2007
16
Елизаветинская Библия. Электронное издание. 2002 (репринт 1900 года)
17
Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык.
Главный редактор А.А. Алексеев. РБО Санкт-Петербургское отделение, 2013
15
Случай лексического несовпадения, дающий повод говорить о
различной лингвокультурной составляющей переводов, находим в книге
Руфь. Слова Ноемини, обращенные к невесткам накануне расставания,
выглядят так:
«…пойдите, возвратитесь каждая в дом матери своей; да сотворит
Господь с вами милость, как вы поступали с умершими и со мною!» [С.П.,
Руфь 1:8]
«Возвращайтесь домой, в ваши родные семьи! Пусть Господь будет добр
к вам, как и вы были добры к вашим покойным мужьям и ко мне» [С.Р.П.,
Руфь 1:8]
Синодальный перевод выбирает конкретный вариант за счет употребления
словосочетания «дом матери своей», аналогом которого в современном
переводе является более общее по значению сочетание «родные семьи».
Толковая Библия А.П. Лопухина18 предлагает следующее рассуждение по
данному вопросу: «По мере приближения к границе Моавитской земли с
Иудейской Ноеминь пытается советовать невесткам возвратиться в
родительские дома (по LXX, слав., «дом отца своего», но евр., рус.: «дом
матери своей»: указание на особенное значение матери в первобытном
строе жизни, ср. Быт XXIV:28; Песн III:4. Многие библеисты критического
направления (напр., Smend, Nowack, Benzinger) признают так называемый
матриархат, или матриархальную эпоху, предшествовавшую, будто бы,
патриархальной: если в последнюю заправляющее значение в семье имел
отец, то в первую – исключительно мать. Но Библия не знает такой
культурно-исторической ступени развития семьи и общежития, а просто
признает факт изначального высокого значения матери в семье
патриархальной наряду с первенствующим значением отца-патриарха».
Таким образом, Синодальный перевод четко следует еврейской традиции,
Современный перевод нейтрален. Обращение к церковнославянскому и
латинскому текстам позволяет говорить о вариативности в передаче
данного фрагмента и в более ранних переводах. Так, в церковнославянском
тексте19 употребляется выражение «в домъ ωтца своего», в латинской
версии20 речь идет о доме матери – “dixit ad eas ite in domum matris
vestrae”.
Иногда причиной лексического расхождения переводов становится
несовпадение ресурсов языка оригинального текста или языков более
ранних переводов, которые могли приниматься во внимание в процессе
18
Толковая Библия или Комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового
Завета
А.П.
Лопухина.
[Электронный
ресурс].
URL:
http://www.bible.in.ua/underl/Lop/index.htm
19
Елизаветинская Библия. Электронное издание. 2002 (репринт 1900 года)
20
Biblia Sacra Vulgata. Editio quinta. Deutsche Bibelgesellschaft, Stuttgart, 2007
16
работы. При сопоставлении переводов книги
фактическое расхождение именно такого типа:
Деяний
выявлено
«И, собрав их, Он повелел им…» [С.П., Деян 1:4]
«Однажды, когда они вместе ели, Он велел им…» [С.Р.П., Деян 1:4]
Согласно подстрочному переводу21, в греческом тексте употреблено
причастие, которое может переводиться и как «собирающиеся вместе», и
как «сотрапезничающие». В русском языке лексической единицы,
комбинирующей в своей структуре два этих смысловых компонента, нет,
потому переводчикам пришлось делать выбор в пользу одного значения.
Коннотативное
расхождение
переводов
проиллюстрируем
контекстами из Книги Бытия, а именно той ее части, в которой идет речь о
всемирном потопе. В благословении Бога, произнесенном после потопа,
читаем:
«Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою
человека…» [С.П., Быт 9:6]
«Если кто прольет кровь человека, кровь убийцы другой пусть прольет»
[С.Р.П., Быт 9:6]
В варианте Современного перевода употреблена лексема «убийца»,
имеющая резко отрицательную коннотативную окраску. Смыслового
расхождения двух версий появление этой лексемы не провоцирует, однако
с позиции точности коннотативного содержания высказывания является
важным.
При сопоставлении переводов некоторых книг были выявлены
несовпадения фактического плана. В качестве примера такого типа
расхождений выберем фрагмент Первой книги Царств, посвященный
описанию жизненного уклада будущих родителей Самуила:
«И ходил этот человек из города своего в положенные дни поклоняться и
приносить жертву Господу Саваофу в Силом…» [С.П., 1 Цар 1:3]
«Каждый год этот человек отправлялся из своего города в Силом, чтобы
поклониться и принести жертвы Господу Воинств» [С.Р.П., 1 Цар 1:3]
В тексте Современного перевода в рассматриваемом предложении
употребляется абсолютно однозначное обстоятельство «каждый год»,
Синодальный перевод ограничивается менее точным, на первый взгляд, по
21
Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык.
Главный редактор А.А. Алексеев. РБО Санкт-Петербургское отделение, 2013
17
значению словосочетанием «в положенные дни». А.П. Лопухин22 пишет:
«Положенные дни, в которые Елкана ходил в Силом приносить жертвы
Господу Богу, были праздники: Пасхи, Пятидесятницы и Кущей, когда все
евреи мужского пола обязаны были являться к Скинии и приносить здесь
жертвы». Выявленное несовпадение существенно для описания
религиозных традиций Израиля и поведения конкретного человека, о
котором идет речь. Вариант Синодального перевода, безусловно, требует
обращения к комментариям; в случае современной версии, с одной
стороны, более понятной читателю, не создается сложностей при
восприятии текста, с другой – использовано лексическое сочетание, не
предполагающее скрытого значения.
Обращаясь к лексико-фразеологическому аспекту языка переводов,
укажем на случай, когда использованная в Синодальном переводе
фразеологическая единица не сохранилась в переводе современном. В
Книге Ездры приведен текст послания персидскому царю Артаксерксу,
составленного его наместником и писцом от лица жителей Заречья. В
целом содержание послания в двух вариантах совпадает, однако некоторые
лексико-стилистические расхождения выявить можно:
«Так как мы едим соль от дворца царского и ущерб для царя не можем
видеть, поэтому мы посылаем донесение к царю…» [С.П., Езд 4:14]
«Нам, верным царским подданным, не подобает допускать, чтобы царь
терпел такую обиду. Поэтому мы и уведомляем царя посланием…»
[С.Р.П., Езд 4:14]
В Синодальном переводе использовано выражение «есть соль», которое,
согласно Толковой Библии А.П. Лопухина23, «по употреблению его в
сирском и персидском языках означает, во-первых, быть гостем другого,
во-вторых, находиться в услужении у него». В данном случае, по мнению
А.П. Лопухина24, рассматриваемое выражение имеет последний смысл.
Таким образом, «свою клевету самаряне прикрывают долгом царской
службы». В настоящее время существование этой фразеологической
единицы в современном русском языке ограничено только библейским
контекстом, в свободном употреблении она не функционирует и носителям
языка не знакома, потому, вероятно, авторы Современного перевода ушли
от метафоричности при передаче данного фрагмента.
Довольно часто сопоставление двух версий позволяет найти отличия
в стилистическом оформлении текста. Наиболее яркие примеры
22
Толковая Библия или Комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового
Завета
А.П.
Лопухина.
[Электронный
ресурс].
URL:
http://www.bible.in.ua/underl/Lop/index.htm
23
Там же
24
Там же
18
стилистических несоответствий текстов предлагает сопоставление двух
переводов поэтических книг Библии, а именно Псалтири и Книги Притчей
Соломона, построенных на иносказании и содержащих достаточно
большое количество разного вида тропов. Например, некоторые
несоответствия в оформлении метафоры, не сказывающиеся, безусловно,
на содержательной стороне, выявляются в тексте притчи о Премудрости и
Глупости. В начале притчи о Премудрости читаем:
«Заколола жертву, растворила вино свое и приготовила у себя трапезу…»
[С.П., Притч 9:2]
«…приготовила мяса и пряных вин, накрыла на стол…» [С.Р.П., Притч 9:2]
В двух вариантах этого фрагмента расхождений довольно много. Вопервых, обратим внимание на глагол, употребленный в Синодальном
переводе, называющий действие, производимое с вином. Согласно
словарю В.И. Даля25, данный глагол может подразумевать сочетание
«растворить вино водою», в составе которого имеет значение
«разжижать,
размешивать
жидкостью».
Напомним,
что
в
церковнославянской версии данная фраза выглядит следующим образом:
«…раствори в чаши своей вино…»26. В латинской версии27 использован
глагол ‘misceo’, в семантической структуре которого есть и значение
«мешать, смешивать», и значение «приготовлять». В Современном
переводе одно сказуемое «приготовить» имеет два дополнения («мясо» и
«вино»). В Синодальном переводе – два сказуемых, каждое из которых
имеет дополнение. Так, глагол «заколоть» с дополнением «жертва»
соответствует современному «приготовить мясо». Последняя часть
данного фрагмента в двух переводах также представлена по-разному. В
Синодальном переводе употреблена лексема «трапеза», которая, согласно
словарю В.И. Даля28, означает «стол с пищею, с яствами, обед, ужин». В
русском языке XIX века слово «стол» существовало, однако авторы
данного текста выбрали менее общеупотребительную лексему, имеющую
более специфический набор значений. Интересно, что в латинском
переводе употребляется слово ‘mensa’, в семантической структуре
которого первое значение – «стол», второе – «кушанье, яства, трапеза»29.
25
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Русский язык, 1978.
Т.4. 683 с.
26
Елизаветинская Библия. Электронное издание. 2002 (репринт 1900 года)
27
Biblia Sacra Vulgata. Editio quinta. Deutsche Bibelgesellschaft, Stuttgart, 2007
28
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Русский язык, 1978.
Т.4. 683 с.
29
ABBYY Lingvo x5 – Электронный словарь. – ABBYY, 2011, Выпуск 15.0.775
19
В ходе исследования были выявлены случаи несовпадения
организации текста. Рассмотрим пример такого расхождения на материале
текста Послания апостола Павла к Титу. В двух переводах Письмо
начинается по-разному:
«Павел, раб Божий, апостол же Иисуса Христа, по вере избранных
Божиих и познанию истины, относящейся к благочестию,
В надежде вечной жизни, которую обещал неизменный в слове Бог
прежде вековых времен,
А в свое время явил Свое слово в проповеди, вверенной мне по повелению
Спасителя нашего, Бога, –
Титу, истинному сыну по общей вере: благодать, милость и мир от Бога
Отца и Господа Иисуса Христа, Спасителя нашего» [С.П., Тит 1, 2, 3, 4]
«От Павла, служителя Бога и апостола Иисуса Христа – Титу,
истинному моему сыну по общей вере.
Я был послан привести избранных Богом к вере и постижению истины и к
подлинному богопочитанию, и дать им надежду на вечную жизнь. Ее
обещал никогда не лгущий Бог, прежде чем создан был мир. И в
назначенное Им время Он явил в мир Свое Слово через проповедь, которая
была мне доверена повелением нашего спасителя – Бога» [С.Р.П., Тит 1–4]
В Синодальном переводе имя автора имеет форму именительного
падежа, а имя адресата, появляющееся только в четвертом стихе, –
дательного. Интервал между номинациями автора и адресата несколько
затрудняет восприятие, так как внимание читателя может быть направлено
на соотнесение этих компонентов. В Современном переводе фрагмент
текста, размещение которого предполагается с первого по четвертый стих,
объединен в одну часть и обозначен соответственно – «1–4». Кроме того, в
Современном переводе имена автора письма и адресата помещены в одно
предложение, имя собственное «Павел» имеет форму родительного падежа
и сочетается с предлогом «от». Таким образом, вводная информация
помещена в начальную часть и отделена от содержания самого Послания.
Выявленные несовпадения двух переводов обусловлены различными
причинами. В некоторых случаях расхождения одного уровня можно
типологизировать в соответствии с общей концепцией работы над
переводом. Другие переводческие решения уникальны. В целом же
сопоставительный анализ двух русских переводов Библии (проведенный
на материале обозначенных выше книг или их фрагментов) позволил
прийти к следующим выводам:
1.
Тексты Синодального и Современного русского переводов
имеют одинаковую организацию – традиционное деление на книги, главы,
стихи.
20
2.
В тексте современного перевода допускается реорганизация
(относительно Синодального перевода, латинской и греческой версий),
заключающаяся в перемещении или объединении стихов, если того
требует логика повествования.
3.
При сопоставлении переводов были выявлены грамматические
расхождения в названиях книг, что может объясняться попыткой авторов
Синодального перевода избежать расхождений с церковнославянским
переводом. Грамматические расхождения текстов в большинстве случаев
объясняются тем, что в Синодальном переводе могут употребляться
редкие и не столь распространенные варианты грамматической
сочетаемости (что, безусловно, определяет стиль текста).
4.
Выявленные многочисленные синтаксические расхождения
переводов в большинстве случаев определяют коннотацию контекстов, а
также становятся причиной смещения смысловых акцентов.
5.
При передаче реалий авторы современного перевода стараются
избегать использования иноязычных лексем, хотя следует сказать, что
данная мера не всегда обеспечивает полное понимание текста и читателю,
как правило, приходится обращаться к комментариям. В Синодальном
переводе при передаче реалий достаточно часто используются
транслитерированные, устаревшие или иноязычные лексемы.
6.
При передаче реалий в современном переводе ветхозаветной
части допускается архаизация текста, использование устаревших лексем;
автор новозаветной части в подобных случаях текст модернизирует.
7.
Синодальному переводу присуща лексическая избыточность. В
современном переводе дублирующие друг друга лексические компоненты,
как правило, не встречаются.
8.
Обращение к латинскому и греческому текстам в случае
выявления расхождений между современными русскими переводами
позволяет заключить, что текст Синодального перевода гораздо чаще
совпадает с ранними версиями, чем текст современного перевода.
Третья
глава
диссертации
«Сопоставительный
анализ
лингвостилистических характеристик английских переводов Библии»
посвящена описанию несоответствий двух английских переводов
Священного Писания. Характер и типы несовпадений преимущественно
коррелируют с несовпадениями, выявленными при работе с русскими
переводами. Приведем примеры и прокомментируем наиболее очевидные
и принципиальные.
Лексические особенности текстов проиллюстрируем фрагментами
переводов Книги Ездры. Несовпадения в лексическом оформлении
отражают попытку современных переводчиков избавить текст от не
имеющих существенного значения для передачи фактического содержания
компонентов, а также от лексических единиц, не являющихся
21
общеупотребительными, и синонимов. Сообщение о том, что царь Кир
приказал вернуть утварь для Храма, выглядит так:
“Also Cyrus the king brought forth the vessels of the house of the Lord…”
[K.J.B., Ezra 1:7]
“Cyrus gave them back the bowls and cups…” [G.N.B., Ezra 1:7]
В G.N.B. использованы лексические единицы с абсолютно конкретным
значением, которые крайне частотны в современном английском языке.
Соответствующий им компонент K.J.B. имеет менее конкретное значение,
так как может называть любую емкость (“a hollow container, especially one
used to hold liquid, such as a bowl or cask”30), и, что важно, данное значение,
согласно словарю, является не первым в семантической структуре этого
слова.
Подобное расхождение переводов находим в строках из письма царю
Артаксерксу, в котором жители Заречья предупреждают его о том, что
может произойти, если он позволит иудеям достроить Иерусалим, в
который те прибыли.
“Be it known unto the king, that, if this city be builded, and the walls set up
again, then will they not pay toll, tribute, and custom, and so thou shalt
endamage the revenue of the kings” [K.J.B., Ezra 4:13]
“Your Majesty, if this city is rebuilt and its walls are completed, the people will
stop paying taxes, and royal revenues will decrease” [G.N.B., Ezra 4:13]
Словам ‘toll’, ‘tribute’ и ‘custom’, являющимся близкими синонимами,
наличие которых можно, вероятно, объяснять попыткой авторов письма
быть максимально убедительными, соответствует только одна лексическая
единица, использованная в G.N.B. Такое лексическое оформление
современного перевода обусловлено стремлением передать основной
смысл фразы, не перегружая ее излишней информацией, формирующей
дополнительный смысл и коннотацию.
Еще одно существенное лексико-грамматическое отличие переводов
заключается в том, что в тексте G.N.B. существительные заменяются
местоимениями только тогда, когда значение местоимения легко
восстанавливается из ближайшего контекста. Читателю K.J.B. иногда
бывает
довольно
сложно
восстановить
номинации,
которые
репрезентированы местоимениями. Так, в данном случае, читая стих из
K.J.B. вне контекста, установить, о ком идет речь, практически
30
Oxford Dictionary via ABBYY Lingvo – Электронный словарь. – ABBYY, 2011,
Выпуск 15.0.775
22
невозможно. Описание народа халдеев, помещенное в Книгу пророка
Аввакума, выглядит, например, так:
“They take up all of them with the angle, they catch them in their drag:
therefore they rejoice and are glad” [K.J.B., Hab 1:15]
“The Babylonians catch people with hooks, as though they were fish. They drag
them off in nets and shout for joy over their catch” [G.N.B., Hab 1:15]
Исследование показало, что в тексте Библии короля Иакова в
большинстве случаев сохраняются компоненты, репрезентирующие
лингвокультурные реалии, в то время как современные переводчики, во
избежание затруднений у читателя, прибегают либо к полной замене, либо
помещают в контекст своего рода комментарии. Так, в книге Руфь Вооз
отправляется к городским воротам, чтобы провести соответствующие
переговоры в присутствии старейшин.
“Then went Boaz up to the gate, and sat him down there…” [K.J.B., Ruth 4:1]
“Boaz went to the meeting place at the town gate and sat down there.” [G.N.B.,
Ruth 4:1]
В современном тексте появляется поясняющее словосочетание ‘the meeting
place’. Известно, что городские ворота были местом встречи, где
проводились разного рода переговоры и заключались сделки. Объяснялось
это тем, что через ворота как минимум дважды в день проходил каждый,
отправляясь в поля на работу и возвращаясь обратно. Следовательно,
вероятность встречи с искомым собеседником у ворот была максимальна.
Безусловно, читатель, не обладающий специальными знаниями, не может
догадываться об этой бытовой традиции, поэтому данное уточнение
придает тексту логичность.
Укажем также на случай, когда авторы K.J.B. сохраняют лексему,
восходящую к древнееврейскому языку, а авторы G.N.B. заменяют ее на
более известный, но лишенный этнокультурного колорита элемент. В
данном фрагменте речь идет о Самуиле:
“But Samuel ministered before the Lord, being a child, girded with a linen
ephod” [K.J.B., 1 Sam 2:18]
“In the meantime the boy Samuel continued to serve the Lord, wearing a sacred
linen apron” [G.N.B., 1 Sam 2:18]
В K.J.B. в описании Самуила использована лексема древнееврейского
происхождения ‘ephod’, означающая: “(in ancient Israel) a sleeveless
23
garment worn by Jewish priests”31. Следует отметить, что данный в G.N.B.
описательный перевод не является абсолютным семантическим
совпадением дефиниции, приведенной в Oxford Dictionary, хотя на общей
семантике контекста это, безусловно, не сказывается. Интересно, что в
этой же части книги, несколькими стихами ниже, авторы современной
версии отказываются от замены или описательного перевода и используют
лексему ‘ephod’:
“And did I choose him out of all the tribes of Israel to be my priest, to offer upon
mine altar, to burn incense, to wear an ephod before me?” [K.J.B., 1 Sam 2:28]
“From all the tribes of Israel I chose his family to be my priests, to serve at the
altar, to burn the incense, and to wear the ephod to consult me” [G.N.B., 1 Sam
2:28]
Однако к данному слову в G.N.B. имеется сноска “See Word List”, где
дается следующее пояснение: “A Hebrew word. Its meaning is not clear in a
number of places. It usually refers to the piece of cloth worn over shoulders by
the High Priest which had the Urim and the Thummim attached to it. In some
places, however, it refers to something the people worshipped. In some other
passages it seems to refer to an object used to foretell future events” 32.
Касательно организации текстов переводов следует сказать, что
современные авторы стремятся к выражению (как правило,
эксплицитному) логики контекста, что достигается посредством лексикосинтаксических средств и становится, в свою очередь, причиной
синтаксических расхождений текстов. Приведем один из таких примеров.
В рассказе о всемирном потопе идет речь о запрете употреблять в пищу
мясо с кровью. Выглядит он следующим образом:
“But flesh with the life thereof, which is the blood thereof, shall ye not eat”
[K.J.B., Gen. 9:4]
“The one thing you must not eat is meat with blood still in it; I forbid this
because the life is in the blood” [G.N.B., Gen. 9:4]
Во-первых, обратим внимание на несовпадение порядка компонентов
синтаксической структуры, во-вторых, отметим наличие в современном
переводе союза ‘because’, подразумевающего причинно-следственную
связь элементов контекста.
Разная лексико-синтаксическая организация текста может быть
связана со стилистическим аспектом характеристики переводов. Одно и то
31
Oxford Dictionary via ABBYY Lingvo – Электронный словарь. – ABBYY, 2011,
Выпуск 15.0.775
32
Good News Book, Word List, 2004, p. 336
24
же значение в двух текстах иногда передается при помощи абсолютно
разных комбинаций лексических и синтаксических средств. Рассмотрим
следующий пример:
“He causeth the grass to grow for the cattle, and herb for the service of man:
that he may bring forth food out of the earth” [K.J.B., Ps. 104:14]
“You make grass grow for the cattle and plants for human beings to use…”
[G.N.B., Ps. 104:14]
Сразу оговоримся, что очевидное, на первый взгляд, семантическое
расхождение, вызванное употреблением слов ‘herb’ и ‘plants’, отсутствует.
Слово ‘herb’, согласно Oxford Dictionary33, в среднеанглийский период
имело значение “grass, greencrops, herb”. В современном языке, согласно
этому же словарю, оно определяется как“any plant with leaves, seeds, or
flowers used for flavouring, food, medicine, or perfume”. Если
ориентироваться на данные англо-русских словарей, то можно все-таки
заключить, что наиболее распространенное значение этого слова –
«трава». Вполне возможно, что, использовав общеупотребительную, с
более емким значением, лексему ‘plants’, авторы G.N.B. избежали
неправильного толкования контекста, хотя в какой-то степени лишили его
стилистической возвышенности, свойственной поэтическому тексту. Два
несовпадения, выявленные при сопоставлении данного стиха (herb for the
service of man - plants for human beings to use; he may bring forth food out of
the earth - they can grow their crops), свидетельствуют о том, что текст
K.J.B. максимально метафоричен, вариант G.N.B. конкретен и
ориентирован на буквальную передачу смысла.
О стремлении авторов современного перевода создать удобный для
восприятия текст, не перегружая его семантически избыточными
лексическими и синтаксическими компонентами, говорят частые
расхождения организации текстов. Так, например, в Книге Ездры при
перечислении вернувшихся из вавилонского плена в K.J.B. все стихи с 3 по
57 оформлены по следующей модели:
“The children of Parosh, two thousand and hundred seventy and two” [K.J.B.,
Ezra 2:3]
В G.N.B. эти же стихи представляют собой список, состоящий из имен и
цифр, обозначающих количество людей, принадлежащих к называемому
роду, начинающийся следующим образом:
33
Oxford Dictionary via ABBYY Lingvo – Электронный словарь. – ABBYY, 2011,
Выпуск 15.0.775
25
Parosh – 2,172
Различия на стилистическом уровне, затрагивающие лексикограмматический аспект, а также подразумевающие своего рода архаизацию
одного из переводов, встречаются при сопоставлении английских текстов.
В Книге притчей Соломона читаем:
“Come, eat of my bread, and drink of the wine which I have mingled” [K.J.B.,
Prov 9:5]
“Come, eat my food and drink the wine I have mixed” [G.N.B., Prov 9:5]
При практически полном компонентном и синтаксическом совпадении
данные переводы отличаются нюансами оформления глагольных
компонентов. В K.J.B. за глаголами ‘eat’ и ‘drink’ следует предлог ‘of’.
Словари современного английского языка говорят о существовании таких
форм и в данный момент. Более того, большинство контекстов,
иллюстрирующих их употребление, восходит к священным текстам,
например, “cows are sacred and the eating of beef is taboo”; Nevertheless
these shall ye not eat of them that chew the cud, or of them that divide the hoof
(Leviticus 11:4) — Только сих не ешьте из жующих жвачку и имеющих
раздвоенные копыта. (Книга Левит, гл. 11, ст. 4.)”34. Однако современные
переводчики отказываются от употребления характерной для подобного
повествования формы, заменяя ее на самостоятельную беспредложную
форму глагола.
Между двумя английскими текстами находятся и расхождения
фактического плана. Одно из них замечено в переводах Первой книги
Царств. Илий говорит своим сыновьям:
“If one man sin against another, the judge shall judge him: but if a man sin
against the Lord, who shall intreat for him? Notwithstanding they hearkened not
unto the voice of their father, because the Lord would slay them” [K.J.B., 1 Sam
2:25]
“If anyone sins against someone else, God can defend him; but who can defend
someone who sins against the Lord? But they would not listen to their father, for
the Lord had decided to kill them” [G.N.B., 1 Sam 2:25]
Согласно K.J.B., Илий говорит сыновьям, что в случае преступления
человека против человека виновного будут судить судьи. По версии
G.N.B., в таком случае его защитит Бог.
34
ABBYY Lingvo x5 – Электронный словарь. – ABBYY, 2011, Выпуск 15.0.775.
26
В ходе исследования были выявлены несовпадения переводов,
обусловленные экстралингвистическими причинами. Приведем фрагмент
обращения Петра к слушающим:
“Finally, be ye all of one mind, having compassion one of another, love as
brethren, be pitiful, be courteous” [K.J.B., 1 Pet 3:8]
“To conclude: you must all have the same attitude and the same feelings; love
one another as brothers and sisters, and be kind and humble with one another”
[G.N.B., 1 Pet 3:8]
В K.J.B. Петр говорит о том, что последователи Христа должны
относиться друг к другу как «братья», в G.N.B. – как «братья и сестры».
В Oxford Dictionary35 читаем: “brethren – fellow Christians or members of a
male religious order”. Словарь Самуэла Джонсона36 указывает на то, что
данное слово является формой множественного числа существительного
‘brother’. То есть в любом случае данная номинация подразумевает лиц
мужского пола. Авторы современного перевода, руководствуясь, по всей
видимости, социальными настроениями относительно гендерного
равноправия, актуальными на момент создания перевода, прибегли к
замене (в сравнении с K.J.B.). В данном случае можно говорить о
соблюдении принципов “inclusive language”, что предполагает
использование таких средств языка, которые не приведут к ущемлению
прав какой-либо социальной группы.
Сформулируем результаты этапа исследования, отраженного в
третьей главе диссертации:
1.
В ходе сопоставительного анализа двух английских переводов
Библии были выявлены различия в оформлении текстов. В G.N.B. в начале
каждой книги приводится введение, включающее краткое изложение ее
основного содержания, а также информация о самой книге – ее истории,
цели создания, авторстве и т.п. Для того чтобы читателю было удобнее
ориентироваться в тексте, каждая книга подразделяется на смысловые
фрагменты, имеющие собственное название (авторство, по всей
видимости, принадлежит переводчикам, так как подобная система
структурирования текста в других версиях отсутствует). Традиционное
деление на главы и стихи в современном переводе также сохраняется.
2.
В G.N.B. практически все числовые данные и значения
представлены цифрами, в K.J.B. используются имена числительные.
35
Oxford Dictionary via ABBYY Lingvo – Электронный словарь. – ABBYY, 2011,
Выпуск 15.0.775.
36
Dictionary of the English Language By Samuel Johnson in Two Volumes. Vol. I A-K.
London, 1799. 1136 p.
27
3.
G.N.B. допускает некоторую реорганизацию текста, а именно
объединение стихов, перемену мест стихов или отдельных предложений
(по сравнению с латинскими и греческим текстами, а также K.J.B.), если за
счет этого логика и последовательность изложения становятся более
очевидными.
4.
Для передачи реалий (единиц измерения) K.J.B. чаще всего
использует аутентичные лексемы и лексемы, позволяющие сохранить
культурный колорит текста. В современном переводе реалии чаще всего не
сохраняются; например, различные единицы измерения передаются при
помощи действующих в настоящее время наименований величин (при
этом фактические данные полностью сохраняются). Более того, в тексте
используются не британские единицы измерения, а интернациональные.
5.
Современный перевод практически не допускает случаев
архаизации текста, в то время как в тексте K.J.B. были выявлены
устаревшие даже на момент создания перевода лексические единицы и
грамматические формы.
6.
В тексте современного перевода встречаются случаи
следования нормам “inclusive language”, что объясняется недопустимостью
нарушений, например, гендерного равноправия.
7.
В процессе сопоставительного анализа было выявлено
некоторое количество фактических несовпадений, главным образом в
книгах, представляющих собой историческое повествование.
8.
Сопоставительный анализ позволил найти очень большое
количество синтаксических несовпадений переводов, которые отражаются
в первую очередь на коннотации контекстов.
9.
За счет того, что авторы современного перевода в большинстве
случаев выбирают общеупотребительную лексику в тех контекстах, где
K.J.B. использует слова с более сложной семантической структурой,
между переводами возникают расхождения на семантическом уровне.
10. Спектр художественных средств и тропов в K.J.B. значительно
шире, чем в соответствующих поэтических фрагментах G.N.B.
11. Обращение к латинскому и греческому текстам в случае
обнаружения расхождений между английскими переводами позволяет
заключить, что K.J.B. в большинстве случаев значительно ближе к ранним
версиям, чем G.N.B. Это позволяет сделать вывод о стремлении авторов
K.J.B. следовать традиции во всех аспектах.
Преимущество примененной в работе авторской методики
комплексного сопоставительного анализа библейских переводов на уровне
одного языка и выявление принципов лингвостилистического оформления
текстов, применяемых для выполнения переводов на русский и английский
языки,
состоит
в
создании
классификации
универсальных
лингвостилистических характеристик переводного текста, позволяющей
28
расширить парадигму переводческих решений не только в процессе
библейского перевода.
В четвертой главе «Типология лингвостилистических особенностей
русских и английских переводов Библии» представлены результаты
сопоставительного
анализа
лингвостилистических
характеристик
библейских переводов на уровне двух культур – русской и английской. С
уверенностью можно сказать, что как в русских, так и в английских
традициях между переводами возможны лексические, семантические,
грамматические, коннотативные, фактические расхождения, причины
возникновения которых в большинстве случаев совпадают. Особого
внимания заслуживают случаи архаизации и модернизации текста;
оформление реалий зависит, как правило, от общей концепции перевода и
целевой аудитории.
Приведем некоторые примеры, отражающие совпадение принципов
оформления текста и зависимость лингвостилистических характеристик
текста от общей концепции работы над переводом.
Сопоставление лексического оформления некоторых фрагментов
четырех версий позволяет сделать вывод, что авторы Современного
русского перевода периодически осуществляют выбор лексической
единицы таким образом, что теряется имплицитное лингвокультурное
значение контекста, в то время как G.N.B. подобные значения сохраняет.
Например, обращаясь к невесткам, Ноеминь советует им оставить ее и
идти в родной дом. При этом Синодальный перевод и два английских
перевода передают идею значимости матери в иудейской семье.
Современный русский перевод предлагает более нейтральный вариант.
Сравним: «…пойдите, возвратитесь каждая в дом матери своей…» [С.П.,
Руфь 1:8] – «Возвращайтесь домой, в ваши родные семьи!» [С.Р.П., Руфь
1:8] – “… Go, return each to her mother’s house…” [K.J.B., Ruth 1:8] – “Go
back home and stay with your mothers” [G.N.B., Ruth 1:8].
В некоторых случаях Современный русский перевод демонстрирует
обращение к нормам так называемого “inclusive language” даже в тех
контекстах, где G.N.B. совпадает с традиционными версиями: «Если Ты …
не забудешь рабы Твоей, и дашь рабе Твоей дитя мужеского пола …»
[С.П., 1 Цар 1:11] – «Если ты … вспомнишь обо мне и не забудешь меня,
если дашь рабе твоей ребенка, то я посвящу его Господу» [С.Р.П., 1 Цар
1:11] – “…O Lord…if thou … not forget me … but wilt give unto thine
handmaid a man child…” [K.J.B., 1 Sam 1:11] – “Almighty Lord… If you give
me a son…” [G.N.B., 1 Sam 1:11].
Существенное отличие современных переводов заключается в
следующем: современный русский текст ориентирован на носителей
русского языка, потому его язык, в частности лексическое наполнение (в
первую очередь это касается Ветхого Завета), очень богат и разнообразен.
В данном переводе практически не наблюдается попыток избежать
29
употребления редких лексем, наименований неизвестных растений,
животных. В G.N.B. такие явления встречаются довольно часто, и
объяснять это можно особенностями целевой аудитории, для которой
создавалась версия. Подобная лексика (не принадлежащая к разряду
общеупотребительной) может быть не знакома читателю, для которого
английский язык не является родным. Проиллюстрируем данное
положение следующим примером. В Книге Руфь для обозначения людей,
работающих на полях, куда пришла героиня, в варианте K.J.B.
употребляется существительное ‘reaper – жнец’, а в G.N.B. –
существительное ‘worker – работник’. В двух рассматриваемых русских
переводах выбрано слово «жнец», поскольку необходимости в подобной
генерализации нет. Демонстрирует G.N.B. и случаи опущения для того,
чтобы избежать употребления редких лексем:
«Она (Руфь) сказала: «я буду подбирать и собирать между снопами
позади жнецов» [С.П. Руфь 2:7]
«Она сказала: «Можно я буду подбирать за жнецами упавшие между
снопов колосья?» [С.Р.П., Руфь 2:7]
“And she said, I pray you, let me glean and gather after the reapers among the
sheaves…” [K.J.B., Ruth 2:7]
“…She asked me to let her follow the workers and pick up the corn…” [G.N.B.,
Ruth 2:7]
Лексически два русских перевода и K.J.B. совпадают между собой, в них
используются одинаковые лексические компоненты, в G.N.B. слово
‘reaper’ заменено словом с более широким значением – ‘worker’,
компонент ‘sheaves’ и вовсе опущен.
Важно отметить, что современным переводам не свойственна
лексико-синтаксическая избыточность, заключающаяся в употреблении в
пределах одного контекста дублирующих друг друга слов или
словосочетаний. В то же время и Синодальный перевод, и K.J.B.
тенденцию к употреблению подобных компонентов демонстрируют.
Сравним:
«Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь…» [С.П., Откр 1:
8]
«Я – Альфа и Омега, – говорит Господь Бог…» [С.Р.П., Откр 1:8]
“I am Alpha and Omega, the beginning and the ending, saith the Lord…”
[K.J.B., Rev 1:8]
“I am the first and the last”, says the Lord God Almighty…” [G.N.B., Rev 1:8]
Современные переводы не используют дублирующий компонент, однако
обратим внимание, что русский текст сохраняет фразеологическую
30
единицу, а современный английский перевод отдает предпочтение
буквальной передаче этого же значения.
Отметим также, что для Синодального перевода и Библии короля
Иакова характерно использование очень близких по значению слов в
качестве однородных компонентов одного синтаксического фрагмента.
Чаще всего речь идет о глаголах (например, «говорил и сказал», «пошел и
пришел», «смотрел и видел» и т.п.). Современные переводы от такого
дублирования отказываются.
«Слуга, приставленный к жнецам, отвечал и сказал:…» [С.П., Руфь 2:6]
«Работник, начальствовавший над жнецами, отвечал:…» [С.Р.П., Руфь
2:6]
“And the servant that was set over the reapers answered and said…” [K.J.B.,
Ruth 2:6]
“The man answered…” [G.N.B., Ruth 2:6]
Оценивая синтаксические характеристики четырех переводов,
следует заметить, что сопоставление английских версий позволило
выявить значительное количество случаев, когда в K.J.B. используется
инверсия, а в G.N.B. – прямой порядок слов. Причины такого расхождения
понятны – нарушение прямого порядка слов затрудняет дифференциацию
субъекта и предиката конструкции. Как уже говорилось, перед авторами
современного русского перевода не ставилась задача создать в какой-то
степени адаптированный текст, однако синтаксические расхождения
подобного плана также встречаются. Например, приведем фрагмент из
Книги Царств:
“For this child I prayed; and the Lord hath given me my petition which I asked
of him” [K.J.B., 1 Sam 1:27]
“I asked him for this child, and he gave me what I asked for” [G.N.B., 1 Sam
1:27]
«О сем дитяти молилась я, и исполнил мне Господь прошение мое, чего я
просила у Него» [С.П., 1 Цар 1:27]
«А вот – ребенок, о котором я молилась. Господь дал мне его, как я и
просила» [С.Р.П., 1 Цар 1:27]
Как видно из приведенных переводов стиха 1 Книги Царств, в K.J.B. имеет
место инверсия, Синодальный перевод соответствующей части использует
обратный порядок слов даже дважды, G.N.B. сохраняет прямой порядок
слов и сочинительную связь между компонентами сложного предложения.
Вариант современного русского перевода довольно сложен с точки зрения
синтаксиса, он не совпадает ни с одним из рассматриваемых переводов,
использует подчинительную связь, что еще раз подтверждает наше
31
предположение об отсутствии попыток упрощения текста на уровне его
лингвостилистического оформления.
Сопоставление принципов оформления русских и английских
традиционных и современных текстов позволяет сформулировать
следующее положение: авторы современных переводов стремятся к такой
организации текста, чтобы у читателя не возникало сложностей с
дифференциацией смысловых и структурных компонентов. В
Синодальном переводе и K.J.B. такой тенденции не обнаружено.
Сопоставим версии той части Книги Ездры, где упоминается об ответе
царя Артаксеркса жителям Заречья:
«Царь послал ответ Рехуму советнику, и Шимшаю писцу, и прочим
товарищам их, которые живут в Самарии и в прочих городах заречных:
«Мир…» и прочее. «Письмо, которое вы прислали нам…» [С.П., Езд 4:17–
18]
«Царь прислал им такой ответ: «Наместнику Рехуму, писцу Шимшаю и
сотоварищам их в Самарии и во всем Заречье. Мир Вам!» [С.Р.П., Езд
4:17]
“Then sent the king an answer unto Rehum the chancellor, and to Shimshai the
scribe, and to the rest of their companions that dwell in Samaria, and unto the
rest beyond the river, Peace, and at such a time. The letter which ye sent unto us
hath been plainly read before me” [K.J.B., Ezra 4:17, 18]
“The emperor sent this answer: “To Rehum, the governor, to Shimshai,
secretary of the province, and to their associates who live in Samaria and in the
rest of West Euphrates, greetings…” [G.N.B., Ezra 4:17]
В современных переводах четко обозначены границы самого текста
письма, который не прерывается элементами общего повествования. Стоит
в данном случае указать на пунктуационное оформление и структурную
организацию текста. Само письмо в новых переводах начинается с красной
строки и заключено в кавычки. В Синодальном переводе и K.J.B. текст
письма прерывается элементами общего повествования, кроме того,
пунктуационное
оформление
K.J.B.
провоцирует
определенные
затруднения.
На уровне каждого языка между переводами были выявлены
некоторые семантические несовпадения. Приведем несколько случаев,
когда русские и английские традиционные переводы отличаются от
современных. Довольно спорной представляется взаимная семантическая
идентичность вариантов следующего фрагмента:
«…сыны Божии…брали их (дочерей человеческих) себе в жены, какую кто
избрал» [С.П., Быт 6:2]
32
«…сыны Божьи брали их себе в жены, кому какая понравится» [С.Р.П.,
Быт 6:2]
В английских переводах читаем:
“… and they took them wives of all which they chose” [K.J.B., Gen 6:2]
“…so they took the ones they liked” [G.N.B., Gen 6:2]
В данном случае наблюдается лексико-семантическое расхождение между
традиционными и современными переводами. Авторы Синодального
перевода и Библии короля Иакова используют более нейтральный и общий
по значению глагольный компонент – «выбирать / chose». В современных
переводах значение конкретизируется и сужается, а также добавляется
коннотативный компонент.
Рассмотрим еще один пример:
«Если согрешит человек против человека, то помолятся о нем Богу; если
же человек согрешит против Господа, то кто будет ходатаем о нем?»
[С.П., 1 Цар 2:25]
«Если один человек согрешит против другого, Бог может заступиться за
него. А если против Господа согрешит, кто вступится за него?!» [С.Р.П.,
1 Цар 2:25]
“If one man sin against another, the judge shall judge him: but if a man sin
against the Lord, who shall intreat for him?” [K.J.B., 1 Sam 2:25]
“If anyone sins against someone else, God can defend him; but who can defend
someone who sins against the Lord?” [G.N.B., 1 Sam 2:25]
В данном случае можно видеть совпадение Современного русского
перевода и Good News Bible, при этом Синодальный перевод более близок
к современным версиям, хотя семантические отличия все-таки имеются.
Библия короля Иакова предлагает вариант контекста, принципиально
(даже не семантически, а фактически) отличающийся от трех других
версий. В Вульгате данный фрагмент выглядит так:
“si peccaverit vir in virum placari ei potest Deus …” [Biblia Sacra Vulgata, I
Sm 2:25].
В большинстве случаев традиционные переводы совпадают с латинским
текстом, доказывая существование преемственности между ранее
созданными версиями, однако в данном случае традиционные переводы в
большей или меньшей степени расходятся с латинским текстом, в то время
как анализируемый фрагмент в современных вариантах демонстрирует
абсолютное совпадение с ним.
33
Анализируя коннотативные особенности текстов, следует сказать,
что в большинстве случаев Синодальный перевод совпадает с Библией
короля Иакова в лексико-синтаксическом оформлении и, как следствие,
коннотативное содержание контекстов тоже совпадает. Современный
русский перевод демонстрирует подобное сходство с Good News Bible.
Таким образом, традиционные переводы, совпадая, отличаются от сходных
между собой современных текстов. Как правило, традиционные переводы
имеют более сложные коннотативные характеристики, чем нейтральные в
этом отношении современные версии. Проиллюстрируем это положение
следующим примером:
«О сем дитяти молилась я, и исполнил мне Господь прошение мое, чего я
просила у Него» [С.П., 1 Цар 1:27]
«А вот – ребенок, о котором я молилась. Господь дал мне его, как я и
просила» [С.Р.П., 1Цар 1:27]
“For this child I prayed; and the Lord hath given me my petition which I asked
of him” [K.J.B., 1 Sam 1:27]
“I asked him for this child, and he gave me what I asked for” [G.N.B., 1 Sam
1:27]
Отметим, что в традиционных переводах используются имена
существительные, которые в данном случае способны реализовывать
гораздо больший спектр коннотаций и семантических нюансов, чем
конструкция придаточного предложения. Именной компонент очевиднее
отражает дополнительное значение, подразумевающее мольбу, чем
глагольно-именная конструкция, выбранная современными авторами.
Более того, союз «и», использованный в Современном русском переводе,
максимально нивелирует названную коннотацию.
Работа с текстами четырех версий позволяет заключить, что
современные переводы, как правило, тяготеют к нейтральной и
общеупотребительной стилистике (в случае Современного русского
перевода это наблюдение в первую очередь касается новозаветной части),
традиционные переводы имеют стиль более характерный для
художественного повествования. Данный эффект главным образом
достигается за счет лексического оформления текстов. Например, в
Послании Павла к Титу (Тит 2:2, 3) находим такое соответствие на уровне
русского языка: «старцы» (С.П.) – «пожилые» (С.Р.П.); «старицы» (С.П.)
– «пожилые женщины» (С.Р.П.); на уровне английского языка: ‘aged men’
(K.J.B.) – ‘older men’ (G.N.B.); ‘aged women’ (K.J.B.) – ‘older women’
(G.N.B.).
Сопоставление традиционных и современных переводов позволяет
констатировать стремление авторов Синодального перевода и Библии
короля Иакова придать тексту стилистическую возвышенность. Главным
34
образом это проявляется в выборе лексических компонентов. Авторы
Современного русского перевода и Good News Bible гораздо чаще
используют общеупотребительную лексику, что создает нейтральную
стилистическую характеристику текста. Сравним:
«Заколола жертву, растворила вино свое и приготовила у себя трапезу…»
[С.П., Притч 9:2]
«…приготовила мяса и пряных вин, накрыла на стол…» [С.Р.П., Притч 9:2]
“She hath killed her beasts; she hath mingled her wine; she hath also furnished
her table” [K.J.B., Prov 9:2]
“She has had an animal killed for a feast, mixed spices in the wine, and laid the
table” [G.N.B., Prov 9:2]
Нельзя сказать, что Синодальный перевод и Библия короля Иакова
абсолютно совпадают в выборе лексических компонентов, однако
очевидно, что оба традиционных перевода отличаются от современных:
общеупотребительной лексике современных текстов соответствует более
редкая или характерная для книжного стиля лексика традиционных
переводов. Например, выявляются следующие соответствия двух русских
переводов: «заколола жертву – приготовила мяса»; «приготовила
трапезу – накрыла на стол». Такого же плана несовпадения находим и в
английских текстах: ‘killed her beasts – had an animal killed’; ‘furnished her
table – laid the table’.
Случаи фактического расхождения переводов на уровне одного
языка являются довольно редкими. Вероятнее всего, это может
объясняться тем, что все тексты переводились с одного первоисточника.
Кроме того, большинство книг, послуживших источником материала
исследования, по своим лингвостилистическим характеристикам тяготеют
к художественному повествованию, а потому вероятность несовпадений на
лексическом, грамматическом и коннотативном уровнях гораздо выше,
чем вероятность фактических расхождений. Тем не менее в процессе
сопоставительного анализа были выявлены случаи расхождений как между
переводами на один язык, так и в межъязыковом плане. В Книге Ездры при
перечислении переданного Киром главе племени Иуды имущества,
которое должно было быть возвращено во вновь возведенный храм, видим
следующее:
“And this is the number of them: thirty charges of gold, a thousand charges of
silver, nine and twenty knives,
Thirty basons of gold, silver basons of a second sort four hundred and ten, and
other vessels a thousand” [K.J.B., Ezra 1:9, 10]
“…gold bowls for offerings
30
silver bowls for offerings
1,000
35
other bowls
29
small gold bowls
30
small silver bowls
410
other utensils
1,000 [G.N.B., Ezra 1:9–10]
«И вот число их: блюд золотых тридцать, блюд серебряных тысяча,
ножей двадцать девять, чаш золотых тридцать, чаш серебряных
двойных четыреста десять, других сосудов тысяча…» [С.П., Езд 1:9, 10]
«Вот что там было: кубки золотые – тридцать, кубки серебряные –
тысяча двадцать девять, чаши золотые – тридцать, чаши серебряные –
четыреста десять, прочей утвари – тысяча» [С.Р.П., Езд 1:9, 10]
В оформлении реалий (за исключением реалий, называющих
единицы измерения) можно отметить следующую тенденцию:
традиционные переводы, как правило, сохраняют лексическую единицу из
более ранних версий; современные тексты стараются передать значение
посредством общеупотребительных лексем, известных носителям
современных языков. Так, один из важнейших праздников иудаизма в
четырех переводах именуется следующим образом:
«И совершили праздник кущей…» [С.П., Езд 3:4] – «Они справили праздник
Шалашей…» [С.Р.П., Езд 3:4] – “They kept also the feast of tabernacles…”
[K.J.B., Ezra 3:4] – “They celebrated the Festival of Shelters…” [G.N.B., Ezra
3:4].
Синодальный перевод заимствует наименование праздника из
церковнославянского перевода, K.J.B. сохраняет лексему, употребленную
в Вульгате. Современные переводы делают своего рода кальку
посредством современных языковых средств. Объяснить причину данного
конкретного расхождения на уровне переводов на один язык и совпадения
русской и английской традиционных версий и русского, и английского
современного переводов не представляется возможным.
Отметим случаи, когда авторы русского и английского
традиционных переводов оформляют тексты так, что в них сохраняется
указание на лингвокультурную реалию, а в современных переводах эта
информация теряется. Приведем слова апостола Петра:
«… Они не пьяны, как вы думаете, ибо теперь третий час дня…» [С.П.,
Деян 2:15]
«Знайте, напрасно вы думаете, что они пьяны. Еще только девять часов
утра!» [С.Р.П., Деян 2:15]
“For these are not drunken, as ye suppose, seeing it is but the third hour of the
day” [K.J.B., Acts 2:15]
36
“These people are not drunk, as you suppose; it is only nine o’clock in the
morning” [G.N.B., Acts 2:15]
В традиционных переводах при указании времени учитывается не
астрономическое исчисление, а традиционное деление суток, с учетом
часов молитвы. Третий час – это время третьей молитвы (молитвы
совершались в 3, 6 и 9 часов утра). В современных переводах указывается
астрономическое время, вследствие чего лингвокультурная составляющая
контекста не сохраняется.
Далее прокомментируем принципы репрезентации единиц
измерения. При обозначении единиц измерения веса Синодальный
перевод, Библия короля Иакова и Современный русский перевод
используют лексемы-реалии. Приведем некоторые примеры:
“And … she took him up with her… one ephah of flour” [K.J.B., 1 Sam 1:24]
“… she took him to Shilon, taking along…10 kilogrammes of flour” [G.N.B., 1
Sam 1:24]
«… пошла с ним в Силом, взяв…одну ефу муки…» [С.П., 1 Цар 1:24]
«Тогда Анна отправилась с ним в Силом, взяв с собой… эфу муки…»
[С.Р.П., 1 Цар 1:24]
Три перевода представляют количественное значение посредством
древнееврейской единицы измерения сыпучих тел, современный
английский перевод представляет то же значение посредством
интернациональной единицы измерения веса – килограмма.
Сопоставление переводов на уровне одного языка, а также анализ
принципов оформления переводных текстов в русской и английской
культуре позволяют сделать вывод, что в традиционных переводах
довольно часто используется прием архаизации, в современных переводах
– прием модернизации, причем авторы Good News Bible прибегают к
модернизации гораздо чаще, чем авторы современного русского текста.
Проиллюстрируем данное положение некоторыми примерами. В
контексте, предполагающем обращение к царю Артаксерксу Синодальный
и Современный русский переводы используют лексему «царь», Библия
короля Иакова – лексему ‘king’, Good News Bible – сочетание,
используемое в современном английском языке для обращения к
коронованным особам – ‘Your Majesty’. Сравним:
«Да будет же известно царю, что если…» [С.П., Езд 4:13]
«Да будет известно царю, что…» [С.Р.П., Езд 4:13]
“Be it known unto the king, that…” [K.J.B., Ezra 4:13]
“Your Majesty, if …” [G.N.B., Ezra 4:13]
37
Результаты сопоставления лингвостилистических характеристик
переводов Священного Писания, созданных в русской и английской
культурах, можно сформулировать следующим образом.
Принципы лексического оформления Синодального перевода в
целом совпадают с принципами лексического оформления Библии короля
Иакова. Современный русский перевод и Good News Bible в данном
отношении несколько расходятся между собой. Так, авторы Современного
русского перевода более свободны в выборе лексических единиц, в тексте
довольно
часто
встречаются
слова,
не
принадлежащие
к
общеупотребительной лексике, а также фразеологизмы. Авторы Good
News Bible, учитывавшие возможности читателя, для которого английский
язык не является родным, избавили текст от каких-либо элементов,
затрудняющих понимание основного содержания.
Сопоставление синтаксических особенностей переводов выявляет
следующее: синтаксис Синодального перевода довольно сложен, иногда
приемы синтаксической организации можно объяснять попытками
архаизировать текст. В остальных переводах (в частности, Библии короля
Иакова) таких примеров выявлено не было. Тем не менее организация
текстов Синодального перевода и Библии короля Иакова в целом
совпадает. Современные переводы выстроены таким образом, чтобы у
читателя не возникало сложностей с определением границ семантических
фрагментов повествования (в частности, в диалогах).
Стиль традиционных переводов более возвышенный, чем стиль
современных переводов.
Фактические расхождения переводов на уровне одного и двух
языков единичны, что, вероятно, объясняется выбором одного текста в
качестве первоисточника во всех четырех случаях.
Принципы репрезентации реалий в четырех рассматриваемых
переводах не совпадают. Русские переводы и Библия короля Иакова
включают в текст лексемы-реалии, что способствует воссозданию
национально-культурного колорита. Авторы Good News Bible стараются
адаптировать текст, не допуская попадания в него иноязычных или
архаичных компонентов.
В заключении реферируемой диссертации обобщаются результаты
исследования, намечаются перспективы дальнейшей работы в области
библейского перевода. Выявленные в ходе сопоставительного
исследования переводов на один язык различные типы расхождений
(семантические, коннотативные, фактические, компонентные, лексические,
грамматические) позволили сделать вывод о несовпадении переводческих
принципов, которыми руководствовались создатели текстов, а также четко
сформировать представление об аудитории-реципиенте, на которую
ориентировались переводчики. Отраженные в заключении положения,
касающиеся совпадения и несовпадения характеристик русских и
38
английских библейских переводов, позволяют наметить пути дальнейшего
исследования этой проблемы.
В списке научной литературы представлены работы, составившие
научно-методологическую базу исследования. В список словарей
помещены источники, обращение к которым обеспечило получение
объективных результатов исследования как на уровне одного языка, так и в
сопоставительном аспекте. Список сокращений включает принятые и
использованные в тексте диссертации сокращения.
Приложения А, Б, В, Г представляют собой таблицы, отражающие
информацию о названиях книг, выбранных в качестве источника
материала исследования, их статусе и расположении в тексте перевода.
Приложения
Д
и
Е
представляют
собой
перечень
проанализированных контекстов четырех переводов.
Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:
- статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ:
1. К вопросу о современных переводах Священного Писания на
английский язык // Вестник Московского государственного областного
университета. Серия «Лингвистика», 2012. №3. С. 101–105.
2. К вопросу о переводах Библии на русский язык // Вестник Челябинского
государственного университета. Серия Филология. Искусствоведение,
2012. Выпуск 70. №28 (282). С. 108–111.
3. «Темные места» как переводческая проблема // Известия Российского
государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Серия
Общественные и гуманитарные науки, 2013. №153. С. 91–97.
4. Сопоставительный анализ языковых характеристик книги Руфь в
переводах Священного Писания на русский язык // Вестник Московского
государственного областного университета. Серия «Лингвистика», 2013.
№5. С. 73–79.
5. К вопросу о лингвистическом аспекте языка Священного Писания //
Вестник Московского государственного областного университета. Серия
«Лингвистика», 2014. №1. С. 33–37.
6. Русские версии Первого послания Петра (Сопоставительный анализ
Синодального и Современного переводов) [Электронный ресурс] //
Гуманитарные и социальные науки (электронный журнал), 2014. №2. С.
57–63. Режим доступа: http://www.hses-online.ru/Actual.html.
7. Русские версии Послания апостола Павла к Титу (сопоставительный
анализ Синодального и Современного переводов) // Вестник Вятского
государственного гуманитарного университета, 2014. №8. С. 105–110.
8. Сопоставительный анализ русских переводов Книги Ездры (на
материале Синодального и Современного русского переводов) // Вестник
Московского государственного областного университета. Серия
«Лингвистика», 2014. №3. С. 84–92.
39
9. Особенности переводов религиозного текста на русский язык (на
примере Книги притч Соломоновых) // Вестник Московского
государственного областного университета. Серия «Лингвистика», 2014.
№5. С. 104–109.
10. Книга пророка Аввакума в русских переводах Священного Писания
(сравнительный анализ) // Филология и культура. Philology and Culture,
2015. №2 (40). С. 80–87.
11. Библия короля Иакова и Синодальный перевод: опыт
лингвокультурного
сопоставления
//
Вестник
Московского
государственного областного университета. Серия «Лингвистика», 2015.
№2. С. 80–86.
12. Нейтральная или сниженная? (К вопросу о лексике и фразеологии двух
переводов Нового Завета) // Вестник Московского государственного
областного университета. Серия «Лингвистика», 2015. №4. С. 223–230.
13. Сопоставительный анализ фрагмента Книги притчей Соломона в
английских переводах Священного Писания [Электронный ресурс]
// Вестник Московского государственного областного университета
(электронный журнал), 2015. № 3. Режим доступа: http://evestnikmgou.ru/Articles/View/676.
14. Перевод сакрального текста: проблема подлинника // Вестник
Московского государственного областного университета. Серия
«Лингвистика», 2012. №4. С. 72–77 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
15. Традиционность или доступность? (к вопросу о «новых» переводах
Священного Писания) // Научное мнение, 2013. №12. С. 109–116 (в
соавторстве с Г.Т. Хухуни).
16. «Обновление» переводов Священного Писания. Причины и следствия
[Электронный ресурс] // Вестник Московского государственного
областного университета (электронный журнал), 2012. №4. С. 51–56.
Режим
доступа:
http://evestnikmgou.ru/vipuski/2012_4/stati/lingvistika/khukhuni.html (в соавторстве с Г.Т.
Хухуни).
17. О понятии прогресса в переводах Священного Писания // Вестник
Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина.
Серия Филология, 2013. №2 (Том 7). С. 210–220 (в соавторстве с Г.Т.
Хухуни).
18. Библейский перевод в России: «архаисты» или «модернизаторы» //
Филологические науки. Вопросы теории и практики, 2013. № 6. Ч. 2. С.
199–203 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
19. Библейский текст: билингвизм, диглоссия, регистр? // Вестник
Российского университета дружбы народов. Серия Теория языка,
Семиотика, Семантика, 2014. №1. С. 104–113 (в соавторстве с Г.Т.
Хухуни).
40
20. Понятие «библейский язык» как переводческая проблема // Вестник
Московского городского педагогического университета. Серия Филология.
Теория языка. Языковое образование, 2014. №1 (13). С.47–53 (в
соавторстве с Г.Т. Хухуни).
21. Язык Священного Писания: единство или разнообразие? (полемика о
допустимости библейских переводов на народные языки) [Электронный
ресурс] // Гуманитарные и социальные науки (электронный журнал), 2014.
№5. 169–178. Режим доступа: http://www.hses-online.ru/Actual.html (в
соавторстве с Г.Т. Хухуни).
22. К вопросу о лингвокультурной типологии библейских переводов.
[Электронный ресурс] // Вестник Московского государственного
областного университета (электронный журнал), 2014. №3. Режим доступа:
http://evestnik-mgou.ru/Articles/View/578 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
23. Еще раз о «теории триязычия». Филологические науки. Вопросы
теории и практики, 2014. № 12 (42): в 3-ч. Ч.II. С. 190-194 (в соавторстве с
Г.Т. Хухуни).
24. Два библейских перевода и их историческая судьба (о готской и
славянской версиях Священного Писания) [Электронный ресурс] //
Вестник Московского государственного областного университета
(электронный журнал), 2015. №1. Режим доступа: http://evestnikmgou.ru/Articles/View/620 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
25. Из истории создания английской Библии: полемика между католиками
и протестантами о переводах Священного Писания [Электронный ресурс]
// Вестник Московского государственного областного университета
(электронный журнал), 2015. №2. Режим доступа: http://evestnikmgou.ru/Articles/View/639 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
26. О понятии квазиоригинала (на материале библейских переводов)
[Электронный ресурс] // Гуманитарные и социальные науки (электронный
журнал), 2015. №3. Режим доступа: http://www.hses-online.ru/Actual.html (в
соавторстве с Г.Т. Хухуни).
27. Создание нового или редактирование существующего? (к вопросу о
различных версиях Священного Писания). // Научное мнение, 2015. №7. С.
10–16 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
28. Оригинал и оригиналы (к вопросу об источниках библейских
переводов) // Научное мнение, 2015. №8. С. 15–21 (в соавторстве с Г.Т.
Хухуни)
– прочие публикации:
29. Фразеологические единицы библейского происхождения в русском и
английском языках // Терминология и культура: Сборник научных статей
преподавателей и аспирантов по материалам III международной
конференции. М. МГПИ, 2012. С. 192–194.
30. Англиканские и католические переводы Библии на английский язык //
Язык в пространстве коммуникации и культуры. Материалы VI
41
Международной научной конференции по актуальным проблемам теории
языка и коммуникации. М., Военный университет МО РФ, 2012. С. 527–
533.
31. Сакральный текст в современном социуме // Прикладная лингвистика.
Терминоведение. М, МГПУ, 2013. №1. С. 64–69.
32. Некоторые лексические особенности переводов Евангелия от Марка на
русский язык // Язык, культура, перевод: материалы II международной
очно-заочной конференции. Магадан, СВГУ, 2013. С.116–121.
33. Лексико-синтаксические характеристики переводов Священного
Писания на русский язык [Электронный ресурс] // Материалы VII
международной научной конференции «Язык, культура, общество»
(МИИЯ,
РАН,
Вопросы
филологии»).
Режим
доступа:
www.mosinyaz.com/conferences/mnk7_doklady_s6.
34. Сопоставительный анализ переводческих принципов Синодального и
Современного переводов Библии (на материале Книги Царств) // Аксиомы
и парадоксы языка: структура, коммуникация, дискурс. Материалы VII
Международной научной конференции по актуальным проблемам теории
языка и коммуникации. М., Военный университет МО РФ, 2013. С. 229–
236.
35. К вопросу о расхождениях в переводах Священного Писания на
русский язык // Язык. Культура. Речевое общение. МГУ им. Е.Р.
Дашковой, 2013. №3. С. 32–34.
36. Библейский текст как источник цитирования в современном русском
языке // Сборник материалов по итогам проведения Ежегодной
методической мастерской для преподавателей-русистов стран СНГ и
Балтии в рамках Федеральной целевой программы «Русский язык» 2011–
2015 гг. (Латвия, Литва, Украина, Эстония). М., МГПУ, 2013. С. 96–99.
37. Языковое оформление русских переводов Откровения Иоанна
Богослова // Материалы VIII Международной научной конференции по
актуальным проблемам теории языка и коммуникации 27 июня 2014 года,
2014. С. 173–180.
38. Репрезентация библейской истории о Ноевом ковчеге в русских
переводах Священного Писания // Перевод и когнитология в XXI веке: сб.
статей по материалам VII Международной научной теоретической
конференции. М., МГОУ, 2014. С. 39 – 45.
39. Лингвостилистические особенности русских переводов Книги Деяний
святых Апостолов // Актуальные проблемы теории и практики
межкультурной коммуникации: сборник научных трудов. М., МГОУ, 2015.
№12. С. 94–102.
40. Книга Руфь в английских переводах Священного Писания //
Структурная метафизика языка и феноменология речевого дискурса:
критерии системных интерпретаций. Материалы IX Международной
42
научной конференции по актуальным проблемам теории языка и
коммуникации. М., Военный университет МО, 2015. С.233–239.
41. Религиозные тексты при переводе: проблема восприятия // Новое в
переводоведении и лингвистике. Материалы международной научнопрактической конференции. Орехово-Зуево, МГОГИ, 2012. С. 112–118 (в
соавторстве с Г.Т. Хухуни).
42. Религиозный текст как проблема переводческой эквивалентности и
адекватности // Актуальные проблемы теории языка и межкультурной
коммуникации. М., МГОУ, 2012. №2. С. 103–109 (в соавторстве с Г.Т.
Хухуни).
43. Переводная множественность и проблема выбора (к вопросу о новых
переводах Священного Писания) // Лингвистика в контексте культуры:
материалы V Международной научно-практической конференции.
Челябинск, ЮУГУ, 2012. С. 179–182 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
44. О понятии «современный перевод» (на материале переводов Библии) //
Перевод и когнитология в XXI веке: материалы V научной теоретической
конференции. М., МГОУ, 2012. С. 46–52 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
45. Перевод религиозного текста: специальный или художественный? //
Материалы конференции «Перевод и когнитология в XXI веке»: сб. статей
по материалам VI научной теоретической конференции. М., МГОУ, 2013.
С. 57–62. (в соавторстве с Г.Т. Хухуни)
46. Библейские переводы и становление норм литературного языка // Язык.
Культура. Речевое общение. М., МГУ им. Е.Р. Дашковой, 2013. №1. С.
63–67 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
47. Формирование литературного языка: субъективные и объективные
факторы // Язык. Культура. Речевое общение. М., МГУ им. Е.Р. Дашковой,
2013. №3. С. 17–23 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
48. О понятии «официального перевода» Библии // Ученые записки
Национального общества прикладной лингвистики. М., 2013. №4 (4). С.
89–98. (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
49. Библейский текст: подлинники и квазиподлинники // Актуальные
проблемы теории языка и межкультурной коммуникации. М.,МГОУ, 2014.
№3. С.150–156 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
50. Дискуссионные проблемы перевода сакрального текста в современном
российском переводоведении (лингвокультурный аспект) // Новые
парадигмы в филологической науке: современные теоретические
концепции и практика преподавания. Сборник материалов международной
Осенней школы Республика Казахстан. Астана, 2014. С. 97–103 (в
соавторстве с Г.Т. Хухуни).
51. Библия короля Иакова и Синодальный перевод: опыт сопоставления
некоторых принципов создания // Актуальные проблемы теории языка и
межкультурной коммуникации: Сборник статей. М., МГОУ, 2015. №5. С.
103–109 (в соавторстве с Г.Т. Хухуни).
43
52. О некоторых аспектах межъязыковой передачи библейских книг
//«Аудармашылық шеберлік: оқытудың заманауи əдістері»: халықаралық
ғылыми-əдістемелік семинар материалдарының жинағы. (Астана 03 сəуір
2014 ж.). – Астана: Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ, 2015. С. 104–110 (в
соавторстве с Г.Т. Хухуни).
Учебно-методическое пособие
53. Хухуни Г.Т., Валуйцева И.И., Осипова А.А. Переводы Библии: история
и современность: учебное пособие. М.: ИИУ МГОУ, 2015. 122 с. (в
соавторстве с Г.Т. Хухуни, И.И. Валуйцевой)
Монографии
54. Две русские Библии: опыт лингвостилистического сопоставления.
Монография М.: ИИУ МГОУ, 2015. 126 с.
55. Лингвокультурные аспекты межъязыковой передачи библейского
текста. Коллективная монография М., ИИУ МГОУ, 2014. 200 с. (в
соавторстве с Г.Т. Хухуни, И.И. Валуйцевой)
44
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
42
Размер файла
560 Кб
Теги
феномен, версия, лингвокультуре, писания, русский, английский, переводческий, священное
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа