close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Телесная обусловленность ментальных процессов философско-антропологический аспект

код для вставкиСкачать
1
На правах рукописи
Чапны Елена Владимировна
«ТЕЛЕСНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ МЕНТАЛЬНЫХ
ПРОЦЕССОВ: ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ»
09.00.13 – философская антропология, философия культуры
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени кандидата
философских наук
Ростов-на-Дону – 2016
2
Работа выполнена в Институте философии и социально-политических наук
Федерального государственного автономного образовательного учреждения
высшего образования «Южный федеральный университет»
Научный руководитель:
доктор философских наук, профессор
Несмеянов Евгений Ефимович
Официальные оппоненты:
Заведующий кафедрой философии и
методологии науки Южно-Российского
института управления – филиала Российской
академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте
Российской Федерации, доктор политических
наук, кандидат философских наук, профессор
Старостин Александр Михайлович;
Старший преподаватель кафедры философии
Национального исследовательского ядерного
университета «МИФИ», кандидат философских
наук, старший научный сотрудник
Чеклецов Вадим Викторович
Ведущая организация:
ГБОУ ВО «Белгородский государственный
институт искусств и культуры»
Защита диссертации состоится 18 мая 2016 г. в 15-00 на заседании
диссертационного совета Д 212.208.13 по философским наукам на базе
Федерального государственного автономного образовательного учреждения
высшего образования «Южный федеральный университет» по адресу: 344006,
г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 105/47, зал заседаний диссертационных
советов.
С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке
им. Ю.А. Жданова Южного федерального университета по адресу: 344103,
г. Ростов-на-Дону, ул. Р. Зорге, 21ж. Электронный вариант текста диссертации
размещен 29.02.2016 г. на официальном сайте Южного федерального
университета по адресу: https://hub.sfedu.ru/diss/announcement/5b08bb69-6a814faa-97c5-9faf0c623c08/
Автореферат разослан «18» апреля 2016 года
Ученый секретарь
диссертационного совета
М.М. Шульман
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Антропологическая проблематика в
ее единстве с пространством культуры занимает значимое место в
философском дискурсе новейшего времени. Западноевропейская культура на
протяжении последнего столетия пребывает в состоянии существенного
антропотехнологического преобразования, о чем свидетельствуют как научно теоретические исследования, так и опыт проживания человека в контексте
современной технокультуры. Необходимость такого преобразования во многом
обусловлена нарастанием глобальных проблем, утратой подлинных смыслов
жизни и деятельности, возрастанием абсурда в личной и общественной жизни,
неуемным потребительством и др. Сложившаяся ситуация ярко демонстрирует
антропологический кризис современности, преодоление которого предполагает
выход цивилизации на качественно новый уровень развития.
Нет однозначного ответа на вопрос о способах перехода цивилизации на
новый уровень, но ясно, что для этого может потребоваться преобразование
природы человека и его сознания.
По этой причине одним из приоритетных направлений современного
философско-антропологического исследования становится изучение процессов
коэволюции человеческого тела, сознания и среды, с учетом телесноориентированного
подхода
к
когнитивным
процессам
в
парадигме
постнеклассики, что предполагает выявление телесной обусловленности
ментальных процессов; понимание синергийной взаимосвязи телесного и
ментального в человеке в контексте антропотехнологических преобразований.
Подобные вопросы звучат сегодня остро и сопутствуют исследованиям
«Фазовых переходов» (В.С. Степин и др.) к новому типу цивилизации;
прогнозированию сингулярных рубежей развития цивилизации середины ХХI
века
(А.П.
Назаретян);
(нанотехнологий,
анализу
биотехнологий,
конвергентного
развития
информационных,
НБИКС
когнитивных,
социогуманитарных технологий и соответствующих им областей знания) как пути
4
«расширения»
человека
и
его
«улучшения»
на
новейшем
этапе
анропотехнологической эволюции.
Исследование специфики человеческой телесности в ее связи с
ментальностью в настоящее время приобретает особую актуальность еще и
потому, что в условиях антропологического кризиса все более очевидным
становится стремление человека изменить, трансформировать свою природу.
Последние два десятилетия получено немало серьезных результатов в области
естественных наук, связанных с изучением мозга человека, расшифровкой
генетического кода ("чтение генов"), трансформацией человеческого тела в
рамках нанотехнонауки.
Ряд крупных ученых выдвинули идею сохранения жизни и разума путем
их переноса на другой, небиологический носитель. Они пошли по пути
воплощения сознания в небиологической самоорганизующейся системе,
другими словами, по пути антропотехнологических, трансгуманистических
преобразований. Этот путь лежит в главном русле конвергентного развития
НБИКС,
где
приоритетная
социогуманитарной
роль
составляющей,
принадлежит,
призванной
на
наш
выполнять
взгляд,
функции
предвидения, этического обоснования, социального контроля на каждой стадии
исследований взаимосвязи человеческой телесности и ментальности в
контексте трансгуманистических преобразований.
В
этой
связи
междисциплинарное
исследование
телесной
обусловленности ментальных процессов приобретает особую актуальность.
Степень научной разработанности проблемы. Мы можем рассуждать о
постижении взаимосвязи телесного и ментального, человеческого тела и духа в
античной философии, эпоху Средневековья, в период Возрождения и Нового
времени. Однако первым, кто поднял эту проблематику в современном звучании,
был, на наш взгляд, Б. Спиноза, предложивший не противопоставлять душу и
тело, разум и волю, интеллект и «аффекты», а исходить из понимания их
изначально данного единства, а затем прослеживать, как и почему это исходное
5
«одно и то же» порождает две не только разных, но и противоположных друг
другу формы своего собственного выражения.
Интерес к философскому исследованию телесности в ее связи с
ментальностью появляется в начале XX века в работах мыслителей
феноменологического направления: А. Бергсона, Э. Гуссерля, Ф. Варелы,
М. Мерло-Понти. Они объединяли рассмотрение феномена телесности с
исследованием
сущности
сознания,
движения
и
восприятия.
Тело
представляется в качестве дуального образования, лишенного двойственности.
Оно становится предметом не только интенционального действия, но и
действующей интенциональности.
Огромное воздействие на представление о специфике человеческой
телесности оказали экзистенциалисты А. Камю, Г. Марсель, Ж-П. Сартр,
К. Ясперс и др. Например, Г. Марсель выделяет два аспекта тела: 1) тело свое
собственное, данное нам во внутреннем опыте; 2) тело физическое –
наблюдаемое. Он воспринимает человека как существо, которое само
определяет свое бытие и принципиально трансформирует представления о
формах познания телесности.
Представители немецкой философско-антропологической школы выдвигают
на первый план задачу определения места человека в системе органической жизни.
Человек при этом предстает как существо, обладающее «эксцентрической
позициональностью» (Х. Плеснер). Из-за своей способности к рефлексии, человек
имеет возможность осмыслять себя как «предметно данное тело». А. Гелен
исследует «незавершенность» человека из-за его «неприспособленности» и
«оттеснения инстинктов». Возможность преодоления такой неполноценности он
видит в человеческом стремлении созидать себя и среду.
Более полувека феномен взаимосвязи сознания и мозга, духа и тела
является предметом интенсивного обсуждения в аналитической философии.
Основной этап разработки проблемы соотношения ментального и физического
в
аналитической философии представлен в
работах Армстронга Д.,
Марголиса Дж., Нагеля Т., Патнема Х., Рорти Р., Фейгла Г. и др. Среди
6
российских специалистов данная проблема, начиная с 60-х годов ХХ века, детально
разрабатывается Д.И. Дубровским, предлагающим теоретическое решение
проблемы «сознание и мозг» с опорой на информационный подход и понятие
самоорганизации.
Особое место в развитии взглядов на проблему соотношения телесного и
ментального занимает психоаналитическое направление: З. Фрейд, К-Г. Юнг,
В. Райх, Э. Нойман, А. Лоуэн. В рамках данного направления природа
телесности человека рассматривается в знаково-символических парадигмах,
которые обусловлены социокультурным контекстом. Кроме того, З. Фрейд, его
современники и последователи развивали идею о том, что многие ментальные
акты обусловлены бессознательными убеждениями и желаниями.
Дальнейшее развитие представлений о значении телесности в ментальном
опыте человека получило в работах постструктуралистов: С. Жижек, Ж. Лакан.
Человеческое тело представлено Ж. Лаканом как особая карта, которая в ходе
взросления человека наполняется социокультурными символами и шифрами.
Ж. Лакан отмечал, когда ребенок узнает свое зеркальное отражение, то,
благодаря телесному ощущению, он отличает себя, как отдельную личность, от
остального мира.
Тенденция к отелесниванию феномена ментальности просматривается в
трудах философов постмодернизма: Ж. Батая, Ф. Гваттари, Ж. Делеза,
Ж. Деррида, М. Фуко и др. Тело здесь наделяется различными дискурсивными
значениями, становится конструктом мысли.
В рамках программы НБИКС-конвергенции активно разрабатывается
проблема
усовершенствования,
изменения
человеческой телесности
и
ментальности (У.-С. Бэйнбридж, М. Роко и др.). Этический анализ конвергентных
технологий и антропотехнологической эволюции осуществляют Ж.-П. Дюпэй,
А. Нордманн и др.
В работах П.-П. Вербик, Б. Латур и др. поднимается вопрос о взаимосвязи
техники и человеческого тела. Эта тема является важной частью современного
дискурса в постфеноменологическом направлении философской мысли.
7
Идея встроенности когнитивных способностей человека в окружающий
мир широко представлена в работах исследователей в области эволюционной
эпистемологии (Лоренц К., Поппер К., Тулмин С., Фоллмер Г.). Среди основных
положений эволюционной эпистемологии – допущение, что человек является
продуктом живой природы и результатом эволюционных процессов. Поэтому
когнитивные
и
ментальные
способности
человека
и
самопознание
обуславливаются, в конечном итоге, механизмами органической эволюции.
Нейрофизиологи А. Дамазио, В. Рамачандран, К. Фрит развивают идею
зависимости ментальных процессов от нейрофизиологии мозга. А. Дамазио
убедительно показал, что Б. Спиноза предвосхитил многое из того, что
нейрофизиологи, биологи и медики узнают о человеке в настоящее время, в
частности, о биологических основах чувств, когнитивных и ментальных
процессов и сознания в целом.
Внимание к проблеме соотношения телесного и ментального в
отечественной философской традиции активно проявляется в последние два
десятилетия: в монографии В. Подороги отражены особенности видения
проблемы телесности в западной и отечественной философии. В работах
Н. Визитея, Л. Жарова, В. Круткина делается акцент на онтологии человеческой
телесности, где тело представляется в качестве интегральной характеристики
человека; намечается перспектива исследования телесности в контексте
совокупной человеческой деятельности как феномена культуры. Философскокогнитологические
исследования
на
современном
этапе
развития
в
отечественной философии, а также в рамках ростовской философской школы
представлены в работах Е.Я. Режабека, А.А. Филатовой, В.А. Шкуратова,
А.М. Старостина и др.
И.
Быховская
аксиологических
исследует
измерений
значимость
проблемы
гносеологических
телесности
для
и
раскрытия
социокультурных проблем. Л. Киященко определяет границы человеческого
тела и исследует проблему телесности, анализируя пространство целостного
организма, с инкрустированными в него элементами сознания. П. Тищенко
8
поднимает проблему двуаспектности феномена телесности, анализирует
гносеологические затруднения в определении метода философской рефлексии
психосоматической сферы человека.
В
современной
философской
антропологии
и
когнитивистике
стремительно развивается телесно-оринтированный подход к изучению
ментальных и когнитивных процессов. Фундаментом данной концепции стали
результаты недавних исследований в сфере биологии, нейрофизиологии,
психосоматики и других наук. Основоположником концепции считается
Ф. Варела, а к числу ее сторонников относятся А. Дамазио, М. Джонсон,
Дж. Лакофф, У. Матурана, А. Ноэ, Э. Томпсон, Д. Чалмерс и др. Телесноориентированный подход находит свое выражение также в концепции
энактивизма, описанной в работах Е. Князевой. В рамках данной парадигмы в
настоящее время работают эксперты сектора эволюционной эпистемологии
Института философии Российской академии наук – И.А. Бескова, Е.Н. Князева,
Д.А. Бескова. В их работах, а также в работах В. Буданова, А. Майданова,
А.
Андрющенко
и
др.
телесность
рассматривается
как
сложный
эпистемологический феномен: выявляются телесные детерминанты духовной
деятельности, познания и жизни человека; показано, что человек создает свою
картину мира, согласуя ее с параметрами своей собственной телесности;
сформулированы практические советы, которые позволяют значительно
улучшить качество жизни современного человека.
На ход нашего исследования большое влияние оказали работы
когнитивистов Дж. Лакоффа и М. Джонсона. Анализируя связь абстрактного
мышления и тела, авторы указывают на то, что человеческий разум во многом
обусловлен физической природой и телесным опытом. В этой связи, авторы
подчеркивают
фундаментальную воплощенность
человеческого
разума.
Теоретические и практические результаты этих исследований, на наш взгляд,
недостаточно проанализированы в современной отечественной философской
антропологии.
9
Несмотря
на
достигнутые
предшествующими
исследователями
результаты, наше исследование направлено на то, чтобы выявить современные
концепции,
посвященные проблемам ментального
и телесного
в их
синергийной взаимосвязи, а также показать эвристический потенциал подобной
взаимодетерминации
в
условиях
новейших
антропотехнологических
преобразований.
Цель
исследования
заключается
в
проведении
философско-
антропологического анализа специфики человеческой ментальности в ее связи
с телесностью в условиях новейших анропотехнологических преобразований.
Достижения поставленной цели предполагает решение связанных между
собой задач:
1.
Проанализировать
эволюцию
философско-антропологических
представлений о взаимодетерминации телесного и ментального от античной
традиции (не затрагивая этап эллинизма) до представлений о связи тела и души
в учениях Р. Декарта и Б. Спинозы.
2. Выявить специфику спинозистской трактовки соотношения телесного
и ментального, экстраполировать ее основные принципы на область
современных исследований в нейронауке и философской антропологии.
3. Систематизировать основные теоретические положения современных
идей «воплощенного ума», феноменологии тела и телесно-ориентированной
психотерапии и выявить их эвристический потенциал.
4. Разработать схему концептуального совмещения идеи «воплощенного
ума» с задачами конвергенции НБИКС.
Объектом
исследования
является
феномен взаимодетерминации
телесного и ментального в историческом развитии.
Предмет исследования – философско-антропологический аспект телесной
обусловленности ментальных процессов, как способа бытия ментальности.
Теоретико-методологическая база. Исследование основано на методе
компаративного философско-антропологического анализа и гипотетикомодельного культурно-антропологического конструирования. В частности, в
10
работе
применялся
метод
аналогий,
междисциплинарный
и
трансдисциплинарный подходы постнеклассической научной парадигмы, а
также
аналитический
и
сравнительный
методы.
Мы
обращались
к
трансгуманистической традиции осмысления феномена человека. В работе
были использованы понятия и некоторые результаты исследований в
естественных и технических науках на нынешнем этапе их развития.
Новизна полученных результатов определяется тем, что впервые с
позиции междисциплинарного подхода постнеклассической науки философскоантропологическому анализу подвергается феномен телесной обусловленности
ментальных
процессов
в
условиях новейших
антропотехнологических
преобразований. Предпринята попытка выявить современные концепции,
посвященные проблемам ментального и телесного в их синергийной
взаимосвязи;
показать
эвристический
потенциал
подобной
взаимодетерминации и сопоставить основные положения этих концепций с
актуальными задачами НБИКС-конвергенции.
 Выявлена эпистемологическая значимость феномена телесного
вовлечения
в
окружающий
мир
в
истории
развития
философско-
антропологических представлений о взаимосвязи телесного и ментального; поновому определены предпосылки и основания современных философских
концепций, раскрывающих телесную обусловленность ментальных процессов.
 Высказано предположение о том, что ряд теоретических положений
Б. Спинозы оказались актуальными и созвучными идеям современной науки о
человеке.
 Систематизированы и введены в научный оборот основные
положения идеи «воплощенного ума» (Дж. Лакофф, М. Джонсон и др.),
утверждающей, что человеческий разум во многом обусловлен физической
природой и телесным опытом. Актуализированы и адаптированы к области
философской антропологии понятия, относящиеся к идее «воплощенного ума»,
в частности, понятия «воплощенное познание» и «воплощенный разум».
11
 Предложен механизм концептуального совмещения основных
принципов идеи «воплощенного ума» с задачами конвергентного развития
НБИКС (нанотехнологий, биотехнологий, информационных, когнитивных,
социогуманитарных технологий). Показано, что современное представление о
тотальной
межсвязности
(панкоммуникации)
созвучно
античному
представлению о полном телесном вовлечении в окружающий мир.
На защиту выносятся положения:
1. У ряда представителей современного международного научного
сообщества сложилось представление о том, что сознание может существовать
не только в
биологическом теле, но и в искусственно созданной
небиологической самоорганизующейся системе. Идея «улучшения человека» и
его способностей предполагает изменение природы человека, радикальное
продление жизни, а также создает перспективу появления постчеловеческих
существ нового типа. В этом видится антропологическая перспектива
новейшего времени, которая нуждается в тщательной гуманитарной экспертизе.
2. Концептуальный анализ развития философско-антропологических
представлений о взаимосвязи человеческой телесности и ментальности от
античной традиции (не затрагивая этап эллинизма) до представлений о связи
тела и души в учениях Р. Декарта и Б. Спинозы показал эвристический
потенциал этих взглядов в современных условиях: концепция телесного
(воплощенного) познания уходит своими корнями в античное представление о
полном телесном вовлечении в окружающий мир.
3. Ряд положений Б. Спинозы (в частности, идея зависимости
человеческой способности мыслить от возможностей, которыми располагает
тело; идея единства души и тела и др.) оказались актуальными и созвучными
идеям современной науки о человеке: нейрофизиологии, клинической
психологии, когнитивной науки и т.д. Идея зависимости ментальных процессов
(мысли, воспоминания, эмоции) от нейрофизиологии мозга (А. Дамазио);
представление о том, что ментальные процессы основаны в картографии тела в
мозге
(К.
Фрит).
Идеи
Спинозы
предвосхитили
развитие
телесно-
12
ориентированного подхода к изучению ментальных и когнитивных процессов,
получившего стремительное развитие в современной антропологически
ориентированной философии.
4. Методология постнеклассической научной парадигмы позволяет
расширить понимание взаимосвязи человеческого тела, разума и среды.
Человеческий разум представляется как воплощенный, энактивированный и
встроенный в организм и окружающую среду. В когнитивистике второй волны
и энактивизме строение человеческого тела и его функциональные особенности
определяют то, что познается и как познается. При этом познающий субъект
неотделим от мира, его восприятия телесны. Человек и среда взаимно
конструируют друг друга, находясь в партнерских отношениях, что формирует
особый тип сознания
и
мировоззренческой позиции,
утверждающей
индивидуальную ответственность за взаимодействие с окружающей средой.
5. Идея «воплощенного ума» объективируется в современных техниках
совершенствования человека в рамках конвергентного развития НБИКС
(нанотехнологий,
биотехнологий,
информационных,
когнитивных,
социогуманитарных технологий и соответствующих им областей знания), как
новейшего этапа анропотехнологической эволюции. Идея панкоммуникации,
как тотальной межсвязности, где любое явление, система или процесс
физического/ментального мира могут быть связаны как между собой, так и с
любым виртуальным и цифровым «объектом», коррелируется с идеей
«воплощенного ума» особенно в той ее части, где организм (тело-разум) и
окружающий мир представляется как единая система. Создание Гибридной
реальности, реализация проекта Интернет вещей, новейшие разработки в
области интерфейсов «мозг-компьютер» представляются несостоятельными без
учета основных принципов концепций «воплощенного ума» и энактивизма.
Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в
том, что оно затрагивает не только внутренние проблемы конкретно взятого
научного
направления
междисциплинарный
«философская
характер.
В
работе
антропология»,
выявляются
а
носит
социальные,
аксиологические и этические аспекты современного антропологического
13
кризиса, а также намечаются некоторые пути выхода из него. Проблемы,
затронутые в диссертации, актуализируют синергийную взаимосвязь телесного
и ментального; акцентируют внимание на холистическом представлении о
целостности «тело-сознание-среда». Таким образом, материалы исследования
способствуют формированию индивидуальной ответственности за возможные
последствия взаимодействия с окружающей средой, утверждая понимание того,
что человек и среда взаимно конструируют друг друга. Материалы диссертации
могут быть использованы в учебных целях при подготовке и чтении
специальных и общих курсов по философской антропологии, онтологии,
философии науки, когнитивной науки и др.; лекционно-просветительской
деятельности и т.д.
Апробация диссертации. Основные положения диссертации были
изложены на Всемирном философском конгрессе, Всероссийском философском
конгрессе, пяти международных научных конференциях/форумах и трех
всероссийских конференциях: ΧΧΙΙΙ Всемирном философском конгрессе:
философия как познание и мировоззрение, Афины, 2013; VI Всероссийском
философском конгрессе, Нижний Новгород, 2012; XI Международной научной
конференции «Ильенковские чтения», Зеленоград, 2009; XXXVIII студенческой
неделе науки, секция «Философия и методология научного познания», Ростовна-Дону, ЮФУ, факультет философии и культурологи, 2010; I Международной
научной конференции «Когнитивные исследования на современном этапе»,
Ростов-на-дону, ИПО ПИ ЮФУ, 2010; XVII Международном молодежном
научном форуме «ЛОМОНОСОВ-2010», Москва, МГУ, факультет философии;
II Международной научной конференции «Когнитивные исследования на
современном этапе», Ростов-на-Дону, ИПО ПИ ЮФУ, 2011; Форум работников
культуры Дона «Культура как фактор развития общества, государства,
личности», посвященный Году культуры, 100-летию Южного федерального
университета
и
95-летию
со
дня
рождения
Ю.А.
Жданова;
XVIII
Международном молодежном научном форуме «ЛОМОНОСОВ-2011», Москва,
МГУ, факультет философии; Первой Всероссийской конференции Глобальное
14
будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии.
Трансгуманистические проекты, Белгород, 2013.
Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на совместном
заседании кафедр философии религии и религиоведения и теории культуры,
этики и эстетики Института философии и социально-политических наук
Федерального государственного автономного образовательного учреждения
высшего образования «Южный федеральный университет».
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав,
включающих пять параграфов, заключения, библиографии из 213 наименований
и одного приложения на 18 страницах. Общий объем – 172 страницы. Логика
построения работы соответствует логике решаемых в ней задач.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении раскрывается актуальность, степень разработанности
проблемы, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования,
разъясняется теоретическая и научно-практической значимость диссертации,
формулируются тезисы научной новизны и основные положения, выносимые
на защиту.
В
первой
главе
«Эволюция
философско-эпистемологических
представлений о взаимосвязи телесного и ментального» автор прослеживает
эволюцию философско-антропологических представлений о связи телесного и
ментального от гомеровского эпоса и греческой классики (не затрагивая этап
эллинизма), через мир Средневековья, Возрождения и Нового времени до
современных синергетических представлений о телесности, «включающей два
взаимосвязанных компонента: биологическую организацию человеческого тела
и его "неорганическое тело"» 1. Автором выявляются предпосылки формирования
философских представлений о телесной обусловленности ментальных процессов
на разных этапах развития философской мысли с тем, чтобы показать
1
Степин В.С. Цивилизация и культура. СПб.: СПбГУП, 2011. С. 20.
15
эвристические перспективы такой обусловленности. В данной главе исследуется
специфика спинозовской трактовки соотношения телесного и ментального,
нашедшая свое отражение в современных исследованиях в области нейронауки.
В первом параграфе «Эпистемологическая значимость процедуры
телесного вовлечения в окружающий мир: история взглядов и современные
трактовки»
раскрываются
предпосылки
и
основания
философских
представлений о телесной обусловленности ментальных процессов (от тела
гомеровского
эпического
героя,
до
взаимосвязи
биологического
и
неорганического тела в постнеклассике).
Автор отмечает, что во времена архаики (предфилософская традиция,
гомеровская эпоха) греческая телесность еще не знает различения тела и души,
физического
и
ментального.
Поэтому во
избежание концептуальных
погрешностей наряду с "телом" употребляются понятия "телесное" или
"измерения телесного". Эта тенденция позволяет соискателю говорить о
выявлении телесных детерминант ментальных процессов, что выражается в
формуле "Искали дух, а наткнулись на тело". В связи с этим, в эпическом герое
Гомера исследователя интересуют "думающие и чувствующие внутренности",
"органы без тела", "измерения телесного" (визуальные и тактильные), "у- и познание героя через физический контакт с ним" (по шраму, по протыканию
копьем и т.д.)2. Исследование языка Гомера при описании "органов" героев
выявляет, что они (органы) живут "ментальной" и "психической жизнью", «…
их не только трудно локализовать, но и c точностью определить "функции"
каждого. Под etor, например, может подразумеваться сразу все – от
желудочного сока до души» 3.
В этой связи, соискатель заключает, что тело эпического героя
вовлекается в процедуру телесного освоения мира, примером чего может
служить представление о войне как о "рте, поедающем человеческие тела"
(stoma). В данном контексте автор отмечает, что тело человека являлось
2
Гомер. Одиссея XIX, 467 – 468. Речь идет о сцене, в которой кормилица Одиссея Эвриклея, знавшая его с
детства, омывает «чужестранцу» ноги и, нащупав шрам, узнает по нему Одиссея.
3 Гавриленко В.Тело у Гомера: к генеалогии понятия // Логос. 2011. №4. С. 186.
16
телесной частью мира. Даже мужественность определялась через уязвимость,
открытость, нежность тела, которое не камень и не железо. Например, тело
эпического героя не имело границы, отделяющей внутреннее от внешнего.
Такое тело (и соответственно психика, ментальность) полностью уязвимы, но
именно эта уязвимость и открытость представляется в качестве мужества, силы,
героизма, доблести. Так понятое тело позволяет соискателю высказать мысль о
том,
что
ментальные
процессы
гомеровского
эпического
героя
детерминированы его полной телесной вовлеченностью в окружающий мир.
Автор показывает, что в эпоху греческой классики появляется иное
представлением о теле человека, что проявляется, прежде всего, в отношении к
возможности осуществления тактильных контактов с телом свободного
гражданина и телом раба. Тело свободного грека неприкосновенно и охраняется
законом полиса. Тогда как тело раба – бездушное и бесправное тело. Классика
оберегает свободного гражданина от любой "порчи" его тела – кровопролития,
физического наказания и даже прикосновения к телу, или тела к чему-либо.
Далее автор высказывает и аргументирует предположение о том, что для
представителя греческой классики человеческое тело было не только объектом
культа и помощником в деле взращивания души гармонично развитой личности,
но и мощным по своей достоверности источником информации. Этот источник
следовало оберегать от повреждений, нарушений целостности структур, в том
числе, на законодательно-правовом уровне. Но одной только защиты от
повреждений недостаточно. Необходимо также обеспечить "чистоту" и
истинность информации, получаемой от тела. По мнению автора, этим
объясняется необходимость неукоснительного следования пайдейе и стремление
к идеалу калокагатии. В этом представляется суть механизма осуществления
телесной детерминации ментальных процессов в греческой классике.
В эпоху Средневековья происходит великий «поворот против тела».
Автор обращается к представлению о телесности в эпоху Средневековья с
целью выявить влияние сюжета библейского грехопадения на представление о
взаимосвязи телесного и ментального в человеке в современных концепциях.
17
Соискатель отмечает, что тело теперь не является источником получения
знания от природы, телесные практики утратили эпистемологическую
ценность. Тело не воспринимается как материальный носитель достоверной
информации (потенциального знания). В этой связи автор заключает, что
«поворот против
тела»
неминуемо
повлек за собой и ментальные
трансформации, которые привели к тому, что уже к XII веку сложилась система
тотального контроля над телом и сексуальной жизнью. Человек начинает
стыдиться своей телесности и, в результате, делает выбор в пользу
отождествления с тем, что в нем самом есть не-тело (т.е. в пользу ума как
чистой идеальности). Таким образом, в результате диссоциации изначальной
целостности человека, происходит разрыв с собственным внутренним миром.
Автор констатирует, что в эпоху Возрождения и Нового времени тело
изучается в качестве некоторого объекта среди других объектов неживой
природы. Оно перестает быть сакральным и таинственным. Тело мыслится и
исследуется как неорганический объект, который состоит из множества
отдельных частей. Считается, что этот объект следует изучать теми же методами,
что и другие материальные объекты неживой природы. Высшее предназначение
тела – производство материальных благ. В результате, тело становится
«аутсайдером» философско-антропологических, теоретических построений.
Современная концепция телесного познания, по мнению автора, уходит
своими корнями в античное представление о полном телесном вовлечении в
окружающий мир, где ничто не мешает смешению и взаимопроникновению.
Соискатель отмечает, что в работах выдающегося специалиста по античной
эстетике А.Ф. Лосева телесность занимает особое место. Сам тип античной
культуры представляется им как предельная обобщенность человеческой
телесности в ее нераздельности со специфически жизненным назначением
телесности. Автор заключает, что понимание телесности А.Ф. Лосевым
предвосхитило развитие в современной науке идеи телесной вовлеченности в
окружающий мир, но вклад русского философа в развитие данной идеи
современными исследователями в полной мере не учитывается.
18
Современные философско-антропологические представления о связи
телесного и ментального в данном параграфе рассматриваются автором в
парадигме постнеклассики, где человеческая телесность вписана в теорию
культуры В.С. Степина. Соискатель отмечает, что современное представление
об
особой телесности человека предполагает такие взаимосвязанные
компоненты,
как
биологическая
организация
тела
человека
и
его
«неорганическое тело». Человек не только адаптируется к природной среде, но
и целенаправленно изменяет ее в процессе практической деятельности. Для
этого человек использует средства-усилители его естественных органов
(орудия производства, бытовую технику, транспортные средства и все то, что
можно отнести к предметному миру "второй природы", созданной человеком).
На современном этапе, обозначились контуры нового уровня системной
сложности "неорганического тела цивилизации". «Это техника и технологии
сложных саморазвивающихся систем. Такие системы способны усложняться,
развертывая начальную программу функционирования и развития» 4. Пример:
современные робототехники, направленные на разработку обучающихся
автоматов, расширяющееся применение генной инженерии в биотехнологиях,
создание сложных компьютерных сетей. По мнению Степина, «этап развития
форм техники саморазвивающихся систем начнется после формирования
технологического уклада, основанного на конвергентных (нано-, биоинформационных и когнитивных) технологиях» 5. Можно сказать, что
современный человек практически не отличается от человека эпохи неолита с
биологической точки зрения, но имеет совершенно иной социальноисторический вид из-за организации его "неорганического тела".
Во втором параграфе первой главы «Философско-антропологический
спинозизм в современных концепциях телесности» с позиции телесноориентированного подхода рассматривается возникновение и развитие
современных философских представлений о взаимосвязи ментального и
4
5
Степин В.С. Цивилизация и культура. СПб.: СПбГУП, 2011. С. 25.
Там же.
19
телесного в человеке. Высказывается предположение, что в современном
звучании эту тематику аранжировал Б. Спиноза через изменение понятий
субстанции и мышления.
Автор отмечает, что потребность в глубоком изучении телесной
обусловленности ментальных процессов подтверждается современными
исследованиями в области нейронауки. Ведущий нейрофизиолог А. Дамазио
убедительно показал, что Б. Спиноза предвосхитил многое из того, что
нейрофизиологи, биологи и медики узнают о человеческом мозге в настоящее
время, в частности, о биологических основах чувств, когнитивных процессов и
сознания в целом. На основе проведенного в данном параграфе исследования
автор приходит к следующим выводам:
1. В настоящее время стремительное развитие в науках гуманитарного
толка приобрел телесно-ориентированный подход (the embodied cognition
approach) к изучению когнитивных процессов человека и его ментальных
состояний.
Такой
подход
является
результатом
распространения
синергетического подхода к исследованию когнитивной активности человека,
поэтому
учитывает
данные
естественных
наук,
в
большей степени,
медицинских и биологических. Телесно-ориентированный подход не следует
определять как редукционистский и склонный к биологизаторству, так как в
рамках данного подхода не отрицается свобода воли и духа человека, но
утверждается взаимодетерминация телесного и ментального. За этим подходом
кроется мощная интеллектуальная традиция, идущая от Б. Спинозы в
философии, Ф. Вареллы в когнитивной науке, А. Ноэ в философии сознания,
К. Лоренца в эволюционной эпистемологии.
2. Исследование возникновения и развитие нынешних представлений о
взаимосвязи телесного и ментального в человеке, с учетом телесноориентированного подхода, показало, что в современном звучании эту
тематику поднял Б. Спиноза через изменение понятий субстанции и мышления.
Человеческую способность мыслить Б. Спиноза ставит в зависимость от того,
какими возможностями располагает его тело.
20
3. Спинозовское определение мышления считал весьма современным
отечественный мыслитель Э. Ильенков. Он усматривал тесную взаимосвязь
педагогической практики, которая способствует становлению психики у
слепоглухонемых, и определением мышления, которое предложил Спиноза.
Таким образом, Э. Ильенкову удалось обнаружить у Спинозы актуальное
по сей день определение мышления, представление о изначально данном
единстве души и тела. Тем самым Э. Ильенков предвосхитил развитие идей
телесной обусловленности сознания, «отелесненности» познания, телесности
разума, которые в современных философско-антропологических исследованиях
воплощаются в новом представлении о телесной обусловленности ментальных
процессов.
4. Необходимость глубокого изучения телесной обусловленности
ментальных процессов подтверждается современными исследованиями в
области нейронауки. Один из ведущих нейрофизиологов современности
А. Дамазио убедительно показал, что Б. Спиноза предвосхитил многое из того,
что нейрофизиологи, биологи и медики узнают о человеческом мозге в
настоящее время, в частности, о биологических основах чувств, когнитивных
процессов и сознания в целом. Например, что ментальные процессы (мысли,
воспоминания, эмоции) зависят от нейрофизиологии мозга. Дамазио убежден,
что ментальные процессы отображены в «картах тела» мозга (pattern of the
body-sensing brain regions). Они всесторонне представляют состояния тела и его
частей в каждый момент времени. Одни карты отображают процессы внутри
организма, другие – внешний мир. Ментальные процессы основаны в подобных
«мозговых картах», поэтому тело надо понимать в широком смысле,
всесторонне, как это удавалось Б. Спинозе. Другими словами, Спиноза
интуитивно предугадал существование природной нейробиологической мудро организованной целостности.
В третьем параграфе первой главы «Феномен телесности в концепциях
М.
Мерло-Понти
психоаналитические
и
А.
Лоуэна»
концепции,
выявляются
которые
феноменологические и
методологически
определили
21
развитие телесно-ориентированного подхода к ментальным и когнитивным
процессам и способствовали утверждению холистического подхода к
рассмотрению синергийной связки тело-сознание-среда.
Автор
проводит
анализ
соотношения телесного и ментального,
представленный в работах мыслителей феноменологического направления:
Э. Гуссерля, М. Мерло-Понти, Ж.-П. Сартра, А. Бергсона, Г. Марселя и
приходит к заключению, что эти авторы связывали изучение проблемы
телесности с исследованием сущности сознания, движения и восприятия. Тело
представляется ими как дуальное образование, лишенное двойственности. Оно
является объектом не только интенционального акта, но и «действующей
интенциональности».
Проанализировав работы М. Мерло-Понти, автор заключает, что в
формировании первичных смыслов активную роль играет тело человека, оно
является «органом формирования смыслов». Первичным опытом, согласно
М. Мерло-Понти, является опыт чувственного восприятия, который он
называет «причащение к миру». Здесь еще нет субъект-обьектных отношений,
мир и сознание слиты в единое целое; здесь мир дан нам не как объект, а как
среда обитания. В непосредственном опыте нам не даны нейтральные чистые
качества, т.е. качества уже наделены значением. Чувственные данные – это не
просто чувственные качества, они – нечто большее. В данном контексте автор
заключает, что чувственный опыт является анонимным опытом, т.е. значения
даны здесь без участия нашего Я, без нашего контроля, это безличный опыт.
Тело создает значение. Оно обладает интенциональностью. Опыт тела – это
способ отношения к миру.
Далее автор анализирует роль тела в психоанализе. Соискатель отмечает,
что 3. Фрейду удалось выявить значимую роль бессознательных интенций
родом из младенчества в дальнейшей жизни человека. Психоаналитическая
реальность человеческого тела выстраивается как история человека, его
«грехопадения» и искупление греха в психоаналитическом опыте, а тело во
многом обусловило человеческую психику. Данный результат исследования
22
З. Фрейда, суть которого состоит в том, что патологический телесный опыт
понимается как знаково-символическая форма в рамках полученного человеком
опыта социализации, лежит в основе множества современных вариантов
психоаналитической интерпретации телесности. Наиболее известными в
настоящее время направлениями телесно-ориентированной психотерапии
является: психология тела В. Райха и биоэнергетический анализ А. Лоуэна.
В. Райх впервые обратил внимание на физические аспекты характера индивида
в особенности те, которые он назвал «мышечным панцирем», связав, таким
образом, постоянные мышечные напряжения в теле с характером человека и
типом защиты от болезненного эмоционального опыта. В дальнейшем А. Лоуэн
развил идеи характеро-аналитической вегетотерапии своего учителя и создал
собственный метод биоэнергетического анализа.
Автор полагает, что развитие феноменологических и психоаналитических
исследований феномена телесности делает очевидным, что изучение сферы
телесного очень важно для понимания ментального. Проведенный автором
концептуальный
анализ
продемонстрировал,
что
феноменология
тела
М. Мерло-Понти и телесно-ориентированная психотерапия А. Лоуэна являются
методологическим
основанием
телесно-ориентированного
подхода
к
ментальным процессам в философской антропологии.
Изучение работ А. Лоуэна демонстрирует, что в современной философии
и философской антропологии интенсивно реабилитируется человеческое тело.
А. Лоуэн превосходно показал взаимосвязь тела и сознания в рамках
современных философских дискуссий. Однако некоторая "ограниченность" его
подхода видится в том, что он элиминировал проблемы духа, сводя целостность
человека только лишь к телесности и психическим реакциям.
Резюмируя представления о человеческой целостности в телесноориентированной терапии, автор выделяет несколько способов ее обретения.
1. Человек имеет возможность преодолеть страдание, обрести согласие и
понимание с самим собой, ближайшим окружением и природой. 2. Устремиться
к трансценденции, другими словами, выйти за границы чисто природного
23
существования. Такой путь отрывает человека от природы, но, одновременно с
этим, способствует отысканию гармонии и единства с миром. Эти два пути
достижения целостности, по мнению автора, можно дополнить еще одним:
развитием способности современного человека к телесному вовлечению в
окружающий мир. Ведь в полной мере постичь, собственной кожей ощутить,
человек способен исключительно то, в проживание чего вовлечена всецело его
телесность, а не только ментальность и дух.
Во второй главе «Идея «воплощенного ума» в контексте конвергентного
развития
НБИКС
(нанотехнологий,
биотехнологий,
информационных,
когнитивных, социогуманитарных технологий)» детальному осмыслению
подвергаются понятия ментального и телесного в рамках идеи «воплощенного
ума» (М. Джонсон, Дж. Лакофф). Делается попытка соотнесения основных
положений идеи «воплощенного ума» и концепции энактивизма с задачами
конвергентного развития НБИКС, главным образом, в области перспектив
технологической трансформации человеческой телесности и ментальности.
В первом параграфе «Ментальное и телесное в рамках идеи
«воплощенного ума» (М. Джонсон, Дж. Лакофф)» автором систематизированы
основные
положения
идеи
«воплощенного
ума»,
уточнены
ее
основополагающие понятия, сделана попытка ввести их в научный оборот
постнеклассической
философской
антропологии,
проанализированы
феноменальный и психологический аспекты понятия «ментальное», проведен
обзор работ, в которых отражены основные положения идеи воплощения.
Автор выявляет, что воплощенная (или отелесненная) философия
(еmbodied philosophy), содержание которой раскрывается в англоязычной
литературе в понятиях отелесненный (воплощенный) ум/познание/разум (the
embodied mind, embodied cognition, etc.), далее здесь – идея «воплощенного
ума» – опирается, главным образом, на исследования когнитивистов второй
волны Дж. Лакоффа и М. Джонсона. Сторонниками данного научного
направления являются Ф. Варелла и У. Матурана. Это направление совместимо
24
с некоторыми исследованиями в нейрофизиологии, например, теория сознания
В. Рамачандрана, Дж. Эдельмана и А. Дамазио.
Проанализировав взгляды сторонников идеи «воплощенного ума»,
соискатель раскрывает позицию, согласно которой разум может быть понят во
многом благодаря телу. Понятийное мышление физически воплощено в теле и
мозге. Воплощенность разума предполагает не только то, что для мышления
необходим мозг. Разум обусловлен физической природой и телесным опытом.
Именно в этом смысле следует понимать фундаментальную воплощенность
человеческого разума. «Воплощенная философия» получила широкое развитие
не только в философии, психологии, когнитивной науке, но и оказывает
большое влияние на политику, стратегию «зеленых экономистов» и их поиск
«воплощенной»
или
«уважающей
тело»
политической
экономии.
Представление о «воплощенном уме» повлияло на развитие антиглобалистских
движений.
Идея «воплощенного ума», по мнению автора, созвучна концепции
энактивизма, как «совокупности теоретических представлений, которые
коренятся в биоэпистемологии (натуралистической эпистемологии), поскольку
энактивизм рассматривает сознание и его функции в контексте понимания
сложности живого и природы сложных формообразований в мире» 6.
Завершая работу над данным разделом диссертации, автор приходит к
следующим выводам:
1.
В широком спектре определений термина «ментальное» целям
нашего исследования соответствует принятие того, что в понятии «ментальное»
следует различать феноменальный и психологический аспекты. Взяв в качестве
рабочего определения ментального феноменальное понятие – осознано
переживаемые состояния, сознательный опыт, который характеризуется тем, как
он чувствуется, а не тем, что он делает; мы осуществили выход на «трудную
часть» (феноменальный аспект) проблемы соотношения ментального и
Князева Е.Н. Энактивизм: концептуальный поворот в эпистемологии // Вопросы философии. 2013. № 10.
С. 91; Thompson E. Sensorimotor Subjectivity and the Enactive Approach to Experience // Phenomenology and the
Cognitive Sciences. 2005. Vol. 4.
6
25
телесного. При этом наличие конвергенции феноменальных и психологических
свойств подводит нас к мысли о глубоком сочленении между ними.
Систематизация теоретических положений, составляющих идею
2.
«воплощенного ума», а также тщательный анализ пяти измерений человеческого
воплощения убедительно демонстрирует доказательность представления,
согласно которому разум может быть понят во многом благодаря телу.
Понятийное мышление физически воплощено в теле и мозге. Разум человека
обусловлен физической природой и телесным опытом. Именно в этом смысле
следует понимать фундаментальную воплощенность человеческого разума. Мы
разделяем позицию, согласно которой телесность понимается в широком смысле
как единство пяти измерений: биологический организм, экологическое тело,
феноменологическое тело, социальное тело, культурное тело.
Сопоставление основных положений идеи воплощения с трудной и
3.
легкой (феноменальной и психологической) частью проблемы соотношения
телесного и ментального демонстрирует то, каким образом тело и измерения
телесного
могут
определять
содержание
абстрактных
понятий;
детерминировать то Что, и то Как мы познаем, мыслим, чувствуем и делаем.
Раскрытие понятий «воплощенное познание» и «воплощенный
4.
разум» указывает на то, что идея воплощения гармонично совмещает в себе
естественнонаучное содержание (в лоне которого она сформировалась) и
специфику
наук
гуманитарного
спектра.
Применительно
к терминам
воплощения нельзя дать однозначную оценку их «феноменальности» или
«психологичности».
Основные
понятия
идеи
«воплощенного
ума»
демонстрируют, как именно физическая система способна порождать
сознательный опыт.
В данном параграфе автор систематизировал и адаптировал идеи
Д. Чалмерса, Дж. Лакоффа, М. Джонсона и К. Фрита с главной целью –
определить, к какой части проблемы соотношения телесного и ментального
можно
отнести
идею
«воплощенного
ума»:
феноменальной
или
психологической (трудной или легкой)? Автор показал, что применительно к
26
терминам воплощения нельзя дать однозначную оценку их «феноменальности»
или «психологичности», так как здесь мы имеем дело с изначально
комбинированными понятиями, например, «ощущение», «чувство», «эмоция»,
«переживание», «телесный опыт» и др. Кроме того, само разделение на
психологическое и феноменальное сродни разделению на духовное и телесное,
когнитивное и аффективное и т.д. По мнению автора, такое разделение
изначально несостоятельно и не приводит ни к чему, кроме создания
искусственных границ, затрудняющих целостное видение явления или
процесса. Аргумент автора в пользу того, что идея «воплощенного ума» имеет
дело с осознанным переживанием ментального состояния, а потому относится
скорее к «трудной» части проблемы соотношения ментального и телесного,
состоит в следующем. Идея воплощения убедительно демонстрирует, как
именно физическая система способна зарождать сознательный опыт. Другими
словами, как тело и измерения телесного могут определять содержание
абстрактных понятий; детерминировать то Что, и то Как мы познаем.
Во втором параграфе «Технологическая трансформация человеческой
телесности и ментальности в контексте НБИКС-конвергенции» рассмотрена
ситуация, где человек стремится трансформировать тело изнутри благодаря
нано-, био-, инфо-, когнитивным и социогуманитарным технологиям; и в то же
время стремится «выносить границы» своего тела наружу через технологии
Гибридной реальности и панкоммуникации, как тотальной межсвязности, где
любое явление, система или процесс физического/ментального мира могут быть
связаны как между собой, так и с любым виртуальным и цифровым «объектом».
Автор отмечает, что междисциплинарные исследования в области
философии в настоящее время оперируют новым концептом, таким как
«конвергирующие
технологии».
Данный
концепт
предполагает
синергетическое взаимодействие между различными областями научного
знания: нейронаукой и философией, когнитивистикой и нейрофизиологией,
нанотехнологиями и науками о человеке и т.д.
27
При этом обсуждение конвергирующих технологий становится серьезной
площадкой для гипотез и исследований, направленных на прогнозирование
будущего. Такое понимание конвергирующих технологий стало развиваться в
тесной связке с НБИКС-технологиями, в развитии которых различены два
вектора. Как справедливо отмечает В. Аршинов, первый предполагает
синергийную взаимосвязь указанных технологий, что в недалеком будущем
обещает «…глобальную трансформацию самого способа развития человеческой
цивилизации в целом…Что же касается второго, то он акцентирует внимание на
проблеме
«улучшения
(improving
human
человека»,
performance),
«человеческой
или
«расширения
функциональности»
человека»
(human
enhancement)»7. Это вызвало энтузиазм сторонников трансгуманистических
идей (Р. Курцвейл, В. Виндж, Н. Бостом и др.), которые увидели в ней
перспективу и инструмент создания постчеловеческих существ нового типа.
Из
манифестов
и
статей
приверженцев
трансгуманизма
ясно
просматривается мысль о том, что в недалеком будущем на смену человеку
придет постчеловек. Сама идея не нова, т.к. еще в 50-х годах прошлого
столетия в современном звучании поднималась в трудах Дж. Хаксли. В
современном трансгуманистическом дискурсе о «постчеловеке» нередко
используются понятия «трансчеловек» и «новый человек». При этом сам
термин «постчеловек» является условным и не несущим положительной
семантики8. Но ясно, что «постчеловек» – это новый феномен, порождаемый на
современной стадии развития технокультуры.
По расчетам экспертов, к середине века наша цивилизация может выйти
на рубеж «сингулярности» (А.П. Назаретян), за которым следует или
деградация, или переход на качественно новый уровень развития. Это
Аршинов В.И. Глобальное будущее 2045 / Конвергентные технологии (НБИКС) и трансгуманистическая
эволюция. Под ред. проф. Дубровского Д.И. М.: ООО «Издательство МБА», 2013. С. 96 – 97. Автором
отмечается, что англоязычные термины в скобках приводятся из-за необходимости указать на проблему
неадекватности их перевода на русский язык. В данном случает в англоязычных текс тах второй термин часто
трактуется как конкретизация первого с пояснением, что речь идет о технологическом приращении и
модификации человеческой телесности и интеллекта.
8
Хоружий С.С. Проблема постчеловека, или трансформативная антропология глазами синергийной
антропологии // Философские Науки. 2008. №2. С. 21.
7
28
заставляет мыслителей разного толка искать пути изменения гибельной
траектории развития цивилизации9. Один из таких путей, согласующийся с
конвергентным
развитием
НБИКС
–
трансгуманистический
вариант
преобразования человека и общества. В этой связи ряд крупных ученых
выдвинули идею сохранения жизни и разума путем их переноса на другой,
небиологический носитель. Начаты серьезные исследования и технические
разработки в этом направлении.
В этой связи, автор акцентирует внимание на том, что развитие
современного
научно-технического
социогуманитарной
составляющей,
знания
предполагает
призванной
выполнять
приоритет
функции
предвидения, этического обоснования, социального контроля на каждой стадии
исследований взаимосвязи человеческой телесности и ментальности в контексте
трансгуманистических преобразований; а так же необходимость применения
междисциплинарного подхода к изучению сложных процессов и явлений в
системе НБИКС.
Автор высказывает предположение, что в содержательном плане идея
«воплощенного ума», равно как и проект создания Гибридной реальности
проистекает из имманентной потребности человека в телесном вовлечении в
окружающий мир, где нет четкой границы тел, отделяющей внутреннее от
внешнего,
где
ничто
не
мешает
физическому
смешению
и
взаимопроникновению; где тело – проводник, интерфейс, с помощью которого
осуществляется связь внутреннего и внешнего миров, связь сознания со средой.
Возможно, что человек пользует этот интерфейс (биологическое тело) далеко
не на полную мощность и знает очень мало о возможностях, которые
предоставляет тело. Но если согласиться с М. Джонсоном в том, что у
человеческого
тела
есть,
как
минимум,
пять
измерений (тело
как
биологический организм, экологическое тело, феноменологическое тело,
9
Назаретян А.П. Нелинейное будущее. Мегаисторические, синергетические и культурно -психологические
предпосылки глобального прогнозирования. М.: Издательство МБА, 2013. 440 с.; Степин В.С. Цивилизация и
культура. СПб.: СПбГУП, 2011. 407 с.; Хоружий С.С. Проблема постчеловека, или трансформативная
антропология глазами синергийной антропологии// Философские Науки. 2008. №2. С. 10 – 31 и др.
29
социальное тело, культурное тело), каждое из которых представляет собой
океан смыслов; то возникает вопрос, сможем ли мы воспроизвести эти смыслы,
создать их удачную полную копию для того, чтобы впоследствии пересадить
сознание (если, конечно, будет найден ответ на вопрос, что есть сознание) на
небиологический субстрат? Может ли проект Гибридной среды стать
совершеннее мудро-организованной целостности «тело-сознание-среда»?
Не получится ли так, что в попытке освободиться от «оков» бренного
изнашиваемого тела, мы утратим и нечто очень важное? Ведь как справедливо
отмечает
В.С.
Степин,
«человеческая
культура
глубинно
связана с
человеческой телесностью и первичным эмоциональным строем, который ею
продиктован… Биологические предпосылки – это не просто нейтральный фон
социального бытия, это почва, на которой вырастала человеческая культура и
вне которой невозможны были бы состояния человеческой духовности» 10.
На
протяжении
всего
междисциплинарного
исследования
автор
демонстрирует, как предпосылки, связанные с человеческой телесностью,
обусловливают сферу ментального. Для этого соискатель обращается к
гомеровскому эпосу; представлениям о ценности тела в эпоху греческой
классики; к идее диссоциированности человека, привнесенной библейским
сюжетом грехопадения; к спинозовской трактовке телесности, прослеживаемой
в
некоторых
современных
концепциях
нейрофизиологов;
к
идее
«воплощенного ума», развиваемой когнитивистами второй волны. В каждом из
этих сюжетов автору удалось обнаружить теоретические и эмпирические
данные, подводящие к мысли о глубинной телесной обусловленности
ментальных процессов, а также необходимости выявления еще непознанных
возможностей человеческого тела.
Без этих шагов продуктивное постижение процессов коэволюции тела,
сознания и среды, по мнению автора, не представляется возможным.
Степин В.С. Перелом в цивилизационном развитии. Точки роста новых ценностей / Конвергентные
технологии (НБИКС) и трансгуманистическая эволюция. По д ред. проф. Дубровского Д.И. М.: ООО
«Издательство МБА», 2013. С. 19.
10
30
В заключении подводятся итоги исследования, делаются выводы
относительно проведенного философско-антропологического анализа телесной
обусловленности
метальных
процессов
в
условиях
новейших
антропотехнологических преобразований.
В приложении помещен авторский перевод статьи M. Johnson. What
Makes a Body? Rediscovering the Body (М. Джонсон. Что составляет тело?
Открываем тело заново) // Journal of Speculative Philosophy, Vol. 22, No. 3, 2008.
По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:
Публикации в изданиях, включенных в перечень ВАК РФ:
1.
Чапны
Е.В. Идея телесной опосредованности когнитивных
процессов // Гуманитарные и социальные науки. 2013. № 1. (0,1 п.л.)
2.
Чапны Е.В. Идея телесного вовлечения в окружающий мир в научном
наследии А.Ф. Лосева // Гуманитарные и социальные науки. 2013. № 2. (0,3 п.л.)
3.
Чапны Е.В. Антропологический кризис и поиски путей его
преодоления: процесс коэволюции тела, сознания и среды // Научная мысль
Кавказа. 2014. №2. (0,7 п.л.)
4.
Чапны Е.В. Конвергенция телесного и ментального в спинозовской
трактовке // Гуманитарные и социальные науки. 2015. №3. (0,5 п.л.)
Опубликованные автором монографии:
5.
Чапны Е.В. Телесные глубины ментальных процессов. AP
LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. KG Saarbrücken Dudweiler
Landstraße 99,
66123 Saarbrücken, Germany. 2013. 152 с.
ISBN 978-3-659-
48882-5. (7,0 п.л.)
Статьи, тезисы докладов и публикации в иных изданиях:
6.
Чапны Е.В. Компьютерная метафора в когнитивной науке: «за» и
«против»/ Актуальные методологические проблемы научного познания:
сборник научных и методологических работ. Вып. I. Ростов-на-Дону: Изд-во
ЮФУ, 2009. (0,2 п.л.)
31
7.
Чапны Е.В. Анализ компьютерной метафоры в современных
когнитивных исследованиях / Молодежь XXI века: будущее российской науки.
Сборник тезисов. Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2009. (0,2 п.л.)
8.
Чапны Е.В. Проблема телесного опосредования сознания в
концепциях Б. Спинозы, Э. Ильенкова и А. Дамазио // Материалы V Российского
философского конгресса. Новосибирск: Изд-во НГУ, 2009. (0,1 п.л.)
9.
Чапны Е.В. Телесное опосредование сознания в концепции
Э.В. Ильенкова // Ильенковские чтения – 2009. Э.В. Ильенков и перспектива
развития гуманистической мысли. XI Международная конференция: Часть 2:
Материалы конференции/ Под ред. Г.В. Лобастова. М.: МИЭТ, 2010. (0,4 п.л.)
10.
Чапны Е.В. Телесность как базовый компонент сознания //
Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ –
2010» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев,
А.В. Андриянов. М.: МАКС Пресс, 2010. (0,2 п.л.)
11.
Чапны
Е.В.
Проблема
телесных
детерминант
сознания
//
Когнитивные исследования на современном этапе: КИСЭ-2010: материалы
Первой Международной научной конференции. Ростов-на-Дону: ИПО ПИ
ЮФУ, 2010. (0,4 п.л.)
12.
Чапны
Е.В.
Проблема
воплощенности
ума
в
телесных
"исполнительных элементах" (по данным англо-американской философии) //
Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ2011» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев,
А.В. Андриянов. М.: МАКС Пресс, 2011. (0,2 п.л.)
13.
Чапны
Е.В.
Эволюция
философско-эпистемологических
представлений о связи телесности и сознания субъекта // Новое понимание
субъектности в различных контекстуальных полях. Сборник научных
трудов/отв. ред. проф. А.М. Старостин, проф. Т.Г. Лешкевич. Ростов-на-Дону:
ЮРИФ РАНХиГС, 2011. (0,4 п.л.)
14.
Чапны Е.В. Проблема телесности в современных философских
концепциях // Когнитивные исследования на современном этапе: КИСЭ-2011:
материалы Второй Международной научной конференции. Ростов-на-Дону:
ИПО ПИ ЮФУ, 2011. (0,3 п.л.)
32
15.
Чапны Е.В. Основные идеи современной когнитивистики в научном
наследии Е.Я. Режабека / Материалы круглого стола Круглый стол» на тему:
Ростовская философская школа: вчера, сегодня, завтра (Ростов-на-Дону, 15-16
ноября 2012г.). Ростов-на-Дону: ЮРИФ РАНХиГС, 2012. (0,3 п.л.)
16.
Чапны Е.В. Человеческая телесность – ключ к изучению сферы
сознания (поиск методологических оснований) / Материалы Всероссийской
молодежной научной школы «Эффективная работа над диссертацией». Ростовна-Дону: Изд-во ЮФУ, 2012. (0,4 п.л.)
17.
Чапны Е.В. Нейрофизиологическое объяснение познавательной
деятельности в концепции воплощенного ума (Дж. Лакофф, М. Джонсон) /
Философия в современном мире: диалог мировоззрений: Материалы VI
Российского философского конгресса (Нижний Новгород, 27-30 июня 2012г.) В 3
томах. Т.1. Н. Новгород: Изд-во Нижегородского государственного университета
им. Н.И. Лобачевского, 2012. (0,1 п.л.)
18.
Chapny Е. Corporal and linguistic depths of cognitive processes / 23rd
World Congress of Philosophy. Athens, 2013. (0,1 п.л.)
19.
Chapny Е., Arshinov V. Intersubjectivity and complexity in human
enhancement problem / 23rd World Congress of Philosophy. Athens, 2013. (0,1 п.л.)
20.
Чапны Е.В. Телесные детерминанты ментальных процессов //
Глобальное
будущее 2045: антропологический кризис.
Конвергентные
технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы первой всероссийской
конференции, Белгород, 11 – 12 апреля 2013г. / Под.ред. Д.И. Дубровского,
С.М. Климовой. М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014. (0,4 п.л.)
21.
Чапны Е.В. «Будущее культуры» VS «Культура будущего»:
тенденции и перспективы (философско-антропологический аспект). Культура
как фактор развития общества, государства, личности. Ростов-на-Дону: Изд-во
СКНЦ ВШ ЮФУ, 2014. (0,3 п.л.)
22.
Чапны Е.В. Телесная обусловленность когнитивных процессов в
контексте теории сложности /Философия. Толерантность. Глобализация.
Восток и Запад – диалог мировоззрений: тезисы докладов VII Российского
философского конгресса (г. Уфа, 6-10 октября 2015 г.). В 3-х т. Т.III. Уфа: РИЦ
БашГУ, 2015. (0,1 п.л.)
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
11
Размер файла
619 Кб
Теги
процессов, ментальным, антропологический, аспекты, обусловленность, телесная, философские
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа