close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Когнитивно-поведенческие предикторы социально-психологической адаптации студентов первокурсников к вузу (на примере российских и китайских студентов)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Лю Цзинцзин
КОГНИТИВНО-ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ПРЕДИКТОРЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ
АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ ПЕРВОКУРСНИКОВ К ВУЗУ
(НА ПРИМЕРЕ РОССИЙСКИХ И КИТАЙСКИХ СТУДЕНТОВ)
Специальность:19.00.07— педагогическая психология
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата психологических наук
Санкт-Петербург
2016
Диссертация выполнена в Санкт-Петербургском государственном университете.
Научный руководитель:
кандидат психологических наук, доцент
Петанова Елена Ивановна, доцент
кафедры психологии и педагогики личностного
и профессионального развития ФГБОУ ВО
«Санкт-Петербургский государственный университет»
Официальные оппоненты:
доктор психологических наук, профессор
Соловьева Светлана Леонидовна, Заведующая кафедрой
общей, медицинской психологии и педагогики ФГБВОУ
ВО «Северо-Западного государственного медицинского
университета им. И.И. Мечникова»
кандидат психологических наук, доцент
Федоткина Ирина Викторовна, доцент НИЛ
профессионально психологической экспертизы НИО
Медико-психологического сопровождения НИЦ ФГБВОУ
ВО «Военно-Медицинская Академия им. С.М. Кирова».
Ведущая организация:
Федеральное государственное бюджетное образовательное
учреждение высшего образования «Российский
государственный педагогический университет им.
А.И. Герцена»
Защита состоится «
» ________2017 года в ______ часов на заседании диссертационного
совета Д 212.232.39 при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу:
199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, 6, факультет психологии, ауд. ________.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького СанктПетербургского государственного университета по адресу: Университетская наб., 7/9 и на
сайте https://disser.spbu.ru/.
Автореферат разослан « » ____________2016 г.
Учёный секретарь диссертационного совета
Зиновьева Е.В.
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Актуальность исследования состоит в выявлении
функциональной роли когнитивно-поведенческих характеристик студентов-первокурсников
(коммуникативной толерантности, самоуправления и копинг-стратегий) как предикторов
социально-психологической адаптации у российских и китайских студентов-первокурсников,
обучающихся на родине, а также российских студентов, обучающихся за рубежом в Китае.
Выявление функциональных связей между предикторами и адаптивностью позволит
прогнозировать и учитывать в процессе социально-психологической адаптации
психологические барьеры, а также позволит достичь большей конкретности в
психологическом сопровождении адаптации к вузу студентов-первокурсников.
Проблема адаптации студентов в начале вузовского обучения занимает одну из
значимых позиций популярности в темах психолого-педагогических научных работ
(Сиомичев А.В.,1985; Ронгинская Т.И.,1987; Бабахан Ю.С.,2003; Жаренкова А.А., 2005;
Жукова В.Ф., 2007; Федорова Е. Е.,2007; Безюлева Г.В.,2008; Мещеряков Б.Г., Соболев
Г.И.,2009; Нгуен Тхи Чам Ань, 2009; Осипчукова Е.В., 2009; Дубовицкая Т.Д., Крылова А.В.,
2010; Виноградова Г.А., Мысина Т.Ю., 2011 и др.).
Не менее значима для современной психологии проблема толерантности, как качества
личности, характеризующего степень личностной и социальной зрелости человека.
Российскими учеными изучению толерантности студента в условиях образовательной среды
вуза уделяется должное внимание (Комогоров П. Ф., 2000; Толстикова С.Н., 2001;
Виноградова Е.Г., 2002; Головатова Л.В., 2006; Цуканова А.П., 2006; Углова Т.В., 2009;
Скрябина О.Б., 2010; Чекмарева Т.Н., Е.В. Фалунина Е.В., 2013; Ананьева Е.П., 2014 и др.).
Однако, несмотря на то, что изучение толерантности в связи с адаптацией студентов,
несомненно, актуально, информация о научных работах по этому направлению (по
сведениям российских и китайских научных источников), ограничена диссертационным
исследованием А.П. Цукановой (2006): «Толерантность в структуре социальнопсихологической адаптации личности (на примере студентов)», но в этой работе когнитивноповеденческие характеристики личности студента не изучались.
Ситуация начала вузовского обучения для студентов всех стран похожа - с поступлением
в вуз у бывших школьников происходят изменения. Какой бы ни была предметная область
профессионального обучения студента, его социально-психологическая адаптация
складывается из конкретных адаптаций: к условиям жизни; к образовательному процессу; к
роли студента, принципам и нормам коммуникации с субъектами образовательной среды, к
учебной деятельности (Чень Хуйчан, 1999; Цзя Сяобо, 2001; Ли Цайна, Чжоу Вэй, 2009).
Китайский автор Ван Шишен в своих работах доказывает, что социальная адаптация
является основной ситуацией человеческой жизни, но наиболее изученной формой
адаптации следует считать адаптацию личности в условиях стресса, когда человек
сталкивается с давлением конкретных сложных условий, при этом старается отрегулировать
свои скрытые ресурсы, изменить отношение между собой и окружающей средой, уменьшить
эмоциональное напряжение, и, тем самым, восстанавливает психологический баланс и
гармоничные отношения между собой и окружающей средой (Ван Шишен, 2003). Для части
студентов адаптация в образовательную среду вуза сопровождается описанной
психологической динамикой. Другой китайский психолог Лу Сефэн (2003) определяет
"адаптацию" как: индивидуальную инициативу личности настроить свое физическое и
4
психическое состояние, в соответствии с требованиями социальных условий, чтобы
получить лучшие возможности для развития.
В нашем понимании, китайские психологи подчеркивают значение когнитивноповеденческой регуляции в процессе гармонизации отношений личности с социальной
средой. В свою очередь, то, в какой степени адаптация российских и китайских студентовпервокурсников взаимосвязана с когнитивно-поведенческими регуляторными качествами
личности (коммуникативной толерантностью, самоуправлением, стратегиями совладания)
характеризует содержание процесса адаптации и адаптационные ресурсы этих студентов.
В последнее время в российских вузах происходит переход от адаптивнодисциплинарной модели унифицированного образования к личностно-центрированной,
направленной на развитие индивидуальных качеств личности студента (Э.Ф. Зеер; Т.П.
Браун, с.5). В новой парадигме российского вузовского образования приоритетными
смыслами являются развитие самостоятельности, креативности, научно-исследовательского
потенциала, а также коммуникативной толерантности студентов в образовательной среде
вуза (А.Г.Асмолов, Г.В.Безюлева, Н.В.Бордовская, Э.Ф. Зеер, И.А.Зимняя и др.). В
китайской вузовской образовательной системе целью является формирование у студента
профессиональной компетентности, что отражается на организации учебного процесса и
стилях взаимодействия преподавателей вуза со студентами. Специфику китайской
образовательной системы приходится осваивать также и российским студентам,
получающим профессиональное образование в Китае. Однако отсутствие научной
информации о том, какие именно поведенческие ресурсы активируются у российских
студентов при адаптации к китайским вузам, не позволяет использовать психологопедагогические средства поддержки для этих студентов.
В ряде современных исследований, выполненных в России, показано, что
коммуникативная толерантность, как структурный элемент является частью социального
интеллекта, определяет содержание поведенческой стилистики студентов (Батурина О. С.,
2009; Хмелева О.Г, 2010; Углова Т.В., 2008 и др.). Коммуникативная толерантность
предполагает готовность личности принять других людей такими, какие они есть, и
взаимодействовать с ними на основе стремления к сотрудничеству. Более того,
«толерантность является важным компонентом жизненной позиции зрелой личности,
имеющей свои ценности и интересы, готовой, если потребуется, их защищать, но
одновременно с уважением относиться к позиции и ценностям других людей». (Декларация
принципов толерантности, 2002. С.12-18).
Проблемы адаптивности и толерантности студентов в китайской психологической
науке менее изучены, по сравнению с российской психологией, однако можно указать
выделенную ими теоретически и практически значимую информацию по этой проблематике.
Так коммуникативная толерантность как свойство личности китайских студентов была
предметом исследования Чжэнжичан, выявившего, что ее уровень у китайских студентов не
высокий. Также благодаря исследованиям Лю Шу, Чжэнжичан, Баолэйпин, Фаньгохуа,
Лицзяци, Чжансюйдун получена информация о психологических факторах и условиях,
влияющих на формирование коммуникативной толерантности личности. Однако о
толерантности студентов, адаптирующихся к обучению в вузе, в китайских психологических
источниках информации мы не нашли.
Ранее были выполнены исследования, в которых сравнивались психологические
характеристики российской и китайской выборок и была выделена социо-культурная
специфика: в поведенческих стилях организации взаимоотношений (Гао Юнчень, 2006), по
5
стилям поведения в конфликтной ситуации, по операциям самоуправления и
фрустрационной толерантности (Лю Ц., 2013). Но кросс-культурная специфика в связи с
предикторами социально-психологической адаптации студентов-первокурсников к вузу
ранее не изучалась.
Многие ученые считают адаптацию к вузовскому обучению сложной ситуацией,
требующей значительного психического напряжения самоуправления (Пейсахов Н.М, 1991;
Габдреева Г. Ш., 1990; Мешкова И.Б, 2015; Колобанов А.С., 2015) а также копингмеханизмов личности (Коржова, 2000; Крюкова, 2008; Муздыбаев, 1998; Нартова-Бочавер,
1997; и др.). Также известно, что позитивное преодоление ситуационных сложностей
детерминируется степенью сформированности коммуникативной толератности (Цуканова
А.П., 2006; Лин Сюе, 2009). Однако, нам не известны исследования, в которых была бы
изучена взаимосвязь толерантных установок, операций самоуправления и копинг-стратегий
студентов при адаптации на начальном этапе вузовского обучения.
Анализ исследований по данной проблеме позволяет выявить требующие своего
разрешения противоречия:
-между достигнутым в педагогической психологии уровнем научных знаний о
студентах-первокурсниках: структуре, внешних и внутренних факторах их адаптации к
обучению в вузе; о коммуникативной толерантности, как значимой составляющей
структуры социально-психологической адаптации; о выраженности копинг стратегий на
разных этапах обучения в вузе; о самоуправлении студентов и недостаточной изученностью
детерминаций указанных функциональных качеств студента;
- между объективной необходимостью в конкретных рекомендациях студентам–
первокурсникам по оптимизации процесса адаптации к образовательной среде вуза и
функциональной значимостью конкретных личностных предикторов, детерминирующих
формирование адаптивности у студентов;
- между объективной необходимостью в знаниях о социокультурной специфике
адаптации к вузу российских и китайских студентов и степенью изученности этой
специфики.
Поиск путей разрешения этих противоречий позволил определить проблему
исследования, суть которой в том, что современная педагогическая психология испытывает
потребность в уточняющих сведениях о функциональной роли предикторов социальнопсихологической адаптации к вузу студентов-первокурсников; а также о специфике
социально-психологической адаптации к вузу российских студентов, обучающихся за
рубежом, например, в Китае. Это, в свою очередь, требует выделить социокультурную
специфику взаимосвязей предикторов и социально-психологической адаптации китайских и
российских студентов, обучающихся на родине.
Цель исследования: изучение когнитивно-поведенческих предикторов социальнопсихологической адаптации к вузу российских и китайских студентов первокурсников
Объект исследования: социально-психологическая
адаптация к вузу российских и
китайских студентов-первокурсников.
Предмет исследования: социокультурная специфика проявления толерантных установок,
самоуправления и копинг-стратегий в ситуации социально-психологической адаптации
китайских и российских студентов, обучающихся на родине, и российских студентов,
обучающихся в китайских вузах.
Основная гипотеза:
6
коммуникативная толерантность, операции самоуправления и активные копинг-стратегии
выполняют функцию «предикторов» социально-психологической адаптации студентовпервокурсников.
Дополнительные гипотезы.
- структура и степени выраженности предикторов социально-психологической адаптации
студентов к вузу зависит от социокультурных (российских и китайских) условий вузовского
обучения;
- структура и степень выраженности качеств личности, характерных для «адаптивной
личности», у российских и китайских студентов содержит социокультурную специфику;
- гендерная специфика имеет место в выраженности когнитивно-поведенческих предикторов
и характеристиках социально-психологической адаптации китайских и российских студентов
(обучающихся на родине и за рубежом).
Задачи исследования:
1. с помощью теоретического анализа российских, китайских и зарубежных исследований
конкретизировать содержание комплекса когнитивно-поведенческих предикторов
социально-психологической адаптации студентов-первокурсников, обучающихся на родине,
и за рубежом;
2. эмпирически определить общее и специфическое в структуре комплекса когнитивноповеденческих предикторов адаптивности (коммуникативная толерантность, операций
самоуправлении, стратегий совладания) российских и китайских студентов-первокурсников,
обучающихся на родине и российских студентов, обучающихся в китайских вузах;
3. определить характерную для российской и китайской выборки студентов-первокурсников,
обучающихся на родине, форму адаптации; общие и различающиеся факторные компоненты;
4. выявить качества личности, характеризующие «адаптивного студента», в группах
российских и китайских студентов, обучающихся на родине;
5. изучить гендерную специфику в показателях российских и китайских студентовпервокурсников;
6. разработать модели, отражающие взаимосвязи когнитивно-поведенческих предикторов и
адаптивности российских и китайских студентов-первокурсников, обучающихся на родине и
российских студентов, обучающихся в китайских вузах.
Методы исследования. В ходе исследования в соответствии с его целями и задачами
применялись следующие теоретические и эмпирические методы:
- теоретические ― изучение, отбор и систематизация психологических,
педагогических, философских, социологических материалов по данной проблеме, включая
анализ и прогноз результатов исследования, а также моделирование;
- эмпирические ― наблюдение, психодиагностические методы ― тестирование,
статистический и качественный анализ результатов.
Комплекс психодиагностических методик: 1) изучения характеристик и степени
выраженности адаптивности выполнялось с помощью опросника «Социально-психической
адаптивности» К. Роджерса и Р. Даймонда (шкала СПА, модифицированная А.К. Осницким),
2) изучения степени коммуникативной интолерантности/толерантности определялось
посредством методики В.В. Бойко «Коммуникативная толерантность», 3) степень
выраженности операций самоуправления и интегральной способности самоуправления
измерялась с помощью
личностного опросника «Способность самоуправления»
Н.В.Пейсахова, 4) степень выраженности копинг-стратегий определялась посредством
опросника «Изучение копинг-стратегий» С. Хобфолла в русскоязычной версии
7
Н.Е.Водопьяновой, Е.С.Старченковой.
Эмпирическая база исследования. Базой исследования являлись СанктПетербургский государственный университет и Пекинский государственный университет. В
психологической диагностике участвовало 312 респондента, из них 155 российских
студентов-первокурсников и 157 китайских студентов-первокурсников (из которых 30
человек приняли участие в пилотажном исследовании, целью которого был перевод и
апробация психодиагностических методик на китайский язык).
Наиболее существенные и новые научные результаты, полученные лично
соискателем, и их научная новизна состоит в следующем:
Впервые разработаны «модели», в которых определились предикторы социальнопсихологической
адаптивности
коммуникативная
толерантность,
операции
самоуправления и копинг-стратегии, и степень влияния предикторов на адаптивность у
российских и китайских студентов, обучающихся на родине и российских студентов,
обучающихся в китайских вузах.
Определилось, что коммуникативная толерантность как качество личности студента,
является предиктором адаптивности не зависимо от социокультуры, в которой воспитан
студент, и социально-педагогических условий обучения.
Установлена специфика когнитивно-поведенческих предикторов адаптивности у
российских студентов, обучающихся в китайских вузах, по сравнению со студентами СПбГУ,
которая состоит в следующем:
- степень выраженности характеристик адаптивности: (принятие себя, принятие
других, эмоциональная комфортность, внутренний контроль, внешней контроль, ведомость)
значимо меньше, чем у российских студентов СПбГУ; но по стремлению к доминированию
показатели российских студентов, обучающихся в СПбГУ ниже, чем у российских студентов,
обучающихся в Пекине;
- коммуникативная толерантность «положительно» взаимосвязана с адаптивностью
и критерием адаптивности «принятие других»; «отрицательно» взаимосвязана с копингстратегиями «непрямые действия»; «асоциальные действия»; «агрессивные действия» и не
связана с операциями самоуправления; степень функционального влияния коммуникативной
толерантности на адаптивность и копинг-стратегии меньше, чем у студентов, обучающихся
на родине;
- определился более низкий уровень выраженности конструктивных стилей
совладания, чем у студентов, обучающихся на родине;
Между российскими и китайскими студентами, обучающимися на родине, выявлены
различия в формах адаптации в образовательную среду вуза.
Адаптационный процесс российских студентов в большей мере соответствует
«социально-нормативной пассивной» форме адаптации с четырехфакторной структурой,
составленной из: «эмоционально комфортной системы отношений»; «самоуправления»;
«пассивных копингов»; «коммуникативной толерантности и принятия других».
У китайских студентов в адаптационном процессе имеет место «противостояние»
конструктивных и деструктивных тенденций, но процесс можно считать «активной
адаптацией»; в его шестифакторную структуру входят: «контролируемая эмоциональная
адаптация», «планирование адаптационного процесса и контроль результата», «не
конструктивное совладание», «направленность на коммуникации», «нетерпимость к
окружающим - интолерантпость», «уверенное самоутверждение».
8
Установлены различия в качествах «адаптивной личности» у российских и китайских
студентов, адаптирующихся к вузу. Для примерно четверти российских студентов,
адаптирующихся к вузовскому обучению на родине, характерен условно адаптивный тип
личности «позитивный студент», для которого характерны: коммуникативная
толерантность; операции самоуправления: «планирование», «самоконтроль»; копинги
«ассертивные действия», «вступление в социальный контакт», «поиск социальных
контактов». В выборке китайских студентов «адаптивные личности» составляют также
примерно четверть респондентов - они устремлены к «вступлению в социальный контакт»,
«поиску социального контакта», с низким уровнем выраженности копинг-стратегий
осторожные действия и избегание, коммуникативно толерантны.
Теоретическая значимость исследования. Полученную в исследовании
информацию можно оценить как существенное дополнение к сведениям об функциях
когнитивно-поведенческих предикторов социально-психологической адаптации, на примере
адаптации студентов к вузу.
Конкретизирована роль коммуникативной толерантности как основного
предиктора социально-психологической адаптации студентов к вузу.
Уточнено, как социокультурные различия и условия вузовского обучения студентов,
содержательно влияют на операции самоуправления и копинг-стратегии, характерные для
студентов, адаптирующихся к вузу.
Эти сведения информационно обогатили педагогическую психологию взрослых и
психологию вузовского образования.
Практическая значимость исследования
Четыре психодиагностические методики (шкала СПА, модифицированная А.К.
Осницким; «Коммуникативная толерантность» В.В. Бойко; «Способность самоуправления»
Н.В.Пейсахова;
«Изучение
копинг-стратегий»
в
адаптации
Н.Е.Водопьяновой,
Е.С.Старченковой) переведены на китайский язык и апробированы. Теперь составляют
надежное и емкое по информации психодиагностическое дополнение к психологическому
инструментарию, китайских психологов.
Для оценки степени, а также прогнозирования процесса адаптации и адаптационных
трудностей студентов, может быть использована информация: показатели коммуникативной
толерантности, самоуправления, копинг-стратегий и их взаимосвязи.
Содержание психолого-педагогического сопровождения студентов-первокурсников (с
учетом российской и китайской социокультурной специфики) можно выделить по
информации о степени сформированности предикторов социально-психологической
адаптации студентов и о взаимосвязях предикторов.
Сведения из текста диссертации используются в курсе лекций для магистрантов
психологов СПбГУ по курсу: «Основы психотерапевтической и психокоррекционной работы
в образовании», как содержащие информацию о специфике адаптации и адаптационных
сложностях российских студентов, обучающихся за рубежом (на примере, обучающихся в
китайских вузах).
Положения, выносимые на защиту
1. Функции когнитивно-поведенческих предикторов социально-психологической
адаптации студента
выполняют: коммуникативная толерантность, самоуправление,
совладание. Коммуникативная толерантность является основным предиктором социальнопсихологической адаптации, независимо от социокультуры студента и специфических
условий обучения в российском и китайском вузах.
9
2. Адаптивность китайских и российских студентов, обучающихся на родине,
детерминируется разными копинг-стратегиями
и операциями самоуправления.
Предикторами адаптивности российских студентов, обучающихся в китайских вузах,
являются копинг стратегии.
3. У китайских и российских студентов содержательно отличается
«форма
адаптации»: для российских студентов более характерна «нормативно ориентированная
пассивная» форма адаптации, а для китайских студентов – «нормативно-противоречивая,
активная» форма адаптации.
4. Для наиболее адаптивных российских и китайских студентов характерны как
схожие когнитивно-поведенческие качества, так и различия.
5. Выраженность гендерной специфики в качествах личности у российских и
китайских студентов-первокурсников имеет общие тенденции: «внешней контроль»
(качество адаптивности) больше выражен у всех женщин, а операция самоуправления
«прогнозирование» более выражена у всех респондентов мужчин.
Апробация работы и ее внедрение.
Основные материалы исследования докладывались на международных и
межвузовских научно-практических конференциях:
«Психология XXI века» ― научно-практическая конференция студентов и аспирантов
(Санкт-Петербург, 2014, 2015, 2016 гг.).
«Межэтнические столкновения в поликультурной студенческой
среде и пути
их
разрешения» (Санкт-Петербург, 2013).
«Психология – наука будущего» (Институт психологии РАН, Москва, 2013);
Международная конференция «Ананьевские чтения» ―(СПб, факультет психологии СПбГУ:
2013, 2014, 2015, 2016 гг.).
«Инновационный потенциал субъектов образовательного пространства в условиях
модернизации образования». V Международная научно-практическая конференция,
посвященная 100-летию Южного федерального университета. Ростов-на-Дону, 2014 г.
VI российско-китайская конференция по психологии и социальной гармонии Китай, Сучжоу(CPSH 2016), 2016.Psychology and
Материалы диссертационного исследования использованы в проведении лекционных
и практических занятий по теме «Адаптация студента в образовательную среду вуза» по
дисциплине «Психология» для бакалавров первого курса непсихологических факультетов
СПбГУ, а также
в курсе «Основы психотерапевтической и психокоррекционной
деятельности в образовании» для магистрантов психологов СПбГУ.
Основные идеи, содержащиеся в диссертации, отражены в 20 публикациях, 3 из
которых опубликованы в периодических изданиях, рекомендованных ВАК РФ.
Достоверность и надёжность полученных результатов обеспечена теоретикометодологической проработанностью проблемы; использованием взаимодополняющих
методов исследования, адекватных цели, предмету и задачам исследования; применением
апробированных
методик;
репрезентативностью
выборки
(n=312);
корректной
статистической обработкой данных.
Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, выводов,
заключения, списка литературы из 270 источников, (из них 166 –работы на русском языке,
60 – на английском, 44 - на китайском языке). Эмпирические показатели представлены в 28
таблицах, текст работы иллюстрирован 19 рисунками. Объем основного текста – 185 страниц.
Общий объем приложений 19 страниц.
10
Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность темы работы, определяется цель, объект,
предмет, задачи и методы исследования. Сформулированы гипотезы исследования,
показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы. Приводятся
положения, выносимые на защиту.
ГЛАВА 1. Теоретические предпосылки изучения взаимосвязи коммуникативной
толерантности и социально-психологической адаптации студентов.
В параграфе 1.1. выполнен теоретических анализ современных подходов к изучению
социально-психологической адаптации личности в работах российских и китайских
исследователей. Графически отражены библиометрические показатели динамики интереса
российских и китайских ученых к проблеме адаптации за последние четыре года. Выделена
значимость работ наиболее известных российских авторов, которых определили направление
последующих исследований адаптации человека: Ротенберг В.С., Аршавский В.В, 1984;
Березин Ф.Б. 1988; Кузнецов П.В, 1991; Абабков В.А., 2004; Посохова С.Т., 2001; Баранов
А.А., 2000; Розум С.И., 2006; и др.
Отражено направление исследований и содержание работ китайских специалистов по
социально-психологической адаптации личности: поиск критериев для выделения «форм
адаптации» (Ван Шишен, Лу Сефэн, 2003). Например, в соответствии с теорией китайского
психолога Кун Вэйминь (1991), можно выделить активную и пассивную формы адаптации.
По определению этого автора, пассивная адаптация – это процесс, где субъект изменяет
свое поведение или отношение, чтобы соответствовать требованиям внешней среды, такая
адаптация является основным, относительно пассивным подходом к адаптации, его роль как
раз найти баланс взаимодействия со средой; активная адаптация имеет место тогда, когда в
полной мере субъект проявляет инициативу в максимально возможной степени, чтобы
изменить окружающую среду в соответствии с потребностями его собственного развития; в
такой адаптации отражаются потребности и цели субъекта адаптации (Кун Вэйминь, 1991).
Активная адаптация соединяет благоприятные факторы учебной среды и позитивные
ресурсы личности в индивидуальной практике вузовского обучения студента, есть
перспектива получить положительный эффект не только в том, что связано с учебной
адаптацией студента, но и с самоактуализацией личности в учебном пространстве (Сюй
Фумин, и др. 2005;Лян Баоюн, 2004).
Другой известный китайский психолог Лу Сефэн, (2003) определяет "адаптацию" как:
индивидуальную инициативу личности настроить свое физическое и психическое состояние,
в соответствии с требованиями социальных условий, чтобы получить лучшие возможности
для развития. В этой трактовке отражен синтез пассивной и активной стратегий
адаптирующегося в связи с «индивидуальной инициативой личности», но при этом
ориентиром для «самонастройки» указано соответствие «социальным условиям и
требованиям», что больше характерно для пассивного варианта адаптации. На основании
суждений китайских психологов - лучшие возможности для развития студента можно
получить при сочетании активного и пассивного адаптационных подходов.
Также в параграфе приведена информация о состоянии современного научного поиска в
связи с изучением предикторов социально-психологической адаптации. Такие исследования
выполнялись и российскими психологами (Григорьева М.В 2010 ; Б.Г.Мещеряков, Г.И
Соболев, 2010; Шамионов Р.М, 2012;Шамионов Р.М. 2014), и китайскими психологами
11
(Ли Цайна;Ван Вэнься; Цю Шаша 2010). Анализ материалов позволяет считать, что для
российских и китайских ученых характерны разные теоретические подходы к определению
концепта «социально-психологическая адаптация личности», можно выделить социокультурное своеобразие в критериях, по которым определяется социально-психологическая
адаптированность личности.С этим связана гипотеза о том, что разные организационные
условия обучения и характер взаимоотношений
в образовательной среде, могут
отразиться на разных формах адаптации российских и китайских студентов.
В параграфе 1.2. рассматриваются специфические характеристики российской и
китайской образовательной среды вуза.
Понятие «среда» определяется как совокупность условий, влияющих на развитие и
формирование способностей, интересов, сознания личности. В нашем исследовании мы
будем основываться на определении образовательной среды В.А.Ясвина, представляющей
«систему влияний и условий формирования личности по заданному образцу, а также
возможностей для ее развития, содержащихся в социальном и пространственно-предметном
окружении» (Ясвин В.А., с.14). При этом возможность понимается как особое единство
свойств образовательной среды и самого студента (там же, с.11).
Значимость «образовательной среды» и ее влияния на формирование личности студента
отражена в многочисленных исследованиях (Бордовская Н.В., Вербицкий А.А., Делия В.П.,
Зимняя И.А., Костромина С.Н., и др.).
В соответствии со смыслом нашего исследования, под условиями образовательной среды
вуза мы понимаем: традиционные для образовательной системы организационнопедагогические нормы: принципы и методы учебного процесса, формы и стили
взаимодействия субъектов образовательной среды, этические правила и установки и т.д.
Основываясь на информации, полученной из психолого-педагогических научных
работ (Ю.С.Бабахан, 2003; Осипчукова Е.В., 2009; Р. М. Шамионов, 2012; Ли Цайна, Чжоу
Вэй, 2009; Чень Хуйчан, 1999; Цзя Сяобо, 2001) можно сказать, что, при общей для
российских и китайских вузов гуманистической парадигме вузовского обучения, имеет место
социокультурная специфика в условиях обучения и стилях межличностной коммуникации
преподавателей и студентов в российских и китайских вузах.
Адаптация студентов-первокурсников, по мнению Безюлевой Г.В. (2008),
«осложнена» наличием следующих барьеров адаптации: дидактический барьер, социальный
барьер, барьер профессиональной самоидентификации (у китайских студентов этот барьер
более выражен, так как для них выбор профессии и учебного заведения менее самостоятелен,
чем у россиян). В связи в необходимостью преодолевать указанные барьеры, даже те из
студентов, кто эффективно «самореализовывался» в средней школе, на первом курсе не
сразу обретают уверенность в своих силах.
Социально-психологическая адаптация студента преимущественно связана с
приспособлением к группе, взаимоотношениям в ней, выработка собственного стиля
поведения (Безюлева Г.В., 2008, с.56). «Группу» составляют субъекты образовательной
среды, с которыми студенту необходимо взаимодействовать: преподаватели, со-студенты,
администрация вуза, специалисты учреждений, в которых проходит практика и т.д.
Толерантные/интолерантные установки студентов и преподавателей в связи с
взаимодействиями составляют основное условие образовательной среды учебного заведения.
12
Параграф 1.3. отражает анализ научных работ российских и китайских авторов по
особенностям социально-психологической адаптации студентов-первокурсников. Так, с
позиций российских специалистов в области педагогической психологии (Архангельский
С.И,1980; Якунин В.А., 1988; Реан А.А.,1990; Безюлева Г.В.,2008; и др.), социальнопсихологическая адаптация студентов к условиям образовательной среды вуза является
ведущей составляющей в целостной структуре их адаптации к обучению в вузе.
Также приводится тезисное изложение теоретического обобщения китайского
психолога Тао Ша (2000), подготовленного на основании китайских и зарубежных
результатов научных исследований, в котором показывается функциональная значимость
положительной корреляции между социальной поддержкой и адаптированностью
первокурсников.
В параграфе 1.4. представлен обзор исследований российских (М.В. Григорьева,
2010; Б.Г.Мещеряков, Г.И Соболев, 2010; Шамионов Р.М, 2012;Шамионов Р.М. 2014), и
китайских (Ли Цайна; Ван Вэнься; Цю Шаша 2010) психологов о взаимосвязях свойств
личности и адаптивности.
Изучение взаимосвязей адаптивности со свойствами личности, в нашем понимании,
восходит к диспозиционной теории личности Г.Олпорта. В современных трактовках
диспозиционной теории подчеркивается, что основные характеристики личности играют
определяющую роль в особенностях социально-адаптивного поведения. В соответствии с
концепцией В.А.Ядова (2005, с.94) о диспозиционной регуляции поведения личности,
социальные фиксированные установки, как ценностные стандарты, проявляются в разных
конкретных ситуациях. Основная структура свойств личности человека определяет стиль,
динамику и степень формирования его общей социально-психологической адаптации.
Разные личностные характеристики в процессе адаптации к новой социальной среде
выполняют функцию предикторов.
В российской психологии преимущественно изучаются взаимосвязи эмоционального
интеллекта с адаптированностью студентов первокурсников (Федоренко А.В., 2011; Герцена
О.А., 2012). Китайские психологи, в соответствии с концепцией социального интеллекта,
выделяют коммуникативную толерантность, как проявление эмоционального интеллекта,
влияющую на процесс адаптации (Фань Минь, 2010; Вэнь Бимэй, 2009).
Таким образом, есть основание считать
коммуникативную толерантность
предиктором социально-психологической адаптивности.
В параграфе 1.5. приводятся теоретические обоснования того, что коммуникативная
толерантность является предиктором адаптивности личности. Отражена история
формирования научного концепта «толерантность», начиная с трудов древнекитайских
философов и включая трактовки данного понятия из современных научных словарей Англии,
России, Китая, отражающих специфику восприятия толерантности в разных социальных
культурах. Например, в «китайской трактовке» толерантности делается акцент на «прощение
и готовность прощать», а английские определения больше ориентированы на уважение и
терпимость, без ущерба и с позиции «невмешательства».
В нашем исследовании одним из ключевых понятий является коммуникативная
толерантность – характеристика личности, которая фиксируется наблюдателями, но для ее
формирования необходима многоаспектная система воспитания и психологического роста
личности. В.В.Бойко дает определение коммуникативной толерантности: «характеристика
отношения личности к людям, показывающая степень переносимости ею неприятных или
13
неприемлемых, по ее мнению, психических состояний, качеств и поступков партнеров по
взаимодействию». А.Г. Асмолов трактует коммуникативную толерантность «как
устойчивость к конфликтам,…(она) обеспечивает ту фундаментальную основу, на
которой способны произрастать разнообразные формы продуктивного взаимодействия
между людьми».
Тема толерантности личности в современной российской психологии более популярна,
чем в китайской, и только начинает осваиваться психологами КНР.
В параграфе 1.6. представлен обзор, отражающий «роль самоуправления в
адаптационном процессе студентов. Автор концепции самоуправления Н. М. Пейсахов
определил «способность самоуправления» как способность к целенаправленному изменению
всех видов активности (переживаний, деятельности, поведения, общения) и самого
субъекта деятельности. Выделенные Н.М. Пейсаховым основные этапы (звенья)
самоуправления (анализ противоречий или ориентировка в ситуации, прогнозирование,
целеполагание, планирование, принятие решений, выработка критериев оценки,
самоконтроль и коррекция) отражают этапы осознанного процесса, направленного на
достижение цели. Эти операции позволяют узнать, насколько осознанно и регулируемо
осуществляется студентами процесс адаптации, какие звенья процесса оптимально
сформированы, а в каких проявляется недостаточность. Теория Н.М.Пейсахова о
способности самоуправления личности развивается в работах современных российских
психологов: Росина Н.Л., 2011; Мешкова И.Б, 2015; Колобанов А. С. 2015.
В современной китайской психологии самоуправление студентов также теоретически
и эмпирически исследуется. Так, например, Ван Имин (2002) в рамках теории «социального
научения», определяет самоуправление как набор психологических качеств, благодаря
которым индивид проявляет инициативу в регуляции психической деятельностью и
поведением, контролирует импульсивные формы поведения, способен преодолеть
негативные сценарии, активно стремится развиваться, чтобы получить хорошую
психологическую адаптацию. С точки зрения Цзинь Юй (2008), самоуправление является
процессом формирования собственной судьбы, в котором индивид активно определяет цели,
разрабатывает действия, контролирует и дает оценку их выполнению; самоуправдение
включает целенаправленность поведения, предусмотрительность, саморегулирование и
саморефлексию. В обзоре отражены последние разработки по проблеме самоуправления
студентов, из которых следует, что это направление исследований еще далеко не исчерпало
свою содержательную актуальность, например, в
связи с
изучением взаимосвязи
адаптивности с операциями самоуправления, а также в связи с кросс-культурным
сопоставлением самоуправления российских и китайских студентов.
Параграф 1.7 содержит информацию о копинг-стратегиях в адаптационном
процессе студентов. Известный специалист по направлению копинг-поведения Т.Л.Крюкова
(2005) считает, что актуальны исследования совладающего (копинг) поведения как
существенной составляющей адаптивного социального поведения. По мнению
Н.Е.Водопьянова (2013) в психологии понятие «копинг» включено в структуру концепции
стресса и трактуется как психологическое преодоление или совладание со стрессом. В
других странах, также, копинг-стратегии изучаются, преимущественно, в связи со стрессфакторами и психологической адаптацией, при этом, как правило, исследователи
сосредоточены на экстремальных или кризисных ситуациях (Evans et al., 2015; Zhang, Liu,
Jiang, Wu, & Tian, 2014). Теоретик и методолог С. Хобфолл рассматривает преодолевающее
поведение как стратегии (тенденции) поведения, а не как отдельные типы поведения.
14
Очевидно, что поведенческие стратегии преодоления являются более детальными, а также
снимают некоторые ограничения, которые накладывают проблемно и эмоционально
ориентированное «поведение преодоления» и гендер. (Н.Е.Водопьянова 2013;с.254).
Современные китайские психологи активно изучают стили совладания и их связи с
другими когнитивно-поведенческими свойствами личности (Ван Яньфэй, 2004; Ван Чжань,
2006; Чжан Линь, 2005; Лин Сюе, 2005 и др.). Лин Сюе установила, что существует
положительная корреляция между « коммуникативной толерантностью» и активной
копинг-стратегией: уровень толерантности прогнозирует уровень копинг-стратегии.
Изучение студентов показало, что студенты с проблемно-фокусированными копингстратегиями имеют высокий уровень адаптации к учебе, студенты с эмоциональнофокусированными копинг-стратегиями имеют более низкий уровень адаптации к учебе (Фан
Чао,Фан Сяои,Ли Хуй,Линь Сююнь (2009). Эти сведения позволяют назвать копингстратегии личности предикторами адаптации студентов.
Таким образом, в настоящее время российскими и китайскими исследователями
изучены взаимосвязи социально-психологической адаптации студентов с отдельными
предикторами. Однако, в нашем понимании, есть целесообразность в развитии этого
направления знания посредством комплексного изучения взаимосвязей социальнопсихологической адаптивности с коммуникативной толерантностью, операциями
самоуправления, стратегиями совладания, что позволяет выделить приоритетные
предикторы и определить особенности их влияния на конкретные аспекты социальнопсихологической адаптации. Причем, изучение этих взаимосвязей у респондентов,
сформированных в разных культурах, позволяет изучить степень социокультурной
обусловленности функциональной активности изучаемых когнитивно-поведенческих
предикторов. А сопоставление содержания взаимосвязей когнитивно-поведенческих
предикторов с адаптивностью у респондентов, принадлежащих к одной социокультуре, но
адаптирующихся к вузу в разных странах, с разными принципами и условиями обучения,
дает возможность определить влияние на изучаемые взаимосвязи когнитивно-поведенческих
свойств личности и характеристик социально-психологической адаптивности конкретных
условий вузовского обучения.
Во второй главе «Организация и методы исследования взаимосвязей
толерантных установок и адаптации российских и китайских студентовпервокурсников» описаны логика и содержание эмпирического исследования, «дизайн»
исследования, описаны методы и методики, использованные в эмпирическом исследовании.
Отражен процесс перевода психодиагностических методик с русского на китайский язык и
их апробация и валидизация.
Всего в исследовании участвовало три группы студентов; 1 группа: 93 студента
экономического факультета СПБГУ (72 женщин и 21 мужчин, средний возраст 18 лет,
стандартное отклонение 0.55); 2 группа: 127 студентов первого курса экономического
факультета Пекинского университета (67 женщин и 60 мужчин, средний возраст 18.5 лет,
стандартное отклонение 0.67); 3 группа: 62 студента, обучающихся в вузах Пекина, в том
числе 34 женщины (54,8%) и 28 мужчин (45,2%), средний возраст: 19,4±1,22 лет. Все
респонденты
на
момент
психодиагностики
были
практически
здоровы,
психодиагностический процесс не вызвал психологическое напряжение.
15
Третья глава диссертации отражает результаты эмпирического изучения
взаимосвязи когнитивно-поведенческих предикторов (коммуникативной толерантности,
самоуправления, совладания) и социально-психологической адаптации российских и
китайских студентов первокурсников.
В эмпирических показателях российских и китайских студентов, обучающихся на
родине, не выявлено значимых различий. Однако было установлено, что характеристики
адаптивности российских студентов, обучающихся в китайских вузах, отличаются от
адаптивности российских студентов, обучающихся в СПбГУ: более низким уровнем
интегрального показателя адаптивности (t=13,24; р<0.001) и показателей по ряду
качественных характеристик адаптивности (р<0.001): по принятию себя (t=21,84), по
принятию других (t=4,01), по эмоциональному комфорту (t=4,49 ), по внутреннему
контролю (t=33,74), по внешнему контролю (t=8,12); по ведомости (t=2,58 при р<0.05).
Однако по стремлению к доминированию показатели российских студентов, обучающихся в
СПбГУ ниже, чем у российских студентов, обучающихся в Пекине (t=-2,48; р<0.05).
Полученные показатели с очевидностью подтверждают известные сведения о том, что
адаптация к вузовскому обучению за границей на неродном языке качественно отличается
от адаптации к вузу на родине.
Сопоставление показателей мужчин и женщин выявило сходство в проявлении
гендерной специфики у российских и китайских респондентов: «внешней контроль» больше
выражен у женщин - у российских студентов (р=0.018), у китайских студентов (р=0.044);
«доминирование» значимо выше у мужчин - у российских и китайских (р<0.000), что
позволяет воспринимать гендерную специфику, как не зависящую от этнокультуры, как
«ролевые» тенденции, характерные современной цивилизации.
Если показатели коммуникативной толерантности российских и китайских
студентов, обучающихся на родине не имеют значимых различий, то степень толерантности
российских студентов СПбГУ выше, чем у российских студентов, обучающихся в китайских
вузах (t=-2,24; р<0,05).
Качественный анализ аспектов межличностной коммуникации, по которым в
большей
степени
проявилась
интолерантность,
показал
следующее:
по
«стремлению подогнать других участников коммуникации под себя» в российской группе 15%
студентов, а в китайской группе – 10 % проявили интолерантность; по
«неумению прощать другому ошибки или непреднамеренно причинённые неприятности» 17%
китайских студентов и 13% российских студентов не толерантны; 12% российских студентов
и
13%
китайских
студентов
не
толерантны
в
аспекте
«категоричность или консерватизм в оценках людей».
Таким образом, можно констатировать, что больше 10% как российских, так и
китайских студентов, обучающихся на родине, нуждаются в психологической помощи по
развитию у них коммуникативной толерантности.
Способность самоуправления российских и китайских студентов-первокурсников,
адаптирующихся к обучению в вузе, в целом сформирована: студенты адекватно
ориентируются в ситуации, у них сформированы цели и они устремлены на конкретные
достижения, у них есть решимость к действию и контролю за результатом действий. Однако
для всех респондентов трудностью является выделение признаков и критериев успешного
завершения действия, что позволяет считать не сформированной внутреннюю систему
оценивания себя и своей ситуации. Однако сопоставление полученных средних показателей
российских студентов с нормами, разработанными Н.М.Пейсаховым для студентов,
16
позволяет считать, что большая часть респондентов имеют средний уровень самоуправления
(только 2.27% из всей выборки имеют высокий уровень способности самоуправления). По
операции «самоконтроль» у российских студентов, обучающихся в СПбГУ, показатель выше,
чем у российских студентов, обучающихся в Пекине (t=2,39; р<0,05). Также установлена
уровневая неоднородность показателей: по операциям прогнозирование, целеполагание,
принятия решения и самоконтроль показатели соответствуют уровню «выше среднего», а по
операции «критерии оценки качества» ниже среднего уровня.
Гендерная специфика относительно выраженности отдельных операций в структуре
самоуправления проявилась в том, что операция «прогнозирование» имеет большее значение
для российских и китайских мужчин, для китайских мужчин также более характерно, чем
для китайских женщин, «принятие решения».
Средние показатели степени использования стилей совладающего поведения
российскими и китайскими студентами, адаптирующимися к обучению в вузе, позволяют
считать, что у всех респондентов наиболее выраженными оказались «активные» стили
совладания: «вступление в социальный контакт» и «поиск социальной поддержки».
Наименее выраженными оказались стили: «избегание» и «асоциальные действия».
Таким образом, констатировано, что для всех респондентов характерны
просоциальные копинги при адаптации к вузовскому обучению.
При сравнении полученных в исследуемых группах показателей с указанными в
методике средними нормативными показателями выяснилось, что по уровню выраженности
копинг-стратегий «агрессивные действия» и «избегание» у всех респондентов показатели
выраженности этих стилей поведения выше, чем средне-нормативные баллы. В связи с тем,
что данные стили выражают полярные принципы поведения, то, вероятно, что у
респондентов проявилась общая тенденция «нестабильности» в стилях совладающего
поведения (в связи с молодым возрастом респондентов) и их, в целом, несформированным
самоуправлением.
Сопоставление показателей выраженности стилей совладания российских студентов,
обучающихся в СПбГУ и в пекинских вузах выявило, что у российских студентов,
обучающихся на родине показатели достоверно выше, чем у российских студентов,
обучающихся в Пекине по копинг-стратегии «ассертивные действия» (t=3,24; р<0,001), и
достоверно ниже по копинг-стратегиям «избегание» (t=-3,07; р<0,01) и «агрессивные
действия» (t=-2,75; р<0,01). Можно сказать, что для российских студентов, обучающихся в
Пекине, не достает личностного ресурса, чтобы проявлять большую степень ассертивности,
как у их сверстников из СПбГУ, и, возможно, в связи с этим, они чаще готовы использовать
не конструктивные стили «избегание» и «агрессивные действия» в поведенческой практике.
Гендерная специфика в выраженности копинг поведения состоит в том, что у
российских респондентов стратегия «непрямое действие» у мужчин выражена в большей
мере, чем у женщин (р<0,01); а у китайских студентов гендерных значимых различий не
выявлено.
Относительно взаимосвязей коммуникативной толерантности с остальными
изучаемыми факторами у российских и китайских студентов можно отметить следующее:
для студентов СПбГУ и китайских студентов характерно сходство в структуре и
степени корреляционных взаимосвязей:
а) коммуникативная толерантность положительно взаимосвязана (для всех
взаимосвязей р<0,01) с адаптивностью (r=0,414 и r=0,403) и такими характеристиками, как
17
«принятие себя» (r=0,435 и r=0,433), «принятие других» (r=0,388 и r=0,309), «эмоциональный
комфорт» (r=0,413 и r=0,272), «внутренний контроль» (r=0,286 и r=0,280);
б) коммуникативная толерантность взаимосвязана с копинг-стратегиями «ассертивные
действия» (р<0,01), (r=0,376 и r=0,227), «вступление в социальный контакт» (р<0,01),
(r=0,421 и r=0,212); «отрицательно» взаимосвязана с копинг-стратегией «агрессивные
действия» (р<0,01), (r=-0,532 и r=-0,232).
Различия проявились в том, что (для всех взаимосвязей р<0,01):
а) у российских студентов СПбГУ коммуникативная толерантность взаимосвязана с
операциями самоуправления «анализ противоречий» (r=0,233) и «самоконтроль» (r=0,434),
а у китайских студентов свойства личности толерантность и самоуправление значимо не
коррелируют.
б) у российских студентов СПбГУ коммуникативная толерантность связана
положительно с копингом «поиск социальной поддержки» (r=0,429) и отрицательно с
характеристикой адаптивности «ведомость» (r=-0,236);
а у китайских студентов
коммуникативная толерантность взаимосвязана положительно с копингом «непрямые
действия» (r=0,278) и «отрицательно» связана с копинг-стратегиями «осторожные действия»
(r=-0,185), «избегание» (r=-0,394), «агрессивные действия» ( r=-0,232).
В указанных взаимосвязях российских и китайских студентов, обучающихся на
родине, отражена социокультурная специфика взаимосвязей коммуникативной
толерантности с адаптацией, самоуправлением, совладанием.
Взаимосвязи изучаемых факторов, полученные в двух группа российских студентов,
различаются.
Так, в показателях, полученных у россиян, обучающихся в Пекине, количество
взаимосвязей между переменными меньше, чем в группе студентов СПбГУ; констатирована
отрицательная взаимосвязь коммуникативной толерантности с копинг-стратегиями
«непрямые
действия» (r=0,27, р<0,05); «асоциальные действия» (r=0,33, р<0,05);
«агрессивные действия» (r=0,34; р=0,006); определилась положительная взаимосвязь с
характеристикой адаптивности «принятие других» (r=0,28, р<0,001) и адаптивностью в
целом (r=0,53, р<0,001);
не выявлено значимой взаимосвязи коммуникативной
толерантности с операциями самоуправления.
Представляет научный интерес и задачу для дальнейшего исследования выявленный
факт, что в показателях двух групп студентов из Пекина, российской и китайской,
коммуникативная толерантность не связана со способностью самоуправления.
Факторный анализ собственных значений компонентов выявил разные факторные
структуры, характерные для российских и китайских студентов, обучающихся на родине.
Определилось содержание четырехфакторной структуры взаимосвязанных свойств
личности российских студентов СПбГУ: «эмоционально-комфортная система отношений»;
«самоуправление, как конкретизация задачи деятельности»; «пассивные стратегии
совладания»; «толерантность и социальная направленность». Структура факторов,
характерных для российских студентов, адаптирующихся к обучению в вузе на родине,
является целостной, так как в ней представлены все элементы, гипотетически включенные в
конструкт когнитивно-поведенческих предикторов адаптации. Однако, содержание этой
факторной структуры такое, что очевидна необходимость совершенствования в операциях
самоуправления и в развитии активных копингов российских студентов.
18
По содержанию факторной структуры можно условно назвать «форму адаптации»
российских студентов, обучающихся на родине, «социально-нормативная, пассивная»
адаптация» (по классификации Кун Вэйминь).
По графике собственных значений компонентов из массива показателей,
полученных в группе китайских студентов, выделяется шесть факторных групп, которые
условно были названы: «контролируемая эмоциональная адаптация», «планирование и
контроль адаптационного процесса», «не конструктивное совладание», «коммуникативные
копинги», «нетерпимость к окружающим или интолерантность», «уверенное
самоутверждение». Структура свойств личности китайских респондентов, адаптирующихся к
вузу на родине, содержит и позитивные, и не позитивные факторы; характерную для
китайских студентов форму адаптации
условно может обозначить как «активная
противоречивая форма адаптации» (по классификации Кун Вэйминь).
Общими тенденциями в формах адаптации российских и китайских студентов,
обучающихся на родине, является ориентация на эмоциональный комфорт, востребованность
социального взаимодействия и направленность поведения на коммуникацию.
Метод кластерный анализ использовался для выделения когнитивно-поведенческих
качеств, характеризующих адаптивного студента, из российской и китайской выборок.
Выделено три типа адаптивности среди российских респондентов. 1) «Позитивный»
студент» (кластер 3; N=24). Такие студенты более высоко адаптированы, свои личностные
качества, необходимые для процесса адаптации, характеризуют с положительной стороны;
обладают более высокой степенью выраженности коммуникативной толерантности; ими
чаще других используются операции самоуправления «планирование» и «самоконтроль»;
предпочитают копинги: «ассертивные действия», «вступление в социальный контакт»,
«поиск социальных контактов». Однако у таких личностей также выявлена выраженная
склонность к асоциальным и агрессивным действиям, т.е. «позитивному студенту» в
некоторых случаях для успешной адаптации приходится использование асоциальные стили
совладания. 2) «Интолерантный» студент (кластер 2; N=25). При сравнении с «позитивным
студентом» определяется, что «интолерантные» студенты менее адаптированы (p<0,001).
Для них характерна низкая степень самоконтроля (p<0,001), а также более низкая степень
выраженности копинга «агрессивные действия» (p<0,001) и студенты этого типа имеют
самую низкую степень коммуникативной толерантности (p<0,001). 3) «Безинициативный»
студент (кластер 1; N=44). Такие студенты адаптированы на среднем уровне: низкая степень
планирования является одной из главных особенностей у данного типа студентов, у них
низкий уровень ассертивных действий и вступления в социальный контакт.
Численность студентов, включенных в «кластер 1» условно названный «безынициативный студент» превалирует, что дает основание считать, что именно эта
группа студентов определяет специфику адаптационного процесса, выявленного методом
факторного анализа у российских студентов и условно названого «пассивная адаптация».
Студенты, имеющие высокую коммуникативную толерантность, составляют
примерно 25% от числа всех респондентов, что дает основание предполагать, что каждый
четвертый студент – первокурсник имеет личностный потенциал, обеспечивающий его
эффективную адаптацию. Другие студенты нуждаются (в том или ином содержании) в
психологической поддержке на этапе адаптации к вузовскому обучению.
Выделены три типа адаптирующихся к вузу китайских студентов (обучающихся на
родине): 1) 23 человека (18%) имеют качества, обобщенные понятием «высокоадаптированный студент». Эти студенты готовы к «вступлению в социальный контакт» и
19
«поиску социального контакта», коммуникативно толерантны, с низким уровнем
выраженности копинг-стратегий «осторожные действия» и «избегание». Примечательно то,
что для них также характерен высокий уровень применения «непрямых действий», что, на
наш взгляд, связано с китайской культурой коммуникации, т.к. в Китае принято косвенным
влиянием разрешать конфликт и преодолевать фрустрацию. Однако у студентов с этим
типом личности определен и самый высокий уровень асоциальных действий. 2) «Низкоадаптированый студент» (кластер 1, N=36). Студенты данного типа характеризируются
низким уровнем «адаптивности», «коррекции», «вступления в социальный контакт» и
«поиском социальных контактов», «коммуникативной толерантности», «непрямых
действий» и высоким уровнем копингов «избегания» и «осторожных действий». Такие
студенты составляют примерно 28% от общего числа выборки. 3) В китайской выборке
«средний уровень адаптивности» (кластер 3, N=68) имеют 54,5%. Для них характерен
высокая степень способности самоуправления в том, что связано с «коррекцией» поведения
и высокий уровень «осторожных действий»; более низкий уровень «непрямых действий» и
«асоциальных действий».
Таким образом, удалось выяснить, что численность китайских студентов, имеющих
типологию личности, позволяющую достичь «средний уровень адаптивности», составляет
примерно половину от общего числа респондентов, а 18% обладают потенциалом,
обеспечивающим «высокий уровень адаптивности».
Посредством регрессионного анализа была реализована попытка доказать, что такие
качества личности, как коммуникативная толерантность, способность самоуправления, и
совладание можно считаться предикторами адаптационного процесса. Зависимой
переменной
была
адаптивность.
Независимые
переменные:
коммуникативная
интолерантность, копинг-стратегии, способность самоуправления.
У российских первокурсников СПбГУ статистически выявлено, что адаптивность
взаимосвязана с коммуникативной толерантностью (0,512) и отрицательная взаимосвязь
существует между адаптивностью и копингом «агрессивные действия» (-0,257) и операцией
способности самоуправления «планирование» (-0,172).
У российских первокурсников, обучающихся в Пекине адаптивность взаимосвязана
с коммуникативной толерантностью (0,564) и отрицательная взаимосвязь существует
между адаптивностью и копингом «агрессивные действия» (-0,258); выявлена
положительная взаимосвязь с копингами «ассертивные действия» (0,312), и «поиск
социальной поддержки» (0,249).
У китайских студентов-первокурсников коммуникативная толерантность имеет
значимую позитивную взаимосвязь с адаптивностью, отрицательную связь с операцией
самоуправление «планирование», (как у российских студентов СПбГУ), а также,
(дополнительно), положительную взаимосвязь с копингами: «поиск социальной поддержки»,
«социальный контакт» и «непрямые действия», а операциями самоуправления: «анализ
противоречий» и «самоконтроль».
В соответствии с полученной статистикой коммуникативную толерантность можно
считать предиктором адаптивности, независимо от этнокультуры студента и места его
вузовского обучения.
У китайских студентов-первокурсников «функцию предикторов» адаптивности
«выполняют» толерантность, конкретные копинги и операции самоуправления.
20
Разработанные нами иллюстративные графические модели позволяют более
отчетливо
увидеть
взаимосвязи
коммуникативной
толерантности,
адаптации,
самоуправления и совладания, характерные для трех выборок студентов (рис. 1, 2, 3).
Общия доминанта в моделях, отражающих влияние когнитивно-поведенческих
предикторов на адаптацию, состоит в отрицательной взаимосвязи адаптации с
интолерантными установками. Модели иллюстрируют главный итог нашего исследования демонстрируют детерминирующую роль коммуникативной толерантности по отношению к
адаптации.
Так как адаптация взаимосвязана с операцией самоуправления принятие решение, то
можно считать эту операцию самоуправления детерминирующей адаптацию.
Адапттивность взаимосвязана с активными копингами, которые так же оказывают
влияние на процесс адаптации.
Рис. 1. Графическая модель, отражающая влияние когнитивно-поведенческих предикторов на
адаптацию российских студентов, обучающихся в китайских вузах.
На рис. 1 представлена модель, полученная по показателям выборки российских
студентов, обучающихся в китайских вузах. Видно, что операции самоуправления не
выполняют функцию предикторов в их адаптации.
21
Рис.2, 3. Две графические модели, отражающие влияние когнитивно-поведенческих предикторов на
адаптацию студентов, обучающихся на родине (вверняя модель получена по данным китайской
выборки; нижняя - по российской выборке). Примечание: числа у направленных стрелок –
стандартизованные коэффициенты регрессии, числа у ненаправленных стрелок – величины
корреляций между переменными.
Различия в моделях российской и китайской выборок заключаются в том, что в группе
китайских респондентов большее число взаимосвязей адаптации с копинг-стратегиями (три
копинга), а в российской выборке – только две копинг-стратегии связаны с адаптацией
22
(вступление в социальный контакт и ассертивные действия). Следовательно, для китайской
выборки характерно большее разнообразие копинг-поведения в ситуации адаптации.
Для китайских респондентов характерно большее число взаимосвязей адаптивности с
операциями самоуправления (три операции: анализ противоречий; принятие решения;
самоконтроль), а в российской выборке – только одна операция самоуправления связана с
адаптивностью (принятие решение).
ВЫВОДЫ
1. Содержание комплекса когнитивно-поведенческих предикторов социальнопсихологической адаптации у китайских и российских студентов-первокурсников,
обучающихся на родине и за рубежом, имеет и сходство, и различия. Установлено, что
коммуникативная толерантность детерминирует адаптивность и может считаться
«предиктором» социально-психологической адаптации студентов, не зависимо от
социокультуры студента и социально-педагогических условий его обучения. Количество и
содержание когнитивно-поведенческих предикторов адаптации (операций самоуправления и
копингов), определяют специфику комплекса предикторов российских и китайских
студентов, обучающихся на родине, и российских студентов в китайских вузах.
2. Структура комплекса когнитивно-поведенческих предикторов социальнопсихологической адаптации российских и китайских студентов, обучающихся на родине,
имеет общее содержание: коммуникативная толерантность, операция самоуправления
«принятие решения» и две копинг-стратегии – «вступление в социальный контакт» и
«ассертивные действия».
Выявлена социокультурная специфика: адаптация китайских респондентов
детерминируется шестью «предикторами» - толерантные установки, активные копинги, из
операций самоуправления – анализ противоречий, принятие решения, самоконтроль, а
российских – четырьмя: коммуникативная толерантность, самоуправление в принятии
решения, ассертивные копинги, вступление в социальный контакт.
У российских студентов, обучающихся в китайских вузах, функцию предикторов
адаптации
выполняют коммуникативная толерантность и три копинг стратегии:
«ассертивные действия», «агрессивные действия» и «поиск социальной поддержки».
3. Установлено, что общими тенденциями в формах адаптации российских и
китайских студентов-первокурсников является ориентация на эмоциональный комфорт,
востребованность социального взаимодействия и направленность на коммуникацию.
Определились различия в формах адаптации между российскими и китайскими
студентами, обучающимися на родине. Так адаптационный процесс российских студентов
соответствует «социально-нормативной пассивной» форме адаптации с компонентами
факторной структуры: «эмоционально комфортная система отношений», «самоуправление,
как конкретизация задачи деятельности», «пассивные стратегии совладания»,
«толерантпость». В характерной для китайских студентов форме адаптации определились
конструктивные и деструктивные тенденции, но сам процесс можно считать вариантом
«активной адаптации» с факторной структурой: «контролируемая эмоциональность»,
«планирование и контроль», «не конструктивные копинги», «направленность на
коммуникации», «интолерантпость», «уверенное самоутверждение».
4. Выявлена социокультурная специфика в качествах, характерных для «адаптивной
личности». В выборке российских студентов «адаптивные личности» составляют примерно
23
одну четверть группы, условно этот тип личности назван «нормативно-ориентированный»
студент, для которого характерна сформированность коммуникативной толерантности;
операций самоуправления: «планирование», «самоконтроль»; и копингов «ассертивные
действия», «вступление в социальный контакт», «поиск социальных контактов». Порой
этими студентами используются агрессивные и асоциальные стили совладания, как способы
достижения цели.
В выборке китайских студентов «адаптивные личности» составляют примерно
четверть группы. К условно «высоко-адаптированным студентам» относятся те, кто
устремлен на «вступление в социальный контакт», «поиск социального контакта»,
коммуникативно толерантны, с низким уровнем выраженности копинг-стратегий
«осторожные действия» и «избегание». Примечательно то, что для них характерен высокий
уровень применения «непрямых действий», что связано с китайской культурой
коммуникации.
5. Выявлено, что для всех респондентов характерна общая гендерная специфика:
операция самоуправления - «прогнозирование» более выражена у мужчин, а у женщин
более выражен внешний контроль (характеристика адаптивности). В китайской группе
мужчин более высокий уровень операции «принятие решения». В российской группе
респондентов у мужчин больше, чем у женщин, выражен копинг «непрямое действие».
Основные положения диссертационного исследования отражены в публикациях:
а) опубликованные в ведущих российских психолого-педагогических изданиях,
рекомендованных ВАК РФ для публикации основных положений диссертаций:
1. Петанова Е.И., Бордовская Н.В, Лю Ц. Сравнительный анализ адаптированности
студентов-первокурсников к условиям образовательной среды (на примере Пекинского и
Санкт-Петербургского университета) /Петанова Е.И., Бордовская Н.В., Лю Ц. // Тверь,
Вестник ТвГУ. Серия «Педагогика и психология», № 4. – 2015. – С. 95-102. – 0,6 п.л/0,2 п.л
2. Лю Ц., Петанова Е.И. Взаимосвязи адаптированности и когнитивно-поведенческих
качеств личности (на примере российских и китайских студентов-первокурсников)./ Лю Ц.,
Петанова Е.И. // СПб., Вестник СПбГУ, Серия -16, № 4, –2016. – С. 59-66. – 0,6 п.л /0,3 п.л
3. Петанова Е.И., Лю Ц. Кросс-культурные модели социально-психологической адаптации
студентов к вузу/ Петанова Е.И., Лю Ц.// Белгород, Успехи современной науки и
образования № 10.Том 4- 2016 - С.139-144. – 0,6 п.л/0,3 п.л
б) опубликованные в международных, российских и региональных периодических
изданиях, материалах конференций, вузовских сборниках:
4. Лю Ц., Петанова Е.И. Механизмы толерантной коммуникации у российских и китайских
студентов / Лю,
Ц. // «Межэтнические столкновения в поликультурной студенческой
среде и пути их разрешения», 2013г. – СПб: Общество с ограниченной ответственностью
"ДЕН", – С. 101-105. –0,3 п.л /0,15 п.л
5. Лю, Ц., Петанова Е.И. Кросс-культурные аспекты выделения задачи психологического
сопровождения первокурсников СПбГУ (россиян и китайцев) / Лю Ц.,
Петанова Е.И. //
«НПК «ИПСОП 2014» – Ростов-на-Дону: Южный федеральный университет, Академия
психологии и педагогики, 2014. – 2 т. – С. 411-417. – 0,4 п.л /0,2 п.л
6. Лю Ц., Петанова Е.И. Коммуникативная толерантность студентов как ресурс их
адаптированности в классическом университете / Лю Ц.,
Петанова Е.И. // Психология
человека в условиях здоровья и болезни. Материалы 5 Международной научно-
24
практической конференции. – Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-Наука-Общество» , 2015. – С.
133-138. – 0,3 п.л /0,15 п.л
7. Лю Ц., Петанова Е.И. Динамика адаптированности и когнитивно-поведенческих
характеристик личности российских студентов, обучающихся в КНР. / Лю Ц., Петанова Е.И.
//Высшая школа – Уфа: Издательство «Инфинити» , 2016. – №. 10 – С. 111-113. – 0,2 п.л. /0,1
п.л
8. Лю Ц., Петанова Е.И. Предикторы адаптивности российских студентов, обучающихся за
рубежом / Лю Ц., Петанова Е.И. //7-ая международная научно-практическая конференция
«Развитие современного образования: теория, методика и практика» №1(7), ISSN 2413-4007–
Чебоксары: «Интерактив плюс», 2016. – С.193-195. – 0,2 п.л./ /0,1 п.л
9. Лю Ц., Петанова Е.И. Специфика когнитивно-поведенческих адаптационных механизмов
российских и китайских студентов
на начальном этапе вузовского обучения / Лю Ц.,
Петанова Е.И.// Психология человека в условиях здоровья и болезни. Материалы 6
Международной научно-практической конференции.– Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-НаукаОбщество», 2016. – С. 29-33. – 0,3 п.л./ /0,15 п.л
10.Лю
Ц., Петанова Е.И. Совладающие поведение российских и китайских студентов,
адаптирующихся к обучению в вузе/ Лю Ц., Петанова Е.И.// Психология стресса и
совладающего поведения: ресурсы, здоровье, развитие : материалы IV Междунар. науч. конф.
– Кострома : КГУ им. Н. А. Некрасова, 2016. – Т. 1. – C.344-346. – 0,4 п.л. /0,2 п.л
11.Liu J., Petanova E.I. Adaptation predictors and adjustment level of Russian first-year students
studying in the PRC/ Liu, J. Petanova E.I. // Journal of Datong Vocational College ,– Datong :
Journal of Datong University Press. – 2016. –vol.32№4 – P. 89-91. (in Chinese) – 0,3 п.л. /0,15
п.л
12.Liu J., Petanova E.I. Characteristics of communicative tolerance and frustration tolerance
among Chinese and Russian students/ Liu J., Petanova E.I. // Journal of Yuncheng University ,–
Yuncheng: Journal of Yuncheng University Press, – 2016. – №4 – P. 81-84. (in Chinese ) – 0,4 п.л.
/0,2 п.л
13.Лю Ц. Толерантность в структуре регуляторных механизмов самосознания / Лю Ц. //
Институт психологии РАН Психология – наука будущего. – 2013. – Москва: Издательство
«Институт психологии РАН», 2013. – С. 379-380. – 0,2 п.л.
14. Лю Ц. Фрустрационная толерантность студентов как ресурс их социального здоровья/ Лю
Ц. //Ананьевские чтения. - 2013: Психология в здравоохранении - СПБ: Скифия-принт. –
2013,– С. 495-496. – 0,1 п.л.
15. Лю Ц. Психологическое обеспечение личностного роста бакалавров по экономике (на
примере Санкт-Петербургского государственного университета) /Лю Ц. // Ананьевские
чтения – 2014: Психологическое обеспечение профессиональной деятельности. - СПБ:
Скифия-принт. – 2014. – С. 187-188. – 0,1 п.л.
16. Лю Ц. Психологические факторы процесса адаптации россиян, обучающихся в Китае /
Лю Ц.//Ананьевские чтения – 2015: Фундаментальные проблемы психологии. – СПБ:
Скифия-принт. – 2015. – С. 178. – 0,1 п.л.
17.Лю Ц. Качественный анализ фрустрационной толерантности студентов в Китае / Лю Ц.//
материалы Психология XXI века. – СПБ: Коло. – 2013. – С. 107. – 0,1 п.л.
18. Лю Ц. Показатели психологической адаптированности у первокурсников СПбГУ/ Лю Ц.
//Психология XXI века – Пути интеграции в международное научное и образовательное
пространство. – СПБ: Скифия-принт. – 2014. – С. 180-181. – 0,1 п.л.
19. Лю Ц. Гендерные особенности адаптации к вузовскому обучению студентов Китая и
России / Лю, Ц. //Психология XXI века – Академическое прошлое и будущее. – СПБ:
Скифия-принт. – 2015. – С. 116-117. – 0,1 п.л.
20. Лю Ц. Взаимосвязи адаптированности студентов-первокурсников с толерантностью и
другими когнитивно-поведенческими свойствами личности / Лю Ц.// Психология XXI века –
Российская психология в контексте мировой науки. – СПБ: Скифия-принт. – 2016. – С. 47. –
0,1 п.л.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа