close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Полевая структура эвиденциальности в немецком медиадискурсе....pdf

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
УДК [81’37+81’42]=112.2
АСТАХОВА Татьяна Николаевна
ПОЛЕВАЯ СТРУКТУРА ЭВИДЕНЦИАЛЬНОСТИ
В НЕМЕЦКОМ МЕДИАДИСКУРСЕ
10.02.04 – германские языки
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Архангельск – 2015
Работа выполнена в федеральном государственном автономном
образовательном учреждении высшего образования «Северный (Арктический)
федеральный университет имени М.В. Ломоносова»
Научный руководитель:
кандидат филологических наук, доцент
Боднарук Елена Владимировна
Официальные оппоненты:
Кострова Ольга Андреевна
доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ
ВПО «Поволжская государственная социальногуманитарная академия», кафедра немецкого
языка, профессор
Гришаева Людмила Ивановна
доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ
ВО
«Воронежский
государственный
университет», кафедра немецкой филологии,
профессор
Ведущая организация:
Федеральное
государственное
бюджетное
образовательное
учреждение
высшего
профессионального образования «Российский
государственный педагогический университет
им. А.И. Герцена»
Защита состоится «25» марта 2016 года в 13 часов 30 мин. на заседании
диссертационного совета Д 212.008.09, созданного на базе ФГАОУ ВО
«Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова»,
по адресу: 163002, г. Архангельск, набережная Северной Двины, д. 17,
ауд. 1220.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте
Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова
www.narfu.ru.
Автореферат разослан «__» _________ 20__ года.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
кандидат филологических наук,
профессор
Э.Я. Фесенко
Общая характеристика работы
Изучение категории эвиденциальности началось сравнительно недавно –
в начале XX века, когда на существование данной категории обратил внимание
американский лингвист, этнограф и антрополог Франц Боас, описавший в своей
работе 1911 г. “The Handbook of American Indian Languages“ её
функционирование в языке вакашской семьи квакиутль. Эвиденциальность
выражается с помощью языковых средств – эвиденциальных маркеров,
указывающих на то, каким образом была получена сообщаемая информация, и,
следовательно, содержащих ссылку на её источник.
В последнее время существенно возрос интерес к изучению средств
выражения эвиденциальности в европейских языках, в том числе и в немецком.
В рамках диссертационного исследования эвиденциальность в немецком языке
изучалась, насколько нам известно, только на материале мемуаристики [Бабёр
2012]. Однако следует отметить, что репертуар эвиденциальных маркеров, их
частотность, а также специфика их использования в разных типах дискурса
существенным образом разнятся, что побуждает исследователей обращаться к
другим типам дискурса. Особый интерес представляет собой в этой связи
современный медиадискурс, поскольку ссылка на источник информации
является в нем принципиально значимой, а средства выражения
характеризуются как существенным разнообразием, так и своеобразием.
Таким
образом,
актуальность
данной
работы
обусловлена
необходимостью комплексного исследования категории эвиденциальности и
систематизации средств ее актуализации в современном немецком
медиадискурсе. Следует также отметить, что исследование способов ссылки на
источники информации в современных медиатекстах может представлять
интерес не только для лингвистов, но и для журналистов, политологов,
социологов и других специалистов.
Объектом исследования является категория эвиденциальности.
Предмет исследования – средства выражения прямой и косвенной
эвиденциальности в немецких медиатекстах.
Цель диссертации заключается в выявлении, систематизации и изучении
особенностей функционирования эвиденциальных маркеров в немецких
медиатекстах.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
1) определить категориальный статус эвиденциальности в немецком
языке;
2) выявить и охарактеризовать связи категории эвиденциальности с
другими языковыми категориями;
3) проанализировать эвиденциальные маркеры, встречающиеся в
немецких медиатекстах, и систематизировать их, представив в виде полевой
структуры;
3
4) провести систематизацию источников информации, использующихся в
эвиденциальных высказываниях, и на её основании произвести классификацию
эвиденциальных значений;
5) проанализировать взаимосвязь типов эвиденциальных значений,
источников информации и пропозиционального содержания;
6) исследовать эвиденциальные маркеры, встречающиеся в немецких
медиатекстах, на наличие дополнительных значений авторитетности,
эпистемической модальности и оценочности.
Основными методами, использованными для решения поставленных
задач, являются описательный и полевый. При характеристике эвиденциальных
маркеров были применены следующие компоненты описательного метода:
наблюдение, обобщение, интерпретация, классификация. Для исследования
эвиденциальных маркеров был избран полевый метод в рамках
функционального подхода. Кроме того, в работе использовались метод
сплошной выборки, корпусный и лингвостатистический методы, а также метод
контекстуального анализа.
Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что в нём
впервые были комплексно проанализированы средства выражения
эвиденциальности в немецких медиатекстах. Результатом анализа явилась
систематизация данных средств. Средства выражения эвиденциальности
представлены в виде функционально-семантического поля. В микрополях,
соответствующих
эвиденциальным
значениям,
средства
выражения
рассматриваемой категории распределяются по центрам в зависимости от их
морфологических характеристик и частотности. Кроме того, производится
анализ синтаксических структур, в которых могут функционировать
эвиденциальные маркеры. На основе эмпирических данных в работе
дополняется существующая в лингвистической литературе классификация
эвиденциальных значений. В работе также исследуется взаимосвязь типов
эвиденциальных значений, источников информации и пропозиционального
содержания предложения. Новым является и выявление у эвиденциальных
маркеров в медиатекстах дополнительных значений авторитетности,
эпистемической модальности и оценочности.
Теоретическая значимость работы определяется тем, что она вносит
вклад в развитие теоретических основ эвиденциальности тех языков, в которых
данная категория не является грамматической. Новый взгляд на компоновку
эвиденциальных элементов в пределах функционально-семантического поля
способствует развитию функционального подхода при изучении языковых
явлений. Полученные результаты также вносят вклад в медиалингвистику, и
теорию модусных категорий.
Практическая значимость исследования состоит в том, что его
результаты могут быть использованы при разработке курсов теоретической
грамматики, лексикологии, стилистики немецкого языка, общего языкознания,
4
теории текста, спецкурсов по медиалингвистике и функциональной
грамматике, а также для написания курсовых и дипломных работ.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Эвиденциальность в немецком языке является:
а) функционально-семантической категорией, так как выражается с
помощью языковых средств разных уровней: грамматических, лексических,
лексико-грамматических;
б) модусной категорией, так как эвиденциальные высказывания состоят
из рамочной и пропозитивной части. В пропозитивной части содержится
основная информация; в рамочной части сообщается, каким образом она была
получена.
2. Эвиденциальные маркеры (эвиденциалы) в немецком языке – это
грамматические, лексико-грамматические или лексические средства, значением
которых является ссылка на источник информации, в качестве дополнительных
значений часто выступают оценочность, эпистемическая модальность,
авторитетность и некоторые другие.
3. Средства выражения эвиденциальности формируют полицентрическое
функционально-семантическое поле, которое включает микрополя прямой и
косвенной эвиденциальности. Микрополе прямой эвиденциальности является
однородным и не подвергается дальнейшему членению. Микрополе косвенной
эвиденциальности состоит из микрополей «инференциальность» и
«пересказывательность», при этом «пересказывательность» также образует два
микрополя – «слухи» и «цитатив».
4. Микрополя, входящие в состав поля эвиденциальности, являются
полицентрическими, их центры формируются на основании морфологических
характеристик конституентов. Ядро и периферия центров определяются на
основании частотности эвиденциальных маркеров в подвергнутых анализу
медиатекстах. Микрополя «прямая эвиденциальность» и «инференциальность»
состоят из глагольного и неглагольного центров, микрополе «слухи» – из
глагольного, именного и глагольно-именного центров, микрополе «цитатив» –
из глагольно-именного, именного и конъюнктив-центра.
5. В микрополе «цитатив» выделяются значения «личный цитатив» и
«институциональный цитатив», каждое из которых имеет несколько подтипов.
Личный цитатив реализуется в высказываниях, где в качестве источника
информации выступают лица / личности. В зависимости от способа
представления личностей можно выделить обобщённый личный цитатив и
индивидуальный личный цитатив, последний включает в себя определённый
индивидуальный личный цитатив и неопределённый индивидуальный личный
цитатив. Институциональный цитатив реализуется в высказываниях, где
источником информации являются организации и документы. В зависимости от
способа представления организаций и документов можно выделить
обобщённый институциональный цитатив и частный институциональный
5
цитатив, который включает в себя определённый частный институциональный
цитатив и неопределённый частный институциональный цитатив.
6. Эвиденциальные высказывания со значением «цитатив» имеют также
значение «авторитетность». Специфика авторитетов непосредственно связана с
жанровой принадлежностью медиатекстов. Эвиденциальные высказывания со
значениями «инференциальность» и «пересказывательность» обнаруживают
дополнительные значения эпистемической модальности и оценочности.
7. Существует взаимосвязь между типами эвиденциальных значений и
пропозициональным содержанием. Если в предложении реализуется значение
прямой эвиденциальности, то в пропозиции излагаются факты, имеющие место
в действительности, и доступные для восприятия. Если в предложении
выражается значение инференциальности или презумптивности, то в
пропозиции, как правило, излагаются факты, которые могут и не иметь места в
реальной действительности. Если в предложении реализуется значение
пересказывательности, то в пропозиции могут быть представлены факты, точки
зрения, статистические данные, намерения, заявления, утверждения, прогнозы,
личный опыт – в зависимости от источника информации.
Теоретико-методологической базой диссертации послужили работы
отечественных и зарубежных лингвистов в таких областях, как:
- теория эвиденциальности (Н.В. Бабёр, С.И. Буглак, Л.В. Васильева, Л.А.
Ильина, А.Д. Каксин, О.А. Кобрина, Н.А. Козинцева, О.А. Кострова, М.М.
Макарцев, С.Т. Нефёдов, Р. Ницолова, В.А. Плунгян, Б. Ханзен, В.С.
Храковский, Р.Д. Шакирова, Р.О. Якобсон, A.Y. Aikhenvald, F. Boas, W. Chafe,
B. Cornillie, P. Dendale, L. Tasmowski, G. Diewald, E. Smirnova, M. Faller, A.
Jäger, J. Rooryck, T. Scheffler, M. Schenner, A. Socka, B. Wiemer и другие);
- общая теория языкознания и грамматики (Н.Д. Арутюнова, В.Г.
Адмони, А.Л. Зеленецкий, О.В. Новожилова, Т.А. Майсак, С.Г. Татевосов, И.А.
Мельчук, О.И. Москальская, А.М. Поликарпов, Л.В. Шишкова, Т.Ю. Смирнова,
G. Helbig, J. Buscha, J. Bybee, R. Perkins, W. Pagliuca, K. Colomo, C. FabricuisHansen, T. Givόn, R. Thieroff, G. Zifonun и другие);
- теория и отдельные положения функциональной грамматики (А.В.
Бондарко, З.Д. Попова, И.А. Стернин, Е.И. Беляева, Е.В. Боднарук, М.Ю.
Григоренко, Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс и другие);
- теория модусных категорий (А.В. Аверина, М.Я. Блох, Н.Н. Болдырев,
Е.М. Вольф, А.В. Голоднов, Е.А. Гончарова, С.В. Гричин, Н.К. Данилова, А.Г.
Етко, Л.М. Зайнуллина, В.Б. Кашкин, О.Н. Копытов, Т.И. Краснова, Н.С.
Сыроватская, В.Е. Чернявская, G. Droessinger, V. Engerer, K. Horváth, E. Leiss, J.
Nuyts, F.R. Palmer и другие);
- медиалингвистика (С.М. Гуревич, А.А. Дергунова, Т.Г. Добросклонская,
Я.Н. Засурский, А.А. Тертычный, Л.В. Цурикова, Л.Ю. Щипицина, Ch. Fasel,
H.-H. Lüger и другие).
Материалом для исследования послужили более 2300 контекстов,
содержащих средства со значением «эвиденциальность», отобранные методом
6
сплошной выборки из современных медиатекстов, представленных в журнале
„Der Spiegel“, газетах „Süddeutsche Zeitung“, „Die Zeit“, а также на
информационных интернет-порталах „Deutsche Welle“, „Zeit Online“, „Spiegel
Online“, „Tagesschau“, „Süddeutsche Zeitung“.
Апробация работы осуществлялась в выступлениях и обсуждении
результатов исследования на научных конференциях разного уровня: на
международных конференциях («Ломоносов», Москва, МГУ, 2012 г.; «Пути
развития немецкого языка: новые требования – российско-немецкие
инициативы», Архангельск, САФУ, 2013 г.; «Интра- и интеркультурные
векторы филологических исследований на Архангельском Севере и за
рубежом», Архангельск, САФУ, 2013 г.;
«Трансфер знаний в науке,
образовании и бизнесе: пути взаимодействия России и Германии»,
Архангельск, САФУ, 2014 г.; «XLIV Международная филологическая
конференция», Санкт-Петербург, СПбГУ, 2015 г.); на всероссийских
конференциях («Языковые и культурные контакты: северный вектор»,
Архангельск, САФУ, 2012 г.; «Германистика: перспективы развития», Москва,
МГЛУ, 2014 г.); на вузовских конференциях («Язык. Культура. Литература»,
Архангельск, САФУ, 2012, 2014 гг., «Теоретические и прикладные аспекты
изучения медиатекста», Архангельск, САФУ, 2013 г.), на вузовском научнотеоретическом семинаре «Актуальные вопросы современной лингвистики»
(Архангельск, САФУ, 2013, 2014, 2015 гг.). Результаты проведенного
исследования отражены в одиннадцати публикациях, в том числе три из них
опубликованы
в
ведущих
российских
периодических
изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав,
заключения, списка научной литературы, списка использованных словарей,
списка источников фактического материала.
Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект и
предмет исследования, его цели и задачи, описываются анализируемый
материал и методы его обработки, отмечается новизна работы, её теоретическая
и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые
на защиту.
В первой главе «Характеристика категории эвиденциальности»
производится анализ работ, посвящённых свойствам данной категории в
разных языках мира, в ней также составлена обобщенная классификация
семантических типов эвиденциальности, определены статусные характеристики
категории, ее связь с другими категориями, представлена характеристика
медиатекстов, входящих в медиадискурс и послуживших в качестве материала
исследования.
В современном языкознании существует два подхода к определению
понятия эвиденциальности. Сторонники первого подхода утверждают, что
эвиденциальные маркеры указывают только на источник информации в
7
высказывании: [Козинцева 2007; Балабаева 2009; Ильина 2008; Корди 2007 и
др.]. Сторонники второго, широкого, подхода придерживаются мнения, что
эвиденциальные маркеры указывают на источник информации и на степень
достоверности, вероятности высказывания, уверенности говорящего: [Chafe
1986; Engerer 2005; Mithun 1986; Palmer 2001; Rooryck 2001].
В определении эвиденциальности следует учитывать специфику
исследуемого языка. В немецком языке не существует грамматической
категории эвиденциальности, в связи с чем эвиденциальные значения
выражаются с помощью различных, в том числе и модально-эпистемических,
средств. Следовательно, мы рассматриваем эвиденциальность в немецком
языке с точки зрения широкого подхода.
Термин «эвиденциальность» был введён Ф. Боасом и впервые
упоминается в грамматике языка квакиутль, опубликованной в 1947 г., однако
первоначально он использовался для обозначения инференциальности.
Ранее лингвисты изучали эвиденциальность в тех языках, где существует
соответствующая грамматическая категория. В настоящее время активно
ведётся исследование эвиденциальности в языках, не имеющих грамматической
категории эвиденциальности.
Эвиденциальные значения принято систематизировать в зависимости от
типа доступа к информации. В данной работе за основу взята классификация
А. Айхенвальд. В эту классификацию входят следующие значения:
1. Визуальное (visual) свидетельство: информацию получают посредством
зрительного восприятия.
2. Невизуальное
сенсорное
(nonvisual
sensory)
свидетельство:
информацию получают посредством слуха, а также иногда посредством
осязания, обоняния, вкусовых рецепторов.
3. Инференциальность (inference): основана на видимом или ощутимом
свидетельстве, или результате.
4. Презумптивность (assumption): источником информации является
логический вывод, предположение или общие знания.
5. Слухи (hearsay): источником информации являются другие лица,
однако они конкретно не указываются.
6. Цитатив (quotative): источником информации являются другие
конкретные лица [Aikhenvald 2004: 63-64].
Визуальное и невизуальное свидетельство относятся к сфере прямой
эвиденциальности, так как сообщение говорящего основывается на
информации, полученной посредством органов чувств. Инференциальность,
презумптивность, слухи и цитатив относятся к сфере косвенной
эвиденциальности, в данном случае говорящий получает информацию
опосредованно.
Классификация А. Айхенвальд является, на наш взгляд, наиболее
приемлемой для исследования средств выражения эвиденциальности в языках,
не имеющих соответствующей грамматической категории. Полагаем, что
8
целесообразно также выделять в области цитатива информацию, полученную
из вторых и из третьих рук. Информацию из вторых рук получают из одного
источника и передают. Информация из третьих рук предполагает наличие
дополнительного звена в виде посредника при передаче информации.
Последний тип является довольно распространённым в современных немецких
СМИ: Dabei handele es sich um „Selbstverteidigungskräfte“ sowie um eine kürzlich
aufgestellte eigene Armee, sagte der selbsternannte Krim-Regierungschef Sergej
Aksjonow am Montag russischen Agenturen zufolge (Spiegel Online)1.
Схема эвиденциальных значений представлена в таблице 1.
Таблица 1. Классификация эвиденциальных значений
Прямая эвиденциальность
Косвенная эвиденциальность
Пересказывательность
Визуальное
свидетельство
Невизуальное
свидетельство
Инференциальность
Презумптивность
Цитатив
Инфор- Информация из мация из
вторых
третьих
рук
рук
Слухи
Эвиденциальность имеет следующие категориальные характеристики:
1. Эвиденциальность – это универсальная языковая категория, так как
эвиденциальная семантика присутствует в большинстве языков мира.
2. Эвиденциальность – это семантическая категория, имеющая
универсальное значение «ссылка на источник информации» и выражающаяся с
помощью определенных языковых средств.
3. Эвиденциальность – это функционально-семантическая категория, при
условии, если эвиденциальная семантика выражается с помощью языковых
средств
разных
уровней:
грамматических,
лексических,
лексикограмматических.
4. Эвиденциальность – это модусная категория, так как эвиденциальные
высказывания состоят из рамочной и пропозитивной части.
5. Эвиденциальность служит для реализации коммуникативных категорий
(таких, как коммуникативная ответственность, коммуникативное давление,
коммуникативная эффективность), так как в процессе общения ссылка на
источник информации оказывает прагматический эффект на реципиента, хотя в
немецком языке она и не является обязательным компонентом предложения.
6. Эвиденциальность связана с категориями эпистемической
модальности, авторитетности, персуазивности, авторизации, оценочности,
ирреалиса и адмиративности.
Основные эвиденциальные маркеры выделены в примерах полужирным шрифтом,
конъюнктив косвенной речи, использующийся в качестве дополнительного эвиденциального
маркера – подчёркиванием, а диктумная часть предложения – курсивом.
1
9
Эвиденциальность и эпистемическая модальность являются разными
категориями, но имеют некоторые области пересечения. Так, значения
инференциальности и презумптивности имеют сопутствующие значения
высокой степени уверенности говорящего в сообщаемой информации, так как
он не сомневается в истинности своего логического вывода.
Значение пересказывательности также может включать в себя различные
добавочные значения оценки достоверности источника: говорящий может
выражать доверие или недоверие источнику информации, соответственно,
рассматривать пропозитивное высказывание как достоверное или ложное.
Эвиденциальные маркеры со значением «цитатив» выражают
авторитетность, если говорящий ссылается на авторитетный источник.
Значение «цитатив» имеет точки пересечения с персуазивностью, так как
ссылки на известных личностей и экспертов в тексте заставляют слушателя или
читателя поверить в истинность пропозиции.
Персуазивность связана также со значением прямой эвиденциальности,
так как информация будет в большей степени вызывать доверие у реципиента,
если журналист сделает ссылку на то, что он получил её путём зрительного или
другого перцептивного восприятия.
Эвиденциальность и авторизация являются двумя разными категориями,
однако они имеют некоторые точки пересечения. Все эвиденциальные маркеры
выражают авторизацию (например, модальные слова angeblich, vorgeblich,
предложные группы, указывающие на источник информации, конъюнктив
косвенной речи и др.), однако не все средства авторизации являются
эвиденциальными. Категория авторизации шире категории эвиденциальности.
Эвиденциальность связана с категорией оценочности, так как некоторые
эвиденциальные маркеры и эвиденциальные высказывания содержат
оценочный компонент. Оценка может быть явной или скрытой. Явная оценка
функционирует в том случае, если она выражена посредством оценочной
лексики, скрытая оценка реализуется посредством других средств контекста.
Субъект оценки также может быть эксплицитным или имплицитным.
Эвиденциальные значения неразрывно связаны с оценочными. При
прямой эвиденциальности говорящий может включать в пропозицию оценку
наблюдаемых фактов действительности. Субъект оценки в данном случае
представлен эксплицитно.
При инференциальности и презумптивности логический вывод также
может содержать оценочный компонент. В этом случае субъект оценки, как
правило, не называется.
При передаче пересказывательных значений оценка может иметь три
направления:
1. Говорящий оценивает источник, которому принадлежит высказывание.
2. Говорящий оценивает информацию, приведённую в диктумной части,
используя оценочные средства, выражающие факт сообщения.
10
3. Источник информации даёт оценку каким-либо предметам или
явлениям действительности.
Эвиденциальность и ирреалис в немецком языке являются разными
категориями, но могут иметь области пересечения в значениях косвенной
эвиденциальности, так как при инференциальности и презумптивности
логический вывод может не соответствовать действительности, при
пересказывательности в пропозиции также может быть изложена информация,
в которой говорящий сомневается, т.е. не являющаяся фактивной.
Адмиративность выражает удивление говорящего, которое он
высказывает в связи с неожиданным обнаружением фактов действительности.
В немецком языке данная категория может выражаться различными
лексическими средствами, в том числе эвиденциальными маркерами (например,
глаголом sehen, модальным словом offensichtlich, конъюнктивом II) в сочетании
с элементами контекста.
Эвиденциальность в немецком языке целесообразно представить в виде
полицентрического функционально-семантического поля, так как она
выражается с помощью ряда разноуровневых языковых средств с общей
семантикой – указание на источник информации. Исследованием полевых
структур занимались такие ученые как А.В. Бондарко, Е.В. Гулыга,
Е.И. Шендельс, В.Г. Адмони, З.Д. Попова, И.А. Стернин, Е.И. Беляева и другие.
В реферируемой работе за основу была взята идея полицентрических
функционально-семантических полей А.В. Бондарко.
Материалом для изучения языковых единиц с эвиденциальной
семантикой в работе послужили немецкоязычные тексты печатных и
электронных средств массовой информации. Медиатексты являются
составляющими медиадискурса и функционируют в сфере массовой
коммуникации. Двумя наиболее значимыми группами жанров немецкого
медиадискурса являются информационные и аналитические жанры. Для
информационных жанров медиатекстов характерно использование ссылок на
источники информации, для аналитических жанров – наличие мнений и оценок
разных личностей. В связи с этим две данные группы жанров были избраны для
анализа в них эвиденциальных маркеров.
Во второй главе «Выражение эвиденциальности в немецком языке»
осуществляется выявление и анализ эвиденциальных маркеров в немецком
медиадискурсе.
Эвиденциальные маркеры представлены в виде полицентрического
функционально-семантического
поля,
состоящего
из
микрополей,
соответствующих эвиденциальным значениям. Ядро и периферия определены
на основании частотности эвиденциальных маркеров в медиатекстах.
При прямой эвиденциальности говорящий получает информацию путём
чувственного восприятия. Так, для выражения прямой эвиденциальности в
немецком языке могут использоваться следующие лексические средства: 1)
перцептивные глаголы sehen, hören, fühlen, например: Der Fall, Jakstats Stottern
11
und die Aussage des Beamten waren am Dienstagabend Thema in der Sendung des
TV-Magazins zu sehen (SZ Online); 2) модальные слова: offenkundig, sichtlich (на
основе анализа дефиниций слов в словарях „Duden“ и „Das Digitale Wörterbuch
der deutschen Sprache“ был сделан вывод, что перечисленные средства имеют в
значении сему «зрительное восприятие» и, соответственно, служат для
выражения визуального свидетельства), например: Seit kurzem sind Arbeiter auf
der Baustelle und beseitigen offenkundig die Schwarzbauten (SZ Online).
Значение «прямая эвиденциальность» довольно редко встречается в
немецких медиатекстах (около 2 % от всех примеров с эвиденциальными
значениями), поэтому нерационально выделять в составе прямой
эвиденциальности более мелкие микрополя – визуального и невизуального
свидетельства. Микрополе прямой эвиденциальности является структурой
полицентрического типа и состоит из двух центров: глагольного и
неглагольного.
Данное микрополе образуют лексические средства, входящие в
определённые синтаксические структуры. Центры в составе микрополя
выделены на основании частеречной принадлежности данных лексических
средств.
Ядро глагольного центра образуют конструкции sein + zu + sehen / hören,
на периферии находятся главные предложения в составе сложноподчинённых
Ich (wir) sehe(n) / höre(n) и конструкции accusativus cum infinitivo – Ich (wir)
sehe(n) / höre(n) … + инфинитив. В состав неглагольного центра входят
модальные слова offenkundig, sichtlich. Микрополе прямой эвиденциальности
представлено на рисунке 1.
Рисунок 1 – Микрополе «прямая эвиденциальность»
12
Микрополе косвенной эвиденциальности в медиатекстах включает в
себя два значения – инференциальность и пересказывательность. Значение
презумптивности (при котором говорящий делает логический вывод с высокой
степенью уверенности в нём на основе имеющихся у него знаний) в
исследованных текстах обнаружено лишь в незначительных единичных
примерах (0,04 %): Der Gipfel zeigt aber auch, wie weit so manche Forderung noch
von der Wirklichkeit entfernt ist: Um ihre Kunden besser vor Angriffen aus dem Netz
zu schützen, schließt die Telekom ausgerechnet ein Bündnis mit dem US-Anbieter
RSA. Gewiss, das Unternehmen ist ein angesehener Spezialist in Sicherheitsfragen
(SZ Online). Малую частотность значения презумптивности можно объяснить
стремлением медиатекстов к краткости изложения. Подобные основания для
логического вывода, как правило, не приводятся в связи с тем, что данная
информация понятна из контекста. Кроме того, для выражения данного
значения используются те же средства, которые выражают инференциальность.
В связи с этим нерационально выделять презумптивность в отдельное
микрополе. Данное значение мы будем рассматривать вместе со значением
инференциальности.
Инференциальность предполагает, что говорящий делает логический
вывод с высокой степенью уверенности в нём на основании наблюдаемых или
ощутимых результатов.
В
высказываниях
со
значениями
«инференциальность»
и
«презумптивность» реализуется также значение эпистемической модальности.
Однако эвиденциальные высказывания отличаются тем, что для них характерно
наличие в контексте явно выраженных оснований для логического вывода.
В
качестве
средств
выражения
эвиденциальных
значений
«инференциальность» и «презумптивность» мы рассматриваем: конструкции
scheinen / drohen / versprechen + zu + инфинитив; модальный глагол müssen +
инфинитив; форму werden + инфинитив при наличии в контексте средств,
указывающих на уверенность говорящего в выводе или отсутствии средств,
указывающих на неуверенность; модальные слова höchstwahrscheinlich, sicher,
gewiss, bestimmt, zweifellos, zweifelsohne, offenbar, offensichtlich, augenscheinlich,
anscheinend.
Конструкции scheinen / drohen / versprechen + zu + инфинитив выражают
логический вывод, основанный на фрагментах информации, которая была
получена посредством чувственного восприятия или личного знания
говорящего. Глаголы drohen и versprechen содержат также оценочный
компонент: drohen означает, что ожидаемое положение дел воспринимается
отрицательно; versprechen предполагает, что ожидаемое положение дел
воспринимается положительно или с незначительным отрицательным оттенком
[Colomo 2011]. Например: Die 20-Jährige zog sich eine Wirbelverletzung zu und
droht die Olympischen Winterspiele zu verpassen (SZ Online).
Если говорящий имеет перцептивный доступ к результатам
произошедшей ситуации, следовательно, он в большей степени уверен в своем
13
выводе, поэтому можно считать, что глаголы scheinen, drohen и versprechen
служат для выражения инференциальности.
Модальный глагол müssen используется для выражения умозаключения
говорящего, которое может быть сформулировано на основе информации,
полученной посредством восприятия, или с опорой на личные знания
говорящего, для таких высказываний характерна высокая степень уверенности
говорящего в выводе [Шакирова 2010]. Например: Säulen aus Leder, Wände aus
dunkel gegerbter Aalhaut, Verkäufer mit Handschuhen. Fünf-Sterne-HotelAtmosphäre. Avantgarde ist das nicht. Mit seiner Innenarchitektur muss Marino den
Geschmack vermögender Kunden treffen (Spiegel 18/2013, S. 109).
Форма werden + инфинитив также рассматривается иногда в качестве
эвиденциального маркера [Diewald, Smirnova 2010; Боднарук 2012]. Полагаем,
что об эвиденциальном значении формы werden + инфинитив речь может идти
лишь в том случае, если в контексте эксплицируются основания для
логического вывода и высокая степень уверенности говорящего (например,
выраженная с помощью маркеров ganz gewiss, sicher и др.) или отсутствуют
эпистемические
маркеры,
выражающие
значение
неуверенности
(möglicherweise, wahrscheinlich и др.). Например: Es war einerseits eine recht
gelungene PR-Aktion der Salafisten um Sven Lau. Aber sie erhöht auch den
Verfolgungsdruck, wie man es in der Sprache der Ermittler nennt. Lau wird erst mal
keinen unbeobachteten Schritt mehr machen (SZ Online).
Модальные слова со значением инференциальности и презумптивности
были выявлены на основании анализа теоретической литературы а также
дефиниций рассматриваемых средств в словарях „Duden“ и „Das Digitale
Wörterbuch der deutschen Sprache“. В результате анализа выяснилось, что
высокая степень уверенности говорящего выражается в модальных словах в
следующих случаях: 1) если они имеют сему «отсутствие сомнения»
(höchstwahrscheinlich, sicher, bestimmt, gewiss, zweifellos, zweifelsohne), 2) если
они выражают значение логического вывода на основе зрительного восприятия
(offensichtlich, offenbar, augenscheinlich, anscheinend). Таким образом,
средствами выражения инференциальности и презумптивности в немецком
языке следует считать модальные слова höchstwahrscheinlich, sicher, bestimmt,
gewiss, zweifellos, zweifelsohne, offensichtlich, offenbar, augenscheinlich,
anscheinend. Например: Von außen ist nicht viel zu sehen, außer ein paar Baracken
und vielen Ablüftungsrohren – der Hauptteil der Anlage liegt offenbar unter der
Erde (SZ 10.07.13, S. 6).
Значение «инференциальность» довольно редко встречается в
медиатекстах (около 3 % от всех примеров с эвиденциальными значениями).
Микрополе инференциальности имеет полицентрическую структуру и состоит
из двух центров: неглагольного и глагольного.
Ядро неглагольного центра образует модальное слово offenbar, на
периферии находятся модальные слова höchstwahrscheinlich, bestimmt, sicher,
gewiss, zweifellos, zweifelsohne, offensichtlich, augenscheinlich, anscheinend.
14
Ядро глагольного центра состоит из конструкций scheinen + zu +
инфинитив, drohen + zu + инфинитив, а также формы werden + инфинитив;
периферийное положение занимают конструкция versprechen + zu + инфинитив
и глагол müssen в сочетании с инфинитивом. Микрополе инференциальности
представлено на рисунке 2.
Рисунок 2 – Микрополе «инференциальность»
При пересказывательности говорящий получает информацию от других
лиц или из печатных источников. В сферу пересказывательности входят два
значения: цитатив и слухи, которые выражаются с помощью одинаковых
морфологических и лексико-грамматических, однако разных лексических
средств, поэтому целесообразно рассматривать данные значения вместе.
Значение «слухи» предполагает, что говорящий получил информацию от
других лиц, однако они не называются конкретно: Manche vermuten, dass Jung
der Stichwortgeber der „Bild am Sonntag“ war (Spiegel 18/2013, S. 36).
Значение «цитатив» предполагает, что говорящий получил информацию
от других лиц, названных конкретно: Es sei gut, sagte der Geschäftsführer
Günter Burkhardt, dass nun das Amt von einer Sozialdemokratin geführt werde, als
Gegengewicht zum CDU-geführten Innenministerium (DW).
Для выражения пересказывательности в немецких медиатекстах служат:
1) существительные (или местоимения): а) указывающие на конкретный
источник информации (личность, документ, организацию) при выражении
значения «цитатив»; б) имеющие неопределённое, обобщённое значение при
выражении значения «слухи»;
15
2) предикаты речи, ментальной деятельности и некоторые другие,
обозначающие факт сообщения (sagen, behaupten, meinen, schreiben и др.).
В сочетании с этими средствами в качестве дополнительного
(морфологического) эвиденциального маркера в предложении, передающем
косвенную речь, может использоваться конъюнктив.
Проведенное
исследование
показало,
что
кроме
значения
эвиденциальности, претеритальные формы конъюнктива могут выражать
потенциально-предположительную и ирреально-потенциальную модальность.
Dennoch hätte auch Washington keine andere Wahl, als sich auf Modi einzulassen,
falls er neuer Regierungschef Indiens würde, meint Milan Vaishnav (DW). – В
данном примере реализуется ирреально-потенциальная модальность.
Конъюнктив иногда может использоваться в пределах одного или
нескольких предложений без дополнительных лексических средств,
указывающих на источник информации. Такие предложения относятся к
свободной косвенной речи. В предложениях со свободной косвенной речью
конъюнктив является единственным эвиденциальным маркером, например:
„Wir können einem Verbotsantrag nicht zustimmen“, sagte FDP-Chef Philipp Rösler.
Er spreche hierbei für die fünf FDP-Minister im Kabinett (Zeit Online).
К лексическим средствам выражения пересказывательности (значения
«слухи») также относятся модальные слова angeblich и vorgeblich. Данный
вывод был сделан на основании анализа дефиниций данных лексических
единиц в толковых словарях „Wahrig“ и „Duden“. Оба модальных слова
выражают указание на неопределённый источник и сомнение говорящего в
передаваемой информации. Модальное слово angeblich является наиболее
частотным; приведем пример с его использованием: Angeblich wollen sich die
Vereinigten Staaten und Japan der Beschwerde anschließen (SZ, 10.07.13, S. 19).
К
лексическо-грамматическим
средствам
выражения
пересказывательности относятся:
1. Предложные группы (X zufolge, nach Worten von X и другие): при
указании на конкретный источник информации речь идёт о реализации
значения «цитатив»; если источник носит обобщённый характер, например, laut
Schätzungen, то в высказывании выражается значение «слухи». Например: Für
das Siegerauto stimmten nach SZ-Angaben nur knapp 3400 Mitglieder ab statt der
angegebenen rund 34.000 (DW). – В данном случае выражается значение
«цитатив».
2. Модальные глаголы sollen, wollen в сочетании с инфинитивом I и II.
Глагол sollen служит для выражения значения «слухи», то есть источник
остаётся неназванным, например: So soll er noch zwei weitere Häuser in Savar
besitzen, ebenso Land (Spiegel 18/2013, S. 85). Цитативное значение глагол может
приобретать, если конкретный источник информации указан в окружающем
контексте, например: Der Besitzer der Pizzeria soll nach Polizeiangaben ein
ehemaliger Mitarbeiter von Yauquing T. sein (Tagesschau).
16
Глагол wollen используется для выражения цитатива. Особенностью
эвиденциального употребления данного глагола является то, что источником
информации является субъект предложения, например: Mitglieder des
Filmteams wollen gesehen haben, wie ein gegnerischer Schimpansentrupp
auftauchte und Oskars Familie bedrohte (Spiegel 18/2013, S. 137).
Значение «пересказывательность» является наиболее распространённым в
медиатекстах и составляет 95 % от всех примеров с эвиденциальным
значением. Данное значение образует два микрополя: слухи и цитатив.
Значение «слухи» составляет 9 % от всех эвиденциальных высказываний
в
исследованных
медиатекстах.
Микрополе
«слухи»
является
полицентрическим и состоит из трёх центров: глагольно-именного, глагольного
и именного.
Ядро глагольно-именного центра микрополя «слухи» образует сочетание
es heißt, на периферии находятся сочетания неопределённо-личного
местоимения man, неопределённых местоимений (viele, manche, andere) и
существительных со значением «неопределённая группа индивидов» (Leute
(Pl)) с предикатами, имеющими значение «слухи» (munkeln), с предикатами
речи (sagen, erzählen, behaupten и др.), ментальной деятельности (glauben,
denken, vermuten и др.) и чувственного восприятия (empfinden). В глагольноименной центр входят также сочетания отглагольного существительного и
глагола (die Hoffnung lautet). Перечисленные средства чаще всего встречаются в
главных предложениях в составе сложноподчинённых и во вводных
предложениях, реже – в субъектно-предикатных структурах, входящих в состав
предложений с косвенной речью в виде инфинитивных конструкций.
Ядро глагольного центра микрополя «слухи» образует модальный глагол
sollen, который выражает эвиденциальное значение в следующих типах
предложений: в простых предложениях, в главных предложениях, в
придаточных предложениях, в элементарных предложениях в составе
сложносочинённых, в постпозитивных частях бессоюзных сложных
предложений. На периферии глагольного центра находятся глаголы vorwerfen,
mitteilen, reden, spekulieren, erwähnen, ansprechen. Они встречаются в главных
предложениях (в составе сложноподчинённых), например: Immer wieder ist ihm
seither vorgeworfen worden, er habe nicht eingegriffen, um die Gewalt zu stoppen
(DW), а также в простых предложениях с инфинитивными конструкциями – в
форме бессубъектного пассива.
Ядро именного центра микрополя «слухи» образуют существительные
Schätzungen (Pl), Angaben (Pl), Vorwurf (m), Gerücht (n). Периферийное
положение занимают существительные Kenntnis (f), Vernehmen (n), Voraussicht
(f), Pläne (Pl), Anklage (f), Mitteilung (f) и другие. Перечисленные
существительные входят в состав предложных групп, образованных по
моделям: nach + X (где X означает существительное), X + nach, laut + X, X +
zufolge, или главных предложений в сложноподчинённых. В ядро именного
центра микрополя «слухи» входит также модальное слово angeblich. На
17
периферии этого центра находится модальное слово vorgeblich. С
синтаксической точки зрения модальные слова являются вводными словами.
Исследование позволяет составить микрополе эвиденциального значения
«слухи», изображённое на рисунке 3.
Рисунок 3 – Микрополе «слухи»
Значение «цитатив» составляет 86 % от всех эвиденциальных
высказываний в исследованных медиатекстах.
Микрополе «цитатив» является полицентрическим и состоит из трёх
центров: глагольно-именного, именного и конъюнктив-центра.
Ядро глагольно-именного центра микрополя «цитатив» образуют
существительные со значениями «политические деятели», «представители
организаций», «эксперты, специалисты», «организации» в сочетании с
предикатами речи. На периферии находятся существительные со значениями
«деятели культуры», «СМИ», «группы личностей», «государства, города»,
«представители разных социальных групп», «политические партии»,
«документы», «исследования», «спортсмены», «выдающиеся личности
прошлого», «научные журналы» в сочетании с предикатами ментальной
деятельности (glauben, meinen, denken и др.), с предикатами,
характеризующими способ предоставления / получения информации (zeigen,
schreiben, zitieren и др.) и с предикатами, выражающими чувственное
восприятие (empfinden, beobachten и др.). Перечисленные средства чаще всего
употребляются во вводных предложениях и главных предложениях в составе
сложноподчинённых, реже – в субъектно-предикатных структурах, входящих в
18
состав предложений с косвенной речью в виде инфинитивных конструкций, в
присоединительных предложениях, в препозитивных частях бессоюзных
сложных предложений и предложениях с глаголом wollen. Например: Es sei gut,
sagte der Geschäftsführer Günter Burkhardt, dass nun das Amt von einer
Sozialdemokratin geführt werde, als Gegengewicht zum CDU-geführten
Innenministerium (DW). – В данном случае эвиденциальные маркеры
употребляются во вводном предложении.
Ядро именного центра составляют существительные со значениями
«организации», «СМИ», «эксперты, специалисты». На периферии находятся
существительные со значениями «политические деятели», «документы»,
«представители организаций», «результаты исследований, статистические
данные», «группы личностей», «представители разных социальных групп»,
«страны, города», «выдающиеся личности прошлого», «политические партии»,
«спортсмены». Они употребляются во вводных эллиптических предложениях,
состоящих из наречия so на первой позиции и следующего за ним источника
информации, и в предложных группах. Например: Die Position der SPD, das
Betreuungsgeld für Qualitätsverbesserungen bei Kitas zu verwenden, habe keine
Zustimmung der Union gefunden, so Schwesig (Spiegel Online). – В данном
предложении эвиденциальный маркер находится во вводном эллиптическом
предложении.
Конъюнктив косвенной речи образует конъюнктив-центр. Это средство
функционирует в предложениях со свободной косвенной речью и в переходной
ступени от сложноподчинённых предложений к цепочке свободной косвенной
речи. Например: Deshalb werde das kommende Jahr sicher geprägt sein von
Überlegungen, wie die Anpassungsmaßnahmen in den Krisenländern aussehen
könnten, so die Erwartung der Politökonomin. Und es müsse geprüft werden, ob
nicht möglicherweise zusätzlich zu Solidaritätsfonds für einzelne Länder auch
temporäre Hilfsprogramme für die Wirtschaft nach Vorbild des Marshall-Plans
erforderlich sind (DW). – В данном примере источник информации указан в
высказывании, находящемся в препозиции по отношению к свободной
косвенной речи. В нём вводное предложение является эвиденциальным
маркером.
Следует отметить, что конъюнктив может использоваться и как
дополнительный эвиденциальный маркер в других центрах микрополей
«цитатив» и «слухи».
Микрополе эвиденциального значения «цитатив» изображено на
рисунке 4.
19
Рисунок 4 – Микрополе «цитатив»
В работе произведена классификация источников информации в
эвиденциальных высказываниях со значением «цитатив», которая позволяет
выделить два основных типа данного значения и подтипы.
1. Личный цитатив реализуется в высказываниях, где в качестве
источника информации выступают лица / личности. Если речь идёт о группе
лиц (die Unionsspitze, Experten), можно говорить об обобщённом личном
цитативе. Индивидуальный личный цитатив включает в себя две группы: а)
определённый индивидуальный личный цитатив реализуется в том случае, если
в качестве источника выступает определённая личность, выраженная чаще
всего именем собственным (Merkel, Steinmeier); б) неопределённый
индивидуальный личный цитатив предполагает, что источником информации
является неопределённая личность, представленная именем нарицательным (ein
Siemens-Insider, ein Augenzeuge).
2. Институциональный цитатив реализуется в высказываниях, где
источником информации являются организации и документы. Если в качестве
источника информации выступают обобщённые обозначения организаций и
документов (die örtlichen Energieversorger, amtliche Papiere), выражается
значение
«обобщённый
институциональный
цитатив».
Частный
институциональный цитатив включает в себя два значения: а) при
определённом частном институциональном цитативе в качестве источника
выступают определённые организации, документы и СМИ и др., выраженные,
как правило, именами собственными (Google, „Current Biology“); б) при
неопределённом
частном
институциональном
цитативе
источником
20
информации являются неопределённые организации, документы, СМИ и др.,
выраженные, как правило, именами нарицательными (ein Umfrageinstitut, eine
Erklärung). Представим данные значения в виде таблицы 2.
Таблица 2. Классификация типов значения «цитатив»
Личный цитатив
Индивидуальный
Определённый
59 %
Неопределённый
7%
Институциональный цитатив
Обобщённый
Частный
Определённый
17 %
13 %
Неопределённый
1%
Обобщённый
3%
Проведённое исследование позволяет сделать вывод о том, что
существует взаимосвязь между типами эвиденциальных значений, источниками
информации и пропозициональным содержанием.
Если в предложении реализуется значение прямой эвиденциальности, то в
пропозиции излагаются факты, имеющие место в действительности, и
доступные для восприятия: Die beiden tatverdächtigen Männer werden wie folgt
beschrieben: Beide sind augenscheinlich unter 30 Jahre alt (SZ Online). Такие
высказывания характерны для текстов информационных и аналитических
жанров.
Если в предложении выражается значение инференциальности или
презумптивности, то в пропозиции, как правило, излагаются факты, которые
могут и не иметь места в реальной действительности. Информация в
предложении с данными эвиденциальными значениями является логическим
выводом говорящего: Der Mann kauert auf einem beigen Teppich, trägt eine
schwarze Wollmütze und ist in eine Decke gehüllt. Offenkundig ist es kalt in dem
spärlich beleuchteten Zimmer (SZ Online). Такие высказывания используются
преимущественно в аналитических жанрах.
Если в предложении реализуется значение пересказывательности, то в
пропозиции могут быть представлены факты, точки зрения, статистические
данные, намерения, заявления, утверждения, прогнозы, личный опыт – в
зависимости от источника информации. Наиболее разнообразные типы
пропозиции встречаются в том случае, если в качестве источников информации
упоминаются политики, например: Frithjof Schmidt von den Grünen kritisierte
mehrere außenpolitische Punkte, die von den Regierungsparteien CDU, CSU und
SPD im Koalitionsvertrag festgehalten wurden. Darin bleibe es bei der Frage von
Rüstungsexporten bei „unverbindlichen Regelungen“. Zwar wolle sich die Regierung
für eine atomwaffenfreie Welt einsetzen, befürworte aber eine Modernisierung der
Atomwaffen der Nato. Das sei „doppelte Buchführung“. Und reichlich „politischen
Nebel“ gebe es auch bei der Diskussion um bewaffnete Drohnen (DW). – В данном
21
примере из текста аналитического жанра в пропозиции выражается точка
зрения политика на действия правительства.
Наиболее разнообразные источники информации используются в том
случае, если в пропозиции излагаются факты действительности.
Рассмотрим семантические особенности эвиденциальных маркеров.
Эвиденциальные значения имеют связь со значениями авторитетности,
эпистемической модальности и оценочности.
58 % высказываний со значением «цитатив» имеют также значение
авторитетности, например: Der Chef von Rail World Inc, Muttergesellschaft der
betroffenen Bahngesellschaft Montreal, Maine & Atlantic Railway, sagte, die
Feuerwehrleute könnten dabei unwissentlich die Druckluftbremsen der Lokomotive
deaktiviert haben (SZ 10.07.13, S. 10).
В текстах информационных жанров в качестве авторитетов чаще всего
используются политические деятели, организации и их представители, СМИ и
информационные агентства. В текстах аналитических жанров преобладают
ссылки на следующих авторитетов: на политических деятелей, на организации
и их представителей, на экспертов и специалистов.
Если в предложении выражается значение «личный цитатив», то
авторитеты, как правило, являются именными и специфическими, так как
журналист чаще всего апеллирует к мнениям конкретных личностей, известных
в какой-либо определённой сфере. Если в предложении реализуется значение
«институциональный цитатив», то авторитеты являются универсальными и
именными. Журналист в таком случае приводит ссылки на конкретные, всем
известные источники, придавая таким способом значимость информации,
сообщаемой в пропозиции.
Категория эвиденциальности выражается с помощью языковых средств,
которые также могут иметь семантику эпистемической модальности. Наиболее
явно это совпадение значений проявляется в сфере инференциальности, так как
все средства выражения данного значения (конструкции scheinen / drohen /
versprechen + zu + инфинитив; модальный глагол müssen и инфинитив; форма
werden + инфинитив; модальные слова höchstwahrscheinlich, sicher, bestimmt,
gewiss, zweifellos, zweifelsohne, offensichtlich, offenbar, augenscheinlich,
anscheinend) выступают также в качестве маркеров эпистемической
модальности в немецком языке. Данные средства одновременно эксплицируют
эвиденциальность, если в предшествующем контексте явно выражены
основания для логического вывода, например: Schuster strahlt viel Ruhe aus. Das
hat zum einen bestimmt damit zu tun, dass ihm nicht entgangen ist, wie gut er als
Person und Fachmann angekommen ist bei Verband und Publikum (SZ Online).
Некоторые средства, выражающие пересказывательность, также имеют
дополнительные модально-эпистемические значения (модальные слова
angeblich, vorgeblich, модальные глаголы sollen, wollen, некоторые предикаты и
подлежащие, такие как vermuten, der Verdacht, überzeugt sein, bestätigen,
beteuern и другие). Например: Die Ermittler vermuten, die Einladung nach
22
München stehe in Zusammenhang mit einem Brief, den Wulff wenig später an
Siemens-Chef Peter Löscher schrieb (Ibid.). Иногда эвиденциальные маркеры
сопровождаются лексическими средствами со значением эпистемической
модальности (модальное слово offenbar).
В эвиденциальных высказываниях встречаются также оценочные
значения. В предложениях со значением «инференциальность», выраженным с
помощью конструкций drohen + zu + инфинитив, versprechen + zu +
инфинитив, субъект оценки представлен имплицитно, а оценочность является
эксплицитной.
Например: Doch das einstige Vertrauen im deutsch-französischen Verhältnis
ist verspielt, die Chemie zwischen Merkel und Hollande ist so schlecht, dass sie der
europäischen Sache ernsten Schaden zuzufügen droht (Spiegel 18/2013, S. 26). – В
данном предложении отрицательная оценка выражается с помощью
эвиденциального глагола drohen, глагола verspielen и прилагательного schlecht,
находящегося в той части предложения, где приводятся основания для
логического вывода. Также отрицательная оценка характерна для
существительного Schaden (m).
Если в предложении выражается значение «слухи», то субъект оценки
является имплицитным, оценка может выражаться как явно, так и скрыто.
Рассмотрим следующий пример: Immer wieder ist ihm seither vorgeworfen
worden, er habe nicht eingegriffen, um die Gewalt zu stoppen (DW). – Здесь
оценочность выражается с помощью глагола vorwerfen в модусной части
предложения и посредством существительного Gewalt (f) в диктумной части
(выделена курсивом). В предложении присутствует два субъекта оценки: 1)
журналист, который вводит косвенную речь с помощью оценочного глагола
vorwerfen; 2) социум, мнение которого приводится в диктумной части.
Если в предложении присутствует значение «цитатив», то субъект оценки
выражен явно. При значении «пересказывательность» в пропозиции
встречаются наиболее разнообразные типы частнооценочных значений, они
могут быть выражены как явно, так и скрыто. Der Spielfilm habe jetzt das
erreicht, was jahrelange Recherchen eines Journalisten, was dessen Bücher und
Artikel, Radiofeatures und Dokumentationen nicht erreicht haben, erzählt Harrich
(DW). – В данном примере положительная телеологическая оценка выражена
скрыто посредством общего контекста, субъектом оценки является режиссёр
Даниэль Харрих.
Следует отметить, что эвиденциальную семантику могут эксплицировать
также средства, выражающие персуазивность, авторизацию, ирреалис и
адмиративность. В реферируемой работе были отмечены связи этих категорий,
однако из-за ограниченности объёма диссертации мы не смогли рассмотреть их
подробно.
В заключении представлены результаты исследования, а также
намечены перспективы дальнейшей разработки темы, в качестве которых мы
видим подробный анализ связи категории эвиденциальности и категорий
23
персуазивности, авторизации, ирреалиса и адмиративности; изучение
функционирования эвиденциальных маркеров в текстах других дискурсов и
сравнение с данными, полученными при анализе медиатекстов, а также
исследование эвиденциальных маркеров в диахроническом аспекте. Кроме
того, анализ видов и частоты встречаемости источников информации в
медиатекстах может быть использован в журналистике, политологии,
социальной философии.
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:
I. Публикации в рецензируемых научных изданиях:
1) Астахова, Т. Н. Проявление категорий «эвиденциальность» и
«авторитетность» в текстах немецких СМИ / Т. Н. Астахова // Вестник
Северного (Арктического) федерального университета. Серия: Гуманитарные и
социальные науки. – 2014. – № 1. – С. 71–75 (0,3 п.л.).
2) Астахова, Т. Н. Вводные предложения как средство выражения
эвиденциальности в немецких медиатекстах / Т. Н. Астахова // Известия
Волгоградского государственного педагогического университета. Серия
«Филологические науки». – 2014. – № 5 (90). – С. 96–99 (0,3 п.л.).
3) Астахова, Т. Н. Средства выражения эвиденциального значения
«слухи» в немецком медиатексте / Т. Н. Астахова // Филологические науки.
Вопросы теории и практики. – 2014. - № 7 (37), ч. 2. – С. 22–25 (0,5 п.л.).
II. Публикации в других научных изданиях:
4) Астахова, Т. Н. Средства выражения эвиденциальности в текстах
немецкоязычных СМИ [Электронный ресурс] / Т. Н. Астахова // Материалы
Международного молодежного научного форума «Ломоносов – 2012» / отв.
ред. А. И. Андреев, А. В. Андриянов, Е. А. Антипов, М. В. Чистякова ; Мин-во
образования и науки РФ, МГУ имени М. В. Ломоносова. – Электрон. дан. –
Москва: МАКС Пресс, 2012. – 1 электрон. опт. диск (DVD-ROM) (0,15 п. л.).
5) Астахова, Т. Н. Статус категории эвиденциальности в немецком языке /
Т. Н. Астахова // Пути развития немецкого языка: российско-немецкие
инициативы : материалы Международной научно-практической конференции
(Архангельск, 27–31 марта 2013 г.) / [отв. ред. и сост. : Л.Ю. Щипицина] ; Сев.
(Аркт.) федер. ун-т им. М.В. Ломоносова, Ин-т филологии и межкультур.
коммуникации, Лекторат Герман. службы академ. обменов в Архангельске. –
Архангельск : КИРА, 2013. – С. 63–66 (0,25 п.л.).
6) Астахова, Т. Н. Категория эвиденциальности : определение и история
изучения / Т. Н. Астахова // Языковые и культурные контакты : северный
вектор : материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Архангельск, 26–30 ноября 2012
г.) / [сост. и отв. ред. Л. Ю. Щипицина]; Сев. (Арктич.) федер. ун-т им. М. В.
Ломоносова. – Архангельск: ИД САФУ, 2014. – С. 16–22 (0,3 п.л.).
24
7) Астахова, Т. Н. Типы модусов в эвиденциальных высказываниях (на
примере немецких медиатекстов) / Т. Н. Астахова // Ломоносовские научные
чтения студентов, аспирантов и молодых учёных – 2014 : сборник материалов
конференции / Сев. (Аркт.) федер. ун-т им. М. В. Ломоносова ; сост. Н.В.
Баталова. – Архангельск : КИРА, 2014. – С. 16–19 (0,2 п.л.).
8) Астахова, Т. Н. Средства выражения эвиденциального значения
«цитатив» в немецком медиатексте // Германистика: перспективы развития:
тезисы всероссийской научной конференции, посвященной 100-летию со дня
рождения Ольги Ивановны Москальской, 27–28 ноября 2014 г. / Мин.
образования и науки Рос. Федерации, Московск. гос. лингвист. ун-т ; отв. ред.
Н.И. Рахманова. – Москва: МГЛУ, 2014. – С. 14–15 (0,04 п.л.).
9) Astachowa T. Quotative Evidentialität in deutschen Medientexten: Typen
des propositionalen Inhalts / T. Astachowa // Трансфер знаний в науке,
образовании и бизнесе: пути взаимодействия России и Германии = DeutschRussischer Wissenstransfer zwischen Forschung, Bildung und Wirtschaft :
материалы Международной научно-практической конференции (Архангельск,
15–19 октября 2014 г.) / Сев. (Аркт.) федер. ун-т, Ин-т филол. и межкультур.
коммуникации, Лекторат Герман. службы академических обменов в
Архангельске ; [отв. ред. Б. Линдер, А. М. Поликарпов, Л. Ю. Щипицина]. –
Архангельск: Пресс-Принт, 2015. – С. 20–24 (0,24 п.л.).
10) Астахова, Т. Н. Эвиденциальность как универсальная языковая
категория / Т.Н. Астахова // Лингвистика и перевод : материалы междунар.
научного семинара «Интра- и интеркультурные векторы филологических
исследований на Архангельском Севере и за рубежом» (Архангельск, 6–8
декабря 2013 г.) / сост. и отв. ред. И.М. Нетунаева, А.М. Поликарпов; Сев.
(Арктич.) федер. ун-т им. М.В. Ломоносова. – Архангельск: САФУ, 2015. –
Вып. 4. – С. 195–201 (0,35 п.л.).
11) Астахова, Т. Н. Типы оценочных значений в эвиденциальных
высказываниях (на примере немецких медиатекстов) [Электронный ресурс] /
Т.Н. Астахова // XLIV Международная филологическая научная конференция,
Санкт-Петербург, 10–15 марта 2015 г.: тезисы докладов. – СПб :
Филологический факультет СПбГУ, 2015. – С. 155–156. – URL :
http://www.conferencespbu.ru/files/local/CMS_File/h0000/1710/1710.pdf?1425733117 (дата обращения :
21.06.2015) (0,1 п.л.).
25
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
660 Кб
Теги
немецком, полевах, структура, эвиденциальности, pdf, медиадискурсе
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа