close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ПРАГМАЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ РУССКОЯЗЫЧНЫХ И НЕМЕЦКОЯЗЫЧНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ В СИНХРОНИИ И ДИАХРОНИИ

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ТАКТАРОВА АННА ВАЛЕРЬЕВНА
ПРАГМАЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ РЕЧЕВОГО
ПОВЕДЕНИЯ РУССКОЯЗЫЧНЫХ И НЕМЕЦКОЯЗЫЧНЫХ
ЖУРНАЛИСТОВ В СИНХРОНИИ И ДИАХРОНИИ
Специальность 10.02.19 – теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата филологических наук
Майкоп – 2016
Работа выполнена на кафедре немецкой филологии
ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»
Научный руководитель:
Матвеева Галина Григорьевна,
доктор филологических наук, профессор
Официальные оппоненты:
Поленова Галина Тихоновна, доктор
филологических наук, профессор кафедры
немецкого и французского языков / ФГБОУ
ВПО «Таганрогский институт имени А.П.
Чехова», профессор
Серебряков Анатолий Алексеевич, доктор
филологических наук, профессор кафедры
отечественной и мировой литературы /
ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказкий
федеральный университет», заведующий
кафедрой»
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный
университет»
Защита состоится «24» июня 2016 г. в 13.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.001.09 по филологическим наукам при
ФГБОУ ВО «Адыгейский государственный университет» по адресу:
385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференцзал, http://www.vak.ed.gov.ru.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им.
Д.А. Ашхамафа ФГБОУ ВО «Адыгейский государственный университет»
по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Пионерская, 260,
http://www.adygnet.ru и на сайте http://www.vak.ed.gov.ru.
Автореферат разослан «___» _________ 2016 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
кандидат филологических наук, доцент
2
А.Ю. Баранова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Данное
диссертационное
исследование
проведено
с
позиции
прагмалингвистического подхода и посвящено изучению дискурсивных
практик русскоязычных и немецкоязычных журналистов двух временных
периодов: послевоенный 1954-1960 гг. и современный 2009-2012 гг. При
этом в фокусе научного исследования находится речевое поведение
представителей профессиональной группы журналистов издания «Огонек»
и «Шпигель» исследуемого периода.
Актуальность
предлагаемого
диссертационного
проекта
определяется неугасаемым интересом к вербальному воздействию в сфере
дискурса журналистики. Этот вид деятельности дает возможность
обладать информацией, быть популярным, влиять на сознание масс,
творчески самореализовываться. Известный журналист всегда привлекает
внимание к себе, прежде всего, как к личности и творцу индивидуального
текста. Письменная речь журналиста – это ценный источник информации
на политической и общественной арене мира. Анализ журналистского
дискурса,
направленный
на
выявление
неосознаваемого
речевого
поведения коммуникантов, представляется актуальным и важным для
современной антропоцентрически-ориентированной лингвистики.
При этом особую значимость приобретает изучение специфики
дискурсивных практик, как отдельных журналистов, так и журналистских
групп.
Несомненный
исследований
интерес
представляет
в
рамках
прагмалингвистических
газетно-журнальный
текст,
который
рассматривается во всей совокупности его прагмалингвистических,
социальных, психологических, политических, мировоззренческих и других
переплетений. Для данной работы важен прагмалингвистический аспект.
Объектом исследования является речевое поведение русскоязычных
и немецкоязычных журналистов. Под речевым поведением понимается
автоматизированное, среднестатистическое речевое проявление.
3
Предмет
определенных
категорий.
исследования
речевых
Под
составляет
сигналов
речевыми
выбор
грамматических
сигналами
журналистами
и
понимаются
текстуальных
актуализаторы
грамматических, лексических и текстуальных категорий.
Материалом исследования послужили статьи русскоязычных и
немецкоязычных журналистов, опубликованные в изданиях «Огонек» и
«Шпигель», двух временных периодов: 1954-1960 гг. и 2009-2012 гг. В
целях идентифицировать своеобразие речевого поведения авторов текстов,
материал анализируется с позиции двух подходов:
1) синхронно-личностного (сопоставление результатов исследования
текстов журналистов разных национальностей, но одного временного
среза: Н Срез 1 vs Р Срез 1 / Н Срез 2 vs Р Срез 2);
2) диахронно-личностного (сопоставление результатов исследования
текстов журналистов одной национальности, но разных временных срезов:
(Н Срез 1 vs Н Срез 2 / Р Срез 1 vs Р Срез 2).
Были взяты журнальные статьи, разбитые на малые синтаксические
группы (МСГ) – 11937 МСГ текстов русскоязычных журналистов и 10656
МСГ
немецкоязычных
журналистов.
Общее
количество
проанализированных МСГ составило 22593 единицы счета по трем
скрытым конативно-ориентированным стратегиям речевого воздействия, а
также
было
составлено
16
таблиц
и
5 рисунков. Под конативно-ориентированными стратегиями понимается
текстуальная категория, которая регулирует интерактивные отношения
адресанта и адресата.
Гипотеза данного исследования состоит в следующем: если
проанализировать актуализацию журналистами речевых сигналов в
текстах, то в них можно выявить три вида конативности – приоритетную,
идеологическую и конативность ожиданий. Разные виды конативности и
их количественное проявление свидетельствуют о своеобразии речевого
поведения журналистов.
4
Цель
работы
–
исследовать
речевые
сигналы
отдельных
журналистов изданий «Огонек» и «Шпигель» и на основе полученных
результатов
идентифицировать
в
прагмалингвистическом
аспекте
проявление общепринятого среднестатистического речевого поведения
русскоязычных и немецкоязычных журналистов и их своеобразие.
Достижение цели предполагает решение следующих задач:
1) проанализировать
речевое
поведение
русскоязычных
и
немецкоязычных журналистов и выявить приоритетную конативность их
текстов по стратегии скрытого воздействия «Акцентуация автором
элементов речевого события» в синхронии и диахронии;
2) установить идеологическую конативность журнальных текстов на
материале изданий «Огонек» и «Шпигель» по стратегии «Оценивание
автором элементов речевого события» в синхронии и диахронии;
3) раскрыть
конативности
ожидания
журнальных
текстов
на
материале изданий «Огонек» и «Шпигель» по стратегии «Удовлетворение /
неудовлетворение автором ожиданий получателя текста» в синхронии и
диахронии.
Методологическая база исследования. В основе исследования
лежит концепция синхронного описания и диахронного анализа языка Ф.
де Соссюра. Общенаучная методология исследования строится на
принципах системности и антропоцентризма, так как в центре внимания
находится человек как личность и объект речевого воздействия.
Частнонаучную базу работы составляют:

работы
в
области
теории
и
методов
лингвистической
прагматики Н.Д. Арутюновой (1998); М.Б. Бергельсон и А.Е. Кибрика
(1980); А.В. Бондарко (1981); К. Бюллера (2000); А. Вежбицкой (2001);
В.Г. Гака (1992); С.Д. Кацнельсона (1972); Л.А. Киселевой (1978); И.М.
Кобозевой (1986); Г.Г. Матвеевой (1993); Л.В. Матвеевой (1996); Дж. Ф.
Ален и Р. Перро (1986); Г.Г. Почепцова (1987); Ю.С. Степанова (1981);
И.А. Стернина (2000); А.В. Ленец (1999, 2010); Е.В. Фирсовой (2003); Н.И.
5
Формановской (1989); Д. Хаймса (1975); В.И. Шаховского (2005, 2010);
Р.О. Якобсона (1975); J.L. Austin (1962); H. Clark, T. Carlson (1982); G. Graf
(1992); J. Meibauer (2005); W. Motsch (1989, 1995); R. Rathmayr (1996); R.J.
Searle (1965); P.F. Strawson (1964) и пр.;

теоретические положения и результаты исследований в
области журналистики, речевого воздействия и оценки Л.Г. Барласа (1978);
М.М. Бахтина (1975; 1994); Л.М. Васильева (1996); Е.М. Вольф (1985);
Е.Р. Есина (1995); Л.А. Киселевой (1978); Н.Н. Кохтева (2001); Н.А.
Кожиной (1988); Н.И. Клушиной (2003); А.А. Леонтьева (1975, 1997); С.В.
Ляпун (2008); С.Г. Солганика (1996); И.А. Солодиловой (2010); М.В.
Солодовникова (2011); А.С. Стаценко (2011); И.А. Стернина (2000); Е.Ф.
Тарасова (1983, 1990);

исследования в области психологии и психолингвистики
В. Блейхера и И. Крука, мотивационная теория ожиданий В. Врума (1965),
психология развития Д. Левинсона, Г. Крайга и Д. Бокума (2005), теория
акцентуации характера К. Леонгарда (2001); теория ожиданий Д. Роттера
(1993), теории личности и личностного роста Р. Фрейджера и Д.
Фейдимена (2002);

социолингвистические результаты исследований Р.М. Блакара
(1998); Н.Б. Мечковской (1996) и Г. Хофстеда (1983) по типологии
организационных культур.
Методы
особенностями
описания
исследования
материала
и
определяются
исследования:
сравнительного
прагмалингвистического
целью,
метод
анализа,
эксперимента,
и
сопоставительного
метод
метод
задачами
объективного
модифицированного
контент-анализа, гипотетико-дедуктивный метод, а также количественный
и интерпретативный методы.
На защиту выносятся следующие положения:
1.
Речевым
сигналом
приоритетной
конативности
является
акцентуатор речи в виде компонента высказывания, поставленного в
6
определенной позиции. Он выполняет функцию подчеркивания важности
компонента в высказывании. Позиционно акцентуатор речи может
находиться в любом месте высказывания. При прямом порядке слов
акцентуатор
занимает
последнее
место
в
высказывании.
Любое
позиционное нарушение порядка слов направлено на актуализацию
акцентирования (выделения) элементов в высказывании.
2. Под идеологической конативностью понимается введение автором
оценивающих
речевых
сигналов-конативов
в
виде
позитивно-
одобрительных, нейтрально-безразличных и негативно-неодобрительных
идеологем. Идеологемой (конативом) для данной работы является выбор
автором лексической единицы с кодовым оцениванием в соответствии с
теми оцениваниями, которые приняты в данной социальной группе
журналистов. Этот конатив представляет собой знаковое отображение
единицы языковой системы, в которой осознается и оценивается
отношение людей к действительности. Так, печатные СМИ при помощи
идеологем оценивают реальную обстановку в стране и декларируют «свое»
отношение к действительности, управляя сознанием читателя.
3. Под конативностью ожидания получателей журналистских текстов
понимается введение речевых сигналов в виде анафоро-катафорических
средств, которые создают у читателя напряженность из-за недостаточности
или переизбытка информации. Под такими средствами понимаются речевые
единицы, с помощью которых открывается и удовлетворяется ожидание
получателя относительно продолжения текста. Кроме того, избыточность
может проявляться в виде выражения автором собственного мнения,
которое не относится к передаче фактуальной информации.
Научная новизна работы заключается в том, что впервые
предлагается
глубинная
разработка
понятий
приоритетной
и
идеологической конативности, а также конативности ожидания методами
прагмалингвистики путем сопоставительного описания и сравнительного
анализа. Кроме того, важным фактором, определяющим научную новизну
7
проведенного исследования, является введение номинации «конатив» как
речевого
сигнала
конативно-ориентированных
стратегий
скрытого
воздействия. Инновативным является сравнительно-сопоставительный
анализ речевого поведения групп журналистов в синхронии и диахронии.
Теоретическая значимость исследования определяется тем, что оно
вносит вклад в теорию скрытой прагмалингвистики и речевого поведения,
теорию
конативности
(теория
приоритетных
стратегий,
теория
оценивающего одобрения / неодобрения, теория удовлетворения /
неудовлетворения
ожиданий
получателя),
теорию
журналистики,
разработку синхронного и диахронного подходов.
Практическая
ценность
работы
определяется
возможностью
использования ее результатов в теоретических и практических курсах по
прагмалингвистике, теории языка, теории дискурса, психологии, в
журналистской деятельности в части разработки новых речевых стратегий
и конативных методик речевого воздействия. Отдельные положения
диссертационной работы могут быть учтены при проведении спецкурсов
по социолингвистике, психолингвистике, стилистике, прагматике речевого
общения, теории коммуникации, при подготовке семинаров по проблемам
изучения языковой личности, а также на практических занятиях по
русскому и немецкому языкам.
Апробация
работы.
Основные
теоретические
положения
и
практические результаты исследования отражены в 10 публикациях, в том
числе в четырех статьях в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства
образования и науки Российской Федерации. Их основное содержание
излагалось на Всероссийской научно-практической конференции в
Якутске (2011), международной научно-методической конференции в
Ростове-на-Дону
(2014)
и
международной
научно-практической
конференции в Новосибирске (2014).
Структура работы определяется целью и конкретными задачами
исследования. Диссертационное исследование состоит из Введения, двух
8
глав, Заключения, Библиографии, Списка анализируемых текстов, Списка
сокращений и четырех приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении дается обоснование актуальности и научной новизны
темы диссертационной работы, описывается объект, предмет и материалы
исследования, излагается его гипотеза, определяется цель и задачи,
перечисляются методы исследования. Также раскрывается новизна,
теоретическая
значимость
и
практическая
ценность
результатов
исследовательской работы, проводятся сведения о ее апробации и
описывается ее структура.
В первой главе «Теоретические основы изучения материала
исследования» освещаются теоретически значимые вопросы настоящего
исследования,
выводятся
ключевые для
исследования
термины
и
определения, раскрываются основные понятия: конативности, конативноориентированных стратегий, скрытого воздействия, речевого поведения,
синхронного сопоставления и диахронного сравнения.
В качестве опорной теоретической базы исследования обсуждаются
подходы к анализу материала работы с двух позиций: синхронного и
диахронного. Кроме того, раскрываются критерии отбора журналистов и
их статей. В процессе определения критериев отбора текстового материала
учитываются речежанровые, социальные и психологические признаки
групп журналистов.
В данном исследовании рассматривается среднестатистическое
проявление речевого поведения журналистов. Под речевым поведением
понимается своеобразный отличительный маркер поведения, который
вырабатывается в течение всей жизни и является индивидуальным
речевым
проявлением
[Матвеева,
Г.Г.
К
вопросу
о
категориях
прагмалингвистики // Начала скрытой прагмалингвистики: хрестоматия
для студентов немецкого отделения / под ред. Г.Г. Матвеевой, Е.И.
9
Петровой. – Ростов н/Д: ИПО ПИ ЮФУ, 2010. – С. 39-43].
Среднестатистическое проявление речевого поведения журналистов – это
типичное для социальной группы речевое проявление в типичных
условиях речевого общения [Матвеева, там же]. Исследование речевого
поведения русскоязычных и немецкоязычных журналистов проводилось с
помощью методики модифицированного контент-анализа.
Анализ речевого поведения журналистов проводился по трем
конативно-ориентированным
«Акцентуации…»,
стратегиям
«Оценивания…»
скрытого
и
воздействия:
«Удовлетворения
/
неудовлетворения…».
Акцент в исследовании сделан на сопоставительно-сравнительном
анализе
речевого
поведения
русскоязычных
и
немецкоязычных
журналистов двух временных периодов: послевоенного (Срез 1: 1954-1960
гг.) и современного (Срез 2: 2009-2012 гг.) с позиции синхронии и
диахронии. Для наглядности обратимся к Рисунку 1:
Рис. 1
Модель сопоставления исторических срезов в синхронии и диахронии
где «оО» – это ось Одновременности, а «оП» - ось Последовательности.
С позиции синхронного изучения в статике рассматривалось
сопоставление
текстов
журналистов
разных
лингвокультур
(русскоязычные и немецкоязычные журналисты – Срез 1; русскоязычные и
немецкоязычные журналисты – Срез 2), но одного временного периода:
10
послевоенный (1954-1960 гг. - Срез 1) или современный (2009-2012 гг. Срез 2). Для удобства восприятия такое сопоставление на рисунке
выделено овальной фигурой (см. Рис. 1).
С позиции диахронного изучения в динамике рассматривалось
сравнение текстов журналистов одной лингвокультуры (русскоязычные
журналисты
Среза
1
и
русскоязычные
журналисты
Среза
2;
немецкоязычные журналисты Среза 1 и немецкоязычные журналисты
Среза 2), но разных временных периодов: послевоенный период (19541960 гг. - Срез 1) и современный период (2009-2012 гг. - Срез 2). Для
удобства восприятия такое сравнение на рисунке выделено прямоугольной
фигурой (см. Рис. 1).
На основании данного сопоставительно-сравнительного анализа
интерпретировались
теоретические
положения,
необходимые
для
идентификации среднестатистического проявления речевого поведения
групп журналистов.
Во второй главе «Прагмалингвистический анализ речевого
поведения журналистов на материале их текстов» представлены
практические результаты анализа.
Как
уже
упоминалось,
объективный
прагмалингвистический
эксперимент методом модифицированного контент-анализа был проведен
с
применением
подходов.
синхронно-личностного
Отобранные
тексты
и
диахронно-личностного
русскоязычных
и
немецкоязычных
журналистов были разбиты на малые синтаксические группы, или МСГ.
Под
малой
синтаксической
группой
понимается
наименьшая
актуализированная предикативно-модальная группа, которая реализуется в
тексте синтаксически [Матвеева Г.Г. Малая синтаксическая группа как
единица прагматического исследования [Текст] / Г.Г. Матвеева, Е.Е.
Нужнова,
Л.Н.
Тонченко
//
Начала
скрытой
прагмалингвистики:
хрестоматия для студентов немецкого отделения / под ред. Г.Г. Матвеевой,
Е.И. Петровой. – Ростов н/Д: ИПО ПИ ЮФУ, 2010. – С. 71]. Далее в МСГ
11
анализируются речевые сигналы конативно-ориентированных стратегий
скрытого воздействия. Количественные абсолютные речевые показатели
(АРП) частот актуализации тех или иных речевых сигналов по той или
иной стратегии иллюстрируют индивидуальные речевые предпочтения
конкретного журналиста. А количественная среднеречежанровая величина
(СРВ) является эталонным показателем проявления среднестатистического
речевого поведения исследуемой группы журналистов. Анализ позволил
выявить четыре типа среднестатистического речевого поведения групп
журналистов. Обратимся к таблице (см. Табл. 1):
Таблица 1 – Среднестатистический тип речевого поведения № 1. Срез
1. Послевоенный период, %
Стратегии и планы
Стратегия
Стратегия
Стратегия «Удовлетворение
«Акцентуация»
«Оценивание»
/ неудовлетворение
ожиданий»
План
План
План
План
План
План
План
План
Акц.
Неакц.
Позит.-
Нейтр.-
Негат.-
Дост.
Недос.
Избыт.
одобр.
безраз.
неодоб.
49,3
35
15,7
35,4
12,6
52
Журналисты
Русскоязычные
62,3
37,7
(1954-1960 гг.)
Данная таблица иллюстрирует среднестатистический тип речевого
поведения № 1.
Русскоязычные журналисты послевоенного периода демонстрируют
акцентированное речевое поведение по стратегии «Акцентуации…» (62,3
%),
по
стратегии
одобрительное
«Оценивания…»
речевое
поведение
–
идеологически
(49,3
%)
и
по
позитивностратегии
«Удовлетворения / неудовлетворения…» – информационно-избыточное
речевое поведение (52 %).
Таблица 2 иллюстрирует среднестатистический тип речевого
поведения № 2 (см. Табл. 2):
12
Таблица 2 – Среднестатистический тип речевого поведения № 2. Срез
1. Послевоенный период, %
Стратегии и планы
Стратегия
Стратегия
Стратегия «Удовлетворение
«Акцентуация»
«Оценивание»
/ неудовлетворение
ожиданий»
План
План
План
План
План
План
План
План
Акц.
Неакц.
Позит.-
Нейтр.-
Негат.-
Дост.
Недос.
Избыт.
одобр.
безраз.
неодоб.
30
37
33
44,9
23,9
31,2
Журналисты
Немецкоязычные
68,6
31,4
(1954-1960 гг.)
Немецкоязычные журналисты формируют акцентированное речевое
поведение по стратегии «Акцентуация…» (68,6 %), по стратегии
«Оценивание…»
–
идеологически
безразлично-фактуальное
речевое
поведение (37 %) и по стратегии «Удовлетворение / неудовлетворение…»
–информационно-достаточное речевое поведение (44,9 %).
Синхронно-сопоставительное описание материала показывает, что
типы речевого поведения русскоязычных и немецкоязычных журналистов
послевоенного
периода
совпадают
только
по
приоритетной
направленности, а именно: по стратегии «Акцентуация…». Их речевое
поведение различается по идеологической направленности (стратегия
«Оценивание…») и направленности ожиданий их текстов на получателя
(стратегия «Удовлетворение / неудовлетворение…»). У русскоязычных
журналистов
преобладает
идеологически
позитивно-одобрительное
отношение к описываемым событиям, что, скорее всего, связано с
идеологической
установкой
немецкоязычных
идеологически
СССР
журналистов
после
победы
же
периода
того
безразлично-фактуальное
оценивание
в
ВОВ.
У
присутствует
событий,
при
котором описывается констатация фактов. Это, может быть, связано с
некоторой растерянностью общества после поражения ФРГ во Второй
мировой войне. По направленности ожиданий тексты русскоязычных
журналистов иформационно-избыточные, а немецкоязычных журналистов
– информационно-достаточные.
13
Обратимся
к
Таблице
3,
которая
иллюстрирует
среднестатистический тип речевого поведения № 3 (см. Табл. 3):
Таблица 3 – Среднестатистический тип речевого поведения № 3. Срез
2. Современный период, %
Стратегии и планы
Стратегия
Стратегия
Стратегия «Удовлетворение
«Акцентуация»
«Оценивание»
/ неудовлетворение
ожиданий»
План
План
План
План
План
План
План
План
Акц.
Неакц.
Позит.-
Нейтр.-
Негат.-
Дост.
Недос.
Избыт.
одобр.
безраз.
неодоб.
33,3
24,3
42,4
58,5
27,3
14,2
Журналисты
Русскоязычные
72,7
27,3
(2009-2012 гг.)
Русскоязычные журналисты современного периода демонстрируют
акцентированное речевое поведение по стратегии «Акцентуация…» (72,7
%),
по
стратегии
неодобрительное
«Оценивание…»
речевое
поведение
–
идеологически
(42,4
%)
и
негативно-
по
стратегии
«Удовлетворение / неудовлетворение…» – информационно-достаточное
речевое поведение (58,5 %).
Следующая
таблица
(см.
Табл.
иллюстрирует
4)
среднестатистический тип речевого поведения № 4:
Таблица 4 – Среднестатистический тип речевого поведения № 4. Срез
2. Современный период, %
Стратегии и планы
Стратегия
Стратегия
Стратегия «Удовлетворение
«Акцентуация»
«Оценивание»
/ неудовлетворение
ожиданий»
План
План
План
План
План
План
План
План
Акц.
Неакц.
Позит.-
Нейтр.-
Негат.-
Дост.
Недос.
Избыт.
одобр.
безраз.
неодоб.
29,7
40,6
29,7
51,8
17,2
31
Журналисты
Немецкоязычные
58,2
41,8
(2009-2012 гг.)
Немецкоязычные журналисты современного периода показывают
акцентированное речевое поведение по стратегии «Акцентирование…»
14
(58,2 %), по стратегии «Оценивание…» – идеологически безразличнофактуальное речевое поведение (40,6 %) и по стратегии «Удовлетворение
/ неудовлетворение…» – информационно-достаточное речевое поведение
(51,8 %).
По синхронно-сопоставительному анализу типы речевого поведения
русскоязычных и немецкоязычных журналистов современного периода
совпадают по приоритетной направленности и направленности ожиданий
получателей их текстов, а именно по стратегиям «Акцентуации …» и
«Удовлетворения / неудовлетворения…». Не совпадает идеологическая
направленность текстов: у русскоязычных журналистов – негативнонеодобрительное
речевое
поведение,
что
может
быть
связано
с
недовольством ситуацией в стране в связи с экономическим кризисом 2009
г., а у немецкоязычных журналистов – безразлично-фактуальное речевое
поведение, на формирование которого также мог повлиять обвал
экономики Германии в исследуемый период.
Диахронно-сравнительное описание материала показывает, что
речевое поведение по группе русскоязычных журналистов по двум
периодам (послевоенный и современный) не совпадает. Акцентированное
речевое поведение в современный период стало более выделенное,
акцентированное, чем было в послевоенный период. В послевоенный
период у русскоязычных журналистов преобладает
идеологически-
позитивное речевое поведение, а у современных журналистов наблюдается
идеологически
негативно-неодобрительное
речевое
поведение.
Послевоенные тексты журналистов были информационно-избыточные, в
них преобладало авторское мнение, в то время как современные тексты –
информационно-достаточные. При этом избыточность проявляется слабо,
что говорит о низком уровне демонстрации собственного мнения
журналистами.
Диахронно-сравнительное описание материала показывает, что
речевое поведение по группе немецкоязычных журналистов по двум
15
периодам (послевоенный и современный) совпадает. Акцентированное
речевое поведение в современный период стало менее выделенное,
акцентированное, чем было в послевоенный период. В современный
период речевое поведение немецкоязычных журналистов стало более
идеологически
фактуальным,
чем
было
в
послевоенный
период.
Современные тексты журналистов – информационно-достаточные, при
этом уровень недостаточности информации в них ниже, чем в
послевоенный период. А объем избыточности – одинаково высокий, что
говорит
о
высоком
уровне
демонстрации
собственного
мнения
немецкоязычными журналистами обоих периодов.
Как показал объективный прагмалингвистический эксперимент,
речевое поведение русскоязычных и немецкоязычных журналистов
не
совпадает по лингвокультурному критерию при прочих равных признаках:
речежанровых, социальных и психологических.
Проведенное исследование подтверждает наше предположение о
том, что путем анализа актуализации речевых сигналов в текстах
журналистов,
которые
предопределяют
особенности
их
речевого
поведения, можно выявить приоритетную конативность, идеологическую
конативность и конативность ожиданий получателей текстов.
В заключении излагаются полученные выводы и основные
результаты исследования.
В перспективе представляется интересным изучить проявление
речевого поведения других лингвокультур на примере других речевых
жанров,
временных
срезов,
а
также
другого
набора
социально-
психологических признаков.
Основные научные результаты диссертационного исследования
изложены в следующих публикациях:
Публикации в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ
1.
Тактарова,
А.В.
Эффективность
речевого
поведения
журналиста [Текст] / А.В. Тактарова // Вестник Ленинградского
16
государственного университета имени А.С. Пушкина – 2013. – № 4 – С.
146-154. (1,03 п.л.)
2.
Тактарова, А.В. Фрагмент речевого портрета немецкого
журналиста (по критерию направленности его речи на получателя) [Текст]
/ А.В. Тактарова // Филологические науки. Вопросы теории и практики.
Тамбов: изд-во «Грамота», 2014.- № 12 (42). Ч. 2. – С. 176-178. (0,28 п.л.)
3.
Тактарова, А.В. Речевые привычки журналиста на примере
стратегии «Акцентуация автором элементов речевого события» [Текст] /
Г.Г. Матвеева, А. В. Тактарова // Вестник Волжского университета им.
В.Н. Татищева. Выпуск 4 (17) – Тольятти, 2014. – С. 252-258. (0,8 п.л.)
4.
Тактарова, А.В. Манипуляторы акцентированной речи / Г.Г.
Матвеева, А.В. Тактарова // Мир лингвистики и коммуникации:
электронный научный журнал. Т. 1. № 39. – Тверь, 2015. – С. 32-37. (0,7
п.л.)
Другие научные публикации:
6. Тактарова, А. В. Сленговый интернет-язык (на материале
современной немецко- и англоговорящей молодежи / А.В. Тактарова //
Сборник
материалов
Всероссийской
III.
научно-практической
конференции «Язык и межкультурная коммуникация: современное
состояние и перспективы», 25-30 апреля 2011 г. – Якутск, 2011. URL:
http://old.s-vfu.ru/content/div/1125/INTERNET-KONF2011.htm#_А.В._Тактарова. (0,2 п.л.)
7. Тактарова, А. В. Возможности использования лингвистической
теории Н.Я. Марра в современных научных исследованиях / А.В.
Тактарова // Современная филология: Материалы междунар. науч. конф.
(г. Уфа, апрель 2011 г.). – Уфа: 2011. — С. 192-194. (0,2 п.л.)
8. Тактарова, А. В. Речевая культура воздействующих текстов
массовой
коммуникации
/
А.В.
Тактарова
//
Личность
в
прагмалингвистике: сборник статей, посвященный юбилею профессора,
17
доктора филологических наук Г.Г. Матвеевой. – Ростов н/Д: ИПО ПИ
ЮФУ, 2012. – С. 89-91. (0,2 п.л.)
9. Тактарова, А. В. Кодировочная функция иноязычных вкраплений
/ А.В. Тактарова // Личность, речь и юридическая практика: сборник
научных трудов международной научно-методической конференции.
Выпуск 17. – Ростов-на-Дону: изд-во ДЮИ, 2014. – С. 186-191. (0,6 п.л.)
10. Тактарова, А. В. Деструктивное речевое поведение журналистов
(на материале общественно-политического издания «Огонек»)
/ А.В.
Тактарова // Наука и современность – 2014: сборник материалов XXVIII
международной научно-практической конференции / Новосибирск: изд-во
ЦРНС, 2014. – С. 219-223. (0,4 п.л.)
11. Тактарова, А. В. Речевой жанр в прагмалингвистическом аспекте
(на материале немецкого журнала «Der Spiegel») / А.В. Тактарова //
Проблемы филологии, культурологии и искусствоведения в свете
современных исследований: сборник материалов 6-й международной
научно-практической конференции, 16 июня 2014 г. / НИЦ «Апробация». –
Махачкала: изд-во «Перо», 2014. – С. 64-67. (0,4 п.л.)
18
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа