close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Лексика бахтиярийского говора Калаи Тала

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
САСАН АРДЕШИР ГАЗАНФАР
ЛЕКСИКА БАХТИЯРИЙСКОГО ГОВОРА КАЛАИ ТАЛА
10.02.22 - языки народов зарубежных стран Европы, Азии,
аборигенов Америки и Австралии (иранские языки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата филологических наук
Душанбе – 2015
Африки,
Работа выполнена на кафедре таджикского языка Таджикского
государственного педагогического университета имена Садриддина Айни
Научный руководитель:
доктор филологических наук,
профессор Исмоилов Шамсулло
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук,
профессор кафедры английской
филологии Российско-Таджикский
(славянский) университет
Джамшедов Парвонахон
кандидат филологических наук,
доцент кафедры истории и филологии
Таджикской государственной
университет коммерции
Сангинова Ракиба Иномовна
Ведущая организация:
Кулябский государственный
университет имени Абуабдулло Рудаки
Защита состоится «_7_»_января_2015 г. в_13:30_часов на заседании
диссертационного совета Д 737.004.03 по защите докторских и кандидатских
диссертаций при Таджикском национальном университете (734025, г.
Душанбе, пр. Рудаки, 17).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте
Таджикского национального университета www.tnu.tj (734025, г. Душанбе,
пр.Рудаки, 17).
Автореферат разослан «___» _________ 2015 г.
Учёный секретарь
диссертационного совета,
доктор филологических наук, профессор
2
М.Б. Нагзибекова
Актуальность темы. Исследование говоров персидского языка
достигло такой стадии развития, когда обобщение актуальных вопросов,
выводов,
сформулированных
на
основании
имеющихся
фактов
картографирование действующих современных говоров стали одной из
наиболее важных проблем, ставших перед иранской лингвистикой. В связи с
этим назрела необходимость интенсивного изучения лексики говоров
персидского языка, в том числе и лексики бахтиярийского говора Калаи Тала.
Описание и обобщение собранных материалов по лексике этого говора,
сопоставление с лексикой другими говорами персидского языка, а так же
другими иранскими языками и говорами могут представить немало ценных
фактов не только для персидской диалектологии, но и для диалектологии
иранских языков в целом. Выбор темы обусловлен тем, что лексика
бахтиярийского говора населения Калаи Тала до сих пор не была изучена, в
то время, как исследование его характерных лексических особенностей
поможет решению отдельных вопросов иранского языкознания, истории
иранского народа, его этнографии и культуры.
Степень изученности темы. Первые сведение о бахтиярийском
диалекте были сообщены еще в начале и средине прошлого века
В.А.Жуковским Д.Л. Лоримером и О. Маниом. Некоторые фонетические и
грамматические особенности освещении в работах иранских учённых, такие
как Мадади З., Абдалали Х., Амин М., Хасанзаде Р. Был выпушен «Словарь
бахтиярийского говора», автором который является Идимухаммед Иршади.
Однако лексика данного говора в научном плане вообще неразработана, без
которой не представить общей системы бахтиярийского говора. *
Бахтиярийский говор Калаи Тал исследовали такие учёные, как Мадади З.,
Абдалали Х., Амин М., Хасанзаде Р., только на его фонетическом и
грамматическом уровнях. Что касается лексики этого говора, то до
настоящего времени он не являлся предметом исследования.* Поэтому
системное изучение лексики бахтиярийского говора Калаи Тала,
занимающего особое место среди других говоров персидского языка,
является весьма актуальным.
Цель и задачи диссертации. Цель работы заключается в системном
исследовании лексического состава бахтиярийского говора Калаи Тала
персидского языка и выявлении их особенностей. В соответствии с данной
целевой ориентации выдвинуты следующие задачи:
- собрать и проанализировать лексическое богатство изучаемого
говора;
- показать соотношение двух основных пластов словарного состава
говора – общенародных слов и лексических диалектизмов;
- охарактеризовать отличительные черты полных и неполных,
противопоставленных и непротивопоставленных лексических диалектизмов;
- определить источники появления и увеличения лексических
диалектизмов;
3
-указать состояние общенародных слов с точки зрения семантики и
фонетического состава в употреблении жителями Калаи Тала;
- выявить общность и расхождение лексики данного говора в
сопоставлении с лексикой современного персидского литературного языка;
- исследовать лексику говора по принципу тематико-семантических
групп: предметные и непредметные слова;
- выявить и охарактеризовать лексические пласты словарного состава
говора и определить в них место заимствованных (иноязычных) слов, пути
их адаптации;
- рассмотреть типы системных и семантических связей слов в лексике
говора (многозначность, синонимия, омонимия, антонимия), структуры слов
и словообразовательных средств;
- определить место бахтиярийского говора Калаи Тала среди других
говоров персидского языка.
Источники исследования. При написании данной работы
использовались материалы, собранные автором в течение 2010-2013г. во
время неоднократных экспедиций в район распространения изучаемого
говора. Основное внимание при сборе материала уделялось записи
разговорной речи людей старшего поколения, которые сохранили этот говор
в первоначальном и естественном виде. Пунктами стационарной работы и
сбора полевых материалов были г. Калаи Тала и селения Калаи Талского
района:
Общий материал, собранный и исследованный автором, составляет
свыше 10.000 карточек и 10 магнитофонных кассет с записями
Методы исследования. Для реализации поставленных задач были
использованы описательный и сравнительно-исторический методы в
синхронно-диахронном аспекте с применением в необходимых случаях,
элементов компонентного анализа. При характеристике территориального
распространения говора был использован метод лингвистической географии.
Теоретической основой исследования послужили научные труды
русских и таджикских диалектологов Ф.Б. Филина, А.В. Калинина, А.Б.
Колесникова, В.С. Растаргуевой, А.З. Розенфельда, Р. Гаффарова, Ш.
Исмоилова, Т. Максудова, Г. Джураева, Н. Гадоева, Р. Сангиновой и др.
Научная новизна работы заключается в том, что она представляет
собой специальное монографическое исследование неизученной ранее
лексики говора Калаи Тала. Впервые проведено системное описание
лексического состава говора, выявлены лексико-семантические особенности
лексики разговорного языка исконных жителей Калаи Тала. Данная
диссертация, её обобщающие результаты могут служить фактологическим
источником для решения ряда теоретических и практических задач
персидской диалектологии и других отраслей науки, к которым могут быть
приложены результаты исследования.
Теоретическая значимость определяется тем, что впервые в
персидской диалектологии вводится в научный обиход – фактологический
материал одного из неизученных на уровые лексики современных говоров
4
персидского языка. Диссертационное исследование и его результаты могут
послужить научным обоснованием и материалом при изучении и точной
классификации персидских говоров.
Практическое значение исследования заключается в возможности
использования его результатов в издании вузовского пособия по курсам
персидской диалектологии, исторической лексикологии и исторической
диалектологии. Собранный и проанализированный материал может быть
использован
при
составлении
историко-этимологических,
диалектологических словарей, а также при создании атласа говоров и
диалектов персидского и других иранских языков.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Лексика бахтиярийского говора Калаи Тала подразделяется на две
группы слов: общеперсидские слова и лексические диалектизмы. Эти
две группы, с одной стороны, на основе генетических признаков
объединяет данный говор и с литературным языком, и с другими
говорами, а с другой стороны отличают данный говор от литературного
языка и других говоров персидского языка.
2. Лексические диалектизмы имеют различные виды, разные источники
возникновения,
свои
специфические
признаки,
границы
распространения и многочисленные семантико-тематические группы.
3. В лексике бахтиярийского говора Калаи Тала очень много различных
терминов, которые можно разделить на 20 семантико-тематических
групп. К ним относятся термины таких областей, как сельское
хозяйство
(зерноводство,
огородничество,
садоводство,
животноводство, птицеводство), гончарное, кузнечное, швейное,
кулинарное искусствах и т.д.
4. Кроме слов с предметным значением (существительных), в данном
говоре встречаются прилагательные, глаголы, наречия, числительные,
местоимения и слова служебных частей речи с диалектными
признаками.
5. Некоторые диалектизмы полностью вытеснили литературные
эквиваленты, другие – используются параллельно с литературными
аналогами, а третьи – встречаются только в речи отдельно взятых
людей.
6. В лексику бахтиярийского говора Калаи Тала входят слова
английского,
французского,
русского,
арабского,
тюркского
происхождения.
Апробация работы. По результатам исследования были подготовлены
доклады на традиционные конференции (2010-2013г.) профессорскопреподавательского состава ТГПУ имени С. Айни и были опубликованы 4
статьи по теме диссертации. Диссертационное исследование обсуждено и
рекомендовано к защите на заседании кафедры таджикского языка
Таджикского государственного педагогического университета им. С.
Айни (протокол №2 от 10.09.2013) и на расширенном заседании кафедры
Иранской филологии ТНУ (Протокол №4 от 18.09.2013г.).
5
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав,
заключения и списка использованной литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении даётся обоснование актуальности избранной темы,
определяется степень её изученности, излагаются цель и задачи
исследования, раскрываются научная новизна, теоретическое и
практическое значение работы, описываются языковой материал и
методика его анализа. Приводятся общие географические и бытовые
сведения о районе исследования.
В первой главе «Лексический состав бахтиярийского говора
Калаи Тала» рассматривается словарный состав исследуемого говора,
который может быт подразделен на две основные группы: 1)
общенародные слова; 2) лексические диалектизмы.
Круг распространения первой группы слов не ограничивается
собственно Кала-Талским говором, и она своими фонетическими и
грамматическими особенностями тесно связана с литературным языком и
другими говорами персидского языка. Однако вторая группа слов, наоборот,
употребляется только в Кала-Талском говоре, и не используется в
литературном языке или в других говорах.
Общенародная лексика составляет огромное количество словарного
состава Кала-Талского говора и охватывает все сферы деятельности
населения города. В эту группу входит не только собственно персидская
лексика, но и заимствованные слова, которые приобрели общеперсидский
характер (арабские, тюркские, английские, французские и др.). Указанная
лексика рассматривается в исследовании с точки зрения фонетики,
семантики, а также в соответствии с внутренними законами говора.
Лексические диалектизмы по количеству уступают общенародным
элементам, однако, несмотря на это, они составляют значительный пласт
Кала-Талского говора; объектом исследования стало выявление источников
образования,
отличительных
признаков,
семантико-тематических
особенностей и их видов.
При определении понятия «лексический диалектизм» мы опирались на
теоретические исследования известных русских и таджикских учёных Ф.Б.
Филина, А.В. Калинина, Н.М. Шанского, Ф.П. Сороколетова,
В.С.
Расторгуевой, О.И. Блиновой, Р. Гаффарова, Ш. Исмоилова, Т. Максудова, Г.
Джураева и др.
6
Действительно,
при определении
лексических диалектизмов
необходимо учитывать два критерия: а) различие исследуемого говора с
литературным языком; б) связь исследуемого говора с другими диалектами.
Во время исследования лексики бахтиярийского говора Калаи Тала на
основе этих двух критериев выяснилось, что лексические диалектизмы
можно разделить на две группы: 1) неполные лексические диалектизмы; 2)
полные лексические диалектизмы.
Под термином
«неполными лексическими диалектизмами»
подразумеваются слова, идентичные по звуковому составу со словами
литературного языка, но отличающиеся от них по семантическим
признакам.* Как правило, такие слова являются принадлежностью какоголибо определённого говора или группы говоров, то есть их локальное
распространение ограничено. Подобного характера диалектизмы имеются
также и в рассматриваемом говоре. Например, слово булур (хрусталь,
стекло) и кол (плод, фрукт) имеют именно такую особенность. Однако в
говоре Калаи Тала эти словарные единицы имеют не общеперсидское
значение, а означают «трубочка» и «сеять, сажать».
*Неполные лексические диалектизмы представляют собой в некоторой
степени омонимы лексических единиц персидского литературного языка. В
количественном отношении такие диалектизмы в исследуемом говоре
составляют достаточно многочисленную группу. В эту группу можно
включить слово шангyл (вор, грабитель), потому что в Кала-Талском
диалекте оно означает «корова, дойная корова».
В Кала-Талском говоре можно найти слова, которые имеют и
литературное, и диалектическое значение. Из их числа можно отметить слова
тонг (кувшин для воды), сара (хороший, добрый), љоњил ([джāхил] – глупый,
невоспитанный). Их диалектическое значение: тонг ([тāнг]-пень, чурбан,
колода), сара ([capa] очищенный, очищенное зерно), љоњил (сильный,
крепкий). Необходимо отметить, что некоторые из этих слов чаще
употребляются в диалектном значении, нежели в литературном. Это можно
увидеть на примере таких слов, как тонг, љоњил. А другая группа слов,
наоборот, больше используется в литературном значении, чем в диалектном.
К ним относятся такие слова, как сара.
Диалектизмов указанной разновидности в исследуемом говоре
достаточно много. Такие случаи, на наш взгляд, связаны с процессом
взаимодействия литературного языка и диалектов, мощного влияния на них
литературного языка и постепенного выхода из употребления диалектного
значения этих слов.
Полные лексические диалектизмы представляют собой слова, которые
отсутствуют в литературном языке и других говорах. В Кала-Талском говоре
таких лексических единиц наблюдается большое количество. Например,
слова бањик (невеста), пал (коса, локон), пайнидан (измерять, снимать
мерку), дувол(пояс, кушак) имеют в данном говоре это свойство. Такая
разновидность
диалектизмов
используется
в
обозначении
сельскохозяйственных инструментов, предметов быта, одежды, растений,
7
птиц, домашних животных, садовых и степных деревьев. Большая часть
полных лексических диалектизмов этого говора является этнографизмами, о
чём подробно говорится в исследовании.
Полные лексические диалектизмы неоднородны в территориальном
исследовании. Некоторые из них имеют хождение только в кала-талском
говоре, другие имеют место и в соседних диалектах. Исходя из этого, мы,
опираясь на исследование Ш.Исмоилова, который выделил эту
разновидность
слов
в
группу
«противопоставленных»
и
«непротивопоставленных» лексических диалектизмов (3. 7), разделили её на
две подгруппы:
- в первую группу входят слова, которые кроме кала-талского говора,
используются и в других говорах персидского языка. В их числе слова ѓав
(крик, зов), калoт (крепость), воша (похожий, схожий) и др., которые
наблюдаются и в других говорах;
- вторая группа слов включает в себя лексику, которая не
употребляется вне кала-талского говора: пар (берег, побережье),
диза(чёрный и голубой цвет), дoр (дерево), вора (очередь).
Лексические диалектизмы в кала-талском говоре имеют разные
источники происхождения:
1. Слова языка классической литературы, ставшие сегодня диалектными и
не выходившими за пределы бахтиярийского говора Калаи Тала: душ (вчера),
лаш (несколько, немного), барм (большой бассейн, водоём, пруд),
бархaрдан(пер.: беременеть, забеременеть – относятся к животным).
2. Заимствованные слова, которые приобрели диалектное значение: а)
арабские слова: насаќ (земля, взять в аренду), зуњр (обед); б) французские
слова: шалaтон (подстрекающий); в) тюркские слова: бек (козлёнок);
3. Элементы общеперсидской лексики, которые под воздействием
внутренних законов говора приобрели диалектную форму и значение:
а) сократились под фонетическим влиянием: њерpат (њарорат – теплота,
температура), дудан (дўхтан – шить, зашивать);
б) приобрели диалектное значение: ангишт (часть, обжигающее пламя,
искра), тиркаш(посуда полная вода).
4. Этнографические слова: тийасур(зависть, сглаз), таптану
(неспокойный сон, дурной сон), шерденд (заплетённые нитки (верёвка) для
устранения дурного глаза).
Поскольку в лексике описываемого говора, как и словарном составе
персидского языка в целом, заметное место занимают слова,
заимствованные из арабского , тюркского, французского, английского
языков, в данной главе выделяется соответственно четыре раздела:
1. Арабские слова.Установить пути проникновения арабских слов в
бахтиярийском говоре – вопрос довольно сложный. Однако, то, что это
связано с периодом формирования языка классической персидской
литературы, позволяет предположить, что арабские слова в данный говор
проникли следующими путями:
8
1.1. Религия ислама и исполнение на арабском языке её основных
элементов жителями Калаи Тала;
1.2. Влияние литературного персидского языка, имеющего в своём
составе много арабских заимствований на бахтиярийский говор Калаи Тала;
1.3.Обучение местных учащихся в исламских школах и медресе в течение
многих веков.
1.4. Древние рукописи, написанные на арабском языке.
Арабская лексика в бахтиярийском говоре постоянно используется в
общении наравне с персидскими заимствованиями из арабского языка. Это
связано с тем, что в данном говоре арабские заимствования успешно
адаптировались и сейчас воспринимаются как собственно персидские: китоб,
асал, бадан, зулм, золим и т.д.
Адаптация арабских заимствований дошла до такого уровня, что
некоторые из них в этом говоре с помощью вспомогательных глаголов
образовали составные именных глаголы: љарима кардан (штрафовать),
љавоб додан (отвечать), мариз шудан (болеть, заболеть).
В процессе адаптации арабские слова стали соответствовать
внутренним законам говора. Такие случаи в соответствии с
фонетическими, грамматическими и лексическими принципами могут
образовываться в бахтиярийском говоре Калаи Тала:
а) При фонетическом сращении: ал-ањл (народ, люди), зайиф –
заъиф (слабый, бессильный).
б) При грамматических изменениях. Иначе говоря, слова, имеющие
в арабском языке форму множественного числа, в говоре приобретают
значение единственного. К ним, например, присоединяется персидский
суффикс – о (њо): мадорис-мадорисо (высшая школа), аслийа – аслийањо
(оружие), ахбор – ахборњо (информация).
в) При семантических изменениях. Например, слово «зуњр» в
арабском языке обозначает «полдень, полуденное время», в бахтиярийском
говоре же оно приобрело значение «еда, пища».
Слово љохил (невежественный, глупый) в этом говоре имеет
значение «молодой, сильный, крепкий».
Самым распространённым случаем в бахтиярийском говоре Калаи
Тала является появление синонимичных лексических единиц у арабских
заимствований с арабскими, арабско-персидскими, арабских с
тюркскими и английскими.
а) арабских с арабскими: мактаб, мадраса (школа), муолиља,
мудаво (лечение),
санад, ќабола (документ, факт), молик, соњиб
(владелец, обладатель);
б) арабских с персидскими : ѓариб, бекас (одинокий, нищий), димоѓ,
пуфт (нос), хавос, вир (память);
в) арабских с тюркскими: аљоиб, ќизиќ (интересный), њуљум, њамла,
юриш (нападение, атака).
г) арабских с английскими: мустароњ, таулет (туалет), ваќт,
тейм (время, пора), њаким, дуктур (доктор);
9
д) арабских с французскими: саодат, слоне (счастье), шарур,
шарлатан (мятежник, провокатор).
Исходя их семантических значений заимствованных арабизмов,
были выделены следующие тематические группы лексических единиц:
1. Слова сферы образования: китоw (книга), давот (чернила), савот
(грамотность, грамота), малим (учитель), мадраса (школа).
2. Слова, относящиеся к религиозным лицам, санам и обычаям: муло
(мулла; грамотный человек), шейх (почётный титул мусульманских
религиозных лиц), њољи (хаджи, мусульманин, совершивший поломничество
в Мекку), фотийа (первая сура Корана).
3. Приметы, характер и черты характера: њасут (завистливый), љилу
(распутница), ал (спокойный), њалол (чистый), њаром (поганый).
4. Наименование предметов домашнего обихода: ќуттї (коробка),
кил (чаша, бокал), коса (чашка), нут (корзина для хранения хурмы).
5. Термины, относящиеся к социальным законам: љарима (штраф,
пеня), таќосї (месть, отплата), њаќ (правота, справедливость).
6. Слова сферы медицины: даво (лекарство), муолиља (лечение).њаким
(доктор), мариз (больной), мъойина ( постановка диагноза).
7. Абстрактные понятия: ташаккур (благодарность), љувов (ответ),
толу (просьба, требование),оќут (последствие).
В диссертации в тесной связи с изоглоссами всесторонне
используются слова, обозначающие имена людей, названия предметов
обихода, дома и двора, родственные связи, названия продуктов и пищи.
2. Тюркские слова.
Одной
из
основных
отличительных
особенностей лексического состава данного говора является изобилие в
нём заимствований из тюркского языка. «Эти заимствования относятся к
самым различным разделам лексики» (5. 112).
Причинами
проникновения
тюркских
заимствований
в
бахтиярийский говор являются следующие:
2.1. Совместное проживание жителей Кара-Тала с тюркским
племенем кашкои в отдельных местах региона;
2.2 Постоянные связи персов Калаи Тала с кашкоимами (тюркское
племя), которые проживают неподалёку.
2.3. Семейные и родственные отношения и взаимное посещение
различных праздничных и других мероприятий персами и кашкоинцами,
в частности, в Кала-Тале;
2.4. Совместная трудовая деятельность персов и кашкоинцев на
заводах и фабриках и на других коллективных предприятиях Калаи
Тала.
Тюркские слова включают в себя много семантических групп,
основными из которых являются:
1. Названия предметов быта: ќошуќ (ложка), камча (ложка), ќули
(ковёр), ќайчи (ножницы), таѓод (корыто).
2. Названия блюд: ќима (вид еды), ќаймоќ (каймак, сливки), ќаро (сыр,
высушенный
в виде шариков), ќoтyќ (кислое молоко).
10
3. Слова, относящиеся к животноводческой лексике: ќамчи (кнут,
плётка), ќисир (яловая), йyрќа (иноходь, иноходец), ќашаw (предмет для
чёски лошадей), оѓyл (хлев, сарай для скота).
4. Слова, обозначающие части тела человека: ќавоќ (веко), ќош
(бровь), ќабурѓа (ребро), ќурйан (горло).
5. Слова, обозначающие различные понятия: ќаровул (охранник),
ќишлоќ (кишлак), ботлоќ (болото), хоним (госпожа), хон (хан,
правитель). Как дополнительный компонент женских, реже мужских
имён слова хон придаёт оттенок уважения: Саодатхон, Фотимахон,
Љумъахон.
В диссертации произведён сравнительный анализ слов данного и
других говоров, обозначающих игры, названия деревьев и кустарников,
средств перевозки, термины животноводства и полеводства, названия
животных, насекомых и птиц, имена людей и др.
Из сопоставленных материалов следует, что тюркских слов в
бахтиярийском говоре в сравнении с другими семантическими группами
больше наблюдается в области животноводства. Это говорит о том, что
в процессе заимствования в бахтиярийский диалект перешли те
лексические единицы, в которых имелась наибольшая потребность.
Часть тюркских заимствований бахтиярийского говора имеет
общеперсидский характер. В их числе ќошуќ (ложка), ќош (бровь), ќайчи
(ножницы). Это говорит о том, что процесс проникновения части
тюркских заимствований в данный говор происходил через
литературный персидский язык. В связи с этим, при рассмотрении
процесса заимствования тюркских слов в этот говор, необходимо
учитывать два следующих фактора:
а) влияние персидского литературного языка на данный говор;
б) непосредственное влияние тюркского языка на бахтиярийский
говор.
Эти факторы позволяют нам выделить тюркские заимствования
этого говора в отдельные группы:
1.
Слова, имеющие общеперсидский характер: ќамчи, ќоли,
ќаровул, юриш, ботлоќ и др.
2. Слова, относящиеся к бахтиярийскому говору: гонгран (часть
охотничьего ружья), ќама (вид ножа), ќурма (блюдо).
Тюркские заимствования претерпели в основном фонетические
изменения. Этот случай связан с внутренними фонетическими законами
говора. В такого рода заимствованиях наблюдаются и семантические
изменения. Однако процесс изменения значения в таких словах не так
широко встречается. Другим средством адаптации тюркских слов в
бахтиярийском
говоре
является
их
подчинение
нормам
словообразования персидского языка и смешивание с таджикскими
элементами в сложных лексических единицах. Эти вопросы подробно
анализируются в диссертации.
3. Французские слова. Такие слова и термины проникли в
бахтиярийский говор Калаи Тала следующим путём:
11
3.1.
Влияние персидского литературного языка, имеющего в своём
составе много французских заимствований, на бахтиярийский говор.
3.2. Обучение местных студентов в вузах Франции.
3.3. Переводы с французского языка на персидский.
3.4.
Экономические и культурные отношения между Ираном и
Францией в течение многих лет.
В диссертации определены роль и место французской лексики в
бахтиярийском говоре Калаи Тала. Лексика этого состава используется
во всех отраслях жизнедеятельности носителей данного говора. В
большинстве случаев из этой системы вытеснили из обихода собственно
персидские слова. К этому разряду относятся лексика и термины
техники, сельского хозяйства, просвещения, культуры, одежды, бытовой
утвари, названия болезней и лекарств, номенклатура документов,
учреждений и организаций, военного дела и многих профессий,
человеческие характеристики и т.п.
Некоторые французские слова, войдя в лексику бахтиярийского
говора, изменили свой первоначальный фонетический облик и значение
и приобрели новое. В качестве примера можно назвать слова гарељ
(горож, гараж), шуфир (шофёр), шалaтон (шарлатан, мятежник),
руфуза (опровержение), љокaт (жакет) .
В исследовании местных диалектов необходимо особое внимание
уделить степени распространения заимствованных слов. В диссертации
результаты этого исследования отражены на примере французских слов,
которые встречаются в данном говоре.
4.Английские слова.Бахтиярийский говор Калаи Тала в плане
употребления английских элементов, с одной стороны , имеет много
общего с персидским литературным языком, а с другой – существует и
ряд отличий. Общность употребления данных слов заключается в
одинаковой частотности употребления большей части слов, а различие в
том, что некоторые из них используются или только в литературном
языке, или только на определённой территории данного говора. Это
позволяет сделать вывод о том, что английские слова вошли в
бахтиярийский говор двумя путями: а) опосредствовано; б)
непосредственно.
Первый путь, это когда английские заимствования вошли сначала в
персидский литературный язык, а через него появились в бахтиярийском
говоре. Эта группа слов достаточно многочисленна: одрес (адрес),
тиливизун (телевизор), родийун (радио), мошин (машина). Однако
необходимо отметить, что эти слова претерпели в соответствии с
внутренними нормами говора фонетические изменения. Например, слова
трактор, автобус, комбайн, механик в речи жителей Калаи Тала
приобрели диалектную форму троктур, утубус, кyмбо, миканик. Такие
явления широко известны, так как «в процессе вхождения слов одного
языка в словарный состав другого языка, они видоизменяются под
воздействием норм и правил того языка, в который они входят» (8. 49).
12
Второй путь, это когда английские слова входят в лексический
состав данного говора при непосредственном общении местного
населения с англоязычными жителями. К этой группе слов можно
отнести глуп (лампа, светильник), фонт (мера, измерение), гилос
(стакан), нумра (число, количество). Необходимо отметить, что слова,
вошедшие в говор вторым путём, употребляются в речи людей разного
возраста и разных профессий по-разному. Например, старшее поколение
и крестьяне не так часто их используют, однако в речи молодёжи и тех,
кто имеет отношение к технике, таких слов достаточно много. В
общении горожан английских заимствований больше, в речи сельских
жителей их меньше.
Лексика данного раздела включает в себя термины, отражающие
деятельность местного населения во всех областях. Исходя из этого, их
можно разделить на следующие тематические группы:
1. Слова сферы техники: булдузeр (бульдозер), тaиси (такси), воир
(проволока, электрический провод).
2. Названия одежды и украшений: полтув (пальто), фокол (вид
украшения для волос).
3. Наименование профессий: дуктур (доктор), миконик (механик).
4. Термины сферы культуры: пита (балет), тилeфун (телефон),
видийу (видио), лaйт (лампа батарейная).
5. Документы: поспурт (паспорт), фомил (фамилия), нут (деньги
бумажные), лињрa (штамп).
6. Названия продуктов: тамота (томат, помидор), волф (вино), лиф
(вид сигарет).
Тематическая группа английских слов в бахтиярийском говоре
очень обширна, о чём подробно говорится в диссертации.
Английские слова в этом говоре используются по-разному.
Некоторые из них используются без каких-либо изменений, но лексики,
претерпевшей фонетические или семантические изменения, достаточно
много. Встречаются и слова, которые приобрели диалектную форму и
значение, некоторые из них получили новое значение при помощи
персидских суффиксов. Эти вопросы в диссертации подробно
анализируются. Также в диссертации говорится о синонимических
отношениях английских слов с персидскими, об употреблении
английских слов вместо персидских, о кальках английских слов в
бахтиярийском говоре и т.п.
Во втором главе «Тематико-семантические особенности лексики
бахтиярийского говора Калаи Тала» основное внимание уделяется
локальному распространению тематических групп. Сопоставление и
противопоставление их с современным персидским литературным языком и
в той связи делается попытка показать их общность и различие от
общеперсидской лексики. В связи с тем, что в этой главе исследуются слова
и словарные конструкции, имеющие отношение к общественной жизни,
обычаи, обрядам и традициям носителей говора, рассматриваемые проблемы
носят этнолингвистический характер.
13
Структуру словаря бахтиярийского говора Калаи Тала можно разделить
на две большие группы: а) слова, имеющие предметное значение; б) слова
непредметным значением.
В первую группу входят слова, обозначающие предметы быта,
растения, название болезней и лекарственных средств, события реального
мира, родственные отношения, лексику сферы рукоделия и кулинарии,
животноводства, садоводства, птицеводства, земледелия и др.
1. Предметы области кулинарии. Большинство из этих слов и терминов
носят исторический характер и употребляются во всех местностях, где
проживает род бахтиярийцев, но они не встречаются в современном
персидском литературном языке. Термины области кулинарии делятся, в
свою очередь, на следующие подгруппы:
1.1. Наименование разновидностей пищи: обрез (блюдо, которое
готовится из мяса, лука и кислого сока граната), шулwо (суп, шурпа),
ордула шир (готовят из лука и молока), ордченгол (пища, которую готовят
из муки), оши кордин (приготавливают из риса и горной целебной травы).
1.2. Названия компонентов для приготовление хлеба: њаwир (тесто),
њаwирторош (дрожжи), орд
(мука), нимик (соль), гештело
(невыдержанное тесто).
1.3. Термины, обозначающие процесс изготовления хлеба: бењдан
(просеять муку), муча кардан (замес теста), њаwир кардан (месить тесто),
нунпуњдан (печь хлеб).
1.4. Слова, обозначающие разновидности хлеба: нунеширї (лепёшка
из пресного теста), сартаwма (горячая лепёшка), калгнашир (лепёшка из
пшеничной и булутной муки), нуниљав (ячменная лепёшка).
1.5. Кулинарные принадлежности: ордбез (сито), махтар (решето),
љодона (скатерть), чола (очаг, танур), таwиза (карзина для укладки
лепёшек), танир (печь для выпечки лепёшек).
Пища имеет многочисленные разновидности. Лексика, связанная с
обозначением пищи, выделена в исследовании в отдельную группу, подробно
описываются источники появления, синонимические разновидности, случаи
многозначности, языковые связи и грамматическая структура данных слов.
2. Термины швейного ремесла.
2.1. Названия профессий: дарзї, хайёт. В литературном класическом
языке в этом значении известны слова дарзи и хайёт. Термин дарзї, являясь
персидским, образован от корня дарз с помощью суффикса – ї, однако слово
хайёт арабское, и писатели образовали от них термины дарзї и хайётї (6,
331; 445), которые обозначают мастера.
2.2. Разновидности швейного ремесла: либосдўзї (шитьё одежды,
платья), кулоњдўзї (шитьё головного убора), кафшдўзї (изготовление
обуви).
2.3. Названия готовой одежды: рахт (общее наименование одежды),
бибол (платье без рукавов), попуш, покаш (женские шаровары), тумбун
(мужские шаровары), љува (рубашка) и др.
14
2.4. Термины области пошива головного убора: шавкулaњ/ шабкулоњ,
кулоњи хусравї (названия разновидностей шапок), балак (шляпа), кулaњча
(женская шляпа).
2.5. Термины области изготовления обуви: урсї (русские туфли),
павзор (обувь), поло (обувь из натуральной кожи), чоруќ (вид обуви из
сыромятной кожи без подмёток и каблуков), љаров (носки).
В диссертации подробно рассматриваются термины, связанные с
шитьём постельных принадлежностей, названиями отдельных частей
одежды, обуви, материалов, швейных инструментов и их частей, а также
местом работы швей, процессом шитья одежды, наименовании мастеров и
др.
3.
Термины родства. В диссертации эти термины сравнивались с
аналогичными терминами персидского языка, что позволило выделить среди
них следующие группы:
3.1. Термины кровного родства: баw (отец), аму (брат отца), бyшї
(тётя со стороны матери), берор (брат), баwо (дед, дедушка), хор (сестра),
до (мать), кечї (тётя по отцу), кyр (сын) и др.
3.2. Термины свойства: боwсира (тесть, отец жены), бањиг
(невеста), зина баw (мачеха), гаw зина (шурин, брат жены), мира
(муж),бољноќ (свояк) и т.п.
Лексические конструкции, относящиеся к родству, в данном говоре,
весьма обширны. Причина этого кроется в том, что в этой области
используются и общеперсидские термины и лексические диалектизмы. В
диссертационном исследовании даётся обширное толкование диалектных
слов, связанных с обозначением родства, их структуру и семантику. А также
рассматривается лексика, получившая в этой связи другое значение, или
приняла омонимичную, синонимичную и антонимичную позиции.
4. Слова и термины области музыки. Эти термины, в свою очередь,
делятся на обусловленные группы:
4.1. Слова, обозначающиеся музыкантов: тошмол (музыкант,
играющий на музыкальном инструменте), дyњyлку (музыкант, играющий на
барабане), соззан (музыкант духового инструмента).
4.2.
Слова, обозначающие наименование музыкальные инструменты:
сyрно (духовой музыкальный инструмент), тyмбак (барабан), соз (струнный
музыкальный инструмент), найшит (маленькая труба).
4.3.
Виды мелодий: созичап (траурная музыка), сози рост (весёлая
музыка), фиќаk (короткая мелодия).
Как мы видим, термины в области музыки в основном имеют диалектный
характер и используются в ареоле распространении бахтиярийского говора
Калаи Тала.
5. Сельскохозяйственные термины и слова. Эти диалектизмы связаны с
постоянным занятием населения Калаи Тала и, в зависимости от различных
видов сельскохозяйственных работ, в свою очередь, делятся на следующие
группы:
15
5.1. Разновидность пшеницыи ячменя: гандyм (пшеница), љави
пийѓамбарї (пророщенный ячмень), љави чорназа (перловая крупа), љави
коко (чёрный ячмень), гандуми тоњмї, гандуми зардyнг (разновидность
пшеницы).
5.2. Наименование овощей: хийор (огурец), њиндуна (арбуз), гургоб
(дыня), пийоз (лук), тамота (помидор), сибизаминї (картошка), бодимљон
(баклажан), гендї (мош, маш).
5.3. Термины уборочного процесса зерновых: дарав (жатва), бофа
(сноп, вязанка), ѓала (зерно), њавла (молотьба), ҳўшачин (подбирающий
колосья), хўшачинї (сбор колосьев), ангуcтуна (специальная перчатка для
жатвы).
5.4. Термины, относящиеся к процессу пашни и посеву: барзийгар
(землепашец), барзийарї (земледелие), овмол (лицо, наблюдающее за
распределением воды в оросительной системы), порейаw (земля для посева
риса), шахм (пахать, вспахивать), тифканидан (сеять).
5.5. Слова, выражающие названия орудия производства: хиш, говоњан
(соха), љуфт (ярмо), дос (коса), чам (волокуша для обмолота зерна).
5.6. Другие сельскохозяйственные слова и термины: суфола (стебель
пшеницы и ячменя), доса (усики в колосьях пшеницы и ячменя), пуранд
(шелуха зерна), њуш (пшеничный колос), гyм (кончик ячменя).
6. Значительную часть лексем рассматриваемого говора выражают
понятия, связанные с обычаями и традициями населения этого региона.
Наиболее распространёнными народными обрядами в Кола-Тале
являются следующие:
6.1 Термины, связанные с ребёнком: тотї (первые шаги ребёнка),
погурї (ребёнок, который родился после смерти отца), љиќила (мальчик),
љумулу(близнецы), љара-дара кардан (плакать), диндо-брун (последний
ребёнок в семье).
6.2.Термины, обозначающие инвентарь колыбельки: буллу
(мочеиспускательная трубочка), буфт (матрас), болишт (подушка),
рипуз (покрывало), ќутї (горшок).
6.3. Термины, связанные со свадебными обрядами: рахтбрун
(стадия подготовки к свадьбе), љањоз (украшение для невесты),
њанобандон(обряд с угощением по случаю окрашивания хной пальцев
невесты перед свадьбой), кахудої (сватовство, сватание).
6.4. Лексика траурных и поминальных обрядов: ихборовардан
(передавать сообщение о смерти кого-нибудь), бонг (горькие рыдания,
громкий плач по поводу смерти близких), љунсепордан (умереть), љунеwe
пушт (быть при смерти), чорчў(гроб, носилки для покойника),
чилум(поминки на сороковой день после смерти кого-либо), хоксун
(кладбище), мурдашур (обмывающий покойников), мишим (то, что
осталось от покойника).
В этой главе исследованы и частично квалифицированы слова и
термины из области охоты, гончарного и кузнечного промыслов,
названия деревьев и кустарников, растений и трав, болезней и способов
16
их лечения, частей тела, инструментов труда, номенклатура животного
мира, явлений природы, детских игр данного говора.
Слова, имеющие непредметное значение, не так многочисленны и
выражены прилагательными (качество, свойство, форма, вид и цвет),
обозначают действие и движение, количество, образ действия, время и
место.
В диссертации мы эти слова и термины разделили на несколько
подгрупп и показали их особенности.
В третом главе «Лексико-семантические пласты бахтиярийского
говора Калаи Тала»
проведён
анализ диалектной лексики
бахтиярийского говора Калаи Тала. В данной главе рассматриваются
формы проявления употребляющихся в говоре синонимов, антонимов,
омонимов и многозначных слов.
1.Синонимы. Как известно, синонимы разнообразят и обогащают
словарный запас языка. Их возникновение и развитие тесно связаны с
возникновением и развитием общества, а значит, с возникновением и
развитием языка. Поэтому любые происходящие в обществе социальные
явления всегда отражаются в его языке. Проблема синонимии на
материале персидского литературного языка уже получила в научной
литературе достаточное освещение, что же касается персидских говоров,
то за исключением отдельных фрагментов (1. 17-18) она практически не
изучена.
По сравнению с другими лексическими категориями синонимичные
слова в бахтиярийском говоре Калаи Тала весьма развиты, что связано с
лексическим богатством устного народного творчества, красочностью
диалектного языка, а также с заимствованиями из других языков,
сближением лексики рассматриваемого говора с лексикой литературного
языка, постоянной связью её с другими диалектами персидского языка.
Поскольку факторы, способствующие появлению синонимов,
разнообразны, компоненты синонимического ряда тоже разнообразны
по своей принадлежности. Они представлены общеперсидскими
элементами, словами диалектными и общеперсидскими, словами
заимствованными и диалектными, собственно диалектными словами.
Синонимичные слова разнообразны по своему значению.
Некоторые из них употребляются для выражения одного значения, даже
заменяют друг друга, однако в зависимости от границ употребления,
более или менее отличаются друг от друга. Другая группа слов близка
друг к другу, однако, слова эти не взаимозаменяемы и отличаются в
какой-то мере и своими стилистическими оттенками. Явление тождества
значений, или синонимические отношения слов, получает свое развитие в
контексте в связи с расширением значения слова. Эти вопросы подробно
исследуются в диссертации.
Большой интерес представляют синонимичные слова по их
принадлежности к частям речи:
17
1.1.Синонимы - субстантивные слова. Наиболее многочисленной
представляется группа субстантивных синонимов, которые обозначают
разные значения:
а) названия частей тела: оренч, марп (локоть), рe, мангал* (лицо,
лик), нyфт, димоѓ, мангал (нос).
б) наименование конкретных предметов: подун, рекоw, регол
(стремя), лача, кyњна (отрезок, кусок), њима, чу (дрова).
в) синонимы, относящиеся к детям: тилф, ѓура, бача (ребёнок),
кура, руд (дитя).
г) домашний инвентарь: диг, ќаблама, паwтил (котёл), зергуш,
лошти, болишт (подушка).
1.2.Синонимы - адъективные слова. В зависимости от семантики
эти синонимы делятся на несколько групп:
а) слова, обозначающие внешний вид: нокyта, нотел,нотеланљ
(горбатый), љyќин, телин (пузатый, толстяк), олештї, лиш, чинавї,
денгола (некрасивый, неперивлекательный);
б) слова, обозначающие характер: wир, wешт (способный,
талантливый), бадборт, kачахал, носо, бадхyќ (аморальный), дасбимус,
љангаpу (интриган, провокатор);
в) слова, обозначающие качество дерева: гелyфта, чанга (сухое,
высохшее дерево), парпелун, парипеш (без листьев, без листвы).
1.3. Синонимы - глагольные слова:
а) простые глаголы: такестан, туйнидан (колоться, игла уколола
палец), анљанидан, тенљенидан
(измельчать, нарезать), љернидан,
шарнидан (раскалывать);
б) составные глаголы: њаво кердан, со кердан (становиться ясным,
прозрачным: о погоде), њаwол оwардан, ахбор оwардан (извещать,
сообщать), боло уwордан, ќасийун кердан, шекофта задан (отдыхать).
1.4.Синонимы - наречные слова: пассywа, сywатарин (послезавтра),
чахт,њало (обильный, многочисленный).
2. Антонимы. В бахтиярийском говоре, как и в персидском
литературном языке, антонимы возникают благодаря наличию
противоположных значений у различных слов и путём образования
таких слов от одного корня посредством грамматических элементов
(префиксов на-, би-). «Антонимы, - отмечает М.Мухаммадиев, - как
лексическая категория связаны с синонимами» (4, 28). Действительно,
эта их связь ясно прослеживается в бахтиярийском говоре. Именно эта
тесная связь приводит к тому, что ряд антонимических слов в
определённых случаях превращаются в синонимы. Таким образом, в
рассматриваемом говоре возникают две группы антонимических слов:
2.1. Одночленные антонимы: доро (богатый) – фаќир (бедный),
саwир (терпеливый) – љангеру (скандалист), мордани пер (худой) – дембу
(толстый, полный).
18
2.2.Многочленные антонимы: лищ (уродливый) –ќашанг, хув
(красивый), бахил, хасис – (жадный) –саховатманд (щедрый), ќаљбуланд,
нашмин (высокий) – кузела, резела (низкорослый).
Синонимичные пары антонимов часто не имеют одинаковых
пределов распространения. В части антонимов можно наблюдать такую
картину, когда один из компонентов антонимов употребляется
повсеместно, а другой относится лишь к одной какой-нибудь местности.
Об этом подробно говорится в диссертации.
Антонимических слов по сравнению с синонимами не так много,
потому что не все слова могут иметь противоположное значение.
«…антонимы, - отмечается в грамматике таджикского языка для высшей
школы,- имеют только такие слова, которые выражают адъективные
значения или имеют признаки качества» (7. 27). Это наблюдается и в
местных говорах. В бахтиярийском говоре Калаи Тала антонимические
слова
относятся, главным образом, к адъективным, глагольным,
наречным словам:
а) Антонимы-адъективные слова: пурзук (болтливый)- саwир
(молчаливый), бойор (больной) – тандерес (здоровый).
б) Антонимы-глагольные слова: рафт (ушёл)-нарафт (не ушёл),
бираw (иди, идите) – нараw (не надо идти).
в) Антонимы-наречные слова : неќот (мало) –бисйор (много), ољил
(быстро) – йаwош (медленно).
3. Омонимы. В бахтиярийском говоре омонимов меньше, чем
синонимов, и как отмечает М. Мухаммадиев, омонимы не отличаются
большими стилистическими особенностями (4. 26), но они представляют
большой интерес по своему происхождению, пределам распространения
и принадлежности к частям речи.
Омонимы выполняют в диалектах те же функции, что и в
литературном языке. В исследуемом говоре встречаются различные виды
омонимов. Омонимы бахтиярийского говора рассмотрены в трёх
аспектах:
а) омонимы по отношению семантических ветвей к литературному
языку;
б) омонимы по их принадлежности к частям речи;
в) омонимы по языковой принадлежности. В диссертации более
подробно рассматривается последняя группа омонимов. Омонимы, в
зависимости от круга употребления, делятся на три группы:
3.1.Омонимы, использующиеся только в бахтиярийском говоре: пал
(земля, граница), пал (коса), пал (морская волна); тањла (вид травы),
тањла (вкус).
3.2.Омонимы, встречающиеся в бахтиярийском говоре и в других
соседних говорах: йузї (вид оружия), йузї – (денежный подарок на
свадьбу); бир (благодеяние), бир (пламя), дер (высота, гора), дер
(кружиться, вертеться).
19
3.3. Омонимы, наблюдающиеся и в бахтиярийском говоре и в
литературном языке: бод (ветерок), бод (больной), дийор (родина,
территория), дийор (открыто, явный).
В бахтиярийском говоре омонимы появляются по следующим
путям:
а) Омонимы, образованные в результате заимствования слова из
других языков: сус (англ. продукты питания), сус (слабый, бессильный),
бар (арабский: суша, земля, пустыня), бар (фрукт), бар (осн. наст. вр.
глагола).
б) Омонимы, появившиеся в результате многозначности слова:
галок (посох, палка ), галок (рогатина, древко), нарук (осёл, самец).нарук
(неплодоносная ветвь дерева).
в) Омонимы, образованные в результате метафоризации слов: най
(музыкальный инструмент), най (камыш), гаwа (ореол вокруг луны), гаwа
– (хлев, овчарня), лата (платок) – лата (нерешительный человек).
Важной
особенностью
омонимичных
слов
является
их
принадлежность к частям речи. Укажем также на то, что если первая
единица омонимов относится к субстантивному слову, то вторая
обязательно будет адъективным, глагольным или наречным словом.
Этот вопрос всесторонне рассматривается в диссертации.
4.Многозначные слова (полисемия). В лексике бахтиярийского
говора Калаи Тала имеется немало многозначных слов, возникающих на
основе схожести форм предметов и их функций, цвета и путём метафоры.
Собранный нами материал позволяет сделать вывод, что
многозначных слов много среди субстантивных и глагольных слов,
значительно меньше среди адъективных и совсем мало встречается среди
наречных слов (их всего две-три единицы, о которых можно и не
упоминать).
В заключении обобщено основное содержание глав диссертации. На
основании проведённого исследования можно сделать следующие
выводы:
1.Словарный состав бахтиярийского говора Калаи Тала очень
богат. Он охватывает две группы слов –общеперсидские и слова
диалектные (лексические диалектизмы).
Слова первой группы определяют генетическую общность
бахтиярийского говора с персидским литературным языком и другими
персидскими говорами. Слова второй группы наряду с фонетическими и
грамматическими факторами, позволяют выделить его как отдельный
говор в системе персидских диалектов.
Лексические диалектизмы делятся на две группы:
а) противопоставленные; б) непротивопоставленные. В первую группу
входят такие элементы, изоглоссы которых выходят за пределы
изучаемого говора и доходят до других персидских говоров. Во вторую
группу входят такие слова, которые не выходят за пределы
описываемого говора.
20
2. Словарный состав бахтиярийского говора, как и любого
персидского говора, в историческом плане состоит из двух основных
пластов: а) из слов исконно иранского (персидского) происхождения; б)
из слов заимствованных из других языков. Среди заимствованных слов
выделяются четыре основные группы: арабские, тюркские, английские и
французские. Если исконная лексика является основным источником
внутренних законов развития говора, то заимствованные слова являются
показателями внешних факторов в становлении лексического состава
этого говора. В настоящее время активизируется процесс замены
заимствованных слов на исконно персидские.
3. Отраслевые пласты в составе лексики бахтиярийского говора
представлены очень широко. Они охватывают всю многогранную
трудовую и жизненную деятельность носителей говора в историческом
разрезе. Поэтому у нас есть возможность проследить бытовую и
культурную историю своих предков.
4. Сравнение лексики бахтиярийского говора с лексикой других
говоров персидского языка (дамовандский говор, персидский говор
татов севера Хорасана и др.) подтверждают мнение, что их объединяет
ряд общих особенностей, получивших достаточно подробную
характеристику в диссертационном исследовании.
5. Анализ лексико-семантических групп бахтиярийского говора
Калаи Тала свидетельствует о лексическом богатстве и выразительности
говора.
Список цитируемой литературы:
1.Аламдори Махди. Дамовандский говор персидского языка // Аламдори
Махди. – Душанбе: АКД, 2004, 21 с.
2.Джураев Г. Лексические диалектизмы и некоторые их отличительные
особенности /Таджикское языкознание (сборник статьей) // Джураев Г. –
Душанбе, 1977. С. 123-139.
3.Исмаилов Ш. Лексика Каратегинского говора. // Ш. Исмаилов. Душанбе: АКД, 1982. - 24 с.
4.Мухаммадиев М. Очерки по лексике современного таджикского
литературного языка // М. Мухаммадиев. - Душанбе, 1968. - 86 с.
5.Расторгуева В.С. Очерки
по таджикской диалектологии
(Ленинабадско-Канибадамская группа северных таджикских говоров) //
В.С. Расторгуева. - М.,1956. Вып. 3. - 190 с.
6. Словарь таджикского языка. –М., 1969. - Т.1. - 950 с.
7.Современный таджикский литературный язык. – Душанбе, 1973. Т.1
(Лексикология, фонетика и морфология). - 450 с.
8. Шарофов Н. Некоторые особенностей советских интернациональных
слов// Некоторые вопросы таджикского языкознания. – Душанбе, 1964. –
С. 47-52.
21
Основное содержание диссертации отражено в следующих
публикациях:
1. Сасан Ардешир. Лексика бахтиярийского говора персидского языка
// Вестн. Тадж. Нац. Ун – та. – Душанбе, 2012. 4/5. -С. 136-139. (на
тадж. языке).
2. Сасан Ардешир. Лексические диалектизмы в бахтиярийском говоре
// Вестн. Тад. Нац. Ун-та. – Душанбе, 2012. 4/5 -С.110-114. (на тадж.
языке).
3. Сасан Ардешир. Пехлевийские слова в бахтиярийском говоре //
Вестн. Тад. Гос. Пед. Ун-та. – Душанбе, 2011, №4 .-С.214-218. (на
тадж. языке).
4. Words gilaki оf morphology journal of Basic and Applied scientific //
Research, 2013. - C.124-127. (на анг. языке).
22
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
702 Кб
Теги
калаа, лексика, бахтиярийского, талая, говори
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа