close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Речевые стратегии дискурса антисемитизма в учебной литературе Германии ХХ в

код для вставкиСкачать
Общая характеристика работы
В реферируемом диссертационном исследовании анализу подвергаются
речевые стратегии дискурса антисемитизма на материале немецких учебных
пособий по истории Германии в период с 1933 по 1989 год. Выбранные для
диссертационного
исследования
временные
рамки
обусловлены
историческим контекстом дискурса антисемитизма. С этой целью в
диссертации сопоставляются материал периода Третьего рейха (1933-1945),
основу идеологии которого составлял антисемитизм, и учебные материалы,
которые были изданы после окончания Второй мировой войны в двух
немецких государствах (ФРГ и ГДР), имевших совершенно разные
политические и образовательные системы.
Актуальность исследования определяется необходимостью анализа
речевых стратегий в немецкоязычном дискурсе антисемитизма, который
можно рассматривать как особый феномен современной политической
коммуникации, оказывающий большое влияние на общественные дискуссии
в Европе и мире по национальному вопросу. Актуальной можно также
считать
потребность
выяснить
роль
эвиденциальных
конструкций,
использованных в учебных пособиях периода 1945-1989, в дискурсивных
практиках, связанных с тематикой антисемитизма.
Степень научной разработанности проблемы. Анализу дискурса
антисемитизма
посвящены
многочисленные
исследования
немецких
лингвистов Д. Штернбергера и др. [Sternberger/Storz/Süskind 1957], В.
Клемперера [Klemperer 2007], Р. Водак [Wodak 1990], Х. Шацкера [Schatzker
1981, 1994], М. Шварц-Фризель [Schwarz-Friesel, Friesel, Reinharz 2010;
Schwarz-Friesel, Reinharz 2013]. С исторической и социологической точек
зрения исследованием дискурса антисемитизма занимались В. Бенц [Benz
1989, 1995, 1996, 2001, 2004], В. Бергманн [Bergmann 1995, 1996, 1997, 2010],
Р. Эрб [Bergmann/Erb 1990, 1992, 1998], З. Фридлэндер [Friedländer 2010], А.
Херциг [Herzig 2006], А. Пфал-Траугбер [Pfahl-Traughber 2002], М. Шверендт
3
[Schwerendt 2009], Т. Хаури [Haury 2002], Х. Шмидт [Schmidt 2010], А. Тимм
[Timm 1997], М. В. Дмитриев [Дмитриев http://misle.ru/download/m-vlomonosova-antiiudaizm-i-antisemitizm-v-hristianskih-kulet.doc], В. А. Лихачев
[Лихачев 2000, 2003] и др. Однако без должного внимания остался вопрос о
языковых стратегиях дискурса антисемитизма, для исследования которых
могли бы оказаться особенно информативными подходы к освещению и
анализу дискурса антисемитизма, представленного в учебных пособиях по
истории разных поколений. Если обратиться к подобным пособиям,
изданным в Германии, то наибольшую ценность представляют собой
учебники истории, изданные в период с 1933 по 1945 гг. и с 1945 по 1989 гг.,
поскольку выбор языковых средств для описания отношения к еврейскому
вопросу в них далеко не однороден.
Объектом исследования послужил дискурс антисемитизма в Германии
ХХ столетия.
В качестве предмета исследования выступили речевые стратегии
дискурса антисемитизма, реализованные в учебных пособиях по истории,
которые были опубликованы в Германии во времена национал-социализма и в
послевоенный период сосуществования двух германских государств.
Цель данной работы состоит в том, чтобы выявить и подвергнуть
всестороннему анализу речевые стратегии дискурса антисемитизма на
материале учебных пособий по истории Германии в период с 1933 по 1989 гг.
С достижением этой цели связана реализация следующих задач
исследования:
− проанализировать
дискурс
антисемитизма
как
составную
часть
немецкого политического дискурса;
− описать речевые средства, позволяющие реализовать стратегию
воздействия / манипуляции в этом дискурсе;
− выявить контраст между субъективной и объективной тактиками
изложения исторических событий в исследуемом дискурсе;
4
− определить
роль
эвиденциальных
конструкций
в
структуре
немецкоязычного дискурса антисемитизма, в частности, в создании
объективированного изложения истории Германии в учебных пособиях
для школы в различные периоды ее существования.
Материалом исследования послужили тексты немецких учебных
пособий по истории, посвященные историческим событиям в германской
истории ХIX-ого века (в основном изданные в период Третьего рейха) и ХХого века и освещающие конфликт на Ближнем Востоке в ХХ веке, в
частности:
1. учебные издания периода Третьего рейха: Gehl W. Geschichte. 8.
Klasse Oberschulen, Gymnasien und Oberschulen in Aufbauform 1942, Gehl, W.
Geschichte. 4. Klasse, Oberschulen und Gymnasien 1939 Klagges D. (Hrsg.) Volk
und Führer, Deutsche Geschichte für Schulen, Ausgabe für Oberschulen und
Gymnasien 1941;
2. учебные пособия, изданные в ФРГ до 1989 г.: Pinnow H., Steudel T.,
Bux E. Geschichte der Neuesten Zeit, Geschichtliches Unterrichtswerk für die
Mittelklassen 1953, Hartwich H-H. Politik im 20. Jahrhundert. Arbeitsbuch für
gymnasiale
Oberstufe
1964, Schmid
H.D. Fragen
an die
Geschichte.
Geschichtliches Arbeitsbuch für Sekundarstufe I 1979, Alter P., Bergmann K.,
Hufnagel G. (u.a.) Erinnern und Urteilen IV: Unterrichtseinheiten Geschichte
1981, Hug, W. Unsere Geschichte 1986;
3. учебные пособия по истории, изданные в ГДР: Wandel P. (u.a.)
Lehrbuch für den Geschichtsunterricht: 8. Schuljahr 1953, Nimtz W. (u.a.)
Geschichte. Lehrbuch Klasse 9 1972, Dau R., Diere H., Fuchs G. (u.a.) Geschichte:
Lehrbuch Klasse 10 1983, Bleyer W. (u.a.) Geschichte. Lehrbuch Klasse 9 1987,
Dieckmann G. (u.a.) Geschichte. Lehrbuch Klasse 10 1989.
Для изучения данного эмпирического материала в диссертации
использовались
следующие
дискурсивно-исторического
методы:
анализа,
5
качественного
семантического
контент-анализа,
анализа,
анализа
стилистических средств, сравнения и сопоставления, описательный с
элементами наблюдение, интерпретации, обобщения, интроспекции.
Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней:
− раскрыты речевые стратегии дискурса антисемитизма на материале
учебных изданий для школы, обладавших значительным персуазивным
потенциалом в силу их авторитетности для целевой группы;
− предложен контент-анализ речевых стратегий антисемитизма на
широком
эмпирическом
материале,
охватывающем
период
существования трех различных общественных строев на территории
Германии;
− выявлена роль эвиденциальных структур в обеспечении объективности
изложения
исторических
фактов,
связанных
с
тематикой
антисемитизма.
Гипотеза исследования заключается в том, что речевая стратегия
воздействия / манипуляции как наиболее релевантная для дискурса
антисемитизма реализуется в персуазивных учебных текстах при помощи
оценочных средств и разнообразных стилистических приемов, в то время как
более объективное изложение исторических фактов потребует использования
в соответствующей учебной литературе эвиденциальных структур в
сочетании с семантикой 3-го лица.
Теоретическая
значимость
диссертационного
исследования
заключается в том, что оно вносит определенный вклад в развитие теории
дискурса, исследования немецкоязычного учебного дискурса, политического
дискурса и его агрессивных жанров, совершенствование методики дискурсанализа текстов, обладающих большим персуазивным потенциалом, на
примере немецкоязычной учебной литературы по истории, изданной в 19331989 гг. Диссертация включается в современную дискуссию о характере и
речевых стратегиях дискурса антисемитизма, их влиянии на общественное
сознание и действенности в определенные исторические периоды развития
6
Германии и вводит в научный обиход обширный эмпирический материал,
связанный с присутствием дискурса антисемитизма в дидактических
публикациях по истории.
Практическая значимость диссертации заключается в возможности
использования ее результатов для разработки и совершенствования курсов
лексикологии и стилистики немецкого языка, основ языкознания, спецкурсов
по дискурсивной лингвистике, политолингвистике, для написания курсовых и
дипломных работ, связанных с тематикой исследования.
Апробация работы. Основные положения и результаты исследования
были представлены в докладах на научно-практических сессиях ГБОУ ВПО
МГПУ (2011, 2012, 2013 гг.), научной конференции ФГБОУ ВПО РУДН
(март 2013 г.) и обсуждались на заседаниях кафедры немецкого языка и
современных технологий обучения ГБОУ ВПО МГПУ.
По теме диссертации опубликованы 5 статей, в том числе 3 – в
изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав,
заключения,
библиографического
списка,
включающего
более
200
наименований, и приложений.
Положения, выносимые на защиту:
1. Наиболее
информативным
при
исследовании
содержательных
аспектов дискурса антисемитизма как жанра агрессивного политического
дискурса является контент-анализ, который используется в пошаговой
процедуре для систематического изучения большого массива релевантных
текстов. Тем самым обеспечивается наибольшая возможная объективность
исследования, подкрепленная количественными данными.
2. Изучение
немецкоязычного
дискурса
антисемитизма,
реализованного, в том числе в немецкой учебной литературе по истории,
продемонстрировало
присутствие
субъективной
тактики
изложения
исторических событий, реализуемой при помощи оценочных средств и
7
стилистических фигур (метафоры, метонимии, эпитета, антитезы и др.),
неологизмов, коннотаций, эвфемизмов и др.
3. Объективированное изложение исторического события в учебной
литературе изучаемого периода основано на частотном использовании
эвиденциальных конструкций, одно из важнейших свойств которых состоит в
создании дистанции между содержанием высказывания и автором.
4. Субъективированное
изложение
исторических
событий
использовалось в учебной литературе для школы с целью манипуляции
общественным сознанием Германии для достижения политических целей,
связанных с еврейским вопросом.
5. Языковые стратегии манипуляции используются в изучаемом
дискурсе для отражения не только антисемитизма, но и антисионизма,
который рассматривается как латентный вариант дискурса антисемитизма,
оперирующий сходными персуазивными стратегиями.
Основное содержание работы
Во введении определяются цель, задачи и методы исследования,
предмет и объект исследования, его теоретическая и практическая
значимость, актуальность работы, формулируется основная гипотеза,
раскрывается новизна работы, предлагается информация о материале
исследования и методах его анализа; представлены основные положения
диссертации, выносимые на защиту.
В первой главе «Дискурс антисемитизма как составная часть
немецкого политического дискурса и его стратегии» рассматриваются
особенности
политического
дискурса
как
объекта
современной
политолингвистики (п. 1.1), феномен дискурса антисемитизма как одной из
разновидностей агрессивного политического дискурса (п. 1.2). В рамках
общего
дискурс-анализа
рассматривается
контент-анализ
как
методологический компонент изучения текстов, обладающих большим
8
персуазивным
потенциалом,
прагмалингвистический
и
а
также
его
грамматический,
историко-социолингвистический
аспекты,
освещаются содержательные аспекты дискурса антисемитизма (п.
1.3.
Пространство дискурса).
Культурно-исторический дискурс германского общества, отражающий
лингвокультурную
реальность
конкретного
языкового
сообщества,
охватывает в частности и дискурс антисемитизма, который рассматривается в
настоящей диссертации в рамках политолингвистики как специальный вид
агрессивного политического дискурса с учетом особенностей исторического
контекста и внеязыковой действительности в Германии ХХ столетия. Исходя
из дефиниции понятия «антисемитизм» как враждебности против евреев
([Ожегов 1999: 26], [Wahrig 2000: 183]), дискурс антисемитизма мы
трактуем как фрагмент лингвокультурной реальности немецкого языкового
сообщества, опирающийся на сложную систему традиций, неписаных
правил, предписаний, задающий параметры порождения любого социально
значимого поведения человека, в том числе – его речевых произведений, под
влиянием ксенофобии и интерпретации этого поведения.
Дискурс рассматривается в этой связи как «живая прецедентность»
политической коммуникации, постоянно меняющаяся под воздействием
огромного количества независимых переменных. Рассмотрение дискурса
осуществляется путем «нисхождения» от социальной реальности к
фактам ее проявления.
В пространстве культурно-исторического дискурса (в частности,
дискурса антисемитизма) языковая личность порождает тексты и, таким
образом, детерминирует структуру дискурса, которая в свою очередь,
отражает коммуникативную компетенцию языковой личности. Данная
компетенция рассматривается в диссертации в лексико-грамматическом,
прагмалингвистическом и историко-социолингвистическом аспектах. К
лексико-грамматическому аспекту в диссертации отнесены, в том числе,
стилистические
фигуры
и
другие
9
речевые
средства,
к
прагмалингвистическому аспекту - взаимодействие между адресатом и
адресантом (ядро коммуникации) с учетом надтекста как проявления
сознания языковой личности и эффективности коммуникации, которая
предполагает влияние на поведение языковой личности (в том числе
манипуляцию);
историко-социолингвистическому
к
аспекту
отнесено
влияние внеязыковой реальности, исторического и социального контекста на
составляющие дискурса.
Избранный
в
качестве
основного
метод
структурирующего
содержание квалитативного анализа содержания (Inhaltlich strukturierende
qualitative Inhaltsanalyse) – разновидности контент-анализа, позволяет
исследовать большое количество текстового материала, распределенного по
категориям с учетом исторического и социологического контекстов.
Разработанный на основе интерпретации идей У. Кукартца, этот
анализ осуществлялся в диссертации по следующим этапам:
1) Первичная ориентация в материале.
2) Разработка главных тематических категорий.
3) Кодирование
всего
материала
(всех
текстов)
с
главными
тематическими категориями.
4) Отбор всех текстов по главным тематическим категориям.
5) Определение
(индуктивное)
субкатегорий
по
эмпирическому
материалу.
6) Классификация всего материала с помощью дифференцированной
системы категорий.
7) Анализ содержания материала на основании систем главных
тематических
категорий
и
субкатегорий
(по
дискурсивно-
лингвистическим аспектам) и документирование результатов.
Такая методологическая комбинация предоставляет возможность
исследовать ядро коммуникации, к которому в диссертации относится
надтекст – намеренное стремление адресанта оказать влияние на сознание
адресата разными языковыми и неязыковыми средствами в пространстве
10
дискурса. Таким образом, оказалось возможным выявить стратегии
манипуляции в дискурсе антисемитизма и
определить их реализацию
речевыми (лексико-семантическими и стилистическими) средствами в
учебной литературе Германии ХХ века.
Манипуляция сознанием адресата реализуется, в частности, в текстах
учебных пособий по истории, следующими стилистическими и лексикосемантическими средствами:
• метафорически: Die schwerste Gefahr aber drohte unserem Volke durch
das zunehmende Einströmen jüdischen Blutes in den deutschen
Volkskörper. Denn hier wurden durch eine planmäßige Blutverseuchung
und Blutvergiftung Werte vernichtet, die nie mehr zu ersetzen waren
[Klagges 1941: 17]; (Самая серьезная опасность грозила нашему
народу из-за все большего притока еврейской крови в организм
немецкого народа. Ведь здесь путем планомерного заражения и
отравления
крови
уничтожались
ценности,
которые
было
невозможно возместить.)
• метонимически: Das Haus Rothschild wurde das unsichtbare
Herrscherhaus Europas [Gehl 1939: 122] (Дом Ротшильда стал
невидимым властвующим домом Европы);
• при помощи эпитетов: der jüdische Zinswucher [Gehl 1942: 90];
(еврейское ростовщичество)
• гиперболизацией: […] Versuche durch die allmächtige jüdische Presse
unterdrückt und als belanglos hingestellt. [Klagges 1941: 15] (попытки
подавлялись
либо
изображались
как
незначимые
всемогущей
еврейской прессой);
• антитезами: Wollte der deutsche Arbeiter im Grunde etwas Neues
schaffen, so wollten sie [die Juden] lediglich das Alte zerstören; wollte
der Arbeiter für eine neue Lebensform kämpfen, so erschöpften sie [die
Juden] sich in der Zersetzung der alten Werte. […] [Gehl 1942: 63]; (В то
время как немецкий рабочий желал создать нечто совершенно
11
новое, они (евреи) стремились только разрушить старое; в то время
как этот рабочий хотел бороться за новый образ жизни, они (евреи)
во что бы то ни стало стремились разложить традиционные
ценности.)
• неологизмами: Rassenschande (осквернение расы), verjudet (засилие
евреев), entjudet (истребление евреев), Arier – Nichtarier (ариецнеариец - переоценка или новая оценка);
• использованием коннотированной лексики: Jude и Judentum в
антисемитском
употреблении
коннотируются
исключительно
пейоративно; arische und semitische Rasse (арийская и семитская раса):
со словом arisch связаны исключительно позитивные коннотации,
эмоции и ассоциации, в то время как только негативные ассоциации
возникают в связи с употреблением слова semitisch;
• при помощи эвфемизации часто с персуазивным и вуалирующим
намерением:
Endlösung
europäischen
jüdischen
(Plan
zur
Bevölkerung)
Vernichtung
der
gesamten
(окончательное
решение
еврейского вопроса, т.е. план по истреблению всего еврейского
населения Европы); Nürnberger Freiheitsgesetze (Rassegesetze zur
Diffamierung und totalen sozialen Isolierung der jüdischen Bevölkerung)
(Нюрнбергские законы свободы – расовые законы с целью
диффамации и полной социальной изоляции еврейского населения);
Konzentrationslager (Vernichtungslager) (концентрационный лагерь –
лагерь смерти); и др.
Исследованные учебные пособия отражают определенное отношение
властных структур к историческим событиям и обнаруживают все названные
стилистические, лексико-семантические и грамматические средства.
Во второй главе «Речевая актуализация стратегий воздействия /
манипуляции» рассматриваются указанные стратегии, использованные для
обвинения еврейского народа в стремлении к власти и господству (п. 2.1.),
выражения отношения к нему как к причине бед и неудач общества (п 2.2.),
12
стратегии воздействия и манипуляции, применяемые в целях стигматизации
(п. 2.3.) сопоставления еврея и арийца, (п. 2.4.), а также для дискриминации
и оправдания уничтожения еврейского народа (п. 2.5.) в учебной литературе
по истории времен Третьего рейха.
В диссертации оказалось необходимым сформулировать главные
тематические категории и субкатегории именно дедуктивно-индуктивным
образом – (deduktive-induktive Kategorienbildung) [Kuckartz 2012: 69]. Такой
подход объясняется тем, что, к примеру, название седьмой главной категории
«Конфликт на Ближнем Востоке/арабо-израильский конфликт» был
сформулирован на основе гипотезы, касающейся проявления антисемитизма
в Восточной Германии в форме антисионизма. На этой основе индуктивным
способом были образованы главные категории и субкатегории.
Субъективная негативная оценка в виде обвинения евреев в стремлении
к власти или господству с помощью финансов и экономики (субкатегория
1.1), политики и идеологии (субкатегория 1.2), международных связей
(субкатегория 1.3), влияния в общественной сфере (субкатегория 1.4), в
области культуры (субкатегория 1.5), в сфере религии (субкатегория 1.6), а
также посредством деструктивной деятельности (субкатегория 1.7), равно как
и обвинения их во всевозможных неудачах немецкого народа (категория 2)
реализуются
разными
стилистическими
и
лексико-семантическими
средствами в учебных изданиях Третьего рейха. Именно специфическая
комбинация этих средств позволила выделить практически в каждой
категории
определенные
субкатегории
и
проанализировать
характер
используемых для их реализации коммуникативных средств:
субкатегория 1.1.: Das legte den Grund für die Herrschaft des Geldes und
damit wiederum des Judentums [Gehl 1939: 122] (Это стало основой
господства денег, и тем самым, в свою очередь, - господства еврейства)
(метонимия, коннотация);
субкатегория 1.2.: Aber dachte der bürgerliche Liberalismus unvölkisch,
so
dachte
der
„proletarische
Liberalismus“
13
unter
jüdischer
Führung
gegenvölkisch […] (В то время как буржуазный либерализм мыслил
неэтнично, «пролетарский либерализм» под еврейским руководством
мыслил
антиэтнично […]) [Gehl 1942: 62] (эпитет, отрицательная
коннотация);
субкатегория 1.3.: Seit Kriegsbeginn hatten die Juden der ganzen Welt
gegen Deutschland Stellung genommen. England hatte gerade die Zionisten, die
am zähesten an den jüdischen Weltmachtzielen festhalten, für sich gewonnen. Es
hatte ihnen Palästina […] als jüdische Heimstätte versprochen. Dort dachten die
Zionisten einen jüdischen Staat zu errichten, der ihre Machtzentrale werden
sollte, wie sie es in den Verheißungen des Alten Testaments lasen. Die Juden waren
es daher besonders, die in allen Ländern den Haß gegen Deutschland und seine
Verbündeten schürten. [Klagges 1941:130] (С начала войны евреи всего мира
занимали антигерманские позиции. Англия привлекала к себе именно тех
сионистов, которые упорнее всех цеплялись за цели еврейской мировой
власти. Она им обещала Палестину[…]как национально-территориальное
прибежище. Там сионисты хотели создать еврейское государство, которое
должно было стать их центром власти, соответственно обетам, о которых
они читали в Ветхом Завете. Поэтому именно евреи разжигали во всех
странах ненависть к Германии и к ее союзникам.) (метафора, метонимия,
гипербола, эпитет);
субкатегория 1.4.: In der Zeit des vollendeten Chaos, der Lösung von der
eigenen blut- und bodengebundenen völkischen Art wußten die nomadischen
Semiten die Herrschaft auf allen Gebieten des Lebens vollends an sich zu reißen.
Sie beherrschten […]Universitäten und Akademien, […]Presse und Rundfunk.
[Gehl 1942: 207] (Во времена полного хаоса, отрыва от собственного,
связанного с кровью и землей этнического своеобразия кочевые семиты
сумели полностью захватить власть во всех сферах жизни. Они
господствовали в […] университетах и академиях, […] прессе и радио.)
(метонимия, гипербола, эпитет, отрицательная коннотация);
14
субкатегория 1.5.: Das deutsche Theater, die Lichtspielhäuser, die
Buchverlage gerieten mehr und mehr in jüdische Hände [Klagges 1941: 16-17].
(Немецкий театр, кинотеатры, издательства все больше оказывались в руках
евреев.)
[…] 86% aller Theaterleiter stammten aus ihren Reihen. Film und
Rundfunk, fast die gesamte wissenschaftliche und künstlerische Kritik stand unter
jüdischem Einfluß [Klagges 1941: 169] (86% руководителей театров вышли из
их рядов. Кино и радио, почти вся научная и художественная критика
находились под еврейским влиянием) (метонимия, эпитет, гипербола);
субкатегория 1.6.: So wurden sehr bald überall Juden in die Logen
aufgenommen, zumal der Tempel der Freimaurer seine Entstehung auf den
Judenkönig Salomo zurückführte. Immer mehr Juden stiegen in einflußreiche
„Hochgrade“ auf. Das freimaurerische Ziel, die bestehende Gesellschafts- und
Staatenordnung zu zerstören, um eine „vernünftige“ Menschheitsordnung zu
errichten, wurde immer mehr zu dem jüdischen Ziel, auf den Trümmern der alten
Ordnungen die „von Jahwe verheißene“ jüdische Weltherrschaft zu errichten
[Gehl 1939: 78] (Очень скоро евреи стали повсеместно членами масонских
лож, тем более что масонский храм восходит по своему происхождению к
иудейсткому царю Соломону. Все большее количество евреев занимало
высокопоставленное положение в ложах. Масонская цель разрушить
существующий
общественный и государственный строй, чтобы создать
«разумное» человеческое общество, все больше становилась еврейской
целью, направленной на то, чтобы построить «обетованное Яхве» еврейское
всемирное господство на развалинах древнего миропорядка) (метонимия,
эпитет, пейоративная коннотация);
субкатегория 1.7.: Die Juden waren es daher besonders, die in allen
Ländern den Haß gegen Deutschland und seine Verbündeten schürten. […] sie
trieben die schamloseste Hetze, sie erfanden die wildesten Greuelmärchen.
[Klagges 1941: 130] (Поэтому именно евреи разжигали во всех странах
ненависть к Германии и к ее союзникам. […] Они вели бесстыднейшую
15
пропаганду,
придумывали
невероятнейшие
страшные
истории.)
(метонимия, эпитет, гипербола, отрицательная коннотация).
Выражение оценки по отношению к евреям по содержательным
компонентам
и
их
стигматизация
(субкатегории
3.1.,
3.2.,
3.3.)
осуществляются в текстах школьных пособий периода национал-социализма
такими языковыми и стилистическими средствами, как метафора и эпитет
(Blutvergiftung – заражение крови, gefährliches Ungeziefer – опасные
насекомые), сравнение (jüdische Börsenkapital wechselte ständig seine „Anlage“
wie abgegraste Weideplätze - еврейский биржевой капитал постоянно менял
свое «вложение» как объеденные нагульные площади) и т.п.
Сопоставление
арийца
с
евреем
(категория
4)
реализуется
преимущественно стилистическим средством антитезы (nordischer Feudaladel
– северная феодальная аристократия vs. Geldadel – денежная аристократия
или jüdischer Finanzimperialismus – еврейский финансовой империализм).
Дискриминация и уничтожение (субкатегории 5.1., 5.2., 5.3.) в учебных
пособиях
отображены,
к
примеру,
неологизмами
типа
entjuden
(деюдоизировать) или мелиорацией негативного понятия типа antisemitische
Bewegung (антисемитское движение).
Постоянное употребление этнонима der Jude в негативном контексте
привело к формированию устойчивой негативной коннотации и, в конечном
итоге, к соответствующему поведению в реальности – диффамации
(стигматизации), притеснению (неприязни) и истреблению (уничтожению),
что подтверждают следующие примеры:
Sollte es sauber zugehen in Preußen, dann durften vor allem die Juden
keinen Einfluß haben im Staate [Gehl 1939: 121] (Для того чтобы в Пруссии все
было чисто и честно, прежде всего, нельзя было давать евреям власть и
влияние в государстве.);
Sollte das Übel des Marxismus mit der Wurzel vernichtet werden, dann galt
es den jüdischen Einfluß im Volke restlos auszurotten. [Klagges 1941: 194] (Для
16
того чтобы искоренить зло марксизма, нужно было полностью истребить
еврейское влияние в народе.).
Образ евреев рисуется негативно с использованием лексем (глаголов,
имен прилагательных, имен существительных) или оборотов с негативным
значением (vergiften - отравлять, zersetzen – разлагать, gehässig –
ненавистный, Wühlarbeit – подрывная деятельность, in den Staub ziehen –
осрамить/оклеветать/осквернить).
Обвинения
и
диффамация
евреев
осуществляются частым использованием слов с негативными коннотациями
(versippt
–
Schmarotzer
породнившийся,
–
wurzellos
паразит/тунеядец);
–
чуждый/лишенный/корней,
определенные
слова
приобретают
негативную коннотацию исключительно в национал-социалистическом
употреблении (jüdisch - еврейский, semitisch - семитский).
Стилистические фигуры (метафора, метонимия, гипербола, эпитет,
антитеза, сравнение) являются часто употребляемым оценочным средством
для выражения неприязни, диффамации и ненависти. Использование таких
средств направлено на значительное усиление эффекта отрицательного
восприятия еврейского народа в сознании адресата. С помощью эвфемизмов
национал-социалисты
пытаются
вуалировать
истинный
характер
собственных действий (Endlösung - окончательное решение еврейского
вопроса, Sonderbehandlung – особое обращение, Nürnberger Freiheitsgesetz –
Нюрнбергский закон свободы).
Искаженное представление исторических фактов является частью
манипулятивной стратегии в дискурсе антисемитизма, что обнаруживается и
в текстах учебных пособий Третьего рейха.
Стилистические и прочие речевые средства, с помощью которых в
текстах немецкоязычного учебного дискурса времен Третьего рейха
осуществляется оценка еврейского народа, связаны с субъективной тактикой
авторов учебных текстов, направленной на манипуляцию сознанием
адресата. Примеры подобных средств представлены в таб. 1.
17
Таблица 1: Представление еврея, евреев, еврейства
Der Jude / die Juden / das Judentum
(представлен в учебных пособиях Третьего рейха)
Диффамирующие атрибутивные прилагательные
1) Относительно этнической или расовой сферы:
- wurzellos (чуждый/лишенный/корней)
- versippt (породнившийся)
- artfremd (не принадлежащий к «господствующей расе»/инородный)
2) Со значением разрушения:
- rücksichtslos (беспощадный/бесцеремонный)
- gehässig (ненавистный)
- zersetzend (разлагающий/деструктивный)
Диффамирующие наименования евреев
1) По финансовому/экономическому критерию:
- Geldadel (денежная аристократия)
- Goldene Internationale (золотой интернационал)
- Hochfinanz (финансовая олигархия)
2) По политическому/ идеологическому критерию:
- Liberalismus (либерализм)
- Marxismus (марксизм)
- Kommunismus (коммунизм)
3) По отношению к этносу или расе:
- Nomaden (кочевники)
- Semitische Wüstennomaden (семитские кочевники пустыни)
4) По отношению к деструктивной роли в обществе:
- Feinde (alles deutschen Wesens) (враги всей немецкой сущности)
- Träger der Verwesung (носители тления/разложения)
- Schweres Unglück (тяжкая беда)
- Gefährliches Ungeziefer (опасные вредные насекомые)
Использование прилагательного JÜDISCH в различных контекстах:
JÜDISCH(-er/-e/-es)
- Börsenkapital (биржевой капитал)
- geführte Hochfinanz (финансовая олигархия под их руководством)
- Finanzimperialismus (финансовый империализм)
- Zinswucher (ростовщичество)
- Internationales Finanzkapital (международный финансовый капитал)
- Internationale Hochfinanz (международная финансовая олигархия)
- Führung (руководство)
- Weltziele (мировые цели)
- Weltherrschaft (мировое господство)
- Weltmachtziele (цели мирового господства)
18
- Vorherrschaft (господство/преобладание)
- Ziele (цели)
- Hetze (подстрекательская пропаганда/травля)
Диффамирующие понятия по отношению к деятельности евреев в
целом:
- (geistige) Zersetzung ((духовное) разложение)
- Zerrüttung (разрушение)
- Wühlarbeit (подрывная деятельность)
- (heimtückischer) Verleumdungsfeldzug ((коварная) клеветническая
кампания)
- (schwerste) Gefahr ((серьезнейшая) опасность)
- (politische und wirtschaftliche) Versklavung (Deutschlands)
((политическое и экономическое) порабощение (Германии))
- Haß schüren (разжигать ненависть)
- volkszersetzendes Treiben (действия, разлагающие народ)
В третьей главе «Оценка оценки: Речевые средства выражения
отношения
к
антисемитизму
(после
Второй
мировой
войны)»,
разделенной на 8 параграфов, рассматривается эвиденциальность как один из
приемов создания контраста (п. 3.1.) и речевые средства выражения
критического отношения к периоду национал-социализма после Второй
мировой войны по разным критериям (п. 3.2. Речевые средства оформления
критики периода национал-социализма в период после Второй мировой
войны, п. 3.3. Евреи как причина бед и неудач общества, п. 3.4.
Стигматизация евреев, п. 3.5. Сопоставление еврей versus ариец, п. 3.6.
Дискриминация/уничтожение). В этой главе также рассматриваются речевые
средства
выражения
предпринятые
против
реакции
на
антисемитскую
еврейского
народа
или
пропаганду,
Израиля
(п.
меры,
3.7.),
предпринимается контрастивный анализ речевых средств выражения оценки
исторических событий в учебных пособиях ФРГ и ГДР, связанных с арабоизраильским конфликтом на Ближнем Востоке; рассматриваются стратегии,
использованные для передачи отношения к мерам, предпринятым против
еврейского народа и государства Израиль (п. 3.8).
19
Центральным понятием, определяющим логику рассуждений в третьей
главе, является эвиденциальность, которая рассматривается в диссертации
как категория указывающая на источник сведений о сообщаемом факте,
связанная с категорией модальности, но отличающаяся от модальности
семантикой
лица
(см.
концепцию
А.В.Авериной
[Аверина
2010]).
Эвиденциальность может быть прямой и косвенной, она определяет контраст
в изложении отношения к антисемитизму в учебных пособиях по истории,
изданных в
Западной и Восточной Германии, по сравнению с учебной
литературой Третьего рейха („arisches Blut“ werde durch Vermischung mit
jüdischem zersetzt, es gebe eine internationale Verschwörung des Judentums mit
Weltherrschaftsabsichten – Они (нацисты) говорили, что арийская кровь
разлагается путем смешения с еврейской кровью, и что, якобы, существует
заговор
еврейства
с
целью
захватить
мировое
господство);
(Die
Nationalsozialisten behaupteten – национал-социалисты утверждали).
В учебных пособиях ФРГ отмечается исключительно негативная и
критическая
оценка
антисемитизма.
конструкций
авторы
западногерманских
дистанцию
между
собственными
С
помощью
учебных
высказываниями
эвиденциальных
пособий
и
создают
содержанием
переданных высказываний и, таким образом, выражают объективную оценку
фактов. В основном ими привлекаются эвиденциальные глаголы behaupten и
deuten и условное наклонение Konjunktiv I для выражения косвенной речи в
третьем лице:
[…] und vor allem über seine Stellung im internationalen Finanzjudentum
nach der Weltherrschaft streben wolle […] [Schmid 1979: 61] (и желало, якобы,
достичь мирового господства, прежде всего, благодаря своим позициям среди
международного финансового еврейства).
Использованная
выражает
грамматическая
эвиденциальность
и
категория
является
переданной информации.
20
Konjunktiv
средством
I
(wolle)
отмежевания
от
Таблица 2: Эвиденциальные средства
Эвиденциальные средства:
Konjunktiv I 3-его лица(передача косвенной речи):
- wolle
- gebе
эвиденциальные глаголы в третьем лице:
- behauptet (утверждает)
- deutet (толкует/истолковывает)
Это отмежевание от антисемитских убеждений нацистской идеологии,
представленных в учебных пособиях ФРГ, также выражается модальными
словами типа angeblich (якобы), scheinen (казаться) и sogenannt (так
называемый), лексемами и словосочетаниями с оценочным значением типа
verunglimpfen (порочить), Propaganda (пропаганда), Legende vom Ritualmord
(легенда о ритуальном убийстве) и т.п.:
Gerade der Judenboykott vom 1.4.1933 war u. a. der Ausdruck
antisemitischer Neidgefühle gegen angeblich erfolgreichere und darum verhaßte
Konkurrenten […] [Hartwich 1964: 381] (Именно бойкот евреев 1.4.1933 г. был
выражением антисемитского чувства зависти по отношению к якобы
более успешным и поэтому ненавистным конкурентам).
В пособиях ФРГ также отмечается отсутствие эвфемизмов по
отношению к прошлому, и, напротив, типично употребление эпитетов с
негативной коннотацией типа furchtbarste (самые страшные), teuflisch
(дьявольский), ungeheuerlich (чудовищный) или verheerend (разрушительный)
для определения обозначений таких преступлений нацистов, как Verbrechen
(преступление),
Verfolgung
(гонение/преследование),
Vernichtung
(уничтожение/истребление), Unterdrückung (угнетение, гнет), Menschenjagd
(охота на людей).
Использование в учебниках вопросов для учеников вместо готового
полного ответа или разъяснения антисемитских явлений направлено на
21
формирование и стимулирование самостоятельного мышления у целевой
группы и побуждение ее к рефлексии по поводу исторических фактов:
Sie haben einiges über nationalsozialistische Propagandamethoden
gehört. – Handelt es sich um einen spontanen Leserbrief, um bestellte Arbeit, um
…? Welche Konsequenzen ergeben sich jeweils für die Beurteilung der Quelle?
(Alter P., Bergmann K., Hufnagel G. (u.a.), 1981: 84]. (Вы услышали кое-что о
методах национал-социалистической пропаганды. – Идет ли речь о
спонтанном письме читателя, о заказной работе, о …? Какие выводы можно
соответственно сделать для оценки этого источника?)
Welche Sprache kennzeichnet den Bericht Heydrichs? Stellen Sie die
entsprechenden Ausdrücke des „Wannsee-Protokolls“ zusammen [Schmid 1979:
59]. (Какой язык характеризует доклад Гейдриха? Составьте список
соответствующих выражений так называемого «Ванзейского протокола».)
Привлечение огромного числа текстов первоисточников (выписки из
протоколов, свидетельства очевидцев, отрывки интервью и т.п.) вызывает
интерес учащихся к тематике и создает условия для выработки критического
подхода к рассмотрению исторических фактов.
В учебных пособиях Западной Германии содержатся многочисленные
тексты, свидетельствующие о реакции отдельных людей или всего народа в
целом на антисемитские проявления. Авторами создается относительно
объективная картина поведения народа во время национал-социалистической
диктатуры при помощи таких лексем и оборотов, как kein Aufbegehren
(отсутствие протеста), Passivität (пассивность), kein Widerstand (отсутствие
сопротивления), ließen es geschehen (допускали), с одной стороны, и
Betroffenheit und Scham (смущение и стыд), Widerstand (сопротивление), с
другой стороны. Авторы также указывают на третью позицию – тех лиц,
которые активно поддерживали нацистскую диктатуру.
После войны договоренность о репарационных выплатах со стороны
ФРГ упоминается авторами как позитивная реакция:
Wiedergutmachung?
22
Aus der Präambel des Abkommens zwischen der Bundesrepublik
Deutschland und dem Staat Israel, 10. September 1952
„In der Erwägung
DASS während der nationalsozialistischen Gewaltherrschaft unsagbare
Verbrechen gegen das jüdische Volk verübt worden sind
UND DASS die Regierung der Bundesrepublik Deutschland in ihrer
Erklärung vom 27. September 1951 ihren Willen bekundet hat, in den Grenzen der
deutschen Leistungsfähigkeit die materiellen Schadenfolgen dieser Taten
wiedergutzumachen …
SIND der Staat Israel und die Bundesrepublik Deutschland zu folgender
Vereinbarung gelangt …“
Die DDR zahlte keine Wiedergutmachungsleistungen [Schmid 1979: 60].
(Репарация?
Из
преамбулы
соглашения
между
Федеральной
Республикой Германии и государством Израиль от 10 сентября 1952г.:
«Принимая во внимание, что во время национал-социалистической тирании
совершались чудовищные преступления против еврейского народа и что
правительство ФРГ в своей декларации от 27 сентября 1951г. выразило
готовность
возместить
преступлений
последствия
материального
ущерба
этих
в рамках возможностей германского потенциала …,
Государство Израиль и ФРГ пришли к следующему соглашению …»
ГДР не платила репараций)
В учебных пособиях ГДР нет материала по поводу реакции народа на
гонения евреев. Указывается на отсутствие признания вины по отношению к
Израилю: 1953 stellte die VVN ihre Tätigkeit in der Deutschen Demokratischen
Republik ein, da hier durch die demokratische Entwicklung die Wurzeln des
Nazismus ausgerottet waren. […][Wandel (u.a.) 1953: 308 ]. (В 1953 г. ОЛПН
прекратило свою деятельность в Германской Демократической Республике,
так как здесь в результате демократического процесса были истреблены
корни нацизма.)
23
В учебных пособиях ГДР отмечается весьма малое количество либо
отсутствие
материала
по
отдельным
категориям
выделенным в процессе анализа эмпирического
отсутствует
дефиниция
или
объяснение
и
субкатегориям,
материала, так же
понятия
Antisemitismus
-
антисемитизм. Авторами упоминаются жертвы среди еврейского населения
как лишь одной группы среди многих, либо не упоминаются вовсе:
Über acht Millionen Menschen der verschiedenen Nationen und Klassen, in
erster Linie Arbeiter, Kommunisten, Sowjetbürger, progressive Angehörige der
Intelligenz und Juden, wurden in Konzentrationslagern grausam ermordet.
[Nimtz (u.a.) 1972: 158]. (Больше восьми миллионов человек из разных наций
и классов, в первую очередь рабочих, коммунистов, граждан Советского
Союза, прогрессивных представителей интеллигенцией и евреев, были
жестоко убиты.)
Подобные явления авторами оцениваются однозначно негативно,
однако роль евреев как жертвы национал-социалистической идеологии и
политики не рассматривается отдельно, что может привести к ограничению
объективности оценки исторических событий.
Речевые средства выражения отношения к антисемитизму в период
национал-социализма, отношения к евреям в учебных пособиях ГДР
являются идеологически окрашенными. К примеру, в учебных пособиях ГДР
выявлены субъективные оценочные стратегии изложения исторических
фактов (эпитеты негативного значения, например, aggressiv, räuberisch,
искажение исторических фактов), что схоже с манипулятивными стратегиями
учебных пособий Третьего рейха:
Dieser verbrecherische Krieg machte die wirkliche Haltung des
Imperialismus zur nationalen Befreiungsbewegung deutlich. Die Niederlage der
Imperialisten ließ aber auch die inzwischen vollzogene Veränderung des
Kräfteverhältnisses in der Welt erkennen. Zugleich begann die aggressive und
räuberische Politik Israels, den Nahen Osten in einen ständigen Konflikt- und
Kriegsherd zu verwandeln (siehe Karte S. 154). [Dieckmann (u.a.) 1989: 78-79]
24
(Эта преступная война прояснила истинную позицию империализма по
отношению к национально-освободительному движению. Поражение
империалистов, однако, продемонстрировало произошедшее тем временем
изменение соотношений сил в мире. Одновременно агрессивная и
грабительская политика Израиля начинала превращать Ближний Восток в
очаг постоянного кризиса и конфликта.) (эпитет, антитеза, эвфемизм).
В целом средства, выявленные в ходе анализа учебников, изданных в
ГДР и подкрепляющие тезис об их идеологическом характере, представлены
в таблице 3:
Таблица 3: Представление Израиля в учебных пособиях ГДР
Israel
Наименования и обозначения деятельности Израиля:
- Aggressor (агрессор)
- Okkupationsregime (оккупационный режим)
- Aggression (Israels) (агрессия (Израиля))
- Aggressionspolitik Israels (агрессивная политика Израиля)
- aggressive und räuberische Politik Israels (агрессивная и грабительская
политика Израиля)
- imperialistische Aggressionspolitik Israels (империалистическая
агрессивная политика Израиля)
Глаголы по отношению к деятельности Израиля:
- überfallen (нападать)
- besetzen (оккупировать/захватывать)
Использование прилагательного ISRAELISCH(-er/-e/-es)
- Aggression (агрессия)
- Okkupationsregime (оккупационный режим)
- Überfall (нападение)
Важно
подчеркнуть,
что
стратегии,
использованные
авторами
учебников по истории времен ГДР для изложения своей позиции по истории
и современному состоянию дел в государстве Израиль, имеют определенное
сходство с манипулятивными стратегиями учебных пособий Третьего рейха в
силу взаимосвязи антисемитизма и антисионизма как его латентной вариации
в политической жизни ГДР. Эта точка зрения, подтвержденная материалами
диссертации, согласуется с критической оценкой изложения еврейского
25
вопроса в учебниках ГДР, представленной в работах Х. Шацкера [Schatzker
1994], результатами исследования взаимоотношений ГДР и стран и движений
Ближнего Востока в публикациях А. Тимм [Timm 1997]. Эта же позиция
представлена в трудах историков А. Пфаль-Траугбер [Pfahl-Traughber 2002] и
Т. Хаури [Haury 2002], которому принадлежит определение этого феномена
как «левого антисемитизма» (Antisemitismus von links), а также в монографии
М. Шварц-Фризель, посвященной лингвистическим аспектам антисемитизма
[Schwarz-Friesel 2013].
СТАТИСТИКА
КАТЕГОРИЯ
1
2
3
4
5
6
7
3. РЕЙХ
222
6
31
10
25
-
ФРГ
33
8
16
9
99
24
75
ГДР
1
1
38 (-3)
1
15
Общее
255
15
48
19
158 (-3)
25
90
В заключении подводятся итоги проделанной работы и намечаются
перспективы дальнейшей разработки тематики исследования. В частности,
отмечается, что пересечение определенных категорий и субкатегорий в
отдельных фрагментах демонстрирует многогранность и переплетение
дискурсивных стратегий, сходство речевых средств дискурса антисемитизма
в исследуемой учебной литературе, с одной стороны и объективированное
изложение с помощью эвиденциальных структур, с другой стороны.
Тексты школьных пособий по истории времен национал-социализма по
всем названным содержательным критериям обнаруживают манипулятивные
стратегии, реализованные разными языковыми средствами, в основном
стилистическими и средствами субъективной оценочности. Стилистические
средства
усиливают
эффект
субъективного
изложения
события,
отрицательного представления еврея и его деятельности в историческом
26
контексте. Метонимия der Jude - еврей играет особенную стратегическую
роль в дискурсе антисемитизма – как часть целого или представителя своего
народа, т.е. еврейского этноса der Jude становится символом всего
отрицательного и негативного и причиной всех бед и неудач в обществе.
Таким же образом было использовано прилагательное jüdisch - еврейский,
которое как эпитет всему придавало отрицательное значение.
Кроме того, авторами используются пейоративное коннотирование и
эвфемизация с целью скрытия истинной сути собственных поступков.
Неологизмы или переоценка понятий также являются распространенным
оценочным средством манипуляции сознанием адресата в учебных пособиях
Третьего рейха.
Контраст между субъективной тактикой изложений исторических
фактов путем задействования оценочных средств в учебных пособиях ГДР и
объективным изложением с помощью эвиденциальных структур в изданиях
ФРГ был выявлен в процессе сопоставления фрагментов учебного дискурса,
посвященных представлению конфликта на Ближнем Востоке после Второй
мировой войны. В то время как в учебных пособиях ФРГ обнаружены
речевые
средства
объективного
изложения
фактов
(эвиденциальные
структуры) и представления обеих сторон конфликта, в учебных пособиях
ГДР выявлены субъективные оценочные стратегии изложения исторических
фактов (неверное изложение исторических фактов: überfiel Israel am 5. Juni
1967 zum dritten Male seine arabischen Nachbarstaaten (Израиль напал 5 июня
1967 г. в третий раз на своих арабских соседей), эпитеты с пейоративной
коннотацией:
aggressiv
сопоставление
(антитеза):
(агрессивный),
nationale
räuberisch
Befreiungsbewegung
(грабительский),
(национально-
освободительное движение) [арабских стран] vs. aggressive und räuberische
Politik Israels (агрессивная и грабительская политика Израиля), которые
связаны со спецификой идеологии, лежавшей в основе внешней политики
ГДР.
С помощью данных средств в учебных пособиях ГДР выражается
антисионистское отношение по вопросу конфликта на Ближнем Востоке,
27
которое
проявляет,
как
было
продемонстрировано
в
диссертации,
определенное сходство с манипулятивными стратегиями антисемитизма в
учебных пособиях Третьего рейха.
Таким образом, речевые стратегии манипуляции, с одной стороны, и
средства объективного изложения, с другой, также представлены в связи с
тематикой антисионизма в дискурсе антисемитизма.
Приложение
содержательные
1
содержит
категории
и
разработанные
субкатегории
в
анализа
диссертации
эмпирического
материала.
Приложение 2 демонстрирует использованный в работе эмпирический
материал,
который
распределен
по
содержательным
категориям
и
субкатегориям.
Основные
положения
диссертации
отражены
в
следующих
публикациях:
1. Мюллер К.С. Проявления тоталитарного дискурса в немецком языке
(1933-1990гг.): к постановке проблемы. // К.С. Мюллер // Вестник
Московского городского педагогического университета. Сер. «Филология.
Теория языка. Языковое образование». – Москва: МГПУ, №1(9) / 2012. – С.
108–112. – 0,3 п.л.
2. Мюллер
К.С. Тоталитаризм в немецком языке как
объект
исследования политолингвистики. // К.С. Мюллер // «Профессиональная
коммуникация: культурологические, лингвистические и дидактические
аспекты исследования»: коллективная монография. –Тамбов: Тамбовский
гос. Ун-т. им. Г.Р. Державина –, 2012. – С. 207–214. – 0,5 п.л.
3. Мюллер К.С. Актуальное состояние научных исследований в
области политолингвистики в Германии. // К.С. Мюллер // Вестник
Орловского государственного университета. Сер. «Новые гуманитарные
исследования». – Орел: ГОУ ВПО, №2(31) / 2013. – С. 305–307. – 0,4 п.л.
28
4. Мюллер К.С. Феномен антисемитизма как выражение тоталитарного
дискурса в немецком языке (1933-1990 гг.) // К.С. Мюллер // Актуальные
проблемы современной лингвистики и гуманитарных наук: сборник статей V
международной научно-методической конференции «Актуальные проблемы
современной лингвистики и гуманитарных наук». Москва, 22 марта 2013 г. /
Науч. ред. Н.Л. Соколова, О.Г.Аносова. - М.: РУДН, 2013. – С. 217 – 222. –
0,4 п.л.
5. Мюллер К.С. Антисемитизм в немецком языке (на материале
школьных учебников истории 1933-1989гг.) // К.С. Мюллер // Вестник
Московского городского педагогического университета. Сер. «Филология.
Теория языка. Языковое образование». – Москва: МГПУ, №1(13) / 2014. – С.
121–125. – 0,3 п.л.
29
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
821 Кб
Теги
речевые, литература, германии, антисемитизм, учебно, дискурсе, стратегия
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа