close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Пути формирования и развития лексики говоров Гиляна в сравнительном отношении

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Хосейн Омиди Рад
ПУТИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ЛЕКСИКИ ГОВОРОВ
ГИЛЯНА В СРАВНИТЕЛЬНОМ ОТНОШЕНИИ
10.02.22 – Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки,
аборигенов Америки и Австралии (иранские языки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
ДУШАНБЕ – 2014
Работа выполнена на кафедре таджикского языка Таджикского
государственного педагогического университета имени Садриддина Айни
Научный руководитель:
кандидат филологических наук, заведующий
кафедрой таджикского языка Таджикского
государственного педагогического
университета им. Садриддина Айни, доцент
Хоркашев Сахидод Рахматуллоевич
Официальные оппоненты: Шарипова Фарангис Худоиевна,
доцент кафедры истории языка и типологии
Таджикского национального университета,
доктор филологических наук
Носиров Сабур Музаффарович,
кандидат филологических наук,
начальник отдела науки и аспирантуры
Технологического университета Таджикистана
Ведущая организация:
Институт языка, литературы, востоковедения
и письменного наследия АН РТ
Защита состоится «21» мая 2015 г. в 13:30 часов на разовом заседании
диссертационного совета Д 737.004.03 по защите диссертаций на соискание
ученой степени доктора и кандидата наук при Таджикском национальном
университете (734025, г. Душанбе, проспект Рудаки, 17).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского
национального университета (734025, г. Душанбе, проспект Рудаки, 17).
Автореферат разослан «____»______________ 2015 г.
Учёный секретарь
диссертационного совета
доктор филологических наук, профессор
2
М.Б. Нагзибекова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Современный этап развития
иранской
диалектологии
характеризуется
большим
количеством
исследований, посвященных изучению иранских диалектов.
Стремительное развитие науки и техники, миграция населения,
урбанизация и активизация деятельности средств массовой информации,
приводят к тому, что диалекты находятся под влиянием официального языка
и претерпевают значительные изменения, способствующие их исчезновению.
В связи с этим необходимы меры по изучению, сохранению родного языка и
его диалектов, как свидетельства национальной и культурной особенности.
Исследование диалектов позволяет изучить взаимоотношения иранцев
с другими народами и взаимовлияние их языков и культур, так как
территориальное расположение и образ жизни их представителей отличаются
друг от друга. Поэтому лексические единицы, наблюдаемые в одних
диалектах, отсутствуют в других.
Помимо этого изучение диалектов поможет осветить грамматический
строй иранских языков, определить количество иранских слов,
отсутствующих в древних персидских источниках письменности.
Гилянский диалект, как и другие иранские языки и диалекты, является
составной частью иранской культуры [7,14]. В отличие от других диалектов
говоры Гиляна из-за географического расположения оказались менее
подвержены влиянию языка других народов, им удалось сохранить
многочисленные образцы памятников древнеиранского языка. До сих пор не
проводилось анализа путей формирования и развития лексики говоров
Гиляна, в силу чего избранная тема представляется актуальной для иранской
диалектологии. Исследование говоров Гиляна поможет освятить
формирование лексико-грамматических особенностей, позволит выявить
богатый по составу лексический пласт и грамматический строй говоров
одного из западно-иранских языков на территории Ирана.
Актуальность диссертационного исследования состоит в том, что
впервые в сопоставительном плане анализируются особенности
формирования и развития лексики двух говоров Гиляна: восточного и
западного.
Степень разработанности научной проблемы. Исследование
гилянского языка в целом и гилянских говоров в частности имеет долгую
историю. Впервые гилянский язык упоминается в книге Александра Хутзеко
«Namonahaye šeriammiyanaye Iran», в которой автор приводит гилянские
напевы.
В 1930 году датским иранистом Артуром Кристенсеном была издана
работа, в которой был рассмотрен грамматический строй и глагольные
формы рештского говора гилянского языка, а также приведён список
гилянских диалектизмов с переводом на персидский язык.
В 1995 году книга выщла в свет в издательстве «Суруш» под названием
«Гўйише гилакие Рашт» (Перевод Джафара Хомамизаде).
3
С точки зрения современной лингвистики гилянский язык был
исследован советскими иранистами В. С. Расторгуевой, Д. И. Эдельман, А. А.
Керимововой, А. К. Мамедзаде, Л. А. Пирейко, В. Завьяловой, В. Соколовой,
Т. Н. Пахалиной.
В 1955 году В. И. Завьялова рассматривала гилянский язык с точки
зрения фонетики.
В 1971 году Расторгуевой В. С. и другими советскими учеными была
издана работа «Гилянский язык», где гилянский язык представлен как
самостоятельный язык. Как отмечает В.С. Расторгуева, «Гилянский язык
принадлежит к северо-западной группе иранских языков. По
территориальному признаку относится к прикаспийским языкам иранской
группы, …в фонетике и грамматическом строе достаточно ясно
прослеживается генетическая общность с другими иранскими языками, в
том числе с древними» [Расторгуева 1999: 113].
В 1955 году Ассоциацией иранистов Ирана был издан «Фарханге
гилаки».
В 1987 году иранским исследователем Махмодом Паяндаи Лангероди
был опубликован «Фарханге Гил ва Дейлам» (Словарь Гила и Дейлем).
В 1980 году при содействии АН СССР был издан «Гилянско-русский
словарь», состоящий из 3 глав, одним из недостатков которого является то,
что в нем не были учтены отличия гилянского диалекта от других диалектов.
В первой главе представлены сведения о гилянском диалекте, во второй перевод гилянских диалектизмов на русский язык, в третьей главе – перевод
русских слов на гилянский.
В 1993 году Джахангиром Сартиппор выпущена в свет монография
«Решаёбии важаҳае гилакї» («Этимология гилянских диалектизмов»), в
которой при помощи «Словаря древнего Ирана» и 6-томного Персидского
словаря Моина определена этимология 537 лексических единиц.
Перечисленные работы носят в основном лексикографический характер
и не затрагивают особенности формирования и развития лексики говоров
Гиляна в сравнительном отношении. Этим объясняется причина выбора темы
данной диссертации.
Цель и задачи исследования. Исходя из актуальности и степени
изученности данной проблемы, основной целью диссертации является
исследование особенностей формирования и развития лексики западного и
восточного говоров Гиляна.
Для достижения указанной цели определены и выдвинуты следующие
задачи:
- научно-теоретическое обоснование проблемы исследования диалектов,
в частности говоров Гиляна;
- сбор, систематизация, анализ лексического материала говоров Гиляна;
- определение взаимосвязи говоров Гиляна с современным персидским
языком и другими диалектами;
- определения степени продуктивности аффиксальных морфем в
западном и восточном говорах Гиляна;
4
- классификация заимствованной лексики говоров Гиляна по их
генетическому происхождению;
- сравнительный анализ лексических и грамматических свойств
западного и восточного говоров Гиляна.
Объектом данного исследования являются лексические единицы
восточного и западного говоров Гиляна.
Предметом исследования являются способы формирования и развития
лексики западного и восточного говоров Гиляна.
Теоретическую базу исследования составляют труды известных
востоковедов Расторгуевой В.С., Эдельман Д.И., Завьяловой В.И., Оранского
Н. М., Пейсикова Л. С., Розенфельд А. З., Молчановой Е. К., Рубинчика Ю.
А., Чхеидзе Т. Д., Фрай Р., Бортольд В., Колесникова О. Е., Диконова А. М.,
Христианс А., а также работы таджикских и иранских ученых: Моин М.,
Бахар М., Амид Н., Ханлари П. Н., Машкор Ҷ., Имадафшар Х., Калбаси А.,
Абулкасими Х., Анваи Х., Ахмади Г. В., Батини М., Деххода А., Сотода М.,
Порхади М., Маъсуми Н., Джураев Г., Махмудов М., Камолиддинов Б.,
Косимова М., Саймиддинов Д., Амонова Ф. Р., Рустамов Ш., Касимов О. и
др.
Научная новизна исследования заключается в том, что в работе
впервые с применением единого исследовательского подхода осуществлен
комплексный лексико-грамматический и этимологический анализ лексики
северного и западного говоров Гиляна, определены способы
словообразования и наиболее продуктивные аффиксы. Работа является
первым опытом научного исследования лексики гилянского языка не только
в плане территориальной локализации, в ней проведена этимологизация
заимствованной лексики говоров Гиляна.
Научную ценность работы представляет список лексем исследуемых
говоров, который может быть использован специалистами данной области в
дальнейших исследованиях.
Материалы для исследования были собраны при помощи
анкетирования, бесед и опроса носителей говоров Гиляна, а также путём
сплошной выборки из словарей по этим говорам. В целом было отобрано и
проанализировано более 1200 лексических единиц.
Основными методами исследования являются: 1) описательный,
полевой (описание морфологических особенностей диалектизмов говоров
Гиляна); 2) метод сопоставительного анализа (исторический, синхронный и
диахронный); 3) приём количественных подсчетов. В процессе сбора данных
были использованы анкетирование, методы опроса, бесед и наблюдения.
Теоретическая значимость работы состоит в том, что полученные
результаты могут быть использованы в дальнейших исследованиях лексики
и грамматики не только диалектов, но и таджикского и персидского языков в
целом. Диссертационное исследование и его результаты могут послужить
одним из новых источников при изучении исторического развития иранских
языков, сопоставительного изучения различных диалектов персидского
языка. Результаты исследования могут быть использованы при разработке
5
теоретических вопросов иранской диалектологии, рассматривающих
проблемы классификации говоров, их родства и расхождения.
Практическая значимость исследования состоит в применении его
результатов при создании исторической грамматики, исторической и
описательной диалектологии и лексикологии персидского языка, в решении
актуальных вопросов иранистики, в частности, в области диалектологии.
Собранный материал может быть использован при составлении атласа
диалектов
персидского
языка,
историко-этимологических
и
диалектологических словарей, а также при чтении спецкурсов на
филологических факультетах высших учебных заведений.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Говоры Гиляна являются частью культуры народа Ирана, их сбор и
сохранение является важной задачей иранистики.
2. Говоры Гиляна являются показателем исторического развития
иранских языков. Исследование лексических единиц говоров может оказать
помощь при реконструкции общего корня исчезнувших слов.
3. Некоторые
диалектизмы
используются
параллельно
с
литературными аналогами, отдельная группа диалектизмов встречается
лишь в речи некоторой части носителей диалекта.
4. Помимо исконных диалектизмов лексику говоров Гиляна
составляют также заимствования авестийского, пехлевийского и
современного персидского языков, а также из русского, французского,
английского и арабского языков.
5. По своей структуре лексические единицы говоров Гиляна
подразделяются на простые, производные, сложные и составные.
Источники и материалы исследования. Исследование базируется на
языковом материале, собранном в течение 4 лет: 598 лексических единиц
собраны в восточной части Гиляна и 603 единицы – в западной.
Первоначальный сбор языкового материала производился в процессе
наблюдения и записи живой непринуждённой речи носителей говоровГиляна
(коренных жителей старшего поколения). Наряду с фактическим материалом,
в диссертации использованы диалектологические работы исследователейиранистов.
Апробация результатов исследования. По теме исследования
опубликовано 6 работ, в том числе 1 монография и 5 статей в научных
журналах, включённых в Перечень ВАК Российской Федерации, список
которых прилагается в конце автореферата; некоторые теоретические
положения апробированы на научно-теоретических конференциях
преподавателей
Таджикского
государственного
педагогического
университета им. С. Айни (2011-2013 гг.) и Таджикского национального
университета (2013). Диссертационное исследование обсуждено и
рекомендовано к защите на заседании кафедры Иранской филологии
Таджикского национального университета (протокол № 5 от 2013 г.)
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех
глав, заключения, библиографии и приложений.
6
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность темы исследования,
формулируются цель и задачи исследования, указываются объект и предмет
исследования, определяется научная новизна, даётся описание методов
исследования, теоретическая и практическая значимость результатов
исследования.
В Главе I диссертационного исследования «Историческое развитие
Гиляна и его говоров» проводится лингво-исторический экскурс, излагается
географическое положение Гиляна, сфера экономической деятельности
населения, а также приведены
некоторые сведения об ареале
распространения восточного и западного говоров Гиляна.
На территории современного Гиляна в древности проживали дейламы и
кадусы, называемые гелами. По утверждению некоторых источников, первые
сведения о народах, населявших Гилян, появились еще в период правления
Ахеменидов [5, 58].
В период правления Сасанидов на южном побережье Каспийского моря
появились поселения гелов и дейламов, о которых сообщают многие
историки.
Существуют различные мнения о происхождении топонима «Гилян» и
понятия «гел». В 13 томе Словаря Деххода (Loqatnameye Dehkhoda)
указывается, что слово образовано от корня «гил» и суффикса «-ан»,
означающего «место расположения племени гелов», т.е. «люди,
проживающие здесь, называются гелами».
В зависимости от рода деятельности и основного вида занятия жителей
остана называют гилянцами, которые проживают в долине и занимаются
земледелием, и галышами (дейламами), которые проживают в горной
местности и занимаются животноводством.
Рис. 1.Карта Ирана
Нынешний остан Гилян граничит с Республикой Азербайджан и Каспийским
морем (с севера), останом Арбадиль (на западе), на юге – с останом Зенджан и на
востоке - с Мазендараном. Площадь - 14 тыс. км2, население - около 2 500 000
человек (по данным последней переписи населения). Основу экономики остана
составляют сельское хозяйство, животноводство рыболовство, пчеловодство,
шелководство, рисоводство, выращивание цитрусовых культур, чая и оливок. Гилян
неоднороден в языковом и диалектном отношении. Описываемые нами говоры
делятся на западный и восточный.
7
Рис. 2. Карта остана Гилян
Административным центром и наиболее населенной частью остана
является город Решт, куда входят 6 районов: Центральный, Хумам,
Хошкебеджар, Сангар, Кочеисфахан и Лаште-нишах, Лангерод.
Топоним Кочесфахан происходит от /kučәsbân/ «место переправы
лошадей», в процессе развития звук \б\ был заменён звуком \ф\ [Pakzad 2002:
27].
Предполагается 2 варианта появления топонима Лангерод, образованного
от [лангар] – «якорь» и [род] – «река»: 1. В прошлом - портовый город; 2. По
названию реки, протекающей через город.
В Главе II «Словообразование говоров Гиляна» рассматриваются
способы словообразования говоров Гиляна: аффиксальный (суффиксальный,
префиксальный) и словосложение.
В первом разделе «Префиксальное словообразование говоров Гиляна»
рассмотрен префиксальный способ словообразования. Отмечается, что
префиксы ham-,ba-, bi- (bu-), be-, na-, ta-, ghair-, por-, zir-, pis-имеют точное
совпадение с префиксами персидского языка.
Префикс ham- употребляется в значении «совместно делающий»,
«одинаковый», «равный», указывает на совместность и взаимосвязь
предметов или признаков, образует существительные и прилагательные:
hamdigәr «вместе», hamrah «спутник».
Префикс ba- указывают на наличие какого-либо качества или свойства,
образует от существительных:
- качественные прилагательные: bahoš «смышлёный», baaghl, bakalә
«умный», baxabar «осведомлённый», bafahm «умный», «понятливый»
bаxerad «умный», «мудрый», bапат «известный», «знаменитый».
- прилагательные, имеющие переносные значения: baešteha
«имеющий хороший аппетит», baostoxan «стойкий», «корыстолюбивый»,
«волевой», «алчный».
Префикс bi- (bu-) образует от существительных качественные
прилагательные со значением отрицания: bidin «неверующий», bisәvad
8
«неграмотный», bixud «потрясённый, бесчувственный», binam, biesm
«безымянный»,
«анонимный»,
biasas
«неосновательный»,
«несостоятельный».
Префикс be- употребляется
для
образования
наречий:
bexubi «хорошо», bezur «насильно».
Продуктивный
префикс
naобразует
прилагательное
с
отрицательными значениями: narahat «огорчен», nadan «глупый, невежда»,
našad «грустный, невеселый».
Как отмечает Ю. А. Рубинчик, префикс «па- очень продуктивен при
соединении с прилагательными, причастиями, глагольными основами
настоящего и прошедшего времени: пакаr«негодный», «непригодный»,
našad
«грустный»,
«невеселый»,
nafahm
«непонятливый»,
«сообразительный», našenas «незнакомый», nadorost «неправильный»,
nabexerad «неразумный», «глупый» [2, 77].
ghair-:
употребляется
в
значении
отрицания:
ghairerasmї
«неофициальный», ghairefa‘al«неактивный», ghairešar‘ї «незаконный».
ghairedastane «недружелюбный»;
por-: pordahšat «ужасный», poreztirab «тревожный»;
zir- несет значение «нижний»: zirbana «фундамент».
Таким образом, анализ позволил выделить следующие особенности
префиксов:
- присоединяются к началу слова (к корню);
- могут изменять семантику слова;
- иногда способствуют изменению грамматической роли лексем;
- не имеют никакого семантического значения.
Анализ также показал, что кроме префикса ham- остальные в основном
используются для образования прилагательных и наречий.
Лексико-грамматическое исследование словообразовательных средств
диалектной лексики показало, что некоторые из вышеназванных префиксов
(bi- (be-), bar-, me- (mi-), na- (ne-) очень часто выступают в роли превербов,
присоединяясь к простым глаголам, образуют префиксальные глаголы: bekon
«сделай», miravam «я иду»; nemiravad «не пойдёт», nagoft «не сказал», nakard
«не сделал»; naravad «пусть не ходит», nakon «не делай».
Весьма значительна роль префиксов при глаголах. Различаются два типа
глагольных префиксов: а) словообразующие: dar-, bar- и др. б)
формообразующие префиксы bi- (be-), me- (mi-), na- (ne).
Как отмечает Ю.А. Рубинчик, «префиксы либо придают глаголам
новые оттенки значений (daravardan «вынимать»), либо образуют глаголы с
новыми значениями (bardâštan «поднимать»), либо совсем не меняют
9
значения глаголов (daramikhtan); обладают определенными значениями:
движение наверх, наружу, движение внутрь, наружу [2, 77].
Преверб
barимеет
значение «движение
вверх»:
bardâštan «поднимать», barkešidan «извлекать», barkhastan «подниматься».
Префикс dar- несет значение «движение внутрь», «наружу»:
darkešidan, darkandan.
Префикс mi- употребляется в значении длительности и
многократности: mikonad «делает, сделает, будет делать» miâyad «придёт».
Префикс
условности
beимеет
значение
однократности,
завершенности: bekon «сделай».
Префикс
na-/ne
употребляется
для
противопоставления
немаркированных положительных и маркированных отрицательных форм:
nemikonad, nakonad, nagoft «не сказал», nanvešt «не написал».
Также проведен анализ древнеиранских превербов dǝ-,di-,du-, которые,
претерпев соответствующие фонетические изменения в говорах Гиляна,
срослись с основами глаголов. В западном и восточном говорах были
выявлены формы di-, dә- , de-, du- (западн. говор) и do- (восточн. говор),
претерпевшие фонетические изменения.
Таким образом, было выяснено, что в говорах Гиляна префиксальный
способ словообразования не представлен широко. Данный способ
словообразования оказался весьма ограниченным.
Во втором разделе второй главы «Суффиксальное словообразование
говоров Гиляна», проводится сравнительный анализ простых и сложных
суффиксов. Выявлены наиболее распространенные простые [-â] ،[-u] ،[-ә] и[i] и сложные суффиксы [-uk], [-ik], [-vәr], [-bәr],
[-bәnә], [banak] и [-kәlә],
не употребляемые сегодня в современном персидском языке. Суффиксы по
структуре и звуковому составу делятся на простые и сложные.
2.2.1.Простые суффиксы говоров Гиляна
Суффикс [-â] образует прилагательное, указывающее на качество и
способность: [rәsâ] от глагола [rasidan] «дойти», «доехать»; [tәvanâ]
«сильный», «могучий», [dânâ] - «умный», [dârâ] «богатый».
- образует существительное от прилагательного: [gәrmâ] «жара», [sәrmâ]
«холод», [xunәkâ] «прохлада».
М. Аболкасими в книге «Историческая грамматика персидского языка»
пишет, что суффиксы [-ag], [-âg] и [-ây] были преобразованы в суффикс [-â],
образующий субстантивированное прилагательное: [sarmâ] «холод», [garmâ]
«жара» [3, 344-345].
Суффикс [-u] образует имена прилагательные: [nāzu] «капризный»,
[šәkәmu] «обжора», [gazu] «c выдающимися вперед зубами» [1,53].
Суффикс [-ә] продуктивный, несет уменьшительно-ласкательное
значение, иногда может нести значение пренебрежения [1, 50-51]: в
восточном говоре: [rikә] «мальчик», [mәrdә] «бедный человек», [pәsәrә]
«парень»; в западном говоре: [pәrә]«бедный отец».
10
Суффикс[-ә], присоединяясь к основе глагола прошедшего времени,
вместе с префиксом [bә-] образует прилагательное: в западном говоре
[bәmәrdә]
«умерший»,
[bәgoftә]
«сказанный»,
[bәjavәstә]
«сжеванный»,[bәxәftә] «уснувший»; в восточном говоре [bәmordә]
«умерший», [bәxordә] «съеденный», [bәškәstә] «сломанный», [bәxotә] «спящий».
Образует слова со значением места: [lәbә] «край», [kәnârә] «берег»,
[kәšә] «край», [dimә] «окраина»; образует наречия: [piyadә] «пешком»,
«пеший»; [aquzә] «что-то небольшое», «мелкое».
Автор категорически не согласен с мнением, что суффикс [-h] является
аналогом суффикса [-ә], например, в слове [rikәh], хотя в говорах Гиляна
суффикс [-h] не произносится. Вероятно, здесь наблюдается влияние
персидского языка.
В ходе исследования выяснилось, что суффикс [-i] участвует при
образовании
существительных
(наиболее
продуктивный
класс),
прилагательных; наречий.
1. Суффикс [-i] образует существительные:
- со значением качества: [mәrdi] «мужество», [buzurgi] «величие», [sifidi]
«белоснежность, чистота»;
- образует слова со значением «сфера деятельности», «место действия»:
[akasi] «фотографирование», [kulfәti] «рабство», [xәyati] «шитье»,
[šahrdari]«мэрия».
2. Суффикс [-i] образует прилагательные:
- со значением «цвет», «качество», «свойство предмета»: [pәšmi]
«шерстяной», [čubi] «деревянный», [sәngi] «каменный», [tәlāi] «золотой»;
- образует прилагательные со значением принадлежности к какому-либо
вероисповеданию, привязанности к чему-либо: [islami] «исламский», [mәsihi]
«христианин», [istәqlali] «болельщик футбольной команды «Истеклал»;
образует
качественные
и
относительные
прилагательные,
обозначающие признак: [аdәvagiyahiisә] (западн.) «это растительное
лекарство», [sәngidivar] (западн.) «каменная стена», [čubixanә] (западн.)
«деревянный дом»; [tәryaki] «наркоман», [sigari] «курильщик», [alәkoli]
«алкоголик»; [muturi] «мотоциклист», [aynәki] «очкарик», [vaneti] «водитель
грузовичка»; [idzi] «больной СПИДом», [siflisi] «больной сифилисом», [vәbai]
«больной холерой».
- образует прилагательное со значением «сфера деятельности»: [artәši]
«военный», [idari] «офисный работник», [banki] «банкир», «работник
банка»;
М. Таваколи в статье «Суффикс [-i]: его история и употребление»
отмечает, что суффикс [-i], присоединяясь к конкретным или абстрактным
существительным, образует прилагательное, а также действительное и
страдательное причастие: [exrâji] «уволенный» и [ešqali] «завоеванный»:
[etesâbi] «бастующий», [jangi] «военный». [7, 106].
М. Аболкасими отмечает, что суффикс [-i] «образует прилагательное:
[mordani] «дохлый», [xândani] «достоен чтения» [3, 336].
3. Суффикс [-i] образует следующие наречия:
11
- со значением сходства с чем-либо: [ti moya qarčii slāhbәgodi] (западный
говор) – [timuhәqarčiislahbodi] (восточный говор) «твоя прическа похожа на
гриб»;
- со значением меры длины, веса, объема: [qәdәmi] «мерадлины при
помощи шага», [sәtli] «мера веса при помощи ведра, [metri] «метрическая
единица измерения»;
- со значением «средства передвижения»: [anamәpustifarәsey] (западн.) –
[inamәpustibәrәsey](восточн.) «это письмо доставлено по почте»;
[dәryaixayәmbәšәm] (западн.) – [dәryaixanәmbәšum] (восточн.) – «хочу
поехать морем».
2.2.2. Сложные суффиксы говоров Гиляна состоят из нескольких букв,
некоторые из них употребляются, как в гилянском, так и в персидском языке.
Суффиксы [-gin], [-âgin] образуют относительные прилагательные:
[šәrmgin] «стеснительный», [xәšmgin] «гневный», [zahrāgin] «ядовитый».
Суффикс [-vār] малоупотребителен, образует существительное[gušvâr]
«серьга», прилагательное и наречие: [umidvâr] «тот, который надеется»,
[buzurgvâr] «великий», [mardvâr] «мужественно».
Суффикс [-vârә], [-varә] образует существительное, малопродуктивен:
[gušvarә] «серьги», [gahvarә] «колыбель», [sәngvarә] «окаменевшие останки
древних растений или животных».
Суффикс [-gun] малоупотребителен, образует прилагательное: [zәrdgun]
«желтый», [gulgun] «цветочный», [digәrgun] «другой».
Суффикс [-bâr] имеет значение обладания предметом, образует
существительные со значением состояния: [qәmbâr] «печальный»,
«горестный», [juybâr] «большой (арык)», «местность, изобилующая ручьями,
арыками», [rudbâr] «большая река», «местность изобилующая реками»,
[nâzbâr] «капризный».
Суффикс [-vәš], малопродуктивный,
образует прилагательное со
значением «схожий с чем-либо»: [mahvәš] «луноликая», [parivәš] «похожая
на
пери»,[siyavәš]
«черный
мужчина»,
выступающие
в
роли
существительных.
Суффикс [-anә] образует прилагательное и существительное:
[mohtәrәanә] «достойно уважения»,[dustanә] «по-дружески».
В «Грамматике гилянского языка» дается форма [-âneh], заимствованная
из персидского языка [Bakhšazadeh 2012: 171], с конечным [-h], не
произносимым в гилянском диалекте.
Суффикс [-istān], [-әston] образует существительные со значением
«большое скопление», «наличие большого количества кого-/чего-либо гделибо»: [gulәstān] «цветник», [tākistān] «виноградник», [qәbrәston]
«кладбище», [arbābәstān] «деревня в Гиляне», [bimārәstān] «больница».
Суффикс [-gāh] - единственный суффикс, способный выступать как
самостоятельное слово со значением времени. Также образует
существительное со значением места: [dәrmangāh] «поликлиника»,
[bәndәrgāh] «порт», [lәngәrgāh] «гавань», [zādgāh] «родина», «место
12
рождения», а также образует наречие времени: [sәhargāh] «раннее утро»,
[šāmgāh] «сумерки», [subhgāh] «рассвет».
Суффикс /-lāx/ малопродуктивный, образует существительные со
значением «наличие большого количества чего-либо»: [sәnglāx] «каменистая
местность», «куча камней».
Суффикс /-zār/ образует наименование места от существительных,
означающих природные явления и растения: [šenzār] «пространства,
покрытые песком»,[čәmәnzār] «луга», [nәmәkzār] «соляной карьер», [kәštzār]
«поле», «пашня». Может выступать как самостоятельное слово со значением
«плачущий», «немощный».
Суффикс [-on] (восточный говор) и [-an] (западный говор) образует
существительное, прилагательное и наречие. Он имеет две функции:
формообразующий и словообразующий. В первой функции формирует
множественное
число
существительного:[aqayon]
«господа»;
[govon]«коровы» и во второй функции меняет значении слов и образует
новые лексические единицы: [Gilon] «Гилян», [deylәmon] «Дейламан»,
[širnixoron] «свадебный обряд», [yәxbәndon] «гололедица», [bәrgrizan]
«листопад», [suzan] «горячий».
Суффикс [-dan] (западный говор) и [-don] (восточный говор),
продуктивный, образует существительные и прилагательные: [nәmәkdan]
(западн.) - [nәmәkdon] (восточн.) «солонка», [širdan] (западн.) - [širdon]
(восточн.) «молочник», [čaydan] (западн.) – [čaydon] (восточн.) «чайница».
Суффикс [-ban] (западн.)/ [-bon] (восточн.), употребляемый в значении
«друг», «защитник», «ответственный за что-либо»: [bâqban] (западн.) [bâqbon] (восточн.) «садовник»; [mәrzban] (западн.) - [mәrzbon] (восточн.)
«пограничник»; [dәrbаn] (западн.) – [dәrbon] (восточн.) «привратник».
Суффикс [-gār] образует существительные и прилагательные: [xāsәgār]
«сват, [rәsgār] «освобожденный», [kištgâr] «земледелец».
Суффикс [-ār] малопродуктивен, образует существительные: [guftâr]
«сказание», [xaridâr] «покупатель», [šanidâr] «слушатель». В западном
говоре Гиляна иногда встречается форма [sâr].
Суффикс [-gәr] образует имя деятеля: [kištgәr] «земледелец», [āhangәr]
«кузнец», [sәtәmgәr] «мучитель», [šināgәr] «пловец». Мы согласны с В.С.
Расторгуевой, которая отмечает малопродуктивность данного суффикса
[1,52].
Суффикс [-či] образует существительное и прилагательное: [gariči]
«ямщик», [pustči] «почтальон», [qačaqči] «контрабандист», [tәmašači]
«зритель», [qatirči] «кучер».
Различные формы суффикса [-әki], [iki], [-aka], [-әkә] образуют лексемы,
выполняющие функции и наречий, и прилагательных: [kәjәki] «криво»,
[rastәki] «прямо», [zurәki] «силой».
Суффикс [-alә] малопродуктивен: [kәšalә] «продолжительный»,
[dumbalә] «следовать».
Суффикс [-әš] (восточн.) и [-aš] (западн.): [ravaš] (западн.) – [ravәš]
(восточн.) «манера», [xâhaš] (западн.) «желание», [binәš] (восточн.) «взгляд»,
[sanjaš] (западн.) - [sanjәš] (восточн.) «испытание».
13
Суффикс [-әk] образует существительные, обозначающие предмет или
орудие труда: [qәltәk] «клубок ниток».
Суффикс [-vәr] образует прилагательные и существительные места:
[suxәnvәr] «оратор», [unәrvәr] «ремесленник», [namvәr] «знаменитый
человек», [dokanvәr] «около лавки».
Н. Хонлари считает, что данный суффикс в среднеперсидском языке
имел форму [-uwar], [-war], заимствован из древнеперсидского языка [bara]
«поднимать», образует слова с указанием на обладание чем-либо [6, 24].
Суффикс [-âl], малопродуктивный, образует существительные и
прилагательные: [zәkâl] «мусор», «грязь», [masâl] «город на западе Гиляна»,
[mas] «гора», [donbâl] «хвост».
Суффикс [-uk] (западн.) [-ik] (восточн.), малопродуктивен, образует
прилагательные: [dočuk] (западн.) от глагола [dočukәstәn] «клеить»; [dәčik]
(западн.) от глагола [dәčkәstәn] «клеить».
Суффикс [-ām] (западный говор) и [-om] (восточный говор),
непродуктивный, образует существительные места: [katām] (западн.) –
[kotom] (восточн.) «сторожка на рисовом поле для охраны урожая от диких
животных». В обоих говорах используется слово [kat], но в восточном
говоре с суффиксом [-om] произносится [kot].
Суффиксы [-bәr], [-bon], [-banәk], [-bәnә] образуют существительные со
значением лица по принадлежности к территории, городу, где оно проживает
или откуда происходит: [kilidbәr], [asiyabәr], [rudbәnә], [kadubanәk].
Суффикс [-kәlә] образует существительные со значением «обладающий
чем-нибудь, имеющийся в большом количестве или в большой степени чтонибудь»: [šundәkәlә] «местность, где растет определенный вид кустарника»,
[bāqilikәlә] «местность, где растет фасоль», [bi(ә)jârkәlә] «рисовое поле».
Анализ собранного материала позволил сделать вывод, что в
рассматриваемых говорах наиболее употребительными являются простые
(непроизводные) суффиксы: [-â], [-u], [-ә] и [-i] и сложные суффиксы: [-uk],
[-ik], [-vәr], [-bәr], [-bәnә], [-banak] и [-kәlә], которые участвуют в процессе
словообразования в говорах Гиляна.
В главе III «Анализ заимствованной лексики говоров Гиляна»
рассматриваются
заимствования
из
авестийского,
пехлевийского,
современного персидского языков, а также заимствования из русского,
французского и английского языков, проводится фонетический анализ
лексических единиц, заимствованных из арабского языка.
Как известно, языки и диалекты в силу различных обстоятельств
заимствуют слова из других языков, что способствует пополнению их
словарного запаса. Существуют две причины заимствования слов: внешние
(неязыковые) и внутренние (языковые).
К внешним (неязыковым) причинам заимствования слов одного языка
другим следует отнести наличие более или менее тесных политических,
экономико-промышленных и культурных связей между народаминосителями языков.
14
Внутренние (языковые) причины: заимствованное слово обычно легче
укореняется в языке, если в лексической системе последнего есть своего рода
предпосылки к заимствованию.
Пополнение словарного состава говоров Гиляна происходило путем
заимствования слов из разных языков, значительную часть которых
составляют лексические единицы, перешедшие из древнеперсидского,
современного персидского языка, арабского, русского, английского,
французского и тюркских языков.
Гилянский диалект восходит к древнеиранским языкам, что, в свою
очередь, дало ему возможность сохранить большое количество древних слов,
таких как: [âloq] – «орел», в сасанидском пехлеви [âluh]; [wang] – «звук»,
«голос», «плачь»; в сасанидском пехлеви [wâng] и в среднеперсидском
[bang]; [warza] «пахотный бык»; в сасанидском пехлеви [warzâg]; [zâk]
«ребенок»; в сасанидском пехлеви [zahag]; [gow] «корова»; в сасанидском
пехлеви [gâw]; [gowmiz] «моча коровы»; в сасанидском пехлеви [gomez]; [pi]
«жир», «масло»; в сасанидском пехлеви [pih]; [brinj] «рис». Некоторые из
гилянских диалектизмов имеют авестийское происхождение: [alangu],
[angušt] и [adâ].
Среди всех языков, откуда заимствуются лексические единицы, особое
место занимает арабский язык. В говорах Гиляна широко используются две
формы арабских слов: собственно арабская и измененная форма: [ism] «имя»,
[kitab] «книга», [libas] «одежда», [sub] «утро», [qorsә] «печаль», [medә]
«желудок», [dәrs] «урок», [ilm] «наука» и т.п.
Важную часть заимствованной лексики говоров Гиляна составляют
заимствования из тюркских языков, наиболее распространенными из которых
являются: [lәvāš] «пшеничная лепешка», [âj] «голодный», [batlaq] «болото»,
[daš] «брат», [yurәš] «нападение», [qâŝ] «бровь», [yavâŝ] «осторожно»,
«тихо» т.п.
Другую группу лексем представляют заимствования из русского языка.
Фонетические законы языка или диалекта в большинстве случаев приводит к
трансформации формы заимствованного слова. Например, русское слово
«ведро» в говорах Гиляна произносится [bәdrә] (рештское произношение) и
[bәdәrә] (в Лангерод), где русский звук «в» был заменен на [b];[lotka] «лодка»; [doroškә] - от русского «дрожки»; [xutkә] и [xutәkā];[pamudur] и
[pāmudur] - «помидор»; [pirguzkә] - «вприкуску»; [čotkә] и [čortәkә] «четки»;
[gālәš] - «галоши». Слово имеет также и другое значение: жителей остана,
живущих в горах и лесах и занимающихся скотоводством, называют [gālәš];
[urus] - «русский» и [rusi]; [kālәskә] «коляска». Отсутствие как в говорах
Гиляна, так и в персидском нормативном языке сочетания согласных «ст»
явилось причиной появления в начале слова гласного звука «е»: [estәkān] и
[estәkon] «стакан»; [sibiška] и [suboškә] «семечки»; [kәfāl] «кефаль»;
[samāvar] и [sәmavәr] «самовар»; [kilkā] «килька»; [boškә] и [buškә] «бочка»;
[gašur] «горшок»; [lipčik] «лифчик».
Небольшую группу слов гилянской диалектной лексики составляют
лексемы из французского и английского языков, заимствованные через
15
персидский язык: [simân] «цемент»,[ipul]
«компьютер» и т.п.
«подплечники», [kompiyotәr]
Диаграмма №1. Частотность заимствованных слов
западного говора (из 63 слов)
Анализ собранного материала показал, что от общего количества
лексических единиц западного говора (603 слова) 63 лексемы 63 лексемы
являются заимствованными, что составляет 10,44%.
Диаграмма№2. Частотность заимствованных слов восточного говора
(из 59 слов)
Анализ лексем восточного говора Гиляна показал, что из 598 слов 59
оказались заимствованиями, из них: 29 слов - из арабского, 7 – из тюркских,
17 – из русского и 6 слов - из французского и английского языков.
Глава 4 «Сравнительный анализ способов словообразования
восточного и западного говоров Гиляна» посвящена анализу
словообразовательной системы рассматриваемых говоров, в ходе которого
автор применяет способы
словообразовательных моделей (основные и
вспомогательные), используемые в настоящее время в иранистике. К
основным словообразовательным моделям относятся простые, производные,
сложные, составные.
Простые (непроизводные) слова состоит из одной, неделимой морфемы
или слога, чаще это существительные, не имеющие в своем составе
префиксов или суффиксов.
Диаграмма № 3.Процентное соотношение простых слов
западного говора
16
Как видно из диаграммы № 3, из 603 лексем, т.е. от общего количества
диалектизмов западного говора 259 лексем, т.е. 42,95% оказались простыми.
Диаграмма № 4. Процентное соотношение простых слов
восточного говора
Анализ диаграммы № 4 показал, что от общего количества лексем
восточного говора (598 единиц) 262 лексемы, т.е. 43, 81% оказались
простыми.
Сравнительный анализ лексики говоров Гиляна показал, что наиболее
продуктивными моделями словообразования являются: производные,
сложные, составные.
Производные. К производным относятся слова, имеющие в своем
составе суффиксы или префиксы, которые оказались наиболее
продуктивными словообразовательными моделями.
Диаграмма № 5. Процентное соотношение производных слов
западного говора
Анализ показал, что из 603 лексических единиц западного говора 83
лексемы, т.е. 13,76% являются производными. Наиболее продуктивными
(34,93 %) оказались суффикс /-ә] (29 слов) и суффикс /-i] (11 слов).
Диаграмма № 6. Процентное соотношение производных слов
восточного говора
17
Анализ показал, что из 598 лексических единиц восточного говора 82
единицы, т.е. 13,71% являются производными. Наибольшая продуктивность
наблюдалась у суффиксов /-ә] (27 слов) и /-i] (12 слов): 32,92% составили
лексемы с производным суффиксом /-ә].
Сложные слова образуются соединением разных основ.
Диаграмма № 7. Процентное соотношение сложных слов
западного говора
Сравнительный анализ лексического материала показал, что из 603
лексем 106 слов, т.е. 17,57 % являются сложными.
Диаграмма № 8. Процентное соотношение сложных слов
восточного говора
Как видно из диаграммы № 8, из 598 слов восточного диалекта 104
слова, т.е. 17,39 % являются сложными.
Составные слова состоят из нескольких корней. Далее в таблицах и
диаграммах дано процентное соотношение составных слов говоров Гиляна.
Диаграмма № 9.Процентное соотношение составных слов
западного говора
Сравнительный анализ языкового материала западного говора позволил
сделать следующий вывод: из 603 образований 64 единицы (10,61%)
являются составными.
18
Диаграмма № 10. Процентное соотношение составных слов
восточного говора
Таким образом, из 598 лексем восточного говора 63 (10,53%) оказались
составными.
Далее рассмотрены следующие модели: редупликация, аббревиация,
словосложение, являющиеся наиболее продуктивными в говорах Гиляна.
Редупликация - безаффиксальный способ словообразования, т.е.
копулятивный способ образования сложных слов, при котором наблюдается
слияние двух самостоятельных слов, связанных сочинительными
отношениями. В качестве словообразовательного форманта выступает
устойчивый порядок компонентов и тенденция к единому ударению.
Диаграмма № 11. Диалектизмы западного говора, образованные
редупликацией
Сравнительный анализ диалектной лексики западного говора позволил
получить следующий результат: из 603 диалектизмов западного говора 28
слов (4,64%) образованы редупликацией.
Диаграмма № 12. Диалектизмы восточного говора, образованные
редупликацией
Сравнительный анализ диалектной лексики рассматриваемого говора
позволил получить следующий результат: из 598 лексем восточного говора
28 слов (4,68%) образованы редупликацией.
Детерминативные сложные слова также являются одним из основных
способов образования лексических единиц. Например: [mādarbozorg],
[mādararos], [mādarzan], [golriz], [golafšān] и т.п.
Местоимение в говорах Гиляна, как и в персидском языке, может
выступать в роли существительного.
19
Наречие в гилянском диалекте обозначает признак действия, состояния,
качества предмета или другого признака. Наиболее употребительными
наречиями места, имеющими одинаковое произношение в обоих говорах,
оказались следующие: [jir] – «вниз»,[jor] – «вверх», [sәr] – «вверх», [kәš],
/kәšә] – «в углу», /pәs] – «сзади», /vәr/ - «рядом», /tuk] – «верх».
Глагол в гилянском диалекте имеет два наклонения: повелительное,
изъявительное, и семь форм времени: настояще-будущее, настоящее
определенное, будущее категорическое, прошедшее нейтральное, прошедшее
длительное, прошедшее определенное, преждепрошедшее.
Заключение работы содержит обобщение теоретических и практических
результатов диссертационного исследования. Здесь отмечается, что при
проведении сравнительного анализа лексического материала восточного и
западного говоров были выявлены наиболее продуктивные суффиксы, а
также словообразовательные модели говоров Гиляна.
Анализ лексического материала показал, что от общего количества
лексем (1201) 603 единицы оказались диалектизмами западного говора, 598
единиц – простые диалектизмы восточного говора.
Из 603 единиц западного говора 83 лексемы оказались производными, из
598 единиц восточного говора производными оказались 82 лексемы.
Наиболее употребительными в западном говоре оказались суффиксы: /-ә/,
/-i/, /-u/, /-әk/, /-â/, /-vәr/, /-bârә/, /-anә/, /-ston/, /-lâx/, /-âr/, /-âk/, /-âlә/, /-âl/,
/-kәlә/, /-bәnә/, /-banәk/, /-bәr/, /-tәr/, /-dân/, /-âm/, /-bon]; в восточном говоре суффиксы: [-i], [-ә], [-u], [-ik[,[-â],[-vәr], [-anә][-ston], [-lâx], [-jâr], [-âr], [-ak],
[-әkә], [-âlә], [-âl], [kәlә], [-bәnә], [-banәk],[-bәr], [-tәr], [-bârә], [-om], [-bârә],
[-dân].
Наиболее употребительными в говорах Гиляна, не употребляемыми в
современном персидском языке, оказались суффиксы [-uk], [-ik], [-vәr],
[-bәr], [-bәnә], [-banak], [-kәlә].
Таким образом, были получены следующие результаты: из 603
лексических единиц западного говора 106 лексем оказались сложными, 64
лексемы – составными. В восточном говоре из 598 единиц 104 оказались
сложными, 63 – составными. Было выявлено равное количество
диалектизмов, образованных редупликацией: по 28 единиц в каждом говоре.
Также результаты сравнительного анализа лексических единиц
рассматриваемых говоров позволили сделать вывод, что огромное
количество заимствований имеют арабское происхождение - 47,54%; 29,50%
заимствованы из русского языка, 13,17% - из тюркских языков и 9,83% - из
английского и французского языков.
Список цитированной литературы:
I
1. Расторгуева, В. С. и др. Гилянский язык / В.С. Расторгуева. – М.: Наука,
1971. – 320 с.
2. Рубинчик, Ю. А. Современный персидский язык / Ю.А. Рубинчик. - М.:
Рипол Классик, 2013. - 148 с.
3. Языки мира: Иранские языки. II. Северо-западные иранские языки / Отв.
20
ред. В.С. Расторгуева. - Москва: Индрик, 1999. – 307 с.
II
4. Abolqasemi,
Mohsen.
Dastoretarikhizabanefarsi,
chape5.
–
Tehran:Entešaratesamt, 1385. - 475 c.
5. Dehkhoda, Aliakbar. LoqatnameyeDehkhoda, chape 2. – Tehran:
DanešgahTehran, 1377. – 23911 c.
6. Fakhte, Qorban. TarikheGilanpišazislam. - Iliya, Rašt, 1386. - 139 c.
7. KhanlariNatel, Parviz. TarikhzabanFarsi. Jelde 2. – Tehran: Bonyadefarhang
Iran, 1352. - 179 с.
8. Porhadi,Masoud. Zabanegilaki, farhangeIliya. - Rasht, 1385. - 137c.
9. Tavakoli,
Nasrin.
Pasvande
ipišinevakarbordhaye
an
//
Zabanšenasivagoyešhayekhorasan, № 2. – Mašhad: DanešgaheMašhad, 1389. 105 c.
Основные положения диссертации отражены в следующих
публикациях:
1. Хосейн Омиди Рад. Суффиксальное словообразование говоров Гиляна:
монография. – Душанбе: Ирфон, 2014. – 78 с. (на перс. яз.)
2. Хосейн Омиди Рад. Гилянский диалект и его отношение к
литературному персидскому языку // Вестник педагогического
университета. - Издание Таджикского государственного педагогического
университетаим. С. Айни, № 4 (40). – Душанбе, 2011. - С. 175-178.
3. Хосейн Омиди Рад. Диалектология и диалекты Южного
Прикаспия // Вестник педагогического университета. - Издание
Таджикского государственного педагогического университета им. С.
Айни, № 5 (48). – Душанбе, 2013. - С. 295-298.
4. Hossein Omidi Rad. Morphology of Gilaki words in Kuchesfahan, Iran
// Journal of Basic and Applied Scientific Research. № 1. – Egypt, 2013. – PP.
124-127.
5. Хосейн Омиди Рад. Лексика и словообразование гилянского
диалекта // Вестник педагогического университета. - Издание
Таджикского государственного педагогического университета им. С.
Айни, № 4 (47). – Душанбе, 2012. - С. 62-64 (в соавторстве).
6. Хосейн Омиди Рад. О. Влияние русского языка на гилянский диалект //
Роль русского языка в культурном диалоге: Россия и персоязычные страны
(Афганистан, Иран и Таджикистан): Материалы международного научнопрактического форума. – Душанбе: ТНУ, 2013. – С. 284-287. (в соавторстве).
21
Сдано в набор _____ 2015 г. Подписано в печать _______ 2015 г.
Бумага офсетная. Печать офсетная. Гарнитура литературная.
Формат 60х841/16 . Услов. печ. л. 1,5 Тираж 100 экз. Заказ №
22
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
937 Кб
Теги
говорок, пути, лексика, отношений, сравнительный, гиляна, развития, формирование
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа