close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ФОТОДИНАМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ ЛАЗЕРНОГО И СВЕТОДИОДНОГО ИЗЛУЧЕНИЯ

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
МАЧНЕВА ТАТЬЯНА ВЯЧЕСЛАВОВНА
ФОТОДИНАМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО
ДЕЙСТВИЯ ЛАЗЕРНОГО И СВЕТОДИОДНОГО ИЗЛУЧЕНИЯ
03.01.02 - биофизика
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук
Москва 2016
2
Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении
высшего
профессионального
образования
«Российский
национальный
исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова»
Министерства здравоохранения Российской Федерации
Научный консультант:
доктор биологических наук, профессор
Осипов
Анатолий
Николаевич
Официальные оппоненты:
доктор медицинских наук, профессор, руководитель
клинического отдела Федерального государственного
бюджетного учреждения «Государственный научный
центр лазерной медицины Федерального медикобиологического агентства России»
Дербенев
Валентин
Аркадьевич
доктор медицинских наук, профессор, заведующая
отделом физиотерапии Федерального государственного
бюджетного учреждения «Российский научный центр
медицинской
реабилитации
и
курортологии»
Министерства здравоохранения России
Кончугова
Татьяна
Венедиктовна
доктор биологических наук, профессор, главный
научный сотрудник Федерального государственного
учреждения «Федеральный исследовательский центр
«Фундаментальные основы биотехнологии» Российской
академии наук, Институт биохимии им. А.Н. Баха.
Красновский
Александр
Александрович
Ведущая организация:
Государственное
бюджетное
образовательное
учреждение
высшего
профессионального образования "Нижегородская государственная медицинская
академия" Министерства здравоохранения Российской Федерации
Защита состоится «__» ___ 2016 года в ____ часов на заседании диссертационного
совета Д 208.072.14 на базе ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И.Пирогова Минздрава
России по адресу: 117997, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1.
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ГБОУ ВПО
РНИМУ им. Н.И.Пирогова Минздрава России по адресу: 117997, г. Москва, ул.
Островитянова, д. 1 и на сайте http://rsmu.ru.
Автореферат разослан «..........» ............................ 2016 года
Ученый секретарь диссертационного совета,
доктор медицинских наук, профессор
Кягова Алла Анатольевна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Лазерное и светодиодное излучение низкой
интенсивности,
принадлежащее
оптическому
диапазону
спектра,
широко
применяется в медицине уже более полувека (Farivar, 2014; Hashmi, 2010; Ivandic
B.T., 2008; Kim, 2011; Leal Junior, 2009; Mester, 1971, 1968). Однако механизм
действия таких излучений до сих пор остается малоизученным (U.S. FDA, 2015;
Rola, 2014; Farivar, 2014; Agrawal, 2014; Москвин, 2012; Chung, 2012). Параметры
светового воздействия на организм (например, длины волны и дозы излучения)
чаще всего подбираются врачами эмпирически или по прецеденту. В результате
практическая медицина не может теоретически обосновать оптимальность
подобранных
параметров
низкоинтенсивных
лазерного
и
светодиодного
излучений, их точное соответствие индивидуальным особенностям пациента, и не
всегда гарантирует достижение максимальной эффективности и безопасности
лечения. Для выработки научного решения этого вопроса необходимо прежде
всего выявить молекулярно-клеточный механизм биологического действия таких
излучений.
Данный
механизм
должен
учитывать
природу
первичного
фотоакцептора квантов излучения, а также различные уровни организации
биологических объектов: от клетки к ткани и организму. В результате
установления
молекулярно-клеточного
механизма
и
выявления
природы
первичного хромофора станет возможным индивидуальный подход к пациенту
при проведении низкоинтенсивной фототерапии и переход от эмпирического
подхода к выбору научно обоснованных условий облучения. Еще одной
проблемой в данной области медицины является выбор источника облучения (Kim,
2011; Гейниц, 2010; Малиновский, 2012; Пономаренко, 2006; Толстых, 2002) либо лазера с когерентным и поляризованным излучением, либо светодиода, не
обладающего такими параметрами, но являющегося более дешевым и доступным
источником, обеспечивающим достаточную мощность излучения. Необходимо
отметить, что в научной литературе данная проблема дискутируется и есть
несколько работ, отражающих противоположные точки зрения. В результате
светодиодное излучение эмпирически, не имея научного экспериментального
обоснования, используется в практической медицине наряду с лазерным.
4
Цель исследования: установить основные этапы фотодинамического механизма
терапевтического действия лазерного и светодиодного излучений видимого
диапазона спектра при облучении in vitro и in vivo на разных уровнях организации
биологических объектов: клеточном, тканевом и организменном.
Задачи исследования:
1.
Исследовать процесс перекисного окисления липидов мембран клеток
лейкоцитарной фракции крови при низкоинтенсивном лазерном облучении in
vitro.
2.
Исследовать изменение продукции активных форм кислорода клетками
лейкоцитарной фракции крови при низкоинтенсивном лазерном облучении in
vitro и сопоставить полученные данные с накоплением продуктов окисления
липидов в мембранах клеток. Провести данные исследования без и в присутствии
экзогенных фотосенсибилизаторов порфиринового ряда, а также без и в
присутствии антиоксидантов.
3.
Изучить изменение продукции активных форм кислорода и азота
перитонеальными
макрофагами
как
сразу,
так
и
через
сутки
после
низкоинтенсивного лазерного облучения in vitro.
4.
Исследовать изменение продукции активных форм кислорода лейкоцитами
раневого экссудата при низкоинтенсивном лазерном облучении in vivo, изучить
зависимости эффектов от дозы и длины волны излучения. Провести данные
исследования
без
и
в
присутствии
экзогенных
фотосенсибилизаторов
порфиринового ряда.
5.
Исследовать изменение продукции активных форм кислорода клетками
лейкоцитарной фракции крови крыс при низкоинтенсивном лазерном облучении
in vivo, изучить зависимости эффектов от дозы и длины волны излучения.
Провести
данные
фотосенсибилизаторов
исследования
без
порфиринового
и
ряда,
в
присутствии
а
также
экзогенных
в
условиях
экспериментальной патологии.
6.
Исследовать изменение антиокислительной активности раневого экссудата и
плазмы крови крыс при низкоинтенсивном лазерном облучении in vivo, изучить
зависимости эффектов от дозы и длины волны излучения. Провести данные
5
исследования
без
и
в
присутствии
экзогенных
фотосенсибилизаторов
порфиринового ряда, а также в условиях экспериментальной патологии.
7.
Исследовать процесс перекисного окисления липидов в раневом экссудате и
в плазме крови крыс при низкоинтенсивном лазерном облучении in vivo, изучить
зависимости эффектов от дозы и длины волны излучения. Провести данные
исследования
без
и
в
присутствии
экзогенных
фотосенсибилизаторов
порфиринового ряда, а также в условиях экспериментальной патологии.
8.
Исследовать влияние низкоинтенсивного лазерного излучения на скорость
заживления экспериментальных кожных ран у крыс в зависимости от дозы и
длины волны излучения, в также от присутствия в раневых тканях экзогенных
фотосенсибилизаторов или индуктора синтеза эндогенных порфиринов.
9.
Провести сравнительное исследование биологической эффективности
низкоинтенсивного лазерного (когерентного) и светодиодного (некогерентного)
излучения, а именно: влияние на продукцию активных форм кислорода и азота
макрофагами и лейкоцитами при облучении in vitro, на перекисное окисление
липидов и антиокислительную активность при облучении in vivo, на скорость
заживления и гистологическую картину экспериментальных кожных ран при
облучении in vivo.
10.
Разработать методику определения следовых количеств эндогенных
порфиринов в биологических жидкостях (раневом экссудате и плазме крови).
Оценить зависимость эффектов низкоинтенсивного лазерного облучения in vivo
от количества эндогенных порфиринов (при фиксированной дозе и длине волны
облучения).
Степень разработанности. Разными авторами предложено несколько теорий о
механизмах терапевтического действия низкоинтенсивного лазерного излучения
(НИЛИ). В настоящее время предпочтение отдается гипотезам о фотохимическом
действии
света,
подразумевающим
обязательное
наличие
первичного
фотоакцептора. Один из этих механизмов основан на фотодинамическом действии
НИЛИ (Владимиров Ю.А., 1994 г.). Согласно предложенному механизму
фотосенсибилизированные реакции, вызванные НИЛИ в присутствии кислорода,
вызывают перекисное окисление липидов (ПОЛ) мембран лейкоцитов, что
6
является причиной изменения концентрации цитозольного кальция и, в результате,
изменения активности клеток. Данная гипотеза оставалась теоретической, пока
нами не были исследованы некоторые ее этапы на молекулярно-клеточном уровне
in
(Клебанов,
vitro
1996,
1998;
Чичук
1997).
Было
установлено
фотоиндуцированное изменение активности лейкоцитов крови, изменение уровня
кальция в цитоплазме этих клеток, накопление продуктов окисления в
эритроцитах крови, в липопротеинах плазмы крови и в модельной системе
Добавление
(липосомы).
к
образцам
экзогенных
фотосенсибилизаторов
порфиринового ряда усиливало наблюдаемые процессы. Однако не было
проведено экспериментов по регистрации ПОЛ мембран собственно лейкоцитов.
Кроме
того,
оставались
неизученными
вопросы
как
-
механизм
фотодинамического действия НИЛИ реализует отсроченные во времени эффекты
и как он реализуется in vivo от клетки к организму, начиная от поглощения фотона
и заканчивая терапевтическим эффектом; влияет ли когерентность НИЛИ на его
биологическую эффективность. Главным неизученным вопросом оставалась
природа первичных фотоакцепторов, в качестве которых предлагались, в
частности, эндогенные порфирины. Единственным косвенным доказательством их
роли являлось усиление наблюдаемого нами изменения индекса прайминга
лейкоцитов
после
облучения
in
vitro
в
присутствии
экзогенных
фотосенсибилизаторов порфиринового ряда.
Научная
новизна.
В
данной
работе
впервые
исследовано
действие
низкоинтенсивного лазерного и светодиодного излучений видимого диапазона
спектра одновременно на разных уровнях организации биологических объектов:
клеточном, тканевом и организменном и на основе единого молекулярноклеточного
фотодинамического
механизма,
который
позволяет
объяснить
процессы терапевтического действия низкоинтенсивного светового излучения на
разных этапах, начиная от поглощения кванта света и заканчивая терапевтическим
эффектом.
Впервые
фотодинамического
экспериментально
механизма
действия
доказаны
основные
низкоинтенсивных
этапы
лазерного
и
светодиодного излучений in vitro, а также предложено и исследовано воплощение
этого механизма при облучении in vivo. Установлена и объяснена зависимость
7
биологических эффектов лазерного и светодиодного излучений от дозы и длины
волны излучения. Кроме того, впервые показано, что отсроченные эффекты
низкоинтенсивного лазерного излучения могут опосредоваться макрофагами, а
эффекты сразу после облучения - лейкоцитами. Впервые экспериментально
доказана роль эндогенных порфиринов как первичных акцепторов квантов
низкоинтенсивного светового излучения в биологических объектах. Показано
соответствие уровня эндогенных порфиринов и фотобиологических эффектов, а
именно
-
индуцированных
лазерным
излучением
изменений
супероксиддисмутазной активности плазмы крови и раневых экссудатов, а также
продукции активных форм кислорода лейкоцитами. В рамках фотодинамического
механизма действия низкоинтенсивных видимых излучений впервые проведен
сравнительный анализ и экспериментально доказано, что лазерное (когерентное) и
светодиодное (некогерентное) излучения как in vitro, так и in vivo оказывают
аналогичные биологические эффекты.
Теоретическая и практическая значимость. Данное исследование позволяет
понять терапевтический механизм действия низкоинтенсивного лазерного и
светодиодного излучения, начиная от поглощения кванта света первичным
акцептором и заканчивая собственно клиническим эффектом, который может быть
как положительным (терапевтическим), так и отрицательным. В работе
экспериментально доказана реализация основных этапов фотодинамического
механизма действия низкоинтенсивного излучения в оптическом диапазоне
спектра для различных длин волн и доз облучения. Выявлена роль эндогенных
фотосенсибилизаторов - порфиринов в указанных явлениях. В результате данного
исследования установлено, что биологические эффекты низкоинтенсивных
лазерного и светодиодного излучения определяются тремя параметрами: дозой
излучения, длиной волны излучения, содержанием эндогенных порфиринов в
биологическом образце. Поэтому данная работа позволяет в будущем разработать
точную
медицинскую
методику
индивидуального
подбора
характеристик
излучений (например, дозы и длины волны) для проведения низкоинтенсивной
лазерной терапии, основываясь на количестве эндогенных порфиринов в плазме
крови или других биологических жидкостях пациента. В результате повысится
8
эффективность фототерапии и снизится риск отрицательного действия данного
лечения на пациентов. Также в данной работе разработана методика определения
следовых количеств эндогенных порфиринов в биологических жидкостях. Это
может быть использовано в будущей медицинской методике для определения
индивидуальных параметров излучения при проведении фототерапии. Другая
область применения - проведение исследований в экспериментальной медицине и
биологии. Кроме того, показано усиление эффектов низкоинтенсивной лазерной
терапии в условиях генерализованной патологии (на модели экспериментального
эндотоксического шока). Это необходимо учитывать при выборе условий
облучения в практической медицине и при разработке методики индивидуального
выбора условий облучения для лечения конкретной патологии каждого
индивидуального пациента. Путем проведения сравнительного исследования
действия
низкоинтенсивных
лазерного
(когерентного)
и
светодиодного
(некогерентного) излучений выявлено отсутствие существенных различий в
действии лазерного и светодиодного излучений, что может явиться основанием
для соответствующих клинических исследований. В результате возможно
применение в практической медицине более дешевых, доступных и миниатюрных
светодиодных источников излучений. Тем ни менее, при схожей направленности
действия когерентного лазерного и некогерентного светодиодного излучений,
количественные характеристики эффектов несколько отличаются друг от друга,
что необходимо учитывать при выборе параметров излучений при проведении
лечения. Применение экзогенных фотосенсибилизаторов в данной работе
использовалось для доказательства роли фотосенсибилизированных реакций в
реализации фотодинамического механизма низкоинтенсивной световой терапии.
Однако кроме этого, результаты работы с данными веществами позволили оценить
их эффективность и влияние на активность лейкоцитов, макрофагов и
антиокислительную активность раневых экссудатов и плазмы крови. Это может
быть применено в фотодинамической терапии при использовании данных
фотосенсибилизаторов в клинической практике для повышения эффективности
лечения. Кроме того, это может быть применено для оценки механизмов действия,
9
безопасности и эффективности новых фотосенсибилизаторов в фотодинамической
терапии.
Положения, выносимые на защиту.
1.
В основе терапевтического действия низкоинтенсивного лазерного и
светодиодного излучения в видимом диапазоне спектра, как один из основных,
лежит фотодинамический механизм. В рамках такого механизма первичными
фотоакцепторами являются фотосенсибилизаторы - эндогенные порфирины.
Индуцируемые
светом
фотосенсибилизированные
реакции
в
присутствии
кислорода приводят к окислению мембранных липидов, к изменению уровня
антиокислительной защиты, к активации и продукции активных форм кислорода и
азота клетками как in vitro, так и in vivo на разных уровнях организации
биологических объектов. Разное содержание эндогенных фотосенсибилизаторов
может приводить к различным по степени выраженности эффектам при действии
излучений с разными длинами волн и разными дозами облучения.
2.
Низкоинтенсивное лазерное излучение в терапевтических дозах сразу после
облучения приводит к накоплению продуктов окисления липидов мембран
лейкоцитов крови и к последующему изменению функциональной активности
этих клеток. Данные изменения зависят от дозы облучения и усиливаются в
присутствии экзогенных фотосенсибилизаторов порфиринового ряда. Применение
антиоксидантов устраняет эффекты НИЛИ.
3.
Отсроченное во времени действие низкоинтенсивного лазерного излучения
опосредуется реализацией фотодинамического механизма в макрофагах и
связанно с продукцией активных форм кислорода и азота и соответствующим
изменением СОД-активности. Данные процессы зависят от дозы облучения.
4.
Низкоинтенсивное лазерное излучение влияет на продукцию активных форм
кислорода лейкоцитами при облучении in vivo и этот эффект зависит от дозы и
длины
волны
излучения
и
усиливается
при
введении
экзогенных
фотосенсибилизаторов или индуктора синтеза эндогенных порфиринов, а также в
условиях экспериментальной патологии.
5.
Низкоинтенсивное лазерное излучение влияет на антиокислительную
активность и процесс перекисного окисления липидов раневого экссудата и
10
плазмы крови крыс при облучении in vivo и эти эффекты зависят от дозы и длины
волны излучения и усиливаются при введении экзогенных фотосенсибилизаторов,
а также в условиях экспериментальной патологии .
6.
Низкоинтенсивное лазерное излучение влияет на скорость заживления
экспериментальных кожных ран и этот эффект зависит от дозы, длины волны
излучения и от присутствия в области раны экзогенных фотосенсибилизаторов
или индуктора синтеза эндогенных порфиринов.
7.
Низкоинтенсивное лазерное (когерентное) и светодиодное (некогерентное)
излучения оказывают аналогичные биологические эффекты, которые зависят от
дозы облучения.
8.
Эффективность действия низкоинтенсивного лазерного облучения in vivo
зависит от количества эндогенных порфиринов в биологических жидкостях (при
фиксированной дозе и длине волны облучения).
Внедрение результатов исследования. Результаты исследования используются в
курсах преподавания общей и медицинской биофизики на кафедрах общей и
медицинской
биофизики
медико-биологического
факультета
и
физики
и
математики педиатрического факультета ГБОУ ВПО РНИМУ имени Н.И.
Пирогова
МЗ
РФ.
Результаты
исследования
были
применены
для
усовершенствования процедуры проведения фотодинамической терапии опухолей
в Государственном научном центре лазерной медицины ФМБА России и в
Российском онкологическом научном центре им. Н.Н. Блохина МЗ России. Так же
результаты данного исследования внедрены в практическую деятельность
отделений № 45 физиотерапии и № 30 челюстно-лицевой хирургии ГКБ № 1 им.
Н.И. Пирогова Департамента здравоохранения города Москвы, клиники "Псориазцентр" (ООО медицинский центр "Компания Александр") и кафедры челюстнолицевой хирургии и стоматологии ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова МЗ РФ
для проведения низкоинтенсивной лазерной терапии.
Апробация результатов. Диссертация апробирована 20 ноября 2015 года на
объединенном заседании коллектива сотрудников кафедры общей и медицинской
биофизики медико-биологического факультета, кафедры физики и математики
11
педиатрического факультета и отдела медицинской биофизики ГБОУ ВПО
РНИМУ имени Н.И. Пирогова МЗ РФ.
Основные положения работы представлены на 17-ти симпозиумах и
конференциях: II Всероссийском съезде фотобиологов (Пущино, 1998), 8th
International laser physics workshop (Будапешт, Венгрия, 1999), III съезде
фотобиологов России (Воронеж, 2001), Международной научно-практической
конференции Северо-Западного региона РФ (Санкт-Петербург, 2001), 1st
International conference “Skin and Environment” (Moscow – St. Petersburg, 2005),
международном симпозиуме “Молекулярные механизмы регуляции функции
клетки” (Тюмень, 2005), 4-ой национальной научно-практической конференции с
международным участием “Активные формы кислорода, азота, антиоксиданты и
здоровье
человека”
(Смоленск,
2005),
Одиннадцатой
Российской
гастроэнтерологической неделе (Москва, 2005), Всероссийской конференции
молодых ученых и II школе им. Академика Н.М.Эммануэля “Окисление,
окислительный стресс, антиоксиданты” (Москва 2006), 5-th National Scientific
Practical Conference with International Participation "Reactive oxygen species, nitric
oxide, antioxidants and human health" (Смоленск, 2007), Fifth international conference
on porphyrins and phthalocyanines ICPP-5 (Москва, 2008), научно-практической
конференции «Медико-биологические науки для теоретической и клинической
медицины» (Москва, 2008), научно-практической конференции «Биологически
активные вещества: фундаментальные и прикладные вопросы получения и
применения» (Крым, 2009), конференции и семинарах по научным направлениям
Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Фундаментальные
науки - медицине» (Москва, 2009), Десятом съезде Белорусского общественного
объединения фотобиологов и биофизиков «Молекулярные, мембранные и
клеточные основы функционирования биосистем» (Минск, Беларусь, 2012), IV
съезде биофизиков России: Симпозиуме III "Физика - медицине и экологии"
(Нижний Новгород, 2012), International Symposium "Topical problems of
biophotonics - 2015" (Нижний Новгород, 2015).
Публикации. По теме диссертации опубликовано 40 печатных работ, из них 18 –
в рецензируемых изданиях, входящих в "Перечень российских рецензируемых
12
научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные
результаты диссертаций ..." Высшей аттестационной комиссии Министерства
образования и науки РФ.
Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из следующих разделов:
"Введение",
"Обзор
"Обсуждение
литературы",
результатов",
"Результаты
"Выводы",
исследований"
"Заключение",
(8
глав),
"Практические
рекомендации", "Благодарности" и "Списка литературы", включающего 370
источников. Общий объем диссертации составляет 388 страниц, она содержит 29
таблиц и иллюстрирована 84 рисунками.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
В работе провели несколько групп экспериментов на биологических клетках
(человека и лабораторных животных), тканях (лабораторных животных) и целом
организме
(лабораторные
животные).
Для
этого
на
клеточном
уровне
использовали лейкоциты крови человека или крыс и перитонеальные макрофаги
крыс, а также эритроциты крови крыс. На тканевом уровне использовали модель
экспериментальной кожной раны (Слуцкий, 1969) у крыс и исследовали ткани
раневой поверхности и раневой экссудат. На организменном уровне использовали
лабораторных животных (крыс) и модель эндотоксического шока (Victor, 1999;
Karima, 1999; Козлов 2006) (исследовали клетки, плазму и сыворотку крови). Для
проведения исследований выделяли компоненты крови: лейкоциты, эритроциты,
плазму или сыворотку. Также получали перитонеальные макрофаги крыс, раневые
экссудаты крыс и лейкоциты раневых экссудатов, образцы тканей раневых
поверхностей. Кроме того, проводили экстракцию липидов из мембран
эритроцитов крови крыс. Также выделяли фосфолипиды из желтков куриных яиц
(Folch, 1957) и получали многослойные фосфолипидные липосомы (Bangham,
1965). Для исследования фотобиологических эффектов на указанных объектах
проводили их облучение низкоинтенсивными лазерными и светодиодными
источниками в видимом диапазоне спектра. Облучение в разных экспериментах
проводили без и в присутствии экзогенных фотосенсибилизаторов порфиринового
ряда. Для исследования вопроса о первичном фотоакцепторе применяли
флуоресцентный метод определения эндогенных порфиринов в раневом экссудате
13
и плазме крови крыс. Флуоресцентный метод был разработан для данных объектов
исследования и условий эксперимента. Облучение проводили в разных дозах
излучения, сопоставимых с дозами, используемыми в низкоинтенсивной лазерной
терапии. Применяли низкоинтенсивное излучение в трех диапазонах видимого
спектра электромагнитных волн: "синем", "зеленом" и "красном". На каждом
уровне исследования изучали процессы изменения продукции активных форм
кислорода клетками лейкоцитарной фракции; перекисного окисления липидов;
изменения антиокислительной активности. Для этого, в основном, использовали
хемилюминесцентные, флуоресцентные и спектрофотометрические методы. Для
изучения изменений функциональной активности лейкоцитов и макрофагов
использовали метод люминол-зависимой хемилюминесценции, активированной
зимозаном. Кроме того, для регистрации продукции активных форм кислорода
применили флуоресцентный метод с применением внутриклеточного зонда 2,7дихлорфлуоресциндиацетата (Rota, 1999; Hempel, 1999), а также метод Грисса
(Шебзухов, 1988; Ding, 1988) для определения ионов нитрита и флуоресцентный
метод регистрации окисления дигидрородамина 123 (Kooy, 1994) для определения
продукции пероксинитрита. Для оценки уровня накопления продуктов окисления
липидов в исследуемых объектах регистрировали накопление ТБК-активных
продуктов (Yagi, 1984; Гаврилов, 1987) и диеновых коньюгатов (Recknagel, 1984).
Кроме
того,
для
изучения
уровня
окисления
липидов
использовали
флуоресцентный метод с цис-паринариевой кислотой (Kagan, 1998). Так же
проводили
оценку
уровня
липопероксильных
радикалов
методом
хемилюминесценции, активированной кумарином С-525 в присутствии ионов
двухвалентного железа (Владимиров 1991, 2001, 2005). При исследовании
изменений антиокислительной активности (АОА) изучаемых объектов применили
метод оценки АОА в модельной
системе на основе азодиизобутирамидина
гидрохлорида (Lissi, 1995) и в модельной системе окисления суспензии
фосфолипидных липосом, индуцированном ионами двухвалентного железа
(Дремина, 1993). Также был использован спектрофотометрический метод с
нитросиним тетразолием для определения СОД-активности, модифицированный
Г.И. Клебановым (Клебанов, 1990). На тканевом уровне исследования также
14
использовали методы планиметрии (Стручков, 1975) и фотографирования ран, а
также
патоморфологическое
поверхности.
Во
всех
исследование
сериях
биологических
экспериментов
тканей
проводили
раневой
контрольные
эксперименты и статистическую обработку данных.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
1. Изменение продукции активных форм кислорода клетками лейкоцитарной
фракции крови при увеличении продуктов окисления липидов мембран под
действием лазерного облучения in vitro.
В основе гипотезы фотодинамического механизма терапевтического
действия низкоинтенсивных лазерного или светодиодного излучений лежит
перекисное окисление мембранных липидов лейкоцитов, возникающее в
результате фотосенсибилизированных реакций после действия света. К началу
данного
исследования
этот
вопрос
оставался
экспериментально
неподтвержденным. Важно было выяснить, происходит ли перекисное окисление
липидов мембран лейкоцитов и, если происходит, то зависит ли этот процесс от
дозы облучения.
Для ответа на данный вопрос была проведена первая серия экспериментов, в
которой проводили облучение in vitro (Рис. 1) суспензии клеток лейкоцитарной
фракции крови человека. Использовали гелийнеоновый лазер, излучающий в красной области
спектра (длина волны излучения 633 нм). Именно
красное излучение часто используют в медицине в
силу
большей
глубины
проникновения
в
биологические ткани (по сравнению с синим и
зеленым диапазонами видимого спектра). При
Рис. 1. Схема проведения
экспериментов при
облучении суспензии
клеток in vitro.
необходимости облучение проводили в присутствии
экзогенного
фотосенсибилизатора
(ФС).
Все
исследования проводили сразу после облучения.
Было обнаружено, что низкоинтенсивное лазерное
облучение (в дозе 0,3 - 1,6 Дж/см2) клеток лейкоцитарной фракции крови человека
приводило к увеличению содержания продуктов перекисного окисления липидов
15
(ПОЛ), таких как ТБК-активные продукты. При этом количество ТБК-активных
продуктов монотонно возрастало с увеличением дозы облучения. При дозах 1,0 и
1,6 Дж/см2 концентрация ТБК-активных продуктов окисления липидов составляла
от 0,28 до 1,29 нмоль/10 млн. клеток. Согласно фотодинамической гипотезе
действия НИЛИ именно окисление мембранных липидов клеток ведет к
изменению концентрации кальция в них и последующему изменению клеточной
активности. Ранее нами было показано дозо-зависимое изменение содержания
цитозольного кальция в лейкоцитах при облучении НИЛИ в красном диапазоне
спектра (Чичук, 1997). Однако представляло интерес исследовать взаимосвязь
процессов ПОЛ и изменения активности лейкоцитов после облучения. Для оценки
функциональной
использовали
активности
метод
клеток
лейкоцитарной
люминол-зависимой
фракции
хемилюминесценции
крови
мы
(ХЛ)
при
стимулировании клеток зимозаном. При этом мы оценивали продукцию
лейкоцитами супероксид-анион радикала, что является одной из наиболее мощных
функций этих клеток.
Рис. 2. Накопление ТБК-активных продуктов в суспензии клеток лейкоцитарной
фракции крови человека (А) и изменение хемилюминесцентного ответа (I/I0)
клеток лейкоцитарной фракции крови человека (Б) в зависимости от дозы
облучения He-Ne лазером. I0 и I - интенсивности хемилюминесценции
контрольного и опытного образцов соответственно. В обоих случаях (А и Б)
исследования проводили на клетках, выделенных из крови одного и того же
донора. Представлены типичные зависимости. Количество клеток в опытных
образцах составляло 1 млн. (А) и 0,2 млн. (Б)
16
Было обнаружено, что увеличение концентрации ТБК-активных продуктов
ПОЛ мембран лейкоцитов сопровождалось изменением их функциональной активности (Рис. 2 Б). При дозах облучения 1,0 и 1,6 Дж/см2 происходило увеличение
количества продуктов окисления липидов от 0,28 до 1,29 нмоль/10 млн. клеток
(Рис. 2 А), но уменьшение активности клеток (Рис. 2 Б) - индекс прайминга (I/I0)
составил 278,2 и 89,3% при дозах 1,0 и 1,6 Дж/см2, соответственно. При небольших
дозах облучения (менее 1,0 Дж/см2) как количество продуктов пероксидации
липидов, так и активность клеток возрастали.
Однако, согласованное увеличение концентрации продуктов ПОЛ мембран
лейкоцитов и изменение продукции ими супероксид-анион радикала не означает
того, что вызванная облучением пероксидация липидов была причиной активации
клеток.
Чтобы
уточнить
взаимосвязь
между
фотоиндуцированным
ПОЛ
мембранных липидов и изменения функциональной активности лейкоцитов мы
исследовали влияние антиоксидантов на лазер-индуцированное изменение
продукции супероксид-анион радикала клетками лейкоцитарной фракции крови
человека (Рис. 3).
Было обнаружено, что в присутствии 1 мкМ α-токоферола степень
активации
при
облучении
снизилась до 10% (Рис. 3,
сине-зеленый
столбец).
В
отсутствие облучения α-токоферол на активацию клеток
лейкоцитарной
фракции
влиял
3,
(Рис.
столбец).
При
отсутствие
не
зеленый
этом
в
α-токоферола
лазерное
облучение
Рис. 3. Влияние α-токоферола на активность
увеличивало
активность
клеток лейкоцитарной фракции крови человека
клеток примерно на 33% (Рис.
при облучении He-Ne лазером. Доза облучения
3,
2
1,9 Дж/см . Концентрация токоферола 1 мкМ
синий
Полученные
столбец).
результаты
17
можно объяснить тем, что под действием лазерного излучения в мембранах клеток
лейкоцитарной фракции происходит активация перекисного окисления липидов,
что в свою очередь приводит к увеличению ответов клеток на стимул (праймингу).
2. Влияние низкоинтенсивного лазерного излучения на продукцию активных
форм кислорода и азота перитонеальными макрофагами крыс под действием
лазерного облучения in vitro.
Все предыдущие эксперименты проводились сразу после облучения. При
этом мы изучали "быстрые" эффекты НИЛИ на клетки. Однако, в медицинской
практике наблюдаются так называемые "отсроченные" эффекты НИЛТ. В связи с
этим мы провели эксперименты по изучению фотоиндуцированного изменения
активности макрофагов через 24 часа
после облучения in vitro. Для более
полного
понимания
молекулярно-
клеточных механизмов действия НИЛИ
на клетки мы исследовали изменение
активности супероксиддисмутазы (СОД)
и
содержания
пероксинитрита
оксида
в
макрофагах
He-Ne
и
перитонеальных
крыс,
облучению
азота
подвергнутых
лазером.
Схема
проведения экспериментов представлена
на Рис. 4. Исследования проводили на
клетках, полученных из одного и того же
животного,
одновременно
изучали
влияние излучения лазера на активность
4.
Схема
проведения
Рис.
экспериментов по определению
продукции
активных
форм
кислорода и азота перитонеальными
макрофагами крыс после облучения
in vitro и инкубации клеток в
течении 24 часов
СОД и продукцию нитрита (NO2¯ ) и
пероксинитрита.
проводили
в
Эти
клеточных
измерения
суспензиях,
инкубированных 24 ч после НИЛИ (или
без облучения в случае контрольных
образцов).
При
этом
представлены
18
типичные результаты исследований.
Сначала мы исследовали влияние низкоинтенсивного излучения гелийнеонового лазера на активность супероксиддисмутазы макрофагов и продукцию
оксида азота (Рис. 5). Последний определяли по методу Грисса и судили о
содержании оксида азота по концентрации ионов NO2¯ . Начальная точка на всех
графиках соответствует контрольным образцам (без НИЛИ). Относительное
содержание NO2¯ (с/cо) в экспериментальных пробах выражено в процентах по
отношению к его содержанию в образцах клеток, не подвергнутых НИЛИ (Рис. 5
А). СОД-активность (Рис. 5 Б) выражена в
виде единиц активности на 1 млн клеток
В
(Ед.).
результате
экспериментов
было
проведенных
установлено,
что
облучение в диапазоне доз от 0,36 до 14,1
Дж/см2 изменяет концентрацию нитритов
(Рис. 5, кривая 1) и СОД-активность в
суспензии
макрофагов
перитонеального
экссудата крыс (Рис. 5, кривая 3). Так, при
облучении в интервале доз от 0,36 до 0,94
Дж/см2
происходило
увеличение
СОД-
активности, которое с возрастанием дозы до
14,1 Дж/см2 сменялось ее ингибированием.
Рис. 5. Влияние излучения
гелий-неонового
лазера
на
продукцию ионов NO2¯ (А) и
СОД-активность (Б) макрофагов.
1 - продукция ионов NO2¯
клетками; 2 - то же при
инкубации с циклогексимидом
(30 мкМ); 3 - СОД-активность
клеток; 4 - то же, что 3, но при
инкубации с циклогексимидом
(30 мкМ).
Обращает на себя внимание тот факт, что во
всех
экспериментах
изменение
СОД-
активности (Рис. 5, кривая 3) в ответ на
лазерное облучение имело положительную
корреляцию
с
изменением
продукции
оксида азота (Рис. 5, кривая 1).
Т.е.
в
ходе
эксперимента
(проведенного на одной и той же популяции
клеток), результаты которого приведены на Рис. 5, было обнаружено возрастание
продукции как ионов NO2¯ , так и СОД-активности в интервале доз лазерного
19
облучения от 0,36 до 0,94 Дж/см2,
достигая максимума при дозе 0,36
Дж/см2 для ионов NO2¯ (Рис. 5 А,
кривая 1) и 0,94 Дж/см2 для СОДактивности (Рис. 5 Б, кривая 3).
Дальнейшее снижение СОД-активности
сопровождалось
снижением
концентрации
суспензии
Рис. 6. Влияния дозы лазерного
излучения
на
образование
пероксинитрита
и
нитритов
макрофагами. 1 — образование
пероксинитрита интактными клетками,
2 - образование пероксинитрита
клетками, проинкубированными в
присутствии L-NMMA (100 мкМ)
(ингибитора
NO-синтазы),
3
образование нитритов. Начальные
точки на графиках соответствуют
контрольным образцам (без лазерного
облучения).
Относительное
содержание ONOO и NO2- (cотн) в
экспериментальных пробах выражено
в процентах по отношению к
содержанию
пероксинитрита
или
нитрита в образцах клеток, не
подвергнутых ЛО
ионов
нитрита
макрофагов.
в
Важно
отметить, что инкубация этих же клеток
в
присутствии
циклогексимида
(ингибитора синтеза белка) отменяла
лазер-индуцированное
продукции NO2¯
увеличение
и СОД-активности
(Рис. 5, кривые 2 и 4 соответственно).
Следовательно, можно предположить,
что
НИЛИ
макрофагов
в
данном
примере индуцировало синтез белков
(индуцибельной NO-синтазы – iNOS и
СОД) de novo, что выражалось в лазериндуцированном
увеличении
продукции оксида азота и активности
СОД (Рис. 5, кривые 1 и 3). Так как
уровень оксида азота может быть связан с продукцией пероксинитрита, было
исследовано изменение содержания последнего при действии НИЛИ. Определение
продукции пероксинитрита (ONOO¯ ) перитонеальными макрофагами крыс
проводили
методом
регистрации
пероксинитритзависимого
окисления
дигидрородамина 123 (DHR 123). В ходе экспериментов было обнаружено, что под
действием
низкоинтенсивного
лазерного
излучения
происходит
заметное
изменение продукции пероксинитрита клетками (Рис. 6 кривая 1). Необходимо
напомнить, что при этом основное увеличение продукции ионов нитрита
20
наблюдалось в диапазоне доз от 0,36 до 0,94 Дж/см2 с максимумом продукции при
дозе 0,36 Дж/см2 (Рис. 6, кривая 3 или Рис. 5, кривая 1). Дальнейшее возрастание
дозы НИЛИ приводило к снижению уровня нитрита. В то же время заметное
увеличение продукции пероксинитрита можно было обнаружить только при дозе
НИЛИ, равной или выше 0,94 Дж/см2 (Рис. 6, кривая 1). Дальнейшее возрастание
дозы облучения приводило к увеличению образования пероксинитрита. Очевидно,
что возрастание уровня ONOO¯ приводит к уменьшению продукции NO2¯ (Рис. 6,
кривые 1 и 3 соответственно). Этот процесс развивается на фоне снижения
активности СОД (Рис. 5, кривая 3), что, вероятно, ведет к увеличению количества
супероксид-анион радикалов. Последние, вступая в реакцию с монооксидом азота,
приводят к наработке пероксинитрита в суспензии клеток. Для подтверждения
того факта, что увеличение люминесценции DHR 123 являлось именно следствием
образования пероксинитрита, клетки инкубировали в присутствии 100 мкМ
конкурентного ингибитора NO-синтазы – N-монометил-L-аргинина (L-NMMA)
(Рис. 6, кривая 2). Обнаружено, что в присутствии ингибитора происходило
частичное снижение лазер-индуцированного образования ONOO¯ . Обнаруженное
снижение интенсивности флуоресценции DHR 123 в присутствии L-NMMA
подтверждает участие пероксинитрита в этих реакциях. Рассматривая результаты
экспериментов по определению СОД-активности и продукции пероксинитрита
(Рис. 5 и Рис. 6), можно видеть, что НИЛИ приводит к увеличению продукции
оксида азота в интервале доз до 0,94 Дж/см2, активности супероксиддисмутазы –
до 0,94 Дж/см2 и продукции пероксинитрита в интервале доз от 0,94 Дж/см2. При
этом наиболее значительный прирост образования пероксинитрита наблюдается
после снижения продукции NO ниже контрольного уровня и падения СОДактивности. Можно предположить, что в диапазоне низких доз до 1,0 Дж/см2
пониженное образование пероксинитрита связано с усиленной продукцией СОД
(или увеличением ее активности), которая, удаляя супероксид, способствует
сохранению оксида азота.
21
3. Влияние низкоинтенсивного лазерного излучения на продукцию активных
форм кислорода лейкоцитами при облучении in vivo.
Итак, нами показано изменение продукции активных форм кислорода и
азота клетками, способными к праймингу - лейкоцитами и макрофагами, после
лазерного облучения in vitro. Как уже отмечалось выше, этим клеткам отводится
важная роль в рамках гипотезы фотодинамического действия НИЛИ. Напомню,
что особенности таких клеток, а именно способность к праймингу и огромные
возможности по выработке широкого круга мессенджеров, а также их
представленность практически во всех биологических структурах (тканях и
органах) позволяют предположить то, что именно эти клетки могут быть
ответственны за системные эффекты НИЛИ при облучении in vivo. В связи с этим
представляло интерес изучить изменение активности лейкоцитов после облучения
in vivo. Для этого мы проводили исследования с лабораторными животными
(крысами) на двух экспериментальных моделях: экспериментальной кожной раны
(Рис.
7)
и
экспериментального
эндотоксического шока (Рис. 10).
При
этом
проводили
облучение
поверхности кожной раны у крыс в
первом случае и облучение ушной
раковины
при
моделировании
эндотоксического
шока.
последнем
мы
возможность
случае
оценить
В
имели
эффекты
НИЛИ как в норме (не инициируя
шок), так и в патологии.
При исследованиях на модели
экспериментальной кожной раны у
крыс
было
обнаружено,
что
в
контрольной группе к пятому дню
Рис. 7. Процедура работы с животными
при
использовании
модели
экспериментальной раны
эксперимента наблюдается уменьшение функциональной активности
22
клеток лейкоцитарной фракции на 70% по сравнению со вторым днем (Рис. 8 А, Б;
кривая 1). Аналогичная картина наблюдается и при облучении в "красном"
диапазоне в дозе 0,75 Дж/см2 (Рис. 8 А,
кривая 4), что отражает отсутствие
эффекта НИЛИ в при данных условиях
длины
(сочетание
облучения).
волны
Однако
и
в
дозы
опытных
группах с облучением в "зеленом" и
"синем" диапазонах при той же дозе
облучения
выявлено
увеличение
функциональной
активности
лейкоцитарной
фракции
клеток
раневого
экссудата (Рис. 8 А, кривые 2 и 3).
Интересно, что при увеличении дозы
облучения
ситуация
изменилась.
Теперь облучение низкоинтенсивным
Рис. 8. Изменение функциональной
активности клеток лейкоцитарной
фракции раневого экссудата при
облучении
низкоинтенсивным
лазером 0,75 Дж/см2 (А) и 1,5 Дж/см2
(Б) со 2 по 5 день после операции. In –
интенсивность ХЛ на 3, 4 или 5 дни
(т.е. n = 3; 4 или 5); I2 – интенсивность
ХЛ на 2 день. Кривая 1 – контрольная
группа (без облучения), 2 – облучение
"синим" лазером, 3 – облучение
"зеленым" лазером, 4 – облучение
"красным" лазером.
красным лазером с дозой 1,5 Дж/см2
(Рис.
8
Б,
кривая
увеличение
4)
вызывает
функциональной
активности клеток по сравнению со
вторым днем. Во всех остальных
опытных
активность
группах
клеток
функциональная
достоверно
не
отличалась от контроля. Итак, можно
видеть, что красный лазер оказывает
активирующее действие при больших
дозах облучения, тогда как синий и зеленый - при вдвое меньших. Мы это
связываем с природой первичного фотоакцептора - эндогенного порфирина,
экстинкция которого постепенно снижается от синей к зеленой и красным
областям спектра (Рис. 9). Вероятно, в связи с этим необходима большая доза
облучения для достижения терапевтического эффекта в длинноволновой (красной)
23
области, в то время как в коротковолновой (синей) области достаточно небольшой
дозы облучения для активации клеток, дальнейшее же увеличение дозы в этом
случае приводит к смене активирующего действия НИЛИ на ингибирующее.
Известно, что при проведении НИЛТ зачастую проводят облучение точек
тела, не связанных напрямую с очагом патологии. Как тогда объяснить
терапевтические и побочные эффекты данного
лечения при чрезкожном или внутривенном
облучении пациентов с различными внутренними
болезнями?
Гипотеза
фотодинамического
механизма действия НИЛИ позволяет объяснить
такие системные эффекты лазерного излучения
благодаря тому, что ключевыми клетками здесь
являются клетки лейкоцитарной фракции крови.
Лазерное облучение вызывает прайминг клеток,
Рис. 9. Спектр поглощения
протопорфирина
IX.
Цветными
линиями
указаны
длины
волн
используемых в работе
синего,
зеленого
и
красного лазеров
которые
разносятся
патологических
с
очагах
током
крови
реализуют
и
в
свой
потенциал.
В данной серии экспериментов проводили
облучение ушной раковины (Рис. 10), т.к. у нее
разветвленная
капиллярно-сосудистая
сеть
расположенная близко к поверхности. Исследования проводили как в норме (Рис.
11 А, В), так и в патологии (инициируя развитие эндотоксического шока
введением ЛПС - бактериального липополисахарида B) (Рис. 11 Б, Г).
В контрольной группе животных активность белых клеток крови
практически не изменялась (Рис. 11 А, В, столбцы 1). При лазерном облучении в
дозе 0.75 Дж/см2 синим и красным лазерами (Рис. 11 А, столбцы 2 и 4) не
обнаружено достоверного изменения функциональной активности клеток. Однако
облучение зеленым лазером приводило к небольшому увеличению ХЛ-ответа
клеток (Рис. 11 А, столбец 3). При увеличении дозы лазерного облучения до 1.5
Дж/см2 (Рис. 11 В, столбцы 2 - 4) более эффективным оказалось облучение
красным лазером (Рис. 11 В, столбец 4).
24
Следующие эксперименты проводили в условиях патологии при введении
животным ЛПС. Эндотоксический шок (сепсис, синдром системного воспаления)
и последующий синдром полиорганной недостаточности являются одними из
наиболее опасных генерализованных патологических состояний. Механизм
развития эндотоксического шока в ответ на попадание бактериальных ЛПС
организм включает в себя, в частности, изменение активности лейкоцитов, выброс
активных форм кислорода и азота, усилением процессов ПОЛ. Все это может
инициировать
изменение
свободнорадикального
статуса
организма.
Было
обнаружено, что у крыс, которым вводили ЛПС, немного, но статистически
достоверно (р = 0.002) активность клеток уменьшалась (Рис. 11 Б, Г, столбец 1).
Полученные результаты согласуются с данными литературы. Такое угнетение
функций клеток при введении ЛПС
является
следствием
чрезмерной
активации по причине прямого контакта
рецепторов с ЛПС, что в конечном
итоге приводит к полной дисфункции
лейкоцитов.
Как отмечалось, эффекты ЛО на
лейкоциты крови без введения ЛПС
были выражены очень слабо и заметное
увеличение ХЛ-ответа лейкоцитов мы
наблюдали только при облучении красным светом в дозе 1.5 Дж/см2 (Рис.
Рис.
10.
Схема
проведения
эксперимента
по
исследованию
влияния лазерного излучения на
крыс
при
облучении
ушной
раковины животных
11 В). Однако в группах животных,
получавших ЛПС (Рис. 11 Б и Г) мы
наблюдали
увеличение
активности
клеток лейкоцитарной фракции после
облучения во всех группах. Можно
видеть, что при облучении лазером в зеленом (Рис. 11 Б, столбец 3) и красном
(Рис. 11 Б, столбец 4) диапазонах спектра в дозе облучения 0.75 Дж/см2
происходило возрастание хемилюминесценции клеток. После облучения синим
25
лазером
также
происходил рост хемилюминесцентного
клеток
ответа
лейкоцитарной
фракции (Рис. 11 Б, столбец 2), но менее выраженный. При увеличении
дозы
лазерного
облу-
чения до 1.5 Дж/см2 (Рис.
11 Г) наблюдалось возрастание активности клеток
при
облучении
любым лазером. РезульВлияние лазерного излучения на
Рис. 11.
функциональную активность клеток лейкоцитарной
фракции крови крыс без (А, В) и с введением (Б, Г)
липополисахарида. Дозы облучения: 0.75 Дж/см2
(А, Б) и 1.5 Дж/см2 (В, Г). 1 - без облучения, 2 облучение лазером в синем (441.2 нм), 3 - в зеленом
(532.5 нм), 4 - в красном (632.8 нм) диапазонах
спектра. По оси ординат: III/II, где III максимальная интенсивность хемилюминесценции
клеток лейкоцитарной фракции, выделенных из
крови через 4 часа после начала эксперимента
(второй забор крови), II - максимальная
интенсивность
хемилюминесценции
клеток
лейкоцитарной фракции, выделенных из крови
вначале эксперимента (первый забор крови, 0
часов)
таты
данного
раздела
экспериментов
согла-
суются с данными полученными
после
облу-
чения лейкоцитов раневого экссудата (Рис. 8).
Опять
мы
наблюдаем
наиболее
эффективное
действие
коротковол-
новых
видимых
излу-
чений при меньших дозах
облучения,
а
длинно-
волновых - при больших. Мы это связываем с природой эндогенных порфиринов,
как первичных фотоакцепторов, т.к. у них экстинкция от синей к красной области
спектра снижается (Рис. 9).
4.
Влияние
низкоинтенсивного
лазерного
облучения
in
vivo
на
антиокислительную активность раневого экссудата и плазмы крови крыс
Далее представляло интерес исследовать, что происходит с системой
26
антиоксидантной защиты в условиях
индуцированного
облучением
лазерным
in
изменения
vivo
функциональной активности клеток
лейкоцитарной
фракции,
сопровождающейся,
продукции
изменением
активных
форм
кислорода. Для оценки изменения
антиокислительной
(АОА)
активности
раневого
экссудата
использовали несколько методов, в
частности
определение
супероксиддисмутазной активности
раневого
(СОД-активности)
экссудата и плазмы крови.
При
облучении
экспериментальных
Рис. 12. Изменение супероксиддисмутазной активности в раневом
экссудате в группах крыс с дозами
облучения 0,75 Дж/см2 (А) и 1,5
Дж/см2 (Б) со 2 по 5 день. An –
супероксиддисмутазная активность на
3, 4 или 5 дни (т.е. n = 3; 4 или 5); A2 –
супероксиддисмутазная активность на
2 день после операции. Кривая 1 –
контрольная группа, 2 – облучение
синим лазером, 3 – облучение зеленым
лазером, 4 – облучение красным
лазером
влияние
лазерного
кожных
ран
низкоинтенсивного
излучения
различных
длин волн на изменение величины
СОД-активности раневого экссудата
оказалось впечатляющим. На фоне
постепенного
контрольной
снижения
группе
-
во
в
всех
группах, получавших облучение, мы
наблюдали
возрастание
СОД-
активности (Рис. 12). Максимальное действие оказал красный лазер при дозе
облучения в 1,5 Дж/см2 (Рис. 12 Б, кривая 4). К пятому дню после операции
супероксиддисмутазная активность увеличилась в 8,5 раз по сравнению со
вторым днем. Синий и зеленый лазеры (Рис. 12 Б, кривые 2 и 3) увеличивали к
такому же сроку СОД – активность в 2 и 2,6 раза соответственно. При дозе
27
облучения 0,75 Дж/см2 синий и зеленый лазеры (Рис. 12 А, кривые 2 и 3)
увеличивали к 5-му дню супероксиддисмутазную активность в 4,4 и 5,3 раза по
сравнению со вторым днем после операции, тогда как красный лазер (Рис. 12 А,
кривая 4) всего в 2,2 раза.
Представляло интерес исследовать изменения СОД-активности плазмы
крови крыс после облучения ушной раковины крыс. Схема проведения
эксперимента представлена на Рис. 10. Было исследовано изменение СОДактивности (АСОД) плазмы крови при действии лазерного облучения на крыс в
норме и патологии (без и при введении ЛПС, Рис. 13). Было обнаружено, что в
контрольной группе животных (без
ЛПС
и
без
облучения)
(Рис.
13 А,В, столбец 1)
за 4 часа эксперимента
АСОД
практически
не
изменялась.
В
группе животных,
которым вводили
ЛПС (Рис. 13 Б,Г,
столбец 1), прирост СОД активРис.
13.
Влияние
лазерного
излучения
на
супероксиддисмутазную активность плазмы крови крыс
без (А, В) и с введением (Б, Г) липополисахарида. Дозы
облучения: 0.75 Дж/см2 (А, Б) и 1.5 Дж/см2 (В, Г). 1 - без
облучения, 2 - облучение лазером в синем (441.2 нм), 3 - в
зеленом (532.5 нм), 4 - в красном (632.8 нм) диапазонах
спектра. По оси ординат А СОД II/А СОД I, где А СОД II и А
СОД I - СОД активность плазмы крови крыс, выделенной
вначале эксперимента (первый забор крови, 0 часов, А СОД
I ) и через 4 часа после начала эксперимента (второй
забор крови, А СОД II ) соответственно.
ности был статистически недостоверен. При дозе
облучения
0.75
Дж/см2 в группах
животных,
кото-
рым не вводили
ЛПС и облучали
28
зеленым (Рис. 13 А, столбец 3) и красным (Рис. 13 А, столбец 4) лазерами,
происходило увеличение СОД активности плазмы крови. А в группе крыс,
облученных синим лазером (Рис. 13 А, столбец 2), мы обнаружили падение АСОД.
В группах животных, которым вводили ЛПС мы наблюдали увеличение АСОД
после облучения зеленым лазером (Рис. 13 Б, столбец 3) и красным лазером (Рис.
13 Б, столбец 4). Увеличение дозы лазерного облучения до 1.5 Дж/см2 (Рис. 13
В,Г) почти во всех группах привело к росту СОД активности плазмы крови. При
этом в группах животных, которым вводили ЛПС (Рис. 13Г) при облучении
всеми тремя типами лазеров было обнаружено выраженное возрастание СОД
активности плазмы. Следовательно, мы снова наблюдали зависимость эффектов
НИЛИ от дозы и длины волны и усиление действия излучений в условиях
генерализованной патологии (при введении ЛПС).
5. Влияние низкоинтенсивного лазерного облучения in vivo на процессы
перекисного окисления липидов в раневом экссудате и в плазме крови крыс
Итак, было исследовано влияние лазерного облучения in vivo на продукцию
активных форм кислорода лейкоцитами и изменения антиокислительной
активности раневых экссудатов и плазмы крови крыс. Модификация этих
параметров может повлиять и на процесс ПОЛ в исследуемых объектах.
Понимание взаимосвязи фотоиндуцированных изменений продукции АФК
лейкоцитами, процессов АОА и ПОЛ и их зависимости от условий облучения
(дины волны и дозы) и от состояния пациента (вид патологии) позволит повысить
эффективность НИЛТ за счет снижения риска развития побочных эффектов. В
связи с этим был исследован процесс перекисного окисления липидов в раневых
экссудатах и плазме крови крыс после облучения in vivo. В первой серии
экспериментов мы исследовали влияние лазерного облучения поверхности
экспериментальной кожной раны крыс на концентрацию продуктов ПОЛ в
раневом экссудате. Схема проведения экспериментов представлена на Рис. 7.
Уровень перекисного окисления липидов оценивали по накоплению ТБКактивных продуктов (ТБКАП). В опытных группах ежедневная доза облучения
составила 1,5 Дж/см2. Облучение проводили на 2, 3 и 4 дни после операции гелийнеоновым лазером. Условия облучения были выбраны на основе результатов
29
предыдущих экспериментов. Животных контрольной группы подвергали тем же
процедурам, что и опытной группы, но без облучения. Забор раневого экссудата
проводили перед облучением. Было выявлено, что во всех группах исследуемых
животных происходило постепенное накопление ПОЛ в раневом экссудате к 4-му
и 5-му дням после операции (Рис. 14).
Сn/С2 ТБКАП, %
350
Однако было обнаружено снижение уровня
ТБКАП у крыс, подвергнутых облучению,
250
1
*
2
150
по сравнению с контрольной группой.
В группе без облучения (контрольной) к
пятому дню после операции концентрация
50
2
3
4
День после операции
5
ТБКАП возросла на 284% (Рис. 14, кривая
1). В то время, как излучение лазера к этому
Рис. 14. Влияние излучения на
концентрацию
ТБК-активных
продуктов в раневом экссудате
крыс. ТБКАП - ТБК-активные
продукты. C2 - концентрация
ТБКАП в раневом экссудате на 2й день после нанесения раны. Сn на 3, 4 или 5 дни. 1. Контрольная
группа (без облучения). 2.
Группа, облу-чаемая лазером.
Ежедневная доза облучения: 1,5
Дж/см2. Облучение проводили на
2, 3, и 4 дни после операции.
Забор экссудата проводили перед
облучением. Стрелками указаны
моменты облучения ран. Объемы
выборок N = 5. *р = 0,05
же дню приводило к увеличению продуктов
окисления на 184% (Рис. 14, кривая 2).
Таким образом, при общем накоплении
продуктов
ПОЛ
в
динамике
раневого
процесса - лазерное облучение поверхности
кожной раны приводит к снижению уровня
накопления продуктов окисления липидов в
раневом экссудате крыс по сравнению с
контрольной группой. Такой эффект может
быть обусловлен обнаруженным нами в
предыдущих экспериментах увеличением
АОА раневого экссудата при облучении в
красном диапазоне спектра в дозе 1,5 Дж/см2 (Рис. 12).
Для оценки того, повлияли ли изменения АОА на процесс перекисного
окисления липидов при облучении ушной раковины у крыс мы исследовали
накопление продуктов ПОЛ в мембранах эритроцитов крови. Схема проведения
экспериментов представлена на Рис. 10. При этом использовали метод,
основанный на измерении флуоресценции цис-паринариевой кислоты (цисПК).
Известно, что флуоресценция цисПК снижается при ее окислении свободными
30
радикалами. Необходимо отметить, что в данном случае мы исследуем системные
эффекты НИЛИ. Это обусловлено тем, что при облучении ушной раковины крыс
мы оцениваем влияние излучения на процессы перекисного окисления липидов в
компонентах крови животных.
На Рис. 15 приведены результаты исследования окисления липидов
эритроцитарных мембран животных в норме (Рис. 15, А, В) - без введения ЛПС и в
условиях генерализованной патологии - с введением ЛПС (Рис. 15, Б, Г) после
лазерного
облучения
ушной раковины. Мы
обнаружили, что при
инкубации
цисПК
с
липидами эритроцитов
животных, которым не
вводили ЛПС (Рис. 15
А и В, столбец 1)
происходило снижение
флуоресценции цисПК
за 4 часа после начала
эксперимента. Мы это
связываем с защитной
реакцией организма в
Рис. 15. Влияние лазерного излучения на
флуоресценцию
цис-паринариевой
кислоты
в
липидах, экстрагированных из мембран эритроцитов
крыс без (А, В) и с введением (Б, Г)
липополисахарида. Дозы облучения: 0.75 Дж/см2 (А,
Б) и 1.5 Дж/см2 (В, Г). 1 - без облучения, 2 - облучение
лазером в синем (441.2 нм), 3 - в зеленом (532.5 нм), 4
- в красном (632.8 нм) диапазонах спектра. По оси
ординат: ПФII/ПФI, где ПФI и ПФII - % падения
флуоресценции цис-паринариевой кислоты в липидах
эритроцитов, выделенных из крови в начале
эксперимента (первый забор крови, 0 часов, ПФI) и
через 4 часа после начала эксперимента (второй забор
крови, ПФII) соответственно
ответ на первый забор
крови
и
выбросом
молодых эритроцитов
в
кровяное
Также
русло.
было
обнаружено, что при
инкубации
цисПК
с
липидами эритроцитов
животных,
которым
вводили ЛПС (Рис. 15
31
Б и Г, столбец 1), не происходит сильных изменений (в сравнении с контрольной
группой) во флуоресценции цисПК. При облучении в дозе 0,75 Дж/см2 животных,
которым не вводили ЛПС, в синем и зеленом диапазонах спектра, достоверного
отличия от контроля также обнаружено не было (Рис. 15 А, столбцы 2 и 3).
Облучение красным лазером (Рис. 15 А, столбец 4). вызывало статистически
достоверный рост изменений в интенсивности флуоресценции. Тем ни менее и
зеленое излучение показывало тенденцию к усилению ПОЛ (Рис. 15 А, столбец 3).
Однако, в группах крыс, которым вводили ЛПС и кроме того облучали зеленым
лазером в дозе 0,75 Дж/см2 (Рис. 15 Б, столбец 3), происходило заметное
увеличение окисления липидов. При дозе 1,5 Дж/см2 действие лазерного
излучения оказалось более выра-женным (Рис. 15 В и Г). Так в группах животных,
которым не вводили ЛПС (Рис. 15 В), наблюдалось увеличение уровня окисления
липидов после облучения красным (Рис. 15 В, столбец 4) и зеленым лазером (Рис.
15 В, столбец 3). В группах крыс, которые получали инъекцию ЛПС (Рис. 15 Г),
облучение красным лазером (Рис. 15 Г, столбец 4) способствовало усилению
окисления липидов в 2,2 раза, облучение зеленым и синим лазерами (Рис. 15 Г,
столбцы 3 и 2) – в 2,1 и 1,5 раз соответственно.
6. Влияние низкоинтенсивного лазерного излучения на скорость заживления
экспериментальных кожных ран у крыс
Результаты местных и системных эффектов, оказываемых НИЛИ, можно
оценить по их влиянию на различные патологические процессы.
В данной работе нами уже показаны лазер-индуцированное изменение
свободнорадикального статуса в области раны, а именно антиокислительной
активности и уровня продуктов ПОЛ, а также продукции супероксид-анион
радикала лейкоцитами раневого экссудата. Указанные параметры зависели от дозы
и длины волны излучения. Результатом таких изменений может быть влияние на
скорость заживления ран, что и было исследовано в данном разделе. Мы
обнаружили, что по мере заживления раны (после снятия кольца) ее площадь
сокращалась (Таблица 1). Можно видеть, что в контрольной группе полное
заживление ран происходило к 22 дню после операции. Наибольшее сокращение
сроков заживления, до 17 дней, обнаружили при облучении ран красным лазером в
32
дозе 1,5 Дж/см2. Облучение зеленым лазером в этой дозе так же сказывалось на
скорости заживления, однако было менее эффективным (сроки заживления ран
уменьшались до 19 дней). Синий лазер при этой дозе не оказывал воздействия.
Противоположная картина наблюдалась при меньшей дозе облучения.
Красный лазер не оказывал заметного эффекта, в то время как синий и зеленый
лазеры сокращали сроки
заживления до 19 дней.
Помимо указанного выше
ускорения заживления ран
в
группах
облучавшихся
крыс,
синим
и
зеленым лазерами в дозе
0,75 Дж/см2 и красным
лазером в дозе 1,5 Дж/см2,
следует
отметить,
практически
во
что
всех
опытных группах, начиная
с 15 дня, площадь ран
существенно сократилась.
Так,
например,
контрольной
Таблица 1. Заживление ран у крыс после снятия
кольца. Типичные эксперименты. Контроль - группа
без облучения. 0,75 Дж/см2 и 1,5 Дж/см2- дозы
облучения. Для облучения поверхности ран
использовали лазеры - He-Cd лазер, твердотельный
лазер, He-Ne лазер (УЛФ-01) с длинами волн
излучения в синей (442 нм), зеленой (532 нм) и
красной (633 нм) областях спектра соответственно
в
группе
площадь ран уменьшалась
почти в 8 раз, а в группе,
облучаемой
красным
лазером в дозе 1,5 Дж/см2 почти в 33 раза (Таблица
2). При этом к 15-му дню
во всех опытных группах площадь ран была минимум в 1,5 – 2 раза меньше, чем в
контрольной группе. Так, например, на 15 день при дозе облучении 0,75 Дж/см2
синим лазером площадь ран на 53% меньше контроля, зеленым лазером на 33% и
красным лазером на 39%. А при дозе облучения 1,5 Дж/см2 к 15 дню синий лазер
33
Таблица 2. Относительная площадь ран во всех группах на 15 день. S5 и S15 площадь ран на 5 и 15 дни после операции соответственно. Все результаты
представлены в виде среднего значения ± стандартная ошибка средней,
рассчитанная по данным четырех экспериментов. В сравнении с контрольной
группой: * p = 0,001; ** p = 0,01
уменьшает площадь ран на 39%, зеленый на 20%, красный лазер - на 75% по
сравнению с контролем. Таким образом, даже в группах, где сроки заживления ран
не отличались от контроля, начиная с 15 дня (после отслоения струпа), площадь
ран была все же меньше, чем в контрольной группе (Таблица 2). Это является
положительным влиянием НИЛИ на процесс заживления, например может
приводить к более раннему (чем в контрольной группе - без облучения) снижению
болевого синдрома. Необходимо отметить, что при исследовании сроков
заживления (Таблица 1) и площади ран (Таблица 2), как и в других экспериментах,
мы наблюдали наибольшую эффективность коротковолновых (синего и зеленого)
излучений при меньшей дозе облучения (0,75 Дж/см2), а длинноволновых
(красного) при большей - 1,5 Дж/см2. Как обсуждалось ранее, мы связываем это с
природой первичных фотоакцепторов - эндогенных порфиринов, которые в синей
области спектра имеют большую экстинкцию чем в красной (Рис. 9). В результате
для достижения терапевтического эффекта после облучения в красной области
необходимо использовать большую дозу облучения, чем в синей.
Для исследования роли фотосенсибилизаторов порфиринового ряда в
исследуемых процессах мы провели ряд экспериментов при облучении in vitro и in
vivo в присутствии экзогенных ФС. Так, например, было изучено влияние НИЛИ в
34
присутствии протопорфирина IX и
феофорбида а
на
продолжительность
общую
заживления
ран. Облучали поверхность ран
гелий-неоновым лазером в дозе
облучения
2,2
Дж/см2.
Общая
динамика заживления ран осталась
Рис. 16. Площадь ран у крыс на 20 день
после операции в контрольной группе без фотосенсибилизаторов и облучения
(1); в группе с облучением, без
фотосенсибилизаторов (2); в группе с
облучением
после
введения
протопорфирина IX (3); в группе с
облучением после введения феофорбида а
(4).
Результаты
по
группам
с
фотосенсибилизаторами, без облучения не
представлены, так как не отличались от
контроля. В опытных группах доза
облучения
гелий-неоновым
лазером
составляла 2,2 Дж/см2
прежней - полное заживление у
разных
крыс
происходило
примерно на 20 - 25 дни после
операции. Результаты измерений
площади ран на 20 день после
операции представлены на Рис. 16.
Наименьшие
сроки
наблюдали
для
заживления
группы
с
облучением лазером без ФС (Рис.
16, столбец 2). Существенных и
достоверных отличий в сроках полного заживления ран в других группах не
наблюдалось. Можно предположить, что в условиях повышенного уровня
фотосенсибилизаторов
доза
облучения
оказалась
большой
для
оказания
стимулирующего эффекта лазерного излучения в присутствии экзогенных ФС.
Также необходимо отметить, что собственно введение экзогенных ФС без
последующего облучения не приводило к отличиям от контроля (без облучения и
без ФС). Поэтому результаты по группам с фотосенсибилизаторами без облучения
не представлены.
7. Сравнение биологических эффектов низкоинтенсивного лазерного и
светодиодного излучения
Было проведено сравнение биологических эффектов низкоинтенсивного
лазерного и светодиодного излучения при облучении in vitro (облучали суспензию
перитонеальных
макрофагов
крыс)
и
in
vivo
(облучали
поверхность
экспериментальной кожной раны у крыс). Так как наиболее существенные
35
эффекты были обнаружены при
действии
НИЛИ
диапазоне
в
спектра,
основываясь
на
красном
а
также
широком
использовании излучения этого
диапазона
в
практической
медицине. исследование было
проведено
с
применением
источников излучений именно в
Рис. 17. Динамика изменения площади ран у
крыс без облучения (1), с облучением
лазером (2) или светодиодом (3). Доза
облучения 1,5 Дж/см2
красной области спектра. Было
проведено
сравнительное
исследование влияния лазерного
и светодиодного излучений на нескольких биологических процессов, в том числе
на заживление ран. Было обнаружено, что в контрольной группе средний срок
заживления раны составил 22 дня после проведения операции (Рис. 17, прямая 1).
В то время как в экспериментальных группах он составил 18 дней при облучении
лазером (Рис. 17, прямая 2) и 17 дней при облучении светодиодом (Рис. 17, прямая
3). Необходимо отметить, что площади ран на 6 сутки существенно не отличались
друг от друга и определялись диаметром стандартного тефлонового кольца,
использованного для создания экспериментальной раны. Очевидно сокращение
сроков заживления ран в группах, подвергавшихся облучению. При этом
существенной разницы при использовании лазерного и светодиодного источников
не обнаружено. Аналогичные результаты получены и при сравнительном
исследовании влияния когерентного лазерного и некогерентного светодиодного
излучений на другие биологические процессы.
8.
Роль
эндогенных
порфиринов
низкоинтенсивного лазерного излучения
в
биологических
эффектах
Как отмечалось выше, главным звеном в фотодинамическом механизме
действия света является первичный фотоакцептор. В данной работе в качестве
таких фотоакцепторов рассматриваются эндогенные порфирины. Оказываемые
НИЛИ биологические эффекты, которые развиваются вследствие реализации
36
фотодинамического механизма, должны зависеть от содержания эндогенных
фотосенсибилизаторов в биологических тканях и жидкостях. В связи с этим
представляло оценить роль эндогенных порфиринов в биологических эффектах
лазерного и светодиодного излучений. В предыдущем разделе нами было
установлено, что когерентность не играет значения в этом вопросе, поэтому мы
провели данные серии экспериментов только с НИЛИ. Для исследования роли
эндогенных
порфиринов
в
эффектах
НИЛИ
были
выбраны
изменения
функциональной активности клеток лейкоцитарной фракции и СОД-активности
раневого экссудата и плазмы крови, так как по результатам предыдущих
исследований эти параметры показали наибольшие изменения. Функциональную
активность клеток оценивали по продукции супероксид-анион радикала методом
люминол-зависимой хемилюминесценции, СОД-активность определяли в тесте с
нитросиним тетразолием. Первую серию экспериментов провели после облучения
поверхности экспериментальных кожных ран у крыс. Показательны результаты
сравнения фотоиндуцированных изменений активности клеток и СОД-активности
экссудата в опытной группе и этих же параметров у крыс контрольной группы с
близкими значениями количества эндогенных порфиринов (Рис. 18). Очевидно
различие исследуемых значений в контрольной и опытной группах при сходных
уровнях эндогенных порфиринов. В случае изучения функциональной активности
клеток лейкоцитарной фракции наибольшие отличия наблюдаются для крыс с
содержанием порфиринов в интервале 18 - 20 нМ (Рис. 18, А).
Очевидно фотоиндуцированное увеличение функциональной активности
клеток, возрастающее с концентрацией эндогенных порфиринов в раневом
экссудате.
При
исследовании
СОД-активности
мы
также
обнаружили
существенное увеличение этого параметра у крыс, подвергнувшихся облучению
(Рис. 18, Б). Интересно, что при минимальной концентрации эндогенных
порфиринов (7 - 8 нМ) наблюдалось максимальное отличие в СОД-активности
раневого экссудата крыс. Увеличение содержания эндогенных ФС приводило к
снижению фотоиндуцированного роста СОД-активности, но не к его отмене.
В следующей серии экспериментов представляло интерес выяснить, как
влияют обнаруженные различия в содержании эндогенных порфиринов у
37
исследуемых животных на чувствительность свободнорадикальных процессов к
лазерному облучению в норме и в условиях генерализованной патологии
(эндотоксического шока) при облучении ушной раковины.
Рис. 18. Изменение функциональной активности клеток
лейкоцитарной фракции (А) и СОД-активности (Б) раневого
экссудата у крыс контрольной группы (без облучения) и опытной
группы (с облучением гелий-неоновым лазером, 1,5 Дж/см2) в
зависимости от содержания эндогенных порфиринов в раневых
экссудатах (концентрация порфиринов в "нМ" указана у
соответствующих столбцов)
В группах без введения липополисахарида B (без шока) мы имели
возможность
исследовать
действие
собственно
лазерного
облучения
на
исследуемые параметры и оценить при этом роль эндогенных порфиринов. В
группах с введением ЛПС, помимо этого, важно было оценить эффективность
низкоинтенсивного видимого излучения в коррекции шоковых состояний и
значение при этом уровня ЭП. Были проведены исследования зависимости
изменений свободнорадикального статуса в крови животных от содержания
эндогенных порфиринов проводили на группах крыс без (Рис. 19, 1 и 2) и с
введением ЛПС (Рис. 19, 3 и 4). В обоих случаях контрольные группы (Рис. 19,
1 и 3) не подвергались облучению лазером. В опытных же группах (Рис. 19, 2 и 4)
проводили лазерную терапию в красном диапазоне видимого спектра в дозе
1,5 Дж/см2. Общая схема проведения эксперимента представлена на Рис. 10. Как и
в наших предыдущих экспериментах, наиболее чувствительным параметром к
воздействию света оказалась супероксиддисмутазная активность (А) плазмы крови
38
Рис. 19. Зависимости супероксиддисмутазной активности плазмы крови крыс (А),
хемилюминесцентного ответа клеток лейкоцитарной фракции крови крыс (Б) и
флуоресценции цис-паринариевой кислоты в липидах мембран эритроцитов крови
крыс (В) от концентрации эндогенного порфирина (сЭП) в плазме крови крыс.
Содержание эндогенных порфиринов измеряли после первого забора крови. 1 контрольная группа крыс – без облучения лазером и без введения ЛПС; 2 - группа
крыс с облучением лазером уха крыс, без ЛПС; 3 - группа крыс с введением
животным ЛПС, без облучения лазером; 4 – группа крыс с ЛПС и с облучением
лазером уха крыс. По оси ординат: (А) X/X0 = АСОД II/АСОД I, где АСОД II и АСОД I СОД активность плазмы крови крыс, выделенной вначале эксперимента (0 часов,
АСОД I) и через 4 часа после начала эксперимента (АСОД II) соответственно; (Б) X/X0
= III/II, где III - максимальная интенсивность хемилюминесценции клеток
лейкоцитарной фракции, выделенных из крови через 4 часа после начала
эксперимента, II - максимальная интенсивность хемилюминесценции клеток
лейкоцитарной фракции, выделенных из крови в начале эксперимента (0 часов);
(В) X/X0 = ПФII/ПФI, где ПФI и ПФII - % падения флуоресценции циспаринариевой кислоты в липидах эритроцитов, выделенных из крови в начале
эксперимента (0 часов, ПФI) и через 4 часа после начала эксперимента (ПФII)
соответственно. Остальное см. в тексте.
39
(Рис. 19, кривые А). В контрольной группе животных без шока и без облучения
(Рис. 19, 1, кривая А) активность СОД практически не изменялась при любом
количестве ЭП в плазме крови. В группе с шоком без облучения наблюдали
некоторое увеличение супероксиддисмутазной активности (в среднем на 26%),
которое, однако, тоже не зависело от содержания эндогенных порфиринов (Рис.
19, 2, кривая А). Такое увеличение исследуемого параметра вероятно является
проявлением защитных механизмов организма в ответ на бактериальную
инфекцию, например, это может являться компенсацией снижения активности
лейкоцитов при инициировании шока (Рис. 19, 3, кривая Б). Облучение животных
низкоинтенсивным лазерном светом в красном диапазоне существенно влияло на
активность СОД (Рис. 19, 2 и 4, кривые А) и эффекты зависели от количества ЭП.
Собственно видимое излучение (Рис. 19, 2, кривая А) приводило в большинстве
случаев (содержание ЭП: от 57,4 до 91,8 нМ) к увеличению СОД активности
плазмы (в среднем на 153%). Однако при минимальном (51,0 нМ) и максимальном
(105,9 нМ) количестве эндогенных порфиринов существенного влияния света на
исследуемый параметр не наблюдали. Данные результаты демонстрируют
возможную роль ЭП как первичных акцепторов квантов излучения в цепи лазериндуцированного изменения активности СОД плазмы крови. Это еще более
подтверждается при изучении эффектов видимого света в красном диапазоне на
СОД активность в условиях шока (Рис. 19, 4, кривая А). Воздействие лазерного
излучения было более выражено и существенно зависело от содержания ЭП. При
минимальных (44,6 и 52,0 нМ) и максимальной (109,7 нМ) концентрациях
эндогенных порфиринов наблюдали угнетение СОД активности плазмы (в
среднем на 29%). А в интервале содержания ЭП от 57,4 до 90,6 нМ лазерное
излучение увеличивало исследуемый параметр (в среднем на 138%).
ВЫВОДЫ
1.
Низкоинтенсивное лазерное облучение in vitro в красном диапазоне спектра
инициирует перекисное окисление липидов мембран клеток лейкоцитарной
фракции крови и этот эффект зависит от дозы облучения.
2.
Накопление
продуктов
окисления
липидов
мембран
при
лазерном
облучении in vitro в красном диапазоне спектра сопровождается изменением
40
(увеличением или снижением) продукции активных форм кислорода клетками
лейкоцитарной фракции крови и этот эффект: а) зависит от дозы облучения; б)
усиливается в присутствии экзогенного фотосенсибилизатора порфиринового
ряда; в) отменяется в присутствии антиоксидантов (ионола и токоферола); г)
наблюдается сразу после облучения.
3.
Низкоинтенсивное лазерное облучение in vitro в красном диапазоне спектра
влияет на продукцию активных форм кислорода и азота перитонеальными
макрофагами крыс и этот эффект наиболее выражен через сутки после облучения,
а также зависит от дозы облучения и усиливается в присутствии экзогенного
фотосенсибилизатора порфиринового ряда.
4.
Низкоинтенсивное лазерное излучение влияет на продукцию активных форм
кислорода лейкоцитами раневого экссудата при облучении in vivo (поверхности
экспериментальной кожной раны) и этот эффект зависит от дозы и длины волны
излучения и усиливается при введении экзогенных фотосенсибилизаторов
порфиринового ряда или индуктора синтеза эндогенных порфиринов.
5.
Низкоинтенсивное лазерное излучение влияет на продукцию активных форм
кислорода клетками лейкоцитарной фракции крови крыс при облучении in vivo
(ушной раковины) и этот эффект зависит от дозы и длины волны излучения и
усиливается при введении экзогенных фотосенсибилизаторов порфиринового
ряда, а также в условиях экспериментальной патологии (при введении
липополисахарида B).
6.
Низкоинтенсивное лазерное излучение влияет на антиокислительную
активность раневого экссудата и плазмы крови крыс при облучении in vivo
(поверхности
экспериментальной
кожной
раны
или
ушной
раковины
соответственно) и этот эффект зависит от дозы и длины волны излучения и
усиливается при введении экзогенных фотосенсибилизаторов порфиринового
ряда. Супероксиддисмутазная активность плазмы крови после облучения ушной
раковины крыс еще более усиливается в условиях экспериментальной патологии
(при введении липополисахарида B).
7.
Низкоинтенсивное лазерное излучение влияет на процесс перекисного
окисления липидов в раневом экссудате и в плазме крови крыс при облучении in
41
vivo (поверхности экспериментальной кожной раны или ушной раковины
соответственно) и этот эффект зависит от дозы и длины волны излучения и
усиливается при введении экзогенных фотосенсибилизаторов. Перекисное
окисление липидов мембран эритроцитов крови после облучения ушной
раковины крыс еще более усиливается в условиях экспериментальной патологии
(при введении липополисахарида B).
8.
Низкоинтенсивное лазерное излучение влияет на скорость заживления
экспериментальных кожных ран у крыс и этот эффект зависит от дозы, длины
волны
излучения
и
от
присутствия
в
раневых
тканях
экзогенных
фотосенсибилизаторов порфиринового ряда или индуктора синтеза эндогенных
порфиринов.
9.
Низкоинтенсивное лазерное (когерентное) и светодиодное (некогерентное)
излучения в красном диапазоне спектра оказывают аналогичные биологические
эффекты, которые зависят от дозы облучения. А именно: влияние на продукцию
активных форм кислорода и азота макрофагами и лейкоцитами при облучении in
vitro, на перекисное окисление липидов и антиокислительную активность при
облучении in vivo, на скорость заживления и гистологическую картину
экспериментальных кожных ран при облучении in vivo.
10.
Эффективность действия низкоинтенсивного лазерного облучения in vivo на
продукцию активных форм кислорода лейкоцитами и супероксиддисмутазную
активность плазмы крови и раневого экссудата зависит от количества эндогенных
порфиринов в плазме крови или в раневом экссудате соответственно (при
фиксированной дозе и длине волны облучения).
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
1.
С целью разработки клинического метода индивидуального выбора дозы и
длины волны излучения при проведении световой терапии рекомендуется
провести клинические исследования уровня эндогенных порфиринов у различных
(по полу, возрасту, заболеваниям...) категорий населения в плазме крови, других
биологических
жидкостях
и
тканях.
Для
получения
точных
значений
рекомендуется использовать флуоресцентный метод, описанный в данной работе.
42
2.
Рекомендуется при проведении физиотерапии использовать не только
лазерное (когерентное), но и светодиодное (некогерентное) излучения при тех же
исходных параметрах процедур (доза облучения, количество процедур и т.п.).
3.
Рекомендуется проведение испытаний новых фотосенсибилизаторов для
фотодинамической терапии на клеточном, тканевом и организменном уровнях для
предсказания возможного риска развития побочных эффектов. На клеточном
уровне необходимо оценить воздействие на клетки лейкоцитарной фракции крови
и
тканевые
макрофаги.
экспериментальной
На
кожной
тканевом
раны,
на
уровне
предлагается
организменном
уровне
-
модель
модель
экспериментального эндотоксического шока.
4.
Рекомендуется преподавание материалов данного исследования студентам
медицинского и биологического профиля образования в курсах обучения,
посвященных фотобиологии и фотомедицине.
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
1.
Т.В. Чичук (Мачнева). Динамика параметров свободнорадикальных реакций
в компонентах крови больных при проведении фотодинамической терапии
опухолей / Г.Н. Любченко, Т.В. Чичук, Е.Ф. Странадко, Г.И. Клебанов, Р.В. Яшин
// М-лы II Всероссийского съезда фотобиологов, Россия, Пущино 8-12 июня, 1998
г. - Пущино, 1998. - С. 377-378.
2.
T.V. Chichuk (Machneva). Action of Russian photosensitizers: Photohem and
Photosense upon blood / G.N. Lubchenko, T.V. Chichuk, E.F. Stranadko // 8th
International laser physics workshop, Abs., Budapest, July 2-6, 1999. – Будапешт,
Венгрия, 1999. – P.155-156.
3.
Т.В. Чичук (Мачнева). Динамика содержания фотосенсибилизаторов и
параметров свободнорадикальных реакций в плазме крови больных при
проведении фотодинамической терапии опухолей / Т.В. Чичук, Г.Н. Любченко,
Е.Ф. Странадко, Г.И. Клебанов // Лазерная медицина. – 1999. – Т.3, вып. 1. – С.
24-28.
4.
T.V. Chichuk (Machneva). Alteration of photosensitizer content and parameters
of free radical reactions in a patient's blood under photodynamic therapy of malignant
43
tumors / G.N. Lubchenko, T.V. Chichuk, E.F. Stranadko // SPIE Proceedings, “Laser
Use in Oncology II”. – 1999. –V. 4059. – P. 163 –169.
5.
T.V. Chichuk (Machneva). The Influence of Photoheme and Photosense Russian
Photosensitizers on Blood / G.N. Lubchenko, T.V. Chichuk, E.F. Stranadko // Laser
Physics. – 2000. - V. 10, N. 2 – P. 489-495.
6.
Т.В. Чичук
(Мачнева).
Исследование
влияния
некоторых
фотосенсибилизаторов на клетки крови методом спинового зонда / А.Г. Максина,
Т.В. Чичук,
И.А. Анфилофьева,
Д.С. Кошурников
//
М-лы
III
съезда
фотобиологов России, Россия, Воронеж, 28 июня–4 июля 2001 г. – Воронеж, 2001.
– С. 130.
7.
Т.В. Чичук (Мачнева). Эффект новых фотосенсибилизаторов на лейкоциты
(хемилюминесцентный анализ) / Т.В. Чичук, Д.С. Кошурников, А.А. Курнаков,
Е.Ф. Странадко // М-лы III съезда фотобиологов России, Россия, Воронеж, 28
июня-4 июля 2001 г. – Воронеж, 2001. – С. 238.
8.
Т.В. Чичук (Мачнева). Эффект новых фотосенсибилизаторов на клетки
крови / Т.В. Чичук, Д.С. Кошурников, А.А. Курнаков, Е.Ф. Странадко,
А.Г. Максина // М-лы Межд. конф. и научно-практ. конф. Северо-Западного
региона РФ, Россия, Санкт-Петербург, 21-22 июня 2001 г. - Санкт-Петербург,
2001. – II часть. – С. 455.
9.
Т.В. Чичук
(Мачнева).
фотосенсибилизированном
Акустические
воздействии
/
свойства
Т.В. Чичук,
кожи
при
И.А. Анфилофьева,
А.Г. Максина, Е.Ф. Странадко // М-лы Межд. конф. и научно-практ. конф.
Северо-Западного региона РФ, Россия, Санкт-Петербург, 21-22 июня 2001 г. Санкт-Петербург, 2001. – II часть. – С. 456.
10.
T.V. Chichuk (Machneva). Lasers in the treatment of skin lesions /
Yu.A. Vladimirov, A.N. Osipov, G.I. Klebanov, T.V. Chichuk // Program and book of
abstracts 1st International conference “Skin and Environment”. – Moscow – St.
Petersburg, Russia, 1 – 6 June 2005. – P.36
11.
Т.В. Чичук (Мачнева). Роль оксида азота, цитокинов и активности
супероксиддисмутазы
в
заживление
экспериментальных
ран
у
крыс
/
44
Г.И. Клебанов, Н.Ю. Шураева, Т.В. Чичук, Н.Г. Сидорина. // Лазерная медицина.
– 2005. – Т.9, вып. 1. – С. 23-31.
12.
Т.В. Чичук
(Мачнева).
Роль
свободных
радикалов
в
эффектах
низкоинтенсивного лазерного излучения видимого диапазона / Т.В. Чичук,
Г.И. Клебанов // М-лы межд. симп. “Молекулярные механизмы регуляции
функции клетки”, Тюмень, Россия, 12-16 сент. 2005 г. - Тюмень, 2005. – С. 49.
13.
Т.В. Чичук (Мачнева). Роль свободных радикалов в эффектах излучения
видимого диапазона / Т.В. Чичук, А.Н.Осипов, Ю.А.Владимиров, Г.И.Клебанов //
М-лы 4-ой национ. научн.-практ. конф. с межд. участ. “Активные формы
кислорода, азота, антиоксиданты и здоровье человека”, Смоленск, Россия, 2630 сент. 2005 г. – Смоленск, 2005. – С. 378-379.
14.
Т.В. Чичук (Мачнева). Изменение продукции оксида азота и активности
супероксиддисмутазы в раневом экссудате крыс как результат воздействия света /
Ю.А. Владимиров, Г.И. Клебанов, Н.Ю. Шураева, Т.В. Чичук, А.Н. Осипов //
Вестник РГМУ. – 2005. – Т. 43, № 4. – С. 69-74.
15.
Т.В. Чичук (Мачнева). Роль продуктов перекисного окисления липидов в
механизме действия лазерного облучения на лейкоциты крови человека /
Г.И. Клебанов, Т.В. Чичук, А.Н. Осипов, Ю.А. Владимиров // Биофизика. – 2005.
– Т.50, вып. 5. – С. 862 – 866.
16.
Т.В. Чичук (Мачнева). Аскорбиновая кислота и глюкоза в коррекции
процессов свободнорадикального окисления (экспериментальное исследование.
часть
I)
/
И.Е. Трубицына,
Л.Я. Тимен,
А.Г. Шерцингер,
Б.З. Чикунова,
С.Б. Жигалова,
Т.В. Чичук,
Р.А. Мусин,
Э.С. Варданян,
С.Е. Ильина,
П.А. Ольховский, С.В. Стоногин, Г.И. Клебанов // Экспериментальная и
клиническая гастроэнтерология. - 2005. - № 5. - C. 74-78.
17.
Т.В. Чичук (Мачнева). Эндоскопическая коррекция свободнорадикальных
реакций. Экспериментальное исследование / Л.Я. Тимен, А.Г. Шерцингер,
Т.В. Чичук, Э.С. Варданян, С.Б. Жигалова, С.В. Стоногин // М-лы Одиннадцатой
Российской Гастроэнтерологической недели, 10-12 октября 2005 г, Москва. – Рос.
журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. –2005. – Т. XV, № 5,
Приложение № 26 – С. 118.
45
18.
T.V. Chichuk (Machneva). Changes in superoxide dismutase activity and
peroxynitrite content in rat peritoneal macrophages exposed to He-Ne laser radiation /
G.I. Klebanov, E.A. Poltanov, T.V. Chichuk, A.N. Osipov, Y.A. Vladimirov
//
Biochemistry (Mosc). - 2005. - Т. 70, № 12. - C. 1335-1340.
19.
Т.В. Чичук (Мачнева). Сравнительное исследование действия лазерного и
светодиодного излучения на заживление ран и функциональную активность
клеток раневого экссудата / Г.И. Клебанов, Н.Ю. Шураева, Т.В. Чичук,
А.Н. Осипов, Т.Г. Руденко, А.Б. Шехтер, Ю.А. Владимиров // Биофизика. - 2005.
- Т. 50, № 6. - C. 1137-1144.
20.
Т.В. Чичук (Мачнева). Сравнительное исследование действия лазерного и
светодиодного излучения на активность супероксиддисмутазы и продукцию
оксида азота в раневом экссудате крыс / Г.И. Клебанов, Н.Ю. Шураева,
Т.В. Чичук, А.Н. Осипов, Ю.А. Владимиров // Биофизика. - 2006. - Т. 51, № 1. - C.
116–122.
21.
Т.В. Чичук (Мачнева). Сравнительное исследование действия лазерного и
светодиодного излучения на перекисное окисление липидов раневого экссудата
крыс / Г.И. Клебанов, Н.Ю. Шураева, Т.В. Чичук, А.Н. Осипов, Ю.А. Владимиров.
// Биофизика. - 2006. - Т. 51, № 2. - C. 332–339.
22.
Т.В. Мачнева. Ускорение заживления экспериментальных ран у крыс при
облучении гелий-неоновым лазером в присутствии аминолевуленовой кислоты /
Т.В. Мачнева, А.Е. Николаев, П.А. Ольховский, Д.М. Протопопов, А.Н. Осипов,
Ю.А. Владимиров // Вестник РГМУ. – 2006. – Т.53, № 6. –С. 66-71.
23.
Т.В. Мачнева. Влияние фотосенсибилизатора хлориновой природы на
окислительные процессы при заживлении ран / Е.А. Ляпина, Е.А. Ларкина,
Е.П. Ткачевская, Т.В. Мачнева, А.Н. Осипов // М-лы Всероссийской конференции
молодых ученых и II школа им. Академика Н.М.Эммануэля “Окисление,
окислительный стресс, антиоксиданты”, 1-3 июня 2006 Москва. – М. Изд-во Рос.
Университета дружбы народов. – С. 175-176.
24.
Т.В. Мачнева. Аскорбиновая кислота и глюкоза в коррекции процессов
свободнорадикального окисления (экспериментальное исследование. часть II) /
Л.Я. Тимен, А.Г. Шерцингер, Т.В. Мачнева, Э.С. Варданян, И.Е. Трубицына,
46
Б.З. Чикунова, С.Б. Жигалова, П.А. Ольховский, Д.М. Протопопов, С.В. Стоногин,
Г.И. Клебанов // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2006. - № 5. - C. 52-58.
25.
Т.V. Machneva. Effects of low intensity laser radiation in the blue, green and red
ranges on experimental wound healing in rats / Т.V. Machneva, D.М. Protopopov, Y.А.
Vladimirov А.N. Osipov // М-лы 5-th National Scientific Practical Conference with
International Participation "Reactive oxygen species, nitric oxide, antioxidants and
human health", 18-22 сентября 2007 г. Смоленск, Россия. - Смоленск, 2007. - С.459.
26.
Т.В. Мачнева. Изучение действия низкоинтенсивного лазерного излучения
синего,
зеленого
и
красного
диапазонов
на
процесс
заживления
экспериментальных кожных ран у крыс / Т.В. Мачнева, Д.М. Протопопов,
Ю.А. Владимиров, А.Н. Осипов // Биофизика. - 2008. - Т. 53, № 5. - C. 894-901.
27.
T.V. Machneva. Effects of low-power laser irradiation of wound repair
development in the presence of pheophorbide a and protoporphyrin IX / E.A. Larkina,
T.V. Machneva, E.A. Lyapina, E.P. Tkachevskaya, A.N. Osipov // Fifth international
conference on porphyrins and phthalocyanines ICPP-5. July 6-11, 2008. Moscow,
Russia. Book of Abstracts. P. 443.
28.
Т.В. Мачнева. Лазеры в терапии раневого процесса // Т.В. Мачнева,
Ю.А. Владимиров, А.Н. Осипов // М-лы научно-практической конференции
«Медико-биологические науки для теоретической и клинической медицины», 28
ноября 2008 г. Москва. – М., ООО «Агат-Мед» совместно с ГОУ ВПО РГМУ
Росздрава, 2008. – С. 72.
29.
Т.В. Мачнева.
Разработка
подходов
создания
тетрапиррольных
фотосенсибилизаторов регулируемой гидрофильности/гидрофобности на примере
взаимодействий природных хлоринов с первичными алифатическими аминами /
Е.А. Ларкина, А.В. Лохматов, Е.П. Ткачевская, Л.Г. Семерня, Т.В. Мачнева,
А.Н. Осипов // М-лы научно-практической конференции «Биологически активные
вещества: фундаментальные и прикладные вопросы получения и применения»,
25–30 мая 2009. Новый Свет, Крым, Украина – Kиев «Мavis PUBLISHER», 2009.
– С. 109-110.
47
30.
Т.В. Мачнева. Роль порфиринов в эффектах фототерапии ран / В.В. Смирнов,
Н.Н. Булгакова, Т.В. Мачнева, А.Н. Осипов, Г.О. Степанов // М-лы конференции
и
семинаров
по
научным
направлениям
Программы
фундаментальных
исследований Президиума РАН «Фундаментальные науки - медицине» в 2009
году. Москва. – Москва, Российская академия наук, 2009. – С. 92-93.
31.
Т.В. Мачнева. Изучение влияния модифицированных природных хлоринов
на процессы с участием активных форм кислорода (АФК) в биологических
системах / Е.П. Ткачевская, Е.А. Ларкина, А.В. Лохматов, Т.В. Мачнева,
А.Н. Осипов, А.Ф. Миронов // Современные наукоемкие технологии. - 2009. № 10. - C. 98-99.
32.
Т.В. Мачнева.
Влияние
фотосенсибилизаторов
феофорбида
а
и
протопорфирина IX на заживление кожных ран при низкоинтенсивном лазерном
облучении
/
Е.А. Ляпина,
Т.В. Мачнева,
Е.А. Ларкина,
Е.П. Ткачевская,
А.Н. Осипов, А.Ф. Миронов // Биофизика. - 2010. - Т. 55, № 2. - C. 350-355.
33.
Т.В. Мачнева.
Роль
эндогенных
порфиринов
в
лазерной
терапии
экспериментальных кожных ран / Т.В. Мачнева, Н.Н. Булгакова, Ю.А.
Владимиров, А.Н. Осипов // Биофизика. - 2010. - Т. 55, № 3. - C. 532-538.
34.
Т.В. Мачнева. Роль эндогенных порфиринов в эффектах низкоинтенсивного
лазерного излучения красного диапазона на свободно-радикальные процессы в
крови крыс при экспериментальном эндотоксическом шоке / Т.В. Мачнева,
Е.А. Буравлев, Н.Н. Булгакова, Ю.А. Владимиров, А.Н. Осипов // Биофизика. 2011. - Т. 56, № 4. - C. 705-713.
35.
Т.В. Мачнева.
Эффекты
низкоинтенсивного
лазерного
света
при
эндотоксическом шоке / Т.В. Мачнева, Е.А. Буравлев, А.Н. Осипов // М-лы
международной
научной
конференции,
Десятый
съезд
белорусского
общественного объединения фотобиологов и биофизиков «Молекулярные,
мембранные и клеточные основы функционирования биосистем», 19–21 июня
2012. Минск, Беларусь. – Сб. статей в 2-х частях. - Минск «Издательский центр
БГУ», 2012. - Часть 2. – С. 56-58.
36.
Т.В. Мачнева. Эффекты низкоинтенсивного лазерного излучения и
эндогенные порфирины / Т.В. Мачнева, Е.А. Буравлев, А.Н. Осипов // М-лы IV
48
съезда биофизиков России. Симпозиум III "Физика - медицине и экологии", 20-26
августа 2012 г. Нижний Новгород, Россия. – М-лы докладов -Нижний Новгород,
2012. - С. 156.
37.
Т.В. Мачнева.
Изменение
паpаметpов
окcидативного
cтpеccа
пpи
низкоинтенcивном лазеpном облучении тканей в пpиcутcтвии тетpапиppольныx
фотоcенcибилизатоpов в уcловияx эндотокcичеcкого шока / Т.В. Мачнева, А.В.
Лохматов, И.С. Шевцова, Е.А. Ларкина, Е.П. Ткачевская, А.Ф. Миронов, Ю.А.
Владимиров, А.Н. Осипов // Биофизика. - 2012. - Т. 57, № 2. - C. 274.
38.
Т.В. Мачнева. Влияние низкоинтенсивного лазерного излучения синего,
зеленого и красного диапазонов на свободно-радикальные процессы в крови крыс
при экспериментальном эндотоксическом шоке / Т.В. Мачнева, Н.В. Космачева,
Ю.А. Владимиров, А.Н. Осипов // Биомедицинская химия. - 2013. -Т. 59, № 4. С. 411-424.
39.
Т.В. Мачнева. Глюкоза, аскорбиновая кислота и перекись водорода как
ингредиенты
эндоскопического
гемостаза
при
язвенных
кровотечениях.
Суждение по поводу одного изобретения / Л.Я. Тимен, Т.В. Мачнева, И.Е.
Трубицына,
Б.З.
Чикунова
//
Экспериментальная
и
клиническая
гастроэнтерология. - 2013. - № 5. - C. 89-92.
40.
T.V. Machneva. Effects of low power laser radiation on proteins, mitochondria
and tissues / A.N. Osipov, E.A. Buravlev, T.V. Machneva, Yu.A. Vladimirov // М-лы
International Symposium "Topical problems of biophotonics - 2015". 20-24 июля,
2015 г. Нижний Новгород, Россия. - "Program and Abstracts". - Нижний Новгород,
2015.
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ И УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ
АОА - антиокислительная активность, ЛПС - липополисахарид, НИЛИ низкоинтенсивное лазерное излучение, НИЛТ - низкоинтенсивная лазерная
терапия,
ПОЛ
-
перекисное
окисление
липидов,
СОД-активность
-
супероксиддисмутазная активность, ТБК - тиобарбитуровая кислота, ТБКАП ТБК-активные продукты, ФС - фотосенсибилизаторы, ХЛ - хемилюминесценция,
цис-ПК - цис-паринариевая кислота, ЭП - эндогенные порфирины.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
22
Размер файла
899 Кб
Теги
лазерного, терапевтической, фотодинамический, действий, светодиодного, механизм, излучения
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа