close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Функционирование аксиологических концептов в лингвоментальном пространстве приграничных регионов России и Китая

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Фэн Юй
ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ АКСИОЛОГИЧЕСКИХ КОНЦЕПТОВ
В ЛИНГВОМЕНТАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
ПРИГРАНИЧНЫХ РЕГИОНОВ РОССИИ И КИТАЯ
10.02.20 – Сравнительно-историческое,
сопоставительное и типологическое языкознание
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Екатеринбург – 2017
Работа выполнена на кафедре русского языка и литературы
ФГБОУ ВО «Благовещенский государственный педагогический университет»
Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор
Быкова Гульчера Вахобовна
Официальные оппоненты:
Фомин Андрей Геннадиевич, доктор филологических наук,
профессор, ФГБОУ ВО «Кемеровский государственный университет»,
профессор кафедры переводоведения и лингвистики
Завьялова Наталья Алексеевна, кандидат филологических наук,
доцент, ФГАОУ ВО «Уральский федеральный университет
им. Первого президента России Б. Н. Ельцина», доцент кафедры
лингвистики и профессиональной коммуникации на иностранных
языках
Ведущая организация:
ФГАОУ ВО «Сибирский федеральный университет»
Защита состоится «21» апреля 2017 г. в 12.00 часов
на заседании диссертационного совета Д. 212.283.02 на базе ФГБОУ ВО
«Уральский государственный педагогический университет» по адресу:
620017, г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, д. 26, ауд. 316.
С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном зале
информационно-интеллектуального центра – научной библиотеки
ФГБОУ ВО «Уральский государственный педагогический университет»
и на сайте Уральского государственного педагогического университета
http://science.uspu.ru.
Автореферат разослан «01» марта 2017 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Кусова Маргарита Львовна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемая диссертация посвящена исследованию функционирования аксиологических концептов в понятийно-ценностных сферах ментального пространства приграничных регионов РФ и КНР.
Актуальность избранной темы исследования обусловлена рядом тенденций современных направлений лингвистики: развитием лингвокультурологии, рассматривающей язык как форму существования и выражения
национальной культуры и средство трансляции ее идей; активной разработкой лингвокультурной концептологии, связанной с изучением концептов как элементов национальной языковой картины мира; интересом к ассоциативному эксперименту как способу психолингвистического исследования концептов – многомерных ментальных структур, отраженных как в
языке, так и существующих только в языковом сознании его носителей.
Актуальность проведенного исследования обусловлена необходимостью продолжения работы в сфере теории и практики сопоставительной
лингвоаксиологии; значимостью аксиологических концептов и их характеристик для типологии сравниваемых лингвокультур; приоритетной ролью
аксиологических концептов, отраженных в языке, по отношению к другим
явлениям культуры; важностью развития методики сопоставительного анализа аксиологического фрагмента русской и китайской лингвокультур;
необходимостью разработки интегративной стратегии выявления и описания
аксиологических концептов, способствующей глубинному пониманию специфики и сближению национально-культурных сообществ России и Китая.
Социолингвистическая актуальность диссертации заключается в
том, что в условиях глобализации и стремительного сближения экономики,
культуры и политики между Россией и Китаем русско-китайское взаимодействие сегодня фактически определяет статус обеих стран как мировых держав, что связано с достижением необходимого уровня коммуникативной
компетенции и оптимизацией процессов межкультурного взаимодействия
между Россией и Китаем, которые рассмотрены в данном исследовании в
основном на материале приграничных регионов – Хэйлунцзянской провинции КНР и Амурской области РФ, население которых особенно активно
участвует в трансграничных контактах в сферах экономики и культуры.
Объектом настоящего исследования является лингвоментальное
пространство приграничных регионов России и Китая.
Предмет изучения – аксиологические концепты, зафиксированные в
русском/китайском языках, а также существующие в языковом сознании
их носителей и функционирующие в лингвоментальном пространстве
приграничных регионов.
3
Цель работы – исследование аксиологических концептов в русской
и китайской лингвоментальной картине мира, функционирующих в межкультурной коммуникации приграничья.
Мы исходим из того, что российское население приграничных регионов, которое наиболее активно участвует в межнациональных экономических, культурных и бытовых контактах, в наибольшей степени информировано о жизни своих китайских соседей. Аналогичным образом китайцы из северных провинций, граничащих с Россией, которые постоянно контактируют со своими северными российскими соседями, хорошо
знают российские реалии и особенно активно участвуют в межкультурной коммуникации. Таким образом, приграничные регионы Китая и России часто выступают как своего рода локомотивы, обеспечивающие поиск новых направлений сотрудничества и интенсификацию контактов в
традиционных сферах совместной деятельности.
Достижение поставленной цели предполагает последовательное решение следующих задач:
1) систематизировать различные направления лингвоаксиологии и
подходы к определению сущности, типологии, структурных особенностей аксиологического концепта;
2) обосновать стратегию исследования и описания составляющих
лингвоментальной картины мира сравниваемых культур в виде комплекса методов современных направлений лингвистики;
3) выявить особенности функционирования и способы репрезентации межнациональных концептов «человек / 人» и «семья / 家», геополитического концепта «международные отношения / 国际关系» и этноспецифического концепта «праздник / 节日» как наиболее частотных в русско-китайской коммуникации приграничных регионов.
4) обнаружить и описать национально-культурную специфику исследуемых аксиологических концептов.
Материалом исследования являются языковые средства, объективирующие базовые аксиологические концепты русской и китайской
культур, зафиксированные в толковых словарях русского и китайского
языков, паремиологических справочниках и публикациях Интернета, а
также результаты психолингвистического эксперимента, проведенного в
северных провинциях КНР и Амурской области РФ и социолингвистического экспериментального исследования, проведенного автором в северных провинциях КНР и Амурской области РФ.
Общее количество реципиентов в ходе исследования составило 4560
носителей русского и китайского языков, в том числе в исследовании концепта «человек / 人» приняло участие 90 жителей Амурской области РФ и
такое же количество китайских респондентов; в психолингвистическом исследовании концепта «семья / 家» было задействовано 90 носителей русско4
го языка Амурской области РФ и такое же количество носителей китайского
языка КНР. В социолингвистическом опросе по поводу данного концепта
приняли участие по 150 русских и китайских респондентов; лингвистическому интервьюированию и анкетированию подвергнуто по 150 русских и
китайских участников эксперимента в рамках исследования концепта «международные отношения / 国际关系»; а в психолингвистическом эксперименте с концептом «праздник / 节日» – по 1800 реципиентов из России и Китая.
Общее количество ассоциатов, полученных в свободном ассоциативном эксперименте составляет 6508 (у русских – 2401, у китайских –
4107). В исследовании концепта «семья / 家» получено 173 реакции у
носителей русского и 179 реакций у носителей китайского языков; в эксперименте с концептом «праздник / 节日» получено 2228 ассоциативных
реакций у русских и 3928 у китайских респондентов. При обработке результатов сходные по смысловому содержанию ассоциаты обобщались, а
отсутствующие реакции не учитывались.
Теоретическая значимость диссертации заключается в следующем:
– предложен обновленный вариант интегративного подхода к описанию и сопоставлению базовых аксиологических концептов «человек /
人», «семья / 家», «праздник / 节日», «международные отношения / 国际
关系», учитывающий специфику коммуникации и языковой картины мира жителей приграничных регионов России и Китая;
– предложена и апробирована комплексная модель описания концептуальных сущностей, которая основана на синкретичном сочетании когнитивного, социолингвистического, психолингвистического, лингвокультурологического и лингвоаксиологического подходов к интерпретации концепта и
включает разные аспекты (этимологический, лексико-семантический, функциональный, культурологический, экспериментальный); теоретически значимым является моделирование структуры исследуемых концептов на основе специфики их вербальной экспликации, обусловленной особенностями
лингвокультуры; продемонстрировано и доказано, что исследование и описание универсальных свойств и национальной специфики аксиологических
концептов возможно на основе комплекса методов разных наук.
Полученные результаты могут стать основой при изучении национальной специфики ценностных концептов, зафиксированных в сравниваемых языках и культурах. Предложенная стратегия исследования может быть использована при изучении других фрагментов языковой картины мира как в синхронии, так и в диахронии.
Научная новизна исследования связана с тем, что 1) функционирование аксиологических концептов в русской и китайской языковых картинах мира рассмотрено на материале приграничных регионов; 2) в диссертации разработана и применена интегративная стратегия изучения
лингвоментальной картины мира, включающая наиболее оптимальные
5
методы ее изучения и описания; 3) на основе примененной стратегии
описаны универсальные и этноспецифические свойства базовых аксиологических концептов «человек / 人 », «семья / 家 », «праздник / 节日 »,
«международные отношения / 国际关系»; 4) выявлены способы экспликации национальной специфики аксиологических концептов «семья / 家»
и «праздник / 节日» в виде вербальных репрезентантов и их ближайших
ассоциатов в русской и китайской языковых картинах мира, которые дополнили знания о специфике русского и китайского менталитета; 5) для
понимания имплицитных свойств аксиологических концептов китайской
лингвокультуры целенаправленно применен метод идеографического
комментария иероглифов, кодирующих исследуемые концепты.
Практическая значимость настоящей диссертации состоит в том,
что разработанная методика имеет практическое значение для проведения дальнейших аксиологических исследований. Ее результаты могут
быть использованы в практике вузовского преподавания теории языка,
лингвокультурологии, лингвоаксиологии, этнолингвистики, психолингвистики и межкультурной коммуникации, при разработке тематики дипломных и курсовых работ, в практике преподавания русского и китайского языков, тем самым способствуя диалогу культур. Полученные результаты могут способствовать углублению взаимопонимания между
народами России и Китая в сфере образования, культуры и экономики.
Теоретико-методологической базой исследования являются работы
русских и китайских исследователей по лингвокультурологии, аксиологии,
психолингвистике, когнитивной лингвистике и этнолингвистике: положение
о взаимоотношениях культуры и ценностей, обоснованное в работах
Й. Л. Вайсгербера, А. Вежбицка, В. фон Гумбольдта, А. Ф. Лосева,
Ю. М. Лотмана, Э. С. Маркаряна, А. А. Потебни; концепции о сущности,
структуре, функциях концепта и его соотношении с языковыми единицами
С. А. Аскольдова-Алексеева, А. П. Бабушкина, Н. Н. Болдырева, О. Н. Волковой, С. Г. Воркачёва, В. И. Карасика, В. В. Колесова, Е. С. Кубряковой,
Л. В. Куликовой, Д. С. Лихачёва, З. Д. Поповой, И. А. Стернина, Ю. С. Степанова, Е. В. Чистовой, А. П. Чудинова, А. Г. Фомина, Чжао Айго, Ян Минтянь, У Гохуа, Пэнь Вэньчжао, Чжан Хуйсэнь, Чжан Цзяхуа, У Кэли, Ся Юй,
Чжу Минь, Лю Хун, Ван Инь, Ван Цзунянь, Син Фуи, Чжао Янь, Ван
Зиньлин, Лю Цзюань, Хань Чжипин, Ли Хуйцзы и др.
В процессе работы над исследованием использованы следующие методы: описательный (наблюдение, обобщение, интерпретация и классификация); психолингвистический (свободный ассоциативный эксперимент); социолингвистический (анкетирование, интервьюирование, непосредственное и включенное наблюдения); метод лексикографического
сопоставления для систематизации и отбора экспериментального материала; анализ паремий с ключевым словом и оценкой номинированного им
6
концепта; метод идеографического комментария иероглифов для выявления специфики аксиологических концептов китайской лингвокультуры;
метод лингвистического моделирования; статистический метод изучения
языкового материала. Указанные методы применялись в рамках как диахронического, так и синхронического анализа.
Положения, выносимые на защиту:
1. При изучении динамики аксиологических концептов как многомерных сложно структурированных ментальных образований необходимо исследовать не только их вербальные репрезентанты, но и существующие в языковом сознании носителей сравниваемых языков ассоциаты,
обнаруживаемые в психолингвистическом эксперименте.
2. Ядерными в аксиологическом фрагменте русской и китайской
языковых картин мира являются ценностно значимые концепты «человек / 人» и «семья / 家», которые относятся к числу важнейших ориентиров русско-китайских межличностных отношений.
3. Под влиянием глобализации в языковом сознании носителей русского и китайского языков наблюдается процесс трансформации концепта «семья / 家», который свидетельствует о консерватизме и традиционализме китайских семейных устоев, ориентированных на родовую концепцию семьи как совокупность поколений. Носители русского языка
воспринимают концепт «семья» в узком смысле как сообщество родственников одного, максимум двух поколений.
4. Аксиологический концепт «международные отношения / 国际关系»,
актуальный на уровне приграничных регионов, характеризует русскокитайские отношения как доброжелательные и уважительные, базирующиеся на взаимопонимании, взаимопомощи и стремительно расширяющихся
экономических и культурных связях.
5. Национальная специфика концепта «праздник / 节日» в сравниваемых языках и культурах проявляется в том, что у носителей русского языка
при восприятии данного концепта преобладают чувственные когнитивные
ассоциаты, а у китайских – абстрактные когнитивные ассоциаты.
6. Стратегия выявления и описания характеристик аксиологических
концептов должна базироваться на принципах интеграции методов современных наук – лингвокультурологии, аксиологии, психолингвистики,
социолингвистики.
Апробация исследования. Диссертация обсуждалась на научных
семинарах и заседаниях кафедры русского языка и литературы Благовещенского государственного педагогического университета. Основные
результаты проведенного исследования представлены на 64-й научнопрактической конференции преподавателей и студентов (г. Благовещенск,
апрель 2014 г.); региональной межвузовской научно-практической конференции «Этнопсихология: актуальные проблемы современного мира»
7
(Благовещенск, 25 марта 2015 г.); 65-й научно-практической конференции преподавателей и студентов (г. Благовещенск, апрель 2015 г.); 16-й
региональной научно-практической конференции с межрегиональным и
международным участием «Молодёжь XXI века: шаг в будущее» (Благовещенск, май 2015 г.); международной научно-практической конференции «Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества» (Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 2015 г.); Единое образовательное пространство
как фактор формирования и воспитания личности: материалы IX Международной студенческой научно-практической конференции, посвящённой
100-летию РГУ имени С.А. Есенина, 23-25 апреля 2015 года (г. Рязань,
2015 г.); Детство, открытое миру: сборник материалов Всероссийской
научно-практической конференции (г. Омск, 2016 г.). Отдельные фрагменты диссертации прошли апробацию на территории КНР в виде международного научно-исследовательского проекта Научно-методического
центра лингвистики и межкультурной коммуникации БГПУ.
Основные положения работы отражены в 14 публикациях, в том
числе в четырех публикациях в изданиях, рекомендованных ВАК МОиН
РФ. Одна из этих статей вышла в журнале «Вопросы когнитивной лингвистики», включенном в базу данных Scopus.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и десяти приложений.
В вводном разделе диссертации представлены основные параметры
исследования: его актуальность, методология, научная новизна, теоретическая значимость, положения, выносимые на защиту, способы апробации иследования и др.
В первой главе «Аксиологические концепты в русской и китайской лингвоментальной картине мира» представлены теоретические основы исследования аксиологических концептов как ценностного ядра языковой картины мира
в аспекте антропоцентрической парадигмы и методика их описания.
Во второй главе «Функционирование аксиологических концептов в
русско-китайском взаимодействии» отражены цели, задачи, гипотеза и
результаты исследования, описана методика интегративной стратегии
изучения и описания ценностной картины мира.
В приложениях представлены материалы, важные для углубленного
понимания экспериментальной части исследования.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Введение построено по традиционной схеме с описанием основных
параметров исследования: в нем обоснованы выбор темы и ее актуальность, сформулированы основная цель и конкретные задачи работы;
представлены объект, предмет и материал исследования; перечислены
используемые методы; определены теоретическая значимость, научная
8
новизна и практическая ценность исследования; описана структура диссертации; представлены основные положения, выносимые на защиту.
Первая глава нашей диссертации «Аксиологические концепты в
русской и китайской лингвоментальной картине мира» представляет
теоретическую базу исследования. Здесь рассматривается специфика
языковых контактов и межкультурной коммуникации в приграничных
регионах России и Китая, теория и практика исследования языковой картины мира в свете антропоцентрической парадигмы, в том числе ценностное ядро языковой картины мира.
В первом параграфе «Особенности межкультурной коммуникации
русских и китайцев в условиях приграничья» отмечается, что исторически и географически Россия и Китай тесно связаны между собой. Временами
дружеские, порой отстраненные, но всегда неразрывные отношения этих
стран заставляют наши народы идти навстречу друг другу, преодолевая
межкультурные различия и выстраивая новую, открытую модель межгосударственных / межкультурных отношений. Начало XXI века – уникальный
период в истории сотрудничества Китая и России. Наши страны вступили в
новое тысячелетие в ранге двух великих держав, ставших надежными стратегическими партнерами в экономике, политике и культуре. Россия и Китай,
решая во многом сходные задачи развития, одновременно сталкиваются с
новыми угрозами, неизбежными в условиях глобализации. Политические
лидеры и народы наших стран пришли к выводу, что реальных успехов
можно добиться только на основе развития и углубления добрососедства,
дружбы, стратегического взаимодействия и сотрудничества. Наши страны
способны уверенно продвигаться по пути совместного развития, уважая при
этом самостоятельный выбор, сделанный российским и китайским народами. Рост геополитического влияния КНР делает китайский фактор одним из
ключевых компонентов долгосрочного политического глобального и регионального прогнозирования. Китай превращается в один из крупнейших факторов мирового развития и роста экономического потенциала планеты (свыше 16%). По показателям 2014 года объем прямых китайских инвестиций в
Россию вырос примерно в 2 раза по сравнению с 2013 годом и составил 8380
млн. долл. Эти показатели поставили Китай на второе место среди крупнейших инвесторов в Россию. Кроме инвестиций в Россию, Китай также стал
вторым по объему внешнего финансирования, предоставив России кредиты
на сумму в 13,6 млрд. долларов. Многие объективные факторы позволяют
сделать однозначный вывод о том, что Китай – это едва ли не самый важный
стратегический партнер России в политической, культурной и торговоэкономической сферах.
Российско-китайские связи в политической, культурно-образо-вательной,
торгово-экономической и других сферах крепнут и расширяются. При этом
9
межкультурное взаимодействие во всех сферах жизни проявляется, прежде
всего, на уровне языковой личности и межкультурной коммуникации.
Во втором параграфе «Процесс становления языковой картины мира» отмечается, что феномен, именуемый «картина мира», является таким
же древним, как и сам человек. Тем не менее, картина мира стала предметом
научно-философского и лингвистического рассмотрения лишь в недавнее
время. Данный термин был выдвинут в рамках физики в конце XIX – начале
XX вв. Одним из первых его стал употреблять Г. Герц применительно к физической картине мира, трактуемой им как совокупность внутренних образов внешних предметов [Серебренников 1988: 12]. М. Планк понимал под
физической картиной мира «образ мира», формируемый физической наукой
и отражающий реальные закономерности природы.
В лингвистике понятие "языковая картина мира" восходит к идеям
В. фон Гумбольдта о существовании языка как "промежуточного мира"
между мышлением и действительностью. Он отмечает: «Человек окружает себя миром звуков, чтобы воспринять в себя и переработать мир вещей… Человек преимущественно… живёт с предметами так, как их преподносит ему язык» [Гумбольдт 2000: 80].
В отношениях языка, культуры и мышления А.А. Потебня именно
язык называет определяющим [Потебня 1993: 205]. Взгляды современных
исследователей языковой картины мира (Е. А. Власова, Е. И. Зиновьева,
Ю. С. Степанов. З. Д. Попова, И. А. Стернин, А. П. Чудинов, Е. Е. Юрков,
Т. Н. Снитко, Э. М. Зиангирова, У Гохуа, Чжао Инцзюй, Пэн Вэньчжао)
подытоживаются следующим определением: «Под языковой картиной мира понимается зафиксированная в языке и специфическая для данного языкового коллектива схема восприятия действительности. Таким образом,
языковая картина мира – это своего рода мировидение через призму языка»
[Яковлева 1996: 47]. При этом мировидение имеет функции: интерпретативную (осуществлять видение мира) и вытекающую из нее регулятивную
(быть универсальным ориентиром человеческой жизнедеятельности). Эти
же функции выполняет и языковая картина мира.
В третьем параграфе «Языковая картина мира в аспекте антропоцентрической парадигмы» отмечается, что ученые, работающие в области
системно-структурного языкознания, давно отмечали антропоцентрический
характер лексической системы языка, в которой абсолютное большинство
единиц (слов) так или иначе связано с человеком (Э. В. Кузнецова,
Л. А. Новиков, Д. Н. Шмелёв, Н. М. Шанский, М. И. Фомина и др.).
Доказано, что наиболее востребованными в социуме являются аксиологические (ценностные) концепты. «Любой акт оценки предполагает
наличие субъекта оценки, то есть лица, дающего её...» [Бутенко 2014: 7576]. В процессе оценки на первый план выступает носитель языка, а ее
10
важность возрастает при квалификации всего, что непосредственно касается человека, его интересов и потребностей.
В четвертом параграфе «Ценностное ядро языковой картины мира»
отмечается, что кроме знаний о действительности, в языковой картине мира осмысливается весь уклад жизни человека, отражаются определенные
системы ценностей. Анализ ценностей входит в качестве обязательного
компонента не только в философские, но и во многие социологические,
психологические, педагогические, лингвистические и другие науки.
Постепенно аксиологический аспект выделился в самостоятельную
науку, и с конца XX века лингвоаксиология заняла прочные позиции в
науке о языке. В итоге рассмотрения языковой картины мира через призму аксиологии и антропоцентризма делается вывод: ценности могут
классифицироваться по разным основаниям, но большинство исследователей выделяют духовные и материальные ценности. Освоение духовных
ценностей происходит с помощью аксиологических концептов, которые,
включая в себя знание о поведении людей и эмоциональном отношении к
ним, формируют ценностную языковую картину мира.
В пятом параграфе «Аксиологический концепт как единица исследования лингвоментальной картины мира» постулируется, что вслед за
Ю. С. Степановым, В. Н. Телия, Н. Д. Арутюновой В. А. Маслова рассматривает аксиологический концепт «… как «понятие, погружённое в культуру», обладающее эмотивностью, коннотациями, аксиологичное и культурноспецифичное по своей природе образование» [Маслова 2011: 384].
Мы разделяем мнение В. И. Карасика о том, что центром лингвокультурного концепта всегда является ценность, так как он служит единицей исследования культуры, в основе которой лежит именно ценностный принцип.
В параграфе рассматриваются аксиологические концепты в структуре ценностной картины мира в интерпретации Е. Ю. Бутенко, которая перечисляет
свойства ценностной картины мира: оценочность; влияние на культуру и
регулятивность; уникальность, этноспецифичность; структурность и иерархичность; высокая степень эмотивности; высокий уровень вербализации;
историчность и преемственность; динамичность и антропоцентричность.
Глава 1 заканчивается шестым параграфом «Структура аксиологического концепта и методика его описания». Методика описания концепта, по В. И. Карасику, – это исследовательские процедуры объяснения
значения имени концепта и его ближайших обозначений: 1) дефинирование; 2) контекстуальный анализ; 3) этимологический анализ; 4) паремиологический анализ; 5) интервьюирование, анкетирование, комментирование [Карасик 2002: 92].
В современной лингвокультурологии наметилось несколько подходов к описанию структуры концепта, наиболее известные из которых –
слоистая структура концепта (Ю. С. Степанов, В. В. Колесов, В. И. Кара11
сик, Г. Г. Слышкин, Ли Хуйцзы и др.) и полевая структура концепта
(З. Д. Попова, И. А. Стернин, Р. М. Фрумкина, В. А. Маслова и др.).
С позиций указанных теоретико-методологических подходов нами детально проанализированы концепты «человек / 人» и «семья / 家»; «международные отношения / 国际关系» и «праздник / 节日», зафиксированные в языке и существующие в языковом сознании носителей русского и
китайского языков.
Вторая глава «Функционирование аксиологических концептов в
русско-китайском взаимодействии» представляет собой систематизацию результатов экспериментальной части исследования.
В параграфе 2.1. «Методика интегративной стратегии исследования лингвоментальной картины мира» показано, что обобщение лингвистических взглядов на концепт (см. глава 1) свидетельствует о разнообразии мнений в условиях плюралистической лингвистики сегодняшнего дня. Доказана эффективность использования концепта как единицы
исследования при описании и сопоставлении явлений как в сфере языка,
так и в сфере культуры, что обусловлено возрастанием роли межкультурной коммуникации и со стремлением людей к взаимодействию.
Основными для стратегии интегративного исследования, на наш
взгляд, являются психолингвистический метод, позволяющий проникнуть
в языковое сознание больших групп носителей языка и выявить ассоциаты
невербализованных репрезентантов аксиологических концептов; социолингвистический метод решает основную задачу анализа характеристик и параметров межкультурной коммуникации; метод лексикографического сопоставления паремиологических текстов направлен на систематизацию и отбор экспериментального материала; метод идеографического
комментария иероглифов (как и метод лингвистического моделирования, и
статистический метод) является вспомогательным и направлен на выявление специфики аксиологических концептов китайской лингвокультуры.
Указанные методы применялись в рамках как диахронного, так и
синхронного анализа. Параграф заканчивается изложением цели, задач и
гипотезы исследования, описанием и теоретическим обоснованием используемых методов.
В параграфе 2.2. «Исследование концепта «человек / 人» указывается, что с развитием общества человек накапливает знания, опыт, культуру, историю, предметы труда, номинирует, фиксирует и сохраняет их в
языке, передавая от поколения к поколению, т.е. аккумулируются (накапливаются) духовные ценности человечества.
С целью выявления и исследования ценности “Человек и его духовные качества”, отраженной в русской и китайской паремиологии, нами
проведено параллельное анкетирование населения Амурской области РФ
12
и провинций Хэйлунцзян и Цзилинь КНР, которое проводилось на родном языке реципиентов.
Социолингвистический эксперимент среди русского населения
Амурской области РФ проведен в ноябре 2013 г. в трех возрастных группах по 30 человек в каждой. Респондентам предлагалось ответить пословицами или поговорками. Аналогичный эксперимент проводился в течение июня-августа 2014 г. в трёх возрастных группах среди жителей провинции Хэйлунцзян и Цзилинь КНР.
Проведённое анкетирование показало, что такая ценность как «Человек, его духовные качества» отражены в русском языке в виде наиболее древних единиц языка – паремиях, наиболее частотные из которых:
Береги честь смолоду и Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Это свидетельствует о том, что русские люди из духовных ценностей человека на
первое место ставят честь и дружбу.
Полученные данные показали, что наиболее частотные среди китайского населения паремии: 人人为我,我为人人。Один за всех, все за одного; 三人行,必有吾师。 Среди трёх идущих один наверняка мой учитель; 近朱者赤,近墨者黑。С кем поведёшься, от того и наберёшься.
Это свидетельствует о том, что китайские респонденты высоко ценят
духовные качества человека, а на первое место ставят скромность и
дружелюбие. Таким образом, человек и его духовные качества (дружелюбие, честь, скромность, трудолюбие и т.д.) являются самой важной
ценностью как среди носителей русского, так и китайского языков.
В параграфе 2.3. «Исследование концепта «семья / 家» отмечается,
что универсальным ориентиром жизни любого общества является понятие ценности, из которых семья – наиважнейшее. Для углубленного исследования аксиологического концепта «семья /家» нами применен социолингвистический метод в совокупности с психолингвистическим в
России и Китае. Выборка полученных ассоциатов графически представлена в диссертации в виде таблиц, графиков, диаграмм.
Чтобы выявить и исследовать ценности, отраженные в русской паремиологии, в ноябре 2013 г. мы провели анкетирование в трех возрастных группах по 50 жителей Амурской области РФ (до 20 лет; 20-50 лет;
старше 60 лет). С целью выявления и исследования ценностей, отраженных в китайской паремиологии, в июле 2014 г. мы провели аналогичное
анкетирование 150 жителей провинции Зилинь и Хэйлунцзян Китайской
Народной Республики. Вопрос дублировался: «请写出两个与“家庭”、
“父母”、“孩子”有关的谚语 (Запишите по 2 пословицы, в которых
говорилось бы о ценности дом, семья, родители, дети)».
В мае 2014 г. мы провели анкетирование среди 90 жителей Амурской
области (РФ) в возрасте от 16 до 70 лет, разного пола и разной социальной
принадлежности (студенты, инженеры, бизнесмены, преподаватели, врачи
13
и т.д.). С июня по сентябрь этого же года организован аналогичный эксперимент с 90 жителями провинции Цзилинь (КНР). Всем русским и китайским испытуемым предлагалось задание на их родном языке: «Запишите
три первых пришедших на ум слова, которые, на ваш взгляд, отражает слово семья / 家 (请写出三个当您看到 “家” 这个词之后首先出现
在脑海中的词汇)». Таким образом, полученные 356 реакций на стимул
«семья / 家» были классифицированы нами по разным основаниям.
На концепт семья у носителей русского языка получено 173 реакции:
из них – 55 разных реакций, 27 – индивидуальных реакций (с частотностью 1) (кроме этого, зафиксировано 97 отказов). На концепт 家 (семья)
всего получено 179 реакций носителей китайского языка: из них – 47
разных реакций, 30 – индивидуальных реакций (с частотностью 1), (кроме этого, зафиксирован 91 отказ).
Анализ ассоциатов, полученных у русских и китайских респондентов,
показал следующие результаты. Группа реакций «С точки зрения эмоционального отношения» у всех опрашиваемых одинаковая, даже параметр
единый – 67%. Что касается группы «С точки зрения абстракции», у русских респондентов (23%) ассоциатов, т.е. больше чем у китайских (10%).
Группа «С точки зрения членов семьи» у китайских опрошенных (20%)
больше, чем у русских (5%). Ассоциаты группы «С точки зрения предметов» у носителей русского языка (5%), у носителей китайского – (3%).
Анализ ассоциативных реакций на стимул семья у русских по данным свободного ассоциативного эксперимента представлен на рис. 1.
5%
С точки зрения
эмоционального
отношения
5%
По степени
абстракции
23%
67%
С точки зрения
принадлежности к
семье
По соотнесенности
с предметами
Рис. 1. Концепт семья по данным САЭ
14
Анализ ассоциативных реакций на стимул 家 (семья) по данным свободного ассоциативного эксперимента представлен на рис. 2.
3%
С точки зрения
эмоционального
отношения
20%
По степени
абстракции
10%
С точки зрения
принадлежности к
семье
67%
По соотнесенности
с предметами
Рис 2. Концепт 家 (семья) по данным САЭ
На основе результатов свободного ассоциативного эксперимента,
проведенного среди носителей русского языка, смоделирован концепт
семья, представленный в полевой модели на рис. 3.
Рис. 3. Полевая модель концепта семья по данным САЭ
15
На основе результатов свободного ассоциативного эксперимента,
проведенного среди носителей китайского языка, смоделирован концепт
家 (семья), представленный в полевой модели на рис. 4.
Рис. 4. Полевая модель концепта 家 (семья) по данным САЭ
Таким образом, сравнение данных, полученных от русских и китайских испытуемых, показывает, что концепт «семья / 家» в сознании сравниваемых народов – одна из важнейших ценностей, что подтверждается
совпадающей группой реакций «С точки зрения эмоционального отношения», которая составляет 67% и у русских, и у китайских участников
эксперимента. Однако по сравнению с русскими респондентами, воспринимающими концепт семья в узком понимании как семья одного поколения, китайские испытуемые ориентированы на родовую концепцию семьи, воплощением которой является концепция счастливого окружения,
понимаемого как совокупность поколений.
В параграфе 2.4. «Исследование концепта «международные отношения / 国际关系» на уровне социумов России и Китая» указывается: «Касаясь темы международных отношений России и ее роли в мировом сообществе, китайские журналисты стремятся наиболее объективно сформировать
образ России, соблюдая примерное равенство отрицательных и положитель16
ных характеристик» [Прошина 2009: 148-149]. Истоки доброжелательного
отношения между русским и китайским населением двух пограничных государств уходят в глубину веков. Отношения между Россией и Китаем начали
развиваться еще в XVII веке, когда в 1689 году был подписан Нерчинский
договор. При разном политическом раскладе сил тесные связи между двумя
соседствующими государствами никогда не прекращались. В настоящее
время китайско-российские отношения занимают одно из центральных мест
во внешней политике КНР. Российское руководство, как об этом неоднократно заявлял Президент В. В. Путин, также считает развитие отношений
добрососедства, дружбы, стратегического партнерства и сотрудничества в
КНР своим важнейшим приоритетом.
В рамках исследования межсоциумного концепта «международные отношения / 国际关系» лингвистическому анкетированию и интервьюированию
нами подвергнуто по 150 русских и китайских респондентов с целью выяснить, каков образ России и русских, Китая и китайцев в национальном языковом сознании носителей сравниваемых языков. В течение июня-августа 2013 г.
нами проведено анкетирование и лингвистическое интервьюирование носителей китайского языка провинций Цзилинь, Хэйлунцзян, Чжэцзян и Фуцзянь
Китайской Народной Республики. В течение ноября-декабря 2014 г. проведены анкетирование и лингвистическое интервьюирование 150 носителей русского языка Амурской области РФ. Социолингвистический эксперимент поставлен в трех возрастных группах как русских, так и китайских испытуемых
на родном языке реципиентов, градация которых проводилась по методике
Левинсона: первая группа реципиентов (до 25 лет), вторая группа (26-50 лет),
третья группа (старше 50 лет). Русским респондентам предлагалось ответить
на вопросы: «Когда Вы впервые услышали о Китае?», «Из каких источников
Вы получаете информацию о Китае и китайской культуре?», «Что Вы знаете о
Китае?», «Назовите известные Вам факты, события, имена, связанные с Китаем», «Какими Вы представляете себе китайцев? (внешность, привычки, характер, образ жизни, отношение к труду, традиции, как отдыхают)». Аналогичные
вопросы о России заданы китайским респондентам.
По мнению носителей русского языка, китайцы трудолюбивые, умные, веселые, красивые, добрые, хорошие, культурные, вежливые, ответственные, но нечистоплотные, шумливые, невоспитанные, неаккуратные
и хитрые. Внешне китайцы похожи на азиатов, у них узкие глаза, черные
волосы, невысокий рост, смуглый цвет лица.
Носители китайского языка всех возрастных групп считают русских
красивыми, с открытым характером, много времени отдающих досугу,
живущих беззаботно, частично склонных к алкоголю (с точки зрения молодежи и респондентов среднего возраста). Россия представляется китайцам большой по территории страной с холодным климатом и высоким
военным потенциалом. В Китае хорошо известен Президент России
17
В. В. Путин, частично Ленин и Сталин, а главным политическим событием
китайцы считают распад СССР.
По результатам экспериментов, проведенных на территории России и Китая, можно утверждать: соседствующие народы явно положительно, доброжелательно, уважительно, с симпатией оценивают друг друга, что и обусловливает добрососедские отношения и мирное сосуществование русского и китайского населения в условиях приграничья, которые базируются на взаимопомощи, взаимопонимании и расширяющихся экономических и культурных
связях, а также на уровне личных, групповых и межсоциумных контактов.
В параграфе 2.5. «Исследование этноспецифического концепта
«праздник / 节日» отмечается, что одним из важнейших аксиологических концептов является концепт «праздник / 节日», исследование которого в русском и китайском языках на материале поэзии в лингвистическом и переводческом аспектах было предпринято В. А. Разумовской.
Анализ данного концепта проводился ею с опорой на метод фреймов /
слотов и описательный метод. Нами сделана ставка на функционирование концепта «праздник / 节日» в языковом сознании носителей русского
и китайского языков, и потому основным для нашего исследования стал
свободный ассоциативный эксперимент, подкрепленный методом лексикографического сопоставления репрезентантов анализируемого концепта
в двух языках. Уточнить национальную специфику аксиологического
концепта «праздник» у носителей разных языков позволяет психолингвистический метод, который, как известно, «заключается в предъявлении
испытуемым слов-стимулов, на которые они должны реагировать любой
словесной реакцией, приходящей им в голову. Обработка результатов
свободного ассоциативного эксперимента позволяет интерпретировать
полученные ассоциаты как отражение тех или иных концептуальных
признаков исследуемого концепта» [Попова, Стернин 2001: 115].
Данные свободного ассоциативного эксперимента свидетельствуют о
наличии сходства структуры концепта «праздник» у носителей как русского,
так и китайского языков, в котором основной слой представлен группой «конкретные ассоциаты». Самый тонкий верхний слой как у русских, так и китайских реципиентов – «коннотативные ассоциаты (связанные с эмоциями и
оценкой)». Однако группы «чувственные ассоциаты» и «абстрактные когнитивные ассоциаты» не совпадают: у русских преобладает слой «чувственные
ассоциаты», а у китайских респондентов – слой «абстрактные когнитивные
ассоциаты» (рис. 5, 6). Носители китайского языка в отличие от носителей
русского, следуя традициям сдержанного Лао-Цзы, идущим из глубины веков,
избегают избыточной насыщенности цветом, звуком, вкусовыми ощущениями, чувствами. Три основы китайской традиционной культуры и философии –
Даосизм, Буддизм и Конфуцианство предельно абстрактны. Под воздействием
такой философии способ мышления всех поколений Китая, начиная с самых
18
древних, тоже абстрактный. Именно поэтому у современных жителей Поднебесной преобладают «абстрактные когнитивные ассоциаты».
Рис. 5. Ассоциаты
русских респондентов
Рис. 6. Ассоциаты
китайских респондентов
Результаты экспериментальной части нашего исследования, состоящего из трех основных этапов – социолингвистического, психолингвистического экспериментов и анализа паремий с ключевым словом и
оценкой номинированного им концепта в сочетании с вспомогательными
методами лингвистического моделирования и идеографического комментария иероглифов – в полной мере подтвердили выдвинутую нами гипотезу о том, что аксиологические концепты составляют ядро лингвоментальной картины мира и могут быть выявлены на основе интеграции методов современных направлений лингвистики.
В заключении обобщаются результаты исследования, формулируются основные выводы по проделанной работе и намечаются дальнейшие
перспективы научных изысканий по данной проблематике.
Проведенное исследование показало, что освоение ценностей носителями языка происходит с помощью аксиологических концептов как
составляющих лингвоментальной картины мира народа, в основе которой
выделяют общечеловеческую и этноспецифическую сферы, представленные межнациональными (например, «человек / 人» и «семья /家»), межсоциумными (например, «международные отношения / 国际关系») и этноспецифическими (например, «праздник / 节日») концептами.
19
Основные положения диссертации отражены
в следующих публикациях автора:
Статьи в рецензируемых научных изданиях,
включенных в реестр ВАК МОиН РФ:
1. Фэн Юй. Россия и русские в представлении китайцев [Текст] / Фэн
Юй // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – 2015. –
№ 1 (45). – С. 66-69 (0,3 п.л.).
2. Фэн Юй. Концепт семья / 家 у русских и китайцев сквозь призму
психолингвистики [Текст] / Фэн Юй // Иностранные языки в высшей
школе. – 2016. – № 3 (38). – С. 98-105 (0,7 п.л.).
3. Фэн Юй. Концепт «праздник» в языковой картине мира русских и
китайцев [Текст] / Фэн Юй // Иностранные языки в высшей школе. –
2016. – № 1 (36). – С. 97-104 (0,7 п.л.).
4. Фэн Юй. Языковая оценка России как фактор информационной
войны [Текст] / Г. В. Быкова, Фэн Юй // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2016. – № 2. – С. 57-61 (0,1 п.л. / 0,1 п.л.).
Статьи, опубликованные в других научных изданиях:
5. Фэн Юй. Добрососедские отношения как ценность [Текст] / Фэн
Юй // Материалы 64-й научно-практической конференции преподавателей и
студентов : в 2 ч. – Благовещенск : Изд-во БГПУ, 2014. – С. 247-250 (0,3 п.л.).
6. Фэн Юй. Аксиологическая оценка семьи у русских и китайцев
[Текст] / Фэн Юй // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества : материалы V международной научно-практической конференции
(Благовещенск – Хэйхэ – Харбин, 18-23 мая 2015 г.) / отв. ред. Д. В. Буяров, Д. В. Кузнецов, Н. В. Киреева. – Благовещенск : Изд-во БГПУ,
2015. – Вып. 5. – С. 428-431 (0,3 п.л.).
7. Фэн Юй. Россия и Китай глазами молодёжи [Текст] / Фэн Юй //
Единое образовательное пространство как фактор формирования и воспитания личности : материалы IX Международной студенческой научнопрактической конференции, посвящённой 100-летию РГУ имени
С. А. Есенина, 23-25 апреля 2015 года / научн. ред. И. Ю. Нефедова ; Ряз.
гос. ун-т им. С. А. Есенина. – Рязань, 2015. – С. 373-376 (0,3 п.л.).
8. Фэн Юй. Русские оценивают китайцев [Текст] / Фэн Юй // Молодёжь XXI века: шаг в будущее : программа XVI региональной научнопрактической конференции (14 мая 2015 г., Благовещенск). – Благовещенск : ООО «Буквица», 2015. – С. 158-159 (0,1 п.л.).
9. Фэн Юй. Старшее поколение России и Китая о человеке [Текст] /
Фэн Юй // Материалы 65-й научно-практической конференции преподавателей и студентов: в 2-х ч. – Благовещенск : Изд-во БГПУ, 2015. –
С. 167-170 (0,3 п.л.).
20
10. Фэн Юй. Концепт Родина как ценность у русских и китайцев
[Текст] / Фэн Юй // Этнопсихология: актуальные проблемы современного
мира : материалы региональной межвузовской научно-практической
конференции с международным участием / отв. ред. Е. В. Афонасенко. –
Благовещенск : Изд-во БГПУ, 2015. – С. 175-182 (0,4 п.л.).
11. Фэн Юй. Языковая картина мира и возможности использования
сведений о ней в проектной деятельности младшего школьника [Текст] /
Фэн Юй // Детство, открытое миру : сборник материалов Всероссийской
научно-практической конференции. – Омск : Изд-во ОмГПУ, 2016. –
С. 51-55 (0,3 п.л.).
Статьи, опубликованные в китайских изданиях:
12. 冯宇,曲雅静 试论美国、俄罗斯总统选举词中的先例现象 /
《现代交际》, 2011 年 11 月刊 第 67 页。(Фэн Юй. Исследование прецедента на материалах русских и американских предвыборных президентских докладов [Текст] / Фэн Юй, Цюй Яцзин // Современная коммуникация. – 2011. – С. 67).
13. 曲雅静,冯宇 语言世界图景研究浅析 / 长春工业大学学报
(社会科学版), 2011,第 23 卷,第一期,第 103-106 页。(Фэн Юй.
Исследование языковой картины мира [Текст] / Цюй Яцзин, Фэн Юй //
Вестник Чанчуньского политехнического университета (полоса общественной науки). – 2011. – Т. 23. – № 1. – С. 103-106 (0,1 п.л. / 0,1 п.л.)).
14. 曲雅静,王秋,冯宇 跨文化交际中民族文化定型的习得 / 长春
工业大学学报(社会科学版),2009,第 21 卷,第五期 第 108-111
页 。 (Фэн Юй. Стереотипы национальной культуры в межкультурной
коммуникации [Текст] / Цюй Яцзин, Ван Цю, Фэн Юй // Вестник Чанчуньского политехнического университета (полоса общественной
науки). – 2009. – Т. 21. – № 5. – С. 108-111 (0,1 п.л. / 0,1 п.л. / 0,1 п.л.)).
21
Подписано в печать 17.02.2017 г. Формат 60х841/16.
Бумага для множ. аппаратов. Печать на ризографе.
Гарнитура «Times New Roman».
Усл. печ. л. 1,2. Уч.-изд. л. 1,1.
Тираж 100. Заказ 4789
Оригинал-макет отпечатан в отделе множительной техники
Уральского государственного педагогического университета.
620017 Екатеринбург, пр-т Космонавтов, 26.
E-mail: uspu@uspu.me
22
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа