close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

СИНТЕЗ СТРУКТУРА И МОРФОЛОГИЯ ОРГАНО-МОДИФИЦИРОВАННЫХ КРЕМНЕЗЕМОВ В КАЧЕСТВЕ ЭФФЕКТИВНЫХ АДСОРБЕНТОВ БИЛИРУБИНА И НОСИТЕЛЕЙ ДОКСОРУБИЦИНА И СУЛЬФАСАЛАЗИНА

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ТИМИН Александр Сергеевич
СИНТЕЗ, СТРУКТУРА И МОРФОЛОГИЯ
ОРГАНО-МОДИФИЦИРОВАННЫХ КРЕМНЕЗЕМОВ
В КАЧЕСТВЕ ЭФФЕКТИВНЫХ АДСОРБЕНТОВ
БИЛИРУБИНА И НОСИТЕЛЕЙ
ДОКСОРУБИЦИНА И СУЛЬФАСАЛАЗИНА
02.00.01 – неорганическая химия
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата химических наук
Иваново – 2015
Работа выполнена на кафедре неорганической химии Федерального государственного
бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования
«Ивановский государственный химико-технологический университет» (г. Иваново)
Научный руководитель:
кандидат химических наук, доцент
Румянцев Евгений Владимирович
Официальные оппоненты:
доктор химических наук, профессор
ФГБОУ ВПО «Российский
химико-технологический университет
имени Д.И. Менделеева»,
кафедра коллоидной химии, профессор
Шабанова Надежда Антоновна
доктор химических наук, профессор
ФГБУН Институт общей и
неорганической химии имени
Н.С. Курнакова Российской академии
наук, лаборатория химии наноматериалов,
заведующий лабораторией
Губин Сергей Павлович
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова»
Защита состоится « 22 » октября 2015 года в 10.00 часов на заседании совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой
степени доктора наук Д 002.106.01 при Федеральном государственном бюджетном
учреждении науки Институте химии растворов им. Г.А. Крестова Российской академии наук (ИХР РАН) по адресу 153045, г. Иваново, ул. Академическая, д. 1, тел.
(4932) 336272, факс (4932) 336237, e-mail: dissovet@isc-ras.ru.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте ИХР РАН
http://www.isc-ras.ru по ссылке: http://www.isc-ras.ru/?q=ru/deyatelnost/dissertacionnyysovet/
Автореферат разослан «___» ______________ 2015 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Антина Елена Владимировна
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность работы. Важнейшей областью современной неорганической химии является дизайн и синтез новых неорганических веществ и гибридных материалов на их основе. Одним из перспективных направлений является модификация неорганических матриц и каркасов функциональными группами органических веществ,
включая разнообразные по структурно-функциональной организации биомолекулы. В
этих целях наибольшее распространение получили ультрадисперсные кремнеземы
[1]. Такие материалы уже используются в различных адсорбционных процессах, хроматографии, при построении неорганических каркасов для инкапсулирования и иммобилизации биологических объектов. Известные сегодня методы получения гибридных материалов на основе кремнеземов основаны на использовании двух стратегий:
«снизу вверх» и «сверху вниз». Одним из эффективных методов является золь-гель
технология, позволяющая формировать сочетание нескольких компонентов, которые,
взаимодействуя с растущей неорганической матрицей, формируют структуру нового
материала [2]. Современная наука «видит» будущее в таком симбиозе и в создании
«умных» материалов, совмещающих в себе несколько функций. С точки зрения наук
о жизни к важнейшим из них можно отнести высокую селективность распознавания
биомолекул, что позволяет создавать биосенсоры, наноконтейнеры и др.
Несмотря на достаточно большой имеющийся сегодня массив экспериментальных и теоретических работ в области золь-гель синтеза простых и модифицированных кремнеземов, оригинальные исследования их применения в качестве адсорбентов
билирубина и носителей противораковых препаратов единичны. В этой связи практико-ориентированные исследования в области золь-гель синтеза и исследования органо-модифицированных кремнеземов с включением молекул, имеющих различную
структуру и центры донорно-акцепторного взаимодействия, является актуальной задачей неорганической химии и смежных с ней областей химической науки.
Цель работы – синтез, изучение структурно-морфологических особенностей,
адсорбционных свойств и возможностей использования в качестве носителей противораковых препаратов органо-модифицированных кремнеземов, в том числе с включением функциональных полимеров. Для достижения поставленной цели решались
следующие экспериментальные и теоретические задачи:
1) cинтез кремнеземов, модифицированных октил-, фенил- и уринопропильными
группами;
2) cинтез кремнеземов с включением полигуанидинов, поливинилпирролидона и
бычьего сывороточного альбумина;
3
3) изучение структурных, поверхностных и морфологических особенностей полученных материалов во взаимосвязи с их составом и строением;
4) установление закономерностей адсорбции билирубина из водных растворов
полученными материалами и поиск наиболее эффективных сорбентов;
5) изучение возможностей закрепления доксорубицина и сульфасалазина на поверхности полимер-модифицированных кремнеземов и их последующего pHконтролируемого высвобождения в индивидуальной форме.
Научная новизна. С использованием золь-гель технологии получены новые гибридные материалы на основе неорганической матрицы кремнезема с включением
различных типов полимеров природного и синтетического происхождений: бычьего
сывороточного альбумина, поливинилпирролидона и гуанидинсодержащих полимеров. Установлено, что поверхностные свойства и морфология конечного материала в
значительной степени определяется типом закрепленного («включенного») полимера
или органосилана. Полученные кремнеземы были применены в качестве сорбентов
для адсорбции билирубина – высокотоксичного пигмента и маркера функции печени
из водных растворов. Показано, что иммобилизация биополимеров в неорганическую
матрицу кремнезема приводит к значительному увеличению сорбционной способности по отношению к билирубину в сравнении с индивидуальным кремнеземом. Впервые модифицированные полигуанидинами кремнеземы «core-shell»-структуры использованы в качестве носителей для противораковых препаратов – доксорубицина и
сульфасалазина. Показаны возможности pH-контролируемого высвобождения лекарств с поверхности полимер-модифицированных кремнеземов. Полученные результаты свидетельствуют о перспективности использования синтезированных материалов на основе кремнезема в качестве эффективных сорбентов для эффективной утилизации билирубина, а также в создании новых технологий систем адресной доставки
лекарственных веществ.
Теоретическая и практическая значимость. Разработанные технологии иммобилизации белковых молекул и синтетических полимеров в золь-гель синтезе открывают перспективу создания новых биосовместимых материалов на основе неорганических матриц в качестве перспективных сорбентов и носителей лекарственных препаратов, обладающих высокой связывающей способностью к билирубину, доксорубицину и сульфасалазину. Выявлены закономерности в области влияния используемого модификатора на структурно-морфологические свойства конечного материала,
что вносит несомненный вклад в область современной неорганической химии и материаловедения. Проведенные исследования по адсорбции билирубина из его водных
растворов позволяют рекомендовать используемые подходы для производства новых
высокоэффективных гемосорбентов и их применение в системах очистки плазмы
4
крови. Полученные данные по закреплению доксорубицина и сульфасалазина позволяют развить и дополнить существующие представления о системах доставки лекарственных препаратов. Эти результаты могут найти применение при разработке новых
молекулярных систем (наносистем) адресной доставки лекарственных препаратов.
Методология и методы диссертационного исследования. Для обоснования
выбранной методологии автором использовались научные труды отечественных и зарубежных ученых в области золь-гель технологии, физико-химических свойств наноматериалов на основе ультрадисперсных кремнеземов, адсорбционных свойств гибридных материалов на основе модифицированного кремнезема с включением различных функциональных групп, в том числе биосовместимых полимеров. Методологической основой исследования выступали общенаучные и специальные методы, такие как эксперимент, анализ, синтез, сравнение и математическое моделирование.
Методы исследования выбирались исходя из поставленных задач и включали:
сканирующую (растровую) и трансмиссионную микроскопию, термогравиметрию,
ИК-спектроскопию, элементный анализ, низкотемпературную адсорбцию/десорбцию
азота, электронную спектроскопию поглощения и др.
На защиту выносятся: результаты исследования структуры, поверхности и
морфологии органо-модифицированных кремнеземов; данные о влиянии природы
привитых функциональных групп на морфологию и поверхностные характеристики
полученных материалов; результаты термического и элементного анализа органомодифицированных кремнеземов; результаты по использованию поливинилпироллидона для улучшения удельной связывающей способности материала по отношению к
бычьему сывороточному альбумину; изученные возможности применения полученных гибридных материалов на основе ультрадисперсного кремнезема для адсорбции
билирубина в статическом и динамическом режимах; применение кремнеземов, модифицированных полигуанидинами в медицине и фармакологии для закрепления
доксорубицина и сульфасалазина с последующим pH-контролируемым высвобождением.
Степень достоверности. Достоверность результатов обеспечена использованием комплекса надежных инструментальных методов, реализованных на базе научноисследовательских центров России, Италии и Швейцарии, статистической оценкой
погрешностей измерений и расчетов, воспроизводимостью экспериментальных данных, а также хорошим согласованием отдельных результатов настоящей работы с известными данными отечественных и зарубежных авторов.
Связь темы диссертации с плановыми исследованиями. Работа выполнена в
рамках тематического плана НИР кафедры неорганической химии Ивановского государственного химико-технологического университета. Разделы работы и отдельные
5
ее этапы выполнены при поддержке стипендии Президента РФ для стажировки и
обучения за рубежом (приказ Минобрнауки от 28.05. 2014 № 595), гранта Президента
РФ для молодых российских ученых – кандидатов наук (проект № МК-287.2014.3) и
РФФИ (проект № 12-03-31309).
Вклад автора. Подбор и анализ научной литературы по теме диссертации, экспериментальная часть работы и обработка полученных результатов выполнены лично
автором. Стратегия и тактика исследований, планирование работы на всех ее этапах,
обсуждение полученных результатов, формулирование выводов и написание публикаций выполнены совместно с научным руководителем Румянцевым Е.В.
Апробация работы. Основные результаты работы докладывались и обсуждались на XIX Менделевской съезде по общей и прикладной химии (Волгоград 2011),
Международной Пироговской научной медицинской конференции (Москва 2012), 2-й
и 3-й конференциях стран СНГ «Золь-гель синтез и исследование неорганических соединений, гибридных функциональных материалов и дисперсных систем» (Севастополь 2012, Суздаль 2014), IV Международной конференции Российского химического
общества им. Д.И. Менделеева, посвященной 80-летию со дня рождения П.Д. Саркисова, Международной научной конференции «Современные проблемы химии» (Киев
2013), VIII Международной научной конференции «Кинетика и механизм кристаллизации. Кристаллизация как форма самоорганизации вещества» (Иваново 2014), X
Международной научно-практической конференции «Новые полимерные композиционные материалы» (Нальчик 2014) и др.
Публикации. Основное содержание диссертации опубликовано в 7 статьях в
журналах из перечня ВАК Российской Федерации и тезисах 10 докладов, опубликованных в трудах научных конференций.
Структура диссертации. Диссертационная работа изложена на 140 страницах,
содержит 9 таблиц, 69 рисунок и состоит из введения, обзора литературы, экспериментальной части, результатов и их обсуждения, заключения, включающей основные
итоги работы и перспективы дальнейшего исследования, списка цитируемой литературы (193 источников).
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обоснована актуальность работы, сформулированы цель и основные задачи исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость.
В первой главе приведен обзор литературы, начиная с объяснения основных
принципов формирования ультрадисперсных кремнеземов и гибридных материалов
6
на их основе, а также представлен обзор известных в литературе золь-гель методик
синтеза гибридных материалов для различных практических нужд. Изложен обзор
современного состояния исследований в области темплатного синтеза материалов на
основе пористого кремнезема. Приведены данные об известных в современной литературе методах ковалентной и нековалентной иммобилизации белковых структур на
поверхность модифицированных кремнеземов. Обсуждаются преимущества и недостатки современных методов очистки плазмы крови от токсичных концентраций билирубина, показана актуальность работ в данной области и представлена информация
о потенциальных и уже используемых сорбентах билирубина. В последней части обсуждаются перспективы создания молекулярных систем (наносистем) доставки лекарственных веществ. Представлен основной принцип селективного действия таких
систем и приведены современные примеры материалов, которые используются в качестве носителей лекарственных препаратов. Сделаны выводы, обосновывающие цели и задачи исследований, поставленные в работе.
Вторая глава посвящена описанию методик синтеза и диагностики структуры,
поверхностных характеристик и морфологии органо-модифицированных кремнеземов, а также техники проведения эксперимента адсорбции билирубина из его водных
растворов в динамическом и статическом режимах и методики закрепления доксорубицина и сульфасалазина с их последующим pH-контролируемым высвобождением в
индивидуальной форме. Синтез материалов проводили с использованием золь-гель
метода. Для функционализации кремнезема использовали поливинилпирролидон
(ПВП, Mw = 10 000 г/моль, фирмы «Sigma-Aldrich» США), бычий сывороточный альбумин (БСА, ~ 66 kDa, фирмы «Агат-Мед»), полигуанидины и органосиланы, содержащие октильные, фенильные и уринопропильные группы (рис. 1). Полигуанидины с
ионогенными группами были синтезированы под руководством д.х.н., профессора
С.Ю. Хашировой в Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х.М.
Бербекова [3, 4] и любезно предоставлены ею для проведения золь-гель модификации. Полученные материалы исследовали методом электронной микроскопии (SEM
LEO 1550, Center of MicroNanotechnology, https://cmi.epfl.ch/metrology/LEO1550.php)
для установления морфологических изменений после золь-гель модификации. В случае кремнеземов, модифицированных полигуанидинами, для подтверждения образования «core-shell»-структур использовали метод сканирующей (растровой) электронной микроскопии. Качественный анализ модификации кремнеземов был оценен из
ИК-спектров по соответствующим характеристическим частотам тех или иных химических групп.
7
CH3
CH3
H3C
H3C
O
Si
O
O
O
O
CH3
O
Si
O
H 3C
O
CH3
Si O
O
CH3
H 3C
CH3
H3C
Тетраэтоксисилан (ТЭОС)
Фенилтриэтоксисилан (ФТЭОС)
Октилтриэтоксисилан (ОТЭОС)
CH3
O
H3C O
O
Si
O
O
NH2
N
O
N
n
O
N
O
N
CH3
H2N
O
NH2
NH2
n
Уринопропилтриметоксисилан (УПТМС)
Полиакрилатгуанидин (ПАГ)
Поливинилпирролидон (ПВП)
COO-
n
H2C
O
H3C
COO-
H3C
CH3 H3C
O
S
N
H O
H2C
N N
HN
O
H 2N
NH2 CI
N
H
N
H
N
O
OH
HO
Полиметакрилоилгуанидин
гидрохлорид (ПМГГХ)
O
N
H
Билирубин
O
Сульфасалазин
OH
OH
OH
OH
OCH3 O
OH
O
HCl
O
H3C
NH2
OH
Бычий сывороточный альбумин
Доксорубицин
Рис. 1. Кремнийсодержащие прекурсоры, полимеры и органические молекулы, использованные в работе
Количество привитых полимеров в матрице кремнезема после золь-гель синтеза и
стадии промывки оценивали при помощи термогравиметрии и элементного анализа.
Количество адсорбируемого билирубина на полученных материалах определяли
спектрофотометрически по разнице концентрации пигмента до добавления сорбента
и после установления адсорбционного равновесия. Во всех случаях использовали
фосфатные буферные растворы с pH 7.4. Степень закрепления и pH-контролируемое
высвобождение в раствор доксорубицина и сульфасалазина на «core-shell»-частицах
модифицированных полигуанидинами кремнеземов контролировали спектрофотометрически по изменению оптической плотности на длине волны поглощения данных
веществ.
8
OH
OC2H5
Si
H5C2O
OC2H5
OC2H5
+ 4H2O
Si
HO
OH
R
Si
H5C2O
OH + 4C2H5OH
R
OC2H5 + 3H2O
OC2H5
Si
HO
OH + 3C2H5OH
OH
R
OH
HO
Si
R
OH + HO
OH
4
O
Si
HO
Si
R
O
Si
O
O
R
OH
OH
O
4
O
Si
R
Si
O
OH Si
Si O
O
O Si
O
Si O
OH
R1 =
(CH2)7CH3
R3 =
R2 =
(CH2)3 N
OH
O
C
NH2
H
Октильный фрагмент
Фенильный фрагмент
Уринопропильный фрагмент
Рис. 2. Схема золь-гель синтеза органо-модифицированных кремнеземов с использованием
органосиланов, содержащих октильные, фенильные и уринопропильные группы
В третьей главе изложены основные результаты проведенных экспериментальных исследований и их обсуждения. Раздел 3.1 посвящен исследованию влияния
природы привитой функциональной группы используемых органосиланов (рис. 2) на
структурно-морфологические и поверхностные характеристики модифицированных
кремнеземов. Установлено, что модификация кремнеземов повлияла, прежде всего, на
поверхностные характеристики материалов. Изотерма адсорбции (рис. 3) для немодифицированного кремнезема соответствует типу I, что характерно для микропористых образцов с небольшой внешней поверхностью. Для органо-модифицированных
образцов наблюдается ярко выраженная петля адсорбционного гистерезиса. Форма
петли для октил- и уринопропил-модифицированных кремнеземов указывает на образование межчастичных пор в результате взаимодействий между наноколлоидными
частицами кремнезема. В случае фенил-модифицированного кремнезема петля гистерезиса соответствует типу H2, т. е. образуется сеть неструктурированных пор, при
этом их форма четко не определяется. Как отмечено в работе [5], такой тип петли ха9
рактерен для пористых материалов, полученных по золь-гель технологии. Существенные изменения в морфологии полученных органо-модифицированных кремнеземов выявлены с использованием растровой просвечивающей микроскопии. Доказано, что во всех случаях природа используемого органосилана определяет морфологию
конечного материала: от образования универсальных сферических частиц (уринопропил- и октил-модифицированные кремнеземы) до формирования аморфных блоков
(фенил-модифицированные кремнеземы) (рис. 4). Также показано, что увеличение
концентрации органосилана в исходной реакционной смеси вызывает укрупнение частиц.
0.06
0.02
0.01
0.00
0
50
10
20
30
40
Размер пор (нм)
50
400
300
1.0
adsorption
desorption
0.8
400
0.6
300
0.4
0.2
10
0
40
20
50
Размер пор (нм)
0.2
0.4
0.6
0.8
1.0
0.0
p/po
100
0.00
0
p/po
0.6
0.8
1.0
0.15
0.10
0.05
0.00
0
50
10
20
30
40
50
Размер частиц (нм)
0
0.0
0.2
0.4
0.6
0.8
1.0
200
60 70
20 30 40 50
Размер пор (нм)
0.08
0.04
200
0.00
10
20
30
40
50
Размер пор (нм)
150
0
0.6
p/po
0.8
1.0
0.04
adsorption
desorption
0.03
0.02
0.00
0
0.4
1.0
0.01
50
0.2
0.8
100
50
p/po
0.6
Образец:
USiNP-3
[ТЭОС]:[УПТМОС]=2:1
0.05
250
adsorption
desorption
0.06
0.0
0.4
0.06
Образец:
PhSiNP-3
[ТЭОС]:[ФТЭОС]=2:1
0.10
100
0.2
p/po
0.02
150
10
0.0
dV/dD(cc/nm/g)
250
adsorption
desorption
0.20
V (cm3(STP)/g)
150
0.25
dV/dD(cc/nm/g)
V (cm3(STP)/g)
200
0.4
0.12
dV/dD(cc/nm/g)
300
250
0.2
V (cm3(STP)/g)
Образец:
OctSiNP-3
[ТЭОС]:[ОТЭОС]=2:1
0.30
0.06
0.02
0.14
350
adsorption
desorption
0.08
0
0
0.0
0.10
100
100
0
0.12
0.04
200
0.0
200
0.14
3
500
500
V (cm (STP)/g)
adsorption
desorption
0.03
dV/dD(cc/nm/g)
100
0.04
3
150
dV/dD(cc/nm/g)
V (cm3(STP)/g)
200
1.2
Образец:
USiNP-1
[ТЕОС]:[УПТМОС]=4:1
0.16
Образец:
PhSiNP-1
[ТЭОС]:[ФТЭОС]=4:1
1.4
600
0.18
600
1.6
Образец:
OctSiNP-1
[ТЭОС]:[ОТЭОС]=4:1
0.05
V (cm (STP)/g)
250
Уринопропилмодифицированные
Кремнеземы
Фенил-модифицированные
кремнеземы
dV/dD(cc/nm/g)
Октил-модифицированные
кремнеземы
0
10
20
30
40 50
Размер пор (нм)
0.0
0.2
0.4
p/po
0.6
0.8
1.0
Рис. 3. Изотермы адсорбции-десорбции азота, полученных для органо-модифицированных
кремнеземов
В разделе 3.2 представлены данные по исследованию структуры и морфологии
кремнеземов, модифицированных полигуанидинами и ПВП с последующей иммобилизацией БСА. Было подтверждено, что модификация неорганической матрицы ПВП
значительно повышает степень закрепления молекул белка по сравнению с немодифицированным кремнеземом. Несвязанные электронные пары в карбонильных группах ПВП как слабые основания Льюиса обеспечивают эффективное взаимодействие с
кислотными группами белка только при определенном значении pH. В данном случае
максимальная адсорбция альбумина наблюдается при pH 5.1 вблизи его изоэлектри10
Уринопропил-модифицированный
кремнезем
([ТЭОС]:[УПТМОС] = 4:1)
ческой точки. В процессе исследования вымывания БСА было установлено, что степень десорбции альбумина в случае немодифицированного кремнезема выше (54 %),
чем для кремнеземов, модифицированных
ПВП (от 25 до 19 %).
Связывающие свойства поверхности
немодифицированного кремнезема недоста-
Фенил-модифицированный
кремнезем
([ТЭОС]:[ФТЭОС] = 4:1)
точны для обеспечения прочного закрепления молекул белка по сравнению с кремнеземами, модифицированными ПВП, что
также подтверждает высокое сродство (способность к образованию межмолекулярных
контактов) полимера с молекулами альбу-
Октил-модифицированный кремнезем
([ТЭОС]:[ОТЭОС] = 4:1)
мина. По результатам термогравиметрии и
элементного анализа установлено, что с использованием золь-гель метода удалось иммобилизовать от 5 до 17 % ПВП от первоначальной массы образца. Результаты электронной микроскопии модифицированных
полигуанидинами кремнеземов в сравнении
с немодифицированными аналогами указы-
вают на существенное изменение в морфологии полученных частиц после золь-гель
модификации полигуанидинами (рис. 5). Все
кремнеземы характеризуются сферической
формой. Размер получаемых наночастиц чиРис. 4. Микрофотографии органостого кремнезема колеблется в широком
модифицированных кремнеземов по результам сканирующей электронной мик- диапазоне от 200 до 400 нм, тогда как модифицированные полигуанидинами частицы
роскопии
имеют размеры от 300 до 350 нм. Таким образом, использование полигуанидинов в качестве модификаторов приводит к образованию наночастиц «core-shell»-структуры, представляющих собой ядро кремнезема с
рифленой оболочкой полимера. Результаты термического анализа полученных материалов позволили установить массовое содержание иммобилизированных полимеров
(количество вводимых полимеров составляет от 17 до 33 %). Эти данные также согласуются с результатами элементного анализа.
11
В разделе 3.3 представлены результаты исследования адсорбции билирубина из
его водных растворов в присутствии различных типов органо-модифицированных
кремнеземов.
При исследовании
адсорбции билирубина на
кремнеземах с привитыми
Немодифицированный
кремнезем
Кремнезем,
модифицированный ПАГ
октильными, фенильными
и
уринопропильными
фрагментами установлено,
что с повышением количества привитых функциональных групп адсорбционная способность возрастает, но при этом время ад-
Кремнезем, модифицированный ПМГГХ
сорбции тоже увеличивается (рис. 6). Если для немодифицированного
кремнезема оптимальное
время адсорбции для достижения равновесного со- РРис. 5. Микрофотографии немодифицированного кремнезема
стояния составляет около и и модифицированных полигуанидинами аналогов
60 мин, то в случае октил- (OctSiNP-3) и фенил- (PhSiNP-3) модифицированных
кремнеземов соответственно – 90 мин. Максимальное время адсорбции (~ 120 мин)
наблюдается в случае уринопропил-модифицированного кремнезема (USiNP-3). Для
гемосорбции плазмы пациентов с обостренным гепатитом важно, чтобы процесс гемосорбции протекал быстро (от 1 до 2 ч). Адсорбция билирубина определяется величиной удельной поверхности и природой привитых функциональных групп. Октильные и фенильные группы обеспечивают усиление гидрофобных взаимодействий с
молекулами билирубина, тогда как протонированные аминогруппы уринопропилмодифицированного кремнезема связывают билирубин электростатически. При исследовании адсорбции билирубина в присутствии кремнеземов, модифицированных
ПВП и БСА, наблюдается похожая ситуация, как и в случае органомодифицированных кремнеземов: в самом начале адсорбции резко возрастает, затем
достигает насыщения.
Из полученных кинетических кривых следует, что с повышением количества
иммобилизованного БСА требуется больше времени для достижения равновесного
состояния: для немодифицированного кремнезема время достижения равновесного
12
Заначение адсорбции билирубина (мг/г)
Значение адсорбции билирубина (мг/г)
состояния составляет ~ 30 мин., тогда как для кремнезема с включенными ПВП и
БСА это время значительно больше (~ 140 – 150 мин).
USiNP-3
2.0
1.5
PhSiNP-3
OctSiNP-3
1.0
0.5
SiNP
0.0
0
20
40
60
80
100 120
Время адсорбции (мин)
140
160
2.0
1.8
1.6
1.4
1.2
1.0
0.8
0.6
0.4
0.2
0.0
USiNP-3
PhSiNP-3
OctSiNP-3
SiNP
Рис. 6. Кинетические кривые адсорбции билирубина на немодифицированном и органомодифицированных кремнеземах (слева) и сравнительная гистограмма адсорбционной способности каждого типа сорбента (справа): SiNP – немодифицированный кремнезем; OctSiNP3 – октил-модифицированный кремнезем ([ТЭОС]:[ОТЭОС] = 2:1); PhSiNP-3 – фенилмодифицированный кремнезем ([ТЭОС]:[ОТЭОС] = 2:1); USiNP-3 – уринопропилмодифицированный кремнезем ([ТЭОС]:[ОТЭОС] = 2:1)
Очевидно, что с повышением количества связанного БСА возрастает время
взаимодействия с молекулами билирубина, так как на поверхности адсорбента появляется больше реакционных центров для связывания тетрапиррольного пигмента, что
требует значительно больше времени достижения адсорбционного равновесия. Иммобилизация БСА в матрицу модифицированного кременезема приводит к значительному возрастанию адсорбционной способности (рис. 7). БСА является транспортным белком и способен образовывать с билирубином прочный межмолекулярный комплекс [6]. Связывание между молекулами БСА и билирубином осуществляется в основном за счет Ван-дер-Ваальсовых и электростатических взаимодействий, что
безусловно значительно усиливает адсорбцию.
Результаты адсорбции билирубина кремнеземом, модифицированном ПВП и
БСА свидетельствуют, что влияние ПВП на адсорбционную способность к билирубину не столь велико по сравнению с БСА. Для достижения такой же адсорбционной
способности требуется гораздо большее количество ПВП, чем в случае БСА. Взаимодействие ПВП с молекулами билирубина может осуществляться посредством водородных связей. Полученные экспериментальные изотермы адсорбции были обработаны в рамках моделей Ленгмюра и Фрейндлиха. Из полученных значений средних
квадратичных отклонений следует, что модель Ленгмюра лучше всего подходит для
формального описания экспериментальных изотерм адсорбции.
13
Si-PVP-4 с 53 мг/г БСА
2.5
Si-PVP-3 с 43 мг/г БСА
2.0
Si-PVP-2 с 35 мг/г БСА
1.5
Si-PVP-1 с 28 мг/г БСА
Значение адсорбции билирубина (мг/г)
Значение адсорбции билирубина (мг/г)
3.0
1.0
SiNP с 14 мг/г БСА
0.5
SiNP
0.0
0
20
40
60
80
100 120 140 160
Время адсорбции (мин)
3.0
Si-PVP-4 с 53 мг/г БСА
2.5
Si-PVP-3 с 43 мг/г БСА
2.0
Si-PVP-2 с 35 мг/г БСА
1.5
Si-PVP-1 с 28 мг/г БСА
Ленгмюр
Фрейндлих
SiNP c14 мг/г БСА
1.0
0.5
SiNP
0.0
0
1
2
3
4
5
6
7
8
Ce (мг/мл)
Рис. 7. Изотермы адсорбции билирубина, полученные в динамическом и статическом режимах в присутствии немодифицированного и ПВП-модифицированных кремнеземов с включением БСА: SiNP – немодифицированный кремнезем; Si-PVP-1 – кремнезем, модифицированный ПВП (содержание полимера ~ 5.3 %); Si-PVP-2 – кремнезем, модифицированный ПВП
(содержание полимера ~ 7.1 %); Si-PVP-3 – кремнезем, модифицированный ПВП (содержание
полимера ~ 11.4 %); Si-PVP-4 – кремнезем, модифицированный ПВП (содержание полимера ~
17.1 %)
При исследовании адсорбции билирубина на поверхности наночастиц кремнезема, модифицированных ПМГГХ и ПАГ, установлено, что адсорбционная способность в бόльшей степени определяется природой функциональных групп в полимерной цепи используемых ПМГГХ и ПАГ. Установлено, что для достижения адсорбционного равновесия ПМГГХ модифицированному кремнезему (SiNP@PMCGH-3) требуется большое количество времени ~ 4 ч, тогда как ПАГ-модифицированный
кремнезем (SiNP@PAG-3) быстро, как и немодифицированный аналог достигает равновесного состояния (рис. 8).
Результаты исследования влияния количества вводимых полимеров на адсорбцию билирубина свидетельствуют о том, что модификация поверхности кремнезема
ПАГ полимером приводит к незначительному увеличению сорбционной способности
(от 0.26 до 0.9 мг/г), тогда как в случае модификации ПМГГХ адсорбционная способность значительно возрастает (до 32 мг/г). Учитывая, что ПАГ является производным
полиакриловой кислоты, диссоциирующей с образованием карбоксилат-анионов,
электростатическое отталкивание будет возникать между частицами кремнезема, модифицированного ПАГ и анионами билирубина. Только Ван-дер-Ваальсовые и водородные связи могут влиять на незначительное повышение адсорбционной способности. Структура полимера ПМГГХ содержит гуанидиновые фрагменты, диссоциирующие в водном растворе с образованием катиона гуанидиния, взаимодействуя с карбоксилат-анионами природного тетрапиррола. Таким образом, адсорбционная способность должна резко возрастать для ПМГГХ-модифицированных сорбентов, что
мы и наблюдали экспериментально.
14
30
25
SiNP
SiNP@PAG-3
SiNP@PMCGH-3
20
15
10
5
0
0.0
0.5
1.0
1.5
2.0
2.5
3.0
3.5
4.0
Экспериментальные точки для SiNP@PMCGH-3
Лэнгмюр
Фрейндлих
35
30
25
35
Адсорбция билирубина (мг/г)
Значение адсорбции билирубина (мг/г)
Значение адсорбции билирубина (мг/г)
35
20
15
10
5
0
4.5
25
ПМГГХ
20
15
10
5
0
14 16 18 20 22 24 26 28 30 32 34
Содержание полимера (wt% )
0
Время адсорбции (ч)
30
10
20
30
40
50
C e (мг/л)
Рис. 8. Изотермы адсорбции билирубина, полученные в динамическом и статическом режимах в присутствии кремнеземов, модифицированных полигуанидинами: SiNP – немодифицированный кремнезем; SiNP@PAG-3 – ПАГ-модифицированный кремнезем ( количество
привитого полимера ~ 33 %); SiNP@PMCGH-3 – ПМГГХ-модифицированный кремнезем
(количество привитого полимера ~ 34 %)
Сравнительный анализ адсорбционной способности полученных модифицированных кремнеземов с имеющимися аналогами (рис. 9) показывает конкурентоспособность синтезируемых материалов. Наибольшую эффективность проявляет
ПМГГХ-модифицированный кремнезем.
40
30
50
Полиакриламидные гранулы
Макросетчатые сорбенты
Полиэтилен-винил
Полиамидные сорбенты
Пористые мембраны
Поли(гидроксиэтил-метакрилат)
Пористые пленки на основе оксида титана
Адсорбционная способность (мг/г)
Адсорбционная способность (мг/г)
50
20
10
0
40
Фенил-модифицированные кремнеземы
Октил-модифицированные кремнеземы
Уринопропил-модифицированные кремнеземы
Кремнезем, модифицированный ПВП и БСА
Кремнезем, модифицированный ПАГ
Кремнезем, модифицированный ПМГГХ
30
20
10
0
Рис. 9. Сравнительные гистограммы адсорбционной способности по отношению к билирубину синтезированных в работе материалов и аналогов, для которых приведены данные в
литературе
Последний раздел 3.4 третьей главы посвящен возможности использования
кремнеземов, модифицированных полигуанидинами (наночастицы «core-shell»структуры) в качестве носителей гидрофобных противораковых препаратов – доксорубицина и сульфасалазина. Модификация кремнеземов гуанидинсодержащими полимерами приводит к увеличению степени закрепления препаратов. В случае доксорубицина эффективность связывания возрастает с ростом pH, тогда как максимальная
степень закрепления сульфасалазина достигается в кислой области (pH 3 – 4). Эффек15
тивность закрепления доксорубицина на поверхности немодифицированного кремнезема составляет 38 % (31.5 ± 1.5 мкмоль/г) при pH 7.4 (рис. 10). В случае кремнезема,
модифицированного ПАГ, эффективность закрепления возрастает до 92 % (79.1 ± 2.5
мкмоль/г). Сравнение полученных значений с имеющимися литературными данными
[7, 8] показывает, что адсорбционная способность кремнезема, модифицированного
ПАГ, весьма высокая. Максимальная степень закрепления сульфасалазина для
кремнезема, модифицированного ПМГГХ, составляет 44.5 мкмоль/г при pH 3.
Основная причина различной адсорбционной способности полимермодифицированных кремнеземов по отношению к сульфасалазину и доксорубицину
связана с особенностями электростатических взаимодействий органических молекул
с поверхностью модифицированного кремнезема. Доксорубицин ( pKa = 8.2) при pH <
8 находится в протонированной форме (–NH3+) и эффективно взаимодействует с анионными частицами. В случае кремнезема, модифицированного ПАГ, на поверхности
модифицированного кремнезема располагается множество карбоксильных групп
100
SiNP@PAG-3
90
70
80
60
70
50
60
50
40
SiNP@PMCGH-3
SiNP
SiNP@PAG-3
30
20
40
30
20
10
10
0
0
3
4
5
pH
6
7
8
Адсорбция Сульфасалазина (мкмоль/г)
Доксорубицин SiNP
Сульфасалазин
50
SiNP
70
SiNP@PMCGH-3
60
40
50
30
40
20
SiNP@PMCGH-3 30
SiNP
SiNP@PAG-3
20
10
10
0
0
3
4
5
pH
6
7
8
Эффективность инкапсулирования (%)
80
Эффективность инкапсулирования (%)
Адсорбция Доксорубицина (мкмоль/г)
(COOH) ПАГ, при диссоциации которых образуются карбоксилат-анионы, и поверхность наночастицы становится отрицательно заряженной. В другом случае, сульфасалазин (pKa = 2.4) находится в анионной форме при pH > 2.5, поэтому может взаимодействовать только с катионами, что и объясняет значительное увеличение адсорбции
в случае кремнезема, модифицированного ПМГГХ, имеющей в своей полимерной цепи катионы гуанидиния.
Рис. 10. Влияние pH среды на степень закрепления доксорубицина (слева) и сульфасалазина
(справа) присутствии кремнеземов, модифицированных полигуанидинами: SiNP – немодифицированный кремнезем; SiNP@PAG-3 – ПАГ-модифицированный кремнезем ( количество
привитого полимера ~ 33 %); SiNP@PMCGH-3 – ПМГГХ-модифицированный кремнезем
(количество привитого полимера ~ 34 %)
Из кинетических кривых pH-высвобождения исследуемых соединений (рис. 11)
следует, что в случае доксорубицина максимальное высвобождение лекарства наблю16
дается в кислой области, тогда как в случае сульфасалазина – наоборот, в щелочной.
Таким образом, в работе демонстрируется принципиальная возможность использования полигуанидинов для модификации кремнезема с целью дальнейшего закрепления
противораковых препаратов с рН-контролем последующего высвобождения. В настоящее время полученные формы доксорубицина исследуются на клинической базе
Научно-исследовательского центра Ивановской государственной медицинской ака-
100
Степень высвобождения сульфасалазина (%)
Степень высвобождения доксорубицина (%)
демии.
линия - pH 5
пунктир - pH 7.4
80
60
SiNP@PMCGH-3
SiNP@PAG-3
SiNP
40
20
0
0
5
10
Время (ч)
15
20
100
линия - pH 3
пунктир - pH 7.4
80
60
40
SiNP@PMCGH-3
20
0
0
5
10
Время (ч)
15
20
Рис. 11. Кинетические кривые pH-высвобождения для доксорубицина (слева) и сульфасалазина (справа) в присутствии кремнеземов, модифицированных полигуанидинами: SiNP – немодифицированный кремнезем; SiNP@PAG-3 – ПАГ-модифицированный кремнезем (количество привитого полимера ~ 33 %); SiNP@PMCGH-3 – ПМГГХ-модифицированный
кремнезем (количество привитого полимера ~ 34 %)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Основываясь на полученные результаты исследования, можно подвести следующие итоги:
С использованием золь-гель технологии синтезированы и охарактеризованы модифицированные кремнеземы с привитыми октильными, фенильными,
уринопропильными группами, а также содержащие полигуанидины, поливинилпирролидон и бычий сывороточный альбумин. На основе данных структурно-морфологических исследований полученных материалов установлено, что:
 модификация силикатной матрицы во всех исследуемых случаях приводит к
увеличению удельной поверхности и формированию пористой структуры материала;
 увеличение содержания модифицирующих групп повышает распределение
частиц по размерам и незначительно снижает удельную поверхность, что связано с их
агломерацией;
17
 природа модифицирующей группы оказывает существенное влияние на морфологию получаемых материалов: от сферических универсальных частиц (уринопрольные, октильные группы) до аморфных блочных систем (фенильные группы);
 иммобилизация полигуанидинов в процессе золь-гель синтеза в неорганическую матрицу приводит к формированию наночастиц «core-shell» (300 – 350 нм) с
ионогенными группами на периферии частицы;
 предварительная иммобилизация поливинилпирролидона в силикатную матрицу позволяет значительно (более, чем в 2.5 раза) повысить ее удельную связывающую способность по отношению к бычьему сывороточному альбумину для увеличения эффективности последующей адсорбции билирубина.
Исследование адсорбции билирубина из водных растворов при pH 7.4 в
присутствии полученных материалов показывает, что:
 введение модифицирующих групп в кремнеземную матрицу приводит к увеличению адсорбции билирубина с одновременным эффектом кинетического торможения адсорбции вследствие различий в активных центрах немодифицированного и
модифицированного сорбентов;
 наибольшая адсорбция билирубина достигается при использовании модифицированных полигуанидинами кремнеземов, эффективность которых выше известных
аналогов, что вызвано морфологическими особенностями («core-shell»-наночастицы)
и кооперативным эффектом электростатических взаимодействий поликатиона гуанидиния и анионов билирубина.
Изучение взаимодействия доксорубицина и сульфасалазина с поверхностью
«core-shell»-наночастиц, модифицированных полигуанидинами кремнеземов
позволило установить принципиальную возможность и высокую эффективность
закрепления противораковых препаратов и их последующего рНконтролируемого высвобождения в раствор. Полученные результаты позволяют
рассматривать исследуемые частицы как перспективные адресные системы доставки лекарственных веществ к клеткам-мишеням.
Таким образом, в данной работе удалось получить органо-модифицированные
кремнеземы различных типов, структуры и морфологии. Как показано в работе, такие
материалы могут использоваться в адсорбционных процессах для эффективного связывания билирубина и закрепления лекарств с функцией последующего их pHконтролируемого высвобождения в индивидуальном виде. Полученные результаты по
адсорбции билирубина и закреплению доксорубицина и сульфасалазина на наночастицах
«core-shell»-структуры
демонстрируют
перспективность
органонеорганических гибридных материалов на основе ультрадисперсного кремнезема для
18
улучшения способов гемосорбции и создания новых систем адресной доставки противораковых препаратов.
Список работ, опубликованных по теме диссертации:
Публикации в ведущих рецензируемых журналах:
1. Timin, A.S. Application of guanidine-containing polymers for preparation of pH responsive silica-based particles for drug delivery systems/ A.S.Timin, E.V. Balantseva,
S.Yu. Khashirova, E.V. Rumyantsev // Colloids and Surfaces A. – 2015. – V. 477. – P.
26 – 34.
2. Timin, A.S. Synthesis and application of silica hybrids grafted with new guanidine containing polymers as highly effective adsorbents for bilirubin removal/ A.S. Timin, S.Yu.
Khashirova, A. Zhansitov, E.V. Rumyantsev //Journal of Colloid and Polymer Science –
2015. – V. 293. – P. 1667 – 1674.
3. Timin, A.S. Preparation and characterization of organo-functionalized silicas for bilirubin removal/ A.S. Timin, E.V. Rumyantsev, A.V. Solomonov, I.I. Musabirov, S.N. Sergeev, S.P. Ivanov, Gloria Berlier, E.V. Balantseva // Colloids and Surfaces A. – 2015. –
V. 464. – P. 65 – 77.
4. Timin, A.S. Characterization and evaluation of silica particles coated by PVP and albumin for effective bilirubin removal/ A.S. Timin, A.V. Solomonov, I.I. Musabirov, S.N.
Sergeev, S.P. Ivanov, E.V. Rumyantsev //Journal of Sol-Gel Science and Technology. –
2014. – V. 74. – P. 187 – 198.
5. Timin, A.S. Immobilization of bovine serum albumin onto porous PVP modified silicas/
A.S. Timin, A.V. Solomonov, I.I. Musabirov, S.N. Sergeev, S.P. Ivanov, E.V.
Rumyantsev, A.A. Goncharenko //Journal of Industrial and Engineering Chemistry Research. – 2014. – V. 53. – P. 13699–13710.
6. Timin, A.S. Preparation and surface properties of mesoporous silica particles modified
with poly(N-vinyl-2-pyrrolidone) as a potential adsorbent for bilirubin removal/ A.S.
Timin, E.V. Rumyantsev, S.N. Lanin, S.A. Rychkova, S.S. Guseynov, A.V. Solomonov,
E.V. Antina // Journal of Materials Chemistry and Physics. –2014. – V. 147. – P. 673 –
683.
7. Тимин, А.С. Сорбенты билирубина на основе мезопористого кремнезема, модифицированного аминогруппами и альбумином/ А.С. Тимин, Е.В. Румянцев // Известия высших учебных заведений: Химия и химическая технология. – 2014. –
Т. 57. – C. 87 – 91.
19
Другие публикации:
8. Timin, A.S. Regulatory action of bile pigments in terms of the native and modified RNA
bases interaction with drug carrier protein/ A. V. Solomonov, A. S. Timin, E. V.
Rumyantsev, M. K. Serebryakova, S. P. Ivanov, B. A. Kochergin// FEBS journal. –
2014. – V. 281. – P. 673.
9. Тимин, А.С. Синтез мезопористых материалов на основе силикагеля с привитыми
функциональными группами для адсорбции билирубина/ А.С. Тимин, Е.В. Румянцев/ Золь-гель синтез и исследование неорганических соединений, гибридных
функциональных материалов и дисперсных систем: Третья международная конференция стран СНГ: тез.докл. – Суздаль, 2014. – C. 95.
10. Тимин, А.С. Золь-гель синтез силикагеля с включением наночастиц серебра с использованием поли-4-винилпирролидона/ А.A. Гончаренко, А.С. Тимин, Е.В. Румянцев /X Международная научно-практическая конференция «Новые полимерные композиционные материалы»: тез. докл. – Нальчик, 2014. – С. 87.
11. Тимин, А.С. Золь-гель синтез функциональных материалов основе фенил и октил
модифицированных силикагелей/ А.С. Тимин, Е.В. Румянцев // VIII Международная научная конференция «Кинетика и Механизм Кристаллизации. Кристаллизация как форма самоорганизации вещества»: тез. докл. – Иваново, 2014. – С. 119.
12. Тимин, А.С. Методические подходы к проведению исследований антимикробной
активности композиционных материалов/ А.Д. Клемина, А.А. Гончаренко, А.С.
Чуловская, А.С.Тимин // Международная научная конференция студентов и молодых ученых с международным участием «Медико-Биологические, Клинические и
Социальные Вопросы Здоровья и Патологии Человека»: тез. докл. – Иваново,
2014. – С. 272.
13. Тимин, А.С. Золь-гель синтез амино- и тиол-модифицированных материалов на
основе SiO2 с включением природных и синтетических полимеров/ А.С. Тимин,
Е.В. Румянцев // Четырнадцатая Международная научная конференция студентов
и аспирантов «Современные проблемы химии» : тез. докл. – Киев, 2013. – С. 56.
14. Тимин, А.С. Органо-модифицированные материалы на основе оксида кремния.
Получение и адсорбционная способность/ А.С. Тимин, Е.В. Румянцев // Золь-гель
синтез и исследование неорганических соединений, гибридных функциональных
материалов и дисперсных систем: Вторая конференция стран СНГ: тез. докл. – Севастополь, 2012. – С. 172.
15. Тимин, А.С. Золь-гель синтез мезопористых материалов с включением полимеров
природного и синтетического происхождения и способ модификации SiO2 аминопропилтриметоксисиланом/ А.С. Тимин, Е.В. Румянцев // Химичекая технология и
20
биотехнология новых материалов и продуктов. IV Международная конференция
Российского химического общества имени Д.И. Менделеева, посвященная 80летию со дня рождения П.Д. Саркисова: тез. докл. – Москва, 2012. – С. 245.
16. Тимин, А.С. Создание и исследование биоцидного действия гибридных материалов на основе мезопористого диоксида кремния и наноразмерного серебра/ А.С.
Тимин, К.А. Шахова, Е.В. Гарасько, Е.В. Румянцев // Золь-гель синтез и исследование неорганических соединений, гибридных функциональных материалов и
дисперсных систем: Вторая конференция стран СНГ: тез. докл. – Севастополь,
2012. – С. 185.
17. Timin A.S. High efficient adsorbents for toxins removing using hybrid materials based
on «organic-inorganic» and «organic-organic» systems/ A.S. Timin, E.V. Rumyantsev//
XIX Менделеевский съезд по общей и прикладной химии: тез. докл. – Волгоград,
2011. – С. 609.
Цитируемая литература:
1. Hoffmann F. Silica-based mesoporous organic-inorganic hybrid materials / F. Hoffmann, M. Cornelius, J. Morell, M. Fröba //Angew. Chem. Int. Ed. Engl. – 2006. – V.
45. No 20. – P. 3216–3251.
2. Шабанова Н.А. Основы золь-гель технологии нанодисперсного кремнезема/ Н.А.
Шабанова, П. Д. Саркисов; М.: Академкнига, 2004. –208 С.
3. Хаширова, С.Ю. Синтез новых мономеров на основе диаллилгуанидина и их способность к радикальной полимеризации/ С.Ю. Хаширова, Н.А. Сивов, Н.И. Попо-
4.
5.
6.
7.
ва, Е.Ю. Кабанов, А.И. Мартыненко, Д.А. Топчиев// Известия вузов. Сев. – Кавк.
Регион. Сер. Естеств. Науки. – 2002. - № 3. – С. 82 – 85.
Zaikov, G.E. Synthesis and potential radical copolymerization of new monomers based
on diallylguanidine/ G.E. Zaikov, Yu.A. Malkanduev, S.Yu. Khashirova, A.M. Esmurziev, A.I. Martynenko, L.I. Sivova, N.A. Sivov // J. Appl. Pol. Sci. – 2004. – V. 91. –
P. 439–444.
Naumov, S. Hysteresis Phenomena in Mesoporous Materials, 2009. University of Leipzig. – 95 p.
Антина, Е.В. Химия билирубина и его аналогов / Е.В. Антина, Е.В. Румянцев; М.:
Красанд, 2009. – 352 С.
Tanga, H. Facile synthesis of pH sensitive polymer-coated mesoporous silica nanoparticles and their application in drug delivery/ H. Tanga, J. Guoa, Y. Sunb, B. Changa, R.
Qingguang, W. Yanga // Int. J. Pharm. 2011. – V. 421. – P. 388–396.
21
8. Dadsetan, M. Controlled release of doxorubicin from pH-responsive microgels/ M. Dadsetan, K.E. Taylor, C. Yong, Z. Bajzer, L. Lu, M. J. Yaszemski//Acta Biomater. –
2013. – V. 9. – P. 5438–5446.
Автор выражает свою искреннюю благодарность
научному руководителю Евгению Владимировичу Румянцеву
за его неоценимую помощь при подготовке диссертации,
ценные консультации и советы, а также всему коллективу кафедры
неорганической химии за всестороннюю поддержку.
Автор считает необходимым выразить признательность
Баланцевой Е.В., Хашировой С.Ю., Соломонову А.В.,
Ланину С.Н. и Раденовик А. за участие в совместных
исследованиях и плодотворном обсуждении
полученных результатов.
22
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа