close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Кабул. Воспоминания

код для вставкиСкачать
история в воспоминаниях одного аула
1
КАБУЛ. ТУҒАН ЖЕРІМ- АЛТЫН БЕСІГІМ!
(Малая Родина- золотая колыбель!)
Немного истории
Так и хочется встать на колени…
Но нет ни сеней, ни крыльца.
Н. Иванова
АЗОВСКИЙ РАЙОН. Список населённых пунктов, исчезнувших с
карты района: Верино, Ташкент, Бакбасар, Бейсекей, Самрат, Кур-Кудук,
Майкантоке, Айтатанськ, Тук, Жестбесбай, Секербай, Альке, Казанка,
Саргазак, Кугаяк, Кабул, Айнапяул Чунай, Байбатыр, Тортоваш, Шарифажа,
Сунугуз, Тарбак, Таймаз, Орпек, Тулек, Бекепкожа, Болекбай, Пшембай, ЖолБорис, Каратан (Данные соответствуют 1995 году).
В
результате
реформ
по
укрупнению
колхозов и
изменений
административного деления, в 1960-е гг. распались и прекратили свое
существование аулы, расположенные по соседству с Сегизбаем: Альке,
Теттобай, Казанка, Крык-Кудук, Караул, Сармат, Сарказах, Секербай, Чунай и
др., в которых в 1959 г. проживало почти 1,2 тыс. человек. Часть этого
населения переехала в аул Сегизбай, часть мигрировала в различных
направлениях.
Список населённых мест Сибирского края. (Том 1 округа югозападной Сибири. Новосибирск 1928. Омский округ. Сосновский район.
Перепись похозяйственная от 17. декабря 1926 года).
Кабыл. Год образования 1801. Количество хозяйств в ауле 11. Всего
взрослых мужчин 26 и женщин 22. Национальность - казахи (в книге киргизы)
Канафия. Год образования 1801. Количество хозяйств 14. Мужчин 37 и
женщин 26. Национальность - казахи.
2
Караул. Год образования 1892. Количество хозяйств - 14. Мужчин 34,
женщин 28. Национальность - казахи.
Алике. Год образования 1776. количество хозяйств - 9. Мужчин - 27,
женщин - 18. Национальность -казахи.
Чунай. Год образования 1910. Количество хозяйств- 23. Мужчин 61,
женщин - 44. Нац. -казахи.
Почему «КАБУЛ»? Откуда пошло такое название?
ГИПОТЕЗА №1: кабул qabul: qabul bulırğa - исполняться/исполниться (о
желаниях), qabul itärgä ― принимать/принять кого-что, qabul itü ― приёмный,
qabul itüçe ― приёмщик (Татарско-русский словарь (кириллица)).
Кыргызча-орусча сөздүк кабыл это: кабыл Iар. согласие; принятие; мен
шартыңа кабылмын - я на твоё условие согласен; я принимаю твоё условие;
кабыл кыл- или кабыл ал-1) согласиться; ал жан-дили менен кабыл алды - он с
радостью согласился; 2) принять (напр. для беседы); мени кабыл албай койду
- он меня не принял; биз кабыл алган милдеттенмелер - принятые нами
обязательства; калкым, кабыл болсун тилегиң - фольк. желаю тебе, мой народ,
исполнения желаний; кабыл:1. встретиться, повстречаться; соединиться с кемл.; кишиге кабылган жоксуңарбы? вы ни с кем не встретились? вам никто не
повстречался? 2. попасть, забраться; чытырманга кабылдым - я попал в чащу.
ГИПОТЕЗА №2: Данное название образовано от прозвища или имени
человека Кабул, в основу легло таджикское «кобул» - «загон для ягнят».
Человек мог заниматься разведением овец, либо был пастухом. Аул, со
временем получил название КАБУЛ.
Мужское имя Кабыл имеет, арабское происхождение. Слово габыл
(‫ )ت ق بل‬с арабского языка означает: «быть принятым», «одобренным». Чаще
всего это слово звучит как кабыл. Фразу «Қабыл болсын!» произносят после
пожеланий, обращенных к кому-либо, что означает «Да будет так!». Когда
рождается ребенок, ему желают всего самого хорошего, поэтому, называя
этим именем, хотят, чтобы эти пожелания сбылись в его дальнейшей жизни.
3
Память сердца моего…
Не бушевали здесь пожары,
Не проносилась здесь война.
А я стою среди деревни
И давит сердце тишина…
М. Рыбин
Лина Мухамедшина. О многих из вымерших деревень ничего не знает
уже не одно поколение. Не хотелось бы так думать… С моей точки зрения,
любой исчезнувший населённый пункт — это трагедия.
С карты Омской области давно исчезла деревня Кабул. Ныне название
этой деревни сохранилось лишь в свидетельствах о рождении и паспортах. Да
ещё в памяти тех, кто жил в этих местах. Здесь давно не слышны голоса
жителей, не раздается детский смех, не лают собаки, не мычат коровы, не
перекликаются с утра пораньше петухи. Не мычит деревенское стадо, молчит
наковальня в кузнице... Красивейшая местность заросла бурьяном и крапивой.
Тихо и незаметно уходит она из нашей памяти. Уходит в полном молчании,
словно провинилась перед нами. Только мы не должны похоронить вместе с
ней свою память.
Исчезла деревня, постепенно ушли люди, некогда населявшие её, так
неужели ничего и не было? Было! Остались её жители, судьба раскидала их по
России. Но для них, она навсегда останется малой родиной, которая дает им
гораздо больше, чем они в состоянии осознать. Земля предков вновь и вновь
манит нас подышать целебным воздухом детства…
Исчезнувшую деревню не вернуть, но она жива в памяти людей, и будет
жить, покуда люди помнят о том месте, где родились они и выросли…
Начиная работу над книгой, мы хотим помочь сохранить память о милых
местах, о малой родине, где прошла жизнь многих поколений наших предков.
4
Ертай Жангунаков. Напишу немало интересного про Кабул, все то, что
сохранилось в моей памяти! Итак, время пошло, включаю мою память о
родном ауле и его жителях, и начинаю стучать по клаве. Поехали....
Время нас с годами все больше и больше возвращает туда, откуда мы все
родом, на нашу малую Родину, в наш родной аул Кабул, туда, где прошло наше
детство и промчалась юность.
Прежде всего, в начале своего рассказа, я, в своей памяти, возвращаюсь
в середину 60-х годов. Тогда вокруг Кабула было несколько аулов: Альке,
Сарказах, Караул и Ханафия. А сам аул Кабул для этих четырех аулов был
центром, потому что здесь была работа и школа, магазин и клуб. Дорога вела
всех жителей этих четырех аулов в Кабул. В ауле было две длинные улицы,
одна имела восточно-западное направление, это дома послевоенной
постройки, в основном двухквартирные совхозные дома перемежаясь с
домами для одной семьи. И вторая улица, ее можно смело назвать улицей
довоенной постройки, старый Кабул (старый аул - иногда мы так называли
эту улицу. прим. Л. Мухамедшиной). Эта улица имела направление северовосточное.
В середине 60-х построили новую- третью улицу, параллельно
центральной улице. Правда, эта улица еще какое-то время была не полной, так
как была только четная сторона улицы, а нечетную сторону улицы достроили
только в начале 70-х годов.
Чуть раньше, в конце 60- годов построили новую школу и баню. А старая
школа стала клубом. Расстояние до города Омска составляло 45 км.
Ежедневно со старого Кировска, а если быть более точным, с Диспетчерского
пункта №17, курсировал автобус прямо в Кабул.
В ауле был своя животноводческая ферма, МТС и кузница. …и один
колодец, который поил всех жителей нашего аула (в 70-х годах был вырыт ещё
один колодец, за новой улицей, в лесу, но вода там была не очень пригодная для
питья, с большой примесью глины. Прим. Джангунакова Бауржана).
5
(Колодец был ещё в старом ауле, в лесу, там тоже была хорошая питьевая
вода, но к 70-м годам он стал совсем старым. Прим. Л.Мухамедшиной).
ТУҒАН ЖЕРІМ - АЛТЫН БЕСІГІМ! (Малая Родина - золотая
колыбель!) Постепенно жители четырех аулов начали переезжать в Кабул, так
как здесь все работали, учились дети. В основном, дорога ими в Кабул была
протоптана хорошо, дети из этих близлежащих аулов в школу ходили пешком.
В то время, как принято сегодня, никакого школьного автобуса не было, а
расстояние до Кабула от этих аулов составляло около 2-3 км. Жилье в Кабуле
строилось не очень быстрыми темпами, поэтому, если освободился какой-то
дом, по причине переезда жителей на ПМЖ в другой населенный пункт или в
город, то желающих занять свободное жилье было много. И, как сегодня
принято говорить, на конкурсной основе получали другие жители аула.
Преимуществом обладали механизаторы, доярки, и счастливая семья
получившая жильё, с одобрения начальства, переезжала в совхозную
квартиру.
Большим плюсом для данной семьи был СВЕТ в доме. Конец
керосиновой лампе, ну и смотреть телевизор уже можно было, если он у кого
был. Одним словом - УЮТ. Мечта, прежде всего, любой хозяйки. А остальным
жителям соседних аулов оставалось лишь надеяться, что кто-то, может со
временем, куда-нибудь переедет или совхоз построит новые дома. Вот здесь я
хочу заметить, что совхоз строил дома только для своих работников, которых
я Вам перечислил. А если они все были обеспечены жильем, то вопрос
строительства домов на повестке дня не стоял. Вот поэтому в этих аулах люди
оставались жить еще долго. Без электричества, вечерами зажигая огонь
керосиновой лампы. Хочу заметить, в аулах был дефицит керосина, поэтому
часто применяли солярку. Но солярка, используемая для лампы, имела
свойство дыметь и имела своеобразный запах, а огонь лампы был более
тусклым. Керосин считался более чистым, чем солярка.
С начала 60-х годов в казахские аулы Омской области начали приезжать
"гастролеры- покупатели", то есть во время поднятия целины в Казахстане
6
было построено много совхозов, а работающих не хватало. Грузовые машины
с прицепом по несколько машин приезжали в аулы. Людям, согласным на
переезд, гарантировалась новая квартира, работа и подъемные. Так, в
Казахстан переехали несколько семей Мустафиных (мои родственники) - в
Павлодар и его окрестности. Следом, со временем, также уехали Жаксыбаевы
(родители Нурбека и Базарбека). Освободившее квартиры сразу занимали
очередники.
Постепенно, в аулах Альке, Сарказах, Караул и Ханафия не осталось ни
одной семьи, все они, в основном, переехали в Кабул.
Насколько я хорошо помню, в первом доме (угловой дом) по правую
руку со стороны Бани, жила семья механизатора: его звали Жетен, а его
супругу звали Кулжиян, она работала почтальоном. Ворой дом Нейштадтов
(Владимир и Вера), третий дом Айтеновых (дочери Батима, Шолпан, Бану,
Айсулу...).
А теперь по левую руку со стороны Бани. В первом доме жили
Байбулатовы (Сапаргали, Курмангали...), за ними Баум Эмма и дочь её Элла.
Эмма работала техником - осеменатором на ферме. За Баум Эммой жила
бабушка Хабиба, за ней семья Шумшековых (сыновья Жумажан и Темирхан)
и за ними была узкая дорожка в магазин со стороны этой улицы. За ними жила
бабушка Темирхан (?...). За нею семья Узбековых (дочери Рашида, Райхана..).
Следуюшими были Шамсутдиновы (Жангерей и Зухра, сыновья Харис, Фаиз,
Сейфульмулюк, Ривхат, Асхат и дочь Розалия). За ними жили Мухамедшины
(Галимша и Минихада, дочери Альфия, Роуза, Лина, Рамзия, Гульнара и
сыновья Асхат, Ринат).
Итак, я освежил вашу память, давайте вспоминать соседей дальше...
Мы, Джангунаковы, родом из аула Ханафия.
Аул имеет свою историю и основан более 200 лет назад. Здесь, в
основном, жили предки нашего прадеда Сункарбека. У него было четыре
сына: Жангунак, Байгунак, Байболат и Тасбулат. От них пошло разветвление.
Их внуки и правнуки создавали свои семьи. Сегодня их потомками являемся
7
мы, братья и сестры Жангунаковы, учительница Майра Хамитовна
Тасбулатова, живет в Сегизбае, Курмангали и Сапаргали Байбулатовы (оба
они закончили омские Вузы и живут в Казахстане), Жаксыбаевы и их тетя,
учительница Культай Мажитовна. У нас у всех один прадед, то есть один
корень и являемся мы родственниками.
А также здесь жили Айтеновы. Нуркан ага был управляющим в Кабуле.
Арыстанбековы. Все мы из казахского рода Кипчак, в русских источниках
кипчаков называли половцами. (Казахи принадлежат к определенному роду).
В годы войны и после, в Ханафия была своя начальная школа, здесь
также учились дети с соседнего аула Караул (аул назывался Караул по имени
казахского рода КАРАУЛ), то есть, в основном, в ауле жили представители
данного рода. После окончания начальной школы дети из двух аулов
продолжали учебу в Кабульской семилетке. Все ходили в Кабул пешком. Ну,
а в восьмой класс ходили учиться в среднюю школу в Сегизбае.
В
военные
и
послевоенные
годы
в
ауле
Ханафия
была
и
животноводческая ферма. Но после войны жизнь начала вносить свои
коррективы, что и отразилось на дальнейшей судьбе этих двух аулов.
Предпочтение местные власти начали отдавать Кабулу, и он постепенно стал
центром соседних аулов.
В прошлый 2016 год, мы, жители этих двух аулов, поставили памятники.
Бывшие жители Караула свой памятник и бывшие жители Ханафия свой.
Расстояние между двумя памятниками 30 метров. На нашем памятнике
написано следующее: «На данной территории в течение 200 лет существовали
два казахских аула: Ханафия и Караул. Основаны эти два аула казахскими
родами Кипчак и Караул. Памятник поставили потомки двух казахских родов,
живших в этих аулах в течение 200 лет».
Хорошо сохранился в моей памяти 1965 год, тогда мы еще жили в ауле
Ханафия. А запомнился тем, что в том году было очень жаркое засушливое
лето. За все летнее время не было ни одного хорошего дождя. Тучи просто
обходили стороной нашу Омскую область. Про урожай не могло быть и речи.
8
Незаметно подкралась осень, а дождей все еще нет, пастбище для скота
выглядело как футбольное поле. Скот приходил с пастбища полуголодный и
измученный жаждой. С водой была проблема, рядом водопоя для скота не
было. Даже котлован, что был в Альке, вырыт был намного позже. Но то место
было болотистое, поэтому вода там была всегда.
Так как мы жили в сельской местности, и все держали живность,
проблемой номер один для всех встал вопрос, чем кормить скот зимой. Пошли
слухи, что в одной деревне, какой-то сельский житель нашел выход, чем
можно кормить корову зимой. Он начал и даже уже заготовил на все зимние
месяцы березовые веники, которыми можно зимой кормить корову. Как
только мои родители услышали про это новшество (благо за домом был лес),
дали и мне такое задание, так как в семье я был старшим, а следом после меня
две сестры и два брата - один меньше другого, то от них пользы никакой не
было. Я целыми днями пропадал в этом лесу занимаясь заготовкой березовых
веников до самого прихода скота с пастбища.
В Кабуле была животноводческая ферма и совхоз начал заготовку корма
в северных районах области. Все мужчины были направлены в командировку
на заготовку корма в эти районы. С началом сентября все механизаторы
Сегизбая и Кабула, работающие на тракторах «Белорусь» с большой тележкой,
с раннего утра брали курс на Север области, чтобы привести солому и сено для
совхозной фермы. На второе утро уже груженые заготовленным кормом брали
курс домой, и, уже ближе к обеду, мимо нашего дома проезжали в Кабул. В
тележках корм был в прессованных тюках. После того, как план по заготовке
кормов был выполнен, совхоз начал помогать и всем жителям с кормами. А
впереди была долгая сибирская зима и надежда, что предстоящее лето
следующего года будет обильным на дожди и богато на урожай.
Наша страна, после войны и восстановления страны от разрухи,
поднятия целины, только в эти 60-ые годы начала больше обращать внимание
на сельскую местность и на ее жителей. Появились первые телевизоры в домах
и надежда сельских жителей на благополучие. А семьи были в основном
9
многодетными, и детей надо было еще вырастить, поэтому забот у наших
родителей хватало.
Так, день за днем, проходила их жизнь в труде и заботе о нас. И низкий
им, за это, наш поклон!
Сегодня, мы, вчерашние дети своих родителей, особенно, кто был в те
60-ые годы в семье старшими, уже достигли пенсионного возраста, и всё чаще
и чаще память возвращает нас в те далекие 60-70-ые, когда мы были еще
молодыми и живы были наши родители.
Перехожу туда, в далекие 60 – ые. Ну, вот, наконец, солнышко
повернулось в нашу сторону, и наша семья Джангунаковых в 1966 году
переехала в Кабул. Освободилась совхозная квартира в двухквартирном
совхозном доме на новой улице, это улица, где был расположен магазин.
Не знаю, какая семья жила в том доме и куда они переехали. Есть
поговорка, если хочешь дом - купи, прежде всего, соседа. А соседями нашими
оказались очень добрые люди. Через стенку жила семья Боксгорнов. Тетя Ида,
ее сын Толя и мать тети Иды. С Толей мы постоянно вместе играли, из рогаток
по воробьям стреляли во дворе и, однажды, другим соседям, Корсаковым
разбили стекло в окошечке. Пулей, вылетел их старший сын Мансур, который
был ровесником Толи, и к нам, а мы сидели во дворе Толика. И весь арсенал
матерных слов в наш адрес! Ну, мы сразу в отказную, что, мол, не мы, а откуда
прилетела камень к ним, мы не знаем.
Тетя Ида была миловидной женщиной. У нее то ли отец, то ли дед, как
говорили тогда, был по национальности китайцем. И еще, у них дома был
двухколёсный большой мотоцикл, которым она сама ловко управляла. Иной
раз заведет она этот мотоцикл и укатит куда-то. А работала она дояркой на
ферме и была передовичкой. Потом, через несколько лет, они переехали в
деревню Усовку Марьяновского района. И с тех пор я их не видел.
Свободную квартиру, после них, занял Керейбаев Гали-ахмет-ага, в
семье у них были две дочери, Кулян и младшая Гульнар. Гульнар, после
окончания 8 классов, поступила в механико-технологический техникум (в
10
Старом Кировске), и, через год, погибла в ДТП в Омске. С моими сестрами
дружила и часто к нам приходила. Как говорится, Царствия ей небесного!
А отец их работал объездчиком на поле, и, не дай Бог, чья-то корова,
особенно. лошади забредут на пшеницу, считай - штраф гарантирован. Он
поступал следующим образом: пригонял этот заблудший скот, загонял их на
совхозную ферму, закрывал на замок и составлял акт. А другой, Керейбаев
Ботай, был его старшим братом. Так вот, однажды он обнаружил, что кобыла
с жеребенком его родного брата пасутся на пшенице, пригнал их на ферму и
составил акт о травле урожая. Штраф на родного брата был наложен в размере
80 рублей. И только после оплаты штрафа в совхозной бухгалтерии, выпустил
их из заточения. Он просто говорил всем, что пощады никому не будет, в том
числе и брату. А так, с нашими родителями они часто организовывали
посиделки. Ходили друг к другу в гости.
В этом совхозном доме был во дворе сарай для скота на два хозяина под
одной крышей. Сразу за сараем, параллельно, проходила центральная улица.
Между нашей улицей и центральной был большой открытый промежуток.
Мы, наша сторона, и та сторона центральной улицы, которая смотрела в нашу
сторону, всегда на этой полосе земли садили картошку. Никаких границ ни у
кого не было, зрительно каждый знал границу своего огорода. За нашим
сараем, на той стороне, жили Шамсутдиновы. Я знал только их старшего сына
Хариса, который был старше меня на один-два года. А напротив их, в другом
доме, жила русская семья. Фамилию их я не помню. Помню только молодую
женщину возраста 22-23 лет, она тоже работала на ферме дояркой и была
подругой тети Иды.
В конторе работали два бухгалтера: Жумабаев Балташ ағай и Кеңес, к
сожалению, его фамилию не помню, он очень виртуозно играл на домбре и
пел, доброй души был человек, затем он переехал в Казахстан, там работал
управляющим отделения, рано ушел из жизни. Помним его добрым словом!
Управляющим работал еще Айтенов Нұрқан ағай, (отец Мадалхана).
Хорошо помню, как его избирали управляющим отделения. Данный вопрос
11
директор совхоза поручил жителям аула, чтобы они сами выбрали самого
подходящего на эту должность, то есть на сельском сходе. Вопрос решали все,
работающие и пенсионеры, в вечернее время на волейбольной площадке, это
было летом. С окна нашего дома было хорошо видно. И наш отец тоже был в
составе избирателей. Без женщин решался данный вопрос, скажем так, повосточному. Образовался круг, наш отец председательствовал на собрании,
часов больше трех решался вопрос. Но говорили про всё, про планы и про
жизнь, и про перспективы, разные вопросы обсуждалось одновременно. За
кандидатуру Айтенова Нуркана голосовали ЕДИНОГЛАСНО!
Когда мы в 1966 году переехали в Кабул, Кабул из себя представлял
плотно заселенный аул, как муравейник. Первое время мне казалось, что я
попал в неизвестную местность, столько разных людей и все они, в основном,
были почти одного возраста, видно было, что произошла смена поколений и
пенсионеров почти не было. Все они работали.
Работы для всех хватало, так как была животноводческая ферма, весной
посевная компания, после нее начинался сенокос и уборка зелёной массы на
силос, это сочный корм из кукурузы и подсолнечника. Гусеничные трактора
трамбовали скошенную силосную массу, в так называемую, силосную яму,
которая была сразу же за Кушкенгуловыми и Арыстанбековыми.
Следом подходила осенняя уборочная компания, рабочих рук в это
горячее время не хватало и приезжали на помощь командировочные из Омска.
Они жили в одно время в старой конторе, потом, когда была построена новая
школа, жили в клубе. Надо было убрать урожай до осенней распутицы.
Так как почти все жители имели свое хозяйство, после работы брали
косу и в лес, успевали накосить траву для своего скота. При таком плотном
графике, жителям было не до отдыха. Передышка наступала только с началом
ноября. Но для работающих работа была круглый год. Это каждый день надо
было вставать в 5 утра и на ферму, кормить, доить, убирать. Молоко возили с
фермы во флягах на машине, а когда бездорожье - на тракторе "Белорусь" в
Азово на молкомбинат два раза в день, это утром и вечером.
12
Управляющим отделения тогда был Асаинов Казыбек-ага, ветеран
войны, человек сдержанный, никогда не повышающий голос на подчиненных,
говоривший всегда спокойно, без командирских замашек. Хорошо помню,
когда совхоз выделил ему трехколёсный мотоцикл "Урал", вечером того же
дня, ему, жители, в качестве подарка за мотоцикл, дарили барашка, мои
родители тоже одного барашка погрузили в телегу и отвезли к нему домой.
Такой был обычай. Ну, понятно, что он гостей кормил приготовленным
бешбармаком, т.е. так обмывали мотоцикл. В то время купить такой мотоцикл
было невозможно, только передовикам. Это как сегодня - купить новый
Мерседес!
После уборочной жителям выделяли отходы, это, так называемая, после
очистки от мусора и семян, пшеница. В мешке чистой пшеницы было не
больше 30%, а остальное семена трав, сорняка, шелуха от семян. В личном
хозяйстве для людей это было весомой прибавкой, так как чистую пшеницу
никому не продавали - план надо было выполнять. Этими отходами кормили
птиц, в основном, ну, и кто держал барашек, то им тоже немного перепадало.
Это сейчас, люди могут купить хоть машину зерна, а в Советское время были
совсем другие порядки. Солому, если год был урожайным, каждый мог
выписать, заплатив деньги в кассу. В основном, если кто за лето успевал
накосить траву, то это было очень хорошо. Поэтому люди, чаще всего,
держали по одной корове и плюс двух-трех овцематок на зиму оставляли,
двух-трех гусынь и одного гусака. Держали около десятка кур, ну, и петуха,
конечно. Больше скотины держать одному хозяину в Советское время было
сложно. Если кто-то держал двух кобыл, власти смотрели на это косо.
Зарплата у работающих в то время была в среднем 150 рублей. Жили
люди скромно. Но, всё равно, даже в таких условиях, жили очень дружно.
Никто не жаловался на судьбу.
1965 -1970 года - самый рассвет аула Кабул. Здесь жили люди разных
национальностей - казахи, татары, немцы, русские. Многонациональный
аул, где никто никого не сортировал по национальности, и все находили общий
13
язык. Все жители были обеспечены работой, вели свое домашнее хозяйство и
растили детей.
Так шел год за годом. Вырастали дети. После школы аульская молодежь,
в основном, поступала в профтехучилища, так как в Омске было много
заводов, где платили достойную зарплату и обеспечивали заводским
общежитием. Некоторые поступали в техникумы и вузы Омска. На выходной
все приезжали домой. А в воскресный день все собирались на волейбольной
площадке и до темноты играли в волейбол. Молодежь, возрастом чуть
постарше, любила собираться перед школой в ожидании автобуса из
города, собирались намного раньше времени прибытия автобуса, чтобы успеть
поговорить и проводить в город друзей и вечером то же самое, встречали
автобус, смотрели, кто приехал, заодно общались, обсуждали планы на
вечернюю прогулку. Какое это было золотое время, для молодых людей без
особых забот и не обремененных ничем! А следом за ними росли их братья и
сестры.
Семьи в ауле, в большинстве своём, были многодетными, в основном,
пять-шесть детей и это было нормой. Но были семьи, где было и по 10 - 11
детей. Это не было зазорным. В каждой семье уже был телевизор, радио и к
концу 70-х появились газовые плиты, облегчившие труд хозяек. Так как до
этого приходилось готовить обеды на печи (даже летом!) или электрической
плитке. В начале было много разговоров, что баллоны могут взорваться,
поэтому, еще долго, многие продолжали использовать только печь, Правда,
для лета печь сооружалась у всех во дворах, где готовили пищу для семьи. И
запах бешбармака или баурсака и прочей пищи можно было ощутить, как
только выйдешь во двор. А красные угли от таких печей были заметны во
дворах до глубокой ночи.
Наступление
утра
сопровождалось
громким
пением
аульских
петушков. Один за одним, как бы перехватывая и подхватывая друг у друга
мелодию, оповещали они, что наступает утро и надо начинать новый день.
Чуть погодя, каждая хозяйка дома вставала для утренней дойки коров, после
14
которой выпускала домашних животных на пастбище. Затем ставила чайник и
будила мужа. Пора собираться на работу! Дети и молодежь, если школьные
каникулы, просыпались только часам к 10 утра. Сонные, выходили на улицу
умываться. А гул тракторов уже доносился со многих дворов, трактора на
ночь оставались возле дворов механизаторов.
Часам к 8 утра все работники отделения собирались у конторы на
планерку, получали от управляющего отделения задание. Весь аул приходил в
движение, дети выходили на улицу, кто за водой, а кто просто выполнял
поручение родителей, а свободные от работы взрослые подтягивались в
магазин, вот там можно было узнать все вчерашние новости и аульские
сплетни. И какая- то, особенно ночная, новость сразу становилась достоянием
всех и быстро разлеталась по аулу...
Вечер в ауле, особенно летом, был почти праздничным. Уже заранее,
молодежь и подростки собирались у новой конторы встречать домашний скот
с пастбища. Встречались, общались, дружили... И так день за днём... А, там,
глядишь, уже и 1 сентября. Значит, кончилось лето!
Аул Кабул, по своей численности домов, да и по численности своего
населения, относился
к
средним аулам.
Одной из особенностей
проживающего населения была многодетность. Это в наше время, вошло в
моду иметь одного - двух детей. Тогда - это было редкостью. И такие семьи
особо-то и семьёй трудно было назвать. А вот семь-восемь детей считалось
средней семьей. Одиннадцать детей – семья считалась многодетной и
женщина-мать удостаивалась звания Мать героиня. И они были в нашем
ауле! Конечно, такие семьи имели определенные государственные льготы. В
связи с этим школьные классы были всегда заполненными. К тому же была
построена новая школа. При строительстве школы была учтена отдельная
комната для медпункта с боковой стороны школы. Фельдшером была
выпускница медучилища. Ее звали Люба. А жила она на квартире у Эллы
Баум. И впоследствии они с Эллой переехали в другой район. Однажды,
находясь по работе в совхозе «Путь Ильича» Омского района, я видел ее, она
15
так же жила у Эллы, это было в середине 80-ых. В деревне той в основном
жили немцы. Одновременно со строительством школы построили и баню. В
пятницу, по-моему, был женский день, а в субботу двери бани были открыты
для лиц мужского пола. Внутри бани была большая бочка с горячей водой,
был и душ, а вот парилка была настоящая, там выдержать жар было дано не
каждому.
Одной из достопримечательностей аула был, конечно, магазин. На моей
памяти там работала вначале Гульшара, женщина, как сегодня говорят
Бальзаковского возраста, то есть лет тридцати пяти. Всегда ухоженная, с
прической, в проглаженном белом халате, интеллигентная на вид женщина.
Умела она и беседу поддержать с покупателями и к любому человеку подход
найти. Работу свою она знала хорошо и магазин ее считался образцовым в
районе.
Но, где-то вначале 70-ых она вышла замуж и переехала в
Азово. После нее, по-моему, работала Элла Баум, она хорошо знала казахский
язык, так же как ее брат Володя, который работал в милиции в Омске. И Элла
всегда разговаривала со всеми на казахском. Помню, как однажды для
выполнения плана осенью в магазин подбросили партию валенок. Элла
оставила всю дневную выручку в магазине, надежно…спрятав деньги внутри
валенка. На второй день, забыв про эти деньги, она с утра продала пару
валенок какому-то покупателю. Но на её просьбу, у кого оказался данный
валенок с деньгами, никто не откликнулся…Потом ещё долго со смехом
вспоминали эту историю, как Элла продала валенки вместе с дневной
выручкой. Конечно, ей тогда было не до смеха.
После Эллы работал в магазине Абикеев Рауп-ага. А жили они рядом с
этим магазином, обратная сторона их квартиры вначале была конторой, затем,
когда контора перешла в новое здание (с другого конца школы), в эту старую
контору переехала какая -то семья. Кто, я не помню. А в бухгалтерии работали
два человека, один бухгалтер - Жумабаев Балташ-ага, другой - Кенес,
помоложе его, он очень хорошо играл на домбре, был просто виртуоз и пел не
плохо.
16
Лина Мухамедшина. В 50-60-х годах в Кабуле было много русских и
украинцев. Наша семья приехала туда в 1960 году. Тогда строились новые
дома по главной улице аула. Дома были двухквартирные. В одном доме дали
квартиру нашей семье, а другую половину ещё разделили на две половины, по
две комнаты. В одной половине жила т. Мария Найверт с детьми (Ира, Ида,
потом родился Толя, и кто-то ещё, кажется, Оля...), а в другой половине жили
Лобастовы, имен родителей я не помню, а вот девочек их звали Шура, Поля и,
кажется, старшая была Люда.
Рядом с нами в новом доме поселилась семья Шамсутдиновых, про них
мы уже упоминали. В другой половине этого дома жили Найверты, хозяина
звали Виктор, а его жену я уже не помню. Когда они уехали из аула в этой
половине стали жить Узбековы (про них мы тоже немного писали).
Напротив нашего дома был дом на одного хозяина и жили там Баумы (т.
Катя, сыновья Володя, Андрей, дочери Лида, Галя...). Рядом стоял большой
деревянный дом, в котором жил наш управляющий Эрбе(у)с, его жена Элла и
сын Яша. По той же стороне, но дальше к краю села жили Бузовские, кажется,
две семьи в двух домах (вроде, потом там жили Айтеновы), родители и сын их
Бузовский Иван (он работал электриком) с т. Марусей. Потом они переехали
на нашу сторону улицы. У них были дети Ваня, Вася, Света.
По нашей же стороне, но в другую сторону, в маленьком низком доме
жили Плохотнюки (как звали, забыла). Помню, что глава семьи был
бригадиром. За ними жила т. Клава Дорошенко с дочерью Любой. Они жили
очень долго в Кабуле, потом переехали на новую улицу и жили напротив
Чердаковых в новом кирпичном доме. За т. Клавой жила т. Миля Найверт с
детьми (Галя, Саша...). За ними жили Керейбаевы (дети: Айман, Шолпан, ...).
Потом, если память не изменяет мне, жили Мейермановы (дети: Алибек и
Халима). Напротив их дома, на другой стороне улицы, жили Садины (дети:
Талгатбек, Кунсулу). Напротив Дорошенко жили Ульшины, у них был сын
Сергей. Рядом с ними, ближе к лесу построил дом Назыров Картата (дети:
Аниса, ...).
17
В самом начале улицы жила немецкая семья Гемар, как их звали я тоже
не помню, помню, что была у них дочь Лида и сын (?).
Многих я уже не помню... Надо вспоминать.
Вот, так по крупицам и восстановим историю... Светлана напомнила о
продавце Рауф(п)е, а я ведь его совсем забыла. И не помню, чтобы я ходила в
магазин, где он торговал. Я помню в магазине всегда работала женщина,
красивая казашка, забыла, как её звали, мужа, кажется звали Захар, он тоже ей
помогал. Жили они где-то на главной улице, недалеко от Нейштадтов. А когда
магазин закрывался на ревизию, то лавку (так магазин на дому называли)
переносили в дом Керейбаевых (отец Айман Керейбаевой) и мы к ним домой
ходили, как в магазин, где были продукты и вещи первой необходимости….
Магазин я помню. И домик с красной крышей тоже помню, всё время
меня удивляло, почему единственный дом в ауле накрыт черепицей... Кто в
нём только не жил и что только в нём не находилось! Как-то там была контора,
потом была школа (какой-то класс там учился, кажется), жили Абдуллины
Зейнулла и т. Муслима, Сагадеевы Сейткали и т. Зоя (дети Люция, Рузиля и
Дамир) - мои родственники. Может быть кто-то ещё в нём жил, но память
подводит…
Светлана Бузовская. Мы жили напротив клуба, а через стенку –
продавец, Рауп, фамилию не помню (Прим. Ертая Жангунакова: Абикеев
Рауп ағай, работал продавцом в магазине, после Эллы Баум. сыновья его
Мухтар, Марат). Магазин был за клубом, дальше был домик с крышей крытой
красной черепицей - он долго был в гордом одиночестве, потом его разобрали.
Одно время в нём жили Мухамедрахимовы. До сих пор помню как Рауп
называл меня «кызым» и разговаривал со мной на казахском, а я отвечала на
русском и он был такой довольный.
В ауле было три семьи Бузовских, родовое гнездо Бузовских было по той
стороне, где жили Баум, биже к Айтеновым и Нейштадтам. Наш дедушка
Гриша был главный лесничий, у него была большая усадьба и хороший сад.
Наша «банда» (Света, Рая, Лида, Зайтуна, Валентина) частенько туда
18
наведывались, а он нас кнутом, но мы все равно туда лазили. Потом дедушкина
семья переехала в Зеленовку, а баба Клава Дорошенко родная сестра моего
деда.
У деда детей было девять, и парни все были сильные и задиристые, да и
тетушки мои тоже не из робкого десятка. Многие деревенские парни боялись
наших…
А мы, с Назыровой Мариной, родственники теперь, ее сын женат на
дочери Ивана Бузовского, моего брата.
Назыровых было две семьи, Картата и Закир. Картата уехал, а Закир
переехал в его дом. Дом Картата сам построил, они жили по той стороне улицы
Центральной, где Лида Баум жила и дядька Умар, Роза, Рая и Марина. А жена
у него была русская, звали ее Гала (я), она часто болела и поэтому большую
часть времени находилась дома.
Память детства горчит, но куда от неё мне деваться?
Сердце знает, память не остыла,
Возвращаясь в детство иногда.
Что же там особенного было?
Почему так хочется туда?
Бурмистрова Т.
Лина Мухамедшина. В старости тянет не туда, где ты родился, а туда, где
прошло твое детство, где в твою память осознанно отложились первые
восприятия родного дома, улицы, окружающих тебя людей. Туда, где ты
учился в школе, где у тебя были друзья и подруги, а на улице, где ты жил, все
дети были родственниками, потому что каждая мама или бабушка намазывала
маслом или маргарином абсолютно одинаковые куски хлеба, посыпала их
19
сахаром и раздавала не глядя. Потому, что вместе с тобою в комнату могла
войти без предупреждения ватага "снеговиков", чьи, мокрые от снега, валенки,
рукавички и штанишки с пальтишками сохли около печки.
Нас тянет в дом под крышей, по которой стучат крупные дождинки, а
мы, при каждом раскате грома прижимаемся друг к другу, братья и сёстры, к
своей молодой маме, обхватив ее ручонками за шею...Где папа, возвращаясь с
работы, приносит "гостинчик от зайчика", где мама моложе теперешних нас
почти вдвое, занавешивает простыней или мешковиной крыльцо, чтобы нам
было уютно играть там в куклы...
Нам хочется возвратиться в наше ДЕТСТВО, где все еще были...живы…
Как я тоскую по тому времени! Детство было замечательное,
прекрасное! И учиться успевали, и жить своей радостной жизнью.
Сейчас у детей нет времени на беззаботную радостную детскую жизнь с
друзьями, веселыми и безобидными приключениями. Многие, особенно
молодые, говорят, что мы жили "бедно". А я не считаю это за бедность, когда
мы ели натуральные качественные продукты, и пирожные-мороженые были
всегда в продаже (самое дорогое пирожное "эклер" стоило 22 копейки, эскимо
- 20) и покупали родители их коробками.
Мы знали цену труду наших родителей, уважали и почитали их.
Особенно возмущают современные художественные фильмы о советском
времени, почему-то жилье обязательно показывают не только бедным, а
убогим, и почему-то грязным и сильно обветшалым. А у нас, квартиры,
конечно, не были шикарными, но были уютными, чистыми, нарядными и
ухоженными. И у моих родных и друзей было так же!
Я помню, в первом доме, где мы жили, на веранде были полы не
крашены (краску купить было негде), так мы мыли их и скоблили ножом,
чтобы придать им цвет дерева. Стены белили известью. Белье кипятили и
крахмалили. Сейчас вряд ли кто это делает…Много ещё можно вспоминать.
Многое забылось. Но помню одно, мы жили интересно в своей бедной, но
возрождающейся после военной разрухи, стране.
20
Детство наше было связано с уличными играми. Никогда потом мы не
будем играть, как в детстве.
В современном мире немало игр, но таких, которые бы объединяли детей
в большую игровую компанию, порой даже разновозрастную – стало меньше,
а можно сказать, что их вообще нет. Это хорошо видно, сейчас дети играют
мало во дворе, на улице, да и игры какие-то странные, бегают друг за другом,
кричат, орут, сами не понимают, что делают, так, беготня одна и ор. И чаще
всего ребёнок играет один. В последнее время в жизни детей преобладают
компьютерные игры.
А мальчишки с нашей улицы играли в футбол, зимой в хоккей с
самодельными клюшками, без коньков, а ещё в городки, а парни Бузовские
делали ходули и ходили на них по улице, молодёжь и не знает, что это такое.
Зимой было мало игр и главным нашим развлечением было катание с
горки, помню, горка была за домом Найвертов. Катались на санках и просто
на попе. Гору укатывали так, что она становилась гладкой, словно ледяной.
Домой приходили затемно, валенки застывали так, что стучали по полу, да и
штаны (с начёсом наружу) стояли колом.
Весной любили играть в лапту. Играли и в школе на уроке физкультуры.
Специально состав команды никто не подбирал, игроков выбирали капитаны
команд по жребию. Два игрока примерно равных по силе и ловкости, (если
можно было так оценить) что-то загадывали, вернее, задавали какой-то вопрос,
и подходили к капитану с этим вопросом: «Что берёшь… Или…?» (ну, не
помню уже!) Выбор капитана определял, в какой команде будет игрок.
Летними играми были: «штандер стоп», игра в классики, прятки,
«третий лишний», «кругвышибала» (мы так называли), чижик (игра с
заточенной палочкой по обеим концам), «краски», «садовник», «колечко
колечко» … Коллективных игр было много.
Такие игры укрепляли нашу дружбу, развивали физически, давали
хорошую спортивную нагрузку. И было весело и хорошо!
21
Галимжан Кожагельдинов. Я помню, как мы играли в войнушки. Садин
Талгатбек принёс журнал. Я не знаю, где он взял Мурзилку, они, кажется,
выписывали этот журнал. Там, в журнале, были нарисованы погоны со
знаками различия, офицерские, сержантские, солдатские. По этим картинкам
мы сделали картонные погоны, напялили на плечи. Со звёздочками
красноармейцы, с крестами немцы и пошли воевать.
Как-то меня, я не помню с кем, переодели шпионами и отправили в лес
прятаться. Мы придумали себе пароль. Затем остальные устраивали за нами
охоту. Как все шпионы, мы должны были прятаться, убегать, отстреливаться
и, в конце концов, нас ловили и устраивали допросы с пытками. Пытали
жестоко, руки выворачивали, на тело запускали муравьёв, кто-то заготовил
дерн в лесу метра полтора высотой, так, они подняли нас туда наверх с руками,
завязанными назад, и сбросили нас лицом вниз, но мы не сказали пароль.
Командирами были Талгатбек, Ривхат, сержант - Даулет, солдаты- Асхат,
Галау, Базарбек, шпионы - Галимжан (Капау), Калкин, Кумарбек (Куматаи).
Какие песни пел ты в детстве – такие будешь петь всю жизнь! Это
действительно так. Мы пели везде. Шли в школу 8 км. - пели, ехали туда же
на машине - пели. А какие концерты мы ставили для своих сельчан! Сами, без
взрослых! Старшие брали на себя руководство, а младшие подчинялись. И,
кажется, безталанных не было. Все пели, на русском, на казахском, не
разбирая кто какой национальности. Сами шили себе наряды, вернее, мамы
нам шили, чёрные сарафаны, белые блузки с чёрными галстуками, юбочки,
чтобы у всех были одинаковые.
Надо отдать должное нашим мамам, они молча поддерживали наши
идеи и помогали нам их воплощать в жизнь. С каким восторгом потом они
глядели на сцену, где стояли мы, их дети, в строгих нарядах из дешёвой ткани.
А мы радовались, что всё у нас как у артистов, и все нас слушают, аплодируют
и даже вызывают на бис.
Пели на вечеринках по поводу очередного праздника, собирались в
складчину у кого-нибудь, покупали продукты, сами накрывали стол, слушали
22
музыку и танцевали под проигрыватель и пели. А какие были песни,
задушевные и со смыслом, которые хотелось петь. И в школе были у нас уроки
не МУЗЫКИ, а ПЕНИЯ, где нас учили петь прекрасные песни. Иногда учитель
вызывал нас по одному или по двое и надо было петь соло или дуэтом. Как я
любила эти уроки!
Наверно оттуда, из детства зародилась во мне любовь к песне. Потом я
пела в институте, в ДК СИБЗАВОДА, ДК им. БАРАНОВА в городе Омске,
ездила с гастролями по сёлам области, в Казахстан, в Польшу. Вышла замуж
и всё равно песня была всегда со мной. Теперь поют мои дети, моя внучка.
Значит моё песенное детство продолжает жить…
Тропинка школьная моя…
Пусть нас разлучат года,
Но мы вернёмся сюда,
Родная школа – начало дорог,
Тебя не забыть никогда!
Никогда не забуду свою маленькую, но такую домашнюю школу нашего
аула. Учиться я пошла в первый класс в 1965 году. Школа тогда называлась
Абайская начальная школа. Моим первым учителем был Джангунаков Сапа
Сулейменович. Мы побаивались его немного, но уважали. И звали его
уважительно - Мугалим, это по-казахски - Учитель.
Начинали мы учиться в здании, где потом размещался клуб. Это было
деревянное здание, где было 2 классные комнаты и учительская. В каждой
комнате стояла печь, её топили по утрам, чтобы нам- ученикам было тепло.
А ещё был длинный коридор. В нашей маленькой школе витал, давно
забытый в больших школах, дух семейного уюта. Сюда, мы, мальчишки и
девчонки, приходили с удовольствием. А как иначе? Ведь, каждый из нас не
23
только по школьной жизни отлично знал своего соседа по парте, своего
учителя…...Как бы хотелось хоть на минуту вернуться в нашу маленькую, но
такую родную школу детства.
Мне очень повезло, в жизни мне встречались люди, которых я до сих пор
называю только - Учитель... За строгость, за доброту, за собственный пример,
за то, что дали мне нечто, что не могли дать другие?..
Спасибо им, вырастившим и воспитавшим нас, учеников нашей школы,
земной поклон живым и дань памяти тем, кто уже никогда не сможет прочесть
эти строки. На выпускном вечере были слезы прощания, цветы, обещания
заглядывать в школу почаще... А дальше - учеба, студенческая жизнь, может
быть, работа, а потом семья. Иногда - встречи с одноклассниками, виноватые
вопросы: ну что, в школе-то давно были? Ну, и я вот что-то никак... И через
несколько лет: а как там наши учителя?.. А что?.. Умер?.. И такая тоска возьмёт
по ушедшему детству, по безвозвратной юности, по тому, как быстро
протекает время… И чувство вины гложет, что не успел, не сказал, не
съездил…
Сейчас,
людей,
работающих
в
школе,
называют
педагогами,
преподавателями. Слово Учитель теперь не имеет того священного смысла,
каким было для нас. Нас учили замечательные Учителя! И через много лет мы
помним, любим и уважаем их.
Окончив начальную школу, мы продолжали учиться в Сегизбайской
восьмилетней школе, тогда она называлась Кызыл – Аскеровская школа. Я
никогда не забуду нашего бессменного директора Абдразака Аскеновича
Бояубаева, он был неотъемлемой частью школы. Тогда он казался нам
крупным, плотным человеком с серьёзным лицом, иногда и суровым, но в
чертах его лица всегда можно было увидеть отцовскую заботу. Всегда
безукоризненно причесан, сдержан. Он во всём любил аккуратность и
порядок. На его столе всё лежало так, как-будто когда-то было прибрано,
уложено в стопочки и никто к этому не касался много дней. А почерк! Мы
восхищались (иногда даже пытались подражать) этим каллиграфическим
24
почерком. Ни у кого из Учителей не было такого! Великолепно зная свой
предмет, он обучал географии интересно и основательно! На его уроках мы
получали ясное и полное представление о пройденной теме, что уже не
требовались ни зубрежка, ни дополнительное штудирование. Влияние его как
воспитателя тоже было огромно. Он требовал от нас обязательности,
ответственности, точной оценки своих поступков и порядка во всём. Вызова в
кабинет, к нему, провинившиеся школьники боялись. Но он не кричал, не
ругал. О чем он говорил с ними за закрытыми дверями - каждый знает сам, но
выходили оттуда притихшими и, видимо, задумывались над чем-то серьезным.
Не в этом ли главная задача учителя: пробудить мысль и чувство? Абдразака
Аскеновича уже нет с нами. Но, я думаю, что помнят его все, кто когда-то
учился в нашей школе.
Майра Хамитовна. Тогда она была молодой учительницей. Возраст не
мешал ей на уроках литературы «держать» класс. Она учила нас любить и
чувствовать литературу. А какие сочинения мы писали, иногда не хватало
целой тетради! Она, будучи по национальности казашкой, учила нас русскому
языку, зная его в совершенстве. Благодаря ей, я всегда писала грамотно и мне
не было стыдно за мою речь. Одета она была всегда по моде. Мы, девочки
старшеклассницы, пытались подражать ей. Она останется Учителем
литературы на всю жизнь.
Вы когда-нибудь пытались решить задачу по математике по-своему,
самостоятельно, «не как в учебнике»? Если да - вы знаете, какое это
необыкновенное ощущение: чувство гордости за себя, свое мышление, логику.
Если нет - значит, у вас не было такого учителя математики, как Георгий
Евдокимович Евдокимов. Он уважал и поощрял мои попытки найти новые,
необычные, свои решения и доказательства. Он требовал «от каждого - по
способностям». Но способности нужно было проявить по максимуму - на
меньшее он не соглашался. Отличникам, выполнившим на контрольной все
задания раньше времени, немедленно предлагались задачи повышенной
трудности. Все должны были работать на пределе своих возможностей! А как
25
он объяснял тему, весь в мелу, энергия так и хлещет! Мы пытались успеть за
ходом его мыслей, пытались коллективно дойти до сути вопроса. И если он
видел, что мы поняли материал, глаза его, всегда чуточку прищуренные,
заметно улыбались. Скупой на похвалу. Но иногда, от души радуясь успеху
ученика, он незаметно для себя выпаливал громко: «Молодец!» Целый год я
добивалась услышать это слово и всё не получалось. Но когда оно прозвучало
для меня, ощущения были непередаваемые. Как пригодились потом в жизни
эти навыки: логически рассуждать, делать выводы... Спасибо, Учитель!
Анна Спиридоновна Евдокимова. Худенькая, не знаю, сколько тогда ей
было лет, но нам казалось, что была она пожилая женщина. Тихая, скромная
Учительница из старых фильмов о школе. Её доброта покоряла детей. Учила
она нас математике в 5-6 классах. Помню эти длинные примеры с дробями,
решение которых укладывалось на всю страницу тетради. Я любила их
решать. С теми, кто никак не мог подружиться с математикой, она занималась
дополнительно и привлекала к этому нас, «сильных» учеников. Дети ходили
за ней гурьбой. Она много читала, была хорошей рассказчицей. И, когда нам
доводилось во время работы в поле отдохнуть, мы усаживались вокруг неё и
слушали про капитана Немо, военные рассказы, фантастику Фенимора Купера
и ещё про всё на свете. Нам казалось, что она знает ответ на любой наш вопрос.
Омарова Тамара Анатольевна. Прирожденный организатор, заводила,
затейница, она всегда привлекала к себе внимание. Талантливый Добрый
Учитель. Мастер своего нелёгкого дела - филологии. Вместе с Майрой
Хамитовной она прививала нам любовь к русскому языку и литературе.
Неугомонная, она организовала художественную самодеятельность в школе.
Тамара Анатольевна прекрасно пела, голос её был завораживающий, так и
переливался спокойно и непринуждённо. И, удивительно, казалось, все её
ученики, да и учителя тоже, пели, читали стихи. Не было ученика, который, с
её лёгкой руки, не побывал бы на сцене клуба. Выступали перед родителями,
на ферме перед доярками, перед гостями, участвовали в районных смотрах и
26
даже занимали призовые места. Сейчас она - маленькая и совсем седая, ходит
с трудом. Наша дорогая Тамара Анатольевна! Мир праху её!
Помню Валентину Николаевну (к сожалению, не могу вспомнить её
фамилию) в молодости. Женщина со светлыми глазами с сияющим взглядом.
Я давно не видела Валентину, но, глядя на фотографии в соцсетях, мне
думается, что постепенно поддаются власти времени все, кроме нее: она,
кажется, не состарится никогда! Всегда добрая, отзывчивая, спокойная и на
уроках её такая же атмосфера. Она не учила нас, это был Учитель начальных
классов. Но мы всегда завидовали малышам, для которых она была заботливой
мамой. Образ красивой, талантливой, замечательной женщины – Учителя
всегда будет стоять перед нами…
Момонов Хаирбек Сапаргалиевич – завуч, наш учитель химии. Для
многих - любимый, самый-самый! Он отдал школе много лет (точно не знаю),
обучил сотни, тысячи учеников. Но если по нашим воспоминаниям
попытаться составить его портрет, можно представить маленького худого
мужчину с тихим голосом, тактичного, строгого - прежде всего по отношению
к самому себе. Мы постигали азы химии, ставили опыты и всё это в спокойной
доброжелательной обстановке. Но когда расшалившегося ученика нужно
было осадить, он мог и повысить голос и даже прикрикнуть. Но делалось это
как-то не оскорбительно для ученика, а, наоборот, поучительно, что в
следующий раз уже не хотелось проказнику попасться на глаза учителю с
подобной провинностью. Он прививал ученикам не страх перед строгостью
учителя, а истинное уважение к своему предмету, да и к себе - это великое
достижение Учителя!
Бижигитов Хамидулла Утебаевич. Определения «хороший Учитель»
здесь недостаточно. До сих пор никто из нас, не может разгадать секрет
неповторимого обаяния и непререкаемого авторитета нашего Учителя, нашего
классного. Уроки его проходили интересно, увлекательно, ни одна минута не
пропадала зря, в 45 минут умещалось все: повторение пройденного, опрос,
объяснение нового, находилось время и для «воспитательных моментов». Он
27
прекрасно знала своих учеников, была в курсе их домашних дел, помогал, чем
мог, где словом, а где и делом. Его забота о нас была безгранична. По-отечески
добрый и строгий, мог и похвалить, и поругать. Но мы любили его за это.
Вспоминаю, как в седьмом классе к нам прислали учителя физкультуры
Садвокасова Хусаина Рашидовича. Молод, красив, подтянут… Старшим
девчонкам, конечно, он нравился, поэтому всякими уловками пытались
привлечь его внимание. Но, всё напрасно…Зато со стороны Хусаина
Рашидовича усиливалось требование на уроках, казалось, что только к
девочкам такое предвзятое отношение, а мальчишек он просто обожал.
Появились первые слёзы: «Ах, учитель придирается!» Глупые, мы же и не
догадывались, по началу, что он уже был влюблён в нашу красавицуучительницу Майру Хамитовну. Они поженились, и мы с восторгом смотрели
на эту молодую семейную пару и даже потихоньку завидовали их счастью…
Мой рассказ будет не полным, если я не расскажу о нашем учителе
истории Оразбаеве …………………… Скромен, всегда в строгом костюме,
опрятен. Красивые чёрные волосы волной обрамляли его высокий лоб.
Объяснял урок всегда чётко и понятно, избегая лишних и не нужных слов, и
мне иногда казалось, что он долго служил в Армии. Не вёл с нами беседы на
душещипательные темы, а порядок на его уроках всегда был. Я любила
историю, поэтому слушала его с большим удовольствием. С теми, кто не хотел
выполнять домашние задания, не слушал на уроке он не церемонился, ставил
два. Но таких учеников у него было мало. Может быть его побаивались, а
может быть уважали за стойкость и выдержку духа.
Работа учителей в школе не ограничивалась проведением уроков и
консультаций. Были кружки, предметные вечера и викторины, КВН, работа на
пришкольном участке. Эта насыщенная школьная жизнь сплачивала нас,
порождала симпатии и взаимопонимание между нами и нашими Учителями,
старшими товарищами, наставниками.
Вот они какие, наши учителя! Эти и ещё многие те, о которых я не успела
написать. Мы любим их и помним ушедших. Но каждый из нас отдает себе
28
отчет в том, что нашей подлинной благодарностью им должны стать мы сами.
Кто мы? Как мы живем, работаем, мыслим? Как растим детей и внуков?
Какими мы должны быть или стать, чтобы оправдать те усилия, которые
затратили на нас учителя? Чем мы можем оплатить свой долг перед ними?
Прежде всего - кем мы стали? Ростки, посаженные и взлелеянные нашими
педагогами, дали корни и расцвели. Наша работа - научная, педагогическая,
юридическая, производственная, предпринимательская - это и есть наш отчет
перед теми, кто учил нас в школе.
Чем стала сегодня наша родная школа? Она обустроилась, похорошела.
Появились новые предметы, новые кабинеты. Но наши классные комнаты
навсегда останутся НАШИМИ. Сколько бы ни было нам отмерено жить на
этой земле, мы всегда будем возвращаться сюда: приезжать (хоть изредка),
рваться в командировки, просто убегать от горя и боли. Мы всегда будем
вместе с тобой, наша школа, школа наших Учителей...
Р.S. Не обо всех учителях я сегодня вспомнила и написала, всё вышло
как-то спонтанно, может быть как-то сумбурно, но это мои воспоминания, мои
мысли и чувства.
Не померкнет их слава в сердцах…
Всем солдатам воевавшим
Низкий наш поклон...
По солдатам, в битве павшим, –
Колокольный звон...
(Ю. Друнина)
Жители аула, также, как и весь советский народ, с горечью восприняли
весть о начале Великой Отечественной войны. Кто-то ушёл добровольцем,
29
кого-то призвала Родина. Трудным и долгим был путь до победного мая 1945
года. Не все вернулись с полей сражений, многим суждено лежать в чужой
земле далеко от родного края, а те, кто с честью выдержал выпавшие на их
долю испытания, вернулись в свои родные аулы к своим матерям, жёнам,
детям. Вернулись, чтобы восстанавливать пошатнувшееся за годы войны
хозяйства, чтобы налаживать мирную жизнь, которую заслужили, и те, кто
воевал и те, кто в глубоком тылу, не доедая и недосыпая, приближал
долгожданную Победу. Многое о подвигах наших земляков в годы войны
остается неизвестно, но будем надеяться, что все вместе мы вспомним о них.
Мы, дети этих отцов и матерей, их внуки и правнуки пронесём эту Память
через года! Пока мы будем помнить об этом, будет жива связь поколений. А
значит, будет жить Россия!
Жангунаков Газиз Сулейменович,
1910 г. Место рождения Омская обл.,
Азовский р-н, а. Канафья. Место призыва
Азовский РВК, Омская обл., последнее
место
службы
6
Гв.
Сд.
Дата
выбытия19.12.1941 убит. Похоронен в
Орловской обл., Новодеревеньковский рн, с.п. Суровское, д. Кулеши, центр,
братская могила.
На месте захоронения имеются два
могильных
холма,
обложенных
кирпичами. Посередине разбита клумба,
обнесенная бордюрными плитами. За
клумбой установлена гипсовая скульптура
скорбящей женщины в длинном платье и
шалью на плечах, в руках держащей
солдатскую каску. Между скульптурой и
клумбой установлена мемориальная доска
30
с надписью: "Здесь похоронены воины Советской Армии, павшие смертью
храбрых в боях за Родину", и фамилии захороненных воинов. К памятнику
ведет дорожка, по обеим сторонам которой установлены столбики с цепью и
две кирпичные массивные плиты со словами "Воины деревни колхоза
"Россия" 1941-1945".
Джангунаков
Сулейменович
1914
Хамит
г.
Место
рождения Омская обл., Азовский рн, к/з Кызыл-Ту. Место призыва
Омская
обл.,
Азовский
РВК,
последнее место службы 1095 СП,
умер от ран, госпиталь 409 отд.
МСБ,
30.11.1943г.
Первичное
место захоронения Белорусская ССР, Могилевская обл., Пропойский р-н, д.
Кошелево, могила № 2, нижний ряд, от северной стороны крайний. Источник
информации ЦАМО. Номер фонда ист. информации 58. Номер описи ист.
информации А-71693. Номер дела ист. информации1874.
Бауржан Джангунаков. Я был на Орловщине у могилы д. Газиза, привез
землю оттуда. Мы посыпали этой землей могилу папы и при открытии
обелиска в Сосновке. Так же я был в Белорусии на могиле д. Хамита, землю
оттуда тоже доставил. Вечная им память!
Джангунаков Мухаметсофа Сулейменович, 1925
г. рождения. Родился в Омской области аул Шонай
(Чунай). Ушел на войну в 16 лет взяв метрики (или
справку) двоюродного брата, где год рождения указан
1918. Участвовал в блокаде Ленинграда. В 1988 году, с
опозданием, награжден орденом Красной звезды. Ушел из
жизни в 1997 году.
31
Жангунаков Ахметбек Сулейманович. Дата рождения 1900 г. Место
рождения Омская обл., Азовский р-н, КзылОскеровский с/с. Дата и место призыва 1941
Азовский РВК, Омская обл., Азовский р-н.
Последнее место службы 60 сп. Военнопересылочный пункт Ленинградский ВПП.
Прибыл в часть из госпиталя 27.09.1943.
Воинская часть ГЛР 4175. Выбытие из
воинской части 28.09.1943. Куда выбыл –
пропал без вести 36 зсбр. 01.1944. Источник
информации ЦАМО. Номер описи ист.
Информации 530167. Номер дела ист.
Информации 42875.
Асаинов Казбек Асанович. Дата рождения 1922г. Место рождения
Омская обл., Азовский р-н, к/з Иркиншик. Дата и место призыва 09.03.1942
Азовский РВК, Омская обл., Азовский р-н. Последнее место службы 14 сп.
Военно-пересылочный пункт Ленинградский ВПП. Прибыл в часть
27.01.1943. Воинская часть 9 ОБВ. Выбытие из воинской части 28.01.1943 в
223 азсп. Источник информации ЦАМО. Номер описи ист. Информации
530167. Номер дела ист. Информации 42726.
Керейбаев Гали-Ахмет Мукашевич. Дата рождения 1919г. Место
рождения Омская обл., Азовский р-н, а. Саргазак. Место призыва Азовский
РВК, Омская обл., Азовский р-н. Дата поступления на службу 05.10.1939г.
32
Сержант. Воинская часть 1268 сп 385 сд ЗапФ. Наименование награды:
Медаль «За боевые заслуги». Даты подвига 07.07.1943-07.08.1943г. Номер
фонда ист. Информации 33. Номер описи ист. Информации 682526. Номер
дела ист. Информации 1465. Архив ЦАМО.
Керейбаев Кожахмет Мукашевич. Керейбаев Хажи-Ахмет (скорее
всего Хаджи-Ахмет) Мукашевич, родился в 1912 году.
В числе первых казахов Омской области Кожахмет Мукашевич учитель Сегизбайской школы Азовского района, был призван в РабочеКрестьянскую Красную Армию в 1939 году. После присяги он был отправлен
в район боевых советско-финских
действий (1939–1940 гг.). В июне
1941 г. он вновь надел солдатскую
шинель.
Старший
сержант,
помощник ком взвода, воевал на 1
Украинском Фронте.
В 1942 г. под Ленинградом
К. М. Керейбаева тяжело ранило, в
связи с чем он был демобилизован. Вернувшись в родной аул, работал в школе,
а затем был избран председателем колхоза «Еркинчилик» (на фото 1 ряд внизу,
в центре).
Волна репрессии прокатилась и здесь…
Сатбаев Газиз Иманбаевич (он же Бакеш) (место рождения - 1895,
Карагандинская обл., Баянаульский р-н, аул. № 7-1937.09.26) казах, счетовод
колхоза "Кзыл-жулдус", житель: Омская обл., Азовский р-н, а.Кабул.
Арест: 1937.07.30 Осужд. 1937.09.25 тройка при УНКВД по Омской обл.
Обв. по ст. 58-10 УК РСФСР. Расстрелян. 1937.09.26.
33
Реабилитирован. 1958.10.15 президиумом Омского облсуда, основание:
за отсутствием состава преступления. [Книга памяти Омской обл.]
Мы помним! Мы гордимся!
Жангонаков Жунусбек Смаилович, 1898 —?гг.
Большое влияние на развитие школьного образования в Сегизбае и
близлежащих казахских аулах оказал Жунусбек Смаилович Жангонаков,
известный педагог, преподаватель казахского языка.
Ж.С. Жангонаков родился в 1898 г. в одном из соседних с Сегизбаем
аулов, позже исчезнувшем - Анафья (Канафья).
С раннего детства родители Жунусбека много внимания уделяли его
образованию: в 1905-1908 гг. его отправляют на учебу
в Петропавловское медресе. В 1911-1916 гг. он
обучается
в училище Министерства народного
просвещения в с. Полтавка Омского уезда. Уже в
советское время, в 1920 г., Жунусбек Жангонаков
оканчивает "Курсы по подготовке красных казахских
учителей" в Акмоле. На этих курсах он изучает
теорию преподавания казахского языка и литературы,
педагогику, историю казахского народа, которые преподавал известный
казахский просветитель, народный поэт Мапкан Жумабаев.
После окончания курсов Ж. Жангонаков возвращается на родину в
Омский уезд, где активно включается в просветительскую работу по
ликвидации неграмотности среди казахского населения. Работая в Омском
губернском отделе народного образования, большое внимание он уделяет
открытию школ в отдаленных аулах. При его участии открываются первые
34
школы в аулах Кыпчиах, Кабул, Сегизбай, в которые набирают обучаться как
мальчиков, так и девочек.
На какое-то время Жунусбек Смаилович вынужден был оставить заботу
о просвещении в омских аулах, так как в 1926 г. был направлен на работу
следователем в Кызылжарский (Акмолинский) областной суд. Но и здесь он
не оставляет преподавательскую работу - читает методику преподавания
казахского языка и литературы на курсах по подготовке учительских кадров.
Этот опыт пригодился ему по возвращении в 1932 г. в Омск, куда он был
направлен преподавателем теории грамматики казахского языка в Омский
казахский педтехникум, открытый в 1930 г. В 1934 г. Жунусбек Смаилович
становится заместителем директора этого техникума, а также работает на
заочных курсах при техникуме.
Какое-то время он проработал и в Сегизбайской школе. Так в 1998 г.,
когда в Сегизбае праздновался 100-летний юбилей со дня рождения этого
казахского просветителя, на местной школе появилась табличка: "С 1952 по
1956 гг. в Кзыл-Аскеровской средней школе работал Жунусбек Смаилович
Жангонаков". Память об этом "Учителе учителей" до сих пор жива среди его
земляков.
Раушан Джангунакова. Почти все Жангунаковы были учителями.
Мухаммед умер от болезни, Хамит погиб в Белоруссии, Газиз - под Москвой.
Мой папа Сапа Сулейменович тоже учитель, много лет отдал школе и
воспитанию детей, был директором Кабульской начальной школы.
В нашей семье у всех по-разному записаны фамилии у кого -то Ж, а у
кого-то Д. У Жунусбека был единственный сын. Есть внучка, живет в
Караганде. На праздновании 100 - летия со дня его рождения собрались многие
наши братья, много говорили и вспоминали о нём…Я часто бывала у него в
Омске, он жил на 1-ой Самарской улице.
Часть меня живёт здесь и поныне
Моя память, юность и любовь
35
Видно суждено мне возвращаться
В край родимый, в мыслях, вновь и вновь,
Чтобы просто молча поклониться
Этой милой ласковой Земле,
Постоять и Богу помолиться
О деревне, людях, обо мне…
Списки семей жителей аула в разные годы:
№
Фамилия
Родители
Дети
1.
Абдулины
Зейнула,
Муслима
2.
Абдуловы
Махмуд,
3.
4.
Абикеев
Рауп
Зульфия, Зинат,
Майра,
Хамидулла,
Сагат,
Нафиса, Нурия,
Максум,
Марат, Мухтар
Айтжамал
5.
Айтенов
6.
7.
8.
9.
10.
11.
Алеевы
Арыстанбековы
Асаинов
Атыгаевы
Аубакировы
Байбулатовы
12.
Байгереев
13.
Баймуратовы
Айдаровы
Нуркан
Казбек
Вахит
Искакович
Фатима, Бану,
Шолпан,
Айсулу,
Молдахан
Кумыс, Ербол
Карлыгаш
Роза
Ботагоз
Курмангали,
Сапаргали
Серик
Год
проживания
36
14.
Баум
15.
Бельдеубаевы 1
16.
17.
18.
19.
20.
21.
Бельдеубаевы 2
Бесекеевы
Боксгорн
Бржановы
Бузовский
Бузовский
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
Бэм
Водопьяновы
Гайдук
Гемер
Григорец
Дербисовы
Джангунаков
29.
30.
31.
32.
Домоскановы
Дорошенко
Досмагановы
Жаксыбаевы
33.
34.
35.
36.
37.
Жортушиновы,
Жумабаевы
Заббаровы
Калеевы
Керейбаев
38.
39.
40.
Керейбаев
Кожагельдиновы
Корсаковы
Екатерина
Ида
Григорий
Иван, Маруся
Эмма
Володя,
Андрей, Галя,
Лида
Фарида, Рабига,
Алтай
Джамбул
Серик
Толя
Рашид
Иван, Василий,
Светлана
Элла
Люда, Галя
Люда,
Роза
Сапа
Ертай, Коралай,
Сулейменович Раушан,
Бауржан, Естай
Карлыгаш
Клавдия
Люба
Даулет
Нурбек,
Базарбек
Дариха
Балтабек, Зайра
Зайтуна, Закия,
Ботай
Гали-Ахмет
Айман,
Шолпан,
Кулян, Гульнар
Бекежан
Мансур,
Мадина
37
41.
Кошкарбаев
Машрап
Кабиден,
Фарида
42.
43.
44.
Кунаевы
Кушкенгуловы
Лобастовы
Жанатай
Салтанат
Люда,
Шура,
Поля
45.
46.
47.
Мадины
Медведевы
Мейрмановы
48.
49.
Мусины
Мустафина
50.
51.
52.
53.
Мустафины
Мухамеджановы
Мухамедрахимовы
Мухамедшины
54.
Мухаметчина
Факия
55.
Мухаметчин
Шарафий
56.
57.
Назыров
Назыров
Картата
Умар, Галя
58.
59.
Найверт
Найверт
Виктор
Мария
60.
61.
Найверт
Нейштадт
Эмилия
Владимир,
Вера
Алибек,
Халима
Культай
Мажитовна
Галимша,
Минихада
Альфия, Роуза, 1960Лина,
Асхат, 1979гг.
Рамзия, Ринат,
Гульнара
Галимша,
Галимжан,
Муслима,
Сания,
Хакимжан
Салих, Расих,
Фазыл
Аниса
Роза,
Рая,
Марина
Саша,
Ида, Ира, Толя,
Оля
Галя, Саша
Надя,
Федя,
Саша, Лена
38
62.
63.
64.
65.
66.
Омбутаевы
Плохотнюк
Рахметовы
Резник
Сагадеевы
67.
Садины
68.
69.
70.
71.
72.
Садыковы
Сафиуллин
Стефанская
Тайзутдиновы
Узбековы
73.
74.
75.
Ульшины
Хабидуллины
Чердаковы
76.
77.
78.
Чумчековы,
Шакеновы
Шумшековы
79.
Шамсутдиновы
80.
81.
82.
Шарафутдиновы
Шнайдер
Эрбес
(управляющий)
…б.Хабиба
83.
84.
85.
86.
Бауржан
Сейткали, Зоя, Люция, Рузиля,
дед.
Дамир
Шаймерден
Талгатбек,
Зайра, Кунсулу
Роза
Гайса
Хамза, Габбас
Раиса
Лена, Сергей,
Райхана,
Рашида
Сергей
Захар, Софья Альмира,
Абдуловна
Рашида,
Райхана, Раиль
Жангерей,
Зухра
(Лена) Элла
Жумажан,
Темирхан
Харис,
Фаиз,
Сейфульмулюк,
Рифкат, Асхат,
Розалия
Апул, Кадча
Яша
39
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.
98.
99.
100.
101.
102.
103.
104.
105.
106.
107.
108.
109.
110.
111.
112.
113.
114.
115.
116.
117.
118.
119.
Автор
karelinalina
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
337
Размер файла
1 049 Кб
Теги
кабул
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа