close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Проверка достоверности заявления о фальсификации доказательства в гражданском судопроизводстве.

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ЕРШОВА НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВНА
ПРОВЕРКА ДОСТОВЕРНОСТИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ
ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
12.00.15 - гражданский процесс; арбитражный процесс.
Автореферат диссертации на соискание
ученой степени кандидата
юридических наук
Москва - 2014
2
Работа выполнена на кафедре гражданского и административного
судопроизводства Московского государственного юридического университета
им. О.Е. Кутафина (МГЮА).
Научный руководитель:
Почетный работник высшего
профессионального образования,
доктор юридических наук, профессор
Громошина Наталья Андреевна
Официальные оппоненты:
Молчанов Валерий Владимирович
доктор юридических наук, профессор
кафедры гражданского процесса
юридического факультета ФГБОУ ВПО
«Московский государственный
университет имени М.В.Ломоносова»
Раскатова Наталья Николаевна
кандидат юридических наук, доцент
кафедры гражданского, арбитражного,
административного процессуального
права ФГБОУ ВПО «Российская академия
правосудия», судья Московского
городского суда.
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Воронежский
государственный университет»
Защита диссертации состоится «16» декабря 2014 г. в 12-00 на заседании
диссертационного совета Д 212.123.04, на базе Московского государственного
юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) 123995, г. Москва,
ул. Садовая-Кудринская, д. 9, зал диссертационного совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского
государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).
Полный текст диссертации, автореферат диссертации, а также отзыв
научного руководителя размещены на сайте Московского государственного
юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА):
http://msal.ru/general/academy/councils/collab
Автореферат разослан «______» _______________ 2014 г.
И.о. Ученого секретаря
диссертационного совета
доктор юрид. наук, профессор
А.А. Мохов
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования.
Нормы части 1 ст. 46 Конституции РФ гарантируют каждому право на
судебную защиту его прав и свобод. Согласно ст. 2 ГПК РФ, ст. 2 АПК РФ
задачами
гражданского
судопроизводства
являются
правильное
и
своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты
нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан,
организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской
Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами
гражданских, трудовых или иных правоотношений.
Но, несмотря на то, что действующие цивилистические процессуальные
кодексы предусматривают систему гарантий, обеспечивающую достижение
поставленных перед правосудием задач, практические работники, среди
которых не только адвокаты и иные представители лиц, участвующих в деле,
но и, главным образом, сами судьи, обеспокоены тем обстоятельством, что
достижению целей гражданского судопроизводства препятствует широкое
распространение фальсификации судебных доказательств. Нормы АПК и ГПК
РФ, регулирующие отношения, связанные с подачей, рассмотрением и
проверкой заявления о фальсификации (подложности) доказательства, не
только лишены единообразия в применении судами, но и не достигают
основной поставленной перед ними задачи - обеспечение поступления в
распоряжение суда достоверных доказательств для принятия на их основе
законных и обоснованных судебных актов.
По этой причине на протяжении последнего десятилетия в судах
различных регионов Российской Федерации вновь и вновь проводится анализ
правоприменения норм, регулирующих порядок подачи, рассмотрения и
проверки достоверности заявлений о фальсификации доказательства: 2005 г. Арбитражный суд Приморского края (Н. Перязева - председатель судебного
состава); 2006 г. - Арбитражный суд г. Москвы; 2008 г. - Арбитражный суд
4
Красноярского края; 2009 г. - Арбитражный суд Воронежской области
(В.С. Анохин - председатель суда).
Как можно заметить, география фальсификации судебных доказательств
охватывает территорию Российской Федерации от центральной России до
Дальнего Востока, что подтверждает масштабность проблемы. Неоднократное
обращение
членов
судейского
корпуса
к
вопросам
фальсификации
доказательств свидетельствует, с одной стороны, о несовершенстве правового
регулирования указанных отношений и остроте проблемы фальсификации
судебных доказательств, с другой стороны, подтверждает отсутствие какихлибо законодательных попыток преодоления существующих пробелов и
создания эффективного механизма обеспечения достоверности доказательств.
Известная
неразработанности
сложность
вопросов
заключается
фальсификации
также
в
доктринальной
(подложности)
судебного
доказательства, несмотря на то, что первые упоминания о подложных
доказательствах встречались уже в статьях Псковской судной грамоты 1467 г.
Поэтому следует согласиться с той точкой зрения, что правовая природа
фальсификации доказательства и ее место в институте доказательственного
права остается terra incognita как для теоретиков, так и для правоприменителей
(М.З. Шварц).
Существующая в теории неопределенность по вопросам о понятии
фальсификации, ее содержании, непосредственном объекте, способе выявления
и
последствиях
признания
доказательства
сфальсифицированным
сопровождается проблемами практического характера, возникающими при
определении порядка подачи и требований, предъявляемых к заявлению о
фальсификации доказательства, разъяснении уголовно-правовых последствий
лицам, участвующим в деле, и пр.
Интерес также представляет сравнение норм АПК и ГПК РФ, поскольку
указанные источники права не только используют различную терминологию
("фальсификация" - АПК РФ, "подлог" - ГПК РФ), но и дифференцированно
подходят к решению ряда вопросов, связанных с фальсификацией (подлогом).
5
Предметом
исследования
являются
положения
законодательства,
регулирующие порядок подачи, рассмотрения и проверки заявления о
фальсификации (подложности) доказательства, практика их применения, а также
теоретические
вопросы,
связанные
с
понятием,
достоверностью
фальсификацией судебных доказательств.
Целью
диссертационного
исследования
является
составление
комплексного представления о фальсификации доказательства как о явлении
правовой действительности, а также определение должного режима правового
регулирования отношений, связанных с подачей, рассмотрением и проверкой
заявления о фальсификации (подложности) доказательства в гражданском
судопроизводстве.
Поставленная цель определила задачи настоящей диссертации:
- исследовать, в том числе и в историческом аспекте, теоретические
основы
достоверности
судебного
доказательства
в
гражданском
процессуальном праве России;
- установить соотношение понятий достоверности (недостоверности)
судебного доказательства и фальсификации судебного доказательства;
- определить содержание проверки достоверности доказательства и
проверки
достоверности
заявления
о
фальсификации
(подложности)
доказательства, установить их соотношение;
- провести сравнительный анализ норм АПК и ГПК РФ, регулирующих
процессуальные правоотношения, возникающие в связи с заявлением о
фальсификации (подложности) доказательства;
- выявить существующие в правоприменительной практике арбитражных
судов и судов общей юрисдикции
проблемы, связанные с подачей,
рассмотрением и проверкой заявлений о фальсификации (подложности)
доказательств, выработать научно обоснованные рекомендации и предложения
по их разрешению;
- разработать теоретическую основу для создания единообразного в АПК
и ГПК РФ и эффективного механизма правового регулирования отношений,
и
6
связанных с подачей, рассмотрением и проверкой достоверности заявления о
фальсификации.
Методология исследования. Диссертация написана с использованием
общенаучного диалектического метода познания, исторического, логического,
социологического,
юридического
сравнительно-правового,
методов
исследования,
систематического,
анализа
научных
техникоконцепций,
действующего процессуального законодательства и практики его применения.
Теоретическая основа исследования. В основу диссертации положены
труды русских процессуалистов конца XIX - начала XX в.в. - К. Анненкова,
Е.В. Васьковского, Ю.С. Гамбарова, Н.А. Неклюдова, И.Е. Энгельмана, а также
современные исследования в области гражданского процессуального, уголовнопроцессуального и уголовного права таких ученых, как: С.Н. Абрамов,
Т.В. Аверьянова, В.С. Анохин, В.Д. Арсеньев, С.А. Барашков, Р.С. Белкин,
А.Т. Боннер, Н.А. Громошина, М.А. Гурвич, П.П. Гуреев, А.Г. Давтян,
О.В. Иванов, А.Г. Калпин, А.Ф. Клейнман, А.С. Козлов, С.В. Курылев,
Т.А.
Лилуашвили,
П.А.
Лупинская,
Б.Т.
Матюшин,
С.М.
Михайлов,
В.В. Молчанов, А.А. Мохов, Э.М. Мурадьян, И.В. Овсянников, Л.Г. Осокина,
И.М.
Резниченко,
А.К.
Сергун,
И.В.
М.С.
Решетникова,
Строгович,
В.С.
Е.Р.
Россинская,
Тадевосян,
Т.В.
В.В.
Сахнова,
Тихомиров,
М.К. Треушников, Л.Т. Ульянова, Ф.Н. Фаткуллин, М.А. Фокина, М.Х. Хутыз,
М.А. Чельцов, Д.М. Чечот, М.З. Шварц, К.С. Юдельсон, А.В. Юдин и других.
Научная новизна исследования.
исследовании
впервые
в
науке
В настоящем
гражданского
диссертационном
процессуального
права
подвергаются комплексному анализу, в том числе на межотраслевом уровне,
вопросы
теоретического
и
практического
порядка,
связанные
с
фальсификацией судебных доказательств, исследуются правовая природа
фальсификации, ее место в институте доказательственного права, способы
выявления и профилактики.
По
итогам
проведенного
исследования,
следующие теоретические положения:
на
защиту
выносятся
7
1. Основываясь на анализе процесса формирования сведений о фактах в
личных, предметных и смешанных доказательствах, диссертант приходит к
выводу,
что
сфальсифицированными
могут
быть
только
предметные
доказательства (письменные доказательства, вещественные доказательства,
аудио- и видеозаписи).
Процесс формирования сведений о фактах, содержащихся в личных и
смешанных доказательствах, происходит в психике (сознании) человека,
поэтому запечатленный в ней след факта объективной действительности
(сведения о фактах) не доступен для изменения (подделки). На психику
человека - источника доказательства может быть оказано какое-либо
воздействие, с целью побуждения указанного лица сообщить суду сведения, не
соответствующие действительности, но и в этом случае, по мнению
диссертанта, неверно говорить о фальсификации, поскольку след факта
объективной действительности (сведения о фактах) в психике (сознании)
человека - источника доказательства остается неизменным. Более того, такое
лицо будет осознавать, что сообщает суду ложные сведения и может этого не
допустить. Поэтому личные доказательства (объяснения сторон и третьих лиц,
показания свидетелей) и смешанные доказательства (заключения экспертов)
могут быть недостоверными, в том числе, заведомо ложными. Однако
причиной их недостоверности фальсификация не может быть объективно.
2. Проверка достоверности судебного доказательства и проверка
достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства
соотносятся как общее и специальное.
Общим
является
то,
что обе
проверки направлены на
оценку
достоверности судебного доказательства. Специальный характер проверки
достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства
заключается в том, что, во-первых, такая проверка не предполагает полного
исследования достоверности доказательства, так как осуществляется в пределах
доводов заявителя и направлена на установление достоверности лишь
заподозренных в фальсификации сведений о фактах, во-вторых, проверка
8
заявления о фальсификации (подложности) имеет специальные процессуальные
основания проведения (соответствующая норма права и заявление лица,
участвующего в деле), в-третьих, она проводится посредством специфических
способов, указанных в законе: назначение экспертизы, истребование других
доказательств, принятие иных мер.
3. Содержание проверки достоверности заявления о фальсификации
(подложности) доказательства составляют:
1)
исследование
процесса
формирования
сведений
о
фактах,
заподозренных в фальсификации;
2) определение соответствия сведений о фактах, содержащихся в спорном
доказательстве, обстоятельствам дела, установленным судом.
Такое
сочетание
позволит
суду
сделать
правильный
вывод
о
достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства и
действительном характере спорного доказательства.
4. В результате исследования норм АПК и ГПК РФ, по-разному
регулирующих порядок подачи, рассмотрения и проверки достоверности
заявления о фальсификации (подложности) доказательства, диссертантом
обнаружена
объективные
необходимость
основания
для
унификации
их
указанных
норм,
дифференцированного
поскольку
изложения
в
цивилистических процессуальных кодексах отсутствуют.
5. Анализ понятия "подлога" ("подложности") с точки зрения этимологии,
законодательства и доктрины показал, что традиционно оно употребляется
только в отношении поддельных документов, подделка других объектов
материального мира не охватывается понятием подлога. Учитывая то
обстоятельство,
что
в
рамках
гражданского
судопроизводства
сфальсифицированными могут оказаться не только письменные доказательства,
в числе которых документы, но и вещественные доказательства, а также аудиои видеозаписи, представляется необходимым, заменить термин "подлог",
используемый в ст. 186 ГПК РФ на термин "фальсификация", используемый в
ст. 161 АПК РФ.
9
Под "фальсификацией" следует понимать умышленное противоправное
деяние, направленное на изготовление (создание) судебного доказательства,
содержащего изначально ложные
сведения о фактах,
или искажение
(изменение) сведений о фактах, содержащихся в подлинном доказательстве,
совершенные посредством различных приемов и способов (подчистка,
удаление, стирание, внесение ложных сведений, дописка, пометка другим
числом и т.п.).
6. Посредством анализа правоприменения норм ст. 186 ГПК РФ, ст. 161
АПК РФ, а также с учетом возникающих проблем и потребностей практики
диссертантом предложено регулировать в АПК и ГПК РФ порядок подачи и
требования, предъявляемые к заявлению о фальсификации доказательства,
следующим образом:
- заявление о фальсификации доказательства может быть подано как в
устной, так и в письменной форме. В случае устного заявления о
фальсификации доказательства оно заносится в протокол и подписывается
лицом, его сделавшим.
- в заявлении о фальсификации доказательства должно быть указано, в
чем, по мнению заявителя, заключается фальсификация (подделка, искажение).
Неисполнение указанного требования приводит к отклонению заявления.
- в заявлении могут быть указаны меры, которые следует предпринять
суду для проверки достоверности заявления;
- объектами заявлений о фальсификации доказательства могут выступать
письменные
доказательства,
вещественные
доказательства,
аудио-
и
видеозаписи, как представленные лицами, участвующими в деле, так и
полученные по требованию суда от лиц, не являющихся участниками процесса.
7. Представитель лица, участвующего в деле, подписавший заявление о
фальсификации доказательства или устно заявляющий об этом в судебном
заседании, должен рассматриваться в качестве самостоятельного субъекта
заявления о фальсификации доказательства, поскольку, согласно нормам
уголовно-процессуального
законодательства,
лицо,
подписавшее
или
10
сделавшее устное сообщение о преступлении, в числе которых фальсификация
доказательств, считается заявителем. Таким образом, при подаче заявления о
фальсификации доказательства заявителем следует считать лицо, подписавшее
заявление или сделавшее такое заявление устно.
8.
В
целях
профилактики
фальсификаций
доказательств
и
необоснованных заявлений о фальсификации доказательств в гражданском
судопроизводстве, предлагается, во-первых, дополнить АПК РФ нормой
аналогичной ч. 3 ст. 226 ГПК РФ ("Частные определения суда"), во-вторых,
создать уведомительную форму взаимодействия арбитражных судов и судов
общей юрисдикции с правоохранительными органами, при которой судья в
случае обнаружения признаков состава преступлений, предусмотренных
ч. 1 ст. 303 УК РФ ("Фальсификация доказательств"), ч. 1 ст. 306 УК РФ
("Заведомо ложный донос"), направляет в правоохранительные органы частное
определение для принятия решения о возбуждении уголовного дела по
соответствующей статье УК РФ.
Значение результатов исследования. Сформулированные в настоящем
диссертационном исследовании теоретические выводы могут быть применены
в научно-педагогической деятельности. Изложенные в работе предложения о
совершенствовании гражданского процессуального законодательства могут
быть использованы в нормотворческой деятельности. Проведенный анализ
судебной практики способен послужить основанием для дачи Верховным
Судом РФ разъяснений по соответствующим вопросам.
Апробация результатов исследования. Диссертация рецензировалась и
обсуждалась на кафедре гражданского и административного судопроизводства
Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина
(МГЮА).
Наиболее принципиальные положения диссертационного исследования
нашли отражение в пяти научных статьях.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав,
включающих в себя девять параграфов, заключения и библиографии.
11
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во
обосновывается
введении
актуальность
темы
исследования,
определяются предмет, цель, задачи, методология и теоретическая основа
исследования, раскрываются его научная новизна и теоретическое значение,
формулируются положения, выносимые на защиту.
Первая глава "Общие положения о судебном доказательстве, его
достоверности и фальсификации" состоит из трех параграфов.
В
первом
"Понятие
параграфе
и
достоверность
судебного
доказательства в российском законодательстве и доктрине" рассматриваются
существующие в доктрине гражданского процессуального права научные точки
зрения К.С. Юдельсона, Е.В. Васьковского, С.В. Курылева, А.К. Сергун,
Д.М.
Чечота,
О.В.
Иванова,
М.К.
Треушникова
и
других
ученых-
процессуалистов по вопросу о понятии доказательства. Проанализировав
существующие научные подходы, автор присоединяется к точке зрения о
едином понятии судебного доказательства, в котором сведения о фактах и
средства доказывания соотносятся как содержание и процессуальная форма.
Содержание судебного доказательства составляют сведения о фактах, на
основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств,
обосновывающих
требования
и
возражения
сторон,
а
также
иных
обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения
дела.
Под процессуальной формой доказательства (средствами доказывания)
следует понимать совокупность установленных законом правил получения и
исследования сведений о фактах, форму вовлечения сведений о фактах в
процесс. При этом диссертант, соглашаясь с мнением Р.С. Белкина,
С.В.
Курылева,
В.В.
Молчанова,
М.К.
Треушникова,
Т.В.
Сахновой
разграничивает средства доказывания (процессуальную форму доказательства)
и источник доказательства, понимая под последним объекты материального
мира (людей, вещи), носителей сведений о фактах.
12
Анализ существующих в доктрине гражданского процессуального права
определений достоверности судебного доказательства обнаружил полное
отсутствие единства мнений по данному вопросу. Критерием достоверности
выступают:
совокупность
процессуальной
формы
признаков,
доказательства
касающихся
(Б.Т.
содержания
Матюшин);
и
совокупность
доказательств по делу (В.Д. Арсеньев); признание судом истинности или
ложности
сведений,
содержащихся
в
доказательствах
(М.А.
Фокина);
доброкачественность источника и непротиворечие с другими доказательствами
по делу (Е.А. Шараева); неопровергнутость содержания доказательства в
процессе
доказывания
(И.В.
Овсянников),
правильность,
соответствие
полученных сведений о фактах действительности (М.К. Треушников);
соответствие установленных обстоятельств дела фактическим обстоятельствам,
имевшим место (А.А. Мохов, А.Я. Рыженков); доверие суда (М.З. Шварц).
Отсутствие
четкого представления
о том,
что является
содержанием
достоверности судебного доказательства, и каким образом она должна
проверяться, способны негативно сказаться на правоприменительной практике.
По мнению диссертанта, законодательное определение достоверности
судебного доказательства, содержащееся в ч. 3 ст. 71 АПК РФ, правильно
отражает содержание рассматриваемого понятия. В соответствии с указанной
нормой "доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в
результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем
сведения
соответствуют
действительности".
В
результате
анализа
законодательной дефиниции автор приходит к следующим выводам:
1) При оценке достоверности доказательства исследованию и проверке
подлежат только сведения о фактах, т.е. содержание доказательства,
процессуальная форма не является предметом проверки на достоверность.
Такой подход законодателя представляется диссертанту верным, поскольку
дефекты процессуальной формы приводят не к тому, что полученные сведения
о фактах перестают соответствовать действительности, а к тому, что они
признаются недопустимыми, так как получены с нарушением норм закона.
13
2) сведения о фактах проверяются (оцениваются) судом на соответствие
действительности.
Такая проверка, по мнению диссертанта, имеет две неотъемлемые
составляющие. Разделяя точку зрения С.В. Курылева о том, что факт, имевший
место в действительности, оставляет определенный след на материальных
носителях (людях, вещах), диссертант считает, что при проверке достоверности
доказательства,
суду,
во-первых,
необходимо
исследовать
процесс
формирования сведений о фактах, содержащихся в доказательстве. В
частности, установить являются ли сведения о фактах следом факта
объективной
действительности,
т.е.
сформировались
в
результате
взаимодействия их материального носителя (источника) с искомым фактом.
Второй составляющей проверки достоверности доказательства является
определение соответствия сведений о фактах, содержащихся в доказательстве,
обстоятельствам дела, установленным судом, поскольку именно установленные
судом обстоятельства дела (при условии их правильного установления),
являются отражением объективной действительности.
Во втором параграфе "История развития норм о подложности судебного
доказательства в российском процессуальном законодательстве" диссертант
обращается к анализу таких источников права как Русская правда, Псковская
судная грамота 1467 г., Новгородская судная грамота 1471 г., Судебники 1497 г.
и 1550 г., Соборное уложение 1649 г., Устав гражданского судопроизводства
1864 г., ГПК РСФСР 1923 г., ГПК РСФСР 1964 г. на предмет содержания этими
источниками права норм, посвященных регулированию отношений, связанных
с фальсификацией (подложностью) судебного доказательства.
В результате предпринятого анализа автор приходит к выводу о том, что
в древнерусских источниках права на протяжении длительного периода
времени
не
встречается
ни
одного
упоминания
о
подложных
(фальсифицированных) доказательствах. Только лишь в источниках XV - XVII
веков (в Псковской судной грамоте 1467 г., Судебниках 1497 г. и 1550 г.,
Соборном уложении 1649 г.) появляются первые нормы о подложности.
14
Детальная
разработка
вопросов,
связанных
с
подложностью
доказательства, приходится на вторую половину XIX века в связи с принятием
Устава гражданского судопроизводства 1864 года. Устав предусматривал две
формы заявления о подложности судебного доказательства (спор по сомнению
в подлинности акта, спор о подлоге акта), четко определял порядок подачи,
рассмотрения
и
проверки
таких
заявлений,
последствия
признания
доказательства подложным.
После революции 1917 года коренным изменениям подверглась вся
система российского права, в результате нормы о подложности доказательства
в ГПК РСФСР 1923 г. и 1964 г. были изложены в самом общем виде, что было
воспринято и современными цивилистическими процессуальными кодексами.
В третьем параграфе "Подложность" и "фальсификация" доказательств:
проблема отсутствия единства терминологии или различные процессуальные
институты гражданского судопроизводства" диссертант, обратившись к
рассмотрению вопроса о содержании и соотношении понятий "подложности" и
"фальсификации" доказательства, а также, основываясь на научной концепции,
сформулированной
дифференциации
Н.А.
Громошиной
цивилистических
по
процессов,
вопросу
об
приходит
к
основаниях
выводу
о
необходимости унификации норм ст. 161 АПК, ст. 186 ГПК РФ.
Автор также отмечает, что термин "подлог" традиционно употребляется
только в отношении поддельных документов, подделка других объектов
материального мира не охватывается понятием подлога. Однако, учитывая, что
нормы ст. 186 ГПК РФ не ограничивают круг объектов, в отношении которых
может быть заявлено о подлоге, только лишь документами, указанный термин
становится неспособным отразить весь объем вкладываемого в него явления и
нуждается в замене на термин "фальсификация", под которым следует
понимать умышленное противоправное деяние, направленное на изготовление
(создание)
сведения
судебного
о фактах,
содержащихся
в
доказательства,
или искажение
подлинном
содержащего
изначально
ложные
(изменение) сведений о фактах,
доказательстве,
совершенные
посредством
15
различных приемов и способов (подчистка, удаление, стирание, внесение
ложных сведений, дописка, пометка другим числом и т.п.).
Вторая
глава
доказательства:
"Заявление
порядок
о
подачи,
фальсификации
предъявляемые
(подложности)
требования
и
процессуальные последствия" состоит из трех параграфов.
В первом параграфе "Порядок подачи и требования, предъявляемые к
заявлению о фальсификации (подложности) доказательства в гражданском
судопроизводстве: проблемы теории и практики" автор отмечает, что
действующие цивилистические процессуальные кодексы различным образом
определяют форму и содержание заявления о фальсификации и заявления о
подложности доказательства, перечень объектов, в отношении которых может
быть заявлено о фальсификации (подложности), а также круг субъектов,
наделенных правом подачи таких заявлений.
На основе анализа законодательства, доктрины и практики диссертантом
вырабатывается единообразный для АПК и ГПК РФ механизм правового
регулирования
отношений,
связанных
с
подачей
и
требованиями,
предъявляемыми к заявлению о фальсификации доказательства. В частности,
предлагается исключить из содержания ст. 161 АПК РФ норму об
обязательности
письменной
формы
заявления,
предоставив
лицам,
участвующим в деле, право выбирать форму заявления по своему усмотрению,
как это имеет место в ГПК РФ. В случае устного заявления о фальсификации
доказательства, оно заносится в протокол и подписывается заявителем.
Вне зависимости от формы подачи заявление должно соответствовать
определенным требованиям. В качестве обязательного требования предлагается
закрепить положение, согласно которому в заявлении о фальсификации
доказательства должно быть указано в чем, по мнению заявителя, заключается
фальсификация (подделка, искажение) доказательства. Несоблюдение данного
требования должно приводить к отклонению заявления о фальсификации
доказательства как необоснованного. В качестве факультативного требования
предлагается сформулировать в законе положение о том, что в заявлении могут
16
быть указаны меры, которые следует предпринять суду для проверки
достоверности
заявления
(назначить
экспертизу,
допросить
свидетеля,
истребовать другие доказательства и пр.). Однако, учитывая различный уровень
правовой грамотности лиц, участвующих в деле, несоблюдение данного
требования не должно приводить к отклонению заявления.
Проанализировав процесс формирования сведений о фактах в личных,
предметных и смешанных доказательствах, диссертант приходит к выводу, что
сфальсифицированными могут быть только предметные доказательства
(письменные
доказательства,
вещественные
доказательства,
аудио-
и
видеозаписи). Процесс формирования сведений о фактах, содержащихся в
личных и смешанных доказательствах, происходит в психике (сознании)
человека,
поэтому
запечатленный
в
ней
след
факта
объективной
действительности (сведения о фактах) не доступен для изменения (подделки).
На психику человека - источника доказательства может быть оказано какоелибо воздействие, с целью побуждения указанного лица сообщить суду
сведения, не соответствующие действительности, но и в этом случае, по
мнению диссертанта, неверно говорить о фальсификации, поскольку след факта
объективной действительности (сведения о фактах) в психике (сознании)
человека - источника доказательства остается неизменным. Более того, такое
лицо будет осознавать, что сообщает суду ложные сведения и может этого не
допустить. Поэтому личные доказательства (объяснения сторон и третьих лиц,
показания свидетелей) и смешанные доказательства (заключения экспертов)
могут быть недостоверными, в том числе, заведомо ложными. Однако
причиной их недостоверности фальсификация не может быть объективно.
Таким образом, объектом заявления о фальсификации (подложности)
доказательства
могут
выступать
вещественные
доказательства,
только
аудио-
и
письменные
видеозаписи,
доказательства,
причем
как
представленные лицами, участвующими в деле, так и полученные по
требованию суда от лиц, не являющихся участниками процесса.
17
Диссертантом также обосновывается положение, согласно которого
субъектом заявления может выступать не только любое лицо, участвующее в
деле (стороны, третьи лица, процессуальные истцы), но и его представитель.
Представитель лица, участвующего в деле, подписавший заявление о
фальсификации (подложности) доказательства или устно заявляющий об этом в
судебном заседании, должен рассматриваться в качестве самостоятельного
субъекта
такого
заявления,
поскольку,
согласно
нормам
уголовно-
процессуального законодательства, лицо, подписавшее или сделавшее устное
сообщение о преступлении, в числе которых фальсификация доказательств (ст.
303 УК РФ), считается заявителем.
Во втором параграфе "Процессуальные последствия обращения в суд с
заявлением
о
фальсификации
(подложности)
доказательства"
автор,
в
частности, исследует вопрос о том, кому и какие уголовно-правовые
последствия должны разъясняться при обращении в суд с заявлением о
фальсификации доказательства и приходит к выводу, что при рассмотрении
заявления о фальсификации доказательства лицам, участвующим в деле, а
также
их представителям
не
требуется
разъяснять
уголовно-правовые
последствия, предусмотренные ч. 1 ст. 303 УК РФ за фальсификацию
доказательств по гражданскому делу и ч. 1 ст. 306 УК РФ за заведомо ложный
донос, поскольку на момент такого предупреждения указанные преступления
(если они имели место) являются уже оконченными.
Проанализировав
с
точки
зрения
принципов
гражданского
судопроизводства нормы п. 2 ч. 1 ст. 161 АПК РФ, согласно которым
"оспариваемое
доказательство
исключается
с
согласия
лица,
его
представившего, из числа доказательств по делу", диссертант указывает на
необходимость изъятия из АПК РФ названных норм, поскольку предоставление
лицам, участвующим в деле, права распоряжаться доказательствами не
согласуется с принципами объективной истины, законности и равноправия
сторон.
Более
доказательство
того,
далеко
по
мнению
не
всегда
диссертанта,
полностью
сфальсифицированное
утрачивает
свое
18
доказательственное
значение.
Так,
если
доказательство
было
сфальсифицировано в полном объеме или в такой его части, которая с
необходимостью влечет недостоверность всего доказательства в целом, то такое
доказательство не может служить доказательством существования (отсутствия)
фактов, в обоснование которых оно было представлено, однако, представляется,
что в отношении иного круга фактов (например, недобросовестности лица,
участвующего в деле) сфальсифицированное доказательство может служить
доказательством. В случаях, когда доказательство подверглось фальсификации в
части, не влекущей недостоверность доказательства в целом (например, при
подмене
отдельных листов договора,
допечаток),
диссертант
считает
внесении исправлений,
допустимым
использование
дописок,
такого
доказательства в части, достоверность которой не вызывает сомнений.
В целях профилактики фальсификации доказательств и необоснованных
заявлений о фальсификации доказательств в гражданском судопроизводстве, а
также принимая по внимание правовую природу заявления о фальсификации
доказательства и общественную опасность преступлений, предусмотренных ч.
1 ст. 303 УК РФ, ч. 1 ст. 306 УК РФ, автором предлагается, во-первых,
дополнить АПК РФ нормой, аналогичной ч. 3 ст. 226 ГПК РФ ("Частные
определения
взаимодействия
суда").
Во-вторых,
арбитражных
судов
создать
и
уведомительную
судов
общей
форму
юрисдикции
с
правоохранительными органами, при которой судья в случае обнаружения
признаков состава преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 303 УК РФ
("Фальсификация доказательств"), ч. 1 ст. 306 УК РФ ("Заведомо ложный
донос"), направляет в правоохранительные органы частное определение для
принятия решения о возбуждении уголовного дела по соответствующей статье
УК РФ.
В третьем параграфе "Процессуальные вопросы подачи заявления о
фальсификации
(подложности)
доказательства
на
стадиях проверки
и
пересмотра судебных постановлений" автором исследуется и обобщается
действующее процессуальное законодательство по вопросу о возможности
19
подачи заявления о фальсификации (подложности) доказательства при
производстве
дела
в
судах
апелляционной,
кассационной,
надзорной
инстанций, а также в рамках производства по пересмотру судебного акта по
новым и вновь открывшимся обстоятельствам.
Заявление о фальсификации (подложности), впервые поданное в рамках
апелляционного производства в отношении доказательства, представленного в
суд первой инстанции, может быть принято и проверено судом апелляционной
инстанции в порядке, предусмотренном ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ,
только при условии обоснования невозможности подачи такого заявления в суд
первой инстанции. Если суд апелляционной инстанции принимает новые
доказательства, то лица, участвующие в деле, могут без каких-либо
ограничений заявлять об их фальсификации (подложности). Ограничения права
заявлять о фальсификации (подложности) доказательства в суде апелляционной
инстанции
также
снимаются
при
переходе
апелляционного
суда
к
рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в суде
первой инстанции.
Заявление о фальсификации (подложности) доказательства, поданное в
суд первой инстанции, может выступать предметом апелляционной проверки,
если лицо, участвующее в деле, ссылается в апелляционной жалобе на
нарушение
судом
первой
инстанции
порядка
его
рассмотрения,
предусмотренного ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ.
При производстве дела в суде кассационной и надзорной инстанций не
допустимы подача и рассмотрение заявления о фальсификации (подложности)
доказательства, поскольку указанные суды не наделены полномочиями
разрешать вопросы факта (устанавливать фактические обстоятельства дела),
исследовать и оценивать доказательства. Предметом кассационной и надзорной
проверки могут выступать только соблюдение судами нижестоящих инстанций
норм ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ при рассмотрении заявления о
фальсификации (подложности) доказательства.
20
В рамках производства по пересмотру судебного акта по новым и вновь
открывшимся обстоятельствам у лиц, участвующих в деле, также отсутствует
право заявлять в порядке, предусмотренном ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ, о
фальсификации
(подложности)
доказательства,
положенного
в
основу
судебного акта. Доводы о фальсификации доказательства могут быть
предметом рассмотрения только при условии, что указанные обстоятельства
установлены вступившим в законную силу приговором суда и повлекли за
собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному
делу (п. 2 ч. 2 ст. 311 АПК РФ, п. 2 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ). Фальсификация
доказательства, установленная определением или постановлением суда,
постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении
уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии
или акта о помиловании, по причине смерти обвиняемого, в соответствии с п.6.
Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 52 может быть основанием
для
пересмотра
судебного
акта
при
условии
признания
ее
судом
обстоятельством, существенным для дела согласно п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК РФ.
Третья глава "Способы проверки достоверности заявления о
фальсификации
(подложности)
доказательства
в
гражданском
судопроизводстве" состоит из трех параграфов.
В первом параграфе "Соотношение проверки достоверности заявления о
фальсификации (подложности) доказательства с проверкой достоверности
судебного
доказательства"
диссертантом
рассматриваются
вопросы
теоретического и практического порядка, связанные с проверкой достоверности
заявления о фальсификации (подложности) доказательства.
Определяя соотношение понятий "достоверности" и "фальсификации"
судебного доказательства, автор не соглашается с точкой зрения, высказанной
М.З. Шварцем, согласно которой достоверность характеризует сведения о
фактах
(т.е.
доказательства.
содержание
Диссертант
доказательства),
обосновывает
а
фальсификация
положение
о
том,
-
форму
что
и
достоверность (недостоверность) и фальсификация являются характеристиками
21
содержательной стороны доказательства (сведений о фактах). Результатом
фальсификации всегда будет несоответствие сведений о фактах, содержащихся
в
фальсифицированном
доказательстве
действительности
(т.е.
недостоверность). Так, если доказательство фальсифицируется в части, то
сведения о фактах, содержащиеся в таком доказательстве, не соответствуют
действительности в части, подвергшейся фальсификации. Если доказательство,
представленное в суд, является изначально полностью сфальсифицированным,
то возможны два варианта.
В первом случае сведения о фактах могут правильно отражать факты,
имевшие место в действительности (например, в подтверждение факта займа,
который имел место в действительности, но не был надлежащим образом
оформлен,
составляется
сфальсифицированная
расписка).
Несмотря
на
правильность отражения фактов, такие сведения о фактах нельзя признать
соответствующими
действительности,
так
как
действительности
не
соответствует процесс их формирования (сведения о фактах, содержащиеся в
сфальсифицированном
доказательстве,
не
являются
следом
факта,
в
обоснование существования которого они были представлены, так как
сформировались не в результате взаимодействия их источника (материального
носителя) с фактом, имевшим место в действительности, а в результате
совершения с материальным носителем действий по фальсификации.
Во
втором
случае,
когда
сведения
о
фактах,
содержащиеся
в
сфальсифицированном доказательстве, искажают факты, имевшие место в
действительности (в суд представляется сфальсифицированная расписка, но
займа в реальности не было), действительности не соответствует не только
процесс формирования таких сведений о фактах, но и сами эти сведения,
поскольку они искажают факты объективной действительности.
Таким
образом,
фальсификация
доказательства
в
любых
своих
проявлениях с необходимостью приводит к тому, что сведения о фактах
(некоторые из них), содержащиеся в сфальсифицированном доказательстве
перестают соответствовать (никогда не соответствовали) действительности, а
22
это в соответствии с нормами ч. 3 ст. 71 АПК РФ есть ни что иное, как
недостоверность
доказательства.
При
этом
необходимо
отметить,
что
рассматриваемые понятия обладают различным по объему содержанием. Так,
фальсификация, всего лишь одна из множества причин, способных привести к
недостоверности судебного доказательства. Более того, как было установлено в
первом параграфе второй главы, объектом фальсификации могут быть только
предметные доказательства. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том,
что фальсификация и недостоверность соотносятся как часть и целое.
По
вопросу
о
соотношении
проверки
достоверности
судебного
доказательства и проверки достоверности заявления о фальсификации
(подложности) доказательства, диссертант приходит к выводу, что они
соотносятся как общее и специальное.
Общим
достоверности
является
то,
что обе
судебного
проверки направлены на
доказательства.
Поэтому,
при
оценку
проверке
достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства суду,
как и при обычной проверке достоверности доказательства необходимо, вопервых, исследовать процесс формирования сведений о фактах, содержащихся
в спорном доказательстве, в частности, установить, являются ли сведения о
фактах, заподозренные в фальсификации, следом искомого факта объективной
действительности. Во-вторых, суду необходимо определить, соответствуют ли
сведения о фактах, содержащиеся в спорном доказательстве, обстоятельствам
дела, установленным судом.
Специальный
характер
проверки
достоверности
заявления
о
фальсификации доказательства заключается в том, что такая проверка не
предполагает полного исследования достоверности доказательства, так как
осуществляется в пределах доводов заявителя и направлена на установление
достоверности лишь заподозренных в фальсификации сведений о фактах; имеет
специальные процессуальные основания проведения (соответствующая норма
права и заявление лица, участвующего в деле); проводится посредством
23
специфических способов, указанных в законе: назначение экспертизы,
истребование других доказательств, принятие иных мер.
Во втором параграфе "Судебная экспертиза как способ проверки
достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства"
диссертантом рассматриваются основания обращения к судебной экспертизе
при проверке достоверности заявления о фальсификации (подложности)
доказательства,
посредством
анализа
судебной
практики
выявляются
отдельные проблемы назначения, проведения и оценки результатов судебной
экспертизы, проводимой в порядке ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ,
предлагаются пути их разрешения.
В частности, автор приходит к выводу, что обстоятельства, указывающие
на фальсификацию (подложность) спорного доказательства, не могут быть
установлены судом путем визуального сопоставления реквизитов спорного
документа с реквизитами других доказательств, имеющихся в материалах дела,
поскольку суд не обладает специальными знаниями, а также по причине
недопустимости смешения различных процессуальных функций.
Диссертантом
обосновывается
положение
о
том,
что
вероятное
заключение эксперта, полученное при проведении экспертизы в рамках
проверки
достоверности
доказательства,
заявления
соответствующее
о
фальсификации
требованиям
(подложности)
закона,
имеет
доказательственное значение косвенного доказательства, должно приобщаться
судом к материалам дела и оцениваться в совокупности с другими
доказательствами.
На основе анализа судебной практики автор приходит к выводу, что в
случаях, когда проведение экспертизы связано с повреждением спорного
доказательства, суду необходимо установить возможность проверки заявления
о фальсификации доказательства
иными,
предусмотренными в законе
способами, а также определить, способно ли частичное повреждение
доказательства привести к дальнейшей невозможности осуществления по нему
соответствующих прав и обязанностей. В тех случаях, когда существует
24
опасность утраты спорным доказательством его юридической силы, и лицо,
представившее доказательство, возражает против проведения экспертизы, суду
следует признавать
за
спорным
доказательством
значение
косвенного
доказательства, поскольку наличие возражений лица, участвующего в деле,
относительно достоверности доказательства и отсутствие согласия лица,
представившего спорное доказательство, на проведение экспертизы не
позволяют суду относится к такому доказательству как к бесспорно
достоверному и делать на его основе выводы о фактических обстоятельствах
дела.
В третьем параграфе "Иные способы проверки достоверности заявления
о
фальсификации
(подложности)
доказательства"
диссертантом
рассматривается практика обращения судов к таким способам проверки
заявления как допрос свидетелей, истребование подлинников доказательств,
заподозренных в фальсификации, подтверждение достоверности доказательства
совокупностью доказательств фактического исполнения обязательства.
По итогам проведенного исследования диссертант приходит к выводу о
том, что суду при решении вопроса о том, какие иные меры и другие
доказательства способны выступать средством проверки достоверности
заявления о фальсификации (подложности) доказательства, необходимо
учитывать то обстоятельство, что в результате фальсификации может быть
создано такое доказательство, которое содержит сведения о фактах, правильно
отражающие факты, имевшие место в действительности. В указанных случаях
выявить фальсификацию можно только посредством исследования процесса
формирования сведений о фактах, заподозренных в фальсификации. Сведения о
фактах, сформировавшиеся в результате фальсификации, не будут являться
следом
искомого
факта
объективной
действительности,
поскольку
сформировались не в результате взаимодействия их источника (материального
носителя) с указанным фактом, а в результате фальсификации, следом которой
они будут являться. Поэтому суду необходимо принимать такие иные меры и
истребовать такие другие доказательства, которые, в первую очередь,
25
позволяют разрешить вопрос о том, имела ли место фальсификация в процессе
формирования сведений о фактах. И только после этого определять
соответствие спорных сведений о фактах обстоятельствам дела, установленным
судом. В тех случаях, когда иные меры и другие доказательства не
устанавливают наличие (отсутствие) фальсификации в процессе формирования
сведений о фактах, а лишь указывают на непротиворечивость заподозренных в
фальсификации сведений о фактах другим доказательствам и обстоятельствам
дела, такие меры и доказательства не способны выступать способом проверки
достоверности заявления о фальсификации (подложности) доказательства. Так,
по мнению диссертанта, не могут рассматриваться в качестве способа проверки
заявления
доказательства,
подтверждающие
фактическое
исполнение
обязательства.
На основе анализа доктрины гражданского процессуального права и
практики обращения в гражданском судопроизводстве к свидетельским
показаниям диссертант высказывает предположение о том, что показания
свидетелей могут использоваться в качестве способа проверки достоверности
заявления о фальсификации доказательства только в совокупности с иными
способами проверки, перечисленными в законе, поскольку, как верно
указывается
в
научной литературе,
определение
достоверности самих
свидетельских показаний является сложнейшим процессом, в котором тесно
переплетаются
проблемы
не
только
юридического,
но и
морального
(нравственного), а также психологического свойства (В.В. Молчанов). Поэтому
проверка
достоверности
заявления
о
фальсификации
(подложности)
доказательства посредством допроса свидетелей, как правило, не позволяет
сделать однозначный вывод о достоверности (фальсификации) спорного
доказательства. Также, по нашему мнению, достоверность доказательства не
может подтверждаться свидетельскими показаниями и в тех случаях, когда
доводы, указанные в заявлении, требуют проверки путем обращения к
специальным знаниям.
В заключении диссертации подводятся основные итоги исследования.
26
По теме исследования опубликованы следующие работы:
1. Ершова Н.В. История развития норм о подложности судебного
доказательства в российском процессуальном законодательстве // Актуальные
проблемы российского права. 2013. № 3. С. 319 - 324.
2. Ершова
Н.В.
Требования,
предъявляемые
к
заявлению
о
фальсификации доказательства в гражданском судопроизводстве: проблемы
теории и практики // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. № 12. С. 55 59.
3. Ершова Н.В. Процессуальные особенности подачи заявления о
фальсификации доказательства на стадиях проверки и пересмотра судебных
постановлений в арбитражном процессе // Законы России: опыт, анализ,
практика. 2014. № 2. С. 53 - 59.
4. Ершова Н.В. Проблемные вопросы судебной экспертизы, проводимой
в рамках проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства в
арбитражном процессе // Сборник Международной научно-практической
конференции (г. Москва) "Судебная экспертиза: методологические, правовые, и
организационные проблемы новых родов (видов) судебных экспертиз".Москва: Проспект, 2014. С. 88 - 92.
5. Ершова Н.В. Правовые последствия заявления о фальсификации
(подложности) доказательства в гражданском судопроизводстве" // Актуальные
проблемы российского права. 2014. № 5. С. 842 - 848.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
24
Размер файла
282 Кб
Теги
фальсификация, заявление, проверка, судопроизводство, достоверность, гражданская, доказательства
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа