close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Клиническое значение факторов ангиогенеза и матриксных металлопротеиназ у больных новообразованиями яичников.

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Кушлинский Дмитрий Николаевич
КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ФАКТОРОВ АНГИОГЕНЕЗА
И МАТРИКСНЫХ МЕТАЛЛОПРОТЕИНАЗ У БОЛЬНЫХ
НОВООБРАЗОВАНИЯМИ ЯИЧНИКОВ
14.01.01 – акушерство и гинекология (медицинские науки)
14.01.12 – онкология (медицинские науки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук
Москва – 2014
Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении
высшего профессионального образования «Московский государственный медикостоматологический
университет
имени
А.И.Евдокимова»
Министерства
здравоохранения и социального развития Российской Федерации (ГБОУ ВПО
МГМСУимениА.И.Евдокимова Минздравсоцразвития России)
Научные руководители:
д.м.н., профессор, академик РАМН АДАМЯН Лейла Владимировна
д.м.н., профессорЛАКТИОНОВ Константин Павлович
Официальные оппоненты:
Доброхотова Юлия Эдуардовна – доктор медицинских наук, профессор
(ГБОУ
ВПО
«Российский
национальныйисследовательскиймедицинский
университетимени Н.И. Пирогова»Министерства здравоохранения Российской
Федерации, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии №2)
Кузнецов Виктор Васильевич - доктор медицинских наук, профессор
(ФГБУ«Российский онкологический научный центр им. Н.Н.Блохина» РАМН,
руководитель хирургического отделения онкогинекологии)
Ведущееучреждение:
ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет
имени И.М. Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Защита
состоится
«____»___________2014
г.
в___часов
на
заседании
диссертационного совета Д 208.041.06, созданного на базе ГБОУ ВПО МГМСУ
имени А.И.Евдокимова Минздравсоцразвития России по адресу: 127473, Москва,
ул. Делегатская д. 20 стр.1.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.И.Евдокимова»
Минздравсоцразвития России (127206, г.Москва, ул. Вучетича д.10а)
Автореферат разослан «____»___________2014г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор медицинских наук, профессор Л.В.Акуленко
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы
Рак яичников (РЯ) - гетерогенная по гистологическому строению группаопухолей с множественными генетическими и эпигенетическими нарушениями
(Карселадзе А.И., 2005; BastR.C.Jr. etal., 2009; Goodman M.T. etal., 2009), характеризуетсякрайне агрессивным клиническим течением, низкой эффективностью терапии и высокими показателями летальности.
С целью более углубленного понимания базисных основ развития новообразований яичников в условиях свершившейся опухолевой трансформации клеток, важно изучение конкретных молекул, связанных с механизмами регуляции
скорости роста, пролиферативной активности, апоптоза, неоангиогенеза, инвазивной способности и метастазирования.
Одним из наиболее актуальных разделов клинической и экспериментальной
онкологии является изучение механизмов неоангиогенеза при развитии опухолей
(FolkmanJ., 2001; Луценко С.В.и соавт., 2004). Экспериментальные факты и клинические наблюдения подтверждают зависимость метастазирования опухоли от
активности неоангиогенеза и его ключевого активатора – фактора роста эндотелия
сосудов (VEGF) (FolkmanJ., 2001). Однако данные литературы по изучению 5
изоформ VEGF и его рецепторов в опухолях больных новообразованиями яичников не однозначны.
Наряду с активацией ангиогенеза в опухолях, одним из основных механизмов их инвазии является разрушение окружающей базальной мембраны и внеклеточного матрикса ассоциированными с опухолью протеиназами (Герштейн Е.С.и
соавт., 2007; DeryuginaE.I. etal., 2010). Публикации последнего десятилетия свидетельствуют о том, что именно активность семейства матриксных металлопротеиназ ММР тесно связана с клиническим течением РЯ. Кроме того, они могут быть
перспективными маркерами в диагностикехарактера новообразований яичников.
Цель работы:комплексное сравнительное изучение содержания фактора роста
эндотелия сосудов и его рецепторов1 и 2 типа, матриксных металлопротеиназ 2 и
7 типа в сыворотке крови и опухоли больных доброкачественными новообразова3
ниями, пограничными опухолями и раком яичников, оценка их взаимосвязи с основными клиническими и морфологическими характеристиками заболевания.
Задачи исследования
1. Сравнить иммуноферментным методом содержание фактора роста эндотелия
сосудов и его рецепторов 1 и 2 типа в сыворотке крови и опухоли больных
доброкачественными новообразованиями, пограничными опухолями и раком
яичников.
2. С помощью иммуногистохимического метода изучить уровни экспрессии содержания фактора роста эндотелия сосудов и его рецептора 2 типа в различных
морфологических вариантах рака яичников и сравнить их с таковыми показателями, определенными иммуноферментным методом исследования в первичных опухолях яичников.
3. Изучить содержание матриксных металлопротеиназ 2 и 7 типа в сыворотке
крови и опухоли больных доброкачественными новообразованиями, пограничными опухолями и раком яичников.
4. Провести анализ содержания фактора роста эндотелия сосудов и его рецепторов 1 и 2 типа,матриксных металлопротеиназ 2 и 7 типа в сыворотке крови и
опухоли больных новообразованиями яичников с основными клиническими и
морфологическими показателями заболевания.
5. Изучить возможности клинического использования показателей фактора роста
эндотелия сосудов и его рецепторов 1 и 2 типа, матриксных металлопротеиназ 2
и 7 типа в сыворотке крови и опухоли больныхраком яичников.
Научная новизна
Впервые проведено комплексное сравнительное исследование содержания
фактора роста эндотелия сосудов и его рецепторов 1 и 2 типа, матриксных металлопротеиназ 2 и 7 типа в сыворотке крови и опухоли больных доброкачественными новообразованиями, пограничными опухолями и раком яичниковс учетом основных клинико-морфологических характеристик заболевания.
Доказано, что содержание VEGF в сыворотке крови и опухоли больных раком яичниковдостоверно выше, чем у больных доброкачественными и погранич4
ными новообразованиями, а уровень сывороточногоVEGF достоверно выше у
всех групп больных по сравнению со здоровыми женщинами.Показано, что уровень VEGF в сыворотке крови больных раком яичниковзависит от стадии болезни, гистологического строения и степени дифференцировки опухоли, тогда как
содержание VEGF в опухоляхсвязано с возрастом пациенток и гистологическим
строением опухоли.
Показатели VEGF-R1 в сыворотке крови и опухоли больных доброкачественными новообразованиями, пограничными опухолями и раком яичниковне различались. У больных раком яичников содержание VEGF-R1 в сыворотке крови и
опухоли не зависело от основных морфологических характеристик новообразования (гистологического строения и степени дифференцировки).Однакоуровни сывороточного VEGF-R1 были достоверно выше при распространенных III-IV стадиях заболевания, а показатели VEGF-R1 в этих опухолях были достоверно выше
в эндометриоидных, чем в серозных и муцинозныхаденокарциномах.
Не установлено достоверной связи между концентрациями VEGF и VEGFR2 в сыворотке крови и экспрессией этих маркеров в опухолях больных раком
яичников, оцененнойиммуногистохимическим методом.
Доказано, что уровень ММР-7 в сыворотке крови больных раком яичниковдостоверно выше, чем в контроле, и у больных пограничными и доброкачественными новообразованиями. У больных раком яичников выявлена прямая достоверная корреляционная зависимость между содержанием ММР-7 в сыворотке крови
и опухоли, хотя содержание ММР-7 в опухоли не отражало гистологический вариант и степень ее дифференцировки, стадию заболевания, наличие асцита.
Практическая значимость
Доказано, что одновременное определение соотношения биохимических
показателей VEGF-R1/CA-125 и VEGF/VEGF-R2 в сыворотке крови больных новообразованиями яичников можно использовать как дополнительные биологические маркеры в дооперационной диагностике заболевания. Применение многофакторного анализа значений СА-125, VEGF, VEGF-R1 и VEGF-R2 в сыворотке
5
крови, показало точность распознавания злокачественного характера новообразования яичника в 85% (чувствительность - 75%, специфичность - 93%).
Выявление повышенной экспрессии VEGF, VEGF-R1, VEGF-R2, ММР-2 и
ММР-7 в опухоляхбольных раком яичников свидетельствует о том, что эти белкимогут рассматриваться как мишени патогенетической терапии с целью возможного введения в схемы лечения этих пациенток препаратов, регулирующих ключевые этапы неоангиогенеза и инвазивную активность опухоли.
Количественное определение уровня VEGF, VEGF-R1, VEGF-R2, ММР-2 и
ММР-7 в сыворотке крови и опухоли больных новообразованиями яичников в сочетании с основными клинико-морфологическими показателями позволит дифференцированно подходить к выбору методов и оценке прогноза.
Основные положения, выносимые на защиту
1. Содержание VEGF в сыворотке крови и опухоли больных раком яичников
достоверно выше, чем при доброкачественных, пограничных новообразованиях и в контроле. При этомсывороточный VEGF зависел от стадии, гистологического строения и степени дифференцировки рака яичников.
2. Уровни VEGF-R1 в сыворотке крови и опухоли больных раком, пограничными и доброкачественными новообразованиями яичников не различались. Однако у больных раком яичников сывороточный VEGF-R1 был достоверно выше при распостраненных стадиях и в эндометриоидных аденокарциномах.
3. Показатели сывороточного VEGF-R2 достоверно различались между больными пограничными и доброкачественными новообразованиями, в контроле и
при раке яичников, были достоверно ниже при I стадии и в высокодифференцированных опухолях.
4. Не установлено достоверной связи между сывороточными уровнями VEGF и
VEGF-R2 и экспрессией этих маркеров в опухоли больных раком яичников,
анализированных иммуногистохимическим методом.
5. Выявлено достоверное повышение уровня сывороточного ММР-7 у больных
раком яичников, чем при доброкачественных, пограничных новообразованиях
6
и в контроле, а также при серозных аденокарциномах, распространенных IIIIV стадиях и при снижении степени дифференцировки опухоли.
6. Содержание ММР-7 достоверно выше взлокачественных, чем в доброкачественных опухолях яичников, при этом выявлена достоверная связь между содержанием ММР-7 в сыворотке крови и опухоли.
Личный вклад автора
Автор лично участвовал в обследовании и хирургическом лечении больных
новообразованиями яичников, обработке и анализе полученных результатов исследования.
Внедрение результатов исследования в практику
Полученные результаты исследования внедрены в клиническую практику
ГКБ №15, ГКБ №50 (Москва). Материалы диссертации используются на лекционных, семинарских занятиях с курсантами циклов повышения квалификации врачей на кафедре репродуктивной медицины и хирургии ФПДО МГМСУ.
Апробация работы
Апробация диссертации состоялась 14 марта 2013г. на совместной научной
конференции сотрудников кафедры репродуктивной медицины и хирургии ФПДО
ГБОУ ВПО «МГМСУ имениА.И.Евдокимова» Минздравсоцразвития России, отделения комбинированных и комплексных методов лечения гинекологических заболеваний ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии
имениВ.И.Кулакова» МЗ РФ, хирургического отделения опухолей женской репродуктивной системы ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н.Блохина» РАМН.
Материалы диссертации доложены наВсероссийской конференции с международным участием «Молекулярная онкология» (Новосибирск, 1-3 октября
2008г.); XII Российском онкологическом конгрессе (Москва, 18-20 ноября 2008г.);
XVIII Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 11-15
апреля
2011г.);38thMeetingoftheInternationalSocietyofOncologyandBioMarkers
(ISOBM) (3-8 September, 2010, Munchen, Germany), VI Международном конгрессе
по репродуктивной медицине (Москва, 17-20 января 2012г.).
7
Публикации
По теме диссертации опубликовано 8 научных работ, в т.ч. 6 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ.
Объем и структура диссертации
Диссертация состоит из введения, обзора литературы, главы «Материалы и
методы исследований», двух глав результатов собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводов и указателя литературы. Общий объем
диссертации 161страница машинописного текста. Указатель литературы содержит
304 работы отечественных и зарубежных авторов. Диссертация иллюстрирована
72 таблицами и 4 рисунками.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Материал и методы исследования
В исследование включены 133 женщины с новообразованиями яичников,
проходивших обследование и лечение в ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имениВ.И.Кулакова»МЗ РФ и в ФГБУ «РОНЦ им.
Н.Н.Блохина» РАМН. Из них 100 (75,2%) больных РЯ, 9 (6,8%) - ПОЯ и 24
(18,0%) - ДНЯ. У всех пациенток новообразование яичника выявлено впервые, а
клинический диагноз подтвержден данными гистологического исследования опухоли. Группу контроля составили 35 практически здоровых женщин соответствующего возраста.
Характеристика обследованных больных
Рак яичников.Обследовали 100 больныхРЯ в возрасте от 17 до 82 лет
(53,11,4 года), с сохраненной репродуктивной функцией - 25, в пременопаузе - 8,
в менопаузе – 67пациенток с длительностью от 3 до 27 лет. Серозный РЯ выявлен
у
80,
муцинозный
–
у
Низкодифференцированный
6
и
эндометриоидный
РЯобнаружен
в
60
–
у
14
пациенток.
опухолях,
умеренно
дифференцированный – в 12, высокодифференцированный – в 28. ВI-II
стадиях(по FIGO) было 23,вIII - 59, в IV - 18 пациенток.
Больным
РЯ
опухоли:односторонняя
проведено
хирургическое
аднексэктомия
8
(4),
удаление
аднексэктомия
первичной
+
резекция
контрлатерального яичника + удаление большого сальника + биопсия брюшины
(12), экстирпация матки с придатками + резекция большого сальника (18),
экстирпация матки с придатками + удаление большого сальника (52), экстирпация
матки с придатками + удаление большого сальника + резекция кишки (4),
надвлагалищная ампутация матки с придатками + удаление большого сальника
(10).При этом 27 больнымРЯ проводили неоадъювантнуюполихимиотерапию
(ПХТ)от 2 до 4 курсов (16 – паклитаксел + цисплатин; 5 – паклитаксел +
карбоплатин; 3 – цисплатин + доксорубицин + циклофосфан, карбоплатин - 3).В
послеоперационном периоде 89пациенток получали адъювантнуюПХТ от 6 до 8
курсов:
паклитаксел+карбоплатин
паклитаксел+цисплатин
–
–
10;
блеомицин+этопозид+цисплатином
-
52;
карбоплатин
–
12;
цисплатин+циклофосфан
–
8;
4,
цисплатин+
доксорубицин+
циклофосфаном – 3.
Пограничные опухоли яичников.Обследовали 9 больныхв возрасте от 23
до 63 лет (40,04,5 лет), из них 6в репродуктивном периоде, 3 – в менопаузе длительностью от 5 до16 лет.Серозные ПОЯ выявлены у 2, муцинозные – у 6, эндометриоидная – у 1. Хирургическое удаление опухоли проведено 9 больным,из них
2 пациентки получили по 2 курса неоадъювантной ПХТ.
Доброкачественные новообразования яичников.Обследовали 36 больных в возрасте от 17 до 78 лет (46,93,9 лет), 24 пациентки - в репродуктивном
периоде, 12 – в менопаузе длительностью от 3 до 18 лет.У 18 больных ДНЯ выполнена односторонняя аднексэктомия, у 6 – резекция одного яичника, у 12 – аднексэктомия с резекцией контрлатерального яичника и удаление большого сальника.
Лабораторные методы исследования
Содержание VEGF, VEGF-R1, VEGF-R2, ММР-2, ММР-7 в сыворотке крови
и экстрактах опухолей яичников определяли прямымиммуноферментным анализом реактивами фирмы «R&D» (США) в соответствии с инструкциями производителя.Экстракты опухолей яичников получаликак описано ранее (Герштейн Е.С.
9
и соавт., 2007). Измерения проводили на автоматическом универсальном ридере
для микропланшет ELX800 (Bio-TekInstruments, Inc., США).
Концентрацию опухолевого маркера СА-125 определяли иммуноферментным методом (ELISA) в сыворотке крови до лечения и в мониторинге терапии с
помощью реактивов фирмы («Roche», Швейцария). Измерения проводили на
электрохемилюминисцентном анализаторе «ЕС-300» фирмы («Roche»).
Иммуногистохимические исследования новообразований яичниковвыполнены
на
парафиновых
срезах
ткани
опухолей
с
помощью
биотинстрептавидиновогоиммунопероксидазного метода с моноклональными антителами к VEGF и VEGF-R2фирмы «Dako» (Дания) согласно общепринятой
схеме (Франк Г.А.и соавт., 2009).Для VEGF и VEGF-R2 оценивали интенсивность
цитоплазматической реакции и количество антиген-позитивных клеток.
Статистические методы. При выборе статистических процедур учитывали
методологические требования Международного конгресса по гармонизации GGP
«Статистические принципы для клинических исследований». Вычисления проводили на персональном компьютере с помощью пакета статистических программ
«Statistica для Windows» и SPSS. Для выявления различий значений применяли
однофакторный и многофакторный дисперсионный анализы.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБСУЖДЕНИЕ
Определили уровни VEGF в сыворотке крови до лечения у 133 больных новообразованиями яичников в основных сравниваемых группах (табл. 1).
Таблица 1
VEGF в сыворотке крови больных новообразованиями яичников
VEGF в сыворотке крови
(пг/мл)
Контроль1
(n=20)
Медиана
201
Квартили
103-232
Пределы колебания VEGF
15-298
Частота выявления VEGF
1
выше порогового уровня
(5,0%)
Примечание:p2vs4=0,042; p3vs4=0,017; p1vs2,3,4<0,01.
Группы больных
новообразованиями яичников
ДНЯ2
ПОЯ3
РЯ4
(n=24)
(n=9)
(n=100)
289
273
463
168-599
167-365
306-625
68-872
129-549
16-2117
72
11 (47,8%)
4 (44,4%)
(72,0%)
Корреляционный анализ не выявил в 3-х группах больных опухолями яичниковвзаимосвязи между показателями VEGF и уровнями СА-125 в сыворотке
10
крови,возрастом пациенток,состоянием их репродуктивной функции;наличием
сопутствующей соматической патологии, родов и абортов в анамнезе.
Достоверно высокие показатели VEGF обнаружены у больных муцинозными ДНЯ по сравнению с серозными и эндометриоидными. Содержание VEGF в
сыворотке больных серозным РЯ (медиана 495 пг/мл) было достоверно выше
(p<0,05), чем серозными ДНЯ (267 пг/мл).При эндометриоидномРЯ содержание
VEGF в сыворотке крови больных достоверно ниже, чем при серозной аденокарциноме яичников.
Обнаруженасвязь показателей сывороточногоVEGFсо стадией РЯ. Так, достоверное увеличение медианыVEGF в сыворотке крови выявлено при III иIV стадиях заболеванияпо FIGO(р<0,05). Частота выявления содержания VEGF выше
порогового уровня приближалась к 80% у больных с III-IV стадиями и колебалась
от 29 до 56% у больных с I-II стадиями (р=0,016). Эти данные свидетельствуют о
низкой информативности исходных уровней VEGF в сыворотке крови на начальных стадиях РЯ – у половины пациенток содержание VEGF соответствовало таковому в контроле.
Обнаружено, что медиана VEGF в сыворотке крови достоверно ниже у
больных с высокодифференцированным (212 пг/мл), чем с умеренно (560 пг/мл;
р=0,047) и низкодифференцированным (514 пг/мл; р=0,004) РЯ и не отличалась от
этого показателя в контрольной группе (201 пг/мл).
Однофакторный анализ выявил, что стадия и степень дифференцировки РЯ
значимо связаныс содержанием сывороточного VEGF. Многофакторный анализ
доказал преимущественное влияние на уровни сывороточного VEGF стадии
(р=0,036) и в меньшей степени – степени дифференцировки РЯ (р=0,16).
Медианы VEGF в сыворотке крови больных РЯ с наличием асцита и без такового не различались (495 и 385 пг/мл соответственно;р=0,13).При обнаружении
опухолевых клеток в асцитической жидкости (или в смывах из брюшной полости)
медиана VEGF в сыворотке крови составила 478 пг/мл и не отличалась от таковой
(401 пг/мл) у пациенток без выявленияклеток опухоли.
11
Исследуя диагностическую ценность одновременного определения содержания СА-125 и VEGF в сыворотке крови больных новообразованиями яичников,
обнаружено, что группа больных РЯ по содержанию СА-125 и VEGF в сыворотке
крови отличается от больных ДНЯ и ПОЯ либо очень высокими значениями СА125 (более 700 Ед/мл), либо очень высокими значениями VEGF (более 800 пг/мл).
Такая закономерность характерна только для 38% больным РЯ. Низкие значения
СА-125 (до 20 Ед/мл) независимо от уровня сывороточного VEGF в большей степени характерны для больных ДНЯ.Как следует из полученных данных, использование обоих сывороточных маркеров не позволяет с приемлемой точностью
(менее 70%) отделить класс злокачественных новообразований яичников от пациенток с другим типом опухолей.
Для больных ПОЯ также нехарактерны высокие уровни VEGF в сыворотке
крови, однако последние чаще выявляли при серозных ПОЯ.
Для больных РЯ нехарактерны низкие уровни сывороточного VEGF, но последние чаще обнаруживали у пациенток в возрасте до 40 лет (у 65%), при I-II
стадиях заболевания (52%), при высокодифференцированных опухолях (у 57%) и
эндометриоидном РЯ (46%).
В целом диагностическая ценность показателя VEGF в сыворотке крови при
новообразованиях яичников невысокая, в том числе и в сочетании с определением
СА-125, что, несомненно, снижает рольVEGFв дооперационной диагностике РЯ.
Содержание VEGF в опухолях яичников. Медиана VEGF в ДНЯ достоверно ниже (10,9 пг/мг белка), чем в ПОЯ иРЯ соответственно 208 и 354 пг/мг
белка (р=0,0003), при этом содержаниеVEGF в ПОЯ и РЯ не различалось.
Проанализировали связь между содержанием VEGF в сыворотке крови и
опухоли больных новообразованиями яичников разных групп: у больных ДНЯ эта
зависимость была недостоверной (rs=0,37; p=0,07); у пациенток сПОЯ - отсутствовала;у больных РЯ также была недостоверной (rs=0,26; p=0,08). Однако оказалось,
что эта корреляция отсутствовала у больных РЯ в I стадии, но в II-IV стадиях была достаточно выраженной и достоверной (rs=0,53; p=0,001). Представленные
данные свидетельствуют о том, что у больных РЯ с II-IV стадиями высоким зна12
чениям VEGF в опухоли чаще соответствовали высокие уровни маркера в сыворотке крови.
Подводя итоги анализа содержания VEGF в опухолях больных новообразованиями яичников с учетом возрастного фактора следует отметить, чтово всех 3-х
группах обследованных пациенток содержание VEGF в опухоли было минимальным в возрасте до 40 лет. У больных всех групп в менопаузе содержаниеVEGF в
опухоли было выше, чем в репродуктивном периоде, а у пациенток с ПОЯ различия по данному фактору были достоверны.
Не установлено связи показателей VEGF в первичной опухоли больных новообразованиями яичников в 3-х обследованных группах с данными акушерскогинекологического анамнеза.
СодержаниеVEGF в опухолях яичников и их гистологическое строение.Наиболее низкая медиана VEGF обнаружена в эндометриоидных (6,3 пг/мг
белка), чем в муцинозных (11,3 пг/мг белка) и серозных (12,9 пг/мг белка)ДНЯ.
Содержание VEGF в эндометриоидном РЯ было минимальным (145пг/мг белка) и
незначительно отличалось от содержания фактора роста в группе больных ПОЯ.
В то же время уровни VEGF в опухолях больных муцинозным РЯ были достоверно (р<0,03) выше (704 пг/мг белка), чем в серозном (350 пг/мг белка) и эндометриоидном(145 пг/мг белка) раке. Представленные данные указывают на связь
уровня экспрессии VEGF в опухоли с гистологическим строением РЯ.
Не обнаружили достоверных различий в содержании VEGF в РЯ в
зависимости от стадии заболевания,степени дифференцировки опухоли, наличия
асцита и выявления опухолевых клеток в смывах из брюшной полости.
Проведен анализ показателейVEGF в опухоли и СА-125 в сыворотке крови
больных РЯ с учетом стадии процесса. Показано, что для больных РЯ в I стадии
характерен большой диапазон значений VEGF в опухоли (0-1600 пг/мг белка) при
содержании СА-125 в сыворотке крови менее 500 Ед/мл, а при распространении
заболевания чаще выявляли меньшие уровни VEGF (до 600 пг/мг белка) при
широком диапазоне значений СА-125 (0-6000 Ед/мл).
13
Не установлено достоверной корреляционной зависимости между уровнями
VEGF-R1 в сыворотке крови и опухоли больных ДНЯ (r=-0,31; p=0,17) и РЯ (r=0,15; p=0,3). Не обнаружено достоверной корреляционной зависимости между содержанием VEGF и VEGF-R1 в сыворотке крови больных ДНЯ (r=0,26; p=0,25) и
РЯ (r=0,26; p=0,12). Не выявлено корреляционной связи между исходнымиуровнями СА-125 в сыворотке крови больных ДНЯ, РЯ и содержанием VEGF-R1 в сыворотке крови и опухоли.
Не обнаружено различий в содержании VEGF-R1 в сыворотке крови
больных всех обследованных групп (табл. 2), следовательно, этот маркер не
обладает диагностической способностью при новообразованиях яичников.
Таблица 2
Содержание VEGF-R1 в сыворотке крови и опухолях больных
новообразованиями яичников
Показатель
ДНЯ (n=22)
Медиана
(квартили)
VEGF-R1 в сыворотке
97,6 (81,3-112)
крови, пг/мл
VEGF-R1 в опухоли,
651 (483-824)
пг/мг белка
Примечание: все различия недостоверны (p>0,05).
Группы больных
ПОЯ (n=6)
Медиана
(квартили)
РЯ (n=37)
Медиана
(квартили)
89,4 (76,2-113)
94,1 (86,6-103)
748 (616-805)
684 (527-769)
Не обнаружили различий в содержании VEGF-R1 в сыворотке крови
больных новообразованиями яичников всех групп с учетом возраста и
репродуктивного статуса, поэтому эти данные нами не приводятся. Не выявлено
связи уровней VEGF-R1 в сыворотке крови больных новообразованиями
яичников с наличием у них сопутствующих соматических заболеваний, абортов,
родов и наличия гинекологических операций в анамнезе.
У больных ДНЯ достоверно (р<0,05) высокое содержание VEGF-R1
обнаружено в эндометриоидных опухолях (972 пг/мг белка), чем в муцинозных и
серозных (376 и 567 пг/мг белка соответственно).При эндометриоидном РЯ также
выявлено достоверно (р<0,05) высокое содержание VEGF-R1 в опухоли (804пг/мг
белка) по сравнению с муцинозным и серозным РЯ (515 и 684 пг/мг белка
соответственно). Не отмеченоразличий в показателях этого маркера в сыворотке
14
кровибольныхэндометриоидном(70,8 пг/мл), муцинозным (97,3 пг/мл) и серозным
(94,6 пг/мл) РЯ.
Достоверно высокие сывороточные показатели VEGF-R1 обнаружены у
больных РЯ при наличии асцита (93,0 пг/мл), чем без такового (99,3 пг/мл;
р=0,039). В то же время содержание рецептора в опухоли больных РЯ без асцита
равнялось 692 пг/мг белка и не отличалось от этого показателя у пациенток с асцитом (652 пг/мг белка).
У больных РЯ выявлено достоверное повышение уровня VEGF-R1 в
сыворотке крови с увеличением стадии заболевания (табл. 3).
Таблица 3
Содержание VEGF-R1 в сыворотке крови больных раком яичников
с учетом стадии заболевания по FIGO
Стадия FIGO
Число
больных
I
10
II
4
III
19
IV
4
Примечание:p1vs3=0,036; p1vs4=0,09.
VEGF-R1,
Медианы (квартили)
В сыворотке крови,
В опухоли,
пг/мл
пг/мг белка
86,8 (68,8-96,6)
783 (510-910)
94,1 (87,6-102)
551 (445-700)
93,5 (89,4-113)
621 (520-725)
105 (99,7-115)
708 (615-880)
Содержание VEGF-R2 в сыворотке крови и опухоли больных новообразованиями яичников.Уровень VEGF-R2 в сыворотке крови больных ДНЯ был
достоверно ниже, чем приПОЯ и не отличался от такового показателя у больных
РЯ (табл. 4).
Таблица 4
Содержание VEGF-R2 в сыворотке крови и опухоли больных
новообразованиями яичников
Группы больных
ДНЯ (N=24)
ПОЯ2(N=9)
РЯ3(N=45)
Медиана
Медиана
Медиана
(квартили)
(квартили)
(квартили)
Показатель VEGF-R2
VEGF-R2 в сыворотке крови, нг/мл
10,1 (5,8-11,6)
12,9 (12,3-13,4)
9,5 (8,2-11,3)
VEGF-R2 в опухоли, пг/мг белка
155 (102-248)
99,7 (74,3-232)
125 (90-188)
Примечание: в сыворотке крови р1vs2=0,02; р1vs3=0,3; р2vs3=0,065; в опухоли р1vs2=0,3; р1vs3=0,28;
р2vs3=0,8 (Kruskal-Wallistest).
1
15
Содержание VEGF-R2 в опухоли, напротив, было наибольшим в группе
больных ДНЯ, однако все наблюдаемые различия недостоверны.Не обнаружено
также достоверной корреляционной взаимосвязи между содержанием VEGF-R2 в
сыворотке крови и опухоли 3-х групп обследованных больных (r=0,28; p=0,07).
Однако, эта зависимость была более выражена при неблагоприятных клиникоморфологических факторах у больных РЯ: значениях СА-125 >100 Ед/мл (r=0,37;
p=0,033), при III стадии (r=0,42; p=0,043), при умеренно и низкодифференцированных опухолях (r=0,36; p=0,031), при наличии асцита (r=0,38; p=0,16), у больных серозной аденокарциномой (r=0,36; p=0,058) и, особенно, при наличии диссеминации опухолевого процесса (r=0,81; p=0,001).Корреляционной связи между
концентрациями VEGF и VEGF-R2 как в сыворотке крови, так и в опухоли больных новообразованиями яичников всех групп не выявлено. Не обнаружено также
корреляционной зависимости между уровнями СА-125 и VEGF-R2 в сыворотке
крови больных всех групп. У больных РЯ не выявлено достоверной корреляционной зависимости между показателями VEGF-R1 и VEGF-R2 в сыворотке крови
(r=0,28; p=0,09), однако эта связь проявилась только у больных серозной аденокарциномой яичников (r=0,4; p=0,044).
В группах больных ДНЯ и ПОЯ выявили положительную корреляционную
зависимость между возрастом и содержанием VEGF-R2 в сыворотке крови (соответственно r=0,41; p=0,047 и r=0,5; p=0,17). Эта взаимосвязь отсутствовала убольных РЯ.При этом снижение VEGF-R2 в опухоли больных ДНЯ в менопаузе (114
пг/мг белка) по сравнению с репродуктивным возрастом(230 пг/мг белка) было
достоверным (p=0,005).
Содержание VEGF-R2 в сыворотке крови больных ДНЯ, ПОЯ и РЯ не зависело от гистологического варианта строения опухоли, однако наиболее низкие
показатели маркера выявлены в муцинозном РЯ.У больных РЯ наблюдали недостоверное снижение уровня VEGF-R2 в сыворотке крови при увеличении стадии
заболевания (табл. 5). В то же время содержание VEGF-R2 в опухоли больных РЯ
с I стадией было достоверно ниже, чем у пациенток с III и IV стадиями опухолевого процесса (p=0,028).Сывороточные уровни VEGF-R2 у больных РЯ не зависе16
ли от степени дифференцировки опухоли (p>0,05). В то же время содержание
VEGF-R2 в высокодифференцированных аденокарциномахяичниковдостоверно
ниже (р=0,028), чем в умеренно и низкодифференцированных. ПоказателиVEGFR2 в сыворотке крови и опухоли больных РЯ не зависели от наличия асцита.
Определили соотношение VEGF/VEGF-R1 в сыворотке крови больных всех
групп. Установлено, что для больных РЯ характерно увеличение этого соотношения в сыворотке крови по сравнению с больными ПОЯ и ДНЯ (табл. 5).Однако
величина этого коэффициента у больных РЯ не была связана с репродуктивным
статусом, стадией заболевания, степенью дифференцировки и гистологическим
строением опухоли, наличием асцита.
Таблица 5
Соотношение концентраций VEGF/VEGF-R1и VEGF/VEGF-R2 в сыворотке
крови больных новообразованиями яичников
Группы
пациенток
Число больных
Медиана
Квартили
Пределы
VEGF/VEGF-R1
2,9*
2,2-4,4
0,8-10,9
2,0**
1,7-3,2
0,8-3,6
5,1***
3,5-6,3
0,1-18,1
VEGF/VEGF-R2
2
ДНЯ
22
30,5
15,8-62,8
5,7-148
ПОЯ3
9
28,3
11,0-32,2
9,7-41,0
РЯ4
45
52,8
29,4-76,8
1,3-189
Примечание:p*vs***=0,03; p*vs**=0,17; p**vs***=0,006; p1vs4=0,01; p2vs4=0,08; p2vs3=0,17; p3vs4=0,01.
ДНЯ
ПОЯ
РЯ
24
9
45
Показано, что для больных ДНЯ характерны показатели СА-125 в сыворотке крови ниже 100 Ед/мл при соотношении VEGF/VEGF-R1 менее 5 (65%). У
больных ПОЯ частота выявления таких значений составила 50%, но эти значения
не были характерными для больных РЯ (2,9%), различия высокодостоверны
(р=0,00001). Следовательно, при выявлении в сыворотке крови низких значений
СА-125 и небольшого коэффициента соотношения VEGF/VEGF-R1 вероятность
злокачественного характера опухоли яичника минимальна. Аналогичная закономерность обнаружена и при анализе соотношения VEGF/VEGF-R2. Этот показатель характеризовался большим разбросом значений и различия между больными
ДНЯ и РЯ были недостоверны. Обнаруженыдостоверные различия коэффициента
VEGF/VEGF-R2 только между больными РЯ и ПОЯ.
17
Применение дискриминантного анализа с использованием значений СА125, VEGF, VEGF-R1 и VEGF-R2, определенных в сыворотке крови, позволило
повысить точность распознавания злокачественного характера процесса в яичниках до 85,4% (чувствительность –75,0%, специфичность - 92,9%).
Содержание
ММР-2
в
сыворотке
крови
и
опухоли
больных
новообразованиями яичников и в контроле.Медианы ММР-2 в сыворотке
крови больных новообразованиями яичников разных групп и в контроле не
различались.Вгруппе
больных
РЯ
установлена
прямая
достоверная
корреляционная зависимость между содержанием ММР-2 в сыворотке крови и
опухоли (rs=0,46; p=0,02). Содержание ММР-2 в сыворотке кровии опухоли не
было связано с возрастом, репродуктивным статусом и наличием сопутствующих
соматических заболеваний во всех группах больных.
Уровни
ММР-2
в
сыворотке
крови
и
опухоли
не
зависели
от
гистологического строения ДНЯ и РЯ, не отражали стадию РЯ по FIGO.
Концентрация ММР-2 в опухоли не зависела от степени дифференцировки РЯ.
Однако, достоверно высокие показатели ММР-2 выявлены в опухолях больных
РЯ (38,5 нг/мл), чем в ДНЯ (20,2 нг/мл; р<0,046).Не установлено различий в
содержании ММР-2 в сыворотке крови и опухоли больных РЯ в зависимости от
наличия асцита или опухолевых клеток в асцитической жидкости.
Дисперсионный анализ не выявил связи СА-125 с содержанием ММР-2 в
сыворотке крови и опухоли у больных РЯ, что позволяет считать СА-125 и ММР2 независимыми маркерами.Также не выявлено корреляции между показателями
ММР-2 и VEGFв сыворотке крови в группах больных ДНЯ и ПОЯ.В то же время,
у больных РЯ установлена достоверная прямая связь между этими маркерами в
сыворотке крови (rs=0,5; p=0,007).
Содержание
ММР-7
в
сыворотке
крови
и
опухоли
больных
новообразованиями яичников и в контроле.Содержание ММР-7 в сыворотке
крови больных РЯ достоверно выше, чем в других группах и в контроле (р<0,05)
(табл. 6). Показатели ММР-7 в опухолях больных трех групп не различались.
18
У больных новообразованиями яичников всех групп не обнаружено связи
возраста
пациенток,
репродуктивного
статуса,
наличия
сопутствующих
заболеваний и содержания ММР-7 в сыворотке крови/опухоли. В группе больных
ДНЯ показатели ММР-7 в сыворотке крови и опухоли не были связаны с
гистологическим строением новообразования. В то же время, у больных серозным
РЯ содержание ММР-7 в сыворотке крови (11,1 нг/мл) достоверно (р<0,05)
превышало уровень фермента при муцинозных (5,1 нг/мл) и эндометриоидных
(3,4 нг/мл) аденокарциномах. Уровни ММР-7 в опухоли больных РЯ не зависели
от их гистологического строения.Однако, у больных РЯ выявлена прямая
достоверная корреляционная связь между содержанием ММР-7 в сыворотке
крови и опухоли (rs=0,32; p=0,036), эта зависимость выражена сильнее у больных
РЯ в III-IV стадиях (rs=0,43; p=0,025).
Таблица 6
Содержание ММР-7 в сыворотке крови и опухоли больных
новообразованиями яичников и в контроле
Обследованные группы
Новообразования яичников
ДНЯ
ПОЯ
РЯ
N=8
N=22
N=8
N=44
В сыворотке крови, нг/мл
Медиана
4,4
4,21
4,82
8,33
Квартили
3,2-5,1
3,1-5,6
3,9-5,5
5,1-15,0
Пределы
2,8-4,7
1,7-10,4
2,6-7,8
2,5-50,6
В опухоли, нг/мг белка
Медиана
1,04
7,7
3,35
Квартили
0,3-5,8
3,9-8,7
1,1-8,2
Пределы
0-14,7
0,7-10,1
0-19,7
Примечание: в сыворотке крови р1,2vs3<0,05; в опухоли р4vs5=0,07.
ММР-7
Контроль
Cодержание ММР-7 как в сыворотке крови (р=0,0048), так и в опухоли
(р=0,03; медианный тест) больных РЯ достоверно повышалось только при IIIc и
IV стадиях заболевания. Медианы содержания ММР-7 в сыворотке крови и
опухоли больных РЯ были наиболее низкими при высокодифференцированных
аденокарциномах (6,5 нг/мл и 3,9 нг/мг белка, соответственно). Достоверно
низкие показатели ММР-7 в сыворотке крови больных РЯ обнаружены при
отсутствии диссеминации процесса и асцита.
19
Дисперсионный анализ не выявил связи СА-125 с содержанием ММР-7 в
сыворотке крови и опухоли, а также между показателями ММР-7 и VEGFв
сыворотке крови у больных новообразованиями яичников всех групп. У больных
РЯ
выявлена
прямая
достоверная
корреляционная
зависимость
между
содержанием ММР-7 в сыворотке крови и опухоли (rs=0,32; p=0,036), более
выраженнаяприIII-IV стадиях (rs=0,43; p=0,025).
ИГХ исследования VEGF и VEGF-R2 в опухолях яичников проводили у
25 больных РЯ различного гистологического строения (рис. 1).
а)
б)
в)
Рис. 1.Больная С. 57 лет. Серозная папиллярная аденокарцинома яичника (grade 2). Микропрепарат ув. 100. Окраска гематоксилином и эозином (а), иммуногистохимическая реакция с VEGF
(б) и с VEGF-R2 (в).
Выраженная степень окрашивания цитоплазмы раковых клеток моноклональными антителами (МА) к VEGF выявлена в 5 из 25/20%, умеренная – в
11/44%, слабая - в 9/36% опухолях.При этом,интенсивное окрашивание цитоплазмы клеток РЯ моноклональными антителами к VEGF-R2 обнаружено в 4 из
25/16%, умеренное - в 13/52%, слабое в 8/32% опухолей.
В преобладающем числе РЯ (17 из 25/68%) обнаружена достоверная положительная корреляционная связь уровней экспрессии VEGF и VEGF-R2 в первичной опухоли. Это подтверждают высокие значения коэффициентов корреляции между VEGF и VEGF-R2 (Spearman – 0,558 при р=0,0038; Gamma – 0,692 при
р=0,00065; KendallTau – 0,487 при р=0,0038).
Не установлено достоверной связи уровней экспрессии VEGF и VEGF-R2со
степенью
дифференцировки
20
РЯ
опухоли.
Однаковнизкодифференцированныхаденокарциномах частота выявления показателей высокой экспрессии VEGF-R2 в опухоли была наибольшей (3 из 8/37,5%).
Показатели экспрессии VEGFи VEGF-R2 в опухолине зависели от возраста
пациенток, гистологического строения РЯ и его стадии по FIGO. И только при
двустороннем РЯ обнаружена тенденция к увеличению частоты выявления выраженного окрашивания опухоли антителами к VEGF и VEGF-R2.
Следует отметить отсутствие связи интенсивности экспрессии VEGF и
VEGF-R2 у больных РЯ с наличием метастазов в большом сальнике и при диссеминации процесса. Наличие асцита также не влияло на показатели экспрессии
VEGF в опухоли.Обнаружено, что повышение значений VEGF в опухоли, определенных ИФА методом, коррелировало с таковыми показателями маркера, определенными ИГХ методом (р=0,035). Корреляционная зависимость между показателями равнялась (rs=0,51; p=0,05).
Не установлено связи между значениями VEGF-R2 в сыворотке крови больных РЯ и таковыми, определенными в опухоли методом ИГХ. В то же время более высокое содержание VEGF-R2 в опухоли, определенное ИФА методом, выявлено при выраженном окрашивании VEGF-R2, оцененным ИГХ методом, однако
эта связь была недостоверной (rs=0,14; p=0,6) (табл. 7).
Таблица 7
Связь показателей экспрессии VEGF-R2 в опухоли
с его уровнем в сыворотке крови
Показатели ИГХ
экспрессии
VEGF-R2 в РЯ
Отсутствует
Умеренная
Выраженная
Отсутствует
Умеренная
Выраженная
Число
наблюдений
Медиана
Пределы
VEGF-R2 в сыворотке крови, нг/мл
4
10,6
6,5-12,3
10
10,8
6,6-13,4
3
8,2
5,1-11,3
VEGF-R2 в опухоли, пг/мг белка
4
158
43-223
8
113
0-691
3
169
125-275
Квартили
7,8 - 12,2
9,9 - 12,6
5,1 - 11,3
77,1 – 214
15,3 – 196
125 – 275
Таким образом, высоким ИФАуровням VEGFв опухоли также соответствует выраженная экспрессия маркера в ткани РЯ (зависимость достоверная). При
этом, высоким иммуноферментным уровням VEGF-R2 в опухоли чаще соответст21
вуют выраженная экспрессия маркера в РЯ (зависимость недостоверная). Не установлено связи между ИФА содержанием VEGF и VEGF-R2 в сыворотке крови с
экспрессией этих маркеров в опухоли, анализированными ИГХ методом.
Выводы
1. Содержание VEGF в сыворотке крови и опухоли больных раком яичников
достоверно выше, чем при доброкачественных и пограничных опухолях, а сывороточный VEGF выше у всех групп больных по сравнению с практически
здоровыми женщинами. При этом, концентрация VEGF в крови больных раком яичников зависела от стадии болезни, гистологического строения и степени дифференцировки опухоли, а содержание его в опухолях связано с возрастом пациенток и гистологическим строением опухоли.
2. Уровни VEGF-R1 в сыворотке крови и опухоли больных раком, доброкачественными и пограничными опухолями яичников не различались, но у больных
раком яичников сывороточный уровень VEGF-R1 был достоверно выше при
III-IV стадиях и в эндометриоидных аденокарциномах, чем в серозных и муцинозных.
3. Показатели сывороточного VEGF-R2 достоверно различались у больных пограничными и доброкачественными опухолями яичников, в контроле и злокачественными новообразованиями, не связаны с основными клиникоморфологическими характеристиками заболевания, но достоверно ниже при I
стадии и в высокодифференцированных раках.
4. Не установлено достоверной связи между сывороточными уровнями VEGF и
VEGF-R2 и экспрессией этих маркеров в опухоли больных раком яичников,
анализированных ИГХ методом. При этом, высоким иммуноферментным показателям VEGF в цитозоле рака яичников соответствовала достоверно выраженная степень экспрессии маркера в первичной опухоли.
5. Уровни ММР-2 в сыворотке крови и опухоли не различались при раке, доброкачественных, пограничных опухолях яичников от контроля, а у больных ра-
22
ком яичников не связаны с основными клинико-мофологическими характеристиками новообразований.
6. Уровень сывороточного ММР-7 достоверно выше у больных раком яичников,
чем при доброкачественных, пограничных опухолях и в контроле, а также при
серозных аденокарциномах, при III-IV стадиях заболевания и при снижении
степени дифференцировки опухоли. При этом, содержание ММР-7 достоверно
выше в злокачественных новообразованиях яичников, чем вдоброкачественных, а у больных раком яичников выявлена прямая достоверная связь между
содержанием ММР-7 в сыворотке крови и опухоли, хотя содержание матриксина в опухоли не отражало гистологический ее вариант, степень дифференцировки, стадию заболевания и наличие асцита.
7. Одновременное определение соотношений биохимических показателей VEGFR1/CA-125 и VEGF/VEGF-R2 в сыворотке крови больных новообразованиями
яичников можно использовать как дополнительные маркеры в дооперационной диагностике. Применение дискриминантного анализа с использованием
значений СА-125, VEGF, VEGF-R1 и VEGF-R2 в сыворотке крови, показало
точность распознавания злокачественного характера новообразования яичников в 85,4% (чувствительность - 75,0%, специфичность - 92,9%).
Практические рекомендации
1. Уровень сывороточного ММР-7 достоверно выше у больных раком яичников,
чем при доброкачественных, пограничных опухолях и в контроле, что позволяет использовать данный маркер в диагностика рака яичников.
2. Одновременное определение соотношений биохимических показателей VEGFR1/CA-125 и VEGF/VEGF-R2 в сыворотке крови больных новообразованиями
яичников можно использовать как дополнительные маркеры в дооперационной диагностике. Использование дискриминантногоанализапоказателейСА125, VEGF, VEGF-R1 и VEGF-R2 в сыворотке крови, позволяет распознать
злокачественный характер новообразования яичников в 85,4% наблюдений
(чувствительность - 75,0%, специфичность - 92,9%).
23
Список сокращений
ДНЯ
- доброкачественные новообразования яичников
ИГХ
- иммуногистохимический метод
МА
- моноклональные антитела
ПОЯ
- пограничные опухоли яичников
РЯ
- рак яичников
РА
- рецепторы андрогенов
ЭК
- эндотелиальная клетка
РЯ
- рак яичников
TGF- и - – трансформирующий фактор роста фибробластов  и 
FGF
– фактор роста фибробластов
EGF
– эпидермальный фактор роста
EGFR
– рецептор эпидермального фактора роста
FGF- и  – фактор роста фибробластов  и 
IGFBP-1 - белок, связывающий ИФР-1
IL-R2
- рецептор ИЛ-1
ММР
- матриксные металлопротеиназы
RhIGF-1 – рекомбинантный человеческий IGF-1
RIGF-2
– рецептор инсулиноподобного фактора роста 2 типа
TNF-
– фактор некроза опухоли 
VEGF
- фактор роста эндотелия сосудов
VEGFR
- рецептор фактора роста эндотелия сосудов
VEGF-Rs - растворимая форма рецептора VEGF
24
Список работ, опубликованных в журналах, рекомендованных ВАК РФ
1. Высоцкий М.М. Маркеры ангиогенеза, Fas-зависимого апоптоза и лептин в сыворотке крови больных раком и доброкачественными новообразованиями яичников / Высоцкий М.М., Дигаева М.А., Бахоева К.А., Крюк Ю.В., Кушлинский Д.Н.,
Аббасова С.Г., Кузнецов В.В., Лактионов К.П. // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. - 2009. - №6. - С. 25-29.
2. Высоцкий М.М. Сывороточные молекулярно-биологические маркеры у больных новообразованиями яичников / Высоцкий М.М., Дигаева М.А., Терешкина
И.В., Крюк Ю.В., Кушлинский Д.Н., Лактионов К.П., Кузнецов В.В., Манухин И.Б.
// Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. - 2010. - №4.
- С. 20-26.
3. Адамян Л.В. Сравнительный анализ содержания фактора роста эндотелия сосудов в сыворотке крови больных злокачественными и доброкачественными опухолями яичников / Адамян Л.В., Кушлинский Д.Н., Герштейн Е.С., Ермилова В.Д.,
Лактионов К.П., Носов В.Б. // В материалах V Международного конгресса по репродуктивной медицине (Под ред. академика РАМН, проф. Г.Т.Сухих и академика
РАМН, проф. Л.В.Адамян) // Проблемы репродукции (специальный выпуск). 2011. - С. 204-205.
4. Герштейн Е.С. Взаимосвязь экспрессии компонентов VEGF-сигнального пути и
матриксных металлопротеиназ в опухолях больных с новообразованиями яичников
/ Герштейн Е.С., Кушлинский Д.Н., Левкина Н.В., Терешкина И.В., Носов В.Б.,
Лактионов К.П., Адамян Л.В. // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. - 2011.- Т. 151. - №4. - С. 431-435.
5. Герштейн Е.С. Клиническое значение исследования матриксных металлопротеиназ и их ингибиторов у больных раком яичников / Герштейн Е.С., Левкина Н.В.,
Кушлинский Д.Н., Ермилова, Носов В.Б., Максимова Ю.В., Лактионов К.П., Адамян Л.В. // Акушерство и гинекология. - 2012. - №6. - С. 40-46.
Список других работ, опубликованных по теме диссертации
6. Адамян Л.В. Фактор роста эндотелия сосудов в сыворотке крови больных опухолями яичников / Адамян Л.В., Кушлинский Д.Н., Ермилова В.Д., Дворова Е.К.,
Жордания К.И. / В материалах Всероссийской конференции с международным
участием «Молекулярная онкология» (Новосибирск, 1-3 октября 2008г.) // Новосибирск. - Издательство «Альфа Виста Н». - 2008. - С. 67-68.
7. Gershtein E.S. Comparative ELISA study of matrix metalloproteinase (MMPs) and
VEGF/VEGF receptors levels in tumors and peripheral blood of patients with ovarian
neoplasms / Gershtein E.S., Levkina N.V., Digaeva M.A., Kushlinsky D.N., Laktionov
K.P. / In: 37th Meeting International Society on Oncology and Biomarkers (ISOBM) (The
Netherlands, September 27-30, 2009) // Amsterdam. - 2009. - Р. 61.
8. Gershtein E. Vascular endothelial growth factor and its receptors in tumor tissue and
blood serum of patients with ovarian neoplasms: clinic-pathologic analysis / Gershtein
E., Kushlinsky D., Levkina N., Laktionov K., Adamyan L. / In 38th Meeting of the International Society of Oncology and BioMarkers (ISOBM) from 3rd to 8th September 2010
inMunchen, Germany // Tumor Biology. - 2010. - Vol. 31. Suppl.1. - Р. 109.
25
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа