close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Коммуникативно-прагматическая ситуация колебания средства и способы ее репрезентации в современном русском языке.

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ДОЛЖЕНКОВА Алёна Игоревна
КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ
КОЛЕБАНИЯ, СРЕДСТВА И СПОСОБЫ ЕЕ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В
СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ
специальность 10.02.01 – русский язык
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата филологических наук
Белгород – 2014
Работа выполнена в Федеральном государственном автономном
образовательном учреждении высшего профессионального образования
«Белгородский государственный национальный
исследовательский университет»
Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор
Нагорный Игорь Анатольевич
Официальные оппоненты:
Фигуровская Галина Дмитриевна,
доктор филологических наук, профессор,
профессор кафедры современного русского
языка и методики его преподавания ФГБОУ
ВПО «Елецкий государственный
университет им. И.А. Бунина»
Григоренко Марина Юрьевна,
кандидат филологических наук,
и.о. зав. кафедрой общеобразовательных
дисциплин ФГБОУ ВПО «Белгородская
государственная сельскохозяйственная
академия»
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Горно-Алтайский
государственный университет»
Защита состоится «13» мая 2014 года в 12.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.015.03 по присуждению ученой степени
доктора филологических наук в Белгородском государственном национальном
исследовательском университете по адресу: 308015 г. Белгород, ул. Победы, 85,
корпус 17, зал диссертационных советов.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке
Белгородского
государственного
национального
исследовательского
университета.
Автореферат разослан « » апреля 2014 года.
Автореферат размещен на сайте: http://www.bsu.edu.ru
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор филологических наук, доцент
Е.А. Огнева
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
В современной лингвистической науке уверенно заявил себя
антропоцентрический подход к исследованию языковых явлений,
обусловленный всесторонним вниманием ученых к факторам говорящего и
адресата как составляющим процесса коммуникации (Ю.Д. Апресян,
Н.Д. Арутюнова, Ш. Балли, Э. Бенвенист, М.В. Всеволодова, Г.А. Золотова,
В.Г. Гак, Ю.Н. Караулов, Б.А. Серебренников, Н.И. Формановская и др.). В
центре исследовательского интереса оказывается человек со своими мыслями и
чувствами, человек, обладающий широкими возможностями выразить свое
отношение к окружающей действительности.
Отношение говорящего как автора сообщения к действительности
отражает лингвистическая категория модальности, аспекты изучения которой
находят отражение в лингвистических исследованиях (В.Г. Адмони,
А.В. Бондарко, В.В. Виноградов, В.Г. Гак, Г.А. Золотова, Г.В. Колшанский,
П.А. Лекант, Т.П. Ломтев, И.А. Нагорный, Г.Д. Фигуровская, Н.Ю. Шведова и
др.). С позиций модальной квалификации сообщаемого возможным
оказывается рассмотрение целого комплекса смыслов, актуализируемых
говорящим в процессе коммуникации, в том числе и субъективно-модального
смысла
«колебание»,
являющегося
центральным
для
развития
коммуникативно-прагматической ситуации колебания и ориентирующего
адресата на неоднозначное восприятие реальности субъектом, находящимся в
процессе выбора одного из возможных вариантов развития события. Такое
авторское отношение к действительности выражается в высказывании при
актуализации смысла «колебание» определенными языковыми средствами и
способами, которые целесообразно рассматривать с позиций функциональносемантического направления в лингвистике, ориентированного на системный
функциональный анализ содержательной стороны предложения, установление
роли языковых элементов в составе коммуникативной единицы, а также на
установление закономерностей реализации предложенческих смыслов
разноуровневыми языковыми средствами, образующими в современном
русском языке систему полевого типа. Исследование процесса колебания
непосредственно связано с пониманием собственно коммуникативнопрагматической ситуации общения и мотивов возникновения колебания у
субъекта. Формальные способы выражения собственного отношения к
действительности говорящий выбирает сам, руководствуясь конкретным
случаем, ситуацией, в которой происходит процесс общения. В зависимости от
правильности формулировки высказывания, рациональности подборки того или
иного языкового средства, выбор субъекта оказывается в большинстве случаев
коммуникативно оправданным, нацеленным на достижение конечной цели
эффективного речевого общения.
Актуальность
диссертационного
исследования
определяется
возрастающим интересом лингвистов к человеческому фактору в языке, к
субъекту, создающему высказывание, являющееся отражением неоднозначного
взгляда человека на явления окружающей действительности. Актуальность
3
работы обусловлена необходимостью комплексного исследования смысла
«колебание» в системе субъективно-модальных значений предложения, а также
изучения специфики полевой систематизации и комплексного описания
языковых средств репрезентации данного смысла в коммуникативной единице
языка.
Объектом исследования в работе являются предложения с модальным
значением колебания.
Предметом исследования выступает коммуникативно-прагматическая
ситуация колебания, система языковых средств и способов ее репрезентации в
современном русском языке.
Материалом исследования послужили более 2500 предложений из
художественных и публицистических текстов, демонстрирующих реализацию
модально-квалификативного смысла «колебание» в современном русском
языке. Источниками иллюстративного материала явились произведения
художественной литературы XIX-XXI вв., а также современные
публицистические тексты.
Цель работы заключается в комплексном функционально-полевом
описании коммуникативно-прагматической ситуации колебания через
классификационное исследование языковых средств и способов выражения
смысла «колебание» в современном русском языке.
Для достижения поставленной цели требуется решение следующих
частных задач:
1)
описать субъективно-модальное значение колебания как один из
аспектов модальности, выявить специфику данного значения в системе
модальных значений предложения;
2)
определить место субъективно-модального значения колебания в
семантической структуре предложения;
3)
установить коммуникативно-прагматический статус ситуации
колебания и представить ее структурированное описание;
4)
описать функционально-семантическое поле колебания в плане его
ядерно-периферийного устройства;
5)
системно проанализировать комплекс разноуровневых ядерных,
околоядерных и периферийных средств и способов выражения смысла
«колебание» в русском языке.
Теоретической основой исследования послужили работы отечественных
и зарубежных языковедов в области изучения различных аспектов категории
модальности (Ш. Балли, Э. Бенвенист, В.В. Виноградов, В.Г. Гак,
Г.А. Золотова, П.А. Лекант, И.А. Нагорный, Н.Ю. Шведова); исследования по
коммуникативной
грамматике
и
лингвистической
прагматике
(М.В. Всеволодова, Г.А. Золотова, Л.П. Крысин, Ч. Осгуд, Дж. Остин,
Дж. Серл, Н.И. Формановская, Р. Якобсон); функциональной грамматике и
теории поля (В.Г. Адмони, А.В. Бондарко, З.Д. Попова, И.А. Стернин,
Г.С. Щур).
Основными методами диссертационного исследования явились общие
методы научного познания (наблюдение, сравнение, описание), а также
4
специальные методы и приемы (функциональный метод, полевый метод, метод
контекстуального анализа, прием количественного соотнесения). Общие
методы научного познания использовались для системного описания
теоретического и иллюстративного материала. Функциональный и полевый
методы применялись для системного описания средств выражения колебания в
современном русском языке с членением данных средств на ядерные,
околоядерные и периферийные. При анализе иллюстративного материала
использовался метод контекстуального анализа, а также прием
количественного соотнесения, посредством которого выявлялось процентное
соотношение продуктивности употребления языковых единиц со значением
колебания.
Научная новизна работы заключается в целостном описании
коммуникативно-прагматической ситуации колебания, определении статуса
центрального для данной ситуации субъективно-модального смысла
«колебание» среди других субъективных смыслов, обосновании правомерности
рассмотрения колебания как смыслового компонента модуса в семантической
структуре предложения. В реферируемом диссертационном исследовании
выявляется соотношение модального значения «колебание» не только с
субъективно-модальными значениями персуазивности, эвиденциальности,
эмоциональной
оценки,
но
и
с
квалификативными
модусными
категориальными значениями темпоральности, оценочности, градуальности,
эмотивности, утверждения/отрицания. Новым является структурированное
описание компонентного состава коммуникативно-прагматической ситуации
колебания, а также установление параметров взаимосвязанности и
разграничения смысла «колебание» с другими смыслами сферы субъективномодальной квалификации сообщаемого: неуверенностью, предположением,
сомнением, кажимостью, возможностью, вероятностью. Новизна работы, таким
образом, состоит в попытке системного описания с позиции функционального и
полевого подходов средств и способов выражения смысла «колебание» в
современном русском языке.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Будучи репрезентатором позиции субъекта на уровне предложения,
модальное значение колебания является категориальным компонентом
субъективной модальности, рефлектируя нечеткость позиции говорящего в
ситуации выбора, его неуверенность относительно возможного развития
события. Будучи субъективно-модальным значением, колебание может
пересекаться с модальным значением эвиденциальности, модальноэмоциональным значением предложения, модально-логическими значениями, а
также с категориальными значениями оценочности, темпоральности,
утверждения/отрицания, эмотивности и градуальности. В результате такого
взаимодействия смысловая сторона предложения со значением колебания
усложняется и обогащается новыми модальными оттенками.
2. Смысл «колебание», динамично развивающийся на основе
соответствующего субъективно-модального значения, входит в систему
модусных категориально-квалификативных отношений в семантической
5
структуре предложения в современном русском языке. Данный смысл как
рефлектор коммуникативного намерения говорящего реализован в
коммуникативно-прагматической ситуации колебания, разворачивающейся на
базе ситуаций собственно событийных, предполагающих квалификацию того, в
какой степени событие соответствует действительности с одновременной
скрытой актуализацией условий, частично противоречащих однозначному
осмыслению события субъектом.
3. Ситуация колебания предполагает реализацию в высказывании
комплекса субъективно-модальных смыслов (сомнение, предположение,
неуверенность, возможность, вероятность, кажимость и др.), среди которых
смысл «колебание» занимает центральное место. В процессе коммуникации
указанный смысл функционируют как динамичная система, отвечающая
актуальным требованиям речевого процесса и предназначенная для решения
поставленной перед говорящим коммуникативной задачи – ориентации
высказывания на адресата и донесение до последнего собственной точки зрения
на событие или возможный результат его развития в ситуации неоднозначного
выбора.
4. В содержательном плане коммуникативно-прагматическая ситуация
колебания структурируема. Компонентами данной ситуации являются
говорящий (субъект, автор квалификации), адресат (получатель квалификации),
событийная ситуация (квалифицируемый фрагмент действительности), мотивы
(причины) колебания и собственно ментальная операция колебания (точка
зрения субъекта).
5. Функционально-семантическое поле (далее – ФСП) колебания
представляет собой систему разноуровневых (лексико-грамматических и
синтаксических) средств, объединенных общностью значения (выражение
колебания говорящего в ситуации выбора) и общностью семантических
функций (квалификативной, коммуникативной и прагматической). Структура
ФСП колебания имеет ядерно-периферийную организацию с дифференциацией
на ядерную, околоядерную и периферийную зоны.
6. Ядерную зону ФСП колебания в современном русском языке
составляют средства, специально выработанные в языке для репрезентации
факта колебания, безоттеночно выражающие констатационный смысл
«колебание», несущие максимальную функциональную нагрузку в
грамматической структуре предложения, используемые для донесения до
адресата неосложненного, нейтрального смысла «колебание» как результата
внутреннего состояния индивида. Околоядерную зону поля составляют
языковые элементы, осложняющие высказывание со значением колебания
различными
дополнительными
субъективно-модальными
смысловыми
оттенками, проявляющими точку зрения субъекта, а также несущие
разноаспектную функциональную нагрузку при выражении квалификативного
отношения говорящего к сообщаемому в ситуации выбора. Периферийную зону
ФСП
колебания
образуют
неспециализированные,
изначально
не
предназначенные для выражения смысла «колебание» языковые средства
современного русского языка, обладающие иными базовыми значениями и
6
иной базовой функциональной составляющей, а также конструктивносинтаксические способы, проявляющие себя лишь в соответствующем
контекстно-речевом окружении, при особом интонировании высказывания.
Теоретическая значимость работы определяется вкладом в дальнейшее
развитие положений функционально-семантического, коммуникативного и
прагматического направлений в лингвистической науке, связанных с
многоаспектным описанием процесса коммуникации. Значимыми в этом плане
являются диссертационные положения о коммуникативно-прагматическом
статусе ситуации колебания и ее компонентном составе, теоретическое
обоснование места модального значения колебания в ряду других модальнокатегориальных характеристик предложения и квалификативных модусных
категорий, разработка теоретических положений полевого описания
разноуровневых средств и способов выражения модусного смысла «колебание»
в современном русском языке.
Практическая значимость диссертации заключается в возможности
использования ее положений и результатов в теории и практике преподавания
современного русского языка в высших учебных заведениях; в
лингвистических
спецкурсах
по
функциональному
синтаксису,
коммуникативной грамматике, лексикографии; в курсах по выбору и
междисциплинарных курсах. Материалы исследования могут быть
использованы при написании магистерских, дипломных и курсовых работ.
Работа прошла апробацию на трех международных конференциях:
«Русский мир и русское слово в межкультурном пространстве» (Турция,
Стамбул, 2011); «Слово. Предложение. Текст: анализ языковой культуры»
(Краснодар, 2013); «Язык и культура» (Новосибирск, 2013). По теме
исследования опубликовано семь научных статей, в том числе четыре статьи в
изданиях из списка ВАК.
Структура работы. Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения,
Списка использованной литературы, Списка использованных энциклопедий и
словарей и Источников иллюстративного материала.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во Введении обосновывается актуальность и новизна научной работы,
обозначаются объект и предмет диссертационного сочинения, определяются
цели, задачи и методы анализа, описывается материал исследования,
раскрывается теоретическая и практическая значимость работы, излагаются
положения, выносимые на защиту.
Первая глава диссертации «Колебание в системе модальных значений
предложения» посвящена установлению статуса колебания в системе
модальных аспектов предложения.
В первом параграфе анализируется многообразие существующих в
лингвистической науке подходов к пониманию модальности. Делается вывод о
том, что модальность – это предикативная категория, выражающая отношение
говорящего к действительности с точки зрения его отношения к содержанию
7
речи, к собеседнику, к самому себе, к обстановке и форме речи.
Устанавливается, что колебание является модальным смыслом, так как
выражает отношение говорящего к действительности с позиции выбора,
неуверенности или нерешительности субъекта при принятии им решения, его
колебания между несколькими возможными вариантами развития события.
Во втором параграфе обосновывается место «колебания» среди аспектов
модальности. Выявляется, что колебание относится к субъективно-модальным
значениям предложения. Колебание – это субъективное мнение, точка зрения
говорящего на неоднозначное обстоятельство, его взгляд на предмет сомнений.
Так как колебание субъекта не возникает само по себе, а обязательно чем-либо
мотивировано, субъективно-модальный компонент смысла «колебание»
оказывается неразрывно связан с объективно-модальным компонентом
высказывания.
Колебание входит в категорию субъективной модальности через значение
проблематической достоверности, поскольку отражает нечеткость позиции
говорящего в ситуации выбора, его неуверенность относительно возможного
развития событий. Будучи субъективно-модальным значением, колебание через
категорию субъективной модальности может пересекаться с иными
субъективно-модальными значениями – эвиденциальностью (Как цензор, он
так много должен был читать книг против христианства, что, как тогда
говорили, он стал колебаться и сомневаться в своей давнишней твердой вере
(В.Мещерский)), эмоциональной оценкой (Потому и писал… потому,
вероятно, и писал, что не видел! (А.Пантелеев)), логической и бытийной
модальностью (Затухающее колебание может быть по теории Фурье
разложено в известный континуум волн, дающий, следовательно, светлую
полосу (А.Колли); –Но как похоже это на грёзу! Быть может, надо ещё
жить, а? – Советую, – сказал Стиль (А.Грин)).
В третьем параграфе рассматривается взаимодействие субъективномодального значения колебания с категориальными значениями оценочности,
темпоральности, неопределенности, утверждения/отрицания, эмотивности и
градуальности, в результате которого смысловая сторона предложения со
значением колебания усложняется и обогащается дополнительными
модальными оттенками. Модальное суждение со смыслом «колебание» может
быть оценочным в том случае, когда происходит переосмысление говорящим
своего отношения к сказанному. Говорящий выделяет в сообщаемом значимые
для него моменты, оценивает интенсивность, силу колебания с позиции своих
ценностных ориентиров: В голосе его чувствовалось явное колебание, когда он
сказал (Г.Бакланов); Она мучительно колебалась, под чью защиту укрыться ей
(А.Шеллер-Михайлов).
Связь модального значения с категорией темпоральности обусловлена
тем, что всякое высказывание обладает временным значением, зависящим от
позиции и цели говорящего, который либо констатирует объективность своего
взгляда на событие (реальное время), либо оценивает факт действительности
как возможный или необходимый (ирреальное время): Года два колебалась, а
потом наконец сделала выбор (С.Довлатов); Если бы меня спросили мнение
8
насчет вашего возраста, – сказал ее сосед, – я сильно колебался бы между
тринадцатью и двадцатью тремя (В.Короленко).
Категориальные
значения
определенности/неопределенности
пересекается с колебанием в том случае, когда в коммуникативнопрагматической ситуации колебания человек на данный момент времени не
может обладать определенным набором сведений, побуждающих его поступить
тем или иным способом, то есть в том случае, когда отсутствует определенная
перспектива дальнейших действий субъекта: Может быть, они перекроют
вокзал… кто их знает… хотя вряд ли, вряд ли… (А.Волос); –Ну, не знаю…
Купить, наверное, можно… Но ружье – это очень дорогая штука (О.Гладов).
В зависимости от степени знания условий, способствующих или
препятствующих
фактическому
развитию
события,
степени
уверенности/неуверенности говорящего в сообщаемом, высказывания со
значением колебания могут приближаться к утвердительному или
отрицательному констатационным полюсам, занимая промежуточное
положение между ними: – Я вижу, что мы с вами вряд ли договоримся, но вот
я хочу задать вам один вопрос (Ю.Домбровский); Тем временем Любишкин
подоспеет, а меня они убить едва ли решатся (М.Шолохов).
Высказывания со значением колебания, осложненные эмоциональным
отношением говорящего к сообщаемому, как правило, не обладают сильным
проявлением эмоциональности, передают не только субъективное отношение
говорящего к сообщаемому, но и его переживания, выполняя функцию
дополнительного речевого воздействия на адресата: –Надо решать! –Да как
же решиться-то?! Не сумею… ой, не сумею! («Общая газета») – колебание
субъекта осложнено испугом; Пойти за ней? Или остаться? Ох, ужасный
выбор! («Комсомольская правда») – колебание субъекта осложнено досадой.
Возможно также осложнение высказываний со значением колебания
значением градуальности. Это происходит в тех случаях, когда требуется
показать всю серьезность переживаний субъекта, отразить степень
интенсификации процесса колебания: Он, думаю, даже не подозревает о том,
что существуют сомнения, колебания, депрессия (Э.Рязанов) – возрастание
степени сомнения, колебания до тяжелого психологического состояния
субъекта; Немцы стали задумываться, сомневаться, колебаться. Это
фактор серьезнейший – враг ослаблен, подточен (В.Вишневский) – возрастание
степени неуверенности субъектов до состояния их колебания.
В четвертом параграфе обосновывается место колебания в диктумномодусной
структуре
предложения.
Выясняется,
что
на
основе
соответствующего субъективно-модального значения динамично развивается
смысл «колебание», входящий в систему модусных категориальноквалификативных отношений в семантической структуре предложения.
Установлено, что колебание, будучи компонентом модуса, пронизывает все
предложение, и, соединяясь с объективным содержанием последнего
(диктумом), образует семантическую сторону языково-речевой единицы.
9
Вторая
глава
«Коммуникативно-прагматическая
ситуация
колебания» посвящена структурированному описанию коммуникативнопрагматической ситуации колебания.
В первом параграфе представлено понимание коммуникативнопрагматической ситуации колебания в лингвистической науке. Выявлено, что
смысл «колебание» как коммуникативное намерение говорящего реализуется в
особой речевой ситуации колебания. Описание ситуации колебания, в свою
очередь, непосредственно связано с пониманием общей коммуникативной
ситуации и мотивов возникновения колебания у субъекта, поскольку
высказывание правильно понимается только тогда, когда правильно
понимается внеязыковая ситуация, о которой идет речь. Отнесение ситуации
колебания к кругу коммуникативных ситуаций основывается на том, что
подобные ситуации разворачиваются на базе собственно событийных ситуаций
(то есть ситуаций, описывающих события) и включают совокупность условий,
усложняющих представление события в речи указанием на авторскую
интерпретацию этого события. Н.И. Формановская справедливо отмечает, что
«в отличие от денотативной ситуации, формирующей семантическую
структуру
предложения,
коммуникативная
ситуация
характеризует
обстоятельства общения в целом, его стимулы, его участников» [Формановская
1998: 46].
Коммуникативно-прагматическая ситуация колебания определяется в
реферируемом исследовании как ситуация относительной достоверности,
поскольку предполагает квалификацию говорящим того, в какой степени
событие соответствует или не соответствует действительности с
одновременной скрытой актуализацией условий, частично противоречащих
однозначному осмыслению события субъектом: Точно ли, однако, что это
событие ничуть не задело его душевно? (И.Бунин); –А бороться с ним на
пределе выносливости я вряд ли смогу (В.Головачев).
Второй параграф посвящен многоаспектному описанию смысла
«колебание». Колебание как ментальная операция характерно для субъекта,
включенного в коммуникативный процесс, в разные периоды его жизни.
Колебание помогает субъекту осмыслить действительное положение вещей,
высказать свое отношение к событиям, оценить результат осуществленного
действия с последующим перспективным его применением данного результата.
Колебание часто трактуется как нерешительность, неуверенность,
сомнение. Следует отметить, что колебание нельзя всецело отождествлять с
указанными понятиями. В высказывании колебание, сомнение, разного рода
неуверенность в сообщаемом нередко рядоположены, накладываются друг на
друга,
характеризуя
внутренний
противоречивый
мир
человека.
Коммуникативно-прагматическая
ситуация
колебания
предполагает
реализацию в высказывании комплекса таких прагматически обусловленных
смыслов. Например: Разумеется, не могло быть сомнения, что в смерти
разбойника Федьки ровно ничего не было необыкновенного и что таковые
развязки именно всего чаще случаются в подобных карьерах, но совпадение
роковых слов: «что Федька в последний раз в этот вечер пил водку», с
10
немедленным оправданием пророчества было до того знаменательно, что
Липутин вдруг перестал колебаться (Ф.Достоевский). Подобные предложения
демонстрируют модальную многоплановость, где ведущим квалификативным
смыслом является акцентированная достоверность говорящего в сообщаемом,
итогом которой является нивелирование сомнения говорящего и его колебаний
в осмыслении перспективного результата развития события.
Центральным
для
развития
исследуемой
коммуникативнопрагматической ситуации выступает смысл «колебание». Смысл «колебание»
структурирован, несет одну из основных коммуникативных нагрузок –
достижение говорящим основной цели своего сообщения – ориентации
высказывания на адресата и донесение до последнего точки зрения говорящего:
Он и сам не видал никакого другого выхода и готов был на уступку, но еще
продолжал немножко колебаться, как вдруг случилось новое обстоятельство,
которое понудило правителя подчиниться внушениям Нефоры (Н.Лесков);
Скорее всего, детский, хотя, вполне возможно, и женский… (М.Сергеев).
Данный смысл является базовым и объединяющим другие квалификативные
смыслы в пределах речевого контекста, репрезентирующего ситуацию
колебания на коммуникативном уровне.
В третьем параграфе описывается взаимодействие смысла «колебание»
с другими смыслами сферы субъективно-модальной квалификации события –
неуверенностью, предположением, сомнением, возможностью, вероятностью,
кажимостью, намерением и целесообразностью.
В высказываниях со значением колебания во всех случаях оказывается
актуализированным модально-квалификативный смысл неуверенности
говорящего в однозначном развитии событийной ситуации. Реализация данного
смысла базируется на сниженной степени уверенности субъекта в однозначно
трактуемом результате события (Я едва ли смог бы это сделать (И.Тургенев);
Ну да я завтра всех тут на уши поставлю. – Может быть, навёл кто-нибудь?
–Ты что, – сказал Гриша (В.Пелевин).
Другой актуализируемый в высказываниях со значением колебания
смысл – «предположение». Данный смысл базируется на предварительном
осмыслении чего-либо, основанном на степени осведомленности говорящего.
Предположение не всегда связано с колебанием, лишь необоснованно
предполагая, говорящий практически всегда оперирует лишь своим
собственным мнением, не основанном на знании всех условий развития
ситуации, что является условием возникновения колебания: –Я вроде бы и не
собирался так быстро назад (В.Шукшин); Может быть, между ними ничего
и не было (Ю.Трифонов). Если предположение – это предварительное суждение
о чем-либо, актуализирующее ту или иную степень уверенности говорящего в
сообщаемом, основанную на степени его осведомленности, то колебание –
результат осмысления условий субъектом и процесс (этап) принятия им
решения об окончательной квалификации события или его результата. При
этом «чистое» предположение иногда с трудом можно отграничить от
предположительного колебания: Кажется, тем же летом (а может быть, и
позднее, не помню) я как-то привез к Владимиру Галактионовичу с его
11
разрешения группу молодых «сатириконцев»: Аверченко, Ре-Ми и кого-то ещё
(К. Чуковский).
В высказываниях со значением колебания актуализация смысла
«кажимость» возможно в том случае, когда следует спонтанная, сиюминутная
квалификация события субъектом: Ему вдруг показалось, что делать нужно
совсем наоборот (В.Шукшин); Лет эдак с пять назад перевели к нам
батальонным капитана Федотова (П.Алешковский). Если кажимость – это
поверхностное, обманчивое, искаженное восприятие действительности
индивидом, то колебание представляет собой результат осмысления этой
действительности субъектом, особую ментальную операцию субъекта,
сопровождающуюся его глубокими раздумьями, размышлениями.
Сомнение базируется на авторском мнении и имеет своим выражением
мысль о возможном несоответствии факта действительному на данный момент
времени положению вещей. Высказывания, отражающие сомнение субъекта, в
отличие от высказываний со значением колебания (так как колебание
фиксировано не на окончательной, а только на промежуточной стадии
модальной оценки события говорящим), активно смещаются к смысловому
полюсу отрицания: чем большая доля авторского сомнения фиксируется в
сомнительном высказывании, тем более последнее в семантическом аспекте
приближенно к обозначенному полюсу: Он вряд ли мог мечтать о таком
развитии события (И.Ефремов) – сомнение, осложненное возможностью; Всетаки когда-нибудь счастливой Разве ты со мною не была? (А.Блок) –
сомнение, осложненное желательностью. Необоснованное сомнение может
пересекаться с колебанием: Тот мотнул головою уныло: –Не знаю, был ли он
гениален, – сейчас это трудно установить. Я думаю, скорее всего был. Звали
его Харлампий Диогенович (Ф.Искандер); Тот мотнул головою уныло: –Едва
ли… А впрочем, от них всякого можно ждать (С.Мстиславский).
Возможность является мотивационной базой для актуализации в
процессе коммуникации ситуации колебания как результата осмысления
субъектом возможности/невозможности осуществления какого-либо события
или факта в действительности. Возможность всегда базируется на условиях,
имеющих тенденцию влиять на характер осуществления события. Колебание
же отражает процессуальность осмысления возможности субъектом. Поэтому
колебание в отличие от возможности всегда субъективно. Квалифицируемое
событие для субъекта всегда в какой-то мере потенциально возможно, но при
соблюдении определенных условий. В этом случае возможность связана с
колебанием: Спрашивается: возможно ли, действуя таким образом, кого-либо
поймать или арестовать? (М.Булгаков); Жена моя верит, а я не очень… А,
впрочем, всё возможно (А.Апухтин).
Со смыслом «возможность» тесно связан и смысл «вероятность»,
который реализуется на его основе первого, но имеет по отношению к нему
уточняющий характер: Вероятно, есть, но узнаю ли я её когда-нибудь?
(А.Апухтин); – С другим я, вероятно, не решился бы… так прямо…
(И.Тургенев). Вероятностное суждение – это субъективное суждение об
12
объективной возможности, основанной на условиях, влияющих на
осуществление события в действительности.
В высказываниях со значением колебания может наличествовать целевая
направленность в случае, когда человека охватывают колебания при
достижении какой-либо цели (Но отослать его к отцам едва ль приятно будет
вам (А.Пушкин); Кому-нибудь будет вряд ли интересно узнать о ее мечтах
(А.Рыбаков)) или реализуется какое-либо намерение субъекта в случае, когда
присутствует возможность совершать или не совершать то/иное действие (Нет,
едва ли надо ехать, в лесу на охоте тебе хуже будет вспоминаться
(М.Пришвин); Сегодня мы едва ли успеем доплыть до реки Макшеева
(В.Обручев)).
Сопутствующие
субъективно-модальные
смыслы
в
процессе
коммуникации функционируют как динамичная система, отвечающая
актуальным требованиям речевого процесса и предназначенная для решения
поставленных перед говорящим коммуникативных задач в ситуации
неоднозначного выбора. Смыслы модально-квалификативной сферы являются
результатом операций ментального уровня, присущих субъекту в процессе
коммуникации. Ментальная операция колебания при квалификации события
говорящим является одной из важных оценочных операций, которые помогают
человеку постичь и оценить окружающую действительность, проявить свое
отношение к ней, точно квалифицировать событие.
В четвертом параграфе описывается структура коммуникативнопрагматической ситуации колебания. На уровне семантической структуры
ситуация колебания включает следующие обязательные компоненты:
•
событийную денотативную ситуацию или какой-либо факт как
квалифицируемый
событийный
фрагмент
действительности,
объект
предполагаемой двоякой квалификации;
•
мотивы колебания, то есть причины, способствующие или
препятствующие, по мнению говорящего, осуществлению события в
действительности;
•
фактор
говорящего,
автора
квалификации,
субъекта,
осуществляющего речевое воздействие на адресата;
•
фактор адресата, получателя квалификации, объекта речевого
воздействия для говорящего: прямой адресат (коммуникант-партнер) или
косвенный адресат (например, читатель);
•
собственно ментальную операцию колебания как субъективномодальную квалификацию события – точку зрения говорящего, базирующуюся
на той или иной степени неуверенности субъекта относительно однозначно
трактуемого осуществления события в действительности.
Участниками речевой ситуации выступают: а) говорящий или пишущий
адресант (отправитель информации) и б) воспринимающий эту информацию –
слушающий или читающий – адресат. Главным участником коммуникативнопрагматической ситуации колебания, несомненно, является говорящий: Она,
по-видимому, колебалась и нерешительно глядела на мой кулак, где были
зажаты деньги (А.Куприн); –Кофе? Едва ли… Хотя… потом я выпью вина
13
(А.Грин). Создавая высказывание, говорящий стремится к осуществлению
своего коммуникативного намерения, в нашем случае – донести до
слушающего свою позицию колебания, неуверенности, сомнения относительно
квалифицируемого события: Было одно обстоятельство, заставлявшее сильно
колебаться в оценке полученного «дара» (Г.Гершуни); Вряд ли найдёт она
жениха, всё равно достанется кому-нибудь так (А.Солженицын).
В высказываниях со значением колебания автор намеренно эксплицирует
собственную точку зрения на событие и желает, чтобы эта точка зрения не была
истолкована адресатом как нейтральная. Таким образом говорящий показывает
адресату, что он не может либо не хочет лишь нейтрально констатировать
событийный факт, дает понять адресату, что у него нет полных оснований
констатационно-нейтрально квалифицировать событие: Следователь подумал.
–Едва ли... Тогда была первая травма, теперь вторая (А.Платонов); Еще
почуют, что я здесь, что с ума схожу по Бригите, и доложат ей... Да нет,
вряд ли (А.Дмитрук). Говорящий, актуализируя свою оценочную позицию,
оперирует не только внеязыковыми средствами (жестами, мимикой и т.п.), но и
формальными – посредством введения языкового средства – актуализатора
позиции автора высказывания, средства, означающего, что имеется нечто,
заставившее говорящего усомниться в выборе, показывающее, что говорящий
не уверен в однозначном развитии ситуации, что он колеблется в выборе
одного из вариантов окончательной квалификации факта действительности: Я
стал колебаться: на гусей идти или на гаршнепов (М.Пришвин); –Может
быть, попробуем, – несмело сказал Сеня, – поискать в другой области?
(М.Сергеев).
Таким образом, цель коммуникативного акта определяет говорящий, но
уместность цели и успешность ее достижения во многом зависят от адресата,
который должен быть лицом, «подходящим» для решения поставленной
коммуникативной задачи в заданных условиях общения. Коммуникативнопрагматическая ситуация колебания характеризуется тем, что в семантической
структуре предложения со значением колебания в большинстве случаев
задействованными оказываются как субъект-говорящий, так и субъект-адресат
или некий косвенный, отстраненный от прямого процесса коммуникации
субъект. Операция колебания в этом случае становится локализованной на
коммуниканте-партнере либо на лице, не участвующем в коммуникативном
процессе: Я пойду, государь, – отвечал он – но не возвращусь: я буду убит,
наверное (В.Жуковский); – А Сергей Сергеевич, по-моему, так и не уверен,
будет ли он продолжать настаивать на своем (А.Маринина).
Колебания посещают человека ежеминутно. В высказываниях,
выражающих колебание субъекта по поводу чего-либо, представлены, с одной
стороны, событийные ситуации, так как колебание не может быть
беспредметным. С другой стороны, именно на эти событийные ситуации и
накладывается в качестве субъективно-модальной квалификации колебание как
авторское мнение, базирующееся на неуверенности, сомнении или
предположении относительно правильности/неправильности трактовки
события говорящим или адресатом: Якобы пациент и не подозревал о
14
последствиях (Е.Носов); Бывают на свете Хорошие дети, Но вряд ли найдутся
на нашей планете Такие, кто был бы прелестнее Пети... (К.Чуковский).
Причин для введения в высказывание субъектом формально-языкового
показателя колебания в качестве орудия донесения авторской точки зрения до
адресата существует достаточно много, так как события, провоцирующие
процесс колебания, происходят с человеком постоянно и их невозможно
упорядочить или поместить в какие-либо языково-речевые рамки. Однако
наиболее существенными и часто встречаемыми, на наш взгляд, причинами
колебания являются следующие:
– неосведомленность субъекта относительно квалифицируемого события
(–Ты, чай, не придешь? (А.Островский); Он все колебался, не зная, где Женя
(Ю.Шилова));
– явная заинтересованность в том, чтобы быть правильно понятым (–В
бригаде? – чуть задумался Чапаев. –Да-да, – у нас, в бригаде! –А это, надо
быть, городские... здешние вряд ли, – с трудом поддавался на доводы Чапай
(Д.Фурманов));
– некомпетентность (–Да не знаю я, как это делается, что ж ты от
меня хочешь? Ну, может быть, на токарном попробовать выточить…
(Е.Челнышев));
– нерешительность как психологическая черта характера (–Нет, нет, у
меня всегда так. Не решаюсь сразу позвонить первая (Д.Донцова));
– категоричность в оценке события говорящим (–Ну вот! – пробормотал
он... – Так и есть!.. И соль! Э-эх-ма! Уж неужели... неужели уж нельзя?.. Так
и есть!.. Протекло!.. (Г.Успенский));
– намеренное уклонение говорящего от категоричности изложения
собственной позиции адресату по тому или иному вопросу (–Нет, нет не могу
сказать, что будет так. Хотя соображения, конечно, имеются… (А.Иванов)).
Отмеченные мотивы соотносятся, с одной стороны, со степенью
категоричности колебания, а с другой стороны – со степенью локализованности
ситуации колебания в коммуникативном процессе. Формальные языковые
средства выражения колебания применяются говорящим тогда, когда нужно
акцентировать или, напротив, локализовать квалификацию, рематизируя
определенную часть сообщения. Семантика формального показателя колебания
может, таким образом, и «растекаться» по всему семантическому полю
высказывания, накладываясь на пропозитивный смысл сообщения в качестве
целостной модусной квалификации события, и четко локализоваться в
семантическом поле отдельного корректируемого компонента высказывания
(Ср.: Она понимала, что ее колебания в выборе правильного решения,
вероятно, ничего нового не привнесут в ее жизнь («Истории из жизни»);
«Разве она этого хочет?» – колебался Степан («Домовой»)).
В зависимости от разного рода причин колебание может обладать разной
степенью мотивированности. Обусловленное колебание проявляется тогда,
когда говорящий при актуализации собственной точки зрения опирается в
первую очередь не на субъективные факторы, а на знание объективных условий
развития событийной ситуации: Вроде бы все было за то, чтобы двигаться
15
прямо, но Сергей колебался. Не выходила из памяти та сломанная веточка
(Е.Гущин). С другой стороны, колебание может быть и необусловленным.
Такое колебание, как правило, проявляется случайно. Оно спонтанно и
незакономерно, основано на текущей (иногда непродуманной) оценке события
коммуникантами,
нежелании
говорящего
или
адресата
уточнять,
актуализировать те или иные аспекты событийной ситуации: –Неужели она
так и не придет? (В.Шукшин); –А вот эти рублика по четыре, что ли?..
(Г.Успенский). Таким образом, колебание может отражать как объективные
условия развития ситуации, так и проявляться спонтанно, на основании
субъективной оценки говорящего. В любом случае, колебание – это реакция
субъекта на объективную действительность.
Третья глава исследования «Функционально-семантическое поле
колебания в современном русском языке» посвящена классификационному
исследованию языковых средств и способов выражения колебания в
современном русском языке.
В первом параграфе представлено описание ситуации колебания в
функционально-полевом аспекте. Указывается, что основной целью для
введения субъектом в состав высказывания формально-языкового показателя со
значением колебания является донесение авторской точки зрения до адресата,
презентация авторского колебания адресату, приглашение адресату распознать
мнение говорящего и оценить его.
Применив определение функционально-семантического поля, данное
А.В. Бондарко, мы установили, что ФСП колебания представляет собой
систему разноуровневых (лексико-грамматических и синтаксических) средств
русского языка, объединенных общностью значения (выражение колебания
говорящего относительно ситуации выбора) и общностью семантических
функций (квалификативной, коммуникативной и прагматической). Структура
ФСП колебания имеет ядерно-периферийную организацию с дифференциацией
на ядерную, околоядерную и периферийную зоны.
Второй параграф посвящен исследованию ядерных средств выражения
колебания в современном русском языке. Выявлено, что ядерную зону ФСП
колебания составляют знаменательные части речи, специально выработанные в
языке для констатации факта колебания, безоттеночно и точно выражающие
смысл «колебание», несущие максимальную функциональную нагрузку в
грамматической структуре предложения, используемые для донесения до
адресата неосложненного, нейтрального смысла «колебание» как результата
внутреннего состояния индивида и являющиеся наиболее употребительными
(около 40% от общего числа проанализированных примеров). К ядерной зоне
ФСП колебания относятся:
– глагол колебаться в своих различных формах: Он проделал с Семеном
тысячи верст, и вот теперь, когда оставалось всего пятнадцать, он начал
колебаться (Ю.Тынянов);
– существительное колебание: После долгих колебаний он все-таки
отправился назад (А.Иванов);
16
– причастие колеблющийся: Это ум, колеблющийся даже в сфере
чисто теоретических вопросов (Н.Михайловский);
– деепричастия колеблясь: – Так вы верно согласны? – всё ещё колеблясь
в решении, спросил Курцер (Ю.Домбровский).
В третьем параграфе описываются околоядерные средства выражения
колебания в современном русском языке. Околоядерную зону ФСП колебания
составляют грамматически относящиеся к разным частям речи языковые
элементы, осложняющие высказывание со значением колебания различными
дополнительными
субъективно-модальными
смысловыми
оттенками,
проявляющими точку зрения субъекта, а также несущие меньшую
функциональную нагрузку при выражении квалификативного отношения
говорящего в ситуации выбора и имеющие меньшую частотность
употребления, нежели языковые средства ядерной зоны (около 30% от общего
числа проанализированных примеров). Это языковые элементы с базовым
значением неуверенности, нерешительности, сомнения, предположения,
вероятности или возможности:
–
знаменательные
слова
решиться/решаться,
сомневаться,
предполагать, сомнение (-я), предположение (-я) и т.п. (А теперь хожу из
отдела в отдел и никак не могу решиться – что брать? (А.Геласимов); Катю
мучили сомнения: Томаза она видела в больнице или нет? (Т.Моспан); А будет
ли порядок, не знаю, не уверен… (Г.Жженов); – Наверное, на вид семь, –
выразила предположение Кузьминична (Д.Липскеров));
– вводно-модальные слова должно быть, быть может, может быть,
наверное (Только отвечайте честно, без пафоса и ерничества. – Наверное,
верю, – сказал я. – В церковь ходите? (М.Елизаров); Быть может, я передаю
неточно какие-нибудь подробности; но не в них дело (З.Гиппиус));
– частицы едва ли, вряд ли, авось, небось, вроде, разве, неужели,
якобы и подобные (–Сольпуги не ядовиты, так что бояться укуса нам вроде
бы нечего (В.Головачев); –Едва ли он спасется там, – сказал задумчиво
Муррей: – Горящая нефть разливается на огромное пространство (А.Беляев);
Неужели у них сильная воля, а у меня слабая, горестно подумал Чик
(Ф.Искандер)).
Такие средства способны передавать дополнительные смысловые оттенки
сомнения, предположения, кажимости, нерешительности и т.д., и даже
экспрессивные оттенки – удивления, изумления, разочарования, тревоги,
упрека (Я не осуждаю, но, если бы я был его женой, неужели бы я с ним не
поехал? (И.Грекова); И сейчас, когда она ощутила подхватившую её силу,
пришла мучительная тревога, – неужели это навеки, неужели непоправимо?
(В.Гроссман)). В ряде случаев колебание и сомнение, колебание и
предположение представляют собой настолько тесно связанное смысловое
единство, что определить ведущую и сопутствующую роль того или иного
смысла объективно не представляется возможным, поскольку, кроме семантики
самих языковых средств, в процессе коммуникации начинают активно
проявлять себя и внеязыковые факторы – ситуация общения, темперамент и
особенности характера субъекта и прочие.
17
В третьем параграфе рассматриваются периферийные средства
выражения колебания в современном русском языке. Периферийную зону
ФСП колебания составляют неспециализированные, изначально не
предназначенные для выражения смысла «колебание» языковые средства и
конструктивно-синтаксические способы, обладающие иными базовыми
значениями и иной базовой функциональной составляющей. Такие средства
выражают смысл «колебание» осложненного характера. Данные средства и
способы, а также выражаемые ими смыслы сферы «колебание» наиболее
удалены от ядра ФСП колебания, в связи с чем выявляемы лишь в контекстноречевом окружении, при особом интонировании высказывания (составляют
около 30% от общего количества проанализированного иллюстративного
материала). К периферийным языковым средствам относятся:
– глаголы думать, определяться, не знать, выбирать, существительное
в задумчивости (Он думал: надеть ли новые сапоги с мягкой халявой или
ехать в ношеных, не забыть бы портсигар (В.Гроссман); Горы яблок, а я босой
хожу по ним, выбираю самое лучшее и никак не могу выбрать (Ф.Искандер); –
Нет, – предупредительно пояснил Курт, – не знаю, то есть я знаю, но… да и
нет, не знаю… (Ю.Домбровский); Этот на своём катастрофическом пути с
горы задержался как раз в начале поселища, будто замерев в задумчивости –
катиться или подождать? (В.Быков));
– вводно-модальные слова пожалуй, впрочем, скорее всего (Пожалуй,
замерзнет, подумал я и после некоторых колебаний подошёл к нему
(Ф.Искандер); –Странно, что здесь можно рожать… Впрочем, почему нет?
(Л.Улицкая); –Точно не знаю, – честно признался Мышкин. – Скорее всего… –
Понятно, – уныло пробормотал Алеша (В.Белоусова));
– частицы ли, будто (И стоило ли за нее бороться, проливая столько
крови (В.Быков); А что я про скорый слышал… будто скорый?...
(А.Солженицын));
– междометия м-да, н-да, да ну (Да что вы… Да ну… Там жара… –
колебался он (Ф.Чуев); Дворник раздумался. – М-да… этта, помнится, кажись,
что была… (В. Крестовский); Н-да, – подумал Полынов, – не слишком ли это
много? (Д.Биленкин));
– союзы или, либо, то ли, хотя (Так идти к женщине или не идти?
(А.Азольский); И я либо туда не доеду, либо обратно (А.Волос); – То ли я
согласен, то ли нет? (В.Гроссман); – Нет, не думаю, – покачал головой Зыбин.
– Хотя… чёрт его знает! (Ю.Домбровский)).
Периферийная зона ФСП колебания в современном русском языке
достаточно объемна, так как включает в себя и элементы других
функционально-семантических полей различных смыслов, пересекающихся в
том или ином контекстном окружении со смыслом «колебание». В связи с этим
смысл «колебание» может выражаться с помощью различного рода
компонентов, изначально не приспособленных для этой цели, но в единичных
случаях, употребляемых субъектом для актуализации данного смысла
(Например: неопределенное местоимение в косвенной форме чем-то (–А
неужели вам нравится? –Чем-то… да (И.Грекова); непроизводное
18
междометие ой (Это ж деньги, чёрт бы их побрал… Ой, не хочется нам денег
брать. Зачем нам эти деньги? (А.Волос)). Такие случаи употребления
репрезентантов колебания действительно единичны, редко встречаемы. Они
выявляются случайно и лишь в контекстном окружении, а, следовательно,
функционируют нерегулярно. Указанные языковые средства не могут быть
строго классифицированы, поскольку фиксируются в области дальней
периферической зоны ФСП колебания.
Четвертый параграф посвящен описанию способов выражения
колебания в современном русском языке. Проведенное исследование показало,
что узкоспециализированных способов, предназначенных собственно для
выражения колебания в русском языке не существует в силу того, что наш язык
располагает достаточно ограниченным количеством способов выражения
персуазивных ментальных операций субъекта (по сравнению с объемом средств
их выражения). Следовательно, большинство способов выражения смысла
«колебание» имеют универсальный характер, то есть предназначаются
одновременно для выражения разного рода невзаимосвязанных или косвенно
связанных между собой явлений. В соответствии с этим способы, при мощи
которых выражается смысл «колебание», в диссертации отнесены к
периферийной зоне поля колебания, так как они универсализированы,
приспособлены для репрезентации не только исследуемого смысла
«колебание», но и других, сопутствующих и не сопутствующих данному
смыслу языковых явлений. В параграфе выделены наиболее продуктивные и
специфические для выражения колебания способы, в большей степени
используемые в современном русском языке для реализации данного смысла:
1. Бессоюзное сложное предложение: Кручинин колебался: следует ли
уже сейчас арестовать грабителей и, предъявив им обвинение, начать
дознание? (Н.Шпанов). При выражении колебания автором используется
способ построения бессоюзной сложной конструкции с пояснительными
отношениями, где первая часть, как правило, указывает на факт наличия в
сознании субъекта факта колебания (в первой части бессоюзного сложного
предложения употребляется языковое средство ядерной зоны ФСП колебания –
глагол или существительное со значением колебания, требующие пояснения).
Вторая же часть поясняет первую, раскрывая ее содержание и описывая сам
процесс колебания индивида (интеллектуальную деятельность субъекта в
ситуации выбора) через размышления, раздумья, сопровождающие говорящего.
2. Синтаксический прием незаконченности мысли: –Н… не знаю,
право, не знаю… Едва ли… Я всегда всем верю, верила и вам, мне даже в
голову не приходило, что вы можете говорить неправду, да еще мне, – зачем?
(В.Новицкая). Многоточие при актуализации смысла «колебание», как
графический символ логики размышления, перемены точки зрения,
рассмотрения субъектом проблемы с разных сторон, может располагаться в
любой части предложения.
3. Косвенный или риторический вопрос: Но другие мифотворствуют
и богоборствуют и препираются, и лекции читают, а иные, как поэт
бирюзоглазый, все чего-то ждут. Идёт ли? Не идёт ли? Начинают уставать,
19
и хриплые рога услышал уже кто-то. Ах, да так ли всё благополучно? Нет ли
тлена лёгкого, но острого, под танцем жизни? (Б.Зайцев). Данный способ
реализации авторской мысли всегда сопровождается определенной интонацией
раздумья и неуверенности, насыщенной эмоциональной тональностью, в
результате чего смысл «колебание» предстает в своем осложненном виде,
обнажающем состояние метаний субъекта, его озабоченности, чувства
раздвоенности и неопределенности.
4. Вставные конструкции: Обо всём этом думала я (или вспоминается,
что думала), идя на работу в тот обычный счастливый день (И.Грекова).
Колебание, возникающее у говорящего, обычно сопровождает какую-либо
часть высказывания, неоднозначно воспринимаемую говорящим, но не влияет
на общий ход мыслей субъекта. Таким образом, вставная конструкция как
актуализатор колебания фиксируется в общем составе предложения, но не
вливается в его общий смысл, оставаясь уточняющим смысловым наслоением.
5. Однородные члены предложения: Прочитав первую главу из нее в
«Совершенно секретно», генерал Родионов сказал: «Надо выбирать – либо
служить, либо писать… («Общая газета»). При отражении колебания, такой
способ используется для перечисления субъектом возможных вариантов
развития ситуации, между которыми говорящему приходится делать свой
выбор.
6. Коммуникативы (модально-ответные предложения): –Кофе, чай,
десерт не желаете? – поинтересовался официант. –Наверное, нет.
Посмотрим… (П.Галицкий); –Оформили бы? –Ну, может быть… –Вот и
считайте, что сам пришел! (А.Слаповский). Коммуникатив – это репликареакция на предшествующее высказывание, экономно передающая
субъективное отношение говорящего к предмету речи. Коммуникатив способен
отразить, а в некоторых случаях даже ярко проявить авторское колебание.
Предшествующее же высказывание, как правило, актуализирует причины
колебаний субъекта. В функции коммуникативов при выражении колебания
выступают вводно-модальные слова, частицы, модально-ответные слова,
продуктивно используемые в разговорном стиле и указывающие на
неоднозначность авторской позиции.
Таким образом, совокупность языковых средств и конструктивносинтаксических способов в комплексе работает на воплощение цели авторского
сообщения, а именно – позволяет более эффективного воздействовать в
речевом аспекте на адресата, и тем самым способствует повышению
эффективности достижения успешности коммуникативного акта.
В Заключении формулируются основные выводы и раскрываются
перспективы исследования. Указывается, что в ходе предпринятого
исследования было осуществлено комплексное функционально-полевое
описание коммуникативно-прагматической ситуации колебания и произведено
классификационное исследование языковых средств и способов выражения
смысла «колебание» в современном русском языке. Делается вывод о том, что
ситуация
колебания
–
это
ситуация
субъектно-ориентированная,
развивающаяся в коммуникативной сфере. Колебание как центральный смысл
20
данной
коммуникативно-прагматической
ситуации
структурирован,
коммуникативно обусловлен, реализован в современном русском языке при
помощи разноуровневых средств и конструктивно-синтаксических способов.
Подчеркивается, что актуализированная в настоящем диссертационном
исследовании тема имеет широкие перспективы для дальнейшего исследования
в области функциональной семантики (описание актуализационных функций
языковых элементов с субъективно-модальной семантикой), семиотики (анализ
языковых средств со значением колебания как знаков понятийных и
непонятийных),
коммуникативной
лингвистики
(исследование
коммуникативных регистров речи применительно к средствам выражения
колебания). Перспективным представляется также дальнейшее исследование
проблемы смысловой организации предложения со значением колебания на
пропозитивном уровне.
Основное
содержание
в следующих публикациях автора:
диссертации
отражено
в изданиях, рекомендованных ВАК
1. Долженкова, А.И. Колебание и средства его репрезентации в русском
языке / И.А. Нагорный, А.И. Долженкова // Научные ведомости
Белгородского государственного университета. Серия «Гуманитарные
науки». – 2011. – № 18 (113). – Вып. 11. – С. 37-44.
2. Долженкова, А.И. Колебание в концептосфере индивида / И.А. Нагорный,
А.И. Долженкова // Научные ведомости Белгородского государственного
университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2012. – № 6 (125). –
Вып. 13. – С. 12-19.
3. Долженкова, А.И. Ситуация колебания и ее компонентная речевая
структура / А.И. Долженкова // Научные ведомости Белгородского
государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2013. –
№ 13 (156). – Вып. 18. – С. 12-17.
4. Долженкова, А.И. Речевой смысл «колебание» и ситуация выбора
субъекта / А.И. Долженкова // Научные ведомости Белгородского
государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2013. –
№ 20 (163). – Вып. 19. – С. 23-29.
в других изданиях
5. Долженкова, А.И. Коммуникативно-прагматическая ситуация колебания
и речевые смыслы славянского высказывания / А.И. Долженкова //
Русский мир и русское слово в межкультурном пространстве. – Стамбул:
Фатих университет, 2011. – С.228-231.
21
6. Долженкова, А.И. Колебание в ментально-информационном пространстве
индивида / А.И. Долженкова // Язык и культура: сборник материалов VII
Международной научно-практической конференции; под общ. ред.
С.С. Чернова. – Новосибирск: Изд-во ЦРНС, 2013. – С. 238-241.
7. Долженкова,
А.И.
Ситуация
колебания
в
коммуникативнопрагматическом аспекте / А.И. Долженкова // Слово. Предложение.
Текст: анализ языковой культуры: Материалы IV Международной
научно-практической конференции (23 августа 2013): сборник научн.
трудов. – Краснодар: Изд-во Априори, 2013. – С. 34-35.
22
Гарнитура Times New Roman
Формат 60×84/16.Усл. п. л. 1,2. Тираж 100 экз.
Оригинал-макет подготовлен и тиражирован в ИД «Белгород» НИУ «БелГУ»
308015 г. Белгород, ул. Победы, 85
23
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа