close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Развитие гносеологических концепций отражения.

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Грецков Владимир Валериевич
Развитие гносеологических концепций
отражения
09.00.01 Онтология и теория познания
Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата
философских наук
Киров – 2012
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего профессионального образования
«Вятский государственный гуманитарный университет» на кафедре
философии и социологии
Научный руководитель
доктор философских наук, профессор
Юлов Владимир Фёдорович
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Шемякинский Владимир Михайлович
(ФГБОУ ВПО «Уральская академия
государственной службы» филиал
в г. Пермь)
кандидат философских наук, доцент
Семено Наталья Сергеевна
(ФГБОУ ВПО «Кировская медицинская
академия»)
Ведущая организация
ФГБОУ ВПО «Пермский
государственный национальный
исследовательский университет»
Защита состоится 7 февраля 2013 г. в 14.00 на заседании
диссертационного совета Д 212.041.02 при ФГБОУ ВПО «Вятский
государственный гуманитарный университет» по адресу: 610002, г. Киров,
ул. Красноармейская, д. 26, ауд. 104.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ
ВПО «Вятский государственный гуманитарный университет» по адресу:
г. Киров, ул. К. Либкнехта, д. 89.
Автореферат разослан «26» декабря 2012 года
Учёный секретарь
диссертационного совета
2
Н. И. Поспелова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность диссертационного исследования. Начиная с 1990-х годов, в российской философии усилилась тенденция критической оценки
гносеологического принципа отражения. Такое положение вполне
объяснимо, ибо в советской философии «теория отражения» приобрела явно
гипертрофированный характер и, по сути дела, была тождественна теории
познания. Смена идеологических ориентиров создала благоприятные
условия для критического пересмотра самой идеи познавательного
отражения. Это умонастроение было усилено тем, что в западных школах
эпистемологии термин отражение практически не используется. Однако,
следует признать, что далеко не все российские философы отрицают теорию
отражения. Здесь выделяются позиции И. Т. Касавина, В. А. Лекторского,
Л. А. Микешиной и других авторитетных отечественных философов.
Особенно нам импонирует точка зрения В. А. Лекторского, который
полагает, что теорию отражения, выработанную в советское время, следует
подвергнуть критическому очищению и устранить идеологическую
поддержку, а так же снять явную гипертрофированность идеи отражения.
Вместе с тем, принцип отражения должен остаться в качестве одной из
идейных основ современной теории познания.
Нам представляется, что данный проект обладает безусловной
перспективностью,
которую
можно
реализовать
специальным
гносеологическим исследованием. Главная трудность здесь заключается в
том, чтобы снять с принципа отражения черты наивности и упрощённой
механистичности, которые представлены метафорами «объект – восковая
дощечка», «объект – зеркало». Главным средством учёта реальной
сложности познавательного отражения является принцип познавательной
активности субъекта, который способен определить содержание
отражательного процесса. Понимание творческой силы отнюдь не
тривиально, здесь следует преодолеть декларативные формы признания
активности познающего человека. Важно придать принципу активности
определённый структурно-функциональный характер, раскрывающий
способ детерминации познавательного отражения. Это позволит ответить на
вопрос «как активность субъекта определяет отражение и делает познание
сложным и в сути двуаспектным процессом».
Степень разработанности проблемы. Тема познавательного
отражения проходит через всю историю философии и науки.
Диссертационное исследование выбрало основные этапы её рефлексии, где
представлены наиболее репрезентативные мыслители. Одними из первых
философов, которые ввели идею отражения, были античные материалисты:
Демокрит и Эпикур. Их своеобразие состояло в том, что в качестве сущности
бытия они признали атомы и пустоту, комбинирование первых в некие
комплексы давало всё многообразие вещей. Утверждение такой реальности
обязывало философов признать познавательную связь с человеком, и она
3
получила следующее истолкование: «истечение атомов – душа человека».
Эту идейную линию явного отражения развили английские и французские
материалисты нового времени: Фр. Бэкон, К. Гельвеций, Д. Дидро, Дж. Локк
и другие. Здесь родились метафоры: «зеркало» и «чистая доска».
Примечательно, что эти метафоры хорошо согласуются с механистическим
естествознанием того времени.
Традиционно считается, что принцип отражения характерен только для
материализма. Мы же полагаем, что его смысл намного шире и включает в
себя учения объективного идеализма и религиозной философии. Это
определяется тем, что в этих системах существуют особые онтологии,
конституирующие
объективную
реальность
с
нематериальными
сущностями. Именно поэтому были рассмотрены теории познания Платона,
Аристотеля и Августина. Так, в философской системе Платона познание
понимается как рациональное припоминание душой человека эйдосов. Стало
быть, речь идёт о познавательной связи человека с сущностью бытия, что
можно трактовать как неявную форму отражения. Тем более, что именно
Платону принадлежит метафора познания как воспроизведения предметов
оттисками на восковой дощечке. Если Платон принижал роль чувственного
отражения, то его реабилитацию произвёл Аристотель, признав первичную
необходимость эмпирического опыта. Оценки произведены на основе работ
В. Ф. Асмуса, П. П. Гайденко, А. Ф. Лосева и других. Из религиозной
философии была взята авторитетная фигура А. Августина, который
разработал учение об «иллюминации». Процесс познания божественной
сущности начинается по двум направлениям: для богопознания требуется
вера, и особый свет души, который загорается под воздействием предметов
«тварного» мира (использованы работы С. С. Аверинцева, М. А. Гарнцева,
Л. П. Карсавина, А. Ф. Лосева, В. Н. Лосского, Г. Г. Майорова).
Наиболее важную роль в развитии классического принципа отражения
сыграла марксистско-ленинская философия. Признание К. Марксом и
Ф. Энгельсом материи и общественного бытия с необходимостью
обусловило введение принципа отражения в его явном виде. («Идеальное
есть материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное
в ней»; «общественное сознание отражает общественное бытие»). Идеи,
заложенные К. Марксом и Ф. Энгельсом, развил в своих работах В. Ленин.
Он придал широкое онтологическое основание данному принципу,
распространив его на всю материю. Характерной особенностью всей
марксистско-ленинской теории отражения является то, что она учитывает
решающую роль социальной практики в процессе познания. Отражение не
пассивно, оно обусловлено активностью субъекта (в оценочном плане
использованы
работы
Б. М. Кедрова,
И. Б. Михайловой,
М. В. Мостепаненко, В. В. Орлова, В. П. Тугаринова, В. А. Штоффа и
других).
Параллельно с философскими учениями, учитывающими роль
отражения в процессе познания, развиваются концепции, отрицающие
4
данную идею. Речь идёт о субъективном идеализме и его формах, где
отвергается существование объективной реальности. Если внешнего мира
нет, то и познавательная связь с ним в виде отражения теряет всякий смысл.
Таковы учения античных софистов, Э. Маха, Д. Юма и других
субъективистов.
Неклассические теории познания открываются, прежде всего,
эволюционными эпистемологиями. Философский анализ здесь сочетается с
материалом научных дисциплин: биологии, этологии, кибернетики, теории
информации. В идейном плане здесь важно то, что теория познания в
качестве одного из своих предметов берёт жизнедеятельность и познание
животных. Понять поведение животного в определённой природной среде
невозможно без понятия отражения в его особых формах (условные
рефлексы, адаптация, гомеостазис, сигнальные коммуникации). Таковы
концепции Ф. Варелы, К. Лоренца, У. Матураны, К. Поппера.
Важный вклад в развитие принципа отражения внесли такие науки, как
кибернетика и синергетика. Здесь базовой моделью живых организмов и
искусственных машин выступает открытая система, которая реализует
прямую и обратную связи. Если по прямой связи входит вещество, энергия,
информация, то с последним ресурсом связано отражение. Обратная связь
реализует активность системы, её реакции и ответы. Можно выделить
работы таких авторов как Г. Бейтсон, Н. Винер, С. П. Курдюмов,
И. Р. Пригожин, А. Розенблют, Г. Хакен, А. Л. Шамис. Особо ценно то, что
здесь представлена связь активности и познавательного отражения.
Одним из влиятельных направлений современной философии является
конструктивизм, его представляют: П. Ватцлавик, Г. фон Глазерсфельд,
Г. Рот, Х. фон Фёрстер и другие. Если радикальный конструктивизм
признаёт объективную реальности для жизнедеятельности, но отвергает её
значимость для познания, то умеренный конструктивизм исходит в теории
познания из реальности. Их объединяет то, что на первый план они
выдвигают активность познающего субъекта, которая весьма свободно
конструирует знания. Отражательный аспект здесь явно занижен или вовсе
игнорируется. Критические оценки данного направления содержатся в
работах М. Бунге, И. Т. Касавина, В. А. Лекторского, Е. А. Мамчур,
В. В. Орлова, С. Цоколова, В. М. Шемякинского и других.
Примечательно философское творчество современных американских
философов М. Вартофского и Дж. Сёрла. В их трудах классическое понятие
отражения переосмысливается в контексте идеи репрезентации. Авторы
трактуют репрезентацию как модельное воспроизведение аспектов
объективной реальности на основе операций идеализации, абстрагирования,
обобщения, а также с широким использованием языковых средств.
Нам представляется, что наиболее адекватным и перспективным
способом выражения познавательной активности субъекта выступает
концепция В. Ф. Юлова. Она получила название технологической концепции
сознания. Здесь признаётся технологическая модель деятельности
5
интеллекта. Основную схему образуют три взаимосвязанных элемента:
знание в роли предмета, знание в роли метода, знание – результат.
Активность сводится к ценностному выделению предмета и метода, а также
к инструментальному воздействию последнего на первый. Содержанием
познавательного отражения выступает трансформация предметного знания в
искомый когнитивный результат. Данный подход позволяет вполне
рационально представить отражение сугубо внутренней процедурой
сознания, обусловленной ценностными и инструментальными формами
активности интеллекта. Эта схема способна объяснить все существующие
типы познания как определённые способы, объединяющие активность и
отражение.
Объектом
исследования
являются
существующие
формы
познавательного отражения объективной реальности.
Предметом
исследования
выступают
онтологические
и
гносеологические аспекты отражательных процессов в познавательной
деятельности.
Цель исследования состоит в раскрытии эпистемологического
значения отражения как сквозной сущности всех типов познания действительности.
Достижение данной цели связано с решением следующих задач:
1. Раскрыть различие явных и неявных форм идеи отражения на основе
онтологических и гносеологических аргументов;
2. Проанализировать
особенности
понимания
познавательного
отражения в классической и неклассической эпистемологиях;
3. Рефлексивно
осмыслить
способ
активности
сознания,
детерминирующий продуцирование отражательных продуктов познания.
Методологическая и теоретическая база исследования. Основу
исследования составили идеи В. А. Лекторского и Л. А. Микешиной о
различии классической и неклассической теории познания. В контексте
последней отражение трактуется как сущностный аспект познания животных
и познавательной деятельности человека. В качестве методологической
схемы была взята технологическая концепция сознания В. Ф. Юлова. Здесь
предполагаются два основных уровня формирования отражательных
продуктов: сенсорная чувственность и интеллект. Именно интеллект
определяет способ технологической активности, который и продуцирует
процесс отражения. Речь идёт о том, что воздействие метода на предметное
знание вызывает превращение последнего в нормативные единицы
познания. Такая трансформация и составляет содержание познавательного
отражения.
Научная новизна исследования заключается в следующем:
1. Необходимым онтологическим основанием любых форм идеи
отражения является признание объективной реальности; если в явных
формах познавательная связь субъекта с реальностью осознаётся как
6
отражение, то в неявных формах отражение фигурирует в
«неотражательной» терминологии.
2. Если в классических теориях познания, представляющих
материализм, отражение понималось в отрыве от познавательной активности
субъекта, что давало наивные и пассивистские версии отражения, то в
неклассических эпистемологиях прослеживается тенденция к установлению
единства активности и отражения.
3. В технологической концепции сознания процесс отражения
трактуется как следствие ценностной и инструментальной активности
интеллекта.
Положения, выносимые на защиту:
1. Идея отражения является сквозной для всех форм онтологического
реализма, однако она реализуется в них по-разному. Если в материализме
познавательная связь субъекта с материей трактуется как явное отражение,
то в объективном идеализме и религиозной философии идея отражения
маскируется особой терминологией («припоминание», «иллюминация»), что
даёт неявные формы идеи отражения. Если субъективные идеалисты
отрицают существование объективной реальности, то их негативное
отношение к принципу отражения вполне оправданно.
2. Если в материалистических теориях познания классического
периода отражение отрывается от познавательной активности и предстаёт в
наивно пассивных метафорах, то в объективно-идеалистических и
религиозных концепциях познания намечается взаимосвязь активности и
неявных форм отражения, хотя и в декларативном виде. В неклассической
эпистемологии, ориентированной на науку, прослеживается тенденция
поиска определённых структурных схем связи активности субъекта и
отражения.
3. Одним из вариантов неклассической теории познания является
технологическая концепция сознания. Познание здесь развёртывается на
двух основных уровнях: сенсорная чувственность и когнитивное содержание
интеллекта, который является главным ресурсом активности. Технология
активности сводится к тому, что посредством ценностных норм формируется
проблемный предмет и соответствующий ему метод, инструментальное
воздействие последнего на первое превращает предметное сырьё в
нормативные результаты познания. Процесс такой трансформации и есть
познавательное отражение. Стало быть, отражение выступает следствием
познавательной активности.
Научно-теоретическая и практическая значимость исследования.
Результаты диссертационного исследования имеют теоретическое и
методологическое значение для развития онтологии и теории познания,
философии и методологии науки, социальной философии, а также могут быть
использованы при разработке следующих учебных курсов: «Онтология и
теория познания», «Философия и методология науки», «История философии»,
«Социальная
философия»,
«Социальная
онтология».
Материал
7
диссертационного исследования может быть использован в качестве
самостоятельного спецкурса.
Соответствие диссертации паспорту научной специальности.
В соответствии с формулой специальности 09.00.01 – «Онтология и
теория познания», включающей исследования и разработки в области
развития онтологии и теории познания, представленная диссертационная
работа является теоретическим исследованием онтологии и эпистемологии.
Полученные
научные
результаты
соответствуют
пункту 1
«Закономерности формирования и развития научной онтологии и теории
познания
на
основе
концептуальной
интеграции
достижений
фундаментальных наук в построении научной картины мира, а также в
критическом анализе религиозно-идеалистической, метафизической и
натурфилософской онтологии и гносеологии», пункту 2 «Методологические
функции научной онтологии и теории познания в развитии современной
науки и техники, в процессах творчества в различных сферах деятельности»,
пункту 3 «Изменение соотношения онтологии, гносеологии и методологии
познания с прогрессом научно-философского миропонимания и разработкой
философско-методологических и социальных оснований современной науки
и техники», пункту 4 «Структура бытия, реальности, существования и его
онтологические критерии; соотношение объективной, субъективной и
виртуальной реальности».
Личный вклад. В качестве сквозного принципа проведена мысль о
разделении философских учений, признающих идею явного отражения
(материализм) и концепций, реализующих неявные формы отражения
(объективный идеализм, религиозная философия). Стало быть, идея
отражения опирается на две предпосылки: онтологический реализм и
принцип познавательной связи субъекта с реальностью. Важное значение
имеет основная методологическая схема, согласно которой процесс
отражения выступает следствием познавательной активности субъекта, где
особо выделяется роль метода, трансформирующего проблемный материал в
конечную когницию. Это позволило отбросить «бадейную» концепцию
отражения, дискредитировавшую саму идею отражения.
Апробация результатов исследования. Основные положения
диссертационного поиска отражены в семи авторских публикациях, в том
числе в Вестнике Вятского государственного гуманитарного университета,
входящем в перечень изданий, рекомендованных ВАК, докладывались и
обсуждались на межвузовской научно-теоретической конференции
«Гуманитарные проблемы современного информационного общества»
(Киров, 2010, 2011), межрегиональной научной конференции студентов и
аспирантов «Философия – Культура – Социум: аспекты взаимодействия»
(Киров, 2010, 2011, 2012). Диссертант выступил с докладами на
методологическом семинаре аспирантов и соискателей при кафедре
философии и социологии ВятГГУ (руководитель В. Ф. Юлов).
8
Диссертационная работа обсуждалась на заседании кафедры
философии и социологии Вятского государственного гуманитарного
университета и рекомендована к защите.
Объём и структура диссертации. Работа состоит из введения, двух
глав, включающих 9 параграфов, заключения и библиографического списка.
Объём диссертации составляет 155 страниц, библиографический список
включает 211 наименований.
9
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении содержится обоснование избранной темы, актуальность
её рассмотрения, определяются объект и предмет исследования,
формулируются цели и задачи диссертации, её научная новизна и
практическая ценность. Даётся характеристика методологической базы,
материала и структуры работы. Раскрывается соответствие диссертации
паспорту специальности, приводятся данные по её апробации.
Первая глава «Идея познавательного отражения и её основные
формы в классических теориях познания» состоит из четырёх параграфов,
в которых проведена аналитическая оценка различных концептуальных
отношений к идее отражения. Нам представляется, что обязательными
предпосылками идеи (принципа) отражения являются два тезиса:
1) существует объективная реальность, основой которой выступает некая
сущность (онтологический реализм) 2) объективная реальность познаваема,
то есть между действительностью и познающим субъектом возможна
познавательная связь. Идея отражения является необходимым выводом из
этих двух предпосылочных мыслей. Познавательная связь между
реальностью и субъектом в сути своей может быть только отражением, как
воспроизведением одного в другом. Идея отражения в истории философии
реализовалась двояко: явно и неявно. Уже древние материалисты выдвинули
явную идею отражения. Философы других направлений, признавших
онтологический реализм, но выдвинувших разные сущности реальности,
вынуждены были признать идею отражения в неявной форме. К ним
относятся объективный идеализм и религиозная философия. В оппозиции к
этой группе (явные и неявные формы идеи отражения) оказались
представители субъективного идеализма, исповедовавшие антиреализм, и
сводящие познаваемость к чисто субъективным состояниям («человек есть
мера всех вещей», «принцип экономии мышления»).
В первом параграфе первой главы «Становление теорий познания
на основе явной идеи отражения» рассмотрены учения Демокрита,
Эпикура, Дж. Локка и Фр. Бэкона. В рамках их философских систем знание
предстаёт как некий отпечаток, возникающий в результате воздействия
предметов окружающего мира на органы чувств человеческого тела и
последующей его обработки интеллектом. На примере их философских
систем прослеживается развитие отражательной парадигмы от нечётко
сформулированной идеи до ясного и системно разработанного принципа.
Хотя в дошедших до нас свидетельствах древних авторов о книгах
Демокрита знание понимается как продукт нашей души, воспроизводящей
вещи как комплексы атомов, он не предлагает нам чётко сформулированного
представления об отражении. И всё же он закладывает основы явной идеи
отражения. Согласно Диогену Лаэртскому, для основоположника атомизма
знания – это «оттиск, предварением которого были ощущения». Демокрит
признаёт первичность ощущений и восприятий, но он полагает, что в них
10
наличествует много субъективных наслоений («сладкое и горькое
существуют лишь в мнениях»). Всё это продукты действия вещей, дающих
неадекватные единицы познания. Когда разум перерабатывает ощущения в
теорию атомов и пустоты, то возникает истина как отражательный оттиск.
Четко
сформулированный
принцип
отражения
начинает
формироваться у материалистов Нового времени. На них существенно
повлияло становление экспериментального естествознания и необходимость
его гносеологического обоснования. Если взять Фр. Бэкона, то в его
философии чётко утверждается реализм как признание материальной
природы. Мыслитель также полагает, что наука способна познать природу,
её лишь мешают «идолы». Бэконовская критика пути «муравья» и пути
«паука» заключается в том, что эти стратегии игнорируют условия
оптимального отражения. Отражение фактов (явлений) даёт единицы
эмпирического опыта, а их индуктивное обобщение приводит к отражению
закономерных форм. Всё это резюмируется в бэконовской метафоре –
сознание учёного, идущего путём «пчелы», есть чистое зеркало по
отношению к природе.
Линию Бэкона поддержал его соотечественник Дж. Локк. Хотя он
предложил метафору сознания как «чистой доски», между таким образом и
метафорой зеркала существует явное единство. Мыслитель солидарен с
Бэконом и в том, что адекватное отражение не может реализоваться сразу на
уровне ощущений. В этих единицах опыта много субъективного (вторичные
качества), и здесь требуется работа очищающего и обобщающего разума,
которая проходит ряд последовательных этапов. Лишь в итоге сознание
способно отразить первичные качества, что соответствует высоким уровням
опыта и понятийного мышления. В этом параграфе также кратко
рассматриваются отражательные концепции французских материалистов
восемнадцатого века и Л. Фейербаха.
Итак, к достоинствам материалистов классического периода следует
отнести разработку первых вариантов явной идеи отражения. Все они
удовлетворяют двум основным условиям: онтологическому реализму
(материализму) и принципу познаваемости материи. Главным недостатком
является то, что основные схематические метафоры дают образ пассивного
отражения, которое реализуется извне вовнутрь сознания.
Второй параграф первой главы «Учения о неявных формах
познавательного отражения» рассматривает основные философские
концепции в рамках объективного идеализма и религиозной философии.
Общим для них является признание объективной реальности, в основе
которой лежит нематериальная сущность: эйдосы, Бог и т. п. Объективная
реальность тем самым получает двойное строение: первичная идеальная
сущность и сотворённая материальная реальность. Причем вторая
формируется и существует только благодаря первой. В рамках нашего
исследования важно и то, что объективный идеализм и религиозная
философия признают также познаваемость всех уровней объективной
11
реальности. Здесь закономерен вопрос: как можно открыть человеку
сущность? Познавательная связь здесь может только постулироваться в
каких-либо неявных формах идеи отражения. Данный путь и был реализован
Платоном, Аристотелем и Августином как основными представителями
соответствующих направлений.
Известно, что Платон создал первый вариант объективного идеализма.
Его онтология утверждает такие нематериальные сущности как идеи –
эйдосы, которые определяют мир вещей. Его гносеология сопряжена с
антропологией, где сущностью человека выступает душа, разумная часть
которой является главной. Платон признаёт, что эйдосы принципиально
познаваемы разумной душой, которая в своё время созерцала их и, тем
самым, была причастна им. Он строит теорию познания в виде разумного
припоминания. Нам представляется, что налицо исторически первая неявная
форма идеи отражения. Хотя Платон как рационалист критически отвергает
претензию чувственного отражения на истину, в его диалогах метафоры
отражения занимают важное место. В этом отношении примечателен
символический рассказ о пещере, где познавательное странствие начинается
с восприятия теней на стенах пещеры, и оно заканчивается восприятием
«солнца» (идеи «блага»). Кроме того, говоря о характеристике познания,
Платон придал важное значение метафоре «восковой дощечки», на которой
запечатлеваются предметы. Хотя здесь и был критический контекст, этот
образ игнорировать нельзя.
Другой вариант объективного идеализма предложил Аристотель. Он
критикует своего учителя за принижение роли чувственных образов в
познании. Стагирит существенно изменил онтологию, признав первыми
сущностями единичные тела. Зафиксировать их способен только
эмпирический опыт в форме ощущений и восприятий, отражающих
единство формы и материи. Только после этого, можно выстраивать
теоретическое познание, где интеллект абстрагируется от материи и
выделяет чистые формы. Их знание носит понятийный характер, а связь
между понятиями организует логика. Как опыт, так и теоретическое
мышление нацелены на получение истины, которая является знанием,
соответствующим реальности. Такую корреспонденцию можно оценить в
качестве неявной формы идеи отражения.
В ранней христианской философии возникла особая форма неявной
идеи отражения. Её основателем следует признать А. Августина. Онтология
строится на признании Бога как сущности и созданного им «тварного» мира.
Гносеология основана на принципе познавательного оптимизма – человек
способен познать Бога и остальную реальность. Способы такого познания
представлены теорией «иллюминации», где познание трактуется как свет,
который загорается в нашей душе, благодаря устройству души, которая
сотворена по образу и подобию Бога. Данную концепцию естественно
признать отражательной в своей сути, форма которой является неявной (хотя
«образ» и «подобие» выступают явными отражательными терминами).
12
Третий параграф первой главы «Марксистско-ленинская теория
отражения» содержит анализ взглядов К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Ленина и
некоторых советских философов. Продуктом изменения онтологии стали
диалектический и исторический материализм, здесь была признана не только
материальная природа, но и особо было выделено общественное бытие.
В теории познания основой познавательного оптимизма стало учение об
общественной практике. В этом отношении примечательна работа Маркса
«Тезисы о Фейербахе», где проведена критика теории созерцательного
отражения, присущая старому материализму. Маркс полагал, что
представление о пассивном отражении является ошибочным, и оно
преодолевается концепцией практики. Здесь следует признать, что марксизм
попытался связать отражение с практической активностью человека, и, всё
же, этот проект остался весьма абстрактным, не выводящим на уровень
сознания. Этот же недостаток был присущ и философским воззрениям
Ф. Энгельса, который декларировал роль трудовой практики в
возникновении человека и его сознания, не объяснив познавательных
перемен при переходе от обезьяны к человеку. Что касается В. И. Ленина, то
он считал себя продолжателем дела и слова К. Маркса и Ф. Энгельса.
Следует признать, что он существенно изменил не только онтологическое
учение о материи, но и понимание отражения. Материя была определена как
объективная реальность, которая обладает имманентной способностью
порождать познавательное отражение. В «Философских тетрадях» есть
тезис: «сознание не только отражает мир, но и творит его». Хотя это
положение намекает на единство отражения и активности, Ленин никаких
разъяснений этому абстрактному тезису не оставил. Эти идеи стремились
развить советские философы (В. Ф. Асмус, А. М. Деборин, Б. М. Кедров,
В. П. Тугаринов и др.) и философы социалистических стран (Т. Павлов,
Г. Герц и др.). В их трудах упор был сделан на систематизацию и
конкретизацию ленинских идей, – так в недрах материи были выделены
уровни отражения: неживое, живое, социальное. Если оценивать ленинскую
теорию отражения в советском варианте с позиций неклассической
эпистемологии, то в ней можно найти ряд принципиальных недостатков.
Главный изъян сводится к абстрактной декларативности в отношении связи
практической активности и отражения. Если последнее возникает и
существует в недрах сознания, то практическая активность носит внешний
характер, отсюда непонятно, как внешнее влияет на внутреннее. Что же
касается концепции уровней отражения в самой материи, то в настоящее
время какого-то идейного развития она не получила. И всё же, нужно
признать, что для классической гносеологии идеи К. Маркса и В. И. Ленина
стали важным этапом.
В четвёртом параграфе первой главы «Субъективистские
концепции критического отрицания идеи отражения» рассматриваются
теории познания субъективизма. Речь идёт о философских учениях Д. Юма,
И. Канта, Э. Маха. Следует выделить Юма и Маха в единую и особую
13
группу, ибо они, так или иначе, отрицают как онтологический реализм, так и
идею познаваемости объекта. Такое двойное отрицание присуще Юму как
типичному скептику, и, с некоторыми оговорками, оно характеризует и
Маха. Если последний полагал, что наука демонстрирует идеал
познаваемости, то трактовал её в сугубо субъективистском духе: учёный
описывает свои ощущения, как факты, за которыми не стоит никакой
реальности. Что же касается научных теорий, то они никак не соответствуют
никаким объективным прообразам и являются продуктами чисто
субъективной экономии мышления. Именно Мах ввёл в научную
эпистемологию феномен относительной истины, зависящей от субъективных
интенций учёных определённого исторического периода (гносеологический
релятивизм).
Теория познания Канта отличается от последовательного
субъективизма. Главное отличие заключается в том, что он признаёт
объективную реальность («вещь-сама-по-себе») и её воздействие на сферу
опыта в виде внешних для человека сигналов. Однако он отвергает
познаваемость этой реальности, ограничивая науку феноменами возможного
опыта. В «Критике чистого разума» признаётся активность познающего
субъекта в виде априорных форм чувственности и рассудка. Это означает,
что активность сознания никак не связана с отражением. И действительно,
априорные формы напоминают инструменты, которые не производятся, а
лишь используются. Налицо гипертрофия активности на фоне отрицания
отражения.
Сквозным достоинством субъективистских теорий познания является
признание активности субъекта в той или иной форме. Главным же
недостатком выступает антиреализм и соответствующее забвение идеи
отражения. Затруднение представителей данного направления сводится к
тому, что они теряют объективный критерий истины, загоняя себя в тупики
субъективизма и релятивизма.
Во второй главе «Концепции отражения в неклассических
эпистемологиях» анализируются современные гносеологические трактовки
процесса познания в его отражательном аспекте. Сквозным моментом для
них выступает обращение к различным научным дисциплинам, что даёт
интересный материал для характеристики отражательного процесса в
научном исследовании.
В первом параграфе второй главы «Познавательное отражение в
рамках эволюционной эпистемологии» рассматриваются теории
британского философа К. Поппера и чилийских биологов У. Матураны и
Ф. Варелы. Все эти концепции подчёркивают биологический характер
процесса познания. Всё живое обладает способностью познавать. Познание
человека отличается лишь уровнем (более глубоким и разносторонним), а
также степенью активности познающего субъекта. Если другие живые
существа используют познание для того, чтобы приспособиться (вписаться)
14
к окружающему миру, то человек использует полученные знания для того,
чтобы изменить этот мир.
В своей концепции К. Поппер пришел к полному отождествлению
биологической и когнитивной эволюции, объединившей животных и
человека. Любой живой организм вынужден проявлять активность для
приспособления к меняющейся природной среде. Соответствующая
активность присуща и познанию, что исключает пассивное отражение,
которое Поппер оценивает как «бадейное» познание, где отражение
уподобляется зачерпыванию бадьёй воды в колодце. В подлинном познании
информация не поступает извне вовнутрь организма, ибо знание
производится подобно тому, как работает «прожектор», освещающий
определённый участок местности. Стало быть, познание направлено от
организма к внешней среде, хотя оно развёртывается внутри самого
организма. Поппер распространил на познание животных схему цикла
научного исследования: проблема – гипотезы – фальсификация. Если
учёный формулирует научную проблему, то животное попадает в
проблемную ситуацию, которую оно вынужденно оценивать в качестве
затруднения, из которого нужно найти выход. Нахождение возможного пути
соответствует тому, как учёный выдвигает гипотезу. Если фальсификация в
науке сводится к критической дискуссии и экспериментальной проверке, то
у животных проверка сводится к успеху или ошибке жизнедеятельности.
Хотя Поппер отверг модель пассивного отражения, всё же в его концепции
можно найти проявления неявной идеи отражения. Поппер признаёт два
обязательных условия, необходимых для отражения: 1) объективная
реальность; 2) познавательный оптимизм. Как животное, так и человек,
действуют в рамках познавательного отношения к реальности, которое мы и
оцениваем как отражение. Конечно, оно не может быть пассивным
(«бадейным»), оно обусловлено не только активным поведением, но и
детерминировано активностью интеллекта. Последнее представлено на всех
этапах познания. Уже животное оценивает проблемную ситуацию, используя
прижизненный опыт, который является отражением типичных условий
жизни. Для постановки научной проблемы учёный использует ценностные
нормы, которые отражают типичные требования к научному знанию. Поппер
характеризует научные гипотезы как правдоподобные, эта характеристика
так или иначе связана с оценкой истинности, которая выражает
отражательное соответствие гипотезы познаваемой реальности. Итак, в
эволюционной эпистемологии К. Поппера присутствует идея отражения в
неявной форме.
Теории Поппера близка концепция У. Матураны и Ф. Варелы. Они
также рассматривают животных и человека как аутопоэтические системы.
Каждое живое существо обладает автореферентностью, то есть
направленностью на самого себя, и она с необходимостью дополняется
процессом, который можно назвать отражением. Хотя чилийские мыслители
этот термин не используют, но их теория содержит неявные смыслы
15
отражения. Если взять адаптацию, то без познавательного отражения её
понять невозможно. Приспособление животных к внешней среде означает,
что её основные условия учтены организмом, стало быть, они, так или иначе,
отражены, став ориентиром для определённой жизнедеятельности. Вот
почему следует согласиться с чилийскими мыслителями в том, что жизнь и
знание существуют в единстве, и отношение знания к миру можно
уподобить отношению карты к территории. Налицо неявная идея отражения.
Во втором параграфе второй главы «Образы отражения в
кибернетике и синергетике» рассматриваются современные научные
дисциплины, центрированные на модели открытой и самоорганизующейся
системы. Н. Винер, И. Пригожин, Г. Хакен ввели понятие «открытая
система», которая непрерывно взаимодействует с окружающей средой и
обменивается с ней веществом, энергией и информацией. Американский
исследователь и мыслитель Г. Бейтсон вполне справедливо полагает, что
информация является главным ресурсом всех живых существ. Они получают
её, владеют ею, используют её и, благодаря этому, организуют наличную
информацию, активируют её, получая на этой основе новую информацию.
Творцы кибернетики представили жизнедеятельность как единство двух
связей: прямой и обратной. Эти понятия ценны не только для понимания
процесса управления в живом организме, они проливают свет и на
некоторые важные аспекты познания. Если прямая связь обеспечивает
непосредственное отражение объективной реальности (поступление
первичной информации в виде ощущений и восприятий), то обратная связь
реализует активность субъекта на поведенческом уровне, что обусловлено
ценностной и инструментальной активностью интеллекта в форме
применения наличной информации.
Среди современных российских представителей кибернетики
наибольший интерес представляет позиция А. Л. Шамиса. Как и
большинство современных учёных и философов, он рассматривает процесс
получения информации как активное и субъективное отражение
окружающей нас реальности (материальной и духовной). По его мнению,
любое знание – это субъективная модель проблемной среды и себя в среде
для непосредственной организации поведения в конкретной текущей
ситуации. Из этого положения вытекают следующие выводы: всякая модель
является лишь неполной, частичной копией объективно существующего
явления (ситуации). Всякая информационная модель всегда субъективна и
поэтому знание изменяется вслед за субъектом, который его воспринимает и
передаёт; информация не появляется на пустом месте, субъект не является
«чистой доской», поэтому новая информация обязательно строится на
основе.
Таким образом, важным влиянием кибернетики на гносеологию
является то, что её идеи позволяют представить процесс познания в виде
цикличной схемы, органично сочетающей в себе процессы активности
познающего субъекта и отражения объективной реальности.
16
Третий параграф второй главы «Отношение к идее отражения в
конструктивистской философии» содержит анализ современного
направления в области эпистемологии. Как таковой конструктивизм
подразделяется на умеренный и радикальный, главное различие между ними
заключается в отношении к объективной реальности. Если первые признают
влияние реальности на процесс получения знаний, то вторые это воздействие
так или иначе отрицают. Основную идею своей познавательной программы
умеренные конструктивисты заимствовали у Б. Рассела, который в работе
«Наше знание о внешнем мире» сформулировал тезис о том, что реальность
можно объяснить лишь как логическую конструкцию из чувственных
данных. Этот вывод развил американский философ У. Куайн, признавший,
что «вся совокупность нашего так называемого знания или убеждений,
начиная с не поддающихся обобщению фактов географии, истории и
заканчивая основополагающими законами атомной физики и даже чистой
математики и логики, есть человеческая конструкция, которая соприкасается
с опытом только по краям»1. Для данного философа любая теория (знание)
является результатом чисто субъективной познавательной активности,
которая весьма слабо связана с эмпирическими данными. Стало быть,
соответствие чувственному опыту не является решающим критерием выбора
истинной теории, вот почему возможно существование нескольких
состоятельных и в одинаковой степени обоснованных когнитивных
альтернатив. Нам представляется, что субъективизм и релятивизм У. Куайна
можно объяснить игнорированием принципа отражения. Именно через связь
теории с эмпирическими данными устанавливается отражательное
соответствие теории познаваемого объекта. В этом плане корреспондентная
трактовка истины не имеет альтернатив.
Радикальный конструктивизм представлен философскими концепциями
Х. фон Фёрстера, Э. фон Глазерсфельда и Г. Рота. Первый из них исходил из
идей чилийских учёных, пытаясь создать новую кибернетику (кибернетику
второго порядка). В качестве модели взята круговая схема: человек выступает
частью того мира, который он наблюдает и сам же конструирует. Никакого
отдельного объективного мира не существует, а воспринимаемый нами мир
ничем не отличается от иллюзии. Фёрстер выдвинул два основных принципа:
1) «объективность – это неверное представление о том, что наблюдение могло
бы осуществляться без наблюдателя»; 2) «истина – изобретение лгунов».
Представления Э. фон Глазерсфельда и Г. Рота мало чем отличаются
от принципов Фёрстера. Они ввели различение реальности и
действительности, если первое есть объективно существующий мир, то
последняя – это конструкция нашего сознания. Согласно Глазерсфельду,
любая познавательная активность предстаёт как непрерывный процесс,
состоящий из проб и ошибок. Познание не может быть пассивным
1
Куайн У. Две догмы эмпиризма // Слово и объект. СПб., 2000. С. 363.
17
отражением, оно активно и предполагает проблемный характер. Отвечая на
вопрос, как мы конструируем знания, Глазерсфельд рисует следующую
картину: процесс познания мы начинаем с восприятий, но мы не можем
зафиксировать связь восприятий с объективной реальностью. Знание – это
результат упорядочивания материала восприятий. «Знание не должно
пониматься как картина объективной действительности, скорее – как
определенный способ организации опыта»2.
Радикальный конструктивизм унаследовал основную идею Канта,
введя лишь новую терминологию. Если «вещь-сама-по-себе» предстала в
виде «реальности», то опытный мир «феноменов» превратился в
«действительность». Активность познающего субъекта, который формирует
действительность, получила гипертрофированный характер, потеряв связь с
отражением. Налицо классическая схема субъективизма и релятивизма.
Ясно, что конструктивизм не способен объяснить феномен научной истины.
В четвёртом параграфе второй главы «Отражение как
репрезентация в концепциях М. Вартофского и Дж. Сёрла» представлен
анализ концепции «исторической эпистемологии». Ведущая идея авторов
сводится к тому, что в основе нашей познавательной деятельности лежит
способность к созданию репрезентаций, то есть особых представлений
реальности. В своих работах они доказывает, что всё многообразие
человеческих знаний: научные теории, живопись, литература и многое другое,
берёт своё начало в различных относительно простых формах репрезентации
и является их развитием. Сама способность человека к репрезентации
появилась одновременно с языковой, социальной и производственной
деятельностью. Отличительной чертой человека, по мнению философов,
является то, что мы не только полагаемся на информацию от органов чувств,
но и создаём средства для активного познания, что существенно помогает
развивать информацию, полученную извне.
Вартофский особо выделяет роль «моделей» как абстрактных
репрезентаций в развитии науки. Он обоснованно критикует конструктивизм, в
котором модель рассматривается только как некий комплекс знаков и символов,
созданных нашим сознанием безотносительно к реальности. Философ уверен,
что реальность объективно существует, и она познаваема посредством
репрезентирования. Способности человека к моделирующей репрезентации
неразрывно связаны с социальным взаимодействием и производством вещей
(орудий). Познание всегда выражается в форме некоторых моделей, которые
понимаются философом как формальные структуры, как онтологические
утверждения о природе вещей. Процесс познания постоянно развивается, в нем
появляются всё новые и более сложные уровни. Каждому уровню соответствуют
своя степень (глубина) репрезентации, в соответствии с этим выделено шесть
2
Цит. по: Цоколову С. Дискурс радикального конструктивизма. Мюнхен, 2000. С. 68.
18
типов моделей. Каждой модели соответствует своя методология, свой уровень
теоретизирования.
В отличие от М. Вартофского, Дж. Сёрл разрабатал понятие
«репрезентация» в рамках теории сознания и языка. Речевой акт не может
существовать сам по себе, он всегда связан с сознанием и вещами
окружающего нас мира. Мы познаём мир благодаря сознанию, основным
свойством которого является интенциональность, то есть направленность на
что-либо (предмет, явление). Отражение выступает у Сёрла содержанием
познавательного процесса. Он выделяет два направления соответствия: «от
разума к миру» (убеждения, теории); «от мира к разуму» (желания,
намерения). Первый аспект выражает стремление человека отразить
объективно существующую реальность или получить знания о
существующем положении дел. Второй аспект выражает прямо
противоположное стремление: «желания отражают не положение вещей в
мире, а то каким мы его хотим видеть. Так сказать, задача мира заключается
в том, чтобы вписаться в желание»3.
Нам представляется, что Вартофский и Сёрл внёсли важный вклад в
развитие теории познавательного отражения. Онтологическую основу
репрезентации они видят в объектах реальности, которые отражаются нашим
сознанием. Сама репрезентация не просто фиксирует эти объекты, она
замещает их такими образами, которые нам понятны. Следовательно,
репрезентация имеет две стороны: первая – это референция, то есть
фиксация определённых аспектов реальности, а вторая – обозначение как
соотнесение с уже известными образами. Познание не может быть
пассивным отражением, оно всегда выступает результатом активности
субъекта по отношению к реальности, что и делает этот результат
отражением. В этом выводе авторов заключена глубокая диалектика
познания.
В пятом параграфе второй главы «Место отражения в
технологической эпистемологии» рассмотрена и проанализирована
технологическая концепция сознания, разработанная В. Ф. Юловым. По
нашему мнению, она весьма перспективна в отношении взаимосвязи
активности и отражения в познании.
Автор исходит из идеи трёхуровневой структуры сознания:
бытийственная психика – ментальная психика – интеллект. Если
бытийственная психика, которую составляют переживания, эмоции, воля,
обслуживает жизнь, то ментальная психика и интеллект производят
познание. Основное содержание ментальной психики составляют
впечатления, формируемые воздействием внешних объектов на органы
чувств. Содержанием интеллекта выступает всё многообразие знаний,
которые конструируются интеллектуальной технологией. Её своеобразие
3
Сёрл Дж. Открывая сознание заново. М.: Идея-Прогресс, 2002. С. 55.
19
заключается в том, что одни элементы знания выступают в роли предмета
(«знание – что»), другие когниции функционируют в роли средства, орудия
или метода («знание – как»). Воздействие метода на предметное знание
превращает последнее в некий результатный продукт. Такое
структурирование лежит в основе всех форм познания. Если познание
делится на эмпирический опыт и мышление, то технологическая схема
позволяет понять их единство и различие. В опыте предметом выступают
чувственные впечатления и метод, поставленный интеллектом, придаёт им
рациональное значение. Результатами становятся ощущения, восприятия,
представления. Если акты опыта однократны и симультанны, то процесс
мышления строится из трёх или четырёх актов: постановка проблемы –
формирование метода – применение метода к проблеме – оценка результата.
В каждом из этих актов реализуется технологическая схема: метод  предмет = результат, обретающая свои особенности для каждого акта. Можно
выделить два вида познавательной активности: 1) ценностная (в роли метода
выступают познавательные нормы или идеалы); 2) инструментальная
(воздействие метода на предмет преобразует последний в результат).
Технологическая концепция позволяет представить все типы познания:
познание животных, практическое познание, мировоззрение, науку.
Нам представляется, что данный подход к сознанию позволяет
достаточно адекватно понять сложную взаимосвязь активности и отражения в
познавательной деятельности. Если рассмотреть эмпирический опыт, то
активность здесь сводится к мобилизации определённых знаний на роль
метода. Что касается чувственных впечатлений, то они приходят извне как
знаковые репрезентации внешнего объекта. Активность интеллекта в опыте
реализуется в акте воздействия метода на сенсорную чувственность, в
результате чего формируется единица опыта как единство чувственного знака
и рационального значения. Данный переход «голого» впечатления в
ощущение или восприятие, обладающее значением и можно трактовать как
опытное отражение. Ясно, что отражение здесь выступает следствием
ценностной и инструментальной активности интеллекта. Познавательное
оценивание выделяет из всего многообразия впечатлений, идущих извне,
самые существенные и нужные для субъекта. Что касается мышления, то
постановка проблемы, формирование метода и его применение к проблеме –
всё это составляет содержание познавательной активности. Процесс
отражения представлен лишь трансформацией проблемного знания в
нормативный результат. Так же к отражению можно отнести акт оценивания
знания на истинность. Мы полагаем, что данная концепция весьма точно
различает активность и отражение, а так же указывает на сложный характер
связи этих аспектов познания. Итак, всякое познание есть единство
ценностной и инструментальной активности ментальной чувственности и
интеллекта и отражения объективной реальности.
Заключение: в соответствии с решёнными задачами достигнута
главная цель: принцип отражения должен быть необходимой основой любой
20
современной гносеологической концепции. И это не дань исторической
традиции. Особую важность он имеет для адекватного понимания
практического и научного типов познания, ибо для них характерна норма
истинности. Обязательными предпосылками принципа отражения
выступают: 1) идея онтологического реализма (предмет познания является
определённым элементом объективной или субъективной реальности); 2)
идея познавательного оптимизма (реальный предмет в принципе доступен
субъекту познания). Процесс познавательного отражения является
следствием познавательной активности субъекта познания, основным
средством которой выступает метод (практический или научный).
Трансформация проблемного предмета в искомый когнитивный результат и
даёт содержание отражения.
21
Публикации по теме диссертационного исследования
Статья в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,
выпускаемых в Российской Федерации,
в которых должны быть опубликованы основные научные результаты
диссертации на соискание учёной степени кандидата наук:
1. Грецков, В. В. Развитие концепции отражения в истории
философии и науки [Текст] / В. В. Грецков // Вестник Вятского
государственного гуманитарного университета. – 2012. – № 1(1). – С. 40–45.
Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов
на научно-практических конференциях:
2. Грецков, В. В. Феномен сознания в работах М. К. Мамардашвили
[Текст] / В. В. Грецков // Гуманитарные проблемы современного
информационного общества. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2007. – С. 38–40.
3. Грецков, В. В. Познание как единство активности и отражения
[Текст] / В. В. Грецков // Философия – Культура – Социум: аспекты
взаимодействия: сб. науч. материалов студ. и аспирантов. – Киров: Изд-во
ВятГГУ, 2010. – С. 3–7.
4. Грецков, В. В. Новое понимание сознания и неклассическая наука
[Текст] / В. В. Грецков // Гуманитарные проблемы современного
информационного общества. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2010. – С. 210–214.
5. Грецков,
В. В.
Критика
конструктивистского
понимания
современной науки [Текст] / В. В. Грецков // Философия – Культура –
Социум: аспекты взаимодействия: сб. науч. материалов студ. и аспирантов. –
Киров: Изд-во ВятГГУ, 2011. – С. 6–9.
6. Грецков, В. В. Взаимосвязь отражательных и неотражательных
аспектов в процессе познания [Текст] / В. В. Грецков // Философия –
Культура – Социум: аспекты взаимодействия: сб. науч. материалов студ. и
аспирантов. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2012. – С. 42–45.
7. Грецков, В. В. Особенности конструктивизма как философского
направления [Текст] / В. В. Грецков // Философия – Культура – Социум:
аспекты взаимодействия: сб. науч. материалов студ. и аспирантов. – Киров:
Изд-во ВятГГУ, 2012. – С. 45–47.
22
Подписано в печать 24.12.2012 г.
Формат 60×84/16.
Бумага офсетная.
Усл. печ. л. 1,5.
Тираж 100 экз.
Заказ № 322.
Отпечатано
в полиграфическом цехе Издательства ВятГГУ,
610002, г. Киров, ул. Ленина, 111, т. (8332) 673-674
23
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
8
Размер файла
341 Кб
Теги
концепция, отражение, развития, гносеологические
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа