close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Служебные части речи табасаранского литературного языка.

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Касимова Сефижат Магомедкеримовна
СЛУЖЕБНЫЕ ЧАСТИ РЕЧИ ТАБАСАРАНСКОГО
ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
Специальность 10.02.02 – языки народов Российской Федерации
(кавказские языки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Махачкала 2014
2
Диссертация выполнена в отделе грамматических исследований ФГБУН «Институт языка,
литературы и искусства им. Г. Цадасы ДНЦ РАН»
Научный руководитель –
Официальные оппоненты –
доктор филологических наук
Шихалиева Сабрина Ханалиевна
(ФГБУН «Институт языка, литературы и
искусства им. Г. Цадасы ДНЦ РАН»)
доктор филологических наук, профессор
Эфендиев Исрафил Исмаилович
(ФГБОУ ВПО «Дагестанская государственная
медицинская академия)
кандидат филологических наук, доцент
Агабеков Джафар Агабекович
(ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный
университет»)
Ведущая организация –
ФГБОУ ВПО «Чеченский государственный университет»
(г. Грозный)
Защита состоится «23» сентября 2014 г. в 14 часов на заседании диссертационного
совета Д 002.128.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБУН
Институте языка, литературы и искусства им.
Г. Цадасы Дагестанского научного
центра РАН [367000, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Гаджиева, 45; т./ф.
8(8722)675903].
Объявление о защите и автореферат диссертации размещены на официальном сайте
ВАК Минобрнауки РФ (www.vak2.ed.gov.ru) и на официальном сайте ИЯЛИ ДНЦ РАН
(www/iyalidnc.ru) «25» июня 2014 г.
С диссертацией можно ознакомиться на официальном сайте ИЯЛИ ДНЦ РАН по
ссылке (http://www.iyalidnc.ru/disser.html) и в научной библиотеке Дагестанского научного
центра Российской академии наук (ул. М. Гаджиева, 45)
Автореферат разослан «12» августа 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор филологических наук
А.Т. Акамов
3
Общая характеристика работы
Реферируемая
работа
посвящена
системно-комплексному
исследованию служебных частей речи табасаранского языка.
Объектом
исследования
являются
служебные
части
речи
табасаранского литературного языка.
Предмет
исследования
–
функционально-семантические
и
структурные характеристики служебных частей речи – послелогов, союзов
и частиц.
Актуальность темы. Выбор темы обусловлен тем, что имеющиеся
сведения
о
служебных
частях
речи
табасаранского
языка
носят
констатирующий характер, в силу чего многие важные положения,
касающиеся синтаксических и семантических особенностей, остаются за
пределами внимания исследователей. При характеристике служебных частей
речи чаще всего отмечают признак неизменяемости, что далеко не всегда
является верным для дагестанских языков, в том числе и табасаранского.
Исследование служебных частей речи табасаранского языка может выявить
богатый
материал
для
синтаксиса,
для
сравнительно-исторической
грамматики дагестанских языков.
Цель и задачи
исследования. Основной
целью диссертационной
работы является выявление и системно-комплексное описание структурносемантических и функциональных характеристик служебных частей речи
табасаранского языка.
В соответствии с поставленной целью в диссертации решаются
следующие задачи:
- системное описание корпуса служебных частей речи табасаранского
языка.
- всесторонняя характеристика служебных частей речи с точки зрения
их семантики, синтаксических функций, морфологического состава и
отношения к словоизменительным категориям;
4
-
выявление
специфических
особенностей
функционирования
служебных частей речи в исследуемом языке;
- исследование путей
происхождения, формирования и развития
рассматриваемых единиц.
Степень изученности темы. Специальные монографические работы,
посвященные
исследованию
проблем
служебных
частей
речи,
в
табасарановедении отсутствуют. В научных трудах ряда исследователей
табасаранского языка затронуты лишь отдельные вопросы. До сих пор эта
тема специально не рассматривалась. В табасарановедении вопросы
служебных частей речи рассматривались в трудах П.К. Услара, А.М. Дирра,
К. Боуды, А.Н. Генко, Л.И. Жиркова, А.А. Магометова, М.Е. Алексеева, Б.Г.
Ханмагомедова, К.Т. Шалбузова, В.М. Загирова, З.М. Загирова, К.К.
Курбанова, С.Х. Шихалиевой и других исследователей.
Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в
табасарановедении
всестороннему и системному научному анализу
подвергаются служебные части речи; определяется лексический состав
служебных слов, выступающих в функции послелогов, союзов и частиц;
дается классификация служебных частей речи
выявляются
их специфические
табасаранского языка;
особенности; прослеживаются пути
происхождения и развития. Это первый опыт системного развернутого
исследования структурно-семантической природы послелогов, союзов и
частиц табасаранского языка.
Методы исследования. В качестве основного метода в данной работе
используется синхронно-описательный метод исследования фактов языка.
Теоретическое
обоснование
выводов
демонстрируется
подкреплением
иллюстративного материала из оригинальной художественной литературы
и устно-разговорной разновидности литературного языка.
Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит
в том, что в нем на материале табасаранского языка проведен детальный
анализ критериев выделения служебных частей речи, а это, в свою очередь,
5
позволяет по-новому определить место и роль служебных частей речи в
грамматической
системе табасаранского языка. Результаты исследования
представляют теоретический интерес, поскольку в работе представлены
новые сведения, полученные путем системного описания структуры,
семантики
и
синтаксических
особенностей
служебных
частей
речи
табасаранского языка. Основные материалы и теоретические положения,
содержащиеся в диссертационной работе, могут быть использованы при
составлении научной грамматики табасаранского языка.
Практическая
значимость
работы
заключается
в
том,
что
результаты, материал, а также конкретные положения исследования могут
быть использованы в практике преподавания табасаранского языка, при
чтении специальных курсов по данному языку, при составлении школьных и
вузовских учебников, руководств
по
табасаранского
исследования
языка.
Результаты
самостоятельному
могут
изучению
быть
также
применены в сравнительно-историческом изучении дагестанских языков.
На защиту выносятся следующие положения диссертации:
1. Классификация послелогов табасаранского языка с учетом их
семантики, синтаксических функций, происхождения и морфологического
строения позволяет выявить специфические признаки данного класса
служебных слов.
2. В табасаранском языке функционирует небольшое количество
союзов. Союзная функция выполняется словами других частей речи и
союзными словами. Выделяется ряд особенностей союзов и союзных слов,
касающихся их функционирования и употребления.
3. Частицы имеют свои специфические особенности. Одна и та же
частица способна передавать разнообразные оттенки значений.
Частицы
табасаранского языка могут входить в комплексные сочетания друг с другом
и привести к образованию новой частицы.
6
4. Системно–комплексный характер исследования служебных частей
речи табасаранского языка демонстрирует, что функциональная значимость
служебных слов связана также
с их местом и ролью в структуре
предложения.
Апробация работы. Основные положения, выводы и рекомендации
диссертационного исследования изложены в восьми научных публикациях
(из них 3 - в журналах, входящих в перечень изданий ВАК). Результаты
исследования
докладывались
и
обсуждались
на
заседаниях
отдела
грамматических исследований ИЯЛИ ДНЦ РАН.
Объем
и
структура
работы.
Диссертация
состоит
из
145
печатных страниц, включает в себя оглавление, введение, три главы,
заключение, список использованной литературы и список условных
сокращений.
Основное содержание работы
Во введении дается квалификационная характеристика работы;
определяется объект, предмет, цель и задачи исследования; содержится
обоснование выбора и актуальности темы диссертации, отмечается ее
научная новизна, указаны теоретическая и практическая значимость,
эмпирический материал и методы, используемые в работе; формулируются
положения, выносимые на защиту; имеются сведения об апробации
диссертации. Здесь содержится также краткая история изучения вопроса и
анализ специальной литературы по теме.
В первой главе «Послелоги табасаранского языка» всестороннему
и системному анализу подвергаются послелоги исследуемого языка, дается
их классификация с учетом различных признаков, выявляются общие и
отличительные признаки послелогов от знаменательных и других служебных
частей речи, прослеживаются пути их происхождения.
Послелоги
способствующие
определяются
более
полному
в
работе
выражению
как
служебные
мысли,
слова,
оформляющие
7
различные
грамматические,
предметами, или
пространственные
отношения
между
между действиями и предметами и занимающие
постпозицию по отношению к имени.
Грамматические
отношения,
которые
передаются
с
помощью
послелогов, в табасаранском языке могут выражать также те или иные
локативные падежи, но послелоги выражают их полнее, точнее, конкретнее.
Послелоги по смыслу и в фонетико-интонационном
отношении
представляют собой самостоятельные слова, а падежные аффиксы являются
неотделимой частью слова. Послелог в сочетании с именем имеет более
конкретное лексическое значение, нежели имя с падежным аффиксом. Не
вполне
отчетливы
иногда
и
границы,
отделяющие
послелоги
от
знаменательных и других служебных частей речи. Так, послелоги иногда
трудно отличить от наречий. Здесь
следует обратить внимание на
синтаксические признаки сравниваемых единиц: наличие у послелога
управляемого слова, в то время как наречие примыкает к глаголу.
Утрачивая свое вещественное значение, знаменательные слова могут
переходить в аффиксы, союзы, частицы. Основным критерием приобретения
определенными словами послеложного значения и отнесения их к
послелогам должно быть наличие относительного значения, выражающего
отношения слов в словосочетании или предложении, а не степень утраты
первоначального лексического значения. Слово, сохраняя первоначальное
лексическое значение, приобретает и другое, формальное значение,
позволяющее данному слову употребляться в служебной функции.
В табасаранском языке в послелоги переходят слова, имеющие
пространственную
семантику,
так
как
послелоги
первоначально
использовались в основном для передачи пространственных значений, из
которых в ряде случаев возникают и временные. Например: кьяляхъ
«позади» - кьяляхъ «после», улихь «впереди» - улихь «раньше», арайиъ
«промежуток, среди» - арайиъ «между, временной промежуток». Хуларин
кьяляхъ багъ хъа «Сзади дома расположен сад» - Собраниейин кьяляхъ вари
8
колхоздин ляхнариина гъарахай «После собрания все идите на колхозные
работы». Студент мялимдин улихь дийигъну «Студент предстал перед
учителем» - Хьадукран улихь табиаьт даабханайиси шулу «Перед весной
природа бывает как бы во сне». Ич гъуларин арайиъ аьхю манзил адайи
«Между нашими селами не было большого расстояния» - Кьюрид
гъардшарин арайиъ йирхьуд йис айи «Между братьями была разница в
шесть лет».
Послелоги
табасаранского
языка
можно
классифицировать
по
следующим признакам: по семантике и синтаксической функции, по
происхождению и по признаку управляемости падежами.
В функционально-семантическом отношении мы выделяем следующие
группы послелогов табасаранского языка: пространственные; временные;
причинно-целевые;
объектные;
послелоги,
выражающие
отношения
заместительства; отношения исключения, сравнения, сопоставления.
Послелоги, которые в сочетании с родительным падежом обозначают
различные пространственные отношения между предметами, составляют
самую большую группу среди послелогов табасаранского языка. Эта группа
послелогов представляет собой застывшие имена в форме одного из
пространственных падежей, которому тот или иной послелог функционально
соответствует. Сюда входят послелоги, которые передают значение
нахождения одного предмета около, рядом, вблизи, например: багахь «около,
рядом», гъвалахь «сбоку», кьялягъ «между, среди», айит1 «внутри» и т.п.
Эгер саб дупну гъабхьиш йиз уьмур кьат1, багъридарин багахь ап1арва
фаркьат (С.К.) «Если вдруг неожиданно прервется моя жизнь, упокоишь
меня около родных» (С.К.). Яв хуларин гъвалахь узура жил гъадабгъунза
«Рядом с твоим домом я тоже купила участок». Жакьвар гьарарин кюлерин
кьялягъ жин духьнайи «Птицы прятались среди веток деревьев». Ишк1ин
айит1 гатдин кьюб чирккв айи «Внутри ящика были два котенка».
Пространственные послелоги табасаранского языка, которые обозначают
местонахождение предмета относительно чего либо, могут также выражать
9
движение, направление к чему-либо, от чего-либо, из чего-либо, с чего-либо
и т.п. Например: багахьна «к, в близкое расстояние», айит1на «во внутрь»,
кьяляхъна «по направлению назад» и т.п.; багхьан «от, мимо», улхьан
«спереди», к1анккан «снизу», кьялгъян «из середины», зиълан «сверху
вниз» и т.п. В данных послелогах наблюдается выпадение среднеслогового
гласного.
Некоторые пространственные послелоги могут быть использованы и во
временном значении. Временные отношения выражаются следующими
послелогами: кьяляхъ «после, за», улихь «перед, до»,
арайиъ «между,
временной промежуток» и т.п. Ватандин аьхю дявдин кьяляхъ гизаф йисар
душнашра, дидин
иштиракчйирин
к1ваан
зиян
адабгъурадар
«Хотя
прошло много лет после Великой Отечественной войны, рана в сердцах ее
участников еще не зажила». Майдин машкврарин улихь варидик
гьевес
кайиганси рябкъюйи « Видно перед майскими праздниками у всех было
хорошее настроение». Сад йисандин арайиъ Мухтру хулар дап1ну ккудурк1ну
«В течении одного года Мухтар построил дом».
Послелоги табасаранского языка могут выражать и причинно-целевые
отношения: бадали
«ради, для», лигну «смотря на», к1уллан «из-за,
вследствие» и т.п. Жигьил насил тербияламиш ап1бан бадали, дидкан фувуш
т1алаб
ап1бан
бадали,
педагог
гъубшубдиинди
ваъ,
хъа
гьамусдинубдиинди яшамиш духьну ккунду (П.Кь) «Для того чтобы
воспитать молодое поколение, требовать от него что-то, педагог сам должен
жить не прошлым, а настоящим» (П.К.). Гьарсариз чан удукьрувализ лигну
лихуз ва гъазанмиш ап1уз мумкинвал айи, - к1ваин ап1ура Селимди (П.Кь) «Каждый мог жить и работать ввиду своих возможностей, - вспоминает
Селим» (П.К.). Мяракайиъ айи баяр ялхъвнин нубатнан к1уллан элегнайи
«На свадьбе ребята дрались из-за танца».
Объектные отношения выражаются послелогами гьякьнаан «о, об,
относительно», жигьатнаан «о, касательно». Накь гъабхьи дюшюшдин
гьякьнаан сарун улхбар гъитай «Относительно вчерашнего происшествия
10
оставьте разговоры». Йиз к1ваз дуфнайи фикрар-хияларин
жигьатнаан
гьелелиг саризра дупнадарза «О моих намерениях еще никому не сказала».
Отношения заместительства выражаются
послелогами ерина, йишв’ин
«вместо, взамен». Гьелбетда, мушваъ табиаьтди чав чалан духнайи чрушнар
ади рябкъюрдайи, дидин ерина дивизиондин эскрари гьар йисан 4-5 гектариъ
бахча ибтуйи (П.Кь) «Конечно, здесь не было естественной зелени природы,
вместо нее солдаты дивизиона каждый год сажали по 4-5 гектаров бахчи»
(П.К.). Яв йишв’ин вуйиш, узу думу хулаздира гъитидайза. «На твоем месте
я бы его в дом не пустила».
Отношения
послелогами
исключения,
сравнения,
сопоставления
выражаются
башкъа, гъайри «кроме», улихь, багахь, гъвалахь «перед».
Увут1ан гъайри узуз кюмек ап1рур фужк1а хьидар «Кроме тебя мне никто
не поможет». Дугъан сумкайиъ чан ккурттарт1ан башкъа фук1а адайи «В
его сумке кроме одежды ничего не было». Девлетлуйин улихь касиб адми,
гьелбетда,
тахсир ву «Перед богатым человеком бедняк, конечно же,
виноват». Депутатдин гъвалахь думу фуж вухъа?! «Он кто такой перед
депутатом?!»
Как показывают примеры, одни и те же послелоги в табасаранском
языке могут выражать различные отношения между предметами. Здесь
можно
говорить
об
омонимии
между
различными
функционально-
семантическими группами послелогов.
По
происхождению
в
табасаранском
языке
можно
выделить
отыменные, отнаречные и отглагольные послелоги.
Отыменные послелоги табасаранского языка, по сути, являются
падежными формами различных нарицательных имен. Среди них выделяется
группа имен, имеющих значение названий частей тела. Из этого конкретного
значения
частей
тела
развиваются
отвлеченные,
общие
значения
пространственного отношения, и такое слово становится послелогом.
Например: улигь «перед глазами, впереди» - ул «глаз», гъвалак «по боковой
11
поверхности» - гъвал «бок», кьяляхъ «за спиной, позади» - кьял «спина»,
кьялягъ «между, среди чего- либо» - кьял «середина» и т.д. Например:
Определенное
образовано
от
количество
наречий.
послелогов
Послелогами
стали
табасаранского
те
наречия,
языка
которые
характеризуют движение в пространстве или протекание действия во
времени. Они совмещают в себе две функции - функцию
послелога и
функцию наречия. Функцию послелога они выполняют, когда выступают как
служебные слова и перед ними стоит имя в родительном падеже. Функцию
наречия выполняют, когда в составе предложения
выступают как
самостоятельные слова, которые относятся к глаголу-сказуемому. Например:
Хуларин багахь (посл.) жюрбежюр йимишарин
гьарар айи зурба багъ
хъайи «Рядом с домом был расположен большой сад с разнообразными
фруктовыми деревьями». Йиз багахь (нар.) мидигъан «Не стой возле меня».
Дадайи халачийин асикк (посл.) пул ккивнийи «Мать поставила деньги под
ковер». Асикк (нар.), увуз ккилигури, дустар дийигъна «Внизу тебя ожидают
гости». В табасаранском языке некоторые отнаречные послелоги имеют и
формы множественного числа, например: багахь – багарихь «поблизости»,
к1анакк-к1анарикк «под подошвами» гъирагъ – гъирагъарихъ « по краям,
кругом». Например: Хуларин багарихь тамшир ап1ин «Играйся поблизости
дома». Ликарин к1анарикк кьуруш ккади икризди мягъян «Не заходи во двор
грязью под ногами (под подошвами). Гъулан гъирагъарихъ милиционерар
дерккнайи «По краям села (кругом) стояли милиционеры».
Послелоги глагольного происхождения табасаранского языка восходят
к причастно-деепричастным формам. Причиной перехода таких форм в
разряд послелогов послужило ослабление у них категориального значения
времени. Такой послелог отвечает на один и тот же вопрос с обслуживаемым
именем и выступает с ним как единый член предложения. К отглагольным
послелогам табасаранского языка относятся: лигну «судя по, по сравнению»,
дилигну «ввиду того, что; по причине того, что», алди «есть на что-либо» и
т.п.. Послелог лигну возник от деепричастия глагола лигуб «смотреть».
12
Агьалйирин читинвалариз лигну пулин кюмек тувиди «Смотря на (ввиду)
трудности населения дадут компенсации». Мархьар ургъурайивализ дилигну
кьяляхъ хътакунча «Ввиду того, что
Ч1атариз к1ул’ин алди
идут дожди, вернулись обратно».
удуч1в. «На улицу выходи в шапке».
Группа
отглагольных послелогов в табасаранском языке немногочисленна.
По признаку управляемости падежами послелоги табасаранского языка
можно подразделить на следующие группы: 1) послелоги, управляющие
именительным падежом - в табасаранском языке к этой группе относится
послелог бадали «для, ради», например: Ватан (им.п.) бадали жан диву
эскер вари аьламдиз машгьур гъахьну (халкь.) «Погибший за Отечество воин
прославился на весь свет» (нар.). Дада (им.п.) бадали жан гьяйиф мап1ан
«Ради матери и себя не жалей»; 2) послелоги, управляющие родительным
падежом: багахь «близ»,
кьяляхъ «позади, за» и т.п., например: Учура
абайин (р.п.) улихь буржлуди гъузидарча, гьюрматлу чве (П.Кь) «Мы тоже
перед отцом не останемся в долгу, дорогой брат» (П.К.). Хуларин кьяляхъ
бистан хъа «За домом огород (есть)»; 3) послелоги, управляющие дательным
падежом: лигну «судя по», аькси, къаршу «против», например: Совет
армияйин гъуллугънаъ ужудар хъуркьувалар гъазанмиш ап1баз (дат.п.) лигну
сержантвалин школайиз гьаъну (П.Кь) «Судя по хорошим результатам на
службе Советской Армии отправили учиться на сержанта» (П.К.). Гъи
уьлкейин улихь-к1улихь хьайидари коррупцияйиз
къаршу женг гъабхура
«Сегодня руководство страны принимает меры против коррупции».
Студентари меркездин майдандиин наркотикариз аькси митинг гъубхнийи
«Студенты на площади столицы провели митинг против наркотиков»; 4)
послелоги, управляющие и исходными (аблативами) и
направительными
(лативами) падежами: айит1на «в», айт1ан «из», багахьна «близ», багхьан
«от» и т.п., например: Жанавар марччарин (латив) багахьна шулайи «Волк
становился все ближе к овцам». Хуларин айт1ан биц1ирин ишурайи сес
ебхьурайи «Из дома был слышен плач ребенка». 5) послелоги, управляющие
исходными (аблативами) падежами: мина «по направлению сюда», сина «в
13
направлении сверху вниз» и т.п., например: Рякъдиан (аблатив) мина баяр
гъюра «По дороге (по направлению сюда) идут парни». Зав’ан (аблатив)
сина лит1нар ахьра «С неба (сверху вниз) падают капли». В табасаранском
языке выбор той или иной формы падежа зависит не только от семантики
глагола, но и от послелога. Следует отметить, что не послелог сам по себе
управляет падежом, а глагол или имя с помощью послелога управляет
падежом.
Во второй главе «Союзы табасаранского языка»
анализируются
союзы, дана их классификация по различным признакам: по синтаксической
функции, выполняемой в предложении, по семантическим признакам, по
происхождению и по структуре.
Союзы табасаранского языка совмещают в себе лексические и
грамматические значения. Грамматическое значение союзов указывает на
связь синтаксических единиц, лексическое же их значение указывает на
типы синтаксических отношений: условных, причинных, целевых,
временных, следственных и сравнительных.
По синтаксическим функциям выделяются союзы сочинительные и
подчинительные. Сочинительные союзы табасаранского языка выражают
синтаксические отношения между однородными членами предложения и
между
частями
сложносочиненного
предложения.
Соединяемые
сочинительными союзами единицы являются равноправными, относительно
автономными, но в некоторых случаях одна из них
компоненты другой, например: Узузра гъи
поясняет отдельные
гъулаз гъягъюз ккунди азуз,
дадара дина душна «Я тоже сегодня хочу поехать в село, мать тоже туда
поехала». Ришра гъи ляхниан ухди гъюбанди ву, увура кьан мап1ан «И дочь
сегодня рано придет с работы, ты тоже не опаздывай». Сочинительные
союзы
отличаются
от
подчинительных
по
типу
выражаемых
ими
синтаксических отношений, по степени семантической слитности с теми
синтаксическими единицами, взаимоотношение которых они выражают, а
также по своему месту в предложении.
Подчинительные союзы могут
14
находиться и в начале сложного предложения, в то время как сочинительные
союзы стоят между частями предложения или повторяются перед каждой
его частью. За исключением случаев употребления повторяющихся союзов,
сочинительный союз может стоять в начале такого лишь самостоятельного
предложения, которое он связывает
например: Ва ярхлаанси, муч1у
с предшествующим предложением,
ярквран
деринариан жакьварин назук
сесер ерхьуйи «И издалека, из чащи темного леса слышалось хрупкое
чириканье птиц». Ва думуган
инсанари дявдин кьяляхъна йисарит1ан
зарбди ляхин ап1уз хъюгънийи «И тогда люди
начали работать усерднее,
чем в послевоенные годы».
Сочинительные союзы в табасаранском языке по своему значению, по
характеру и устанавливаемым с их помощью смысловым отношениям между
частями
сложносочиненного
предложения
делятся
на
3
группы:
соединительные, разделительные, противительные.
К соединительным союзам табасаранского языка относятся -на, -ра,
ва «и», гьам…гьам «как - так» ва гьацира «а также» и др. Союз -на «и»
используется для соединения двух или более членов предложения и всегда
пишется слитно с предыдущим словом, например: Дадана, байна, ришна
хтул хяраз ук1 уч ап1уз гъушну «И мать, и сын, и дочь, и внук пошли на
луг собирать сено». Союз
-ра
используется
для усиления значения
однородности членов предложения и для соединения простых предложений
в сложносочиненном предложении со значением перечисления, например:
Ляхнилан кьанди гъафну к1ури, шуру хулан ляхнар дарап1ди гъитундар:
ип1рубра гьязур гъап1ну, халра марцц гъап1ну, ккурттарра гъурччну «Изза того что поздно пришла с работы, девушка домашние заботы не оставила
в стороне: и кушать приготовила, и порядок дома навела, и белье
постирала». Широкое применение в табасаранском языке нашел также союз
ва «и». Его часто употребляют в художественной и
публицистической
литературе. Например: Лисхъан сабпну дифар улуч1ву, завар муч1у гъахьи
ва мархь убгъуз хъюбгъю «После обеда небо покрылось тучами, резко
15
потемнело и начал идти дождь». Гъулаз масу тувуз памадрар, арфанйир,
т1умт1ар ва хумурзгар духнайи «В село привезли продавать помидоры,
огурцы, виноград и арбузы».
К противительным союзам табасаранского языка относятся такие
союзы, как хъа, амма «а, но», аммаки «но», анжагъ «только», дарш «а
то» и др. Эти союзы служат для соединения частей сложносочиненного
предложения со значением сопоставления, противопоставления,
несоответствия, различия. Характерной особенностью противительных
союзов табасаранского языка является то, что они образуют
сложносочиненные предложения закрытой структуры, состоящие из двух
противопоставляемых друг другу частей. Противительные союзы амма,
хъа, анжагъ могут выступать и в составе простого предложения, когда
соединяют однородные члены предложения (Йигъ маниб, амма мик1 алиб
вуйи «День был теплым, но ветренным») или же когда связывают
предложение с предыдущим (Уьмрин файда, ваъ хъа амдар… Амма узуз
дадайин сес ебхьура (Ю.Б.) «Смысла жизни больше нет… Но мамин голос
слышу я»).
Разделительными
союзами табасаранского языка являются
«или…или», гагь…гагь, «то…то», вая,
ясана
«или» и т.п. Эти союзы
употребляются для обозначения смены событий, явлений или
перечисления
я…я,
для
взаимоисключающих событий, из которых фактически
осуществляется одно из возможных.
Подчинительные союзы табасаранского языка служат для
связи
синтаксически неравноправных единиц. Они не употребляются для
оформления
связи между отдельными
словоформами внутри простого
предложения. В зависимости от выражения тех или иных смысловых
отношений можно выделить следующие группы подчинительных союзов:
условные, целевые, причинные, временные, следственные, сравнительные.
В
сложноподчиненном предложении
с придаточным
условным
применяются союзы эгер и нагагь, которые имеют значение русского
16
подчинительного союза «если» и союзных слов вуш, дарш «если».
Эти
союзы выражают условие, при котором совершилось, совершается и может
совершиться действие, выраженное в главной части. Например: Нагагь уву
ц1а кч1ибгиш, душваъ убжруб яв кабаб ву (Кь.М.) «Если ты разожжешь
огонь, в нем ты сам сгоришь». Эгер вари ляхнар ккудук1иш, закур шагьриз
узура гъюбанди вуза «Если все дела завершу, завтра я тоже в город поеду».
Условные
союзные слова табасаранского языка
могут выступать и в
сравнительном значении, например: Уву сул вуш, узу сулан рижв вуз.
«Если ты лиса, то я хвост лисы».
В табасаранском языке целевые отношения между главным и
придаточными предложениями выражаются при помощи союза бадали
«ради», «для» и союзных слов дупну «чтобы», к1ури «для того чтобы».
Придаточные целевые предложения обозначают цель, мотив, объясняющий
содержание главной части. Например: Ляхин марцциди тамам ап1бан
бадали,
сифте дикъат
фикир
дап1ну
ккунду
«Чтобы аккуратно
выполнить работу, вначале надо хорошо подумать». Чвйирин шак дурубшри
к1ури, гъарди мина кьюб пеъ, муртйир ва саб сеъкьан гъярябгъю нюрхра
дубхнайи (Къ.Р.) «Чтобы не вызвать у братьев подозрения, старушка сюда
принесла с собой две курицы, яички и около мерки молотой польбы».
Придаточные причинные в сложноподчиненных предложениях
табасаранского языка соединяются с главной частью посредством союзов
гьаз гъапиш «потому что», фицики «так как» и союзных слов дупну (пну),
лигну, которые имеют значения русских союзных слов «поскольку», «ввиду
того что». Например: Саният му элгьет йигъан хул’ан зат удуч1вундар,
фицики думу хъайигъан кивну ккуни дарсар гьязур ап1биин эллешмиш
хьпакк ккуркьну (Къ.Р.) «Саният в этот воскресный день совершенно не
выходила из дому, так как ей пришлось сидеть над подготовкой к урокам
следующего дня». Мюгьюмед гьялакди
хулаз гъягъюрайи, гьаз гъапиш
дугъаз хялар ккилигурайи (П.Кь.) «Магомед торопился домой, потому что
его ждали гости». Мик1 гужал
хьибди дупну, инсанари раккнар ва
17
унч1вар гьялакди ижми ап1урайи «Поскольку ветер начал усиливаться,
люди быстро закрывали двери и окна». Шубарин
халачийин
рангар
хъпалгбан устадвализ лигну, фабрикайин директори дурариз тярифнан
гафар гъапну (П. Кь.) «Ввиду того, что девушки смогли красиво сочетать
цвета узоров на ковре, директор фабрики сказал им
похвальные слова»
(П.К.).
Придаточные времени соединяются с главной частью посредством
временных аффиксов
присоединяются
к
-ган, -си, -мит1ла,
глаголу-сказуемому,
-хъан, -кьан,
например:
Узу
которые
ляхнилан
гъюрайиган, биц1ир даахнайи «Когда я приходила с работы, ребенок спал».
Дугъу ушвт хъап1убси, гъазмайихъан хуйин сес ебхьуру (А.Ж.) «Как
только он свистнет, из-за землянки доносится лай собаки». Командирин сес
кубк1умит1ла, эскрар дугъан багахьна уч гъахьи «Как только услышали
голос командира, солдаты собрались возле него».
В сложноподчиненном предложении придаточная следствия всегда
идет за главной частью и соединяются при помощи союза -ки, который
пишется слитно со сказуемым главной части предложения, и посредством
союзных слов
гьаддиз «поэтому»,
гьаддиз лигну, «ввиду этого», гьаци
вуйиган, « поэтому, так что» и др. Эти союзы и союзные слова оформляют
значения следствия, результата, вывода, в то время когда в главной части
выражена причина, основание. Например: Ляхин гьаци дикъатлуди дап1ну
ккундуки, хъасин жвуваз нач даршлуганси «Работу надо выполнять так
внимательно, чтобы потом самому не было стыдно». Варидарин
Сардран бабаз
арайиъ
гизаф гьюрмат айи, гьаддиз мугъу гъапибдихъ вари
хъпехъури шуйи (М.М.) «Мать Сардара пользовалась всеобщим уважением,
поэтому ее все слушались». Гъуларизди мархьар ургъури саб гьяфтат1ан
артухъ вуйи, гьаци вуйиган рякъярра лап пис духьнайи «В селах больше
недели шли дожди, поэтому дороги были непроходимые».
18
В сложноподчиненных предложениях с придаточным сравнительным
союзная частица -си «как» и союзные слова к1арва, хиял ап1ин, «будто»,
фици… гьаци, «как…так», гьадмукьан… фукьан «столько… сколько» и др.
выражают сходство двух событий - реального и предполагаемого. То, о чем
сообщается в главной
части, поясняется путем сравнения, которое
заключается в придаточной части. Например: Ригъдин нурну чиг дубгруси,
халкьдин авамвал дубгра гъи (Къ.Р.) «Как луч солнца уничтожает росу,
(так) невежество народа уходит сегодня». Гьаз, Жил, ув’ ин улубкьну му
зулумат, хиял ап1ин увкан кудубч1вну тахсир (Ш.Къ) «Почему, Земля,
тебя настигло такое горе, как будто ты в чем-то провинилась» (Ш.К.).
Булагъдиин сар риш дийигънайи, к1арва му кабхьнайи чирагъ ву «У
родника стояла девушка, словно она горящий факел». Фици штун кьюб
ц1адал чиб-чпиз ухшар вуш, дурар гьаци сар-сариз ухшар вуйи «Они были
(так) похожи друг на друга, как похожи две капли воды». Фукьан уву
гьарйир гъап1иш, гьадмукьан увуз харжи шулу «Сколько ты будешь
кричать, (столько) тебе хуже будет».
Переход знаменательных слов в союзы происходит тогда, когда они
выступают в новой синтаксической функции соединения слов
или
предложений и теряют свою знаменательность. Однако большая часть
союзов табасаранского языка еще не достигла той степени абстрактности
значения, которая резко отделяла бы их от системы знаменательных частей
речи. Генетическая связь многих из этих союзов с именами, местоимениями,
наречиями, глаголами, послелогами непосредственно очевидна.
По происхождению можно выделить следующие группы союзов
табасаранского языка: 1) союзы именного происхождения; 2) союзы
глагольного происхождения; 3) союзы, образованные от частиц; 4) союзы
послеложного происхождения;
В
образованы
табасаранском
от
местоименного
языке
местоимений
происхождения
союзы
и
именного
местоименных
образовались
от
происхождения
наречий.
Союзы
указательных
и
19
вопросительных местоимений. При этом некоторые союзы в силу полной или
частичной омонимии с формами местоимений и местоименных наречий,
проявляют к ним семантическую близость. Например:
гьам…гьам
«как…так», «и…и» - повторяющийся соединительный союз, образованный
повтором указательного местоимения гьаму «этот», ва гьацира «а также» ва- соединительный союз и гьаци - местоимение + частица -ра; учвра «и
то» образован сочетанием возвратного местоимения единственного числа
учв и частицы -ра; фици
«как», фукьан «сколько», фила «когда» -
относительные местоимения, которые могут употребляться в роли союзных
слов. Местоимения - наречия наана «куда», наънан «откуда», наан «где»,
используясь в некоторых случаях в качестве союзных слов, указывают на
пространственные
отношения
между
придаточным
и
главным
предложениями. Думу наана гъягъюраш, узура гьадина гъягъидиза «Куда
он идет, и я туда же пойду». Уву наънан гъафнуш, узуз аьгъю хьибди
«Откуда ты пришел, я узнаю».
К союзным словам
глагольного происхождения
относятся: дупну
«поскольку», к1ури «оттого что», дарш-дархьиш «если не будет, иначе»,
лигну «ввиду», рябкъну «смотря на»,
союзные слова
хиял ап1ин «будто» и др. Союзы и
глагольного происхождения в табасаранском языке
образованы от деепричастий и причастий при помощи суффиксов и союзов.
Эти союзы сохранили фонетическую структуру тех глаголов, от которых
произошли.
В табасаранском языке к союзам, образованным от частиц, относятся
следующие единицы: я…я «или… или», гагь …гагь «то… то», -си, -кьан, ки. Следует отличать частицы -си, -кьан, -ки от сочинительных союзы -си, кьан, -ки. Функционально они выполняют различные синтаксические роли:
союзы служат средством объединения или разъединения синтаксических
единиц или же однородных лексических элементов языка, а частицы
придают различные смысловые оттенки словам и предложениям.
20
Основной базой формирования послелогов
табасаранского языка
являются имена существительные, наречия, глаголы. Поэтому союзные слова
послеложного образования в какой-то степени связаны с именами и
глагольными формами. К ним относятся союзные слова к1уллан «из-за,
вследствие», гьаддиз лигну «судя по».
В табасаранском языке выделяется группа заимствованных союзов.
Больше всего заимствованы союзы из азербайджанского языка: я…я
«или…или», гагь…гагь «то…то», гьам…гьам «и…и», нагагь «если», эгер
«если»,
белки «а вдруг» и др. К союзам арабского происхождения можно
отнести
такие союзы,
как
амма «но, однако», яна «то есть» и др. В
табасаранский язык проникли в основном союзы из восточных языков арабского, персидского и тюркских.
табасаранском
языке
возникли
В результате заимствования союзов в
конструкции
сложных
и
простых
предложений с данными союзами.
По своей морфологической структуре союзы табасаранского языка
делятся на простые и составные, или повторяющиеся. К простым союзам
относятся -на, -ра, ва «и», «да» и др. Составными, или повторяющимися,
союзами являются: гагь…гагь, я…я «ни…ни», амма «но, однако» , эгер
«если», анжагъ «лишь», ялгъуз …ваъ, хъа «не только…, но и», яки «или
же», гьаз гъапиш «потому что» и т.п.
В третьей главе
«Частицы табасаранского языка» системному
научному анализу подвергаются частицы данного языка, рассматриваются
проблемы полисемантичности частиц, описываются их
отличительные
особенности.
Значением частицы как отдельного слова обозначено то отношение,
которое выражается ею в предложении. Одна и та же
частица
табасаранского языка способна передавать самые разнообразные оттенки
значений и по этой причине может быть причислена одновременно к разным
семантическим разрядам. В предложении частицы используются как
формально-грамматические средства языка. Они могут превращаться в
21
аффиксы словообразовательного типа. Частицы табасаранского языка могут
входить в комплексные сочетания друг с другом. Две частицы, наслаиваясь
одна на другую, в ряде случаев может привести к образованию новой,
производной частицы.
Частицы отличаются как от знаменательных частей речи, так и от
служебных. От знаменательных частей речи они отличаются тем, что не
имеют лексических значений, а от послелогов и союзов тем, что не
выражают грамматических отношений между словами и предложениями.
Частицы табасаранского языка не имеют характерных для других служебных
слов
синтаксических
словосочетания
особенностей.
Союзы
объединяют
слова,
и предложения. Синтаксическими функциями послелога
является выражение синтаксических отношений имени с другим словом.
Частицы же имеют особое функционирование: они служат для передачи
разных смысловых оттенков слов, словосочетаний и предложений. В отличие
от послелогов и союзов, частицы в табасаранском языке могут заменять
целые предложения. Ср.: - Гъи духтрихьна биц1ир гъухуна? – Ав «Сегодня
повела ребенка к врачу? – Да». - Ляхниъ хябяхъдиз гъузруна? – Ваъ «На
работе до вечера останешься? – Нет».
Частицы
табасаранского
многозначными. Так, частица
ограничительное значение
языка
могут
анжагъ «только»
быть
однозначными
может выражать
гьадмуган
как
(Узхьан анжагъ икризт1ан удуч1вуз шулдар «Я
только во двор могу выходить»), так и усилительное (Багъри
анжагъ
и
гъавриъ ахъру, думу
касдин
багахь хьимдруган «Близкого
человека только тогда и поймешь вполне, когда с ним растанешься»).
С точки зрения формального строения, частицы табасаранского языка
делятся на первичные и производные. К первичным относятся простые
частицы, которые имеют нерасчленимую структуру, например: -ки «же», гьа «же, да», ваъ «нет», ари «ну-ка», -к1ан «ли», гьан «да, ладно», -шт1ан
«оказывается» и др. К производным относятся частицы, которые состоят из
двух или более морфем или же из двух слов. Это такие частицы, как магьа
22
«вот, вон», гьаяман «а вдруг», икибашт1ан «разумеется», гьатмагьа
«вон», я байк1а «да ну" и др.
По выполняемым функциям частицы табасаранского языка делятся на
формообразующие и словообразующие. К формообразующим относятся
частицы, служащие для образования различных форм глагола, в частности,
при помощи частиц
дар-, ди-, выступающих в препозиции, образуется
отрицательная форма 1-го лица повелительного наклонения глагола: дарпуза
«не скажу», дарап1за «не сделаю».
Словообразующие частицы служат для формирования в основном
неопределенных местоимений и наречий: посредством частицы –к1а от
вопросительных
местоимений
в
табасаранском
языке
образуются
отрицательные - фук1а «ничего», фужк1а «никого», наречия - наанк1а
«нигде», гьазк1а «незачем, фицик1а «никак» и т.п.
По
семантическим особенностям частицы табасаранского языка
можно подразделить на следующие группы: усилительные, вопросительные,
указательные,
отрицательные,
ограничительные,
экспрессивные,
сравнительные. Частицы, входящие в эти семантические группы, вносят в
речь эмоциональные и другие оценки говорящего, выражают волеизъявление
или же устанавливают связи сообщения с другими сообщениями или же с его
источником.
К усилительным частицам табасаранского языка относятся: -ки «же»,
сарун «же», -сан «еще», гьятта «даже», аьхир «ведь же», к1уруш «если
сказать» и др. Эти частицы в предложении могут занимать место не только
после того слова, значение которого они усиливают, но и перед ним. Кроме
того, они могут относиться и к отдельному слову, и ко всему высказыванию,
придавая ему большую или меньшую экспрессивность. К вопросительным
частицам относятся: -к1ан «ли», яраб «неужели»,
бажагьат «вряд ли»,
мегер «разве», аьжаб «вот», егь «а», дарш «ли» и т.п. Указательными
частицами табасаранского языка являются магьа «вот», гьатмагьа «вон»,
гьагъмагьа «вон» (наверху), гьаккмагьа «вон» (внизу) и т.п. Присоединяясь к
23
глаголам, указательные частицы указывают на быструю смену действий.
Отрицательными частицами табасаранского языка являются ваъ «нет», -к1а,
-кьан, -ра «ни», -дар «ли» и т.п. Для большей выразительности отрицания,
для его усиления частица ваъ в табасаранском языке ставится перед
отрицательным и запретительным
глаголом-сказуемым или же она
повторяется дважды. Частица -кьан в
присоединяется к именам
предложении
в основном
существительным, а частица -дар
может
выступать в различных позициях глагольной структуры. К ограничительным
частицам табасаранского языка относятся: анжагъ «только, лишь только»,
ялгъуз «кроме», тек «только один», жизби «чуть», гьич «совсем», -т1ан
«лишь», -саки «почти» и др. Частица анжагъ употребляется как
определительно-ограничительная частица. Частицы ялгъуз, тек
синонимичными
и
служат
средством
логического
являются
выделения
слов.
Экспрессивными являются такие частицы табасаранского языка, как я «ну»,
хуб «что за», байк1а «да», фу «что за» и т.п. Частица я выражает вопрос с
оттенком удивления, сочувствия. Экспрессивная частица хуб
выражает
восхищение. К сравнительным частицам табасаранского языка относятся -си
«так же, как», -кьан «столько, сколько», -т1ан «чем» и др. Частица -си
«так же, как» выражает равенство качества. Сравнительная частица -кьан
выражает усиленное сравнение.
В заключении подводятся итоги проведенного исследования, даются
краткие обобщающие выводы и очерчиваются перспективы дальнейшей
разработки проблемы. Служебные части речи в табасаранском языке
представлены
совокупностью
содержательных характеристик.
структурных,
функциональных
и
24
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях
автора:
Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК РФ:
1.
Касимова
С.М.
Структурно-семантическая
характеристика
служебных частей речи табасаранского языка // Известия ДГПУ. Махачкала,
2013. № 2 (23). С. 84–87.
2. Касимова С.М. Послелоги в табасаранском литературном языке //
Известия ДГПУ. Махачкала, 2014. № 1(26). С. 66–69.
3. Касимова С.М. Функционально-семантические особенности частиц
табасаранского языка // Вестник Дагестанского Научного центра. Махачкала,
2014. № 52. С. 102–104.
Статьи, опубликованные в других изданиях:
4.
Касимова
С.М.
Структурно-семантическая
характеристика
послелогов и союзов табасаранского языка // Проблемы общего и
дагестанского языкознания: Махачкала, 2003. С. 163–166.
5.
Касимова
С.М.
Послелог
как
специфическая
часть
речи
табасаранского языка. // Современные проблемы кавказского языкознания и
тюркологии. Махачкала, 2003. Вып. 4-5. С. 191–193.
6. Касимова С.М. Частицы табасаранского языка // Современные
проблемы кавказского языкознания и тюркологии. Махачкала, 2003. Вып. 45. С. 193–195.
7.
Касимова
С.М.
Структурно-семантические
соединительных союзов табасаранского языка
особенности
// Проблемы общего и
дагестанского языкознания. Махачкала, 2004. Вып. 2. С. 110–113.
8.
Касимова
С.М.
Частицы
как
показатель
специфики
внутринациональных речевых культур (на материале табасаранского языка)
//
Материалы
III
Международного
конгресса
кавказоведов
«Мультикультуризм и толерантность на Кавказе». Тбилиси, 2013. С. 397–398.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
403 Кб
Теги
язык, речи, служебные, часть, литературное, табасаранского
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа