close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Концептуализация понятия «возрождение» в историко-культурном и структурно-функциональном аспектах (на материале русской традиционной культуры).

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ШЕМЯКИНА Мария Константиновна
Концептуализация понятия «возрождение»
в историко-культурном и структурно-функциональном аспектах
(на материале русской традиционной культуры)
Специальность 24.00.01 Теория и история культуры
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
доктора культурологии
Киров–2014
Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Костромской государственный
университет имени Н. А. Некрасова» на кафедре теории и истории культур
Научный консультант:
доктор культурологии, профессор, заведующий кафедрой теории и истории
культур ФГБОУ ВПО «Костромской государственный университет имени
Н.А. Некрасова» Едошина Ирина Анатольевна
Официальные оппоненты:
Алексеев-Апраксин Анатолий Михайлович, доктор культурологии, доцент
кафедры культурологии ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский
государственный университет» (Институт философии)
Океанский Вячеслав Петрович, доктор филологических наук, профессор
кафедры культурологии и литературы Шуйского филиала ФГБОУ ВПО
«Ивановский государственный университет»
Брагина Наталья Николаевна, доктор культурологии, профессор
междисциплинарной кафедры НОУ ВПО «Институт современного
искусства»
Ведущая организация: АНО ВПО «Московский гуманитарный
университет»
Защита состоится 27 ноября 2014 года в 12.00 на заседании
диссертационного совета Д 212.041.02 по присуждению ученой степени
доктора наук при ФГБОУ ВПО «Вятский государственный гуманитарный
университет» по адресу: г. Киров, ул. Красноармейская, д.26, ауд. 104
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФБГОУ
ВПО «Вятский государственный гуманитарный университет» по адресу:
г. Киров, ул. К. Либкнехта, д. 89 и на сайте: http://ds.vggu.ru/
Автореферат диссертации размещен на сайте ВАК Минобрнауки РФ по
адресу: http://vak.ed.gov.ru
Автореферат разослан «____» октября 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Н.И. Поспелова
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность проблемы исследования.
Актуальность исследования определяется стратегическими задачами,
связанными с осмыслением понятия «возрождение» как концепта,
отражающего
устойчивые
тенденции
в
обновлении
культуры.
Концептуализация этого понятия выступает в качестве результата
актуализации концептов «наиболее общего порядка», являющих ценности
данной культуры и человеческой культуры в целом, имеющих
эмоциональную и художественную компоненту и отражающих ту
информацию, которая связана с современным состоянием человека,
культуры и общества1.
В культурологическом дискурсе (Г.Г. Слышкин, Ю.С. Степанов) под
«концептуализацией» понимается процесс постижения и выявления форм и
функций феноменов культуры, сумма которых представляет этот феномен
как сложную целостность. Такого рода целостность обладает развитой
системой функций, которые обеспечивают жизнеспособность ее структуры и
взаимосвязи между структурными элементами.
Концептуализация
понятия
«возрождение»
имеет
как
социокультурную, так и гносеологическую обусловленность: с одной
стороны, актуализация этого понятия связана с устойчивым интересом к
традиционной культуре, существенно усиливающимся в последние годы, с
другой стороны – с необходимостью уточнения целого ряда положений
существующих исследований, ставших уже классическими, с позиций
неклассической и постклассической исследовательских парадигм.
«Возрождение» является понятием, которое наделено вполне
устоявшимися значениями, характеризирующими определенный период в
истории развития культуры (см. классические работы Я. Бургхардта,
А. Ф. Лосева). Однако понятие «возрождение» оказывается востребованным
и позднее: когда ранее отвергнутое или казавшееся навсегда устаревшим
оказывается значимым. Например, «русский духовный ренессанс» рубежа
XIX – ХХ века (Н.А. Бердяев), возрождение традиционных промыслов
(игрушки, подносы, шкатулки). Следовательно, можно предположить, что
понятие «возрождение» шире в своем значении, нежели только европейский
Ренессанс. В частности, понятием «возрождение» может охватываться все,
что базируется на традиционных вариативных эмпирических моделях, но в
процессе развития общества наполняется новыми смыслами, которые
раскрываются благодаря порождающей функции концептуализации. Потому
«возрождение» определяется нами как некая генерирующая сила, заложенная
в самой культуре, способствующая воспроизводству, формированию
ориентиров ее дальнейшего развития и функционирования.
1
См.: Семиотика: Антология / сост. Ю.С. Степанов. ‒ М., 2001. С.43–44.
3
Концептуализация понятия «возрождение» в русской культуре
отражает не только устоявшиеся референции, но и раскрывает сущность
предназначения в области бытования самой культуры. Концептуализация
понятия «возрождение» есть процесс выявления форм, функций феноменов
культуры, динамики их развития, что придает актуальность его
использованию. Последнее в значительной степени определяет сущность и
актуальность данного исследования, обусловливая изучение понятия
«возрождение» в качестве феномена русской культуры, закрепленного на
уровне культурных архетипов, составляющих базовые основания в
традиционной культуре.
Материал исследования – русская традиционная культура –
предполагает выделение двух центральных аспектов: субстанционального
(социокультурный
опыт)
и
функционального
(коммуникативнотрансляционное внутри- и межпоколенное взаимодействие). Традиционная
культура функционирует как система, обеспечивающая воспроизводство
образцов деятельности, которые выдержали испытание временем и были
апробированы в аналогичных социокультурных условиях. В этом контексте
через концептуализацию понятия «возрождение» наиболее адекватно
раскрывается процесс культурной динамики и ее форм.
Актуальность исследования понятия «возрождение» заключается в
уяснении сущности и способности к саморегуляции доминантных элементов
в русской традиционной культуре: мировоззренческого, аксиологического,
стереотипного
(ритуализированного),
структурно-содержательного.
Концептуализация изучаемого понятия заключается в изучении взаимосвязи
этих элементов, образующих единое целое (композиционное единство,
ансамблевость, обусловливающие соотношение главных и второстепенных
элементов, организацию самого внутреннего и внешнего пространства).
Современное прочтение традиционных основ русской культуры в
контексте концептуализации понятия «возрождение» тем более важно
сегодня, поскольку этнический материал способствует конструированию
нового типа отношений между субъектами культуры, способствующих
реализации центральных этноформирующих задач функционирования
системы русской культуры в целом в ее стремлении сформировать не столько
носителя культуры, сколько активного субъекта нравственного действия,
транслирующего лучшие достижения исконной для себя культуры.
Степень научной разработанности проблемы.
В силу того, что обозначенная в диссертации проблема
монографически исследуется впервые и одновременно носит обобщающий
характер, то отметим близкие в методологическом, содержательном,
аналитическом аспектах труды.
Первый блок включает основополагающие для данной диссертации
теоретические труды в области отечественной культурологии (М.С. Каган,
А.Я. Флиер, И.Г. Яковенко). Труды по истории русской культуры в целом
(И.В. Кондаков, Ю.М. Лотман, А.М. Панченко, В.Н. Топоров), традиционной
4
культуры (А.Н. Афанасьев, В.М. Василенко, Д.К. Зеленин, Н.И. Толстой),
русской ментальности и ее специфике (В.В. Колесов, Ю.С. Степанов),
запечатленной в аутентичных источниках (сказки, обряды, песни и т.д.)
Второй блок составляют труды, в которых даны концептологические
подходы к изучению феноменов культуры (С.А. Аскольдов, Э. Гуссерль,
Г.Г. Шпет). В этом аспекте значимыми стали работы, в которых исследуются
проблемы концепта и процесса концептуализации (В.З. Демьянков,
Е.С. Кубрякова, Л.Г Лузина, З.Д. Попова). Особый интерес представляет
диссертационное исследование Л.Е. Артамошкиной «Концептуализация
биографического текста в культурно-историческом дискурсе» (СПб., 2013),
где доказывается актуальность обозначенного в названии подхода к
изучению биографии, ее институционального оформления, понятийных
фреймов в том числе.
Третий блок исследований, составляющих методологическую основу
концептуального подхода к феноменам русской культуры, составили:
философско-антропологические
труды
отечественных
мыслителей
(Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, В.В. Розанов, Е.Н. Трубецкой, Г.П. Федотов), в
которых объясняются духовные основания жизни русского человека, его
национально-культурного самосознания и самопознания; труды, в которых
исследуется природа культуры в герменевтическом (М.К. Мамардашвили,
П. Рикёр), экзистенциально-онтологическом (М.М. Бахтин, М. Хайдеггер),
семиотическом (Р. Барт, Ю.М. Лотман), социокультурном (Э. Дюркгейм,
Н.И. Кареев, М. Фуко), религиозном (П.А. Флоренский, А.С. Хомяков)
аспектах. В религиозной проблематике раскрываются смысл и формулы
воплощения русского ментального чувствования.
Четвертый блок составили работы, в которых понятие «возрождение»
использовалось, но не подвергалось специальным аналитическим
процедурам (И.А. Ильин, Н.О. Лосский, Г. Флоровский, С.Л. Франк), а также
те работы, где «возрождение» получало категориальные очертания, но на
ином материале (П.П. Бицилли, Вяч.Вс. Иванов, Д.С. Лихачев). Несмотря на
указанную разницу, в данных трудах отсутствует проблема функциональной
сущности понятия «возрождение», обеспечивающей бытие культуры как
системы взаимосвязанных элементов. С проблематикой возрождения тесно
связано другое понятие – традиция. Специфика этого понятия, способы
трансляции исследованы в целом ряде трудов (Т.И. Бакланова, М.М. Бахтин,
В.Е. Гусев, А.С. Каргин). Проблематика возрождения и традиции включает и
такие аспекты, как кризис и переходный тип культуры. Отсюда
востребованность трудов Центра кризисологических исследований,
возглавляемого проф. В.П. Океанским (сб. «Антикризисный потенциал
традиции и проблемы имяславия» Иваново, 2009), также работ по русской
культуре переходного типа на обширном историко-культурном материале
(А.В. Костина, Н.А. Хренов, А.И. Шендрик).
Пятый блок представлен работами, посвященными мифопоэтической
проблематике в общетеоретических (П.Г. Богатырев, Ф.И. Буслаев,
5
В.Я. Пропп, Б.А. Успенский, О.М. Фрейденберг) и частных (Н.Н. Брагина,
И.А. Едошина, А.Л. Налепин, В.А. Поздеев) аспектах. Выявленные
исследователями мифопоэтические модели (ритуала в том числе) и
принципы
организации
мифопоэтического
пространства
русской
традиционной культуры, основополагающие категории космоса русской
жизни составляют основу аналитического инструментария в диссертации.
В целом данное исследование базируется на привлечении теоретикометодологических исследований, в которых изложены исходные принципы
семиотического, аксиологического и целостного подходов к анализу русской
традиционной культуры; раскрыта природа русской традиционной
художественной культуры, охарактеризованы функции культурного наследия
и роль традиций.
Объект исследования – русская традиционная культура.
Предмет исследования – культурфилософское содержание, функции и
механизмы ретрансляции традиций на основе концептуализации понятия
«возрождение».
Цель исследования – показать, как концептуализация понятия
«возрождение» способствует адекватному постижению сущности традиции,
выявлению форм ее реализации и механизмов ретрансляции, определяющих
развитие русской традиционной культуры. Для достижения этой цели
поставлены следующие задачи:
1.
Раскрыть сущность концептуализации, ее функции в развитии
понятия «возрождение».
2.
Охарактеризовать процесс функционирования и трансформации
традиции в контексте концептуализации понятия «возрождение».
3.
Выявить специфику и функции ментальных характеристик,
формирующих понятие «возрождение».
4.
Уточнить
сущность
символической
природы
понятия
«возрождение», его функций в динамике русской традиционной культуры.
5.
Определить механизмы реализации аксиологических установок
«возрождения» в системе духовно-нравственных приоритетов русской
традиционной культуры.
6.
Дать характеристику способов художественного выражения
образов пространства в русской традиционной культуре в контексте
концептуализации понятия «возрождение».
7.
Представить календарный и семейно-бытовой обряды как
стереотипные (ритуализированные) формы, выявить их роль и функции в
концептуализации «возрождения».
8.
В рамках предложенной методологии раскрыть возможности
интегративного подхода к анализу структурно-содержательных доминант
«возрождения» в системе художественной традиции русского народа.
Эмпирическая база исследования определяется спецификой
материала, представленного результатами этнографических экспедиций на
6
территории России (северный, южный и центральный регионы) в течение
XIX–ХХ веков. Отдельное место уделено Белгородской области.
Методология и методы исследования.
В диссертации реконструирована логика междисциплинарного анализа
форм культурно-исторического наследия в преемственном развитии
феноменологической, экзистенциальной традиции с использованием
возможностей герменевтического подхода.
Методологическая база формировалась в зависимости от объекта и
логики самого исследования, что сделало необходимым сочетание различных
методов:
– метод историко-культурной компаративистики использовался при
исследовании теоретического, культурно-исторического материала по
русской традиционной культуре, форм организации внешнего и личностного
пространства носителей русской традиционной культуры;
– феноменологический метод применялся к исследованию специфики
сопряжения взаимосвязи аксиологических норм русской культурной
традиции и бытовой организации жизни рядового ее носителя;
–
герменевтический
метод
использовался
в
исследовании
многообразных направлений существования традиционной культуры
русского народа, форм реализации ее нормативно-регулятивных и
творческих характеристик;
– для изучения традиционных поэтических текстов использовался
метод литературоведческого анализа;
– обращение к поэтике русского традиционного фольклорного текста
обусловило использование метода стилистического анализа;
– метод топологической рефлексии применялся для аналитики
хронотопа повседневности русской традиционной культуры, изучения
обрядовых и творческих форм ее выражения;
– при работе с конкретным историко-этнографическим материалом
большую роль играл метод научной индукции.
Эмпирическая база исследования. Предметом диссертационного
исследования служит как русская традиционная культура, бытовавшая в
северорусской, центральной и южнорусской традиции, так и русская
традиционная культура, локализовано имевшая специфику своего бытования
в южнорусском варианте (традиционная культура Белгородской области).
Выбор подобной эмпирической базы был обусловлен конкретнопрактическими задачами. Эмпирика, подвергнутая в диссертации анализу,
составляет основание для понимания новизны представленного автором
диссертации подхода к пониманию сущности развития русской
традиционной культуры.
Научно-исследовательская гипотеза диссертации обусловлена
положением о сущности и значениях концептуализации понятия
«возрождение» в русской традиционной культуре, которое предстает в
совокупности следующих аспектов:
7
– выполняет генерирующую функцию;
– способствует адекватному постижению сущности традиции,
выявлению форм ее реализации и механизмов ретрансляции, определяющих
развитие;
– связано с ментальными основаниями;
– определяется кризисами и переходными явлениями в русской
традиционной культуре;
– имеет символическую природу форм выражения, в которой заложены
механизмы реализации аксиологических установок «возрождения»;
– оформляется во внешнем и внутреннем пространстве носителей
русской традиционной культуры, способами выражения которого являются
календарный и семейно-бытовой обряд;
– влияет на формы художественного изображения.
Научная новизна исследования.
1.
Впервые
представлен
процесс
концептуализации
в
культурфилософском аспекте, что позволило прийти к категориальному
осмыслению данного процесса: выявление форм и функций феноменов
культуры, сумма которых представляет этот феномен как сложную
различенную целостность (в пределах русской культуры).
2. На материале русской традиционной культуры благодаря
ментальным характеристикам, положенным в основу концептуализации
понятия «возрождение», раскрывается система структурообразующих
характеристик, свойственных разным явлениям в русской культуре, что
выражается в потенциальной возможности определения смыслов и значений,
формировании ориентиров ее дальнейшего развития.
3. Впервые концептуально обоснована символическая сущность
природы понятия «возрождение», его генеративная функция и способы
выражения в русской традиционной культуре.
4. Впервые определены механизмы реализации аксиологических
установок «возрождения» в системе духовно-нравственных приоритетов
русской традиционной культуры, особенно в кризисное и переходное время.
5. Предпринято системное исследование русской традиционной
обрядовой культуры в аспекте выявления механизмов возрождения,
сущность которых по-новому открывается через современное осмысление
понятия «возрождение».
6. Обоснован и предложен в монографическом исследовании
методологический ракурс изучения художественной традиции русского
народа в аспекте культурфилософии.
Теоретическая и практическая значимость исследования.
Материалы диссертации, разработанные методологические подходы и
полученные результаты, позволяют понять сущность концептуализации
понятия «возрождение», которая открывает специфику процессов,
проходивших в русской традиционной культуре, форм и способов
трансляции ее смыслов, характер и направленность содержания «картины
8
мира» русского народа, его ритуализированных, повседневных и творческих
практик.
Корпус понятий, введенных в исследование (концептуализация,
аксиология «русского возрождения», структурно-содержательные принципы
воплощения понятия «возрождение», способы функционирования понятия
«возрождение»), служит основанием для теоретического понимания
этнографического материала, способствует уточнению и определению
границ в применении историко-культурного метода.
Основные
способы
выражения
концептуализации
понятия
«возрождение» раскрывают эвристические возможности постижения русской
культуры, их использования в аналитике разных сторон русской
традиционной культуры.
Методики, предложенные в исследовании, могут быть использованы в
аналитике историко-культурных аспектов в развитии культуры.
Диссертация соответствует паспорту специальности:
24.00.01 Теория и история культуры, в частности, пп. 1.3.
Исторические аспекты теории культуры, мировоззренческие и ментальные
аспекты теории культуры; 1.5. Морфология и типология культуры, ее
функции; 1.9. Историческая преемственность в сохранении и трансляции
культурных ценностей и смыслов; 1.15. Роль культурного наследия в
жизнедеятельности общества; 1.16. Традиции и механизмы культурного
наследования.
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Концептуализация есть процесс, направленный на установление
сущности и значений культурных феноменов, а также на выявление их форм,
функций, динамики развития.
2.
Понятие «возрождение» основано на доминантах русской
культуры и воплощается в многообразии возникающих смыслов,
объединенных общим понятийным значением и генеративной функцией.
3.
Концептуализация
понятия
«возрождение»
способствует
адекватному современному постижению сущности традиции, выявлению
форм ее реализации и механизмов ретрансляции, определяющих развитие
русской традиционной культуры.
4.
Традиция в пределах понятия «возрождение» выполняет функции
смыслоразличительного
инструментария
и
смыслопорождающего
механизма, раскрывающих сущность динамики русской культуры: мир
«возрождаемой»
целостности,
получающей
конкретно-временные
овеществленные формы.
5.
Ментальные характеристики русского народа являются основой
для современной интерпретации понятия «возрождение» в русской
традиционной культуре, а ментальные модели, подверженные временным
изменениям,
отражают
национально-культурные
самосознание
и
идентичность в свойственных им образах и символах.
9
6.
В символической природе понятия «возрождение» раскрывается
вечно воплощаемый, возрождаемый источник жизни, архетип «неугасимого
огня», «живой воды», «земли-матушки», закрепляемый далее в
мировоззренческой и повседневной практиках.
7.
Реализация
аксиологических
установок
«возрождения»
определяется системой духовно-нравственных приоритетов русской
традиционной культуры (чертах русского национального характера),
формируемых в процессе историко-культурного существования в идеалах,
нормах, жизненных и творческих практиках (идеи патриотизма,
свободолюбия, трудолюбия, милосердия и т.д.)
8.
Понимание причин возрождения ритуализированных практик
(календарный и семейно-бытовой обряд) в русской традиционной культуре,
возможностей
их
новых
статусных
форм
обеспечивается
культурфилософским подходом, в пределы которого также вовлекается
структурно-содержательное наполнение художественных жанров.
Степень достоверности и апробация результатов. Степень
достоверности работы обеспечена соответствием избранной методологии и
результатами прикладных исследований по теме диссертации.
Основные идеи, положения и результаты исследования были
представлены на международной научно-практической конференции
«Народная художественная культура и ХХI век: основы возрождения и
развития» (Белгород, 2007); международной научной конференции «Язык,
литература, ментальность: разнообразие культурных практик» (Курск, 2009):
международной научно-практической конференции (Пенза–Баку, 2011);
VIII международной научной конференции (Нижневартовск, 2011);
международной научно-практической конференции «История и культура
славянских народов: достижения, уроки, перспективы» (Пенза–Белосток–
Прага, 2011); международной заочной научно-практической конференции.
«Наука и искусство: вопросы филологии, искусствоведения и
культурологии» (Новосибирск, 2011); VI Международной заочной научнопрактической конференции «Социально-гуманитарные и юридические науки:
современные тренды в изменяющемся мире» (Краснодар, 2012);
XXI международной научно-практической конференции «Система ценностей
современного общества» (Новосибирск, 2011); международной научной
конференции «Dynamic of human intelligence evolution, moral and aesthetic
wold perception and artistic creation»: materials digest of the XIIIth International
Scientific and Practical Conference (Kiev-London, 2011); международной
заочной
научно-практической
конференции
(Новосибирск,
2012);
II международной научно-практической конференции «Народы Евразии.
История, культура (Москва, 2012); XXIII международной научнопрактической конференции «Система ценностей современного общества»
(Новосибирск, 2012); II научной интернет-конференции «Филология–
культурология: диалог наук» (Одинцово, 2012); всероссийской научно10
практической конференции «Социокультурное пространство России:
проблемы и перспективы развития» (Белгород, 2011).
Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты
могут быть использованы в вузовских лекционных курсах и семинарских
занятиях, а также в практике послевузовского образования по направлениям
повышения квалификации и школьного преподавания
дисциплин
этнокультурного направления.
Диссертация прошла обсуждение и рекомендована к защите на
заседании кафедры теории и истории культур ФГБОУ ВПО «Костромской
государственный университет им. Н.А. Некрасова». Основное содержание
диссертации изложено в 62 публикациях общим объемом 153,5 п. л., в том
числе 20 публикациях в ведущих научных рецензируемых журналах ВАК.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав и
заключения. Библиографический список содержит 441 наименование.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении содержится обоснование актуальности темы
исследования, дается представление о степени ее разработанности,
формулируются
цель и задачи
исследования; излагаются
его
методологические и теоретические основы, обосновывается научная новизна
и практическая значимость предпринятого исследования.
Глава первая «Культурфилософия понятия “возрождение”:
традиционный и мировоззренческий аспекты» посвящена теоретическому
осмыслению обозначенного в названии понятия.
В первом параграфе «Бытийно-функциональные основания
“возрождения”
в
русской
культуре»
раскрывается
сущность
концептуализации,
выявляются
основные
(бытийные
и
полифункциональные)
значения
понятия
«возрождение».
Автор
подчеркивает, что содержательное наполнение термина ориентируется не
только на сохранение предшествующего опыта и его восстановление,
возвращение к жизни определенных образцов, но раскрывает потенциальные
возможности этого опыта. Генерирующая функция возрождения моделирует
его статусные формы, делает их актуальными для конкретной культурной
эпохи. Понятие «возрождение» одновременно включает и оригинальное,
корректируемое «идеями времени», и универсальное, апеллируя к
ментальным основаниям русской культуры.
Концептуализация понятия «возрождение» в русской культуре
отражает не только устоявшиеся референции, но и раскрывает сущность
своего предназначения в области бытования самой культуры.
В связи с этим понятие «возрождение», закрепляемое в культурной
традиции, может проходить несколько фаз осмысления:
– реализуется в центральном понятийном поле как историческая эпоха;
11
– определяется как мировоззренческое, идеологическое поле
развертывания гуманистической мысли, проявляющей доминантные
характеристики культурного ренессанса;
– осмысливается в качестве модели культуры, формирующейся как
предощущение, возникающее в парадигме самой культуры посредством
творческого провидения ее носителей.
Естественно, что воплощение понятия «возрождение» в культуре в
таком ракурсе весьма функционально. Концептуализация предполагает:
– накопление социального опыта в рамках социального
воспроизводства;
– проекцию матриц интегративно-консолидирующего сосуществования
сообществ, этнических альянсов как модусов совместной жизнеактивности
народа;
– селекцию идей, организующих пытливый разум к познаниюосвоению культурной среды, архетипа, символа;
– самоидентификацию носителей аксиологии культуры перед лицом
распада жизнеустроительной парадигмы;
– выработку норм-идеалов – ориентиров дальнейшего развития
культуры;
– поиск адаптационных моделей существования сегментов культуры в
новой системе культурных ориентиров;
– интеграцию с культурой познания, мировоззрения;
– аккумуляцию социально ценностных знаний, когнитивных моделей;
– коммуникацию и обмена информационными моделями как основным
способом духовного совершенствования;
– удовлетворение субстантивных потребностей, интересов, целей, форм
носителей культуры, так или иначе реализуемых в культурной деятельности.
«Возрождение» как концептуализированное понятие и культурная
модель характеризуется проявлением ряда бытийно-функциональных
особенностей:
– совпадением возрожденческих тенденций с самыми тяжелыми
историческими событиями, ощущением наступления неизбежного «рубежа»,
граничащего с коренным изменением всего сущего;
– поиском духовного и нравственного идеала, апелляцией искусства к
нравственным истокам человечности;
– появлением нового типа личности, способного реализовать свой
творческий потенциал на базе обновленного отношения к наследию
прошлого.
Таким образом, концептуализация понятия «возрождение» является
своеобразным способом осуществления исторического развития, полновесно
находящего формы выражения в русской культурной традиции: от
физического возрождения – к духовно-нравственному становлению, от
пристального внимания к человеческой личности – к решению глобального
вопроса о значении и месте религии в жизни человека.
12
Во втором параграфе «Роль и место традиции в определении
сущности понятия “возрождение”» дается теоретическое обобщение того,
как определяется традиция в русской культуре, что понимается под русской
традиционной культурой.
Русская традиционная культура, являясь культурой передаваемой в
устной традиции и всевозможных формах ее духовного и материального
воплощения в условиях коллективной практики, осуществляемой в самых
разных пространственно-временных масштабах (от десятилетий до столетий,
от малых (субкультурных) образований до национальных общностей)
выступает в качестве механизма сохранения, воссоздания, то есть
воспроизводства и передачи, а также обновления социально значимого
опыта. В основании русской традиционной культуры заложена традиция как
безусловная необходимость, знание, опыт, совокупность элементов
социального и культурного наследия, закрепленная в русской традиционной
культуре и передаваемая из поколения в поколение.
В
основных
формах
(мировоззренческом,
аксиологическом,
стереотипном (ритуализированном), творческом уровне) традиция сохраняет
базовые принципы русской культуры (представляет собой систему
ограничений, регламентируемых ментальными особенностями развития
русского народа, выражается как средство жизнеустроительства в одной из
основных функций – утилитарной; определяет горизонт универсальных
ценностей и их полагание; представляет собой систему ограничений,
регламентируемых
ментальными
особенностями,
выражаемыми
в
центральных качествах русского национального характера: милосердии,
миролюбии, вере в добро, преданности и пр.); является средством
жизнеустроения, утилитарным в том числе; определяет горизонт
универсальных ценностей, наполняет их целеполагание. Самобытность
функционирования традиции определяется наличием ментальных духовнонравственных ценностей, содержащихся в этических нормах, духовных и
материальных памятниках. Традиция выступает в качестве гаранта
воспроизводимости сформировавшихся связей, их потенциальности и
актуальности (если воспользоваться терминологией Платона), условием
развития бытия в присущих (органичных) ему формах.
Понятие «возрождение» в аспекте традиции понимается как способ ее
прочтения, понимания и интерпретации, в законах своего бытования
основанной на воссоздании (повторении) важнейших культурных сегментов
и одновременно их развитии. Концептуализация понятия «возрождение»
способствует процессу выявления форм и функций феноменов традиционной
культуры, сумма которых предстает как синкретичная иерархичная
целостность.
Механизм действия русской традиции воплощал и продолжает
воплощать способность возрождать и одновременно трансформировать
утвержденные в русской истории культурные стереотипы и формы. По сути,
в этой трансляции и обретает свою жизнь и смысл концептуализация понятия
13
«возрождение», поскольку традиция никогда не «дана» – традиция всегда
«создается», «воссоздается», «возрождается». Эта характеристика отражает
содержание русской традиции как таковой: конгломерат креативных и
консервативных составляющих.
Обобщение диапазона смыслов русской традиции закономерно
приводит к выведению наиболее существенных характеристик (особых черт)
русской традиционной культуры в контексте действия концептуализации
понятия «возрождение», выражаемых во всех данностях установленных
форм
(синтетико-синкретический
характер,
духовно-нравственный
потенциал, национальный колорит и полиэтничность, диалектизм
составляющих
противоположностей,
постоянство
и
целостность,
художественность).
Гармоничность составляющих элементов русской традиционной
культуры дает представление о целостности и совершенной организации ее
структурных компонентов, возникающих на основе бытового и бытийного в
жизни народа. Формы функционирования русской традиционной культуры
выражают центральные концепты всей русской культуры, в свою очередь
выступающие в качестве механизмов ее действия.
В третьем параграфе «Мировоззренческие характеристики
“возрождения”» показана эволюция русской «картины мира»: от мифологии
к православию.
Первичной формой проявления воззрений предков на мир,
содержательно воплощающих концептуализацию понятия «возрождение»,
для
традиционной
культуры
русского
народа
является
миф.
Мифопоэтическое отношение к окружающему миру, само мифологическое
мышление основывалось на синкретическом сознании, в неразрывном целом
соединяющее эмоционально-образное восприятие мира, его логическое
осмысление, реалистические элементы (наблюдения за кругооборотом
воссоздаваемой природы) и вымысел (фантастическое образное осмысление
изображаемого – идею возрождения как механизм жизни).
Уровень символизации понятия «возрождение» на примере русской
традиционной культуры проявляется в древнейших архетипах земли, воды,
огня, включаемых во все обрядовые действия русского народа (обычай
«делания бороды» в центральных районах, Елохи – на русском севере,
обычай угощения бабьими кашами на юге), в трансляции художественных
образов, воплощающих первородную организацию природного мира: ветви
вербы, вишни, сосны и т.д.
Православию понятие «возрождение» также не чуждо, более того –
обнаружит значительное влияние на устроение жизни. Поэтому духовные
формы бытия, по-разному проявляясь на исторически дистантных этапах
развития русской традиционной культуры, пронизывают всю историческую
жизнь русского народа, прослеживаются в общинном укладе его жизни,
почитании предков, в системах календарных праздников и семейно-бытовых
обычаев, народном творчестве (декоративно-прикладном творчестве,
14
фольклорных жанрах и т.д.), что имеет конкретные формы описания в
обширном этнографическом материале. Русский мир как жизненное
пространство, мировоззренческая категория был априори предопределен
метафизикой поиска благодати, что адекватно схватывается в понятии
«возрождение» и согласуется с его культурфилософией.
Русская традиционная культура, представляя конкретный результат
развития духовных ценностей русской культуры в целом (от
мифологического природно-чувственного до глубинного миросозерцательного
и рефлексирующего православного учения), отражает квинтэссенцию
цивилизационных достижений во времени и пространстве, основные черты
ментальности и национального характера русского народа, в значимых
формах которых был заложен деятельностный механизм возрождения.
Глава вторая «Духовно-нравственные основания понятия
“возрождение” в традиционной культуре русского народа» посвящена
выявлению аксиологических значений, их роли в формировании специфики
ментальных парадигм.
В первом параграфе «Символическая природа “возрождения” в
аксиологической парадигме русской традиционной культуры»
раскрывается мысль, что понятие «возрождение» наиболее явственно
предстает в аксиологии русской традиционной культуры, все единство
материи которой осмысляется как философия жизни народа, пребывающая в
пространственно-временной ретрансляции, в основе которой лежит
культурная ценностная парадигма.
Диссертант
анализирует
ведущие
ценности
«центрального
герменевтического поля» в русской традиционной культуре, полновесно
отразившие вектор развития «возрождения»: «земля», «труд», «семья»,
«дом», «вера».
Земля считалась воплощением воспроизводящей и возрождающей силы
природы. Согласно народным верованиям, в образе животного – зайца,
лисицы, волка, собаки и т.п. – воплощался дух хлеба. Именем животного или
птицы часто назывался последний жатвенный сноп. Культ земли соединялся
с культом предков. В категориях родства «земляного» русская земля
трактовалась как родство духовное, нравственное.
Понятие «русская земля» существует в русской культуре в
многообразии смыслов, адекватно выявляемых на основе концептуализации
понятия «возрождение»: оно не сводится к корневому родству, но
утверждается как единение православное (на чужбине), патриотическое (во
время военных действий), свободолюбивое (в бунтарстве), семейное (в
категориях бытовой традиции), мировое (в понимании мира как единого
людского универсума). Потому земля скорее дает оценочную коллективную
характеристику народу и одновременно личностную - человеку, его труду,
степени его человечности, возможностям реализовывать хозяйственное
предназначение.
15
Другой ценностно значимой единицей, напрямую связанной с землей,
является труд. Трудолюбие издавна занимало одно из центральных мест в
системе русского человека, обеспечивало благополучие в дальнейшей жизни.
Трудолюбие рассматривалось как добродетель и с позиций христианских. По
воззрениям монашествующей братии, вообще только то достояние
признавалось законным и богоугодным, которое приобреталось собственным
трудом. Так поставлен был вопрос о нестяжательстве, идеологом которого
выступил Нил Сорский.
Трудолюбие, добросовестность, старательность понимаются нами как
действенные способы функционирования понятия «возрождение», они
созидают, возрождают и самого носителя качеств, и мир, на который
оказывается воздействие. В традиционной же культуре они прочно
закрепляются как качества центрального национального образа. Не случайно
трудолюбие было воспето в фольклорном творчестве в образах любимых
героев. Например, о соблюдении заповедей и наказа родителей повествуют
все былины об Илье Муромце. Они свидетельствуют об истинно
христианском смирении и кротости богатыря, его праведности и стремлении
к справедливости, трудолюбии, соотносимом с ратным подвигом.
По специфике трудовой деятельности создателей и исполнителей,
например, производится классификация русского танца: «Ленок», «Костеля»,
«Косари», «Толкуша», «Веретено».
Основу крестьянской жизни и ее аксиологического центра в контексте
процесса постижения и выявления форм и функций феноменов
традиционной культуры составляла семья. Утверждение очевидно во всем
многообразии исторического архивного материала: челобитных по разным
вопросам, в которых крестьяне ссылаются в основании своей просьбы на
необходимость завести семью, обеспечить семью и т.п.; в приговорах сходов,
касающихся семейных дел и взаимоотношений молодежи; в мирских
решениях (при назначении опекунов, выборе старост, выдаче покормежных
паспортов и пр.).
Мир семьи в ракурсе понятия «возрождение» расширялся до понятия
мира как сообщества людей, особенно в кризисные моменты истории
(освободительная война, бунт). А в русской традиционной культуре «перед
миром не грех и покаяться», «на миру и смерть красна». И уже в этом
рождается понятие не просто человека, а «возрождающегося всего человека».
При этом рождаемый в семье образ покровителя, овеществляемого
непосредственно в образе отца или матери, понимается и в более широком
смысле в качестве образа национального (государя-батюшки) и вселенского
(Бога и Богородицы). В обозначенном контексте Семья представляла особый
мир человека и его дом.
Дом в русской культурной традиции также имеет расширение своего
семантического поля: закрепляет за собой не только физическое,
овеществляемое в конкретных единицах измерения или количестве бытовых
предметов значение, но обретает этическое звучание - пространство, в
16
котором обретает свою гармонию бытие человека. Синонимичным понятию
«дом» в этом понимании выступит в русской традиционной культуре
метафора «гнездо», раскрывающая сущность «возрождающей» доминанты:
объединение, сплочение, забота, наследие. Метафора «гнездо» прочно
закрепится в фольклорных жанрах: многочисленных песнях, загадках,
пословицах, плачах.
Следует подчеркнуть утверждаемую с завидным постоянством мысль,
что мировоззрение человека – носителя русской традиционной культуры, как
и сами основы русской культурной традиции, основано на категориях веры.
В ней ощущает русский народ и саму жизнь, и будущее возрождение, и
бессмертие, в ней концептуализация понятия «возрождение» обретает свои
очерченные формы и функционирует, проявляя сущностное естество.
Во втором параграфе «Роль возрождения в формировании
внутреннего мира человека традиционной культуры» подчеркивается,
что русскому народу присуще стремление к духовности, свободе, воле. Сама
природа и религия создали должный фон для их глубинного переживания и
выражения в персонифицированных формах понятия «возрождение».
Поэтому ценности русской традиционной культуры на личностном уровне
закрепляются в категориях свободы внешней и внутренней.
Свобода как способ одухотворяемого действия даст понятие
чувствования себя не только в природном пространстве, но и чувствование
свободы внутренней – раскрепощенности (Д.С. Лихачев), свободы
творческого самовыражения (тоска по простору – основа тематического
содержания русской лирической песни; ощущение пространства и шири
земли – основа былинного эпоса; стремление к простору – предпосылка
быстрой езды, отраженной в лаконичных формах народной мудрости:
«Какой же русский не любит быстрой езды»). Свобода отождествлена и с
категорией религиозности, в том числе и в высшей форме своего проявления
– образах юродивых, их отличном от размеренного крестьянского быта
существовании. В блаженном отрешении от мирских забот виделось
обретение свободы русской души.
При этом движение духовного самосовершенствования русского
народа как один из способов концептуализации понятия «возрождение»
напрямую связывается с выработкой способа действия, соотнесенного с
полем и условием его реализации – православием.
Нравственный идеал, или сосредоточение центральных христианских
добродетелей (любви к ближнему, доброты, смирения скромности и т.д.),
надолго и прочно закрепляется в русской традиционной культуре в качестве
информационного кода постижения русской души. Модель мира русской
традиционной культуры проявляет себя духовно-нравственным основанием
утверждения центральных форм жизнеустройства русского народа,
сущностно созидаемых на основе концептуализированного понятия
«возрождение».
17
Очевиден вывод, что русский человек как носитель русской
традиционной культуры не противостоял благожелательному духовному
миру, он был вписан в него, изначально природосообразен и одухотворен, в
лучших своих проявлениях персонифицируя понятие «возрождение» ‒ в
категориях Добра, Красоты, Правды.
Для русского человека и всей русской традиционной культуры
духовная основа жизни, понятие «духовность» составила центральное
основание бытия, а квинтэссенцией его выступила вера – основная
мировоззренческая
единица
русской
традиционной
культуры
и
детерминантное понятие воплощения концептуализированного понятия
«возрождение».
Наличие аксиологического императива в сознании русского народа,
таким образом, предполагало реализацию всего спектра позитивных качеств
носителя русской традиционной культуры, в прямом контексте или
опосредованно связанных с формами концептуализации понятия
«возрождение».
В третьем параграфе «Социокультурное значение понятия
“возрождение”» рассматривается внешнее пространство жизни носителя
русской традиционной культуры, реализуемое в поведенческих, языковых,
трудовых, рекреационных и других практиках.
Типичной чертой русской традиционной культуры является
пространственная и социальная привязанность индивида к его сословию,
социальным функциям. И эта ориентация на внешнее пространство, по сути,
явилась своеобразной формой репрезентации понятия «возрождение».
Так, носитель традиционной культуры относился к дому как
наследуемой ценности, но не ограничивал им свое социальное пространство.
Все события в доме происходили открыто, улица являлась продолжением
жилища, и важнейшие жизненные события не могли пройти мимо жизни
общины.
Вместе
с
физическим
(ритуализированным)
внешним
пространством сквозь призму понятия «возрождение» проходит организация
и пространства социального. Носитель русской традиционной культуры
представлял собой часть намного большего образования – семьи, общины,
прихода, волости, уезда. Показательно, что это помогало организации самой
жизни, основанной на повторяемости и ритмичности.
Через концептуализацию понятия «возрождение» раскрываются
особые отношения внешнего и внутреннего пространств в аспекте
аксиологических норм, что приводит к цельности и гармонизации жилого
пространства в противопоставлении его окружающему миру. Основные
принципы строений, поддерживаемые русской народной традицией,
выражались не только в поэтичности или изначальной ориентированности на
их «человеческий характер» как одних из центральных идей выражения
понятия «возрождение», но и естественной природосообразности жилища:
органичной вписанности постройки в окружающий ландшафт, находящей
отражение в элементах декора,
использовании материала, в формах
18
сооружений. Символичность и аксиологичность рассматриваются как
центральные характеристики внешнего мира русской традиционной
культуры и одновременно как способ постижения и выявления форм
функционирования понятия «возрождение».
Одной из важных символичных и аксиологически емких форм понятия
«возрождение», оформлявшей внешнее пространство носителей русской
традиционной культуры, была и одежда. На разном возрастном и социальном
этапе жизни человека русский традиционный костюм изменялся. Эти
изменения проявляли себя в количественном составе костюма, цветовой
семантике и разработке орнамента. Элементы несли символику
«возрождения», обозначаемую в изображаемом знаковом выражении
(символы плодоносящей земли, воды, солярные знаки). В диссертации это
положение раскрывается на материале этнографических описаний
орнаментов понёвных и сарафанных комплексов, распространенных по всей
территории России.
Глава
3.
«Формы
стереотипного
(ритуализированного)
воплощения в структуре понятия “возрождение” в русской
традиционной обрядовой культуре» посвящена исследованию специфики
их репрезентации в стереотипных формах культуры.
В первом параграфе «Обрядовый аспект в семантике понятия
“возрождение”» предпринят анализ структурного, семиотического и
художественного уровней обряда.
Отмечено, что пространство жизни обретало черты крупных обрядовых
действий, в своей совокупности получивших наименование «обрядовая
культура» русского народа. Обряд в специфике своего поведенческого
(стереотипного) закрепления реализовывал основные функциональные
принципы понятия «возрождение» и в силу этого выражения содержал в
своей основе центральную антиномию: деструктивность и конструктивность.
Диссертант подчеркивает, что трехчастная специфика структурного
построения русских обрядовых действий была основана на антиномичной
природе ее компонентов, согласующихся с функциональной сущностью
составляющих понятие «возрождение»: противопоставленность категорий
«первый»/«последний, «новый»/«старый», «развязывание»/«связывание»,
«открытость»/«закрытость» и т.д. Целостность подобного двуначалия
являлась спецификой русской традиционной культуры и основным способом
выражения ее целостного характера, восходящих к понятию «возрождение».
На основе собранных этнографических материалов южнорусской
традиционной культуры отмечается значимость магии первого действия,
первого дня, первого в категории последовательности совершения.
Очевидная значимость «первого» события отражается в русском
календарном обряде. Ту же значимость обретало и последнее действие. В
русской семейно-бытовой обрядности особое значение приобретали действия
первого шага ребенка, первой брачной ночи молодых, первого появления
молодоженов и т.д. Подобное противопоставление рождается в категориях
19
«старого» и «нового», при этом «новое» содержательно закрепляет за собой
тесную взаимосвязь с «первым», «чистым», то есть потенциально способным
к возрождающим единицам. Такое смешение русского календарного и
семейно-бытового обрядов свидетельствует о сложившейся традиции
параллелизма, символизирующей воссоздаваемую природную гармонию,
устроение личной и общественной жизни.
Семиотическое поле обрядовой культуры демонстрирует совпадения в
использовании и понимании носителями русской традиционной культуры
определенных элементов. Значимыми в способе реализации концептуальных
и архетипических установок русской традиционной культуры являются
сопровождающие
обрядовые
действия
формально-содержательные
константы: цвет, еда, действие.
Показательной в этом отношении является символика цвета. Выбор
красного цвета как доминанирующего трактует его понимание как цвета
жизни, надежды на воскрешение. В аспекте постижения обрядового аспекта в
понятии «возрождение» понимается и языковое использование названия
«красный».
Символика «возрождения» реализуется в русской праздничнообрядовой культуре и опосредованно, через сакральную пищу. Каша, хлеб,
каравай, блины выражали в целом и аксиологию семантику зерна как
возрождения, воссоздания новой жизни.
Бытовая традиция в понятии «возрождение» раскрывается в
ритуальных действиях очищения. В качестве центральных действий семейнобытовой и календарной обрядовой культуры всегда выступали очищение
банным паром или огнем. При этом символика очищения была константной –
рождение заново.
Художественный аспект в понятии «возрождение» демонстрирует
русский обрядовый фольклор, что обретает важное художественносемиотическое значение в величании хозяина и членов его семьи,
содержащееся в календарных песнях, или самом принципе метафоризации,
то есть происходящее в жизни человека событие естественным образом
сопоставляется с картинами природы и т.д.
Таким образом, обряды были призваны способствовать преуспеванию,
благоденствию человека и воссозданию культурных традиций русского
народа, в видах своего деятельностного проявления воплощая
концептуальные идеи русской традиционной культуры, способствуя
постижению и выявлению ее форм и функций.
Во втором параграфе «Календарно-обрядовый аспект в понятии
”возрождение”» проводится мысль, что календарь стал результатом
«познания» мира, его очеловечения и освоения. В нем отразились все
мировоззренческие основания
жизни русского народа – идея
возрождающегося мира как стереотипная форма понятия «возрождение»,
референтно отражаемая в содержании, структуре и атрибутике календарного
20
обряда, в символике праздника или содержательно-смысловом стержне
самого календаря.
Земледельческий календарь является полноценной формой отражения
сущности понятия «возрождение». Календарь не только персонифицировал
природу мифа, но и отразил имевшиеся представления о времени
первородном и времени обновления – возрождения сил природы, которые, по
сути, и послужили началом его практической (эмпирической) заданности.
Календарная обрядность месяцеслова исходила из мировых координат
(деления года на летние и зимние циклы, когда весна – преддверие лета, а
осень – зимы). Обрядность как бы образовывала восходящую кривую от
Рождества к Иванову дню и нисходящую – от Иванова дня к Рождеству.
Такая траектория движения давала представление о годовом обрядовом
круговороте, опорными точками которого были зимний и летний
солнцевороты.
К первой части аграрного года (зима и весна), носившей
охранительный характер, «отходили» два главных праздника подвижной
части календаря, в своей сути выявляющие способ концептуализации
понятия «возрождение», – Масленица (славянский Новый год) и Пасха, а ко
второй (лето и осень), носившей благодарственный характер, третий
праздник подвижной части календаря Троица, – Зеленые Святки – символ
окончательного пробуждения природы. В основе их празднования
закладывалась символика разжигания огня (в виде костра или священного
огня Воскрешения), символика горящих колес, спускаемых с пригорков,
игры с кольцами или крестные ходы, совершаемые в обхождении по кругу
культовых мест.
Ярким иллюстративным примером проявления понятия «возрождение»
являются совершаемые обрядовые действия. Например, весенний обряд
погребения «Костромушки», фиксируемый в южнорусской традиции, где и
сами производимые действия и их символизация не только создают общее
представление о времени возрождения – весне, но и рождают перспективу
осмысления календарного обряда. Обряд состоял в том, что одна из девушек,
игравших в хороводе «Костромушка-Кострома» в конце песни-игры умирает,
и подруги начинают оплакивать ее как умершую. В итоге «КостромушкаКострома» поднимается, а хоровод, приплясывая, с песней вновь
возобновляет движение.
Самым большим христианским праздником, символизирующим
явление
христианского
возрождения,
была
Пасха.
Пасха
концептуализировала само понятие «возрождение». Она охватывала не
только известные эмпирические модели смыслов, но в традиционной
культуре наполнялась новыми значениями. В южнорусской культуре,
например, именно на Пасху фиксируется обычай катать яйца крестом на
могиле умерших, крошить яйца для прокорма птиц, яйцо воспринимается как
средство облегчения участи на том свете, освященное яйцо хранят в
«красном» углу как символ, оберегающий семью от напастей.
21
Наконец, с осенним равноденствием в южнорусской традиционной
культуре также был связан определенный цикл обрядов: в избах, как и
весной, гасили огонь и зажигали заново, как бы обновляя его, что отмечало
некий перерыв в течение времени, очередное повторение вечного мотива
умирания и воскресения мира.
Каждая из сторон традиционного календарного обряда направлена на
референтное воплощение концептуализированного понятия «возрождение» ‒
объединение, сплочение народа и восстановление связей между носителями
культуры, восстановление человека как родителя, хозяина, гражданина.
В третьем параграфе «Возрождение как архетип “новой жизни” в
русской традиционной семейно-бытовой обрядности» доказывается, что
обрядовое действие выражало сущностные, стереотипные основы бытовой
(утилитарной) культуры русского народа и создавало представление о
духовно-эстетических (нравственно-творческих, эмоциональных) горизонтах
его жизни, центральных ориентирах развития, концептуальном поле
существования.
Семейно-бытовые обряды инициировали само действие, определяющее
событие, предлагали логику жизни, создавали необходимое понятийное поле
для постижения и выявления форм и функций феноменов традиционной
культуры, задавали ориентиры ее дальнейшего развития и генерации.
Центральная парадигма обрядов семейно-бытового круга предполагала
организацию основного жизненного цикла: рождение, взросление
(инициации), увядание (старение). Переход из одной стадии жизни в другую
отличался специальными ритуальными семиотически повторяющимися, но
содержательно рознящимися действиями, названными этнографами
«переходными обрядами».
Так, на протяжении всей физической жизни человек несколько раз
персонифицирует и стереотипизирует понятие «возрождение» – умирает и
возрождается. Не случайно символическая смерть фиксируется не в одном
обрядовом действии. При этом выражаемые архетипы зачастую составляли
бинарные
оппозиции:
«рождение»/«смерть»,
«свой»/«чужой»,
«начало»/«итог».
Все традиционные обряды семейно-бытового назначения отличались
сложной трехчастной структурой, включавшей весь спектр действий,
непосредственно предшествующих обряду и подготавливающих его
проведение, а также сами обрядовые и послеобрядовые действия.
Последовательность семейно-бытовых обрядов составляла ритуальную
биографию человека; участие в них объединяло людей и сплачивало всех
членов социальной общности.
Внешнее проявление «возрождения» сопровождалось изменением
имени, семейно-общинного типа поведения, формирующего семейнобытовые отношения, внешнего облика, одежды, социально-общественного
статуса, что рассматривалось как нечто незыблемое, обязательное.
22
Глава четвертая «Художественная составляющая традиции,
обусловленная
понятием
“возрождение”»
посвящена
изучению
структурно-символического и художественно-содержательного аспектов
концептуальных характеристик «возхрождения».
В первом параграфе «Особенности художественной традиции
русского народа» проводится исследование художественной традиции, ее
структурно-содержательных форм, в появлении которых значимую роль
играет «возрождение».
В основе художественного творчества русского народа, как, впрочем, и
любого, лежит традиция. Категориальными характеристиками русской
художественной традиции являлись ее преемственность, динамичность
(инновационность),
историчность,
пространственно-временная
обусловленность
(зональность).
Они
составляли
устойчивое
«этноидентефицирующее ядро» (Д.И. Варламов) русской художественной
традиции.
Структурно-содержательный компонент определял, прежде всего,
форму художественного произведения, создавал необходимый базис для
выражения ее идейного содержания. Форма фольклорного произведения
способствовала постижению и выявлению смысла, созданию устойчивого
представления о ведущем векторе развития и функционирования русской
традиционной культуры – идее возрождения и воссоздания культурных
элементов. Так рождалось само понимание традиционного жанра, созданного
в рамках художественной традиции.
Следование
частей
определяло
композицию
фольклорного
произведения, которая оформлялась четко очерченной кольцевой схемой,
предполагающей наличие экспозиционного начала – присказки, или
экспозиционной формулы – выезд героя, пир, событие. На признаке круговой
связи (априорной воспроизводимости) было основано понятие цикла, для
которого определяющими являются категории «срединного персонажа» и
«сквозного образа». Такое «срединное положение» обретает великий
стольнокиевский князь Владимир, былинные герои или обыкновенный дурак
в устном народном творчестве; изображение растительного или зооморфного
рисунка в миниатюре; Петрушка – как любимый персонаж русского
кукольного фольклорного театра или культовые строения – в отношении ко
всему строительному ансамблю.
Устойчивые (то есть не единожды воспроизводимые) компоненты
традиционной формы, как-то: применительно к текстам фольклора
постоянные эпитеты, устойчивые сравнения и тропы, «типические», «общие»
места, подвижные отрывки, или к «текстам» декоративного искусства –
орнамент, тематические стандарты, стилистические клише, образные
стереотипы и т.п. – оформляли сами ситуации их бытования.
Постоянство же в изобразительно-выразительных формах являлось
безусловной ориентацией на художественную традицию, выражающую
народный идеал и одновременно служащих овеществлением понятия
23
«возрождение», которое наполнялось новыми смыслами, раскрывающимися
благодаря генерирующей функции.
Идею развития, движения реализовывала и композиция традиционной
русской песни, включающая в качестве основного типа речи – диалог. Только
в диалоге оставалась надежда быть услышанным, а значит, есть и была
возможность изменения. Кольцевой композиции способствовало наличие
внутреннего рефрена. Рефрен создавал уникальную, но не единственную
(например, кумулятивная сказка), для русской традиционной культуры
цепевидную форму, отличающуюся нарастанием сюжета, содержательно
выражаемого в нагромождении событий.
Содержательный и структурный компоненты русского традиционного
художественного творчества, таким образом, создавали понятие
традиционализма.
В диссертации на материале различных фольклорных жанров показана
специфика художественного образа в народной традиции, который априори
был символичен, условен и типичен – отражал все многообразие бытового
уклада и духовно-нравственного строя русской традиционной жизни,
транслировал универсальные гуманистические установки бытия, являлся
одним из способов проявления процесса постижения смыслов традиционной
культуры, закрепляемых в понятии «возрождение».
Во
втором
параграфе
«Смыслообразующая
функция
художественных антиномий» отмечается, что естественным в русской
традиционной художественной культуре определяется противостояние
центральных антиномий - категорий начала и конца как довлеющих
субстантивных единиц в реализации художественно-образной функции
понятия «возрождение». Кроме того, понятие «возрождение» фиксируется в
крупных, средних и малых эпических жанрах, в структурном
(композиционном) звучании и тематическом расширении.
Достаточно значимыми в осмыслении специфики художественнообразных форм в центральных направлениях традиционной русской
художественной культуры являются шедевры кукольного фольклорного
театра – театр Петрушки, русского традиционного танца, декоративноприкладного искусства. Так, концентрация художественно-образной
насыщенности и символичности кукольного театра Петрушки состояла в
заключительной сцене, когда народный герой умирал и постоянно
возрождался
в
координатах
действительного
времени.
Русский
традиционный танец был богат художественно-образной спецификой
рисунков, являющих собой варианты смешения двух основных:
«корзиночки», «воротца», «змейки», «плетень», «ручейки», «гребенки»,
«капустки», «стенки», «столбы» и др. При этом центральным рисунком
можно было считать круговой. Принцип контраста очевиден в русском
декоративно-прикладном творчестве, когда на червленом (красном) или
черном фоне расцветали удивительные цветы или обретали свою
24
закрепленность движущиеся объекты (тройка), плавно вился растительный
орнамент (Федоскино, Хохлома, Мстера, Холуй).
Так, с одной стороны, «начало» и «конец» естественным образом
формировали
содержание
и
строение
жанрового
многообразия
традиционного художественного творчества, образуя как инвариант
кольцевую композицию, с другой, – реализовывать высший культурный
феномен русской традиции – веру в Добро, торжество справедливости,
оптимистическое начало жизни, а значит, и надежду на иной исход.
В третьем параграфе «Волшебные сказки и архетипические начала
возрождения»
рассматривается
символическая
природа
русской
традиционной культуры.
Такой аспект культурологического анализа сюжетов о сказочных
молодильных яблочках (как аналоге «живой воды») или волшебства
традиционной русской печи свидетельствует, что в зону действия
символических объектов, референтно символически концептуализирующих
понятие «возрождение», попадают культурные архетипы первостихий –
воды, огня, земли.
Главный герой русской традиционной волшебной сказки отличается
незлобивостью, добродушием, отсутствием расчета, великодушием и т.д. – то
есть, с точки зрения обыденного утилитаризма, неприспособленностью к
жизни, в то же время, с точки зрения христианства, эти же черты есть
проявление высших человеческих добродетелей.
Важной чертой русской традиционной волшебной сказки в
определении судьбы становится также диалогичность, в частности
отдельного наблюдения требует диалог с нечистью. Сказка не только
закрепляет, но и представляет в развитии оптимистическое разрешение
происходящего, заключающегося, прежде всего, в том, что тебя слышат.
В этом смысле показательны русские традиционные волшебные сказки
в понимании судьбы и представлений народа о горе, счастье. Так, горе
напрямую соотносится с символическими категориями бедности. Счастье,
напротив, обретает символические черты мужика в красной рубахе, где
«красный» становится цветом будущего, жизни, возрождения.
В Заключении сформулированы основные выводы представленной
работы, подведены итоги всего исследования и намечены новые
перспективные возможности развития темы.
В наиболее общем виде выводы по данному исследованию могут быть
сформулированы следующим образом.
«Возрождение» занимает в истории культуры России особое место.
Оно совпадает в парадигме русской культуры с пониманием возрождения
национальной идеи, консолидации нации, возрождением или возвращением к
культурным универсалиям, закрепленным русской традиционной культурой.
Естественными категориями рассуждения о русской культуре в
контексте концептуализации понятия «возрождение» станут субстантивные
единицы, многопланово проявляющиеся в бытийных категориях самой
25
жизни, соотносимых с центральными (доминантными) ее основаниями –
категориями «свободы», «начала», «творчества», «веры», «судьбы», «земли»,
«дома», «семьи».
Универсалии, заложенные в самой русской культуре (аксиология,
модели поведения, национальные образы и пр.), в ее традиционных основах,
являются важнейшими составляющими концептуализации понятия
«возрождение». Моделями же закрепятся архетипы, образы, символы
культуры, наиболее полно отразившиеся в ее архетипичных текстах. Они
определят ментальные характеристики русского народа, продиктуют
ведущие основания национально-культурного самосознания и идентичности.
Концептуализация понятия «русского возрождения» раскрывает
механизмы и модели, базирующиеся на транснациональном универсальном
опыте мировой культуры и на животворящем основании исконной
традиционной культуры русского народа, на длительном процессе ее
национального развития.
Традиционная культура русского народа в пределах понятия
«возрождение» характеризуется совокупностью функционального единства
внешних (этнических, государственных, политических) и глубинных
внутренних (творческих) функций.
Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:
Монографии
1.
Шемякина М.К. Этиология концепта «возрождение» в русской
культурной традиции (на материале традиционной культуры русского
народа): Монография. – Белгород: ИПЦ «Политерра», 2011. – 205 с. – ISBN
978-5-98242-152-4.
2.
Шемякина М.К. Культура и человек «эпохи Возрождения» (на
материале исследований представителей русского культурного ренессанса
рубежа XIX-ХХ веков). – Белгород: «Политерра», 2012. – 190 с. – ISBN 9785-98242-155-5.
3.
Шемякина М.К. Трагедия обыденности. Концепт «возрождение»
в контексте размышлений представителей русского культурного ренессанса
рубежа XIX–ХХ веков. – LAP LAMBERT Academic Publishing Gmb H&Co
KG. – German, 2012. – 187 с. – ISBN 978-3-659-14447-9.
4.
Шемякина М.К. Вопросы содержания современного образования.
Русская традиционная культура как духовно-нравственное основание жизни
народа: понимание и изучение // Образование и духовность в современном
российском обществе: коллективная монография / науч. ред. С.П. Акутина. –
М.: Изд-во «Перо», 2011. – С. 38–68. – ISBN 978-5-91940-204-68.
5.
Шемякина М.К. Концепт «возрождение» в культурологическом
дискурсе (на материале русской культурной традиции) // Избранные вопросы
26
современной науки: коллективная монография / науч. ред. С.П. Акутина. –
М.: Изд-во «Перо», 2011. – С. 39–69. – ISBN 978-5-91940-226-8.
6.
Шемякина М.К. Категория места в семиотике возрождения
русской культуры // Ландшафты культуры: коллективная монография / отв.
ред. В.Г. Туркина. – Белгород: БГИКИ, 2011. – С. 122–139. – ISBN 978-591756-026-7.
7.
Шемякина М.К. Концепт «возрождение» как одно из
центральных оснований концептуального поля культуры // Концепт: грани
понятия в современной науке: коллективная монография. – Ногинск:
Аналитика Родис, 2012. – С. 224–270. – ISBN 978-5-905277-15-3.
Научные статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях,
включенных в перечень ВАК МО и науки РФ
8.
Шемякина М.К. Принципы действия концепта «возрождение» в
динамике развития культуры// European Social Science Journal («Европейский
журнал социальных наук»). – Рига–Москва, 2012. № 2 (18). С. 249–255. –
ISSN 2079-5513.
9.
Шемякина
М.К.
Особенности
воплощения
концепта
«возрождение» в культурной традиции (теоретический анализ) // Вестник
Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. –
Кострома, 2011. № 3 (17). С.114–118. – ISSN 1998-0817.
10. Шемякина М.К. Концепт «возрождение» в логике развития
русской культуры // Вестник Костромского государственного университета
им. Н.А. Некрасова. – Кострома, 2011. № 5-6 (17). С.106–111. – ISSN 19980817.
11. Шемякина
М.К.
Функционально-сущностные
основания
концепта «возрождение» // Chita State University Journal (Вестник Читинского
государственного университета). – Чита: Издательство ЧитГУ, 2012. –
№ 2 (81). С. 90–95. – ISSN 1999-9976.
12. Шемякина
М.К.
Культура
как
центральное
понятие
концептуального поля русской философии рубежа XIX–XX вв. (на материале
особенностей воплощения концепта «возрождение») // Известия Пензенского
государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. –
Пенза, 2012. № 27. С. 160–165. – ISSN 1999-7116.
13. Шемякина М.К. Концепт «возрождение» в свете православной
модели русской жизни // Дискуссия. Политематический журнал научных
публикаций. – Екатеринбург, 2012. № 3 (21). C. 36–42. – ISSN 2077-7639.
14. Шемякина М.К. Семейно-бытовой обряд как семиотическая
форма воплощения архетипа «новой жизни» в традиционной культуре
русского народа // Этносоциум. – М., 2012. № 6. С. 47–55. – ISSN 2072-3091.
15. Шемякина М.К. Концепт «возрождение» как один из механизмов
функционирования мифологической модели мира // Вестник Череповецкого
27
государственного университета. – Череповец, 2012. № 2 (38). Т.1. С. 136–140.
– ISSN 1994-0637.
16. Шемякина М.К. Концепт «возрождение» в аксиологической
системе русской традиционной культуры // Дискуссия. Полемический
журнал научных публикаций. – Екатеринбург, 2012. № 5 (23). С. 25–34.
17. Шемякина М.К. Концепт «возрождение» в художественной
традиции русского народа // European Social Science Journal («Европейский
журнал социальных наук»). – Рига–Москва, 2012. № 5 (21). С. 7–15. – ISSN
2079-5513.
18. Шемякина М.К. Традиция и традиционная культура сквозь
призму постижения концепта «возрождение» // Вестник Казанского
государственного гуманитарно-педагогического университета. – Казань,
2012. № 3 (29). С. 187–195. – ISSN 2074-0239.
19. Шемякина М.К. Концепт «возрождение» сквозь призму анализа
жанрово-структурного содержания русского народного художественного
творчества // Вестник Бурятского государственного университета. – УланУдэ: Изд-во БГУ, 2012. Вып. 6. С. 227–232. – ISSN 1994-0866.
20. Шемякина М.К. Семейно-бытовая обрядность как знаковосимволическая система в контексте реализации концепта «возрождение» //
Вестник Оренбургского государственного университета. – Оренбург: Изд-во
ОГУ, 2012. № 7. С. 255–259. – ISSN 1814-6457.
21. Шемякина М.К. Символика возрождения в аксиологической
парадигме традиционной русской культуры // Вестник КрасГАУ. –
Красноярск, 2012. № 5. С. 457–464. – ISSN 1819-4036.
22. Шемякина М.К. Концепт «возрождение» в системе духовнонравственных приоритетов традиционного человека// European Social Science
Journal («Европейский журнал социальных наук»). – Рига-Москва, 2012. –
№ 10 (26). Т.2. С. 8–16. – ISSN 2079-5513.
23. Шемякина
М.К.
Квинтэссенция
выражения
концепта
«возрождение» в поэтике русского традиционного устного народного
творчества // Вестник Бурятского государственного университета. – УланУдэ: Изд-во БГУ, 2012. Вып. 10. С. 197–204.
24. Шемякина М.К. Формы воплощения концепта «возрождение» в
календарно-обрядовой культуре русского народа // Общество-СредаРазвитие. – СПб., 2012. № 4. С. 202–207. – ISSN 1997-5996.
25. Шемякина М.К. Воплощение концепта «возрождение» в русской
традиционной культуре быта // Дискуссия. Политематический журнал
научных публикаций. – Екатеринбург, 2013. № 9 (39). C. 44–50. – ISSN 20777639.
26. Шемякина М.К. Обряд как стереотипная форма воплощения
концепта «возрождение» // Этносоциум. – М., 2013. № 11 (65). С.157–164.
27. Шемякина М.К. Художественно-образное выражение концепта
«возрождение» в русской эпической фольклорной традиции // European Social
28
Science Journal («Европейский журнал социальных наук»). – М., 2013. № 10.
Т.1. С. 178–187. – ISSN 2079-5513.
Публикации в других рецензируемых изданиях
28. Шемякина М.К. Сохранение традиционной культурной среды как
элемент защитного механизма жизни народа // Общественные науки.
Всероссийский научный журнал. – М.: Изд-во «МИИ Наука», 2012. № 1.
С. 21–28. – ISSN 2079-5505.
29. Шемякина М.К. «Русское возрождение» как тенденция
общекультурного развития России // Культура и цивилизация. – Ногинск:
«Аналитика Родис», 2012. № 1. С. 126–151. – ISSN 2223-5426.
30. Шемякина М.К. Концепт «возрождение» как механизм изменения
общекультурного развития России // «Белые пятна» российской и мировой
истории. – Ногинск: «Аналитика Родис», 2012. № 1. С. 67–93. – ISSN 22235418.
31. Шемякина М.К. Идея человека в свете воплощения концепта
«возрождение» в русской философско-культурологической мысли рубежа
XIX–ХХ веков // Современные исследования социальных проблем. – СПб.,
2012. № 1 (09). С. 27–46. – ISSN 2077-1770.
32. Шемякина М.К. «Новый гуманизм» и идеалы «возрожденчества»
в искусстве начала ХХ века как идея «возвращения к истокам» // Язык.
Словесность. Культура. – Ногинск: «Аналитика Родис», 2012. № 5–6. С. 94–
127. – ISSN 2223-2273.
33. Шемякина М.К. Попытка осмысления концепта «возрождение»
как модели исторической динамики бытия культуры и естественного
механизма культурного изменения // Культура и цивилизация. – Ногинск:
«Аналитика Родис», 2012. № 4. С. 7–31. – ISSN 2223-5426.
Научные статьи в других научных изданиях
34. Шемякина М.К. Духовные ориентиры как доминантные
составляющие этнического образа русского народа // Народная
художественная культура и ХХI век: основы возрождения и развития:
материалы международной научно-практической конференции. – Белгород:
БГИКИ, 2007. – С. 186-195.
35. Шемякина М.К. Язык как универсальная культурологическая форма
осмысления реальности // Язык, литература, ментальность: разнообразие
культурных практик: материалы II международной научной конференции. –
Курск: КурскГТУ, 2009. С. 116–122.
36. Шемякина М.К. Традиционная культура как локально-историческая
форма жизни русского народа // Народы Евразии. История, культура и
проблемы взаимодействия: материалы международной научно-практической
29
конференции. – Пенза–Баку: научно-издательский центр «Социосфера»,
2011. С. 138–142.
37. Шемякина М.К. Язык традиционной художественной культуры
русского народа // Символическое и архетипическое в культуре и
социальных отношениях: материалы международной научно-практической
конференции. – Пенза–Прага: научно-издательский центр «Социосфера»,
2011. С.76–80.
38. Шемякина М.К. Бытийные компоненты русской культуры //
Социокультурное пространство России: проблемы и перспективы развития:
сборник докладов III всероссийской научно-практической конференции. –
Белгород: БГИКИ, 2011. С. 121–126.
39. Шемякина М.К. Традиционная художественная культура в
культурно-образовательном
пространстве
современной
России
//
Деятельностное понимание культуры как вида человеческого бытия:
материалы VIII международной научной конференции / отв. ред. Е.В. Гутов.
– Нижневартовск: Изд-во Нижневартовского ГГУ, 2011. С. 263–273. – ISBN
978-5-89988-853-3.
40. Шемякина М.К. Воплощение концепта «возрождение» в
мифологической модели мира // История и культура славянских народов:
достижения, уроки, перспективы: материалы международной научнопрактической конференции. – Пенза–Белосток–Прага: научно-издательский
центр «Социосфера», 2011. С. 112–124. – ISBN 978-5-91990-049-8.
41. Шемякина
М.К.
Специфика
воплощения
концепта
«возрождение» в русской традиционной сказке // Искусствоведение,
культурология, филология, лингвистика: современные исследования. Серия
«Грани науки». Вып. 4. – Барнаул: Изд-во «Сизиф», 2011. С. 88–96. – ISBN
978-5-905177-16-3.
42. Шемякина М.К. Попытка комплексного изучения концепта
«возрождение» в фокусе постижения основ русской традиционной культуры
// «Наука и искусство: вопросы филологии, искусствоведения и
культурологии»: материалы международной заочной научно-практической
конференции. Ч.1. – Новосибирск, 2011. С. 31–36. – ISBN 978-5-4379-0035-2.
43. Шемякина М.К. Феномен постижения концепта «возрождение» в
контексте изучения русской традиционной культуры // «Dynamics of human
intelligence evolution, moral and aesthetic wold perception and artistic creation»:
materials digest of the XIII-th International Scientific and Practical Conference
(Kiev–London). – Odessa: In Press, 2011. С. 102–105.
44. Шемякина М.К. Миф как первичная культурная модельтранслятор концепта «возрождение» в семиотике традиционной культуры
русского народа // Миф–фольклор–литература в культурной традиции
Евразии: материалы международной научно-теоретической конференции. –
Караганда, 2011. С. 38–45. – ISBN 978-601-80200-1-8.
45. Шемякина
М.К.
Особенности
выражения
концепта
«возрождение» в поэтике традиционного устного народного творчества //
30
Вопросы филологии и журналистики / науч. ред. А.Э. Еремеев. – Омск: Издво ОмГА, 2012. С. 20–31. – ISBN 978-5- 98566-081-4.
46. Шемякина М.К. Аксиология русской традиционной культуры
сквозь призму осмысления концепта «возрождение» // Научные итоги 2011
года: достижения, проекты, гипотезы: сборник материалов I международной
научно-практической конференции. Ч.1. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2011.
С. 60–65. – ISBN 978-5-7782-1850-5.
47. Шемякина М.К. Русская культура: идеология, идея, архетип //
Актуальные проблемы междисциплинарного поля наук. Архетип и
архетипическое в современности: научный, бытийный, житейский срез:
материалы международной научно-практической конференции. – Ногинск:
Изд-во «Аналитика Родис», 2012. С. 105–109.
48. Шемякина М.К. Русская традиционная культура в современной
общественной парадигме // Актуальные проблемы междисциплинарного
поля наук. Бытие культуры в современности: материалы международной
научно-практической конференции. – Ногинск: Изд-во «Аналитика Родис»,
2012. С. 123–128.
49. Шемякина М.К. Освоение культурной традиции посредством
изучения мифа // Актуальные проблемы междисциплинарного поля наук.
Миф и мифология в истории и современности: материалы международной
научно-практической конференции. – Ногинск: Изд-во «Аналитика Родис»,
2012. С. 214–218. – ISBN 978-5-905277-16-0.
50. Шемякина М.К. Опыт изучения и дальнейшие перспективы
исследования традиционной культуры // Стратегия гуманитарного
образования XXI века: материалы V всероссийской конференции с
международным участием. – Самара: ЦДК «F1»; ООО «Инсома-Пресс»,
2011. С. 221–229. – ISBN 978-5-4317-0033-0.
51. Шемякина
М.К.
Концепт
«возрождение»
в
системе
аксиологического поля русской традиционной культуры // Наука в
современном мире: материалы IX международной научно-практической
конференции / под науч. ред. Г.Ф. Гребенщикова. – М.: Изд-во «Спутник +»,
2012. С. 35–39. – ISBN 978-5-9973-1897-043.
52. Шемякина М.К. Русская культурная традиция: бытийные основания
и базовые понятия // Система ценностей современного общества: сборник
материалов XXI международной научно-практической конференции. –
Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2011. С. 103–108.
53. Шемякина М.К. Аксиология земли в концептуальном поле русской
традиционной культуры // Социально-гуманитарные и юридические науки:
современные тренды в изменяющемся мире: VI международная заочная
научно-практическая конференция: сборник материалов конференции. –
Краснодар, 2012. С. 36–40. – ISBN 978-5-905292-40-8.
54. Шемякина М.К. Возрождающие начала аксиологии дома в
русской традиционной культуре // Филология, искусствоведение и
культурология: актуальные вопросы и тенденции развития: материалы
31
международной заочной научно-практической конференции. – Новосибирск,
2012. С. 38–43. – ISBN 978-5-4379-0071-047.
55. Шемякина М.К. Аспекты антропологического рассмотрения
концепта «возрождение» в русской традиции рубежа XIX–XX веков //
Народы Евразии. История, культура и проблемы взаимодействия: материалы
II международной научно-практической конференции. – Пенза–Баку–
Белосток, 2012. С. 115–119. – ISBN 978-5-91990-067-2.
56. Шемякина М.К. Русское народное художественное творчество в
свете постижения концептуальных идей русской культуры (художественное
воплощение концепта «возрождение») // В мире научных открытий:
материалы II международной научно-практической конференции: сборник
научных трудов / под ред. С.П. Акутиной. – М.: Изд-во «Спутник+», 2012.
С. 41–46.
57. Шемякина
М.К.
Особенности
выражения
концепта
«возрождение» в аксиологии семьи (на материале русской традиционной
культуры) // Система ценностей современного общества: сборник материалов
XXIII международной научно-практической конференции. – Новосибирск:
Изд-во НГТУ, 2012. С. 166–171. – ISBN 978-5-7782-1951-9.
58. Шемякина М.К. Концепт «возрождение» как одна из
аксиологических идей русской культуры // Филология–культурология:
диалог наук: сборник материалов II научной интернет-конференции с
международным участием. – Одинцово: АНОО ВПО «Одинцовский
гуманитарный институт», 2012. С. 175–180.
Учебные пособия
59. Шемякина М.К. Основы теории и истории народной
художественной культуры. – Белгород: Изд-во БГИКИ, 2010. – 376 с.
60. Шемякина М.К. Теория и история народной художественной
культуры. – Белгород: Изд-во БГИКИ, 2011. – 380 с.
Учебно-методические работы
61. Шемякина М.К. Теория и история народной художественной
культуры: учебно-методическое пособие. – Белгород: Изд-во БГИКИ, 2010. –
166 с.
62.
Шемякина М.К. Методология и методы исследования народной
художественной культуры: учебно-методическое пособие. – Белгород:
БГИКИ, 2011. – 92 с.
32
Подписано в печать _____2014 г.
Формат 60×84/16.
Бумага офсетная.
Усл. печ. л. 2,0
Тираж 130 экз.
Заказ № ______
Отпечатано
в полиграфическом цехе Издательства ВятГГУ,
610002, г. Киров, ул. Ленина, 111, т. (8332) 673-674
33
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа