close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ФИЛОСОФИЯ ТЕОРИИ УПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРОЙ В «МИРЕ ИЗМЕНЕНИЙ» XXI ВЕКА.

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
УДК 101.1:316
ДОМАКОВ Вячеслав Вениаминович
ФИЛОСОФИЯ ТЕОРИИ УПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ
СФЕРОЙ В «МИРЕ ИЗМЕНЕНИЙ» XXI ВЕКА
Специальность: 09.00.11 – Социальная философия
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора философских наук
Санкт-Петербург
2013
Работа выполнена на кафедре национальной безопасности Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный политехнический университет»
Научный консультант:
доктор философских наук,
доктор экономических наук,
заслуженный деятель науки,
профессор
Субетто Александр Иванович
Официальные оппоненты:
доктор философских наук,
профессор
Казенов Александр Сергеевич
доктор философских наук,
профессор
Карандашов Владимир Дмитриевич
доктор философских наук,
профессор
Комаров Виктор Дмитриевич
Ведущая организация:
кафедра «Истории и философии»
Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения»
Защита диссертации состоится «____» _________ 2013 г. в ____ часов на заседании
диссертационного совета Д 212.010.02 при Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего профессионального образования «Балтийский государственный технический университет «ВОЕНМЕХ» им. Д. Ф. Устинова» по адресу:
197046, г. Санкт-Петербург, ул. _______________________.
С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной Балтийского государственного технического университета «ВОЕНМЕХ» им. Д. Ф. Устинова
Автореферат разослан «____» _____________ 2013 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
кандидат философских наук, профессор
__________________ О. П. Семенов
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования
Существующая социальная действительность, под которой всегда понималась «общественность, общежительность, гражданственность, взаимные отношения и обязанности
гражданского быта, жизни»1, характеризующие «все то, что есть, существует, состоит на
деле, не вымышлено»2, безусловно связана с биологическим, духовным и социальным естеством человека, которое проявляется в отношениях, т. е. «принадлежности, состоянии в
связи, в ведении, в зависимости»3, людей к природе, друг с другу, к объектам собственности, предназначенным для удовлетворения их потребностей. Именно это базирующееся на
существующей социальной действительности адаптирующееся естество объединенных в
социум людей обеспечивало им выживание в реальной постоянно меняющейся среде обитания, которая представляет собой любые компоненты, неподконтрольные субъектам, но
способные к активному воздействию на нее, на общественные процессы в ней. Отсюда социум, отношения в нем, связанные с деятельностью, которая обеспечивает создание материальных благ, необходимых для удовлетворения жизненных потребностей людей, можно
рассматривать как некую структуру, получившую название социально-экономической
сферы.
Обычно социально-философское представление категории «управлять» социальноэкономической сферой связывалось с понятием «править», которое В. И. Даль определял
как «прямить, выпрямлять; исправлять, поправлять; делать правее, прямее, правильнее,
исправнее», а также «исполнять или совершать, соблюдая должное»4, т. е. не выходить за
рамки того, что уже было, сохраняя тем самым стабильность среды обитания людей и соответствующей ей социальной действительности, которые можно объединить понятием
«условия бытия». Стабильность бытия всегда легко увязывалась со смыслом и ценностью
жизни людей в обществе, с проблемами их существования в мире, с самим человеком, его
сущностью и предназначением и полностью определяла устойчивость правления. Само же
правление неизменно исходило из предполагаемого факта о наличии стабильности, означавшего, что закон изменения состояния объекта правления во времени заранее известен, а
1
Даль В. И. Толковый словарь
ОЛМА-ПРЕСС, 2003. – С. 139.
2
Даль В. И. Толковый словарь
ОЛМА-ПРЕСС, 2003. – С. 394.
3
Даль В. И. Толковый словарь
ОЛМА-ПРЕСС, 2003. – С. 613.
4
Даль В. И. Толковый словарь
ОЛМА-ПРЕСС, 2003. – С. 307.
живого великорусского языка. В 4 тт. Т. 4: С – V. – М.:
живого великорусского языка. В 4 тт. Т. 1: А – З. – М.:
живого великорусского языка. В 4 тт. Т. 2: И – О. – М.:
живого великорусского языка. В 4 тт. Т. 3: П – Р. – М.:
3
потому необходимость в обратной связи полностью исключалась. В этой ситуации совершенно понятными являлись утверждения о персонификации правления, о его насильственном характере, о таких его исторических стадиях, как интердикция (подавление, запрещение); инфлюация (влияние), в первую очередь в виде суггестии, т. е. внушения, рациональное регулирование совместных действий, совместного труда людей и т. п.5. Однако на практике «обеспечение постоянства» некоторой величины, некоторого процесса или
явления в меняющихся условиях бытия, в которых закон изменения состояния объекта регулирования во времени всегда заранее не известен, неизменно связывалось с категорией
«регулировать»6, требующей обязательного наличия обратной связи, а категория «управлять» на основе той же обратной связи определялась как «такая организация того или иного процесса, которая обеспечивает достижение определенных целей»7.
Несоответствие социально-философских представлений о категории «править», которая в обществе обозначалась понятием «управлять», имевшим на практике совершенно
иное смысловое наполнение, объясняли особенностью общественных процессов, необходимых для удовлетворения жизненных потребностей людей, а также спецификой «разумного вмешательства индивида в коллективное взаимодействие людей (или пралюдей),
объединенных до той поры самоорганизованным, спонтанным порядком»8. Подобное социально-философское отождествление категории «управлять» с категорией «править»
полностью противоречило мнению известного американского ученого Н. Винера, который
совершенно справедливо утверждал, что управление на основе обратной связи имеет одну
и ту же природу в живых организмах и машинах9.
Действительно, и применительно к живым организмам, и применительно к машинах
сущность категории «управлять» на практике всегда была связана с выявлением рассогласования между управляющим воздействием и полученным результатом и изменением
этого рассогласования в ту или иную сторону (отрицательная или положительная обратная
связь) для достижения поставленной цели и сформулированных с учетом сложившейся
ситуации для ее достижения задач, а категория «регулировать» выступала как частный
случай категории «управлять» и была связана с выявлением рассогласования между регулирующим воздействием и полученным результатом и устранением этого рассогласова5
Гелих О. Я. Управление в социально-философском и социологическом понимании. // Известия РГПУ им. А. И. Герцена: научный журнал № 117, 2009. – С. 119 – 125.
6
Основы автоматического управления / Под ред. В. С. Пугачева. – М.: Государственное
изд-во физико-математической литературы, 1963. – С. 19.
7
Там же. – С. 15.
8
Гелих О. Я. Управление в социально-философском и социологическом понимании // Известия РГПУ им. А. И. Герцена: научный журнал № 117, 2009. – С. 119 – 125.
9
Винер Н. Кибернетика или Управление и связь в живых организмах и машинах, 1948.
4
ния для достижения постоянства некоторой величины, процесса или явления. Поэтому
философия управления, базируясь на философском знании вообще, а также на социальной
философии и на социологии в частности, должна была обязательно при ориентации на меняющиеся условия бытия базироваться так же и на практике, которая является критерием
истины.
Становится понятным, что существующее, но не учитываемое в меняющихся условиях бытия рассогласование между управляющим воздействием и полученным результатом, которому ранее в философских исследованиях не уделялось должного внимания в
предположении об априорном наличии стабильной направленности социальноэкономической сферы, неотвратимо приводило и приводит к весьма значительным и неизбежным потерям для общества. Поэтому в наиболее общих ситуациях, связанных именно
с меняющимися условиями бытия, потребовалось всестороннее рассмотрение философии
управления социально-экономической сферой.
В целом можно сделать вывод, что в настоящее время недостаточно разработана теоретическая и методологическая база философии управления социально-экономической
сферой в меняющихся условиях бытия. Указанное обстоятельство подтверждает целесообразность проведения углубленных исследований именно в этом направлении. Поэтому
новый взгляд на философию управления социально-экономической сферой в таких меняющихся условиях, их формулировку и наполнение новыми и теоретически обобщенными подходами, принципами, категориями, критериями, методами и схемами, позволяющими осуществлять замкнутое (с обратной связью) управление социальноэкономической сферой, следует признать оправданным и актуальным, имеющим дальнейшую теоретическую и практическую перспективу.
Изложенное выше позволяет выявить сложившееся противоречие между наличием
реальных меняющихся условий бытия и используемыми философскими представлениями
о правлении социально-экономической сферой.
Данное противоречие позволяет констатировать наличие философской проблемы,
которая заключается в разработке философии замкнутого (с обратной связью) управления
социально-экономической сферой в меняющихся условиях бытия.
Имеющееся противоречие и существующая научная проблема обусловили выбор темы данного исследования под названием: «Философия теории управления социальноэкономической сферой в «мире изменений» XXI века».
5
Степень разработанности научной проблемы
Философские суждения о замкнутом управлении социально-экономической сферой в
меняющихся условиях бытия в широком общетеоретическом плане должного освещения
не получили, поскольку социальная философия применительно в условиях стабилизации
общественных процессов направляла свои усилия на исследование в основном форм
правления.
Применительно к стабильной направленности социально-экономической сферы и в
ее обоснование Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, И.
Кант, Э. Берк, Г. В. Ф. Гегель, Р. Фон Иеринг, Б. Н. Чичерин, Л. Дюги, Г. Елинек и многие
др. неразрывно связывали правление с властью, которая являлась его формой и определялась как «право, сила и воля над чем-либо, свобода действий и распоряжений, начальствование»10. Идеи о правлении как власти получили свое дальнейшее развитие в начале XX в.
благодаря обобщениям в рамках опытного, технократического и философского подходов,
появившихся в работах Н. А. Витке, А. К. Гастева, П. М. Керженцева, Н. С. Лаврова, М.
Вебера и др.
Обосновывая становление социалистического способа производства, В. И. Ленин
придавал проблеме власти как форме правления «архиважное значение».
В первой половине XX в. появился целый ряд работ таких технократов как Ф. У. Тейлор, А. Файоль, Г. Форд, Г. Эмерсон и др., которые, рассматривая правление в сфере человеческих отношений на производстве с характерным для него отсутствием обратной связи,
стали называть его «управлением».
На философском уровне попытки применить собственно категорию «управлять»
впервые были предприняты французским мыслителем Андре-Мари Ампером в его обширном труде под названием «Очерки по философии наук», в котором в рубрику за номером «83» он поместил предполагаемую им науку, которую он назвал кибернетикой и которая должна была изучать способы управления обществом.
Последующее открытие регуляции на основе принципа «обратной связи» было использовано в 1911 г. А. А. Богдановым при исследовании гомеостаза; в современных терминах этот принцип был сформулирован в 1931 г. основателем биокибернетики П. К.
Анохиным, затем успешно использован в 1947 г. основателем кибернетики Н. Винером, а
в дальнейшем кибернетика получила свое развитие в трудах У. Р. Эшби. Значительный
вклад в формирование этого научного направления внесли работы Г. Паска, С. Вира, а
10
Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 тт. Т. 1: А – З. – М.:
ОЛМА-ПРЕСС, 2003. – С. 226.
6
также советских ученых А. И. Берга, А. Н. Колмогорова, В. М. Глушкова, В. С. Пугачева,
К. А. Пушкова и др.
Исследование проблем правления и управления существенно активизировалось, начиная со второй половины XX в.
Весьма серьезные успехи в развитии технократического подхода к правлению на
производстве были достигнуты В. Н. Андреевым, П. А. Аркиным, С. П. Болотовым, Ю. П.
Васильевым, Ф. Котлером, В. И. Крупновым и Н. А. Крупновой, В. Н. Парахиной и Л. И.
Ушвицким и др.; в формирование кибернетического подхода к управлению значительный
вклад внесли работы Ст. Бира, В. Е. Болнокина и П. И Чинаева, Н. П. Бусленко, В. В. Калашникова и И. Н. Коваленко, А. А. Воронова, К. Х. Гуда и Р. Э. Макола, Д. С. Конторова
и Ю. С. Голубева-Новожилова, А. А. Красовского и Г. С. Поспелова, А. М. Летова, Я. Н.
Ройтенберга и др.; в совершенствование философского подхода к правлению в обществе
привнесли труды В. Г. Афанасьева, который определил правление как «функцию организованных систем (биологических, технических, социальных), обеспечивающую сохранение их структуры, поддержание режима деятельности, реализацию ее программы, цели» и
обеспечил тем самым необходимость существования власти и ее защиту, а также работы
социально-философского характера П. Друкера, Т. Питерса и Р. Уотермана, Дж.
О'Шонесси, связанные с проблемами правления в промышленности в условиях складывающегося либерально-демократического общественного устройства.
Отдельную группу составили труды А. И. Пригожина и Д. М. Гвишиани, которые
посвятили их вопросам «организации и управления» в социуме. Особенность этих работ
состояла в том, что по определению организация  это «стройное целое, состав, общность
орудного устройства»11, а управление  это тоже «организация того или иного процесса,
которая обеспечивает достижение определенных целей»12. Отсюда следовало, что оба
уважаемых автора исследовали одновременно и организацию как структуру, и именно
правление в обществе, которое они обозначали как «управление».
К концу XX в. после издания философского словаря в Ростове-на-Дону появилось
понятие «социального управления», которое предлагало «всегда … учитывать соотношение управленческих усилий власти и собственных внутренних тенденций самоорганизации обществ».
11
Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 тт. Т. 2: И – О. – М.:
ОЛМА-ПРЕСС, 2003. – С. 371.
12
Основы автоматического управления. / Под ред. В. С. Пугачева. – М.: Государственное
изд-во физико-математической литературы, 1963. – С. 15.
7
В это же время в большом количестве стали появляться труды в области «организационно-делового управления» западных специалистов (И. Ансоффа, П. Вейла, Д. Мерсера,
Д. Моутона, С. Н. Паркинсона, Э. Л. Питера, Д. Трейси, Р. Фалмера и др), которые ориентировали читателя на успех в бизнесе. Трудами зарубежных ученых (Г. Тауна, М. Армстронга, Д. Бодди и Р. Пэйтона, У. Бреддика и др.), а также последовавшими за ними работами российских авторов (В. Е. Архипова, В. И. Бовыкина, В. Р. Веснина, И. Н. Герчиковой, В. В. Глухова и др.) в практику вошло понятие «менеджмент» (управление), которое
по схеме правления оказалось связано с организационными технологиями и психологией
отношений между работниками в коммерческих организациях, занимающихся извлечением прибыли.
Конец XX – начало XXI вв. знаменуется изданием в России большого количества работ (И. А. Богачека, А. И. Вдовина, А. П. Двинина, А. А. Лобанова, Е. Н. Князевой, А. А.
Крымова, Ю. А. Лаврикова, А. И. Наумова, А. П. Прохорова, Ю. А. Савельева, П. С. Таранова, В. Е. Хрупкого, О. Я. Гелиха и многих др.), в которых авторы рассматривали проблемы управления в варианте правления применительно к постсоциалистическому способу производства.
Рассмотрение литературных источников, так или иначе связанных со спецификой
практического применения правления и управления, позволяет зафиксировать наличие
технократического подхода к правлению, кибернетического подхода к управлению, философского подхода к правлению в обществе, а также социально-философского подхода к
правлению в промышленности в условиях складывающегося либеральнодемократического общественного устройства, которые, по сути, опровергали Н. Винера,
утверждая наличие совершенно разной природы управления в социуме, «в живых организмах и машинах». Отсюда следует, что вскрытие содержания и формы управления применительно к меняющимся условиям бытия, а также содержания и формы правления как
частного случая управления, осуществляемого в условиях стабилизации социальноэкономической сферы и исходящего из предполагаемого факта о ее стабильности, является чисто философской проблемой, связанной именно с философией управления.
Исследование в рамках социально-философской рефлексии применимости различных подходов к реализации правления социально-экономической сферой, обеспечивающего ее стабилизацию и исходящего из предполагаемого факта о ее стабильности, а также
к управлению ею в меняющихся условиях бытия на основе обратной связи может и в
принципе способно стать основой для адекватного этим условиям понимания содержания
и формы управления.
8
Цель и задачи исследования
Целью настоящей диссертации является создание совокупности теоретических положений, обеспечивающих решение научной проблемы  разработки философских оснований управления социально-экономической сферой в меняющихся условиях бытия.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих основных задач:
1) дать характеристику социально-экономической сферы и ее представление в теориях возникновения государства;
2) выявить сущностные признаки, положенные в основу действующих моделей социально-экономической сферы;
3) представить содержание и форму правления, обеспечивающего жизнедеятельность
общества через обогащение его предприимчивой части;
4) определить перспективы использования известных духовно-нравственных принципов в меняющихся условиях бытия;
5) установить значимость противоречивости духовно-нравственного состояния людей в меняющихся условиях бытия;
6) определить взаимное влияние духовно-нравственной и материально-практической
основ бытия людей в меняющихся условиях бытия;
7) исследовать закономерность изменения эффективности жизнедеятельности первобытнообщинного и классовых обществ в условиях вариации бытия;
8) разработать систему духовно-нравственных принципов при ориентации на меняющиеся условия бытия;
9) обобщить мировоззренческие суждения о собственности и определить вытекающее из него представление о месте управления;
10) разработать модели социально-экономической сферы на основе обобщенного философского суждения о собственности;
11) определить объекты и субъекты управления при ориентации на меняющиеся условия бытия;
12) рассмотреть философские суждения о понятии «метод», определить возможности
диалектических методов и диалектический потенциал используемых на практике критериального метода и метода функциональных характеристик для исследования управления
социально-экономической сферой в меняющихся условиях бытия;
13) разработать диалектическую категориально-сруктурно-системную экспликацию
управления социально-экономической сферой в меняющихся условиях бытия.
9
Решение перечисленных задач можно рассматривать как теоретический результат,
который в меняющихся условиях бытия определяет возможность совершенствования содержания и формы управления социально-экономической сферой и доказывает возможность эволюционного изменения концепции развития российского общества.
Объект исследования
Объектом исследования является социально-экономическая сфера, характеризующая
новую часть представлений о социуме, отношениях в нем, которые связаны с деятельностью, оптимально удовлетворяющей в меняющихся условиях бытия жизненные потребности и общества, и его предприимчивой части.
Предмет исследования
Предметом исследования является основания философии замкнутого управления социально-экономической сферой, определяющие новую сторону отношений в обществе,
возникающих между собственниками и несобственниками при обеспечении жизнедеятельности и общества, и его предприимчивой части.
Методологическая и теоретическая база исследования
В диссертационной работе использовались:
а) методологические и теоретические разработки философии, социальной и реальной
философии, социологии, психологии, логики, интеллектуальной интуиции, мысленного
эксперимента, связанные с анализом общества, местом человека в нем, а также с вопросами обеспечения их жизнедеятельности;
б) общенаучные методы исследования, среди которых можно выделить диалектический, исторический, критериальный, функциональных характеристик и разработанный категориально-структурно-системный;
в) специальные методы исследования, в числе которых следует указать лингвистический, формальную логику, анализ, синтез, теорию множеств, теорию отношений, теорию
управления, теорию регулирования, теорию сложных систем, теорию организации, теорию комплексирования.
Теоретическую основу исследования составили труды российских и зарубежных философов, социологов, политологов, историков, экономистов, математиков, правоведов.
Существенное внимание в работе уделено изучению теоретических и исторических аспектов рассматриваемой темы. С этих позиций и была исследована совокупность философских проблем управления социально-экономической сферой в меняющихся условиях бытия, обеспечивающих оптимизацию интересов и общества, и его предприимчивой части.
10
Научные положения, результаты, выводы и рекомендации
На защиту выносятся следующие научные положения диссертационной работы в
форме научных результатов, ориентированные на меняющиеся условия бытия.
1) На всех стадиях существования людей эффективность их жизнедеятельности всегда выражалась через соответствие введенных определенным образом в обществе во времени, в пространстве и по кругу лиц правил (норм), которые закреплялись в обычаях, ритуалах или в статьях нормативно-правовых актов и являлись своего рода «правовой моделью», призванной обслуживать установленные стабильные общественные отношения, а
также через принятое представление сущностного признака принятых общественных отношений  собственности как отношения собственников и несобственников к объектам
собственности, которое можно рассматривать как своего рода «экономическую модель».
Выявление дефицитарности между ними позволило установить закономерность изменения эффективности жизнедеятельности общества в условиях вариации бытия, заключающуюся в том, что эффективность жизнедеятельности общества возрастает при снижении
уровня дефицитарности экономического представления в правовое представление собственности, обеспечивающего в вариационных условиях бытия управление объектсубъектными отношениями», и определить направление изменения концепции развития
общества.
2) В основе бытия всегда лежала принятая в обществе аксиоматика общественных
отношений, которую при стабильной направленности социально-экономической сферы
составляли духовно-нравственные принципы, обеспечивающие в первобытном обществе
выживание людей, а в классовых обществах  избыточный уровень жизнедеятельности
предприимчивой части общества, уровень жизнедеятельности большинства с учетом его
менталитета, достаточный для извлечения из него прибыли, и стабилизацию таких отношений посредством правления в форме власти, от которых по определению нельзя было
отступить.
При ориентации на меняющиеся условия бытия в основе обеспечения жизнедеятельности и общества, и его предприимчивой части необходимо должна лежать система принципов, базирующаяся на общечеловеческих ценностях и включающая в себя объединенные связями взаимодействующие духовно-нравственные принципы (общежития, свободы,
ответственности, равенства, справедливости, всесторонней защиты обществом и его социальными институтами прав и свобод своих граждан и т. п.), которые обеспечивают интересы и общества, и его предприимчивой части посредством замкнутого (с обратной связью) управления.
11
3) Фундаментальным понятием, на котором базировались и экономические, и хрематистические направления обеспечения жизнедеятельности людей при стабильной направленности социально-экономической сферы всегда было представление о собственности.
Как экономическая категория она появилась вместе с человеческим обществом, и ее развитие прошло длительный исторический путь, который завершился «экономическим» по
Г. В. Ф. Гегелю представлением собственности в виде объектов собственности и «экономико-политическим» по К. Марксу представлением в виде отношения собственников и
несобственников к объектам собственности. Как правовая категория собственность по настоящее время полностью определяется экономическим по Г. В. Ф. Гегелю представлением, которое лишь частично сходно с экономико-политическим по К. Марксу представлением, определяющим только отношение собственников к объектам собственности, что
привело к специфическому смысловому наполнению понятия «распоряжаться», которое
сегодня вместо понятия «владеть» позволяет менять юридическую судьбу объекта собственности.
Ориентация на меняющиеся условия бытия определила необходимость философского обобщения сложившихся мировоззренческих взглядов на собственность. Посылом для
этого стала категория «структура», которая определяется как совокупность некоторых
элементов, групп элементов и отношений (связей) между ними, которые отражают порядок и последовательность их работы. Тогда собственность можно рассматривать как
сложный объект, включающий в себя объекты собственности, субъекты собственности
(собственников, несобственников при отсутствии волеизъявления собственников, несобственников при наличии волеизъявления собственников и согласии несобственников), отношения субъектов собственности к объектам собственности (для собственников  владеть, что неразрывно связано с правом определять их судьбу; пользоваться, т. е. извлекать
пользу из объекта собственности; управлять (распоряжаться), т. е. создавать условия для
извлечения максимально полезных свойств из объекта собственности) и отношения между
субъектами собственности (обменивать, распределять и перераспределять), которые вместе приобретают характер отношений в обществе.
4) Исследование общественных процессов обычно осуществлялось с использованием
формационных моделей, у которых сущностными признаками выступали собственность
как отношение собственников и несобственников к объектам собственности и стабильность, а также цивилизационных, по мнению В. В. Фортунатова, связанных с «качеством
организации людей, наличием государственности»13, и иных социальных моделей, в осно13
Фортунатов В. В. История мировых цивилизаций. – СПб.: Питер, 2011. – С. 11.
12
ве которых, по сути, лежали те же два сущностных признака. Высокий гомоморфизм этих
моделей определялся не только отображением меняющихся условий в виде их стабильного представления, а еще и тем, что они создавались для исследования одних закономерностей, а использовались для обоснования самых разнообразных явлений, процессов, предметных областей, объектов.
Рассмотрение такого рода моделей показало, что они в силу своего гомоморфизма не
применимы для исследования общественных процессов, связанных с меняющимися условиями бытия. Объективное существование иных моделей социально-экономической сферы, в основу которых легло понятие «собственность» с новым структурным наполнением,
включающий объекты и субъекты собственности, отношения между ними, а также отношения между собственниками и несобственниками, вытекает из известного философского
закона — перехода количественных изменений в качественные, согласно которому изменение качества происходит тогда, когда накопление количественных изменений достигает
определенного предела. Это привело к появлению стабильной модели социальноэкономической сферы, объединяющей все формационные и иные аналогичные модели, а
также переходной и эволюционной модели, каждая из которых имеет свои области применения, при этом эволюционная модель с наименьшей степенью гомоморфизма отображает меняющуюся среду обитания и соответствующую ей социальную действительность.
5) При стабильной направленности социально-экономической сферы к объектам
правления относили «объекты различной природы: материальные, социальные и духовные», при этом материальным объектом правления в явной форме являлась земля, в неявной форме  народ, который выступал составной частью земли и обеспечивал в результате своего труда создание прибавочной стоимости для предприимчивой части общества,
формируя тем самым особый «социальный объект» правления, а непосредственно человек
становился «духовным объектом» правления, представляющим собой «совокупность гуманистически ориентированных чувств, представлений, идей, норм, оценок»14, которая,
однако, путем выработки соответствующих условных рефлексов становилась источником
прибавочной стоимости, используемой в основном в интересах частного собственника.
При ориентации на меняющиеся условия бытия, в рамках которых понятия «управлять» и «распоряжаться» являются синонимами, материальные объекты замкнутого
управления (распоряжения) включают в себя землю, являющуюся средой обитания всех
людей, природные ресурсы, выступающие «основой жизни и деятельности народов»,
14
Реалистическая философия: Учебник для вузов / Зобов Р. А., Обухов В. Л., Сугакова
Л. И. и др. / Под ред. В. Л. Обухова. – 3-е изд., перераб. – СПб: СПбГАУ, ХИМИЗДАТ, 2003. –
С. 369.
13
промышленные объекты, которые могут быть объектами частной собственности, если они
не являются «основой жизни и деятельности народов», а также вещь, имущество (вещи) и
материальные блага; объекты замкнутого социального управления (распоряжения)  собственников и работников по найму, участвующих в обеспечении жизнедеятельности и
общества, и его предприимчивой части, а непосредственно человек превращается в «духовный объект» управления, который по тем же основаниям путем выработки соответствующих условных рефлексов становится источником прибавочной стоимости, используемой уже в интересах всего общества. Для обеспечения этого в современных условиях
идеологического господства частной собственности необходим переход по законным основаниям от форм собственности к публичной собственности, что позволяет устанавливать оптимальные возможности использования всех материальных объектов управления
(распоряжения), а уже в их рамках определять оптимальное соотношение между публичной и частной собственностью для максимизации наполнения бюджета.
6) Применительно к стабильной направленности социально-экономической сферы
всегда считалось, что субъектом правления является «всякое лицо», группа «всяких лиц»
или «самость», представляющая собой «внутренний регулирующий центр», которые направляют свое регулирующее действие на объект правления. Такой подход в полной мере
предопределял номенклатуру субъектов правления: например, в рамках автократии  самость императора; в рамках квазидемократии (греч. народное правление)  самость выбранных на выборах президента и т. п., а также лиц, участвующих в правлении (коллективные самости), реализующие в рамках такого правления разомкнутое регулирование:
– каждого отдельного вида деятельности (саморегуляция);
– взаимодействия и кооперирования субъектов частного права;
– взаимодействия субъектов публичного права, одновременно выступающих при
этом в роли юридических лиц.
Ориентация на меняющиеся условия бытия предопределила необходимость использования замкнутого управления (распоряжения). Его субъектами становятся обладающие
достаточной компетенцией в управлении (распоряжении) сами собственники, а также несобственники, которые в соответствии с волеизъявлением собственников и по своему согласию благодаря своим знаниям могут наилучшим образом обеспечить создание условий
для пользования объектами собственности с целью извлечения из них полезных свойств и
для управления (распоряжения) ими для извлечения из них максимально полезных
свойств при реализации:
– каждого отдельного вида деятельности (самоуправление);
14
– взаимодействия и кооперирования всех субъектов частного права, включая и общество;
– взаимодействия субъектов публичного права без права для них одновременно выступать и в роли юридических лиц.
7) Общепринятое мнение о необходимости стабилизации общественных отношений,
включающих в себя сегодня собственность как отношение собственников и несобственников к объектам собственности, а также отношения обмена и распределения, и одновременное априорное предположение об их стабильности всегда ассоциировалось у людей с
полной гарантией выживания и предопределяло использование правления, имеющего содержание разомкнутого регулирования и форму власти. В этих условиях философские
диалектические методы в лучшем случае позволяли выявлять внутренние статические
противоречия, а диалектический потенциал используемого на практике критериального
метода и метода функциональных характеристик оказался весьма низким в силу возможных ошибок в выборе критериев и их функциональных сверток, ошибок в выборе качественных или количественных показателей; при наличии одного объекта исследования
ошибок в установлении пороговых значений показателей, а при наличии нескольких объектов исследования, характеризуемых рядом противоречивых показателей, невозможностью их сравнения (задача Парето).
Применительно к меняющимся условиям бытия фундаментальная идея диалектики,
связанная с выявлением в исследуемом объекте различного рода присущих ему противоречий, приобрела вид диалектической категориально-структурно-системной экспликации
управления (распоряжения), которое включило в себя для выявленного множества внешних и внутренних возмущений четыре уровня:
 категориальный, позволяющий вскрывать несоответствие общепринятого понимания его философскому представлению, которое включает в себя совокупность взглядов,
сложившихся представлений о мире в целом и его законах, обеспечивающих именно стабильную направленность социально-экономической сферы, поскольку, по мнению Д. Писарева, «неправильность употребления слов ведет за собой ошибки в области мысли и потом в практике жизни»;
 морфологический, позволяющий выявить внутренние присущие объекту исследования статические противоречия между его функциональной и организационной структурами;
 системный, позволяющий выявить внутренние присущие объекту исследования
динамические противоречия, которые проявляются только во взаимодействии элементов
друг с другом;
15
 системный, позволяющий выявить внешние присущие объекту исследования динамические противоречия, которые проявляются только во взаимодействии его как целостного объекта с другими целостными объектами.
Здесь каждый из перечисленных уровней исходит из объективно действующих природных или общественных законов, а также из еще не открытых законов, которые в общем
случае применительно к меняющимся условиям бытия выступают в «качестве пределов,
запретов, ограничений, дозволений и позитивных обязываний».
Научная новизна, личный вклад автора в науку
Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что впервые в философии управления при ориентации на меняющиеся условия бытия было установлено:
1) категория «править» социально-экономической сферой в условиях ее стабильной
направленности имеет содержание разомкнутого (без обратной связи) регулирования и
форму власти и по замыслу обеспечивает реализацию хрематистики (за рубежом  это
«политическая экономия», «экономикс», а в РФ  «экономика»), стабилизацию соответствующих общественных отношений в предположении, что после обогащения предприимчивой части общества сразу же наступит благоденствие большинства населения;
2) низкая эффективность жизнедеятельности общества в условиях вариации бытия
при реализации правления раскрывается через наличие возрастающей дефицитарности
экономического представления в правовое представление собственности;
3) новый характер отношений в обществе возможен при изменении аксиоматики общественных отношений, в основу которой должна лечь система принципов, базирующаяся на общечеловеческих ценностях и включающая в себя объединенные связями взаимодействующие духовно-нравственные принципы (общежития, свободы, ответственности,
равенства, справедливости, всесторонней защиты обществом и его социальными институтами прав и свобод своих граждан и т. п.), которые обеспечивают интересы и общества, и
его предприимчивой части;
4) собственность представляет собой сложный объект, включающий в себя объекты
собственности, субъекты собственности, отношения субъектов собственности к объектам
собственности и отношения между субъектами собственности, которые вместе приобретают характер отношений в обществе, а сама структура собственности обобщает представления о ней Г. В. Ф. Гегеля и К. Маркса;
5) использование разработанных для исследования применительно к стабильной направленности социально-экономической сферы одних общественных закономерностей
моделей (формационные модели были специально разработаны К. Марксом для исследо16
вания их важнейшей закономерности — связи способа производства со степенью эксплуатации одних людей другими) с целью изучения других общественных процессов, ориентированных на меняющиеся условия бытия, возможно, если доказана их применимость, в
противном случае необходима разработка иных моделей, позволяющих осуществить такое исследование (стабильной, переходной и эволюционной моделей);
6) новая совокупность материальных объектов замкнутого управления (распоряжения) охватила землю, являющуюся средой обитания всех людей, природные ресурсы, выступающие «основой жизни и деятельности народов», промышленные объекты, которые
могут быть объектами частной собственности, если они не являются «основой жизни и
деятельности народов», а также вещь, имущество (вещи) и материальные блага; новая совокупность социальных объектов замкнутого управления (распоряжения) включила в себя
собственников и работников по найму, участвующих в обеспечении жизнедеятельности и
общества, и его предприимчивой части; новая совокупность объектов замкнутого духовного управления (распоряжения) на основе общечеловеческих ценностей сделала ставку
на выработку соответствующих условных рефлексов человека.
7) новая совокупность субъектов управления включила в себя обладающих достаточной компетенцией в управлении (распоряжении) собственников, а также несобственников,
которые в соответствии с волеизъявлением собственников и по своему согласию благодаря своим знаниям могут наилучшим образом обеспечить создание условий для пользования объектами собственности с целью извлечения из них полезных свойств и для управления (распоряжения) ими для извлечения из них максимально полезных свойств;
8) категория «управлять» социально-экономической сферой в меняющихся условиях
бытия имеет содержание в виде функциональной структуры замкнутого (с обратной связью) управления и форму в виде его организационной (ручной, автоматической и автоматизированной) структуры и является составной частью собственности как сложного объекта.
Полученные научные результата являются личным вкладом автора в философию
теории управления применительно к меняющимся условиям бытия, за исключением установленной закономерности изменения эффективности жизнедеятельности общества в условиях вариации бытия, которое была найдена в соавторстве.
Теоретическая и практическая значимость исследования
Теоретическое значение результатов диссертационной работы заключается:
– в установлении снижения эффективности жизнедеятельности общества с ростом
дефицитарности экономического представления в правовое представление собственности;
17
– представлении собственности в виде сложного объекта, включающего в себя объекты и субъекты собственности, отношения субъектов собственности к объектам собственности и отношения между субъектами собственности, которые вместе приобретают характер отношений в обществе;
– раскрытии сути правления, осуществляемого в условиях стабилизации социальноэкономической сферы с соответствующей аксиоматикой общественных отношений и исходящего из предполагаемого факта о ее стабильности, а потому имеющего своим содержанием разомкнутое регулирование и форму власти, которые в фактически меняющихся
условиях бытия неотвратимо приводили и приводят к весьма значительным и неизбежным потерям для общества;
– разработке применительно к меняющимся условиям бытия основанной на общечеловеческих ценностях аксиоматике отношений в обществе и соответствующей ей категориально-сруктурно-системной экспликации замкнутого управления социальноэкономической сферой, имеющего «одну и ту же природу в живых организмах и машинах».
Практическая значимость настоящего исследования определяется отчетливо выраженным прикладным характером предложенных теоретических положений, которые состоят в использовании в меняющихся условиях бытия разработанной на основе общечеловеческих ценностей аксиоматики отношений в обществе, представлений о собственности
как сложном объекте и определении в нем места управления, а также категориальносруктурно-системной экспликации замкнутого управления социально-экономической
сферой.
Результаты диссертационной работы могут быть использованы:
– в практической деятельности при осуществлении в меняющихся условиях бытия
замкнутого управления социально-экономической сферой по установлению оптимальных
возможностей использования материальных объектов управления (распоряжения) и нахождению в их рамках оптимального соотношения между публичной и частной собственностью для максимизации наполнения бюджета;
– на всех уровнях дальнейшей демократизации общества;
– при подготовке специалистов высшей квалификации;
– при реализации учебного процесса по философии, социальной философии, социологии, политологии, теории управления, государственному и муниципальному управлению, а также при создании учебных и учебно-методических материалов.
18
Научная достоверность
Достоверность полученных в диссертационной работе научных результатов подтверждается:
– использованием совокупной информации о кризисном характере стабильной направленности социально-экономической сферы;
– обоснованным выбором исходных данных для анализа ориентированной на стабильную направленность социально-экономической сферы;
– разработкой специальной аксиоматики отношений в обществе в виде системы духовно-нравственных принципов на основе общечеловеческих ценностей;
– развитием научно-методического подхода, с ориентацией на фактически меняющиеся условия бытия;
– использованием достижений практики управления, а также философии, социальной
философии, истории, анализа, синтеза, теории множеств, теории отношений, теории
управления, теории регулирования, теории сложных систем, теории организации, теории
комплексирования.
– совокупностью теоретических выводов и полученных результатов, востребованных
практической деятельностью российского многонационального народа и его предприимчивой частью.
Апробация и внедрение результатов исследования.
Основные теоретические положения и практические рекомендации, содержащиеся в
настоящем диссертационной работе, докладывались и обсуждались на международных и
российских научно-методических и научно-практических конференциях, а также семинарах:
1) Международной научно-методической конференции «Высокие интеллектуальные
технологии и инновации в национальных исследовательских университетах» (9 – 10 февраля 2012 г. г. Санкт-Петербург) по теме: «Понятие и сущность режимов собственности и
имущественных правоотношений» в соавторстве с В. А. Жуком (объем 1,31 п.л.);
2) Международной научно-практической конференции «Конституционные основы
развития системы права Республики Беларусь в контексте процессов глобализации и региональной интеграции» (7 – 8 ноября 2011 г., г. Минск) по теме: «Структурно-системные
противоречия в российском праве и определяющей его теории» в соавторстве с И. М. Зейналовым (объем 0,56 п.л.);
3) XIV Всероссийской конференции: «Фундаментальные исследования и инновации
национальных исследовательских университетов» (2011 г., г. Санкт-Петербург) по теме:
«О методе выбора сущностных признаков для моделирования социально-экономической
сферы» (объем 0,81 п.л.);
4) Международном агропромышленном конгрессе «Инновации — основа развития
агропромышленного комплекса». (22 – 29 августа 2010 г. г. Санкт-Петербург) по теме:
19
«Дефицитарность экономического и правового представления земельной собственности и
ее влияние на сельскохозяйственное производство» (объем 0,06 п.л.);
5) 45-й военно-научной конференции Михайловской военной академии: «Всестороннее обеспечение боевых действий РВ и А в современных операциях: состояние проблемы
и возможные пути их решения» (24 – 25 октября 2008 г., г. Санкт-Петербург) по теме
«Терроризм на этапе глобализации и способ его «мирного разрешения» (объем 1 п.л.);
6) XV Международной научно-методической конференции: «Высокие интеллектуальные технологии и инновации в образовании и науке» (15 – 16 февраля 2008 г., г. СанктПетербург) по темам: «Правовая конструкция собственности на землю» (объем 0,5 п.л.) и
«Российская земля как объект собственности» (объем 0,69 п.л.) обе в соавторстве с П. А.
Назаровым;
7) Всеармейской научно-практической конференции: «Инновационная деятельность
в Вооруженных Силах Российской Федерации» (22 – 23 ноября 2007 г., г., СанктПетербург) по теме: «Закономерность изменения эффективности жизнедеятельности общества в условиях вариации среды хозяйствования» (объем 0,69 п.л.);
8) XIV Международной научно-методической конференции: «Высокие интеллектуальные технологии и инновации в образовании и науке» (14 – 15 февраля 2007 г., г., СанктПетербург) по теме: «Коллизии содержания и формы права в меняющейся среде хозяйствования» в соавторстве с С. В. Майбурд (объем 0,94 п.л.);
9) Семинаре «Реализация жилищной политики Ленинградской области в 2006 – 2007
гг.» (7 декабря 2006 г., г. Санкт-Петербург) по темам: «Философия соотношения представлений о теории и модели в меняющейся социально-экономической сфере» (объем 0,94
п.л.) и «Социальная конструкция права собственности на землю в России» (объем 0,94
п.л.);
10) Девятой Всероссийской научно-практической конференции. «Актуальные проблемы защиты и безопасности. Военно-морской флот России» (3 – 6 апреля 2006 г., г.
Санкт-Петербург) по темам: «Метод оперативной модернизации структуры комплексов»
(объем 0,56 п.л.) и «Истоки проблемы терроризма и ее бескровное разрешение» в соавторстве с А. Н. Афониным и Г. А. Артюховым (объем 1 п.л.);
11) II научно-практической конференции: «Реализация государственной жилищной
политики в Ленинградской области. Особенности осуществления в ходе преобразования
системы муниципального управления» (7 декабря 2005 г., г. Санкт-Петербург) по теме:
«Государственная жилищная политика» и ее публичные перспективы» в соавторстве с
В. В. Матвеевым (объем 1 п.л.);
12) Всероссийской заочной научно-практической конференции: Безопасность: образование, управление». «Проблемы высшего профессионального образования и подготовки
кадров» (октябрь 2005 г., г. Санкт-Петербург) по темам: «Терроризм как социальное явление и вариант его мирного разрешения» (объем 1 п.л.) и «Морфология глобализации»
(объем 0,91 п.л.);
13) Первой международной научно-практической конференции «Исследование, разработка и применение высоких технологий в промышленности». (31 мая – 2 июня 2005г.,
г. Санкт-Петербург) по теме: «Структурно-системное комплексирование информационнотехнических средств загоризонтной радиолокации СВЧ-диапазона» (объем 0,38 п.л.);
14) VIII Всероссийской конференции по проблемам науки и высшей школы. «Фундаментальные исследования в технических университетах» (26 – 27 мая 2004 г., г. Санкт20
Петербург) по теме: «Реформирование представлений о собственности – мирный способ
решения проблемы терроризма» (объем 1,88 п.л.);
15) IХ Всероссийской конференции по проблемам науки и высшей школы. «Фундаментальные исследования в технических университетах». «Национальная безопасность»
(18 – 19 мая 2005 г., г. Санкт-Петербург) по темам: «Понятие метода в философии и его
роль в обеспечении национальной безопасности» (объем 0,63 п.л.) и «Управление хрематистическо-экономической сферой в условиях общества, государства, «реформирования»
и «глобализации» (объем 0,88 п.л.);
16) VII Всероссийской научно-технической конференции по проблемам науки и
высшей школы. «Фундаментальные исследования в технических университетах» (20 – 21
июня 2003 г., г. Санкт-Петербург) по темам: «Диалектический подход к содержанию и
форме права на этапе реформирования российской экономики» (объем 0,88 п.л.) и «Право
собственности, общество и государство на этапе реформирования российской экономики»
(объем 1 п.л.);
17) Всероссийской (межведомственной) конференции по проблемам повышения устойчивости функционирования системы образования в чрезвычайных ситуациях мирного
и военного времени (18 – 22 декабря 2002 г., г. Санкт-Петербург) по теме: «Модели развития экономики и их влияние на устойчивость экономико-правового процесса на этапе реформирования» (объем 1 п.л.);
18) VII ежегодных научных чтениях памяти первого декана факультета профессора
Ю. В. Пашкуса (2002 г., г. Санкт-Петербург) по теме «Экономико-правовое представление
собственности в системе государственного и муниципального управления на этапе реформирования российской экономики» (объем 0,31 п.л.);
19) VI Всероссийской конференции по проблемам науки и высшей школы. «Фундаментальные исследования в технических университетах» (6 – 7 июня 2002 г., г. СанктПетербург) по темам: «Структурное обеспечение национальной безопасности единства
экономического права и законодательства на этапе реформирования российской экономики» (объем 0,5 п.л.); «Национальная безопасность отношения собственности на этапе реформирования российской экономики» (объем 0,5 п.л.); «Система экономико-правовых
принципов обеспечения национальной безопасности на этапе реформирования российской экономики» (объем 0,5 п.л.);
20) Межвузовской конференции «Экономическая безопасность: экономико-правовые
проблемы» (7 мая 2002 г., г. Санкт-Петербург) по темам: «Экономико-правовая безопасность собственности и ее обеспечение на этапе реформирования российской экономики»
(объем 0,81 п.л.); «Экономико-правовые принципы при обеспечении экономической безопасности на этапе реформирования российской экономики» (объем 0,68 п.л.).
Отдельные теоретические положения и практические рекомендации, содержащиеся в
настоящем диссертационной работе, были внедрены:
– в научном открытии:
1) Домаков В. В., Чернолес В. П. Диплом № 33 – S на открытие «Закономерность изменения эффективности жизнедеятельности общества в условиях вариации среды хозяйствования» от 23. 11. 2007 г., г. Москва. Регистрационный № 445;
– авторских свидетельствах:
21
1) Домаков В. В., Гарнатко Ю. Н., Ивановский Л. В. и др. Авторское свидетельство на
изобретение «Устройство для принятия решения при управлении боевыми средства кораблей» № 241724 от 01.09.1986 г.;
2) Домаков В. В., Жирнов М. А., Максимов Г. И. Авторское свидетельство на изобретение «Устройство для управления автоматизированными системами противовоздушной
обороны» № 93799 от 01.03.1976 г.;
– научно-исследовательских работах:
1) Домаков В. В., Гуменюк В. И., Дубаренко К. А и др. Отчет о научноисследовательской работе на закрытую тему. – СПбГПУ, 2006. Инв. СПбГПУ. № Н-2541с.
– 174 с.
2) Домаков В. В., Гуменюк В. И., Дубаренко К. А и др. Отчет о научноисследовательской работе на закрытую тему. – СПбГПУ, 2006. Инв. СПбГПУ. № Н-2540
с. – 95 с.;
3) Домаков В. В., Гуменюк В. И., Дубаренко К. А и др. Разработка основных подходов (способов и методов) предупреждения и противодействия терроризму в образовательных учреждениях по направлениям деятельности и формам безопасности при организации
противодействия кризисным ситуациям, в том числе терроризму в образовательных учреждениях Минобрнауки России / Заключительный отчет о научно-исследовательской работе «Проблемы защиты системы образования Минобрнауки России от проявления кризисных ситуаций». Книга 1. – СПбГПУ. 2005. НИК 22-82 № 141300502 2005. – 314 с.;
4) Домаков В. В., Гуменюк В. И., Дубаренко К. А и др. Разработка основных подходов (способов и методов) предупреждения и противодействия терроризму в образовательных учреждениях по направлениям деятельности и формам безопасности при организации
противодействия кризисным ситуациям, в том числе терроризму в образовательных учреждениях Минобрнауки России / Промежуточный отчет о научно-исследовательской работе «Проблемы защиты системы образования Минобрнауки России от проявления кризисных ситуаций». – СПбГПУ, 2005. НИК 22-82 № 1413005022005. – 332 с.;
5) Домаков В. В., Гуменюк В. И., Дубаренко К. А и др. Разработка основных подходов (способов и методов) предупреждения и противодействия терроризму в образовательных учреждениях по направлениям деятельности и формам безопасности при организации
противодействия кризисным ситуациям, в том числе терроризму в образовательных учреждениях Минобрнауки России / Заключительный отчет по научно-исследовательской работе «Проблемы защиты системы образования Минобрнауки России от проявления кризисных ситуаций». Книга 2. – СПбГПУ, 2005. НИК 22-82 № 1413005022005. – 380 с.;
6) Домаков В. В., Иванов Б. В., Илларионов Б. П. и др. Анализ управленческой деятельности и обоснование предложений по автоматизации процесса управления обследуемой в/части 73639 / Научно-технический отчет по научно-исследовательской работе №
899-УД/1. «Создание комплекса программных средств для общестроительного УНР, разработка функциональной, алгоритмической и технической структур АСУ строительного
управления округа с применением ПЭВМ типа IBM», Шифр «Округ». Этап 1.2 // Частный
отчет, шифр «Округ – 73639». Предпроектное обследование базовых подразделений войсковой части 73639 и выработка заключения о степени компьютеризации управленческого
процесса. (Ответственный исполнитель).  Пушкин: Пушкинское высшее военное инженерное строительное училище, 1990. Инв. ПВВИСУ №11861/1. – 150 с.
22
7) Домаков В. В., Антонов Б. К., Иванов Б. В. и др. Анализ результатов предпроектного обследования и выработка предложений по совершенствованию системы управления
в/части 73639 и ее автоматизации / Научно-технический отчет по этапу научноисследовательской работы № 899-УД/1, шифр «Округ». «Создание комплекса программных средств для общестроительного УНР, разработка функциональной, алгоритмической
и технической структур АСУ строительного управления округа с применением ПЭВМ
типа IBM». Этап 1.2. Предпроектное обследование базовых подразделений  войсковой
части 73639 и выработка заключения о степени компьютеризации управленческого процесса. – Пушкин: Пушкинское высшее военное инженерное строительное училище, 1990.
Инв. ПВВИСУ №11862/1 – 343 с.
8) Домаков В. В., Иванов Б. В., Илларионов Б. П. Анализ управленческой деятельности и обоснование предложений по автоматизации процесса управления обследуемой 850
В/базы» / Научно-технический отчет по научно-исследовательской работе № 899-УД/1.
«Создание комплекса программных средств для общестроительного УНР, разработка
функциональной, алгоритмической и технической структур АСУ строительного управления округа с применением ПЭВМ типа IBM», шифр «Округ». Этап 1.2. «Предпроектное
обследование базовых подразделений /850 Военная база/ и выработка заключения о степени компьютеризации управленческого процесса». Частный отчет, шифр «Округ – 850
В/база».  Пушкин: Пушкинское высшее военное инженерное строительное училище,
1990. Инв. ПВВИСУ №11952/1.  134 с.
9) Домаков В. В., Иванов Б. В., Илларионов Б. П. Анализ результатов предпроектного обследования и выработка предложений по совершенствованию системы управления
850 Военной базы и ее автоматизации / Научно-технический отчет по этапу научноисследовательской работы № 899-УД/1. «Создание комплекса программных средств для
общестроительного УНР, разработка функциональной, алгоритмической и технической
структур АСУ строительного управления округа с применением ПЭВМ типа IBM», шифр
«Округ». Этап 1.2. «Предпроектное обследование базовых подразделений  850 Военной
базы – и выработка заключения о степени компьютеризации управленческого процесса». –
Пушкин: Пушкинское высшее военное инженерное строительное училище, 1990. Инв.
ПВВИСУ №11953/1. – 337 с.
– учебной и научно-исследовательской деятельности Санкт-Петербургского государственного политехнического университета,
о чем имеются Акты внедрения.
Диссертационная работа является философским обобщением полученных автором теоретических результатов и их практического внедрения в период 19842013 гг.
Структура диссертации
Содержание диссертации обусловлено наличием требующих философского обобщения насущных проблем управления, которое в обществе приобрело характер правления в
форме власти, поставленной на этой основе целью и сформулированными для ее достижения задачами, спецификой объекта и предмета, а также логикой исследования.
23
Работа состоит из введения, четырех глав, объединяющих 16 параграфов, заключения, списка литературы и перечня используемых сокращений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования, устанавливается
степень разработанности научной проблемы, формулируются цель и задачи диссертации,
определяются объект и предмет исследования, приводится методологическая и теоретическая база исследования, фиксируются и аргументируются положения, выносимые на защиту, отмечается научная новизна работы и личный вклад автора в науку, обосновывается
теоретическая и практическая значимость диссертационной работы, а также приводятся
данные по апробации результатов исследования.
В главе 1 «Управление социально-экономической сферой как объект философской рефлексии» описываются приемы осознания предпосылок и форм познавательной
деятельности и знания, а также его содержания и методов отображения социальноэкономической сферы в теориях возникновения государства, приводятся сущностные признаки, положенные в основу действующих моделей социально-экономической сферы,
описывается содержание и форма управления, обеспечивающего жизнедеятельность общества через обогащение его предприимчивой части, и определяется философская проблематика управления социально-экономической сферой при ориентации на меняющуюся
среду обитания и соответствующую ей социальную действительность.
В 1.1 «Характеристика социально-экономической сферы и ее отображение в
теориях возникновения государства» дается определение социально-экономической
сферы как структуры, включающей социум, отношения в нем, связанные с деятельностью,
которая обеспечивает создание материальных благ, необходимых для удовлетворения
жизненных потребностей людей. Подчеркивается, что реальная среда обитания людей и
соответствующая ей социальная действительность формируют меняющиеся условия бытия, в которых человек может гарантированно выживать только сообща, взаимодействуя с
другими людьми. Отсюда на основе анализа различных определений понятия «общество»
предлагается понимать под ним совокупность людей, имеющих не только постоянную и
объективную заинтересованность друг в друге, но и возможность осуществления в той или
иной степени интересов каждого из них. Такой подход позволил рассмотреть соотношения общих и индивидуальных интересов и показал, что в первобытном обществе их «гармоничное сочетание» приводило к простой «организованности» общества, а в классовых
обществах  к «специальной организованности», которая получила сначала название
πόλιζ, а затем «государство», обеспечивающее «гармоничное сочетание» антагонистиче24
ских интересов, возникающих между обществом и обогащающейся за его счет предприимчивой частью.
Для исследования сочетания таких антагонистических интересов гуманитарная наука
выдвинула целый ряд теорий развития общества. К их числу в основном были отнесены
теории возникновения государства: экономическая (классовая), а также естественноправовая, органическая, психологическая и теория насилия, причем все кроме классовой
теории полностью исключили из рассмотрения его предприимчивую часть. В рамках всех
этих теорий самые различные формы государства во все времена обеспечивали интересы
предприимчивой части общества, поддерживали существование большинства с учетом его
менталитета на уровне, достаточном для извлечения из него прибыли, и стабилизировало
такую ситуацию, в предположении, что после обогащения предприимчивой части общества сразу же наступит всеобщее благоденствие. Совершенствование «специальных организованностей» общества осуществлялось постоянно, но всегда было направлено только
на улучшение условий обогащения предприимчивой части общества, которое осуществлялось либо за счет населения своей страны, а в последнее время  и за счет населения
других стран.
В 1.2 «Сущностные признаки, положенные в основу действующих моделей социально-экономической сферы» было показано, что исторически сложившиеся в теориях возникновения государства гомоморфные представления о социально-экономической
сфере, неизменно формировались на основе исследования ее моделей, под которыми всегда понималось некоторое отображение каким-либо способом меняющихся условий бытия в главных, сущностных, определяющих ее признаках. Определяющими среди моделей
социально-экономической сферы стали именно модели общественно-экономической
формации, которые были специально разработаны К. Марксом для исследования важнейшей закономерности общественных отношений  связи способа производства со степенью эксплуатации человека человеком. Введенное для этого понятие «общественноэкономическая формация» охватило способ производства, включивший в себя «производственные отношения и производительные силы»; общественный строй, представляющий
собой «совокупность производственных отношений, их систему …» и надстройку, объединившую «общественные идеи (политические, правовые, научные, религиозные и т. д.) и
соответствующие им организации и учреждения», которые все вместе обеспечивали стабильное выживание при первобытнообщинном строе и стабильное сосуществование общества и его предприимчивой части в условиях антагонистических противоречий. Двойное применение в составе общественно-экономической формации такого элемента как
«производственные отношения»; включение в состав общественных отношений собст25
венности как отношения собственников и несобственников к объектам собственности, а
также отношения обмена, распределения; использование в составе и способа производства, и общественного строя  указанного выше элемента собственности и отождествление
«совокупности производственных отношений» с их «системой», которые являлись принципиально разными категориями, привело к весьма высокому гомоморфизму этих моделей, но никак не повлияло на исследование К. Марксом установленной им закономерности. Изучение моделей общественно-экономической формации показало, что у них в качестве специфических сущностных признаков были использованы два: собственность как
отношение собственников и несобственников к объектам собственности и стабильность,
которые позволили конкретизировать суть всех в настоящее время известных шести стабильных моделей общественно-экономической формации с различными способами реализации указанных общественных отношений:
 первобытнообщинную модель, сущностью которой было то, что в ней никого невозможно было заставить быть рабом;
 классовую рабовладельческую модель, сущностью которой было то, что в ней
имелись рабы, которых надо было кормить, поить, одевать и заставлять работать;
 классовую феодальную модель, сущностью которой было то, что в ней имелись работники  крепостные крестьяне, которые кормили, поили, одевали себя сами, но всетаки их надо было заставлять работать;
 классовую капиталистическую модель, сущностью которой было то, что в ней работники сами приходили в рабство, сами себя кормили, поили, одевали и сами себя заставляли работать;
 классовую социалистическую (коммунистическую) модель, сущностью которой
было то, что в ней работники сами приходили в рабство, сами себя кормили, поили, одевали, сами заставляли себя работать, сами считали себя свободными от гнета капиталистов и
им это все нравилось;
 классовую постсоциалистическую модель, сущностью которой является то, что в
ней работники сами приходят в рабство, сами себя кормят, поят, одевают, сами заставляют
себя работать, сами считают себя освободившимися от гнета партийно-бюрократического
аппарата и им это все очень нравится.
В 1.3 «Содержание и форма управления, обеспечивающего жизнедеятельность
общества через обогащение его предприимчивой части» отмечено принципиальное
отличие по содержанию и по форме понятия «управлять» и понятия «править», которое,
по сути, тождественно разомкнутому (без обратной связи) регулированию, применяемому
только в условиях, когда закон изменения состояния объекта регулирования во времени
26
заранее известен (стабилен). Отмечено, что полученные О. Я. Гелихом результаты по исследованию «управления и насилия»15 направлены на стабилизацию социальноэкономической сферы, исходят из нее и имеют весьма узкую область применения, которая
связана именно с правлением, обеспечивающим жизнедеятельность большинства через
обогащение его предприимчивой части. Установлено, что формой реализации правления в
социуме выступает власть, под которой понимается «право, сила и воля над чем-либо, свобода действий и распоряжений, начальствование». Подтверждением этому являются работы немецкого философа М. Вебера, который весьма подробно проанализировал легитимные типы власти, исходя из возможных (типичных) «мотивов повиновения». Неоднократно отмечая их неустойчивость и слабость, он предложил различать легальный тип, использующий в качестве «мотива уступчивость», патриархальный тип, в основе которого лежала традиционная вера в священность издревле существующих порядков и харизматический тип, который связывался с экстраординарной способностью индивида.
С критической позиции рассмотрена предложенная Аристотелем и развитая Дж.
Локком и Ш. Л. Монтескье идея о разделении целого  власти на ветви, которые, решая
единые «властные» задачи по обеспечению возможности для предприимчивой части общества получать прибыль (наживу) за счет большинства, могут выступать добросовестными «оппонентами» и не станут «договариваться друг с другом». Надуманность и наивность этой идеи полностью подтвердила практика и приведенные исторически сложившиеся модификации правления в форме власти: «коллективное правление» общественной
жизнью; правление в облике государственной власти, в основе которого лежала монархическая власть; правлением в облике государственной власти, в основе которого лежала
республиканская (выборная) власть).
В 1.4 «Философская проблематика управления социально-экономической сферой при ориентации на меняющуюся среду обитания и соответствующую ей социальную действительность» показано, что несоответствие меняющихся условий бытия
содержанию и форме сложившихся в предположении о стабильной направленности социально-экономической сферы представлений о правлении стало источником возникающих
при этом философских проблем управления.
В главе 2 «Применение духовно-нравственных схем правления к меняющимся
условиям бытия» установлено, что стабилизация социально-экономической сферы,
обеспечивающая для предприимчивой части общества возможность получать прибыль за
счет большинства, основывалась на соответствующих модификациях духовно15
Гелих О. Я. Управление и насилие: социально-философский анализ. – СПб.: ООО
«Книжный Дом», 2004.
27
нравственных методов, которые исходили из диалектики духовно-нравственного и материально-практического развития общества.
В 2.1 «Перспективы использования известных духовно-нравственных принципов в меняющихся условиях бытия» показано, что стабильная направленность социально-экономической сферы всегда базировалась на обеспечивающих ее специальных совокупностях духовно-нравственных принципов, которые «представляли собой «основополагающие идеи, от которых нельзя было отступить». Они являлись производными духовнонравственного развития людей применительно к существовавшим условиям бытия и отражали в стабильной первобытнообщинной модели интересы семьи, рода, племени, а в
рамках стабильных классовых моделей  интересы и потребности предприимчивой части
общества и закономерности развития в этих условиях социума. По своей сути они определяли только отношение к сложившейся социально-экономической сфере и к процессу ее
регулирования, в рамках которого обязанности были абсолютны, права  относительны,
при фактическом отсутствии ответственности, которую все с удовольствием брали на себя. Типичным обоснованием невозможности использования иных подходов к формированию таких совокупностей принципов в классовых обществах считались трудности в использовании таких понятий как, например, свобода, равенство, справедливость и т. п. при
обеспечении политической власти господствующего класса, которые по этой причине были подменены соответственно на такие понятия как «социальная свобода», «равноправие»,
«социальная справедливость» и т. п. Изложенное показывает, что такая аксиоматика,
обеспечивающая стабилизацию общественных отношений и исходящая из нее, не имеет
перспективы в меняющихся условиях бытия.
В 2.2 «Значимость противоречивости духовно-нравственного состояния людей
в меняющихся условиях бытия» было установлено, что при стабильной направленности
социально-экономической сферы обеспечение жизнедеятельности человека и общества в
целом всегда инициировалось противоречивостью их духовно-нравственного состояния,
их неудовлетворенностью во взаимоотношениях с окружающим материальным миром.
Источниками такой противоречивости и неудовлетворенности являлась совокупность позитивных и негативных:
1) духовных факторов: умственных возможностей, знаний и навыков, восприятия,
ощущений, наблюдательности, памяти, мышления, идеалов, мировоззренческих и нравственных установок, веры, неудовлетворенности, мотивации, воли, чувств, страсти, эмоций,
равнодушия, эгоизма, лжи, зла и т. д.;
2) духовно-телесных факторов: моральной и физической силы, доброты и ненависти, милосердия и жестокости, насилия, войн и мира и т. д.;
28
3) природно-телесных факторов: здоровья и болезни, голода и сытости, страха (ужаса) и умиротворения, враждебности (агрессивности) и дружелюбия, патриотизма и т. д.
Эти факторы давали возможность формироваться потребностям человека, общества в целом и его предприимчивой части, устанавливать цели, намечать пути и средства их достижения, формулировать с учетом ситуации задачи и разрабатывать способы их решения,
что нашло свое отражение и в философии идеализма (объективного и субъективного, в
философии жизни, экзистенциализме, психоанализе, неофрейдизме и т. д.), и в философии
материализма, направившего свои усилия на «изменение мира» и дополнившего сложившиеся представления о духовной противоречивости натуры такими ее характеристиками о
«материальной определенности» как структурность, отражение, информация и др. Отсюда
следует, что противоречивость духовно-нравственного состояния людей в целом, исходящая из противоречивой природы состояния «души и тела», «бытия и сознания» человека,
общества, его предприимчивой части определяет фактические посылы (определение целей
и задач с учетом сложившихся обстоятельств) их деятельности и в меняющихся условиях
бытия, которые становятся действительно движущей силой материально-практической
деятельности людей.
В 2.3 «Взаимное влияние духовно-нравственной и материально-практической
основ существования людей в меняющихся условиях бытия» было выявлено, что характерная для стабильной направленности социально-экономической сферы противоречивость духовно-нравственного состояния людей не только инициировала их материальнопрактическую деятельность, но в тоже время, с одной стороны, характеризовала состояние
человека, общества и отношения людей в социуме, а, с другой стороны, одновременно
обусловливала взаимодействие людей между собой и с окружающим миром при создании
материальных благ, которое исходило из таких узловых составляющих, как:
 уровень противоречивости духовно-нравственного состояния человека и общества,
соответствующий идее стабилизации социально-экономической сферы;
 используемая стабильная модель среды обитания;
 конфликтный характер материально-практической деятельности людей и т. п.
При этом если состояние человека и отношения людей в обществе определялось конкретным телесным организмом со своей психической целостностью, то взаимодействие людей
между собой и с окружающим миром в этих условиях имело многоуровневое представление и включало в себя:
 биосоциальную природу «человека разумного», которая охватывала естественнобиологическую и социально-культурную области;
29
 психику человеческой природы, «возвышающейся до духовности», в основе которой лежал темперамент;
 пассионарную сущность человека, которая потенциально заложена в каждом человеке, но «актуализируется лишь у натур творческих, страстных, одаренных»;
 космопланетарную, связанную с существованием «живого космического пространства» концепцию В. П. Казначеева, которая «объясняла природу человеческого интеллекта
как космического разума.
Переориентация мировоззрения на реальные меняющиеся условия бытия открыла
новые стороны взаимного влияния духовно-нравственной и материально-практической
основ бытия людей, которые уже совсем в ином варианте проявляются в их отношениях к
природе, к объектам собственности, друг к другу. Так применительно к природе это означает, прежде всего, ее сохранение и дальнейшее развитие, при котором траты энергии на
поддержание структуры должны обязательно превышать ее затраты на рост продукции;
применительно к объектам собственности любой человек должен рассматриваться как
личность, находящаяся в неразрывном отношении с принадлежащей ему от рождения невыделенной долей в обеспечивающей его жизнедеятельность публичной собственности, а
затем  как личность, которая находится в неразрывном отношении с принадлежащими
ей от рождения или приобретенными частной собственность; наконец применительно к
отношениям людей друг с другом они будут проявляться в их участие в производстве, обмене, распределении и перераспределении материальных благ.
Характер таких отношений в полной мере определяет и природу взаимодействия людей с природой, с объектами собственности и друг с другом, которая придает системам
«люди – природа», «люди – объекты собственности», «человек – люди» целостные
(эмерджентные) свойства, которыми каждый из них в отдельности обладать не могли. На
практике характер их взаимодействия определяют по множеству статических срезов реальных условий бытия, которые позволяют составить достаточно полную картину таких
взаимодействий.
В главе 3 «Мировоззренческая активация социально-философских компонентов при ориентации на меняющиеся условия бытия» описана выявленная закономерность изменения эффективности жизнедеятельности в условиях вариации бытия; обоснована исходящая из общечеловеческих ценностей аксиоматика отношений в обществе,
обобщены известные представления о собственности как сущностном признаке известных
общественных отношений и разработано новое представление о собственности как сложном объекте, включающем в себя объекты и субъекты собственности и отношения между
ними, а также отношения между собственниками и несобственниками, которые позволили
30
установить место отношения «управлять» в структуре собственности, а также разработаны
модели социально-экономической сферы на основе собственности как сложного объекта.
В 3.1 «Закономерность изменения эффективности жизнедеятельности первобытнообщинного и классовых обществ в условиях вариации бытия» показано, что
жизнедеятельность людей обеспечивалась либо посредством экономики, которую Ксенофонт определил как «искусство ведения домашнего хозяйства», либо посредством хрематистики (за рубежом  это «политическая экономия», «экономикс», а в РФ  «экономика»), которую Аристотель связал с «искусством наживать богатство и делать деньги»
предприимчивыми людьми. На всех этапах такого стабильного обеспечения жизнедеятельности наблюдалось несоответствие введенных определенным образом в обществе
правил (норм), которые являлись своего рода «правовой моделью», призванной обслуживать установленные стабильные общественные отношения, и принятого представления
сущностного признака принятых общественных отношений  собственности, которое
можно рассматривать как своего рода «экономическую модель». Именно отсутствие или
недостаточность правил (норм), призванных обеспечить обычаи, а также права, обязанности и ответственность собственников и корреспондирующие им обычаи, а также обязанности, права и ответственность несобственников приводили к дефицитарности указанных
правовой и экономической моделей и становилось причиной уникальных духовных коллизий, когда, например, в России собственник, которому «принадлежало право владения,
пользования, распоряжения своим имуществом», мог «передавать другим лицам, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом».
При ориентации на меняющиеся условия бытия устранение такой дефицитарности
обеспечивается:
– для собственников — правом владеть, т. е. иметь в своей собственности, называть объекты собственности по праву своими, что непосредственно связано с правом определять их юридическую судьбу; правом пользоваться, т. е. получать, извлекать пользу
из объекта собственности и правом управлять (распоряжаться), т. е. создавать условия
для извлечения максимально полезных свойств из объекта собственности; обязанностью
нести бремя по содержанию принадлежащих ему объектов собственности и не нарушать
права третьих лиц и ответственностью за неисполнение обязанностей, ненадлежащую
реализацию своих прав и исполнение обязанностей;
– для несобственников при отсутствии волеизъявления собственника — обязанностью не владеть, не пользоваться, не управлять (не распоряжаться), не нарушать
права собственников и третьих лиц; правом не нести бремя по содержанию принадлежа31
щих собственнику объектов собственности; ответственностью за неисполнение обязанностей, ненадлежащую реализацию своих прав и исполнение обязанностей;
– для несобственников при наличии волеизъявлении собственников и согласии
такого несобственников — правом пользоваться, управлять (распоряжаться) переданными ему собственником объектами собственности для наиболее полного удовлетворения
потребностей собственника; обязанностью нести оговоренное с собственником бремя по
содержанию переданных ему объектов собственности, не нарушать права собственника и
третьих лиц; ответственностью за неисполнение обязанностей, ненадлежащую реализацию своих прав и исполнение обязанностей.
С учетом изложенного формула открытия была принята в следующем виде: «Установлена неизвестная ранее закономерность изменения эффективности жизнедеятельности
общества в условиях вариации среды хозяйствования, заключающаяся в том, что эффективность жизнедеятельности общества возрастает при снижении уровня дефицитарности
экономического представления в правовом представлении собственности, обеспечивающего в вариационной среде хозяйствования управление объект-субъектными отношениями»16.
В 3.2 «Разработка системы духовно-нравственных принципов при ориентации
на меняющиеся условия бытия» рассмотрены варианты совершенствования «специальных организованностей» общества («реформирование в рамках государства» и «глобализация»). Показано, что такое их совершенствование по-прежнему направлено только на
обеспечение интересов предприимчивой части общества, поддержание жизнедеятельности большинства с учетом его менталитета на уровне, достаточном для извлечения из него
прибыли, и стабилизацию такой ситуации.
При ориентации на меняющиеся условиях бытия изменение концепции обеспечения
жизнедеятельности и общества, и его предприимчивой части становится возможным при
переходе на новую аксиоматику отношений в обществе, основу которой составляет система духовно-нравственных принципов, включающая в себя следующие взаимосвязанные и
взаимодействующие:
 принцип общежития, который определяет «предел, постановленный свободе воли
или действий», и общества, и его предприимчивой части;
16
Домаков В. В., Чернолес В. П. Диплом № 33 – S на открытие «Закономерность изменения эффективности жизнедеятельности общества в условиях вариации среды хозяйствования»
от 23. 11. 2007 г., г. Москва. Регистрационный № 445.
32
 принцип свободы, представляющий собой в рамках принятого в обществе общежития возможность реализовывать «свою волю, простор, действовать по-своему», характеризующийся «отсутствием стеснения, неволи, рабства, подчинения чужой воле»;
 принцип ответственности, определяющий в рамках принятого в обществе общежития «необходимость, обязанность отвечать за свои действия, поступки, быть ответственным за них» при несоблюдении предписаний принятых правил поведения;
 принцип сочетания в рамках принятого в обществе общежития прав, обязанностей
и ответственности, выражающийся в возможности в рамках прав пользоваться определенными социальными благами, выполнять обязанности по совершению общественнополезных действий (функций) и нести контролируемую обществом ответственность за их
нарушение;
 принцип равенства, означающий в рамках принятого в обществе общежития «одинаковость, полное сходство по количеству и по качеству» в правах и одинаковость, полное
сходство по качеству в ответственности при наличии различных обязанностей;
 принцип справедливости, представляющий собой в рамках принятого в обществе
общежития «действующую беспристрастность, но в соответствии с истиной, направленную на осуществление правильных насущных задач»;
 принцип гуманизма, означающий в рамках принятого в обществе общежития «человечность, благодушие, человеколюбие, милосердие, любовь к ближнему»;
 принцип всесторонней защиты обществом и его социальными институтами прав и
свобод своих граждан.
Предложенная система духовно-нравственных принципов представляет собой функционирующий во внешней среде эмерджентный объект, который в полной мере отвечает
и глобальным системным, и внутрисистемным принципам, обретает системное единство,
получает возможность развития, становится совместимым и открытым, что позволяет решать и вопросы его стандартизации.
В 3.3 «Обобщение мировоззренческих суждений о собственности и вытекающих
из него представлений о месте управления» показано, что в условиях стабильной направленности социально-экономической сферы и экономическое по Г. В. Ф. Гегелю представление собственности в виде совокупности объектов собственности, и экономикополитическое по К. Марксу осмысление собственности в виде отношения собственников и
несобственников к объектам собственности обеспечивали фактически только интересы
собственников и весьма односторонне определяли содержание собственности. На недостаточность и изъяны такого понимания собственности, но со своих позиций, в свое время
указывали, например, И. Г. Фихте и Б. Н. Чичерин.
33
Ориентация на меняющиеся условия бытия позволила использовать в качестве устанавливающей категории понятие «структура», под которой обычно понимают совокупность некоторых элементов, групп элементов и отношений (связей) между ними, и дать
новое представление собственности как сложного объекта, который включает в себя объекты собственности, субъекты собственности, а совокупность отношений между ними
представляют собой:
 отношения собственников и несобственников к объектам собственности;
 отношения несобственников к объектам собственности при наличии волеизъявления собственников и согласии на их использование несобственников;
 отношения между собственниками и несобственниками по поводу объектов собственности.
Указанные отношения приобретают общепринятый смысл, при котором, в структуре
собственности, в частности, отношение «владеть» позволяет определять юридическую
судьбу объектов собственности, а отношение «управлять» («распоряжаться») связано с
созданием условий для извлечения максимально полезных свойств из объекта собственности без права определять их судьбу.
В 3.4 «Разработка моделей социально-экономической сферы на основе обобщенного философского суждения о собственности» отмечается, что постоянное, навязчивое
стремление предприимчивой части общества к стабилизации, обеспечивающей ей гарантированную возможность получать прибыль, привело к отображению общественных процессов в виде формационных, цивилизационных и иных моделей, в основе которых лежали два сущностных признака: собственность как отношение собственников и несобственников к объектам собственности и стабильность.
Ориентация на меняющиеся условия бытия показала, что отображение социальноэкономической сферы может быть реализовано на основе философского закона о переходе
количественных изменений в качественные с использованием только одного сущностного
признака  собственности, которая представляет собой сложный объект, включающий в
себя объекты и субъекты собственности и отношения между ними, а также отношения
между собственниками и несобственниками. С учетом глубины качественных изменений
можно выделить «стабильную» модель, объединяющую все стабильные формационные и
иные модели, переходную и эволюционную модель, которая с наименьшим уровнем гомоморфизма отображает меняющиеся условия бытия.
В главе 4 «Философская природа управления социально-экономической сферой
в меняющихся условиях бытия» определены применительно к указанным условиям
объекты и субъекты управления, рассмотрены возможности известных диалектических
34
методов, а также диалектический потенциал используемых на практике критериального
метода и метода функциональных характеристик для исследования управления социально-экономической сферой; разработана диалектическая категориально-сруктурносистемная экспликация управления социально-экономической сферой.
В 4.1 «Экспликация объектов управления при ориентации на меняющиеся условия бытия» установлено, что при стабильной направленности социальноэкономической сферы в рамках сложившегося философско-социального подхода объектами правления считались объекты различной природы: материальные, которые без конкретизации выступали, по сути, в качестве объектов программного регулирования и использовались преимущественно в интересах предприимчивой части общества; социальные, которые включали в себя многонациональный народ как особый объект собственности, создающий в результате его эксплуатации предприимчивой частью общества для нее
прибавочную стоимость, и духовные, которые были связаны непосредственно с человеком, являющимся источником прибавочной стоимости.
При ориентации на меняющиеся условия бытия несовместимое с использованием
понятия «править, которое имеет содержание программного регулирования и форму власти, понятие «управлять» («распоряжаться») имеет характерную для него обратную связь.
С учетом этого к материальным объектам управления (распоряжения) следует отнести
землю, являющуюся средой обитания и «основой жизни и деятельности народов»; природные ресурсы, которые также являются «основой жизни и деятельности народов»; промышленные объекты, которые могут быть объектами частной собственности, если они не
являются «основой жизни и деятельности народов»; вещь, имущество (вещи), материальные блага, которые могут быть объектами и частной, и публичной собственности, представляющую собой по действующему законодательству «объекты общей собственности,
круг участников которых законом не ограничен», а потому может быть распространен и
на все общество; к объектам замкнутого социального управления (распоряжения)  собственников и работников по найму, участвующих в обеспечении жизнедеятельности; к
объектам замкнутого духовного управления (распоряжения)  человека, а также дополнительно к ним материальные условия бытия и качественно-количественное соотношение
между объектами публичной и частной собственности, которое позволяет говорить об оптимальных между ними пропорциях, обеспечивающих максимальное наполнение бюджета.
В 4.2 «Экспликация субъектов управления при ориентации на меняющиеся условия бытия» отмечено, что в условиях стабильной направленности социальноэкономической сферы субъектом правления являлось «всякое лицо», группа «всяких лиц»
35
или «самость», которые направляли свое регулирующее действие на объект правления.
Это позволяло говорить о «подчинении объектов целям и правилам субъекта, которые задавались заранее, а в наиболее важных областях формулировались как законы», при этом
субъект правления всегда реализовывал «во-первых, ординацию, т. е. упорядочивание
элементов … или приведение их к заданному извне порядку, выраженному в правиле или
в законе, во-вторых, координацию, т. е. согласование действий элементов в процессе достижения извне поставленных цепей, в-третьих, субординацию, т. е. подчинение одних
элементов … другим и их вместе  субъекту правления. В общем случае на этой основе в
полной мере или с определенными ограничениями, например, в рамках автократии правил
князь, герцог, царь, король, шах, император; а в рамках квазидемократии  выбранные на
выборах президент, глава правительства, генеральный секретарь первый секретарь и т. п.,
при этом в реализации правления участвовали многие. Последние образовывали социальные институты, которые представляли собой «определенные формы организации и регулирования общественной жизни, упорядочивающие отношения между свободными социальными субъектами и обеспечивающие устойчивость экономических отношений и общественной жизни в целом» — ее стабильную направленность» посредством разомкнутого (программного) регулирования общественных отношений при реализации:
– каждого отдельного вида деятельности (саморегуляция);
– взаимодействия и кооперирования субъектов частного права;
– взаимодействия субъектов публичного права, одновременно выступающих при
этом в роли юридических лиц.
При ориентации на меняющиеся условия бытия используется понятие «управлять»
(«распоряжаться»), которое имеет характерную для него обратную связь и на морфологическом уровне включает в качестве субъектов управления либо обладающих достаточной
компетенцией собственников, либо имеющие соответствующую подготовку и знания в
области управления (распоряжения) несобственников. Реализация такого управления
(распоряжения) обеспечивается новыми социальными институтами, которые представляют собой форму организации, упорядочивающую посредством замкнутого управления
(распоряжения) отношения в обществе, при реализации:
– каждого отдельного вида деятельности (самоуправление);
– взаимодействия и кооперирования всех субъектов частного права, включая и общество;
– взаимодействия субъектов публичного права без права для них одновременно выступать и в роли юридических лиц.
36
В 4.3 «Философские суждения о понятии «метод» и возможностях диалектических методов для исследования управления социально-экономической сферой в меняющихся условиях бытия» рассмотрены сложившиеся в обществе представления о категории «метод», который означает «путь к чему-либо, прием или образ действий», и современная философская интерпретация этого понятия, которая определяет метод через
понятие способ, являющийся его синонимом, через «систему принципов», через «закон
науки» и т. п., которые несут совершенно иную общепринятую смысловую нагрузку. С
учетом изложенного можно утверждать, что диалектический метод (способ) в философии
не имел однозначного представления: философы разных философских течений и школ
подходили к пониманию диалектики с неодинаковых позиций, что приводило к образованию целого спектра различных мнений (диалектики философов древнего мира; идеалистической диалектики Г. В. Ф. Гегеля и других немецких идеалистов конца XVIII – начала
XIX в.; диалектики революционных демократов XIX в. и марксистскую диалектику). Тем
не менее, среди множества мнений реализация правления социально-экономической сферой, обеспечивающая ее стабилизацию и исходящая из предполагаемого факта о ее стабильности, предопределила сначала содержание диалектики как искусства ведения полемики, которое затем трансформировалась в метод (способ) исследования в стабильных условиях явлений, процессов, предметных областей, объектов, «вскрывающий внутренние
присущие им противоречия». Отсюда следует, что использовать возможности диалектики,
ориентированной только на выявление присущих исследуемому объекту статических противоречий, для исследования управления динамичной социально-экономической сферой
не представляется возможным.
В 4.4 «Диалектический потенциал используемых на практике критериального
метода и метода функциональных характеристик при исследовании управления социально-экономической сферой в меняющихся условиях бытия» показано, что разработанные на основе сложившихся представлений о диалектике применительно к стабильной направленности социально-экономической сферы и критериальный метод, и метод
функциональных характеристик не только перенесли на себя присущие ей недостатки,
связанные с выявлением только статических противоречий, но в силу своей специфики
еще больше их усугубили. Это определялось единой сущностью обоих методов, вытекающей из противоречия полученного результата поставленным целям и сформулированным с учетом условий бытия для их достижения задачам, и обеспечивалось в критериальном методе через понятие «критерий», который выражался через интересуемую характеристику (свойство) исследуемого объекта, а в методе функциональных характеристик через понятие «функциональная характеристика», являющейся своего рода обобщением
37
практических требований к объектам исследования, которые должны были быть всегда
эффективны, надежны, иметь хорошее качество управления, быть помехозащищенными,
устойчивыми, не отличаться значительной сложностью.
В общем случае численным выражением и критериев, и функциональных характеристик были количественные показатели, которые обычно использовались в комбинации
количественного показателя, соответствующего выбранному в качестве основного критерия или функциональной характеристики, и различных вариантов ограничений, накладываемых на количественные показатели, соответствующие остальным критериям или
функциональным характеристикам. Использование обоих методов было возможно только
в статике при наличии не менее двух объектов исследования, а при наличии одного исследуемого объекта требовались значительные затраты для обоснования порогового значения
количественного показателя, в отношении которого делалось суждение о положительном
или отрицательном результате оценки. Отсюда следует, что использовать такой диалектический потенциал и критериального метода, и метода функциональных характеристик для
исследования управления социально-экономической сферой в динамически меняющихся
условиях бытия не представляется возможным.
В 4.5. «Диалектическая категориально-сруктурно-системная экспликация
управления социально-экономической сферой в меняющихся условиях бытия» отмечено, что ограниченное использование в условиях стабильной направленности социально-экономической сферы фундаментальной идеи диалектики, связанной с выявлением в
исследуемом объекте только присущих ему статических противоречий, позволило распространить эту идею на меняющиеся условия бытия и связать ее с выявлением всего множества возможных противоречий в объектах исследования. Суть такого подхода состоит в
выявлении четырех уровней представления любого объекта исследования:
 категориального, позволяющего вскрывать несоответствие общепринятого понимания его философскому представлению, которое включает в себя совокупность взглядов,
сложившихся представлений о мире в целом и его законах, обеспечивающих именно стабильную направленность социально-экономической сферы, поскольку, по мнению Д. Писарева, «неправильность употребления слов ведет за собой ошибки в области мысли и потом в практике жизни»;
 морфологического, позволяющего выявлять внутренние присущие ему статические
противоречия, которые возникают между его функциональной и организационной структурами;
38
 системного, позволяющего выявлять присущие ему динамические противоречия,
которые проявляются только во взаимодействии составляющих его элементов друг с другом;
 системного, позволяющего выявлять внешние присущие ему динамические противоречия, которые проявляются только во взаимодействии его как целостного объекта с
другими целостными объектами,
при этом каждый из перечисленных уровней исходит из объективно действующих природных или общественных законов, а также из еще не открытых законов, которые в общем случае применительно к меняющимся условиям бытия выступают в «качестве пределов, запретов, ограничений, дозволений и позитивных обязываний».
На категориальном уровне при стабильной направленности социальноэкономической сферы понятие «управлять» отличалось многообразием представлений и
определялась на философском уровне как «функция организованных систем (биологических, технических, социальных), обеспечивающая сохранение их структуры, поддержание
режима деятельности, реализации ее программы, цели», а при ее практическом использовании  или как «процесс переработки информации», или как «целенаправленное информационное воздействие одной системы на другую с целью изменения ее поведения в
определенном направлении», или как «упорядоченные действия, направленные на достижение целей в соответствии с располагаемыми ресурсами» и т. п., которые, однако, оставляли за бортом сущность понятия «управлять» и не позволяли отличить его от понятий
«править», «регулировать» и т. п.
Меняющиеся условия бытия потребовали конкретизации сущности категории
«управлять», которая состоит в выявлении рассогласования между управляющим воздействием и полученным результатом и изменении этого рассогласования в ту или иную сторону (отрицательная или положительная обратная связь) для достижения поставленной
цели и сформулированных с учетом сложившейся ситуации для ее достижения задач, а
также сущности категории «регулировать», которая является частным случаем категории
«управлять» и состоит в выявлении рассогласования между регулирующим воздействием
и полученным результатом и устранении этого рассогласования для достижения поставленной цели по обеспечению постоянства некоторого процесса или некоторой физической
величины и сформулированных с учетом сложившейся ситуации для ее достижения задач.
Определяющим в этих категориях является наличие именно обратной связи, без которой управлять (регулировать) в принципе нельзя (замкнутый вариант), за исключением
единственного случая, когда закон изменения состояния объекта управления (регулирования) во времени заранее известен и практически не зависит от результатов управления (ре39
гулирования), а зависит только от управляющих (регулирующих) действий (разомкнутый
или программный вариант). Применительно к социуму предполагаемая возможность стабильного обеспечения жизнедеятельности общества через обогащение его предприимчивой части и одновременно исходящая из предполагаемого факта о наличии такой стабильности полагала, что закон изменения состояния такого объекта управления во времени заранее известным и превращала управление в социуме в программное регулирование, которое определяло содержание категории «править» и его форму в виде власти. Отсюда
следует, что при ориентации на меняющиеся условия бытия выявление на категориальном
уровне присущих понятию «управлять» социально-экономической сферой противоречий
будет обусловливаться его новой сущностью, превращающей управление в замкнутое.
На морфологическом уроне несоответствие функциональной и организационной
структур управления социально-экономической сферой могло возникнуть между субъективным отображением в сознании конкретного человека в виде образов функциональной
и организационной структур, между их отображением в сознании в виде образов разных
людей, а также в ситуациях, когда, организационная структура уже создана, а функции
операционных объектов не определены.
Поскольку при стабильной направленности функциональная структура управления
социально-экономической сферой вообще не рассматривалась, то применительно к меняющимся условиям бытия функциональную структуру замкнутого управления социально-экономической сферой можно определить как некоторую совокупность, элементами
которой являются функции или группы функций, выступающие как «направленные воздействия» и отношения между ними, которые отражают порядок и последовательность их
реализации и включают в себя следующие взаимосвязанные функции:
1) добыть информацию для формирования замысла на замкнутое управление социально-экономической сферой;
2) сформировать замысел, включающий:
2.1) сформулировать цель управления;
2.2) поставить задачи применительно к данным условиям бытия
2.3) спрогнозировать последствия от реализации сформулированных целей и поставленных задач;
2.4) сопоставить спрогнозированные результаты с поставленными задачами: при несовпадении уточнить или изменить задачи, а при совпадении перейти к п. 2.5);
2.5) сопоставить спрогнозированные результаты с поставленными целями: при несовпадении уточнить или изменить цели, а при совпадении перейти к п. 2.6);
40
2.6) спланировать работы (распределить имеемые силы и средства для решения поставленных задач на заданном временном интервале);
3) непрерывно собирать данные об «информации состояния», которая включает в себя совокупность сведений о состоянии своих сил и средств и состоянии условий бытия, в
которых они используются;
4) непрерывно обрабатывать собранные данные об информации состояния;
5) проанализировать (сравнить) информацию состояния и возможности объекта
управления: при наличии неудовлетворительных результатов анализа возвратиться к п. 3),
в противном случае перейти к п. 6);
6) принять решение;
7) довести принятое решение до объектов управления;
8) исполнить принятое решение объектом управления;
9) установить соответствие между планом и реально полученными результатами: при
несоответствии  перейти к п. 2.6) и изменить план, в противном случае перейти к п. 10);
10) установить соответствие между реально полученными результатами и задачами,
поставленными на концептуальном уровне: при несоответствии  перейти к п. 2.2) и
уточнить или изменить задачи, в противном случае перейти к п. 11);
11) установить соответствие между реально полученными результатами и целями,
сформулированными на концептуальном уровне: при несоответствии  перейти к п. 2.1)
и уточнить или изменить цели концептуального уровня, в противном случае перейти к п.
12);
12) зафиксировать факт реализации оперативного управления социальноэкономической сферой и перейти к п. 1).
Практическим воплощением функциональной структуры является организационная
структура, которая определяется как совокупность операционных объектов, групп операционных объектов с отношениями (связями) между ними, которые отражают порядок и
последовательность их работы.
При стабильной направленности социально-экономической сферы акцент обычно
делался только на организационном представлении структуры управления, включающей в
себя три операционных объекта, к числу которых относили субъект управления, объект
управления и связи между ними.
Использование принципов разделения труда и специализации в меняющихся условиях бытия позволило возложить на операционные объекты выполнение соответствующих
групп функций, в результате чего организационная структура управления социальноэкономической сферой стала включать в себя источник информации, орган принятия ре41
шения и объект управления. В результате, если в меняющихся условиях бытия все функции выполняют люди, то организационная структура является замкнутой ручной (неавтоматизированной); если все функции выполняют технические средства, то организационная
структура является замкнутой автоматической; если же функции выполняют люди совместно с техническими средствами, то организационная структура является замкнутой автоматизированной.
Наконец, системный уровень представления управления социально-экономической
сферой при ориентации на меняющиеся условия бытия направлен на выявление в динамике внутренних и внешних, присущих ему противоречий.
Ориентация на меняющиеся условия бытия показала, что внутренние динамические
противоречия проявляются только при взаимодействии элементов рассматриваемых
функциональной и организационной структур друг с другом, а внешние  при взаимодействии исследуемого целостного объекта с другими целостными объектами. Выявление
такого рода динамических противоречий естественно связать с системным уровнем представления управления социально-экономической сферой. В его основе лежит понятие
«система», которую Л. фон Берталанфи определил как совокупность «взаимодействующих элементов», которая и определяет диалектику внутренних и внешних динамических
противоречий.
В то же время, очевидно, что прямая практическая реализация такого рода взаимодействий элементов и целостных объектов представляет собой серьезные трудности, а потому имеет смысл исследовать весь объем внутренних и внешних противоречий управления социально-экономической сферой на множестве определяющих такую динамику статических срезов, рассматривая реакцию взаимодействующих соответственно элементов и
целостных объектов на всевозможные варианты их работы, при этом, чем больше будет
мощность множества рассматриваемых вариантов в каждом срезе, тем достовернее будет
полученный результат, а значит с большей гарантией будут устранены в результате такого
исследования присущие им внутренние и внешние динамические противоречия.
В Заключении подведены итоги проведенного исследования, сформулированы основные выводы и обобщенные предложения.
Публикации
Основные теоретические положения и практические рекомендации содержатся в
публикациях автора, ставших базой для философского обобщения представлений об
управлении в обществе, и опубликованы в 34 монографиях, из которых 7 выполнены в соавторстве общим объемом 532,39 п.л. (лично 500,19 п.л.), 1 учебном пособии, выполнен42
ном в соавторстве, общим объемом 6,06 п.л. (лично 3,03 п.л.), 36 научных статьях, из которых 18 выполнено в соавторстве, общим объемом 27,19 п.л. (лично 21,14 п.л.), в том числе
из 36 научных статей 24 научные статьи, из которых 11 выполнено в соавторстве, и 1 научно-техническая статья, также выполненная в соавторстве, опубликованы в ВАКовских
изданиях, общим объемом 0,25 п.л. (лично 0,13 п.л.).
Монографии
1) Домаков В. В. Теория комплексирования в маркетинге медицинских товаров и услуг. – СПб.: Издательство РНИИ «Электронстандарт» изд-во, 1995. – 313 с.;
2) Домаков В. В., Соколов Д. В. Методология количественного анализа структур хозяйственных объектов. – СПб.: изд-во СПбГУЭФ, 1998. – 163 с.;
3) Домаков В. В. Правовая база реформирования российской экономики. – СПб.: издво СПбГУЭФ, 2001. – 81 с.;
4) Домаков В. В., Соколов Д. В. Методология количественного синтеза структур хозяйственных объектов на этапе реформирования российской экономики. – СПб.: изд-во
СПбГУЭФ, 2002. – 203 с.;
5) Домаков В. В. Гражданско-правовые проблемы реформирования российской экономики и методы их решения. – СПб.: изд-во СПбГУЭФ, 2002. – 364 с.;
6) Домаков В. В. Право собственности на этапе реформирования российской экономики. – СПб.: изд-во СПбГПУ, 2003. – 380 с.;
7) Домаков В. В. Историческая ретроспектива государственного управления в России,
его прогнозирование и построение в моделях развития экономики. – СПб.: Изд-во
СПбГПУ, 2004. – 353 с.;
8) Домаков В. В. Диалектика на этапе реформирования российской экономики. –
СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2004. – 208 с.;
9) Домаков В. В., Матвеев В. В. Правовые основы Российского государства. – СПб.:
Медиа-Центр «Фокус» Факультета Безопасности СПбГПУ, 2004. – 226 с.;
10) Домаков В. В. Антропологические аспекты проблемы управления социальноэкономическим развитием в условиях глобализации и реформирования. – СПб.: Изд-во
СПбГПУ, 2005. – 377 с.;
11) Домаков В. В. Теория права собственности в условиях реформирования. Т. I. –
СПб.: НТЦ КСБО ИВТОБ СПбГПУ, 2005. – 266 с.;
12) Домаков В. В. Теория права собственности в условиях реформирования. Т. II. –
СПб.: НТЦ КСБО ИВТОБ СПбГПУ, 2005. – 165 с.;
13) Домаков В. В. Методология комплексирования информационно-технических
средств загоризонтной радиолокации. – СПб.: Изд-во ВАС, 2005. – 279 с.;
14) Домаков В. В. Правомочия собственника в меняющейся среде хозяйствования. –
СПб.: НП «Стратегия будущего», 2006 – 248 с.;
15) Домаков В. В. Статистическая оценка методов обеспечения экономико-правовой
безопасности предприятия. – СПб.: НП «Стратегия будущего», 2007. – 105 с.;
16) Домаков В. В. Онтология истории методов государственного управления в России. – СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2008. – 267 с.;
43
17) Домаков В. В., Федоренко И.В. Организация управления имущественным комплексом РФ при ориентации на меняющуюся среду хозяйствования. – СПб.: Изд-во СПб
НПО «Стратегия будущего», 2009. – 174 с.;
18) Домаков В. В., Резванов Д. М. Национальная безопасность: структурно-системное
комплексирование средств загоризонтной радиолокации сантиметрового диапазона с использованием «волнопроводящих трубок». – СПб.: Изд-во СПб «Стратегия будущего»,
2010. – 282 с.;
19) Домаков В. В., Использование структурно-системного метода для защиты энергетических народно-хозяйственных объектов. СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2010. – 181 с.;
20) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы.
Книга 1. Моделирование, аксиоматика и методы обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2011. – 172 с.;
21) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы.
Книга 2. Экономика как искусство обеспечения жизнедеятельности семьи и жизнедеятельности афинских граждан за счет рабовладельческого государства. – СПб.: Изд-во
«Стратегия будущего», 2011. – 114 с.;
22) Домаков В. В. Теория права на основе сущностного признака общественных отношений — собственности (на примере Российской Федерации). – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2011. – 356 с.;
23) Домаков В. В. Философские аспекты управления социально-экономической сферы в меняющихся условиях хозяйствования. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2012.
– 301 с.;
24) Домаков В. В., Аташикова М. А. Проблемы использования объектов федеральной
собственности в субъекте РФ  Ленинградской области и методы их разрешения. – СПб.:
Изд-во «Стратегия будущего», 2012. – 147 с.;
25) Домаков В. В., Лапин Н. Н. Структурно-системные методы формирования и оптимального размещения имущественного комплекса ВМФ на территории РФ. – СПб.:
Изд-во «Стратегия будущего», 2012. – 168 с.;
26) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы /
Книга 3. Хрематистика как искусство обеспечения жизнедеятельности в классовых обществах. Часть I. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2013. – 287 с.;
27) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы /
Книга 3. Хрематистика как искусство обеспечения жизнедеятельности в классовых обществах. Часть II. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2013. – 419 с.;
28) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы /
Книга 3. Хрематистика как искусство обеспечения жизнедеятельности в классовых обществах. Часть III. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2013. – 404 с.;
29) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы /
44
Книга 3. Хрематистика как искусство обеспечения жизнедеятельности в классовых обществах. Часть IV. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2013. – 482 с.;
30) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы /
Книга 3. Хрематистика как искусство обеспечения жизнедеятельности в классовых обществах. Часть V. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2013. – 303 с.;
31) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы /
Книга 3. Хрематистика как искусство обеспечения жизнедеятельности в классовых обществах. Часть VI. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2013. – 436 с.;
32) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы /
Книга 3. Хрематистика как искусство обеспечения жизнедеятельности в классовых обществах. Часть VII. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2013. – 369 с.;
33) Домаков В. В. Экономико-хрематистическая теория обеспечения жизнедеятельности общества и его предприимчивой части в моделях социально-экономической сферы /
Книга 3. Хрематистика как искусство обеспечения жизнедеятельности в классовых обществах. Часть VIII. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2013. – 237 с.;
34) Домаков В. В. Философия управления социально-экономической сферой в условиях изменений бытия XXI века. – СПб.: Изд-во «Стратегия будущего», 2013. – 237 с.;
Учебные и учебно-методические пособия:
1) Домаков В. В., Матвеев В. В. Правовые аспекты государственного и муниципального управления: Учебное пособие. – СПб.: НП «Стратегия будущего», 2007. – 100 с.;
Научные статьи, опубликованные в журналах из списка ВАК:
1) Домаков В. В., Кадулин В. Е. Определение оптимального состава и видов радиоэлектронных средств для оснащения морских судов // БАУ «Судостроение». Серия 4. Выпуск 11, ЦНИИ «Румб», 1984.;
2) Домаков В. В. Эволюция методов оценки организационной структуризации хозяйственных объектов // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов». № 4, 1998. – С. 31 – 43;
3) Домаков В. В. Онтология права и экономики на этапе реформирования: соотношение и взаимозависимость // Философия права № 1(3), 2001. – С. 23 – 28;
4) Домаков В. В. Онтология понятий функции права и нормы права на этапе реформирования российской экономики // Философия права № 1(7), 2003. – С. 27 – 34;
5) Домаков В. В. Публичная собственность — способ решения национального вопроса // «Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов» № 1, 2004. –
С. 1 – 21;
6) Домаков В. В. Диалектика экономики, управления, права и государства на этапе
реформирования российской экономики // Юрист-Правовед № 1 (8), 2004. – С. 5 – 10;
7) Домаков В. В. Зейналов И. М. Принципы права — основа защиты прав человека //
Вопросы гуманитарных наук № 6 (15), 2004. – С. 163 – 171;
8) Домаков В. В. Зейналов И. М. Перспективы «земельной собственности» на этапе
реформирования российской экономики // Вопросы гуманитарных наук, № 6 (15), 2004. –
С. 205 – 213;
45
9) Домаков В. В. Метод функционального синтеза. // Центральный справочноинформационный фонд МО РФ 16.06.05 г. Инв. № А28409. Указатель поступлений депонированных рукописей. Серия А. Выпуск № 3(88). – М.: ЦВНИ МО РФ, 2005;
10) Домаков В. В. Зейналов И. М. Право собственности на землю в современной России. // Аграрное и земельное право № 10, 2005. – С. 60 – 69;
11) Домаков В. В. Зейналов И. М. Борьба с терроризмом в современном обществе и
взаимосвязь принципов права собственности на землю / Вопросы гуманитарных наук, №
5, 2005 // Юридические науки. Теория и история права и государства; история учений о
праве и государстве. – С. 192 – 200;
12) Домаков В. В. Зейналов И. М. Эволюция правовой конструкции земельной собственности в современной России / Вопросы гуманитарных наук, № 5, 2005 // Юридические
науки. Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. – С.
201 – 206;
13) Домаков В. В. Зейналов И. М. Противоречия экономики и права в современной
России // Аграрная наука № 6, 2005. – С. 12 – 14;
14) Домаков В. В. Зейналов И. М. Противоречия в экономике агропромышленного
комплекса // Аграрная наука № 12, 2005. – С. 9 – 10;
15) Домаков В. В. Статья на закрытую тему // Сборник научных трудов ВоенноМорской академии. Часть 1. – СПб.: изд-во ВМА им. Н. Г. Кузнецова, 2008. – 487 с., Инв.
ВМА № 430770 с. – С. 37 – 45;
16) Домаков В. В., Скугаров С. И. Статья на закрытую тему // Сборник научных трудов Военно-Морской академии. Часть 1. – СПб.: изд-во ВМА им. Н. Г. Кузнецова, 2008. –
487 с., Инв. ВМА № 430770 с. – С. 27 – 36;
17) Домаков В. В., Скугаров С. И. Статья на закрытую тему // Сборник научных трудов Военно-Морской академии. Часть 1. – СПб.: изд-во ВМА им. Н. Г. Кузнецова, 2008. –
487 с., Инв. ВМА № 430770 с. – С. 46 – 56;
18) Домаков В. В. Оценка продуктивности приватизации объектов государственной и
муниципальной собственности и перспективы экономико-хрематистической оптимизации
// Научно-технические ведомости СПбГПУ Том 2. № 6. Экономические науки. – СПб.:
изд-во СПбГПУ. – 2009. – С. 21 – 28;
19) Домаков В. В. Национальная безопасность: способ ликвидации материальных основ коррупции // Научно-технические ведомости СПбГПУ Том 1 (114). Экономические
науки. – СПб.: изд-во СПбГПУ. – 2011. – С. 246 – 254;
20) Домаков В. В. Российский терроризм как крайнее выражение национального вопроса и экономический способ его устранения // Научно-технические ведомости СПбГПУ
Том 3 (125). Экономические науки. – СПб.: изд-во СПбГПУ. – 2011. – С. 199 – 209;
21) Домаков В. В. Варианты сущностных признаков для моделирования социальноэкономической сферы // Научно-технические ведомости СПбГПУ Том 6 (137). Экономические науки. – СПб.: изд-во СПбГПУ. – 2011. – С. 20 – 26;
22) Домаков В. В., Кожурин А. Я. Характеристика меняющейся социальноэкономической сферы и ее влияние на формирование общества и его «специальных организованностей» // Известия Санкт-Петербургского государственного аграрного университета, № 26. – Пушкин: изд-во СПбГАУ. – 2012. – С. 463 – 467;
46
23) Домаков В. В. Понятие и сущность правовых режимов демократического использования собственности при ориентации на меняющуюся среду хозяйствования // Республика Беларусь, Минск: Право.by;
24) Домаков В. В. Демократические правовые режимы управления (распоряжения) и
пользования объектами собственности при ориентации на меняющуюся среду хозяйствования // Республика Беларусь, Минск: Право.by;
Научно-техническая статья, опубликованная в журналах из списка ВАК:
25) Домаков В. В., Белов Е. П. К вопросу стандартизации принципов комплексирования радиоэлектронных средств корабля. // Вопросы кораблестроения. Серия: Стандартизация и метрология. Выпуск № 13. 1985. – С. 30 – 33.
Научные статьи:
26) Домаков В. В. Соотношение российской экономики и права на этапе реформирования // Проблемы управления развитием социально-экономических систем: Сборник научных трудов. Выпуск 4. Под ред. А. Д. Евменова. – СПб.: изд-во Государственного Комитета РФ по кинематографии, Министерства профессионального образования, СанктПетербургского государственного университета кино и телевидения, СанктПетербургского государственного университета экономики и финансов, 1999. – С. 15 – 22;
27) Домаков В. В. Характер взаимозависимости российской экономики и права на
этапе реформирования // Проблемы управления развитием социально-экономических систем: Сборник научных трудов. Выпуск 4. Под ред. А. Д. Евменова. – СПб.: изд-во Государственного Комитета РФ по кинематографии, Министерства общего и профессионального образования, Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов.
1999. – С. 22 – 26;
28) Домаков В. В., Соболь И. О. Метод функциональной суперпозиции — как метод
построения функциональной структуры // Экономическая кибернетика: системный анализ
в экономике и управлении: Сборник научных трудов. Выпуск № 2.Под ред. Д. В. Соколова
и Н. Н. Погостинской. – СПб.: изд-во СПбГУЭФ. 2000. – С. 17 – 26;
29) Домаков В. В., Соболь И. О. Организация взаимодействия функциональной
структуры хозяйственного объекта с конкурентами // Экономическая кибернетика: системный анализ в экономике и управлении: Сборник научных трудов. Выпуск № 2. Под
ред. Д. В. Соколова и Н. Н. Погостинской. – СПб.: изд-во СПбГУЭФ. 2000. – С. 190 – 207;
30) Домаков В. В. Терроризм и решение проблемы национальной безопасности России // Вестник ИВТОБ № 3, 2004. – С. 15 – 27;
31) Домаков В. В. Зейналов И. М. Борьба с терроризмом — борьба за собственность
на территорию, землю и ее «богатства» / Гуманизм и право // СПб.: Изд-во СанктПетербургского государственного аграрного университета, 2004. – С. 4 – 17;
32) Домаков В. В., Афонин А. Н. Терроризм и собственность // Адвокатский Петербург № 1 (33), 2006. – С. 8;
33) Домаков В. В. Зейналов И. М. Земельная собственность на этапе реформирования
аграрного сектора Российской Федерации // Сборник научных трудов: «Научное обеспечение развития АПК в условиях реформирования». – СПб.: СПбГАУ – 2006. – С. 234 –
248;
47
34) Домаков В. В., Дубаренко К. А. Коллизии комплектования Вооруженных Сил РФ
и способ их преодоления на основе нового представления о собственности / Национальная
безопасность // Труды СПбГТУ № 505, 2007 г. – С. 12 – 16;
35) Домаков В. В. Трансформация при ориентации на меняющуюся среду хозяйствования действующих диалектических методов обеспечения жизнедеятельности общества в
диалектический структурно-системный метод // Национальная безопасность и стратегическое планирование. № 1 (1), 2013. – С. 44–51;
36) Домаков В. В. Противоречивость духовно-нравственного состояния человека и
общества в условиях стабильной направленности социально-экономической сферы как
движущей силы их материально-практической деятельности // Национальная безопасность и стратегическое планирование. № 1 (1), 2013. – С. 52–59.
48
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
43
Размер файла
484 Кб
Теги
экономическая, xxi, философия, сферой, века, мире, социальная, управления, изменения, теория
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа