close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Влияние порядка слов на восприятие содержания высказывания.

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Асефнежад Али
ВЛИЯНИЕ ПОРЯДКА СЛОВ
НА ВОСПРИЯТИЕ СОДЕРЖАНИЯ ВЫСКАЗЫВАНИЯ
Специальность 10.02.19 – теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Воронеж
2013
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего профессионального образования
«Воронежский государственный университет».
Научный руководитель
доктор филологических наук, профессор
ФГБОУ ВПО «Воронежского государственного
университета»
Величкова Людмила Владимировна
Официальные оппоненты
доктор филологических наук, профессор
заведующий кафедрой русского языка для
иностранных учащихся основных факультетов
ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный
университет» Копров Виктор Юрьевич
кандидат филологических наук, старший
преподаватель кафедры немецкого языка ФГБОУ
ВПО «Воронежский государственный
педагогический университет»
Шурупова Татьяна Юрьевна
Ведущая организация
Защита
состоится
ФГБОУ ВПО «Липецкий государственный
педагогический университет»
«28»
марта
2013г.
в
13.30
на
заседании
диссертационного совета Д.212.038.07 в Воронежском государственном
университете по адресу: 394006, г. Воронеж, пл. Ленина, 10, ауд. 85.
С
диссертацией
можно
ознакомиться
в
научной
библиотеке
Воронежского государственного университета.
Автореферат разослан «__» марта 2013 г.
Учёный секретарь
диссертационного совета
Голицына Т.Н.
2
Общая характеристика работы
Современное языкознание представляет собой тесное взаимодействие
лингвистических и психолингвистических направлений. Лингвистика,
изучающая внутреннюю систему языка, её единицы, уровни и структуру,
включающая в себя фонологию, морфологию, синтаксис и лексикологию, всё
чаще обращает своё внимание на речевые процессы. Это приближает её к
психолингвистике, описывающей процессы порождения и восприятия речи.
В настоящей работе рассматриваются вопросы, связанные с
восприятием высказывания – сложным, многоаспектным, скрытым от
непосредственного наблюдения процессом, чем объясняются трудности его
исследования. В данном исследовании внимание обращается на аспект
восприятия, связанный с порядком слов в высказывании, в процессе
восприятия на первый план ставится понимание смысла. Изменения порядка
слов, допустимые правилами данного языка, а также изменения,
нарушающие эти правила, рассматриваются с точки зрения искажения
смысла. При этом имеются в виду ситуации межкультурной коммуникации, в
которых часто возникают случаи недопонимания при изменении или
нарушении порядка слов в письменной речи, а также интонационные
нарушения в устной речи. Данная точка зрения сформировалась у автора в
процессе изучения языков различных типов и сопоставления стратегии их
освоения. Будучи обращённой к восприятию элементов синтаксического
уровня языка, настоящая работа носит психолингвистический характер.
Актуальность данной диссертации обусловлена, во-первых, крайне
малым количеством работ по исследованию как русского языка на фоне
персидского, так и персидского на фоне русского, в первую очередь
касающихся вопросов синтаксиса и интонации. Во-вторых, процесс
восприятия представляет собой сложное явление, которому посвящены
исследования в области физиологии, нейролингвистики и других дисциплин.
Несмотря на имеющиеся исследования, в этой области существует ряд
нерешенных проблем. Актуальность этих проблем в настоящее время
возрастает в связи с постановкой задач обеспечения диалога “человек –
машина”, а также с необходимостью решения многих технических задач,
например, управления различными приборами при помощи голосовых
команд. В этой связи выявление соотношения единиц разных уровней языка
в процессе восприятия речи, в том числе уровня синтаксиса и интонации,
приобретает особую значимость.
Объект исследования составляют порядок слов и интонация в
простом двусоставном повествовательном и вопросительном предложениях с
точки зрения восприятия содержания, как в письменной, на материале
русской и иранской современной прессы, так и в звучащей речи средств
массовой информации. С целью показать существующие возможные
ограничения в степени гибкости порядка слов были специально подобраны
примеры из других языков.
3
Предметом исследования является признак “степень гибкости
порядка слов” и его взаимоотношение с морфологическими и
интонационными возможностями языка с точки зрения восприятия,
рассматриваемый на типах предложений, выделяемых по цели высказывания.
В различных типах предложений проявляются типичные черты, наиболее
характерные для изучения связи между порядком слов и интонацией в
конкретном языке.
В качестве материала исследования приводятся наиболее
показательные, яркие и четкие примеры из русских и иранских официальных
газет и служб новостей за 2010-2012 гг., ( Российская газета, Газета.ru, РИЯ
Новости, Яндекс.Новости, Новости.mail.ru и др., иранские газеты: ‫ شرق‬šarq,
‫ ایران‬irān, ‫ همشهری‬hamšahri) в основном из рубрик государство, в мире,
экономика, общество, интервью, а также из учебников и учебных пособий,
где используются яркие примеры для иллюстрации рассматриваемых
положений. Русские вопросительные предложения были взяты из интервью,
опубликованных в вышеперечисленных газетах. В корпус исследования
также включаются примеры из разговорного персидского языка, которые
были записаны в письменной форме из свыше 30 минут разговора в виде
диалога из иранских телепередач. Для более глубокого рассмотрения
проблем, связанных с изучением гибкости порядка слов, в данной
диссертации мы обращаемся к ряду других языков, доступных нам для
исследования, в том числе к английскому, немецкому и китайскому языкам.
Корпус примеров для анализа включает более 1500 предложений и
содержащихся в них словосочетаний. Следует отметить, что все примеры и
положения в теоретической части данной диссертации подтверждаются
примерами из корпуса исследования.
Цель и задачи исследования – выявить взаимосвязь степени гибкости
порядка слов и морфологических и интонационных признаков речи в
процессе восприятия речевых высказываний. Данная цель обусловила
постановку следующих задач:
1)
рассмотреть понятие гибкости порядка слов на материале
письменной и устной речи двух языков и представить данные в качестве
концепции “гибкости порядка слов с точки зрения восприятия содержания”;
2)
произвести количественный анализ частотных типов порядка
слов с целью выявления доминирующего (нормативного) типа порядка слов,
на фоне которого возможно определение рамок отклонений порядка слов на
двух языках;
3)
определить грамматическую роль порядка слов персидского
языка на фоне русского для установления причин отсутствия того или иного
типа порядка слов в персидском языке и произвести классификацию типов
изменений и нарушений согласно концепции гибкости порядка слов;
в устной речи:
4)
рассмотреть функционирование дифференциальных признаков
интонации русского и персидского языков и интонационные нарушения в
4
повествовательных и вопросительных высказываниях, искажающие смысл
содержания (сказанного);
5)
выявить компенсирующую роль интонации, препятствующей
искажению или утрате смысла содержания в устной речи.
Методы исследования. В диссертации используются перцептивный,
количественный, структурный методы, а также метод сопоставительного
анализа.
Научная новизна исследования заключается в следующем:
1)
Впервые выдвигается идея о “критическом и некритическом
нарушении порядка слов” с точки зрения восприятия содержания.
2)
Впервые рассмотрена возможность компенсационной роли
интонации при критическом нарушении порядка слов
3)
Впервые в сопоставительном плане рассматривается изменение
порядка слов и его ограничения, с позиции сохранения информации в
русском и персидском языках, а также производится сопоставление
интонационных единиц этих двух языков.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в
нём на основе существующего в синтаксисе понятия “гибкость порядка слов”
предлагается концепция “степень гибкости порядка слов с точки зрения
восприятия содержания” в письменной и устной речи.
Практическая значимость заключается в возможности применения
полученных данных в построении систем распознавании речи, создании
систем машинного перевода, в возможности использования результатов и
представленного языкового материала в обучении иностранному языку.
Определение границ возможных изменений порядка слов в каждом языке
позволяет найти эффективные методы объяснения и обучения данному
языку. С другой стороны, учитывая определённые практические
характеристики, данной подход может создать условия для улучшения
качества перевода систем машинного перевода. Практическая значимость
исследования также обусловлена возможностью использования его
результатов и языкового материала в обучении иностранному языку, в
частности в практике преподавания русского языка как иностранного для
обучающихся с родным языком персидским и персидского языка в
русскоязычной аудитории.
На защиту выносятся следующие положения:
1)
Степень гибкости порядка слов определённого языка находится в
тесной связи с его морфологическими возможностями. Одно и то же
изменение по отношению к порядку слов в разных языках, имеющих
различные морфологические системы, приводит к различным результатам с
точки зрения восприятия смысла содержания. Изменения мест членов
предложения в русском языке, обладающем более высокой степенью
гибкости порядка слов (меньшей интенсивностью грамматической функции
порядка слов) сравнительно с персидским языком, реже приводят к
5
появлению критических нарушений порядка слов, искажающих содержания
высказывания.
2)
В устной разговорной речи, в отличие от русского языка, где
конец фразы высказываний не входит в дифференциальный признак и не
притягивает внимание слушающего к себе, в интонационной системе
персидского языка дифференциальным признаком является понижение /
повышение мелодики на последней синтагме предложения, что может
объясняться более жёстким порядком слов (меньшей степенью гибкости), в
частности, более фиксированным местом глагола-сказуемого в конце
предложения. Несоблюдение дифференциальных признаков интонации
приводит к искажению восприятия содержания.
3)
В устной речи в обоих языках интонация может выполнять
“компенсационную” роль, влияя на установленные границы между
критериями степени гибкости порядка слов. При этом в русском и
персидском языках наблюдаются различные возможности интонационной
системы. Интонационная система русского языка имеет возможность
компенсировать такие изменения порядка слов как перемещение места
прямого дополнения в препозицию по отношению к подлежащему в
предложениях с омонимичными формами именительного и винительного
падежей, тем самым сохраняя исходный смысл содержания, в то время как в
персидском языке данная возможность зависит от оформленности прямого
дополнения и интонация при этом не имеет средства компенсации. С другой
стороны, в персидском языке интонация способна компенсировать
различного рода нарушения синтаксических связей, в том числе утрату
предлогов, в то время как такая задача нехарактерна для интонационной
системы русского языка.
Апробация работы. Основные положения и результаты исследования
излагались нами на научной сессии факультета романо-германской
филологии ВГУ (Воронеж, 2011г.), на десятой международной конференции
«Перевод: язык и культура» ВГУ (Воронеж, 2012г.), во время работы
международной молодёжной научной школы «Синхрония и диахрония:
современные парадигмы и современные концепции» (Воронеж, 2012г.), на
заседании Научно-методического Центра фонетики факультета романогерманской филологии Воронежского государственного университета и
отражены в опубликованных работах.
Структура работы. Структура работы определяется поставленными в
ней исследовательскими задачами. Диссертация состоит из введения, трёх
глав, заключения, списка использованной литературы и источников
примеров.
В первой главе «Соотношение порядка слов и морфологической
характеристики языка в аспекте восприятия содержания» излагаются
основные теоретические положения диссертации. Раскрываются проблемы
восприятия речи и понимания содержания, морфологическая классификация
языков и её связь с гибкостью порядка слов. Данная глава также посвящена
6
вопросу порядка слов в русском и персидском языках, начиная с истории
изучения и методов исследования порядка слов в русской и зарубежной
лингвистике, включая рассмотрение функций актуального членения
предложения в русском и персидском языках.
Содержание в данной диссертации нами понимается как смысл,
информация, имеющаяся в предложении. Например, в предложении Автобус
ударил грузовик, собеседник получает информацию о том, что автобус
послужил причиной дорожного происшествия. При изменении места
подлежащего и прямого дополнения Грузовик ударил автобус, собеседник
получает иную информацию, которую мы в данной диссертации называем
“искажённое содержание”.
Восприятие речи является сложным многомерным процессом речевой
деятельности [Леонтьев 2003].
Несмотря на многоаспектность процесса понимания содержания, в
настоящей диссертации мы касаемся его в узком плане и исходим из того,
что понимание содержания – это постижение, опознавание смысла, значения
прочитанного и услышанного, как предполагал писатель или говорящий.
Восприятие речи и её понимание неотделимы друг от друга. Человек
может видеть текст или слышать речь на незнакомом ему языке, при этом
никакого понимания у него не возникает. Та же самая ситуация происходит,
когда текст на знакомом человеку языке настолько разрушен, что понимание
каждого слова, каждого члена предложения не приводит к пониманию
содержания.
В зависимости от способа выражения грамматических значений,
выделяют синтетические и аналитические типы языков. Аналитические
языки отличаются от синтетических тем, что в составе слов отсутствуют
грамматические значения. Грамматические значения в них выражаются
главным образом предлогами, артиклями, союзами, другими служебными
словами, порядком слов и обшей интонаций высказывания.
При отсутствии грамматических значений в структуре слов, слово
имеет неопределённую роль как член предложения. Например, два слова
book и книга отличаются наличием окончанием а у второго, которое является
грамматическим значением, показывающим его род, число и падеж,
свидетельствующий о его роли в предложении в качестве подлежащего.
Слову книгу также соответствует английскому слову book, в котором нет
грамматического значения рода и падежа, в то время как окончание у в
русском языке явно свидетельствует о том, что данное слово в винительном
падеже и, следовательно, в предложении играет роль прямого дополнения
независимо от его позиции в предложении. Однако грамматическая роль
слова book зависит от его места в предложении относительно других членов
предложения: стоящее слева от сказуемого слово играет роль подлежащего, а
справа роль – дополнения.
Морфологический тип персидского языка может быть охарактеризован
как
флективно-аналитический.
Данная
характеристика
порождает
7
отличительные от русского флективного языка признаки, среди которых
можно назвать: фиксированный порядок слов SOV в предложении,
фиксированные позиции членов словосочетаний и особое значение
служебных слов выполняющих, во-первых, установление связи между
словами (членами предложения) во-вторых, определение грамматического
значения члена предложения, к которому оно относится.
Во второй главе «Интонационные признаки русского и персидского
языков
при
передаче
основных
коммуникативных
типов
высказывания» даётся краткая история исследования супрасегментного
уровня в русской и зарубежной лингвистике. Рассматривается соотношение
единиц супрасегментного уровня и грамматической системы языка и понятие
дифференциальных признаков на уровне интонации, которые в обоих языках
имеют прямую связь с передачей содержания в устной форме речи.
Рассматриваются интонационные конструкции (ИК) русского языка,
предложенные Е.А. Брызгуновой, которые легли в основу изучения устной
речи. Рассматриваются также основные исследования в области персидской
фонетики и общая характеристика ударения в сопоставлении с русским
языком.
В персидском языке особое значение имеет синтагматическое
членение. Деление синтагм в нём производится следующим образом: 1)
главные члены предложения и их группы, 2) группы развернутых
дополнений и обстоятельств, 3) однословные обстоятельства времени,
обычно находящиеся в начале предложения.
Фразовое ударение в обоих сопоставляемых языках достигается путем
усиления одного из синтагматических ударений, наряду с этим, сравнительно
с русским фразовым ударением, в персидском языке фразовое ударение на
слух воспринимается слабее.
В простом повествовательном предложении персидского языка
фразовое ударение, в отличие от русского, чаще всего приходится на
синтагму, представляющую подлежащее или группу подлежащего. Как
правило, в персидской литературной речи фразовое ударение находится в
начале предложения, так как синтагма, включающая в себя подлежащее или
группу подлежащего, занимает начальное место в предложении.
В обоих рассматриваемых языках интонация выполняет особо важную
функцию в устной речи. Интонация в персидском языке как важнейшая
ритмико-мелодическая сторона речи служит средством выражения
синтаксических отношений и эмоционально-экспрессивной окраски. Именно
поэтому в персидском языке как в русском, в зависимости от интонации,
одно и то же высказывание без преобразования порядка слов получает
различные эмоциональные оттенки и значения. Это явление находится в
центре нашего внимания.
В простых повествовательных предложениях персидского языка
наибольшим единообразием обладают конечные синтагмы. Они
характеризуются понижением тона в последних слогах последнего слова.
8
Вопросительные предложения в персидском языке могут оформляться
как чисто интонационными средствами, так и интонационными средствами
совместно с лексическими: вопросительными словами и вопросительным
частицами. Наряду с этим интонация вопросительного предложения без
вопросительного слова и вопросительной частицы создается исключительно
интонационными средствами, а именно, общим повышением тона к концу
предложения и, в отличие от интонации повествовательного предложения,
является восходящей, а не нисходящей. Таким образом, по форме она
отличается от ИК-3 в русском языке.
В русском повышение тон голоса происходит на значимом по смыслу
слове, которое может быть расположено в начале, середине или в конце
высказывания, а затем следует понижение тона голоса.
Отличие между повествовательным и вопросительным предложениями
заключается в понижении и повышении тона в конце конечной синтагмы, т.е.
при произношении лишь в конце конечной синтагмы появляется
дифференциальный признак утверждения или вопроса. В повествовательном
предложении понижение тона свидетельствует о том, что данное
предложение является повествовательным, в то время как повышение тона на
этом же месте является признаком вопроса.
В русском языке дифференциальным признаком, отличающим
коммуникативные типы высказывания – повествование и вопрос – является
положение мелодического максимума, т.е. мелодическая характеристика
ударного слога в главном по смыслу слове [Величкова 1989].
Интонация вопросительного предложения с вопросительным словом в
персидском языке в фазе завершения имеет определенную схожесть с
интонацией повествовательного предложения. Здесь также наблюдается
понижение тона на конечной синтагме, при этом отличие состоит в том, что
самая высокая мелодическая вершина приходится на синтагму с
вопросительным словом. Остальные синтагмы по ритмико-мелодическому
рисунку подобны синтагмам простого повествовательного предложения. По
характеристике данную интонацию можно сравнить с русской ИК-2.
Таким образом, в обоих рассматриваемых языках интонация играет
важную роль в устной речи с точки зрения сохранения или искажения
содержания. В то время как правильное произношение интонации не только
способствует пониманию смысла содержания, её неправильное
произношение приводит к искажению смысла содержания. Она также
способна компенсировать искажённость содержания в письменной речи,
причиной которой послужило нарушения порядка слов.
В третьей главе «Экспериментальное исследование степени
гибкости порядка слов с точки зрения восприятия содержания в
письменной речи и компенсационной роли интонации в устной речи»
излагается экспериментальная работа, проводимая по следующим этапам:
на материале письменной речи был осуществлён количественный
анализ частотных типов порядка слов с целью выявления доминирующего
9
(нормативного) словопорядка, на фоне которого представляется возможным
определение рамок возможных отклонений порядка слов на материале двух
языков;
была определена грамматическая роль порядка слов персидского языка
на фоне русского для установления причин отсутствия того или иного типа
порядка слов в персидском языке и классификации типов изменений и
нарушений согласно концепции гибкости порядка слов;
в устной речи рассмотрено функционирование дифференциальных
признаков интонации русского и персидского языков и интонационные
нарушения в повествовательных и вопросительных высказываниях,
искажающие смысл содержания (сказанного);
выявлена компенсирующая роль интонации, препятствующая
искажению или утрате смысла содержания в устной речи.
Таблица 1. показывает результаты количественного анализа корпуса
исследования в русском и персидском языках относительно типов порядка
слов в простых двусоставных распространенных предложениях (общее число
предложений, включённых в таблицу, составляет 1050, по 350 предложений
из русской и литературной письменной персидской речи. С целью выявления
рамок возможных отклонений от нормативного словопорядка в персидском
языке в таблицу были включены 350 предложений, записанных из устной
разговорной речи персидского языка).
Таблица 1. Типы порядка слов русского и персидского языков, данные
в процентах
Персидский язык
Тип порядка слов
Русский язык
(лит.)
(разг.)*
1
VSO
8
0
0,5
2
SVO
81,5
0
5,5
3
SOV
3
97,5
59
4
VOS
0
0
0
5
OVS
5
0
5
6
OSV
2,5
2,5
3
*Недостающие 27% в персидской разговорной речи представляют тип
порядка слов, в котором отсутствует личное местоимение в роли
подлежащего.
Особое внимание следует уделить предложениям, в которых
отсутствует личное местоимение в роли подлежащего. В около 27%
предложениях в персидском разговорном литературном языке наблюдается
отсутствие личного местоимения в роли подлежащего. При этом собеседнику
его отсутствие в понимании содержания никаких сложностей не доставляет.
Сравнительно с русским языком с 81,5% предложений типа SVO,
персидский язык литературный язык проявляет более устойчивый порядок
слов: 97,5%. Однако ценный факт содержится в случаях отклонения от
такого словопорядка. Отклонение в русском литературном языке происходит
10
менее равномерно, чем в персидском. В то время как 18,5% отклонений в
русском языке неравномерным образом делится между другими типами
словопорядка, в литературном персидском языке 2,5% отклонений
полностью охватывает порядок OSV, что доказывает чрезвычайно важное
для персидского литературного языка фиксированное место глаголасказуемого в конце предложения ( стопроцентная препозиция подлежащего
сказуемому). Тем не менее, следует отметить, что в русском языке
отмечается более свободное место глагола-сказуемого, даже при сравнении с
разговорным персидским языком.
По результатам количественного анализа также следует отметить ряд
случаев, таких как: 1) связь порядка слов VSO (занимает второе место в
русском) с наличием в начале предложения второстепенных членов
предложения (обстоятельства времени и места и наречия как): В
Екатеринбурге выступила Саинхо Намчылак (rg.ru 16/3/12); Чуть позже
началась системная работа по его глубокому изучению (rg.ru Лучшие
интервью); Как заявила немецкий канцлер (gazeta.ru 17/10/11); Как
считают некоторые учёные (gazeta.ru 11/3/12); 2) почти равномерное
количество предложений с порядком слов OVS в русском и разговорном
персидском языках: Базу посетили студенты (gazeta.ru 2010); Огромную
роль играют кадры (rg.ru 2010); За каждый участок работы должен
отвечать отдельный человек (gazeta.ru интервью);
‫این گالمونو دیدین شما ؟‬
in golāmun-o didin shomā? букв.: Эти наши цветы заметили Вы?;
3) отсутствие типа порядка слов VOS в нашем корпусе исследования
как в русском, так в персидском языках.
В данной диссертационной работе мы разрабатываем концепцию
“степени гибкости порядка слов с точки зрения восприятия содержания” на
основе возможных типов порядка слов в письменной речи и взаимосвязи с
интонационными возможностями языка в устной речи в процессе восприятия
содержания высказывания, что означает выявление того, насколько язык
гибко относится к возможным нарушениям порядка слов. Эти нарушения
делятся на “некритические” и “критические”, последние в свою очередь
делятся на три возможных случая. Степень гибкости порядка слов
основывается на восприятии смысла содержания собеседником, т.е. важно то
обстоятельство, получает ли собеседник информацию из содержания
(предложения) высказывания независимо от того, построено ли оно
правильно, в соответствии с грамматическими правилами данного языка.
При некритическом изменении (нарушении) порядка слов предложение
грамматически (по грамматическим правилам данного языка) остаётся
верным, оно способно передавать:
1) информацию без искажения содержания, т.е. собеседник (читатель,
слушатель) понимает тот же самый смысл контекста, что и до введения
изменения, касающегося порядка расположения членов предложения;
11
2) информацию искажённого содержания, т.е. вслед за изменением или
нарушением порядка слов изменится и смысл содержания.
При критическом изменении порядка слов в результате изменения мест
членов предложения, оно оказывается грамматически построено неверно.
Критическое нарушение порядка слов приведет к появлению трёх
возможных случаев:
1) предложение понятно носителю языка. Собеседник (читатель,
слушатель) получает полную информацию без искажения содержания;
2) предложение понятно носителю языка, однако собеседник (читатель,
слушатель) получает информацию искажённого содержания;
3) предложение престанет быть коммуникативной единицей данного
языка. Другими словами, оно превращается в совокупность слов, которая
невозможно назвать предложением.
Таблица 2. Иллюстрирует концепцию “степени гибкости порядка слов
с точки зрения восприятия содержания”.
Таблица 2.
Степень гибкости порядка слов с точки зрения восприятия содержания
Некритические
изменения Критические изменения (нарушения) порядка
порядка слов (грамматически слов (грамматически неверное предложение)
верное предложение)
Неискажённая Информация Неискажённая Информация Совокупность
Информация искажённого Информация искажённого слов
(не
содержания
содержания
предложение)
По “степени гибкости порядка слов языка” некритические изменения
порядка слов могут наблюдаться в предложениях синтетического языка, в
частности в русском, в котором порядок слов не выполняет синтаксическую
роль. Изменение может касаться как главных, так и второстепенных членов
предложения. В персидском языке некритическими нарушениями порядка
слов без искажения содержания можно считать инверсионные предложения,
где нормативный порядок SOV с целью большей выразительности
нарушается. Например:
.‫کتاب رو داد پسرم‬
(нулевое подлежащее – прямое дополнение – сказуемое – косвенное
дополнение) ketāb-ro dād pesaram. букв.: (Он/она) книгу дал моему сыну;
вместо: (Он/она) моему сыну яблоко дал.
.‫ایران هر ایرانی دوست داره‬
(прямое дополнение – подлежащее – сказуемое). irān-o har irāni dust dāre.
букв.: Иран каждый иранец любит; вместо: Каждый иранец Иран любит.
.‫رفت خونه‬
(нулевое подлежащее – сказуемое – обстоятельство места). raft xuneh.
букв.: Пошёл домой; вместо: Домой пошёл.
При этом отмечается сопровождающие интонационные изменения,
которые проявляются сравнительно ярче в случаях утраты различных
12
предлогов. Инверсия в персидском языке более свойственна разговорной и
стихотворной речи, в которых наблюдается перемещение членов
предложения с их обычной позиции по ритмическим закономерностям.
Отклонения от “нормативного” порядка слов в персидской разговорной
речи могут вызвать следующие факторы: 1) синтетичность глагольной
системы; 2) заметная роль интонации и синтагматическое выделение членов
предложении, при которой интонация выполняет важнейшую функцию в
установлении связи между членами предложения, входящими в данные
синтагмы; 3) визуальное наблюдение собеседника также способствует
выбору иной структуры предложения в зависимости от конситуации
(контекста и ситуации).
В качестве примера второго типа (некритического искажённого
содержания) могут выступать ряд предложений и словосочетаний, в
которых порядок слов выполняет синтаксическую функцию в синтетических
языках. В обоих языках имеются случаи, когда синтаксическое значение
члена предложения выражается его местом в предложении, вследствие чего
изменение места членов предложения приводит к изменению их
синтаксической функции и, вслед за ним, к утрате либо искажению
содержания.
1)
В предложениях типа Поэт – художник, синтаксические
отношения главных членов, выраженных омонимичными формами именных
частей речи, обусловлены их строго фиксированным местом в предложении.
. ‫شاعر هنرمند واقعی است‬
Šā’er honarmand-e vāqei ast. букв.: Поэт истинный художник есть.
. ‫هنرمند واقعی شاعر است‬
honarmand-e vāqei šā’er ast. букв.: Истинный художник поэт есть.
2)
Порядок слов, как в русском предложении, так и в персидском,
служит для различения синтаксической функции подлежащего и дополнения,
в таких предложениях как: Мать любит дочь – Дочь любит мать; Сознание
определяет бытие – Бытие определяет сознание, с омонимичными формами
именительного и винительного падежей. При этом определение роли членов
предложения производится на основании порядка слов. В русском языке на
первом месте находится подлежащее, на втором – прямое дополнение. В
персидском языке им соответствуют предложения, порядок слов в которых
является способом различения подлежащего и прямого неоформленного
дополнения. Например:
.‫مادر فرزند دارد‬
mādar farzand dārad. букв.: Мать ребёнка имеет (У матери есть ребёнок).
.‫فرزند مادر دارد‬
farzand mādar dārad. букв.: Ребёнок мать имеет (У ребёнка есть мать).
3)
В некоторых предложениях, при переводе с персидского языка на
русский, очень важно определить, присутствует ли изафетная связь. В
предложении:
.‫برادر بیمار برگشت‬
13
barādar-e bimār bargašt. (с изофетной связью): Больной брат вернулся.
прилагательное больной играет роль определения, а в предложении
Брат больной вернулся, то же прилагательное входит в состав именного
сказуемого со знаменательной связкой:
.‫برادر بیمار برگشت‬
barādar bimār bargašt. (без изофетной связи): Брат больной вернулся.
Так как изафет – е не имеет средства выражения в письменной речи (он
пишется знаком, который обнаруживается лишь в начальной стадии
обучения персидскому языку), а в устной речи он произносится, таким
образом, его присутствие или отсутствие уточняется интонацией.
4)
Как отмечает П.Адамец, «грамматическая (синтаксическая) роль
порядка слов в русском языке приобретает большее значение в некоторых
предложениях с инфинитивной конструкцией, представляющей собой
побочную предикацию, где субъект и главной и побочной предикации
выражен одной формой – дательным падежом» [Адамец 1966: 17]. Ср.:
Петру хотелось помочь товарищам – Товарищам хотелось помочь Петру.
В персидском языке, в отсутствии падежной системы, предлоги ‫ به‬bе, ‫از‬
az, и т.п. придают относящему к нему слову синтаксическую роль непрямого
дополнения. Таким образом, в отличие от русского языка, различительную
роль в персидском языке играет не порядок слов, а присутствие предлога.
В персидском языке изменение порядка слов по двум причинам не
влияет на смысл содержания:
.‫پتر می خواست به دوستان کمک کند‬
petr mixāst be dustān komak konad. Петру хотелось товарищам помочь.
. ‫دوستان می خواستند به پتر کمک کنند‬
dustān mixāstand be petr komak konand. Товарищам хотелось Петру помочь.
Критические изменения порядка слов в основном наблюдаются в
аналитических языках с фиксированным порядком слов, где соблюдение
определённого порядка слов является частью грамматической системы
языка. Однако следует отметить, что даже в таком высоко флективном языке
как русском, как отмечает И.П.Распопов, «взаимноперемещение различных
грамматических членов в составе предложения ограничивается их
конструктивно-синтаксическими связями друг с другом» [Распопов 2009:
135]. В качестве примера он приводит синтаксическую конструкцию «В
нашем городе недавно открыт новый кинотеатр», превращение которой в
такие предложения как: *В нашем недавно городе открыт новый
кинотеатр; *Новый в городе открыт нашем кинотеатр; … явно
свидетельствует о небеспредельном варьировании членов предложения в
русском языке. В этой связи в отношении к русскому языку, как отмечает
И.П.Распопов, «в распространенной двусоставной синтаксической
конструкции может быть гораздо больше вариантов словорасположения, чем
в нераспространенном конструктивно-односоставном предложении» [там
же]. Исходя из этого положения, можно остановиться на двух важных
моментах: во-первых, «нарушение языковых норм расположения членов
14
предложения» [там же] в русском языке можно отнести к критическому
нарушению порядка слов; во-вторых, степень искажения содержания при
такого рода нарушении имеет тесную связь со структурным строением и
степенью
распространенности
соответствующих
синтаксических
конструкций.
В персидском языке критические изменения порядка слов
наблюдаются при нарушении типов связи членов предложения и
словосочетания – препозитивного и постпозитивного отношений.
1)
В русском языке препозитивное количественное числительное
указывает на точное число лиц, а в постпозиции реализует так называемую
категорию приблизительности. Например: За этот период «ЛУКойл»
намерен инвестировать в общей сложности $150 млрд. (газета.ru 14/3/12);
На заседание кафедры пришли человек десять.
С точки зрения реализации категории приблизительности в персидском
языке используются предлоги со значениями: около, приблизительно, почти,
т.п., а также количественные числительные, сочетающиеся между собой
способом примыкания без участия союза.
.‫هواپیما با حدود دویست نفر مسافر پرواز میکند‬
havāpeimā bā hodud-e devist nafar mosāfer parvāz mikonad. букв.: Самолёт с
около двумястами пассажирами летает.
. ‫در هفت هشت روزه آینده این وضعیت ادامه پیدا خواهد کرد‬
dar haft hašt ruz-e āiandeh in vaz’iat edāme peidā xāhad kard. букв.: *В семь
восемь день ближайший это обстоятельство продолжится. (Это
обстоятельство продолжится в ближайшие семь восемь дней.)
На другом примере в русском языке: В конференции участвовали
пятьдесят человек отнесением количественного числительного в
постпозицию можно добиться количественной приблизительности: В
конференции участвовали человек пятьдесят.
Такое изменение в русском языке можно считать некритическим
второго типа (некритическое изменение искажённого содержания). Однако в
персидском языке:
. ‫در کنفرانس پنجاه نفر شر کت کردند‬
dar konferāns panjāh nafar šerkat kardand. букв.: В конференции пятьдесят
человек участвовали такое перемещение членов предложения является
критическим изменением второго типа (с искажением смысла содержания),
так как количественные числительные всегда стоят перед именем
существительным, к которому они относятся. При таком изменении
нарушается структура словосочетания. Числительное ‫ نفر‬nafar человек
оказывается рядом со словом ‫ کنفرانس‬konferāns конференця, где в сознании
собеседника (читателя) порождает некую возможность изафетной
конструкции между ними, ‫ کنفرانس پنجاه‬konferāns-е nafar что в переводе
означает «конференция человек».
В результате такого изменения нарушение грамматической
правильности сопровождается искажением смысла предложения.
15
. ‫* در کنفرانس نفر پنجاه شرکت کردند‬
*dar konferāns nafar panjāh šerkat kardand. букв.: В “конференции человек”
пятьдесят участвовали.
2)
В русском языке порядок слов выполняет синтаксическую роль в
разграничении атрибутивных словосочетаний и предложений, в которых
сказуемое выражено прилагательным. В сочетании великолепная страна, где
имя прилагательное стоит перед существительным, оно является
компонентом словосочетания – определением; а в сочетании страна
великолепная, имя прилагательное, стоящее после существительного является
предикативным членом в двусоставном предложении: Например: Митрошка
был с виду парень довольно оригинальный. В сущности, она была человек
недурной (Достоевский 2011).
Изменение синтаксической функции прилагательного заключается в
том, что предикативная функция постпозитивного прилагательного способна
придавать предмету характеристику признака с дополнительным
сообщением о нем. «Кроме того, всякая постпозиция определения нарушает
единство словосочетания, но в разной степени» [Сиротинина 2006: 14].
Однако в вышеперечисленных примерах изменение места слов не
влияет на смысл содержания, это означает, что например, оригинальный
парень и парень оригинальный с точки зрения смысла содержания передают
одну ту же информацию. Если взять оригинальный парень в качестве
исходного, то в результате изменения порядка слов на парень оригинальный
не искажается факт “оригинальности парня”. Изменение происходит лишь на
грамматическом уровне языка. Это означает, что такое изменение можно
отнести к некритическому без искажения содержания. Однако в персидском
языке картина иная. В персидском языке существуют постпозитивное и
препозитивное определения. В состав постпозитивных определений входят
предложные
и
сложные
причастно-определительные
обороты.
Примыкающие определения являются препозитивными. Наряду с этим
изафетные определения бывают постпозитивными и препозитивными.
Особенность грамматической закономерности персидского языка
заключается в том, что постпозитивное определение не может находиться в
препозиции, и, наоборот, определение препозитивного типа не может
находиться в постпозиции. Так как согласованные определения длинный,
товарный в персидском языке относятся к постпозитивному типу,
отсутствует возможность нарушения единства словосочетания путём их
перемещения в препозицию. Это ведёт к разрушению словосочетания,
вследствие чего мы получаем три различных слова, синтаксически не
связанных между собой. Например:
‫قطار باری طوالنی‬
qatār-e bāri-e tulāni. букв.: Поезд товарный длинный (верно).
‫* طوالنی باری قطار‬
tulāni, bāri, qatār. букв.: длинный, товарный, поезд (не верно).
16
В персидском языке постпозитивное определение является наиболее
распространенным, и препозиция определения встречается значительно реже.
Ср.:
‫شهر زیبا‬
šahr-e zibā, красивый город
‫زیباترین شهر‬
zibātarin šahr, красивейший город
Грамматическим показателем определительной связи в атрибутивных
словосочетаниях является изафет – е, посредством которого большинство
постпозитивных определении связываются с определяемым словом.
Стоит отметить, что структурно-грамматические и функциональные
свойства изафетной связи сильно отличаются от флексии прилагательного в
русском языке. Важнейший отличительный признак изафетной связи
заключается в том, что изафет – е, в отличие от флексий, присоединяется не к
определению, а к определяемому слову, скрепляя их в единое
словосочетание. При этом прилагательное всегда остается неизменным, в
каком бы числе ни стояло определяемое слово.
‫آسمان آبی‬
āsemān-e ābi, букв.: небо голубое (голубое небо);
‫شهرهای زیبا‬
šahrha-ie zibā, букв.: города красивый(ые) (красивые города).
Постпозиция определения изафетной связи в персидском языке не
норма, а грамматическая закономерность, нарушение которой превращает
словосочетание в пару слов, не связанных между собой синтаксически.
Следует отметить, что данное изменение не всегда приводит к полному
нарушению смысла содержания. Изменение мест в составе изафетной
конструкции
может
приводить
к
появлению
сложных
имён
существительных, которые по значению могут совпадать с имеющимися в
языке сложными существительными. Например:
. ‫ او همیشه شاگرد و یار استاد بود‬/ ‫یار استاد‬
iār-e ostād / u hamiše šāgerd va iār-e ostād bud. букв.: помощник наставника
(учителя, мастера) / Он всегда был помощником (своего) наставника.
. ‫ او استاد یار است‬/ ‫استاد یار‬
ostād iār / u ostād iār ast. букв.: доцент / Он доцент (есть).
. ‫ او چند زبان خارجی میداند‬/‫زبان خارجی‬
zabān-e xāreji / u čand zabān-e xāreji midānad. букв.: иностранный язык / Он
несколько иностранных языков знает.
. ‫ کتاب آموزش فارسی برای خارجی زبانان‬/ ‫خارجی زبان‬
xāreji zabān / ketāb āmuzeš-e fārsi barāi-e xāreji zabānān. букв.: иностранец /
Учебник персидского языка для иностранцев.
Таким образом, в персидском языке изменения, касающиеся отношения
определяемого слова и определения, могут привести к либо критическому
нарушению искажённого содержания, либо к некритическому нарушению
искажённого содержания (появление сложных имён существительных).
17
Для рассмотрения звучащей речи нами были выбраны интонационные
конструкции (ИК) Е.А. Брызгуновой и имеющиеся работы русскоязычных
авторов в области фонетики персидского языка [Ю.А. Рубинчик 1960, 2001;
И.К. Овчинникова 1956, 2002; В.Б. Иванова, 1999; Е.Э. Бертельс 1926, 1932;
К.И. Поляков 2001]; анализируемые при этом интонационные единицы
соотносимы с коммуникативными типами предложений. Этот аспект
рассмотрения соответствует целям настоящего исследования.
Вместе с тем следует отметить, что структурные исследования
интонации, продолжающиеся со времени выхода упомянутых источников,
позволили говорить о функционировании интонем как суммы
дифференциальных признаков супрасегментного уровня. В «интонационной
системе русского языка дифференциальным признаком является положение
мелодического максимума, т.е. характеристика ударного слога основного
значимого по смыслу слова в предложении – как в повествовательном, так и
в вопросительном» [Величкова 1989]. Локализация мелодического
максимума зависит только от положения этого значимого слова в
предложении. Общая тенденция движения высоты тон голоса (ВТГ) в
русском повествовательном предложении – нисходящая.
Эта тенденция имеет универсальный характер для различных языков,
однако функционирование интонационных моделей обнаруживает
существенные различия. Отдельные компоненты мелодической структуры
при реализации интонемы, например, завершенности имеют особую
значимость на определённых участках высказывания, что и создаёт
дифференциальный признак этой интонемы. Свойственный русской речи
ритм «легато» (плавный, непрерывный) обусловливает невозможность
стабильного, непрерывного понижения мелодики в завершённом
(повествовательном) высказывании или стабильного, непрерывного
повышения в общем вопросе. Это делает необходимым перенос
дифференциального признака русской интонационной системы на другой
компонент мелодики, а именно на мелодический максимум, который может
располагаться на любом участке высказывания.
В восприятии носителя русского языка конец фразы высказывания не
входит в дифференциальный признак и не притягивает внимания
слушающего к себе.
В отношении соответствия признаков интонации и синтаксических
единиц можно сделать вывод о связи описанного выше функционирования
дифференциального признака интонем русского языка и отсутствия жёсткого
порядка слов, т.е. о наличии высокой степени гибкости порядка слов в
русском языке.
В интонационной системе персидского языка дифференциальным
признаком является понижение / повышение мелодики на последней
синтагме предложения. Это соотносимо с более жёстким порядком слов
(меньшей степенью гибкости) в его синтаксической системе. Ритмикомелодической особенностью персидского языка является отсутствие единой
18
мелодической кривой при реализации высказываний. Впечатление от
мелодического контура создаётся в результате восприятия всего
высказывания, в котором каждая синтагма имеет свою мелодическую
характеристику – подъём мелодики, отличающую её от остальных синтагм
высказывания не направлением движения мелодики, а уровнем подъёма. Эти
уровни складываются в восприятии в одну кривую с повышающейся или
понижающейся тенденцией и значительным понижением или повышением
тона голоса на последней синтагме.
Интонация может играть компенсационную роль. Она в устной речи
сдвигает установленные границы между критическим и некритическим
порядком слов, обеспечивая понимание высказывания.
В русском языке резкое изменение высоты тона происходит на
собственно новом (реме). Логическое ударение применяется главным
образом для выделения “нового” (ремы) и “противопоставляемого”.
При произношении высказывания Отец любит сына “подлежащее –
сказуемое – дополнение” постпозитивное прямое дополнение произносится с
глаголом в один речевой такт, в то же время наблюдается снижение
интенсивности к концу фразы, в силу которого постпозитивное дополнение
сына произносится менее интенсивно.
В случае изменения позиции подлежащего и прямого дополнения
(инверсии), в новом предложении: Сына любит отец “дополнение –
сказуемое – подлежащее” в устной речи логическое ударение на слово сына,
более интенсивное произношение и пауза, отделяющая его от глагола,
акцентируют роль данного слова в качестве прямого дополнения.
В русском языке «препозитивные дополнения всегда фонетически
самостоятельны, обычно отделены от глагола паузой, и всегда различимы на
слух» [Сиротинина 2006: 53]. В этом случае данные интонационные
показатели при определении, является ли существительное сына прямым
дополнением, избыточны, так как окончание а , присоединяемое к
существительному мужского рода сын ярко выражает его роль.
Однако в другом примере Автобус ударил грузовик “подлежащее –
сказуемое – дополнение” с омонимичными формами именительного и
винительного падежей, при изменении позиции подлежащего с прямым
дополнением Грузовик ударил автобус “дополнение – сказуемое –
подлежащее”, единственный показатель того, является ли грузовик прямым
дополнением, – это интонация. Таким образом, в письменной речи при новом
порядке слов читатель получает искажённую информацию, на фоне того, что
слово грузовик, находясь в начале предложения, является подлежащим. Но в
устной речи говорящий, используя интонационные возможности языка,
способен передать информацию в неискажённом виде. При этом он, по
соображению, что слово грузовик является прямым дополнением, произносит
его более интенсивно под логическим ударением, затем перед глаголом
делает маленькую, но заметную на слух паузу, после чего произносит
сказуемое и подлежащее. Поэтому, в отличие от письменной речи, в устной
19
речи данное изменение можно отнести к некритическому без искажения
содержания.
Таким образом, более интенсивное произношение, пауза, отделяющая
член предложения от глагола, и логическое ударение в устной речи являются
компенсирующими средствами, которые передают собеседнику информацию
о роли членов предложения, независимо от их места в предложении.
В русской письменной речи в предложениях типа больной брат
вернулся, как было сказано выше, изменение места прилагательного больной
в постпозицию по отношению к существительному брат больной вернулся,
не только приводит к изменению его грамматической роли (оно входит в
состав именного сказуемого со знаменательной связкой), но и к искажению
исходного содержания. В устной речи интонация способна при помощи
средств логического ударения компенсировать такого рода изменение, тем
самым сохраняя исходный смысл содержания.
В персидской устной речи, в отличие от русской, такая возможность не
наблюдается, так как между прилагательным ‫ بیمار‬bimār больной и
определяемым словом ‫ برادر‬barādar брат наличествует изафетная связь, в
которой прилагательное ‫ بیمار‬bimār больной занимает постпозицию по
отношению к определяемому слову брат.
.‫برادر بیمار برگشت‬
barādar-e bimār bargašt. С изофетной связью: Больной брат вернулся.
Здесь возникают два возможных изменения:
в первом случае изменение места определяющего слова по отношению
к определяемому слову приводит к грамматической неправильности, которая
сопровождается искажением содержания как в письменной, так и в устной
речи.
.‫*بیمار برادر برگشت‬
*bimār barādar bargašt. букв.: больной, брат вернулся.
Второй случай – замена изафетной связи паузой в звучащей речи.
Таким образом достигается второе значение (смысл), т.е. брат больной
вернулся.
.‫برادر بیمار برگشت‬
barādar bimār bargašt. Без изофетной связи: Брат больной вернулся.
Данный пример свидетельствует о различных возможностях интонации
персидского и русского языков. Смысл, который в русском языке достигается
путём изменения места прилагательного по отношению к определяемому
слову, в персидском достигается путём удаления изафетной связи и замены
её паузой без изменения в порядке следования членов предложения.
В персидской устной речи, особенно в живой разговорной речи, где
наблюдаются отклонения от обычного порядка слов, прежде всего интонация
является важнейшим фактором соединения членов предложения. В живой
разговорной речи интонация заметно снижает синтаксическую роль порядка
слов. Это приводит к отклонению от “нормативного” порядка слов.
Например:
20
‫شما چرا برگشتین به کشورتون؟‬
šomā čerā bargaštid be kešvaretun? букв.: Вы почему вернулись (в) свою
страну?
.‫همه ما باید برگردیم ایران‬
hame mā bāiad bargardim irān. букв.: Все мы должны вернуться (в) Иран.
.‫این پولها رو بده بابام‬
in pul-hā ro bede bābām. букв.: Эти деньги дай моему отцу.
В устной речи отсутствие предлогов в вышеприведённых примерах не
является критическим обстоятельством, искажающим смысла содержания, и
не влияет на связь второстепенных членов со сказуемым. Кроме того,
порядок слов фактически не влияет на связи членов предложения, так как
место слов здесь не фиксировано.
С другой стороны, в персидском языке наблюдаются и случаи, когда
интонация не имеет возможности компенсировать изменения порядка слов.
Сюда входят предложения, в которых:
1)
подлежащее и неоформленное прямое дополнение выражены
существительными третьего лица единственного либо множественного
числа, так как они имеют одно и то же спряжение (окончание) глагола, т.е.
условие, создающее некритическое нарушение искажённого содержания в
письменной речи. Это означает, что интонационная система персидского
языка не способна исправлять такого рода нарушение в письменной речи, в
результате чего оно (нарушение) остаётся в таком же типе, что и в
письменной речи. Сюда входят предложения типа:
. ‫ پسر پدر دارد‬.‫پدر پسر دارد‬
pedar pesar dārad. / pesar pedar dārad. букв.: Отец сына имеет. (У отца есть
сын) / Сын отца имеет. (У сына есть отец).
2)
Интонация в персидском языке также не имеет компенсационной
возможности при нарушении отношения между определяемым словом и
определением. Это касается изафетных, предложных, примыкающих
дополнений, а также сложных причастно-определительных оборотов.
Предложные дополнения и причастно-определительные обороты входят в
состав постпозитивных определений, примыкающие определения являются
препозитивными, а изафетные могут быть препозитивными и
постпозитивными. Изменения приводят к критическому нарушению порядка
слов. Эти нарушения также не компенсируются интонацией в устной речи.
‫ *صبح روزنامه‬/ ‫روزنامه صبح‬
ruznāmeh-ie ṣobh / *ṣobh ruznāmeh букв.: утренняя газета / газета, утро
.‫شورای امنیت برای جلوگیری از بروز جنگ و ایجاد صلح بین کشورها ایجاد گردیده است‬
šorāie amniat barāie jelogiri az bruz-e jang va ijād-e ṣolh bein-e kešvār-ha ijād
gardideh ast. букв.: Совет Безопасности ООН был создан для
предотвращения военных конфликтов и укрепления мира между народами.
.‫آخرین اخبار رسیده از تهران‬
āxarin axbār-e resideh az tehrān. букв.: Самые последние новости из
Тегерана.
21
Третья глава заканчивается выводами по полученным результатам
экспериментального исследования.
В заключении приводятся итоги исследования. Персидский и русский
языки обладают различным по типологическому типу морфологическим
строем, чем и объясняется различие охвата синтаксической функции порядка
слов, которая влияет на восприятие содержания высказывания.
Следует отметить, что некоторые положения данной работы требуют
дальнейшего уточнения в отдельных исследованиях, к ним относится
способствующая пониманию содержания роль доминирующего порядка слов
определённого языка в восприятии высказывания, имеющего лексические и
морфологические нарушения. Специального исследования требуют также
характеристики основных интонационных моделей (интонем) русского и
персидского языков, представленные в этой работе в общем виде,
необходимом для целей работы.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1. Асефнежад Али. К вопросу о степени гибкости порядка слов (на
материале русского и ряда других языков) / Асефнежад Али // Актуальные
проблемы гуманитарных и естественных наук. – Москва. – 2012. – № 9. – С.
161-166.
2. Асефнежад Али. К вопросу о синтаксической функции порядка
слов в русском в сопоставлении с персидским языком / Асефнежад Али //
Вестник ЛГУ имени А.С.Пушкина. Научный журнал. Том 7. Филология
– 2012. – № 2. – С. 173-182.
3. Асефнежад Али. Порядок слов в функции оформления завершённого
высказывания в языках различных типов (на материале русского и
китайского языков) / Асефнежад Али // Сопоставительные исследования
2012. Продолжающееся научное издание. – Воронеж, 2012. – С. 138-142.
4. Асефнежад Али. Анализ языков в направлении типологии порядка слов
как основы построения программы перевода / Асефнежад Али // Синхрония и
диахрония: современные парадигмы и современные концепции. Материалы
Международной молодежной школы (8-9 июня 2012 г.) – Воронеж, 2012. – С.
24-26.
5. Асефнежад Али. Степень гибкости порядка слов (сопоставительное
исследование на материале русского и персидского языков) / Асефнежад
Али // Вестник ВГУ. Серия лингвистика и межкультурная
коммуникация. – 2012. – № 2. – С. 172-176.
6. Асефнежад Али. Значение информации о доминирующем порядке слов
для качества перевода (на материале русского и персидского языков) /
Асефнежад Али // Современные проблемы лингвистики и методики
преподавания русского языка в вузе и школе. Выпуск 20. – Воронеж, 2012. –
С. 71-79.
Работы № 2 и № 5 опубликованы в изданиях, входящих в перечень ВАК
РФ.
22
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
600 Кб
Теги
влияние, содержание, слова, высказывания, восприятие, порядке
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа