close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Особенности морфогенеза предрака (папилломавирусная инфекция) и рака шейки матки с позиций паренхиматозно-стромальных взаимоотношений (морфометрическое и иммуногистохимическое исследования).

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Бехтерева Ирина Анатольевна
ОСОБЕННОСТИ МОРФОГЕНЕЗА
ПРЕДРАКА (ПАПИЛЛОМАВИРУСНАЯ ИНФЕКЦИЯ)
И РАКА ШЕЙКИ МАТКИ
С ПОЗИЦИЙ ПАРЕНХИМАТОЗНО-СТРОМАЛЬНЫХ
ВЗАИМООТНОШЕНИЙ
(морфометрическое и иммуногистохимическое исследования)
14.03.02 - патологическая анатомия
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора медицинских наук
Cаратов - 2014
2
Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Смоленская государственная
медицинская академия» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Областном государственном бюджетном учреждении здравоохранения
«Смоленский областной институт патологии».
Научный консультант:
Доктор медицинских наук, профессор
Доросевич Александр Евдокимович.
Официальные оппоненты:
Коваленко Владимир Леонтьевич – член-корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, профессор; ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный
медицинский университет» Минздрава России; кафедра патологической анатомии; профессор кафедры;
Петров Семен Венедиктович – доктор медицинских наук, профессор; ГБОУ
ВПО «Казанский государственный медицинский университет» Минздрава России; кафедра патологической анатомии; профессор кафедры.
Должиков Александр Анатольевич – доктор медицинских наук, профессор;
медицинский институт ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Министерства образования и науки
РФ; кафедра анатомии и гистологии человека; заведующий кафедрой; ОГКУЗ
особого типа «Белгородское патологоанатомическое бюро»; отделение онкоморфологии; заведующий отделением.
Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Министерства
здравоохранения Российской Федерации.
Защита диссертации состоится ______________ 2014 г. в ____ часов
на заседании диссертационного совета Д 208.094.01 при ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России по адресу 410012, Саратов, ГСП, ул. Большая Казачья, 112.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России и на сайте организации
:www.sgmu.ru
Автореферат разослан «_____ » __________________ 2014 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
доктор медицинских наук, профессор
Маслякова Г.Н.
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность проблемы. По данным ВОЗ после 1985г. в мире ежегодно
выявляется более полумиллиона больных РШМ. В России в последние годы заболеваемость этим видом опухоли держится на уровне 10,8 на 100 000 женского населения с летальностью 5 на 10 000 женщин (Чиссов В.И., Старинский
В.В., Петрова Г.В., 2005). Кроме того, в России отмечается рост заболеваемости
раком шейки матки у женщин репродуктивного возраста, особенно в группе
женщин моложе 29 лет. Несмотря на то что диагностика различных патологических состояний шейки матки относительно легка благодаря доступности
шейки матки для скринингового обследования и взятия биопсийного материала, рак шейки матки выявляется довольно часто в запущенных стадиях заболевания.
Роль вируса папилломы человека (ВПЧ) в становлении и развитии РШМ
в настоящее время не вызывает сомнений. По данным ряда авторов (Минкина Г.Н., Манухин И.Б., Франк Г.А., 2001; Хансон К.П., Имянитов Е.Н., 2002;
Плотникова Н.А., Кемайкин С.П., Харитонова Т.В., 2006) в 90–95% и даже
в 100% случаев в карциномах шейки матки присутствуют 16-й, 18-й, либо 31-й,
33-й типы вируса папилломы человека, поэтому своевременная диагностика и
адекватное лечение данной патологии способствуют снижению заболеваемости
РШМ. До настоящего времени одной из главных проблем в диагностике дисплазии эпителия и микроинвазивного РШМ является отсутствие достоверных
критериев, позволяющих объективизировать полученные патоморфологические
данные.
При патологии шейки матки, обусловленной вирусом папилломы человека, наблюдается нарушение иммунной, нервной и эндокринной регуляций,
что приводит к нарушениям гомеостаза. Интимные механизмы, определяющие
возможные морфогенетические потенции патологического процесса, можно
раскрыть путем изучения межклеточных взаимодействий, поддерживающих
структуру и функцию любой ткани, включая и опухолевую, так как известно,
что изменения эпителиального и стромального компонентов происходят синхронно. Эта мысль высказывалась В.Г. Гаршиным еще в 1939 году ( Гаршин
В.Г., 1939).
Степень разработанности темы исследования. Углубленное исследование структурно-функциональных характеристик тканевых процессов в бассейне микроциркуляторного русла показывает взаимосвязь иммунного инфильтрата и сосудов микроциркуляторного русла в тканях опухоли (Голубев
О.А., 2001; Бехтерева И.А., 2004).
В последние годы получены новые данные, касающиеся критериев диагностики, морфогенеза, прогноза опухолей шейки матки (Kamura T., Tsukamoto N., Tsuruchi N. et. al., 1992), желудка, яичников и новообразований других
локализаций, а также предопухолевых процессов (Аничков Н.М., 1990). Показано значение пролиферативной активности (по Кi67) при патологии женской
репродуктивной системы (Зайратьянц О.В., Мовтаева Х.Р., Адамян Л.В. и соавт., 2007) и митотического индекса при различных формах лейкоплакий шейки
матки, обусловленных папилломавирусной инфекцией (Харитонова Л.И., Бехтерева И.А., Мелехова Н.Ю., 2006). Прогноз опухолей различной локализации
зависит от ряда морфологических признаков: степень злокачественности, тип
гистологического строения, глубина прорастания и распространения по крове-
4
носным и лимфатическим сосудам (Яворский В.В., Аризи В.Н., Пирогова Н.А.,
1987; Косников А.Г., Чепик О.Ф., Максимов С.Я., 1998; Карселадзе А.И., Волощук И.Н., 2005; Петровичев Н.Н., Мазуренко Н.Н., Козаченко А.В., 2006).
Благодаря иммуногистохимическим методам исследования открылись
новые возможности для дифференциальной диагностики злокачественных новообразований: доказано диагностическое и прогностическое значение р53, Ki67 при опухолях молочной железы (Пожарисский К.М., Семиглазов В.Ф., Упоров А.В., 1999), р16INK4a при цервикальных интраэпителиальных неоплазиях
и неинвазивных карциномах шейки матки (Волгарева Г.М., Завалишина Л.Э.,
Франк Г.А., Андреева Ю.Ю. и соавт., 2002; Козаченко А.В., 2006).
Обобщение и творческое осмысление известных положений, касающихся морфометрических и иммуногистохимических маркеров прогрессии РШМ,
сегодня невозможно без учета изменений стромального компонента опухоли и,
прежде всего, коммуникационных систем (КС).
Коммуникационные системы — это открытые системы, состоящие из совокупности структурно-функциональных единиц: сосуды микроциркуляторного русла, нервные терминали, непосредственное клеточное окружение указанных структур, находящихся в гистофизиологических взаимоотношениях, обеспечивающих структурные основы гомеостаза (Доросевич А.Е., Голубев О.А.,
Абросимов С.Ю. и др., 1998; Доросевич А.Е., 2007). В осуществлении межклеточных взаимодействий значительная роль принадлежит так называемым
внутриклеточным регуляторам (Пальцев М.А., Иванов А.А., Северин С.Е.,
2003).
Комплексное исследование взаимоотношений эпителиальных и стромальных элементов различного происхождения невозможно без синхронного
изучения различных клеточных регуляторов, таких как р53 (он контролирует
активность генов, продукты которых вызывают как остановку клеточного цикла в различных его фазах — G1, G2, так и апоптоз); р16INK4a (продукт гена
INK4a), который обладает супрессорной функцией на р53 (следует отметить,
что уровень экспрессии р16INK4a при дисплазиях шейки матки и РШМ очень вариабелен); Ki-67, отражающий пролиферативную активность клеток как эпителиального, так и мезенхимального происхождения.
Путем уточнения их взаимодействия со специфическими рецепторами
на клетках-мишенях в периваскулярных зонах рака шейки матки можно раскрыть вероятную роль таких взаимоотношений в стартовых процессах инвазии
РШМ. Анализ механизмов, обеспечивающих прогрессию РШМ, необходим для
выявления дополнительных объективных критериев оценки биологических
свойств карцином ШМ и возможного построения индивидуального прогноза.
С данных позиций представляется важным рассмотреть роль сосудистого
компонента коммуникационных систем в процессах становления и прогрессии
рака шейки матки и уточнить возможное значение взаимоотношений сосудистого русла и его клеточного микроокружения в прогнозе карцином шейки матки.
Цель исследования. Выявление особенностей взаимоотношений сосудистого компонента коммуникационных систем и внутриклеточных регуляторов как морфогенетически значимого звена прогрессии и прогноза рака шейки
матки.
5
Задачи исследования:
1. Изучить гистотопографические особенности артериол, капилляров
и венул в интактной шейке матки, в ткани шейки матки, пораженной вирусом
папилломы человека и вне зоны поражения, в ткани рака шейки матки и контрлатеральной зоне (вне опухолевого очага).
2. Провести количественное определение непосредственного клеточного
микроокружения вокруг артериол, капилляров и венул в интактной шейке матки,
в ткани шейки матки, пораженной вирусом папилломы человека и вне зоны
поражения, в ткани рака шейки матки и контралатеральной зоне (вне опухолевого
очага).
3. Иммуногистохимическим методом изучить характер распределения
р53, Ki-67, bcl-2, NK1, СD4, СD8, СD79а, CD138, CD68, СD34, NGFR как в
строме, так и в эпителиальном компоненте в интактной шейке матки, в ткани
шейки матки, пораженной вирусом папилломы человека и вне зоны поражения,
в ткани рака шейки матки и контралатеральной зоне (вне опухолевого очага).
4. Провести математико-статистическую обработку полученных данных,
отмеченных в сосудистом компоненте коммуникационных систем в интактной
шейке матки, в ткани шейки матки, пораженной вирусом папилломы человека
и вне зоны поражения, в ткани рака шейки матки и контралатеральной зоне
(вне опухолевого очага).
5. Оценить результаты интеграционного анализа морфологических и клинических данных и на их основе разработать критерии, способствующие более
полному пониманию вопросов диагностики, морфогенеза и прогноза предраковых процессов и рака шейки матки.
Научная новизна исследования:
1.
Впервые проведено сравнительное комплексное морфологическое исследование коммуникационных систем при различной патологии шейки матки
(ВПЧ инфекция и рак шейки матки) а также в интактной ШМ.
2.
Впервые изучены гистотопографические особенности сосудов МЦР и их
клеточное окружение в различных зонах ШМ при ВПЧ инфекции, раке шейки
матки, а так же в интактной ШМ.
3.
Впервые изучение коммуникационных систем в тканях интактной ШМ, в
шейке матки при ВПЧ инфекции и РШМ проведено с использованием комплекса методов: морфологического, иммуногистохимического и морфометрического. Изучены гистоархитектоника сосудов МЦР, качественные и количественные показатели клеточных популяций вокруг различных звеньев МЦР.
4.
Впервые проведена иммуногистохимическая идентификация клеточных
популяций (NK1, СD4, СD8, СD79а, CD138, CD68) в различных зонах при
РШМ, ВПЧ инфекции и в интактной ШМ, что позволяет проследить морфологические изменения, наблюдаемые на различных этапах становления и развития
РШМ.
5.
Впервые изучен характер распределения внутриклеточных регуляторов
(р53, Ki-67, bcl-2) как в строме, так и в эпителиальном компоненте в различных
зонах ШМ при ВПЧ инфекции, РШМ и в ткани интактной ШМ и определена
площадь сосудистого русла (СД34) и количество NGFR позитивных структур.
Выявленные изменения межклеточных взаимодействий структурных элементов
6
стромы и внутриклеточных регуляторов позволили выделить морфологически
значимые факторы для становления и развития предрака и рака шейки матки.
Теоретическая и практическая значимость исследования. Комплексная морфологическая, морфометрическая и иммуногистохимическая оценка
особенностей гистоархитектоники и гистотопографии сосудов МЦР и их клеточного окружения позволили конкретизировать диагностику предрака и рака
шейки матки.
Впервые доказано, что:
Сочетание морфометрических и иммуногистохимических методов исследования с последующей оценкой состояния сосудистого компонента коммуникационных систем при предраковых и раковых процессах шейки матки необходимо использовать в клинической практике как один из возможных критериев
индивидуального прогноза и тактики лечения.
При патологоанатомической диагностике предраковых и раковых процессов шейки матки необходимо учитывать особенности состояния стромообразующего, дезинтегрирующего и пролиферирующего факторов шейки матки,
стабильность которых зависит от состава клеточных популяций, их количества
и внутриклеточных регуляторов.
Морфологические, морфометрические и иммуногистохимические изменения в тканях вне зоны поражения ВПЧ и контралатеральной зоне от РШМ
позволяют утверждать, что данные зоны ШМ должны быть исследованы в клинической и патологоанатомической практике для исключения поражений предопухолевыми и опухолевыми процессами. Это позволит дать рекомендации
по тактике лечения и разработать критерии индивидуального прогноза.
Методология и методы исследования. В основу методологии настоящего исследования положен системный подход к анализу и оценке морфологических изменений при предраковых состояниях и раке шейки матки с позиции
всестороннего исследования коммуникационных систем. Данный подход позволяет подробно рассмотреть роль сосудистого компонента коммуникационных систем в процессах становления и прогрессии рака шейки матки и уточнить его возможное значение в прогнозе карцином шейки матки. Для достижения поставленной цели и решения задач исследования в работе использован
комплекс методов: информационно-аналитический, макроскопический, гистологический, микроморфометрический, иммуногистохимический и математикостатистической обработки полученных данных.
Положения, выносимые на защиту:
1. Целостное представление о морфогенезе рака шейки матки возможно
только при комплексном изучении стромального и эпителиального компонентов
путем уточнения состояния сосудистого компонента коммуникационных систем с
последующей иммуногистохимической индентификацией клеточных популяций.
2. Комплексная морфологическая оценка взаимоотношений сосудистого
компонента коммуникационных систем с внутриклеточными регуляторами
(p53, bcl-2, Ki-67) при предраковых и раковых процессах шейки матки позволяет значительно увеличить информативность морфометрического исследования.
7
3. Морфометрическая и иммуногистохимическая характеристики клеточных популяций в интактной ШМ, в тканях шейки матки при поражениях ВПЧ и
в тканях рака шейки матки позволяют проследить отдельные этапы дезинтеграции паренхиматозно-стромальных взаимоотношений, наблюдаемые при предраковых и раковых процессах шейки матки, и выявить новые морфологические
маркеры развития рака на фоне предраковых заболеваний данной локализации.
4. Морфометрический анализ демонстрирует значимые различия в распределении клеточных популяций вокруг артериол, капилляров и венул при
фоновых заболеваниях и плоскоклеточном раке шейки матки.
5. Частный корреляционный факторный анализ морфометрических данных, полученных при изучении непосредственного клеточного окружения вокруг сосудов МЦР, дает возможность выделить три основных фактора (стромообразующий, дезинтегрирующий и пролиферирующий), которые необходимы
для стабильности паренхиматозно-стромальных взаимоотношений в ткани шейки матки, а также определить основные моменты, которые влияют на становление и развитие плоскоклеточного рака шейки матки на фоне предраковых процессов в ней.
Степень достоверности и апробация результатов. Степень достоверности полученных результатов определяется достаточной базой данных, репрезентативностью выборки, включенных в статистический анализ изученных показателей, а также адекватно подобранным иллюстративным материалом, который четко документирует проведенные гистологическое, иммуногистохимическое, морфометрическое и статистическое исследования.
Диссертация прошла апробацию на совместном заседании ГБОУ ВПО
«Смоленская государственная медицинская академия»; ОГБУЗ «Смоленский
областной институт патологии» и ОГБУЗ «Смоленский
областной онкологический клинический диспансер».
Материалы диссертации широко отражены и доложены на различных
конгрессах, съездах, конференциях, научных форумах, обществах патологоанатомов, в том числе на VII Российском форуме «Мать и дитя» (Москва, 2005);
Всероссийской конференции, посвященной памяти профессора О.К. Хмельницкого (Санкт-Петербург, 2006); VIII Российском форуме «Мать и дитя» (Москва,
2006); Международном конгрессе «Практическая гинекология: от новых возможностей к новой стратегии» (Москва, 2006); Республиканской научнопрактической конференции «Актуальные проблемы патологической анатомии»
(Республика Беларусь, Гродно, 2010); на II съезде патологоанатомов Республики Беларусь «Проблемы патоморфологической диагностики современных инфекций и других заболеваний» (Гомель, 2011).
Внедрение результатов исследования в практику. Материалы диссертационной работы излагаются при проведении практических занятий и чтении
лекций на кафедрах патологической анатомии, акушерства и гинекологии с
курсом пренатальной диагностики, акушерства и гинекологии педиатрического
и стоматологического факультетов, акушерства и гинекологии ФПК и ППС,
онкологии ГБОУ ВПО «Смоленская государственная медицинская академия»
8
Министерства здравоохранения Российской Федерации; на кафедре патологической анатомии, УО «Гомельский государственный медицинский университет», УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский
университет». Внедрение результатов работы в практику подтверждено соответствующими актами.
Результаты исследования используются для дифференциальной диагностики различных форм папилломавирусных поражений шейки матки и рака
шейки матки в отделениях клинической патологии № 1, 2, 3 ОГБУЗ «Смоленский областной институт патологии»; патологоанатомическом отделении ОГБУЗ
«Смоленский областной онкологический клинический диспансер»; научноисследовательском центре ГБОУ ВПО «Смоленская государственная медицинская академия»; патологоанатомическом отделении ГБУ Рязанской области
«Бюро судебно-медицинской экспертизы»; патологоанатомическом отделении
ГБОУ Рязанской области «Областной онкологический диспансер»; патологоанатомическом отделении Национального медико-хирургического центра имени Н.И. Пирогова, г. Москва; клинико-диагностической лаборатории ГУ «Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии
человека», г. Гомель.
Личный вклад автора в проведенное исследование. Автор принимал
непосредственное участие во всех разделах диссертационной работы. Ему принадлежит ведущая роль в выборе концепции исследования, определении цели и
задач, основных направлений и программы исследования. Им разработаны алгоритм забора операционного материала для морфологического исследования и
методика оценки иммуногистохимических результатов с помощью программы
«Видео Тест 4». Автор лично осуществлял поэтапное рассмотрение результатов
работы, анализировал и оценивал достоверность полученных результатов. Им
сформулированы положения, выносимые на защиту, выводы и практические
рекомендации по материалам исследования. Автору принадлежит определяющая роль во внедрении результатов исследования, в научных публикациях и
докладах по материалам диссертации. Доля участия автора в организации сбора
и накопления информационных данных составляет 100%; обработка, анализ и
обобщение – 85%.
Публикации. По теме диссертации опубликовано: 25 работ, в том числе
11 статей в научных рецензируемых изданиях; 3- за рубежом.
Структура и объем диссертации. Диссертация построена традиционно и
состоит из введения и 6 глав: обзора литературы, материалов и методов исследования, общей характеристики обследованных женщин, результатов собственных исследований и обсуждения полученных результатов, выводов, практических рекомендаций, списка использованной литературы. Работа изложена на
276 страницах компьютерного текста, содержит 53 таблицы, 174 рисунка. Список литературы состоит из 327 источников, из них 189 — на русском и 138 —
на иностранных языках.
Диссертационная работа выполнена по плану научной работы Смоленской государственной медицинской академии и связана с республиканской про-
9
блемой «Морфология
01200803427.
опухолей».
Номер
государственной
регистрации
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Материалы и методы исследования
В работе использовали операционный и аутопсийный материал от
90 женщин, было получено 180 парафиновых блоков, из которых изготовлено
3006 гистологических препаратов. Весь исследуемый материал был разделен на
три группы. Возраст больных - от 18 до 55 лет.
Первая группа представлена тканью интактной шейки матки: передняя
губа — 30 случаев и задняя губа — 30 случаев; материал забирали у женщин,
скончавшихся от травм и острых отравлений. Вторая группа — ткань шейки
матки после электроконизации, производившейся пациенткам в виде расширенной биопсии или лечебной эксцизии по поводу ВПЧ поражения шейки маки
или ЦИН различной степени. Забирали ткань ШМ с признаками поражения вирусом папилломы человека — 30 случаев; контрлатеральная зона ткани шейки
матки вне зоны поражения — 30 случаев. Третья группа — ткань рака шейки
матки — 30 случаев, контрлатеральная зона (вне опухолевого роста) — 30 случаев. Данный материал забирали после проведения оперативного лечения (операция Вертгейма). Распределение по возрастам представлено в таблице 1.
Фиксация материала осуществлялась в 10%-ном нейтральном забуференном формалине. Затем кусочки подвергали стандартной проводке с последующей заливкой в парафин. Из полученных блоков готовили срезы толщиной
5–7 мкм, окрашивали гематоксилином и эозином. Для идентификации и уточнения локализации сосудистых структур в препаратах срезы окрашивали пикрофуксином по ван Гизону, Габу-Дыбану (Меркулов Г.А., 1969).
Иммуногистохимическое исследование проводили на парафиновых срезах. Использовались стрептавидин-биотиновый метод окрашивания и следующая панель моноклональных антител: р53 (clone DO-7), Ki-67 (clone Mib-1)
Bcl-2 (clone124), NK1 клетки (clone NK1), СD34 class II (clone QBEnd-10), СD4
(clone RIV7), СD8 (clone C8/144B), СD79α (clone JCB117), CD138 (клон MI15),
СD68 (клон PG–M1), NGFR, p75 NGFR (clone NGFR5) Все используемые антитела были фирмы DAKO (Дания).
При стандартизации использовали отрицательные контроли из стандартного набора. Оценивали гистологические структуры, которые экспрессировали
то или иное антитело. Площадь сосудистого русла (по СD34), NGFR, CD4, CD8,
CD79α, NK1 клетки определяли с помощью программы «ВидеоТест 4.0».
Таблица 1
Количественное распределение больных по возрасту
и нозологическим группам
Возраст
Группы
наблюдения
18–25
26–35
36–45
46–55
Нормальная ШМ
5
9
9
7
30
ШМ при ВПЧ
9
8
7
6
30
Итого
10
инфекции
Ткань РШМ
4
8
9
9
30
Итого
18
25
25
22
90
Обзорный морфологический анализ и исследования микропрепаратов,
окрашенных стрептавидин-биотиновым методом различными антителами, выполняли на микроскопе «Axiostar plus» (Carl Zeiss, Германия), совмещенном с
видеокамерой «Progres C10 Plus» (Jenoptik Jena, Германия).
Документирование результатов осуществляли при помощи компьютерной
программы «ВидеоТест 4.0. Морфология», в которой были созданы методики
для дифференцировки клеточных элементов и тканевых структур
микропрепаратов, измерения их количества, морфологических (общая
и внутренняя площадь, периметр, параметры формы и размеров) и оптических
параметров (яркостные и цветовые составляющие, оптические плотности)
с последующим статистическим анализом данных.
Методы статистической обработки
Задача статистического анализа результатов морфометрических исследований заключалась в проверке статистической гипотезы, которая выражается
в том, что статистические распределение изучаемых клеточных элементов в зоне опухоли и вне зоны опухоли не имеют значимых различий. Альтернативная
статистическая гипотеза состояла в том, что имеют место значимые различия
между статистическими распределениями изучаемых клеточных элементов в
различных зонах во всех трех группах наблюдений.
Проверку гипотезы о нормальности распределения осуществляли по критерию χ 2 (Пирсона) (Медик В.А., Токмачев М.С., Фишман Б.Б., 2000) на уровне значимости α = 0,05. Для проверки статистической гипотезы об отсутствии
значимых различий между типичными уровнями анализируемых распределений использовали непараметрический критерий Манна—Уитни (Гланц С.,
1998; Кобзарь А.И., 2006; Герасимов А.Н., 2007).
Корреляционый анализ проводился с целью повышения точности и глубины познания сложных явлений или процессов, когда возникает необходимость в увеличении общего числа признаков (морфологических элементов), используемых для их описания. При большом числе признаков возникает необходимость в «сжатии» (редукции) имеющейся информации. Использовали метод
главных компонент, который называют также компонентным анализом. Исходными данными для компонентного анализа являлись коэффициенты парных
частных корреляций. Частные коэффициенты корреляции количественно выражают тесноту статистической связи между двумя переменными, исключая
влияние остальных переменных. Из матрицы парных корреляций вычислялись
собственные значения главных компонент. На начальном этапе анализа число
главных компонент равно числу исходных переменных. Собственное значение
главной компоненты (фактора) — это показатель, который характеризует вес
(вклад), значимость каждого фактора в найденном факторном решении. Собственные значения главных компонент позволяют оценить их информативность.
Информативность — это процент объясняемой дисперсии исходных переменных, содержащейся в корреляционной матрице. Собственные значения главных
11
компонент, их индивидуальная и накопленная информативность представлены
в таблицах. Главные компоненты расположены в таблице по убыванию собственных значений главных компонент. Информативность главных компонент
связана с величиной их собственных значений. Исходя из того, что исходные
анализируемые выборочные значения, полученные в результате морфометрического исследования, являются, по сути, случайными величинами, выборочные
коэффициенты корреляции и вычисленные на их основе собственные значения
главных компонент также являются случайными величинами. В связи с этим
нулевая статистическая гипотеза может быть сформулирована как предположение об отсутствии значимых различий между собственными значениями главных компонент, а наблюдаемые различия являются результатом ошибки, которая всегда имеет место при выборочном статистическом исследовании (ошибка
выборки). При истинной нулевой гипотезе главные компоненты неинформативны. Альтернативная гипотеза может быть сформулирована как предположение о том, что не все собственные значения равны между собой. Для проверки
нулевой гипотезы использовалась статистика (Болч Б., Хуань К. Дж., 1979).
С целью установления значимости выявленных главных компонент
сформулировали следующие статистические гипотезы:
—
гипотеза Н0: собственные значения главных компонент равны между собой и равны единице, вычисленные главные компоненты не обладают
выраженной информативностью;
—
гипотеза Н1: не все собственные значения равны между собой, вычисленные главные компоненты обладают выраженной информативностью.
Нулевую гипотезу проверяли на уровне значимости α = 0,05 . Для проверки гипотезы Н0 можно использовать статистику χ 2 (1):
χ 2р = − (n − 1) ⋅ ln R , где R — определитель корреляционной матрицы;
n — объем выборки.
Статистика χ 2 имеет χ 2 — распределение с числом степеней свободы
m (m − 1)
df =
, где m — число главных компонент. Для нашего случая m = 7 и,
2
7 (7 − 1)
= 21 .
следовательно, df =
2
χ 2 кр ( α = 0,05; df = 21) = 32,67 .
2
χ 2р = − (n − 1) ⋅ ln R = 325,54. Так как χ 2р = 325,54 > χкр
= 32,67 , то имеются
основания отклонить нулевую гипотезу и принять альтернативную. Главные
компоненты обладают выраженной информативностью.
Для определения числа факторов использовали критерий Кайзера: число
факторов равно числу главных компонент, собственные значения которых
больше единицы. Из анализа табличных данных можно сделать вывод о том,
что для дальнейшего анализа можно использовать первых три главных компоненты. Факторная структура и факторные (компонентные) нагрузки представлены в таблицах соответствующих глав. Факторные (компонентные) нагрузки,
по сути, являются коэффициентом корреляции анализируемой переменной с
главной компонентой (фактором). Для анализа и интерпретации выявленной
факторной структуры были использованы факторные нагрузки, значение которых больше или равно 0,3 (в таблице они выделены значком*).
12
Особенности сосудистого компонента
коммуникационных систем в интактной шейке матки
Кровеносные сосуды МЦР в тканях интактной ШМ представлены артериолами, капиллярами и венулами. Гистотопографически к многослойному
плоскому эпителию ближе располагались капилляры, венулы залегали на отдалении от эпителия. Наиболее отдаленно располагались артериолы. Артериолы
имели диаметр 30–40 мкм и типичное трехслойное строение. Относительно
крупные артериолы имеют интиму, состоящую из эндотелия; базальную мембрану, среднюю оболочку, содержащую гладкомышечные клетки (до 3 слоев) и
наружную оболочку, представленную коллагеновыми и эластическими волокнами. Капилляры имели извилистый ход, различный диаметр. Венулы, как правило, имели диаметр около 30 мкм, отличались от капилляров более крупным
диаметром и количеством перицитов.
Вокруг сосудов МЦР клеточный инфильтрат стромы в интактной ШМ как
в передней, так и в задней губе, был крайне скудным. Клетки стромы были
представлены фиброцитами, фибробластами, макрофагами, единичными лимфоцитами, плазмоцитами и единичными полиморфноядерными лейкоцитами.
Количественный их состав вокруг артериол, венул и капилляров представлен в
таблицах 2, 3, 4.
Статистические распределения изучаемых клеточных элементов в тканях
передней губы и задней губы ШМ значимо отличаются от нормального распределения (p < 0,05). Проверка гипотезы о нормальности распределения осуществлялась по критерию χ2 (Пирсона) на уровне значимости α = 0,05. Проверка
статистической гипотезы об отсутствии статистически значимых различий между статистическими распределениями изучаемых клеточных элементов в тканях передней губы и задней губы ШМ сводилась к проверке статистической
гипотезы H0 об отсутствии значимых различий между типичными уровнями
(значениями) анализируемых статистических распределений (типичным является тот факт, что в тканях передней губы и задней губы шейки матки наблюдаемое число клеточных элементов статистически одинаково). Альтернативная
статистическая гипотеза H1 — типичные уровни анализируемых статистических распределений значимо различаются (типичным является тот факт, что в
тканях передней губы ШМ наблюдаемое число клеточных элементов больше
(меньше), чем в тканях задней губы шейки матки.
Распределение клеточных популяций вокруг артериол
в ткани интактной шейки матки
Средний ранг выборки
Показатель
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
Таблица 2
Статистика критерия
Передняя губа
Задняя губа
Критерий
Манна—Уитни
V1
295,31
300,05
300,50
300,50
V2
304,68
299,95
300,50
300,50
W
1212,50
15,00
0,00
0,00
P
0,283
0,497
1
1
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
13
МФ
ГРЛ
ПАР
300,50
300,50
300,50
300,50
300,50
300,50
0,00
0,00
0,00
1
1
1
>0,05
>0,05
>0,05
Для анализа ввели понятие среднего ранга выборки: V1 — выборка в передней губе, V2 — выборка в задней губе. При анализе клеточных популяций
фиброцитов, фибробластов, лимфоцитов, плазмоцитов, макрофагов, гранулоцитарных лейкоцитов, клеток паренхимы вокруг артериол, венул и капилляров
(гипотеза Н0: в передней губе и в задней губе типичное наблюдаемое число
клеточных элементов одинаково, и гипотеза Н1: типичным является тот факт,
что в передней губе наблюдаемое число клеточных элементов значимо меньше,
чем в задней губе); как видно из таблиц 2, 3, 4, по результатам проверки гипотезы Н0 по критерию Манна—Уитни во всех наблюдениях нет оснований отклонить гипотезу Н0.
Таким образом, в передней губе и в задней губе типичное наблюдаемое
число клеточных элементов одинаково.
Таблица 3
Распределение клеточных популяций вокруг венул
в ткани интактной шейки матки
Средний ранг выборки
Показатель
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Передняя губа
Задняя губа
V1
299,79
310,91
300,50
300,50
300,50
302,05
305,41
V2
300,21
289,06
300,50
300,50
300,50
289,95
294,57
Статистика критерия
Критерий
Манна—Уитни
W
P
62,00
0,488
3272,50
0,061
0,00
1
0,00
1
0,00
1
464,00
0,193
1623,00
0,068
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
Таблица 4
Распределение клеточных популяций вокруг капилляров
в ткани интактной шейки матки
Средний ранг выборки
Показатель
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Передняя губа
Задняя губа
V1
301,65
303,42
303,00
300,50
300,50
300,50
320,99
V2
298,34
296,57
298,00
300,50
300,50
300,50
279,08
Статистика критерия
Критерий
Манна—Уитни
W
495,00
1026,50
750,00
0,00
0,00
0,00
6276,50
P
0,408
0,314
0,221
1
1
1
0,161
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
14
Иммуногистохимическое исследование. В первой группе на долю маркера супрессии апоптоза bcl-2 в эпителии приходится 98% в тканях передней губы, а задней — 96%. В строме позитивных клеток не выявлено. Второй по частоте экспрессии в эпителии был Ki-67, который выявлялся с одинаковой частотой в задней (54%) и передней (55%) губе в строме (13% и 6% соответственно).
Наименьшая доля встречаемости приходится на экспрессию p53, который выявлялся в эпителии передней губы (17%) и задней губы (14%). В клетках стромы данного маркера не выявлено. Однако достоверных различий в обеих зонах
по данным маркерам не было выявлено (р > 0,05).
Как было отмечено выше, клеточный инфильтрат в нормальной шейке
матки был крайне скудный и представлен следующими клеточными популяциями - фиброцитами, фибробластами, макрофагами, лимфоцитами, плазмоцитами, гранулоцитарными лейкоцитами. Уточнение иммунодетекции в клетках
инфильтрата проводили с помощью следующих моноклональных антител:
NK1, CD4, CD8, CD79α, СD138, CD68.
Экспрессия CD68 выявлялась во всех исследуемых случаях без исключения как в передней, так и в задней губе шейки матки; их количество практически одинаково в обеих зонах (достоверных различий не выявлено —
р > 0,05). На его долю приходилось 80% всех клеточных популяций.
В изучаемых зонах интактной ШМ иммунодетекция Т-клеточных маркеров была вариабельна. NК1-позитивные клетки составили 5%. На долю CD4+
пришлось 3%, CD8 - 5% всего клеточного инфильтрата. Достоверных различий
по экспрессии CD8, CD4, NK-1 в передней и задней губе не выявлено (р > 0,05).
При анализе экспрессии маркеров В-лимфоцитов (CD79α) обнаружено, что на
долю данной популяции пришлось 5% всего клеточного инфильтрата, а на
СD138 - 2%. Достоверных различий по экспрессии CD138 и CD79α в передней
и задней губе не выявлено (р > 0,05). Данные клетки располагались преимущественно субэпителиально и дискретно, исключительно вокруг венул и капилляров, рядом с артериолами данные клетки не выявлены. Площадь сосудистого
русла в передней и задней губе практически одинакова и отличается всего на
0,24% (р > 0,05).
Экспрессия NGFR (рецептор фактора роста нервов) в нервных структурах
в тканях передней и задней губы интактной ШМ была выявлена во всех исследуемых случаях. При этом большинство нервных волокон располагалось в глубоких отделах стромы (на отдалении от покровного эпителия ШМ). Следует
отметить, что данное антитело накапливалось в клетках базального слоя многослойного плоского эпителия. В ткани передней губы шейки матки показатель
экспрессии NGFR значимо выше (р < 0,05) — на 10,11% по сравнению с задней
губой шейки матки.
Частный корреляционный анализ позволил получить матрицы корреляций,
которые и явились исходным материалом для проведения факторного анализа.
Исходными данными для компонентного анализа были коэффициенты парных
частных корреляций (таблицы 5, 8). В тканях интактной ШМ в передней и зад-
15
ней губе с помощью факторного анализа (объем выборки: n = 300 единиц наблюдения) было установлено, что наиболее активным в плане формирования
клеточных корреляционных связей является венулярный отдел МЦР. Так, вокруг венул в ткани передней губы ШМ были выявлены три главных компоненты, накопленная информативность которых составила 87,752% (таблица 6). В
задней губе ШМ вокруг венул накопленная информативность трех главных
компонент составила 94,213% (таблица 9). Вокруг капиллярного отдела МЦР
передней губы ШМ накопленная информативность трех главных компонент составила 86,424% (таблица 12). Для анализа и интерпретации выявленной факторной структуры использовали факторные нагрузки, значение которых больше
или равно 0,3 (в таблицах 7, 10, 13 они выделены значком *).
Как видно из таблиц, в интактной ШМ вокруг венул как в передней (таблица 7), так и в задней губе (таблица 10) с первым фактором наиболее тесно
связаны клеточные элементы ФЦ и ФБ, имеющие наибольшее собственное значение 1,48 и информативность 37,001% (в передней губе), в задней губе собственное значение равнялось 1,65205 и информативность — 41,301%.
Таблица 5
Значения коэффициентов парных частных корреляций вокруг венул
в интактной ШМ (передняя губа)
ФЦ
ФБ
ПЯЛ
ПАР
ФЦ
1
0,4757
0,1060
0,0438
ФБ
0,4757
1
–0,0438
–0,0511
ГРЛ
0,1060
–0,0438
1
–0,0559
ПАР
0,0438
–0,0511
–0,0559
1
Таблица 6
Собственные значения главных компонент вокруг венул
в интактной ШМ (передняя губа)
Главные
компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
1
1,48
37,001
37,001
2
1,0547
26,366
63,367
3
0,97539
24,385
87,752
4
0,48993
12,248
100
Со вторым фактором, имеющим собственное значение 1,0547 и информативность 26,366%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ГРЛ (передняя
16
губа — таблица 7). В задней губе аналогичная ситуация: собственное значение
1,08351 и информативность 27,088% (таблица 10).
С третьим фактором в передней губе (таблица 7), имеющим собственное
значение 0,97539 и информативность 24,385%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ПАР, в задней губе (таблица 10) прослеживается та же тенденция, собственное значение - 1,03294 и информативность 25,824%.
Факторные нагрузки вокруг венул в интактной ШМ
(передняя губа)
Таблица 7
Факторные нагрузки
∗
Фактор
Фактор
Фактор
1
2
3
ФЦ
0,853453*
0,170129
0,103184
ФБ
0,864161*
–0,13666
–0,10463
ГРЛ
0,017723
0,9875*
–0,03669
–0,0359
0,993777*
ПАР
–0,00217
— значимо различные показатели.
Таблица 8
Значения коэффициентов парных частных корреляций вокруг
венул в интактной ШМ (задняя губа)
ФЦ
ФБ
ПЯЛ
ПАР
ФЦ
1
0,6476
–0,1435
–0,0906
ФБ
0,6476
1
0,2093
0,1272
ГРЛ
–0,1435
0,2093
1
–0,0612
ПАР
–0,0906
0,1272
–0,0612
1
Таблица 9
Собственные значения главных компонент вокруг венул
в интактной ШМ (задняя губа)
Главные
компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
1
1,65205
41,301
41,301
2
1,08351
27,088
68,389
3
1,03294
25,824
94,213
4
0,231492
5,787
100
17
Факторные нагрузки вокруг венул в интактной ШМ
(задняя губа)
∗
Фактор
1
Факторные нагрузки
Фактор
2
Фактор
3
ФЦ
0,916824*
–0,21093
–0,13817
ФБ
0,897684*
0,256241
0,1629
ГРЛ
0,012974
0,987348*
–0,04011
ПАР
0,008101
–0,03743
0,994096*
Таблица 10
— значимо различные показатели.
Таким образом, выделив три основных фактора, которые обеспечивают постоянство паренхиматозно-стромальных взаимоотношений в интактной ШМ,
можно условно назвать первый фактор стромообразующим, т. к. основными
клетками в системе корреляционных связей были установлены фибробласт и
фиброцит; они являются основными элементами в процессе стромообразования.
Второй основной фактор имеет корреляционные связи с гранулоцитарными лейкоцитами, которые одними из первых реагируют на клеточные повреждения и запускают механизм клеточной дезинтеграции. Следовательно,
данный фактор можно условно назвать дезинтегрирующим.
Третий основной фактор в данной ситуации имеет устойчивые корреляции с паренхимой органа. Как известно, паренхиматозные клетки (в нашей ситуации - это многослойный плоский эпителий) начинают активно реагировать
на любое повреждение путем пролиферации и созревания резервных клеток.
Таким образом, они запускают механизмы регенерации. Учитывая данный
факт, нам представляется возможным назвать третий фактор пролиферирующим.
Выделение этих трех основных факторов в интактной шейке матки поможет нам в дальнейшем в проведении корреляционного анализа при различной патологии ШМ, а именно при ВПЧ инфекции и раке шейки матки.
Особенности сосудистого компонента
коммуникационных систем в тканях шейки матки
при папилломавирусных поражениях
Во всех исследованных случаях была проведена ПЦР диагностика для
выявления различных типов ВПЧ (таблица 11).
ПЦР диагностика ВПЧ-поражений шейки матки
Тип ВПЧ
6
11
16
18
Таблица 11
Количество женщин в абсолютных значениях
3
3
15
10
18
31
33
Сочетание типов вируса
11
7
10
Как видно из данных таблицы, наиболее часто определялись высоко онкогенные типы вируса папилломы человека. Важно отметить, что у 10 пациенток отмечалась ассоциация ВПЧ 16/18 и 6/11, 31/33-го типов.
Ткань ШМ вне зоны поражения ВПЧ. Микрососуды в данной зоне были
представлены артериолами, капиллярами и венулами и сохраняли типичное
гистологическое строение.
Ткань ШМ в зоне поражения ВПЧ. Наблюдались признаки папилломавирусного поражения с явлениями ЦИН. Сосуды МЦР представлены артериолами, венулами и капиллярами со структурными изменениями в соединительнотканном каркасе сосудов. По мере нарастания степени тяжести ЦИН отмечались
изменения в строении сосудов. При ЦИН 2-й и 3-й степеней наблюдалось выраженное разволокнение и набухание коллагенового и эластического каркаса в
венулах и капиллярах, а также в артериолах. При ЦИН 2 в строме имелись капилляры, которые подрастают к многослойному плоскому эпителию. Однако
широкой анастомозирующей сети не формируется. При ЦИН 3-й степени ближе к эпителиальному компоненту отмечалось увеличение количества сосудов
МЦР (особенно капилляров и венул), которые образовывали обширные анастомазирующие сети с формированием крупных фокусов между эпителиальными
пластами.
Морфометрический анализ. Вокруг сосудов МЦР количественный состав
клеточного инфильтрата стромы вне зоны поражения ВПЧ и в зоне поражения
ВПЧ представлен в таблицах 12–14.
Для проверки статистической гипотезы об отсутствии значимых различий
между типичными уровнями анализируемых распределений использовали непараметрический критерий Манна—Уитни (таблицы 12–14).
Для анализа введем понятие среднего ранга выборки: V1 — зона ВПЧ,
V2 — вне зоны ВПЧ. Морфометрическое исследование клеточных популяций
показало, что вокруг артериол в тканях, пораженных ВПЧ, достоверно возрастает (p < 0,05) число лимфоцитов, плазматических клеток, макрофагов, гранулоцитарных лейкоцитов и клеток паренхимы по сравнению с зоной вне поражения ВПЧ. Таким образом, есть основание отклонить гипотезу Н0 и принять
Н1. Типичным является тот факт, что вне зоны ВПЧ наблюдаемое число клеточных элементов меньше, чем в зоне ВПЧ.
Таблица 12
Распределение клеточных популяций вокруг артериол в различных
зонах ткани ШМ при ВПЧ поражении
Средний ранг выборки
ФЦ
Зона ВПЧ
Вне зоны ВПЧ
V1
295,44
V2
303,56
Статистика критерия
Критерий
Манна—
Уитни
W
1212,50
p
0,283
>0,05
19
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
299,56
385,79
384,00
299,44
212,50
215,00
17,50
25864,00
25226,00
368,79
352,26
323,20
230,21
246,74
275,80
20718,00
15775,00
7086,00
0,479
0,000
0,00
0,00
0,00
7,69E-08
>0,05
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
Однако средние ранги выборок по фиброцитам и фибробластам показал,
что в зоне ВПЧ и вне зоны поражения типичное наблюдаемое число клеточных
элементов одинаково (p > 0,05) (таблица 12), следовательно, нет оснований отклонить гипотезу Н0.
При статистической обработке морфометрических показателей клеточных популяций вокруг венул и капилляров в тканях ВПЧ достоверно возрастает
(p < 0,05) число лимфоцитов, плазматических клеток, макрофагов и гранулоцитарных лейкоцитов по сравнению с тканями вне зоны ВПЧ.
При этом средние ранги выборок по фиброцитам, фибробластам и клеткам паренхимы в зоне ВПЧ и вне зоны поражения достоверно не отличались
(p > 0,05), следовательно, нет оснований отклонить гипотезу Н0, поэтому в зоне
ВПЧ и вне зоны ВПЧ типичное наблюдаемое число клеточных элементов одинаково (таблица 13, 14).
Таблица 13
Распределение клеточных популяций вокруг венул в различных зонах
ткани ШМ при ВПЧ-поражении
Средний ранг выборки
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Зона ВПЧ
Вне зоны ВПЧ
V1
292,37
294,46
431,50
428,00
410,42
410,00
295,73
V2
306,63
304,54
167,50
171,00
188,58
189,00
303,27
Статистика критерия
Критерий
Манна—Уитни
W
2133,00
1506,50
39468,00
38422,00
33165,00
33040,00
1126,00
p
0,0156
0,238
0,0000
0,00000
0,0000
0,0000
0,28
>0,05
>0,05
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
>0,05
Возможно, при прогрессии патологических изменений в ШМ на фоне вирусного поражения сосудистое русло, как один из структурных элементов, входящих в коммуникационные системы, обеспечивает двухстороннюю связь
«макроорганизм — опухолевая ткань» и совместно с окружающими его клеточными популяциями может выступать самостоятельным звеном или посредником в развитии самых различных процессов, в том числе и опухолевых.
Таблица 14
Распределение клеточных популяций вокруг капилляров
в различных зонах ткани ШМ при ВПЧ-поражении
20
Средний ранг выборки
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Зона ВПЧ
Вне зоны ВПЧ
V1
284,03
284,66
433,87
433,00
368,68
414,00
283,82
V2
295,36
294,68
165,13
166,00
170,93
185,00
295,58
Статистика критерия
Критерий
Манна—Уитни
W
p
1636,00
0,207
1446,50
0,235
40178,00
0,000
39917,00
0,000
30551,00
0,000
34236,00
0,000
1697,50
0,186
>0,05
>0,05
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
>0,05
Иммуногистохимическое исследование. В данной исследуемой группе
выявлено, что наибольшая экспрессия в эпителии приходится на маркер пролиферативной активности Ki-67 (87%). За ним по частоте экспрессии стоит р53,
на его долю приходится около 51%. Последнее место занимает маркер супрессии апоптоза bcl-2. На его долю приходится менее 12,5%. В строме количественное распределение данных маркеров меняется, но лидирующая роль остается за Ki-67 (9%). Вторым по частоте экспрессии в строме был супрессор апоптоза bcl-2 (7%). Наименьшая доля приходится на экспрессию p53 (3%). Доля
р53-позитивных клеток в эпителии в 1,45 раза, а в строме в 4 раза больше в тканях ШМ вне зоны поражения ВПЧ, чем в зоне поражения ВПЧ. Что касается
Ki-67, то количество этих позитивных клеток в эпителии в 1,3 раза, а в строме
— в 2 раза больше в зоне поражения ВПЧ, чем в тканях ШМ вне зоны поражения. При анализе экспрессии bcl-2-позитивных клеток выявлено, что в эпителии
этих клеток в 2,85 раза больше в зоне поражения ВПЧ, чем вне зоны поражения. В строме картина противоположная: в зоне поражения количество bcl-2позитивных клеток в 5 раз меньше, чем вне зоны поражения. При этом имелись
достоверные различия (p < 0,05) в количественном распределении вышеуказанных маркеров между зоной вне поражения ВПЧ и зоной поражения ВПЧ шейки
матки.
Ткань ШМ вне зоны поражения ВПЧ. В данной зоне в клеточном инфильтрате преобладала экспрессия СD68. На его долю приходилось 38% всех
клеточных популяций, их количество практически одинаковое в обеих зонах (р
> 0,05). NK1, CD4 позитивные клетки составили по 3%, CD8+ клетки - 5% всего
клеточного инфильтрата. NK1, CD4, CD8 - позитивные клетки располагались
дискретно, субэпителиально, рядом с сосудами венулярного и капиллярного
типов. Вокруг артериол данные клетки не выявлены.
CD79α позитивные клетки обнаруживались во всех случаях. На долю
данной популяции пришлось около 6% всего клеточного инфильтрата. Данная
клеточная популяция обнаруживалась и в более глубоких отделах стромы, причем исключительно вокруг венулярного и капиллярного отделов МЦР. Экспрессия СD138 – на долю данных клеток пришлось 3%. Выраженная цитоплазматическая экспрессия CD138 также была обнаружена в клетках базального и
шиповатого слоев многослойного плоского эпителия.
Экспрессия NGFR в нервных структурах в тканях ШМ вне зоны поражения ВПЧ и в зоне поражения ВПЧ была выявлена во всех исследуемых случаях.
21
При этом большинство нервных волокон располагалось в глубоких отделах
стромы. Следует отметить, что данное антитело накапливалось в клетках базального слоя многослойного плоского эпителия. При этом экспрессия была
слабой, а в редких случаях умеренной. В ряде наблюдений отмечалась неравномерность экспрессии NGFR в клетках эпителия. На протяженности всего среза встречались участки с негативной реакцией.
Ткань ШМ в зоне поражения ВПЧ. В данной зоне поражения в клеточном
инфильтрате преобладала экспрессия СD68 (85% всех клеточных популяций).
При сравнении этих двух зон (вне поражения и зоны поражения ВПЧ) количество CD68 позитивных клеток в 2,2 раза больше в зоне поражения, чем вне зоны поражения ВПЧ (p < 0,05). NК1-позитивных клеток в 3,3 раза больше в зоне
поражения, чем вне зоны поражения ВПЧ (p < 0,05).
Экспрессия CD4. На долю этой популяции Т-клеток пришлось 7% от всего клеточного инфильтрата. Количество CD4 позитивных клеток в 2,3 раза
больше в зоне поражения, чем вне зоны поражения ВПЧ (p < 0,05). CD8 + Тклетки составили 37%, их количество в 7,4 раза больше в зоне поражения, чем
вне зоны поражения ВПЧ (p < 0,05).
На долю CD79α позитивных клеток пришлось 25% всего клеточного инфильтрата, их количество CD79α позитивных клеток в 4,1 раза больше в зоне
поражения, чем вне зоны поражения ВПЧ (p < 0,05).
Экспрессия СD138. Иммунодетекция была выраженной, мембранной или
цитоплазматической, на долю данных клеток пришлось 10% всего клеточного
инфильтрата. Следует отметить, что выраженная цитоплазматическая экспрессия CD138 также была обнаружена в клетках базального и шиповатого слоев
многослойного плоского эпителия, экспрессия зависела от степени ЦИН в МПЭ
шейки матки. Иммунодетекция CD138 в МПЭ усиливалась от ЦИН 1 к ЦИН 2
и ЦИН 3-й степени, и наиболее ярко была выражена в ЦИН 3, где экспрессия
наблюдалась во всех слоях МПЭ. При сравнении зоны вне поражения и зоны
поражения ВПЧ прослеживается, что количество CD138 позитивных клеток в
3,3 раза больше в зоне поражения, чем вне зоны поражения ВПЧ (p < 0,05).
Площадь сосудистого русла в зоне поражения ВПЧ на 21,92% больше, чем вне
зоны поражения, при этом различия были значимы (p < 0,05).
Экспрессия NGFR в нервных структурах в тканях ШМ в зоне поражения
ВПЧ была выявлена во всех исследуемых случаях. Обращает на себя внимание,
что экспрессия данного маркера в клетках МПЭ зависела от степени ЦИН. Так,
при ЦИН 1-й степени отмечалась выраженная, но неравномерная экспрессия
NGFR в клетках эпителия на протяженности всего среза, иногда встречались
участки с негативной реакцией. При ЦИН 2-й степени экспрессия NGFR была
равномерной и хорошо выраженной в базальном и парабазальном слоях МПЭ.
В нервных волокнах сохранялась умеренная экспрессия данного антитела. При
ЦИН 3-й степени отмечалась яркая экспрессия данного маркера во всех слоях
МПЭ, в нервных волокнах экспрессия была слабо или умеренно выраженная.
Экспрессия данного антитела была обнаружена даже в клетках воспалительного инфильтрата (лимфоциты, макрофаги). Как видно из рисунка 87, в ткани
ШМ в зоне поражения ВПЧ количество NGFR-позитивных элементов на
21,10% больше, чем вне зоны поражения, при этом различия были достоверны
(p < 0,05).
Корреляционный анализ. Вне зоны поражения ВПЧ — вокруг венулярного отдела МЦР было выявлено 11 корреляционных связей, вокруг капилляр-
22
ного отдела — 20, а вокруг артериол — 40. В зоне поражения ВПЧ количество
корреляционных связей возрастает в десятки раз и выражается следующими
показателями: вокруг венулярного отдела МЦР было обнаружено 376 корреляционных связей, вокруг капиллярного отдела — 449, а вокруг артериол — 405.
Все представленные корреляционные взаимосвязи являлись статистически значимыми (коэффициент корреляции /r/ — от 0,3 до 0,5, p < 0,05), имели как положительные, так и отрицательные значения. Провести полноценный анализ
полученных результатов (всего было выявлено 1230 корреляционных связей в
зоне поражения ВПЧ и 71 вне зоны поражения ВПЧ) не представлялось возможным: во-первых, из-за огромного их количества, а во-вторых, они не дают
полного представления о происходящих межклеточных взаимоотношениях и не
исключают влияния иных клеточных элементов на выявленные корреляционные связи, поэтому был проведен частный корреляционный анализ. Исходными
данными для компонентного анализа вне зоны поражения ВПЧ вокруг различных сосудов были коэффициенты парных частных корреляций (таблицы 15–
17).
Таблица 15
Значения коэффициентов парных частных корреляций
в ткани ШМ вокруг артериол вне зоны поражения ВПЧ
ФЦ
1
–0,1172
–0,3798
0,1779
0,3089
ФЦ
ФБ
МФ
ГРЛ
ПАР
ФБ
–0,1172
1
–0,2142
0,0900
0,1128
МФ
–0,3798
–0,2142
1
0,3843
0,5489
ПЯЛ
0,1779
0,0900
0,3843
1
–0,2375
ПАР
0,3089
0,1128
0,5489
–0,2375
1
Таблица 16
Значения коэффициентов парных частных корреляций
в ткани ШМ вокруг венул вне зоны поражения ВПЧ
ФЦ
ФБ
МФ
ПАР
ФЦ
ФБ
МФ
ПАР
1
0,1171
0,1171
0,0534
0,1171
1
–0,1928
–0,1287
-0,0245
-0,1535
1
0,2326
0,0534
–0,1287
–0,1287
1
Учитывая, что при парном корреляционном анализе вокруг артериол, венул и капилляров была обнаружена 71 достоверная связь (диапазон /r/ от –
0,1172 до 0,5406, p < 0,05) между различными клеточными популяциями, в результате факторного анализа после редукции исходных данных количество
достоверных частных корреляционных связей претерпело конкретные изменения, которые мы приводим ниже.
Таблица 17
Значения коэффициентов парных частных корреляций
в ткани ШМ вокруг капилляров вне зоны поражения ВПЧ
23
ФЦ
ФБ
ЛФ
МФ
ПАР
ФЦ
ФБ
ЛФ
МФ
1
0,1463
–0,0362
–0,0616
0,1463
1
–0,0472
–0,1624
–0,0362
–0,0472
1
–0,0225
–0,0616
–0,1624
–0,0225
1
–0,0230
–0,0471
–0,0102
0,3061
ПАР
–0,0230
–0,0471
–0,0102
0,3061
1
В тканях ШМ вне зоны поражения ВПЧ вокруг различных звеньев МЦР
с помощью факторного анализа (объем выборки для артериол и венул составил:
n = 299 единиц наблюдения, а для капилляров n = 279) было установлено, что
наиболее активным в плане формирования клеточных корреляционных связей
является венулярный отдел МЦР. Так, вокруг венул в данной зоне были выявлены три главных компоненты с процентом дисперсии 81,153% (таблица 19).
Вокруг артериол накопленная информативность трех главных компонент составила 79,287% (таблица 18). Вокруг капиллярного отдела МЦР в данной зоне
накопленная информативность трех главных компонент составила 69,537%
(таблица 20).
Для анализа и интерпретации выявленной факторной структуры использовали факторные нагрузки, значение которых больше или равно 0,3 (в таблицах 21–23 они выделены значком*).
Вокруг артериол в ткани ШМ в данной зоне (таблица 21) с первым фактором (который мы обозначили в главе 3 как стромообразующий), имеющим
наибольшее собственное значение 1,59051 и информативность 31,089%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ЛФ и ПАР.
Со вторым фактором, имеющим собственное значение 1,29708 и информативность 25,354%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ЛФ и МФ.
Данный фактор мы определили как дезинтегрирующий.
Таблица 18
Собственные значения главных компонент в ткани ШМ
вокруг артериол вне зоны поражения ВПЧ
Главные
компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
1
2
3
4
5
1,59051
1,29708
1,16869
1,05966
0
31,089
25,354
22,844
20,713
0
Главные
компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
1
2
3
4
1,35277
1,07331
0,820045
0,753872
33,819
26,833
20,501
18,847
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
31,089
56,443
79,287
100
100
Таблица 19
Собственные значения главных компонент в ткани ШМ
вокруг венул вне зоны поражения ВПЧ
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
33,819
60,652
81,153
100
24
Таблица 20
Собственные значения главных компонент в ткани ШМ
вокруг капилляров вне зоны поражения ВПЧ
Главные
компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
1
2
3
4
5
1,40174
1,10638
0,968742
0,853624
0,66952
28,035
22,128
19,375
17,072
13,390
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
28,035
50,162
69,537
86,610
100,000
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение 1,16869 и информативность 22,844%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ФЦ и ЛФ.
Вокруг венулярного звена МЦР (таблица 22) с первым (стромообразующим) фактором, имеющим наибольшее собственное значение 1,35277 и информативность 33,819%, наиболее тесно связаны клеточные элементы МФ и ПАР.
Таблица 21
Факторные нагрузки в ткани ШМ вокруг артериол вне зоны
поражения ВПЧ
ФЦ
ФБ
ЛФ
МФ
ПАР
Фактор
1
0,116596
–0,0929567
0,670292*
–0,213713
0,978075*
Факторные нагрузки
Фактор
2
0,0911754
–0,146565
0,590302*
0,958707*
–0,0658272
Фактор
3
0,996275*
0,00045472
–0,488822*
0,112764
0,191083
Таблица 22
Факторные нагрузки в ткани ШМ вокруг венул вне зоны
поражения ВПЧ
ФЦ
ФБ
МФ
ПАР
Фактор
1
0,0138
–0,097
0,8154*
0,746551*
Факторные нагрузки
Фактор
2
0,9698*
0,0705
–0,169
0,202705
Фактор
3
0,0718
0,9887*
–0,013
–0,12789
Таблица 23
Факторные нагрузки в ткани ШМ вокруг капилляров
вне зоны поражения ВПЧ
Фактор
Факторные нагрузки
Фактор
Фактор
25
ФЦ
ФБ
ЛФ
МФ
ПАР
1
0,0728831
–0,169816
–0,0191816
0,782765*
0,817092*
2
0,786946*
0,708319*
–0,0365239
–0,182474
0,0745367
3
0,0334351
–0,0776742
0,995675*
–0,0428381
0,0209556
Со вторым дезинтегрирующим фактором, который имел собственное значение 1,07331 и информативность 26,833%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ФЦ.
С третьим (пролиферирующим) фактором, имеющим собственное значение 0,820045 и информативность 20,501%, наиболее статистически тесно связаны клеточные элементы ФБ.
Вокруг капиллярного звена МЦР в ткани ШМ вне зоны поражения ВПЧ
с первым фактором (стромообразующим), имеющим наибольшее собственное
значение 1,40174 и информативность 28,035%, наиболее тесно связаны клеточные элементы МФ и ПАР.
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,10638 и информативность 22,128%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ФЦ и ФБ.
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение
0,968742 и информативность 19,375%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ЛФ.
Таким образом, проведя факторный анализ в данной зоне, мы видим, что
по сравнению с интактной ШМ в зоне вне ВПЧ-поражения имеются выраженные изменения в корреляционных взаимосвязях между клеточными популяциями вокруг всех звеньев сосудистого русла. При этом нарушения выявляются
во всех трех факторах: стромообразующем, дезинтегрирующем и пролиферирующем, что позволяет предположить, что уже даже в данной зоне происходят
изменения в межклеточных взаимодействиях, которые впоследствии могут
привести к прогрессии ВПЧ-поражений и формированию типичных морфологических изменений, характерных для данной патологии.
Исходными данными для компонентного анализа в ткани ШМ в зоне поражения ВПЧ вокруг различных сосудов были коэффициенты парных корреляций (таблицы 24–26). При парном корреляционном анализе вокруг артериол,
венул и капилляров было обнаружено 1230 достоверных связей между клеточными популяциями. Однако в результате факторного анализа произошла редукция исходных данных и частные корреляционные связи претерпели определенные изменения.
В тканях ШМ в зоне поражения ВПЧ вокруг различных звеньев сосудистого русла с помощью факторного анализа (объем выборки для венул и капил-
26
ляров составил n = 299 единиц наблюдения, а для артериол — n = 298) было установлено, что наиболее активным в плане формирования клеточных корреляционных связей является капиллярный отдел МЦР. Так, вокруг капилляров в
зоне ВПЧ-поражения были выявлены три главных компоненты с процентом
дисперсии 64,376% (таблица 29). Вокруг венулярного звена накопленная информативность трех главных компонент составила 63,558% (таблица 28). Вокруг артериол в данной зоне накопленная информативность трех главных компонент составила 62,662% (таблица 27).
Однако следует отметить, что разница по накопленной информативности
между этими тремя звеньями МЦР незначительная (таблицы 27–29). Данный
факт позволяет предположить, что все три звена активно влияют на формирование корреляционных взаимосвязей в зоне поражения ВПЧ, что было подтверждено при дальнейшем факторном анализе. Далее для анализа и интерпретации выявленной факторной структуры были использованы факторные нагрузки, значение которых больше или равно 0,3 (в таблицах 30–32 они выделены значком*).
Таблица 24
Значения коэффициентов парных корреляций в ткани ШМ вокруг
артериол в зоне поражения ВПЧ
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
ФЦ
1
0,0318
0,1100
–0,0071
–0,2788
0,3581
0,0917
ФБ
0,0318
1
–0,0255
–0,0845
–0,1921
0,1199
0,0162
ЛФ
0,1100
–0,0255
1
0,2702
0,3178
0,1002
0,1733
ПЛ
–0,0071
–0,0845
0,2702
1
0,4833
0,2610
–0,0016
МФ
–0,2788
–0,1921
0,3178
0,4833
1
0,1905
0,0252
ПЯЛ
0,3581
0,1199
0,1002
0,2610
0,1905
1
0,0687
ПАР
0,0917
0,0162
0,1733
–0,0016
0,0252
0,0687
1
В ткани ШМ в зоне ВПЧ поражения вокруг артериол с первым фактором
(стромообразующим), имеющим наибольшее собственное значение 1,88301
и информативность 26,9%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ЛФ,
ПЛ, MФ, ГРЛ.
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,4607 и информативность 20,867%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ФЦ, ФБ и ГРЛ.
Таблица 25
Значения коэффициентов парных корреляций в ткани ШМ вокруг
венул в зоне поражения ВПЧ
ФЦ
ФЦ
1
ФБ
0,3173
ЛФ
0,2509
ПЛ
0,1945
МФ
–0,1105
ПЯЛ
0,1710
ПАР
0,0068
27
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
0,3173
0,2509
0,1945
–0,1105
0,1710
0,0068
1
–0,0817
–0,1242
–0,2147
–0,0869
–0,0566
–0,0817
1
0,4492
0,1591
–0,1179
–0,0027
–0,1242
0,4492
1
0,4357
0,0217
0,0435
–0,2147
0,1591
0,4357
1
0,1472
0,0429
–0,0869
–0,1179
0,0217
0,1472
1
–0,1517
–0,0566
–0,0027
0,0435
0,0429
–0,1517
1
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение 1,04263 и информативность 14,895%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ЛФ и ПАР.
В данной зоне вокруг венулярного отрезка МЦР с первым фактором
(стромообразующим), имеющим наибольшее собственное значение 1,80955
и информативность 25,851%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ФЦ,
ЛФ, ПЛ, МФ.
Таблица 26
Значения коэффициентов парных корреляций в ткани ШМ вокруг
капилляров в зоне поражения ВПЧ
ФЦ
1
0,3903
0,3175
0,0948
–0,0336
0,0280
0,1402
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
ФБ
0,3903
1
–0,1234
–0,1611
–0,1806
–0,2588
–0,1166
ЛФ
0,3175
–0,1234
1
0,2483
0,3353
0,1120
–0,0586
ПЛ
0,0948
–0,1611
0,2483
1
0,2733
0,2105
0,1683
МФ
–0,0336
–0,1806
0,3353
0,2733
1
0,0727
0,0901
ПЯЛ
0,0280
–0,2588
0,1120
0,2105
0,0727
1
–0,2299
ПАР
0,1402
–0,1166
–0,0586
0,1683
0,0901
–0,2299
1
Таблица 27
Собственные значения главных компонент в ткани ШМ
вокруг артериол в зоне поражения ВПЧ
Главные
компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
1
2
3
4
5
6
7
1,88301
1,4607
1,04263
0,957317
0,766826
0,549745
0,339773
26,9
20,867
14,895
13,676
10,955
7,853
4,854
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
26,9
47,767
62,662
76,338
87,293
95,146
100
28
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,43644 и информативность 20,521%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ФЦ, ФБ и МФ.
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение 1,20305 и информативность 17,186%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ГРЛ и ПАР.
В зоне поражения ВПЧ вокруг капиллярного звена МЦР с первым фактором (стромообразующим), имеющим наибольшее собственное значение 1,8089
и информативность 25,841%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ФБ,
ЛФ, ПЛ, МФ и ГРЛ.
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,47679 и информативность 21,09%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ФЦ, ФБ и ЛФ.
Таблица 28
Собственные значения главных компонент в ткани ШМ
вокруг венул в зоне поражения ВПЧ
Главные
компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
1
2
3
4
5
6
7
1,80955
1,43644
1,20305
0,933866
0,759592
0,45486
0,402643
25,851
20,521
17,186
13,341
10,851
6,498
5,752
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
25,851
46,371
63,558
76,899
87,75
94,248
100
Таблица 29
Собственные значения главных компонент в ткани ШМ вокруг
капилляров в зоне поражения ВПЧ
Главные
компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
1
2
3
4
5
6
7
1,8089
1,47679
1,22064
0,896588
0,70502
0,59026
0,301796
25,841
21,097
17,438
12,808
10,072
8,432
4,311
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
25,841
46,938
64,376
77,185
87,256
95,689
100,000
29
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение
1,22064 и информативность 17,43%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ГРЛ и ПАР.
Таблица 30
Факторные нагрузки в ткани ШМ вокруг артериол в зоне
поражения ВПЧ
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Фактор
1
–0,11641
–0,20503
0,462243*
0,811387*
0,830808*
0,429931*
–0,0964
Факторные нагрузки
Фактор
2
0,785387*
0,414824*
0,033322
0,082185
–0,27069
0,739797*
0,022632
Фактор
3
0,221987
–0,11619
0,571834*
–0,00724
0,066892
–0,01404
0,872929*
Таблица 31
Факторные нагрузки в ткани ШМ вокруг венул в зоне
поражения ВПЧ
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Фактор
1
0,385542*
–0,14662
0,751958*
0,852568*
0,5625*
0,0501
0,098
Факторные нагрузки
Фактор
2
0,748715*
0,763555*
0,160856
–0,08785
–0,51238*
–0,06233
–0,08851
Фактор
3
0,213381
–0,01952
–0,19686
0,007772
0,191847
0,860349*
–0,58733*
Таблица 32
Факторные нагрузки в ткани ШМ вокруг капилляров в зоне
поражения ВПЧ
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
Фактор
1
0,247531
–0,381052*
0,681214*
0,701315*
Факторные нагрузки
Фактор
2
0,854442*
0,759879*
0,326543*
–0,0370181
Фактор
3
0,0434186
0,0719087
–0,223424
0,0421888
30
МФ
ГРЛ
ПАР
0,671344*
0,313294*
0,27594
–0,135474
–0,161256
–0,0527646
0,0620541
–0,704894*
0,834782*
Проведенный анализ показывает, что в тканях ШМ в зоне поражения ВПЧ
по сравнению с зоной вне ВПЧ-поражения увеличивается количество клеточных популяций, которые формируют корреляционные связи. При этом изменения наблюдаются вокруг всех трех звеньев МЦР и касаются всех трех выделенных факторов (стромообразующего, дезинтегрирующего и пролиферирующего). Так, вокруг артериол, венул и капилляров вне зоны ВПЧ наблюдались
только по одной или две клеточные популяции, которые были связаны с первым, вторым и третьим факторами, а в зоне поражения — с ними связано три,
четыре или пять клеточных популяций. Таким образом, наблюдается увеличение количества разных клеточных популяций, участвующих в корреляционных
связях, тем самым нарушая тканевой гомеостаз. Эти нарушения в последующем
ведут к изменению стромально-паренхиматозных взаимоотношений в ткани
ШМ при ВПЧ-инфекции и, возможно, вызывают прогрессию процесса, способствуют опухолевой трансформации эпителия.
Особенности сосудистого компонента
коммуникационных систем в тканях
рака шейки матки
В ткани шейки матки контрлатеральной зоны от РШМ наблюдали признаки папилломавирусного поражения и явления цервикальной интраэпителиальной неоплазии различной степени выраженности. Следует отметить, что
изменения, наблюдаемые в сосудах и в строме данной зоны, были близки к изменениям, которые отмечались в ткани ШМ зоны поражения ВПЧ. Сосуды
МЦР на светооптическом уровне сохраняли типичное гистологическое строение. Коллагеновый и эластический каркасы во всех типах сосудов был сохранены, однако отмечались истончение и разволокнение коллагеновых и эластиновых волокон, особенно в зонах выраженного клеточного инфильтрата и ЦИН 2–
3-й степеней. По мере нарастания дисплазии многослойного плоского эпителия
отмечали перестройку сосудов МЦР. Так, при ЦИН 1-й степени в субэпителиальной зоне в строме обнаруживались немногочисленные капилляры со слабо выраженными признаками пролиферации эндотелия. Как правило, диаметр
данных сосудов небольшой, и располагались они горизонтально по отношению
к многослойному плоскому эпителию. В тканях шейки матки с ЦИН 2-й степени наблюдались изменения гистоархитектоники сосудов. Венулы и капилляры
имели вертикальное расположение и нередко подрастали к многослойному
плоскому эпителию. При ЦИН 3-й степени в тканях ШМ наблюдали перестройку сосудистого русла, увеличивалось количество капилляров и венул в
субэпителиальной зоне, выявляли увеличение венул и капилляров, подрастающих вплотную к базальной мембране. В отдельных случаях отмечали врастание
сосудов в многослойный плоский эпителии. Также имел место обильный лим-
31
фоцитарный, плазмоцитарный и гистиоцитарный инфильтрат, который располагался периваскулярно в субэпителиальной зоне.
Ткань плоскоклеточного РШМ (зона опухоли). Микрососуды были представлены артериолами, капиллярами и венулами и имели классическое строение. Однако присутствовали псевдососуды по типу примитивных тканевых каналов и щелей, ограниченных опухолевыми клетками. Следует отметить нарушение в гистотопографии сосудов микроциркуляторного русла. Рядом c раковыми комплексами находились преимущественно сосуды венозного и капиллярного типов. Они образовывали густую сосудистую сеть. Эластический и
коллагеновый каркас сосудов имел признаки выраженной дезорганизации, на
отдельных участках полностью разрушен опухолевыми клетками. Также отмечались опухолевая инвазия и опухолевые эмболы в сосудах. В сосудах капиллярного типа встречались явления пролиферации эндотелия. Вокруг сосудов
венулярного и капиллярного типов наблюдалась выраженная лимфоплазмоцитарная и гистиоцитарная инфильтрация.
Морфометрический анализ. Вокруг сосудов МЦР количественный состав
клеточного инфильтрата стромы вне зоны поражения ВПЧ и в зоне поражения
ВПЧ представлен в таблицах 33–35.
Таблица 33
Распределение клеточных популяций вокруг артериол
в ткани РШМ и контрлатеральной зоне
Средний ранг выборки
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Зона
опухоли
V1
305,5
331,78
346,05
331,23
307,88
322,97
310,69
Контрлатеральная
зона от РМШ
V2
314,49
288,29
270,95
286,98
312,12
298
310,31
Статистика критерия
Критерий
Манна—Уитни
W
1392
6730
11566
6826
656,5
3866
57,5
p
0,266
0,0012
6,5E-08
0,00069
0,383
0,035
0,489
>0,05
<0,05∗
<0,05∗
<0,05
>0,05
<0,05∗
>0,05
Для анализа введем понятие среднего ранга выборки, V1 — выборка в
зоне опухоли, V2 — выборка вне зоны опухоли. Морфометрическое исследование клеточных популяций показало, что вокруг артериол в тканях РШМ достоверно возрастает (p < 0,05) число фибробластов, лимфоцитов, плазматических
клеток и гранулоцитарных лейкоцитов по сравнению с контрлатеральной стороной от РШМ. Однако средний ранг выборки по фиброцитам, макрофагам и
клеткам паренхимы показал, что в зоне опухоли и вне зоны опухоли типичное
наблюдаемое число клеточных элементов одинаково (p > 0,05) (таблица 33).
При статистической обработке морфометрических показателей клеточных
популяций вокруг венул и капилляров в тканях РШМ достоверно возрастает
32
(p < 0,05) число ЛФ, ПЛ и ГРЛ по сравнению с контрлатеральной стороной
от РШМ.
При этом средние ранги выборки по ФЦ, ФБ, МФ и клеткам ПАР в зоне
опухоли и вне зоны опухоли достоверно не отличались (p > 0,05), следовательно, типичное наблюдаемое число клеточных элементов одинаково (таблицы 34,
35).
Таблица 34
Распределение клеточных популяций вокруг венул в ткани РШМ
и контрлатеральной зоне
Средний ранг выборки
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Зона
опухоли
V1
303,24
317,8
341,75
342,31
324,24
325,88
302,46
Контрлатеральная
зона от РМШ
V2
317,76
303,2
279,25
277,8
296,76
295,12
318,54
Статистика критерия
Критерий
Манна—Уитни
W
2252
2262,5
9688
9982,5
4259,5
4766,5
2491,5
p
0,156
0,155
0,0000054
0,0000013
0,027
0,011
0,126
>0,05
>0,05
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
>0,05
Таблица 35
Распределение клеточных популяций вокруг капилляров в ткани РШМ и
контрлатеральной зоне
Средний ранг выборки
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Статистика критерия
Зона
опухоли
Контрлатеральная
зона от РМШ
Критерий
Манна—Уитни
V1
311,45
319,11
356,11
345,1
330,2
330,37
314,38
V2
309,55
301,89
262,05
266,52
289,73
290,63
306,62
W
295
2668
14509
12003
6262
6160
1202,5
p
0,447
0,1158
2,19E-11
7,9E-09
0,0024
0,0021
0,293
>0,05
>0,05
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
<0,05∗
>0,05
Морфометрическое исследование клеточных популяций выявило достоверное увеличение лимфоцитов, плазматических клеток, макрофагов вокруг артериол, капилляров, венул в тканях РШМ по сравнению с контралатеральной
стороной от РШМ. Указанные морфометрические изменения в тканях контралатеральной стороны от РШМ позволяют утверждать, что данная зона ШМ
должна исследоваться в практике для исключения поражений предопухолевыми и опухолевыми процессами и может являться одним из критериев индивидуального прогноза.
33
Иммуногистохимическое исследование. Третья группа наблюдений характеризовалась тем, что наибольшая экспрессия в эпителии приходилась на
маркер пролиферативной активности Ki-67 (86%). За ним по частоте экспрессии стоит р53. На его долю приходится около 54%. Последнее место занимает
маркер супрессии апоптоза bcl-2. На его долю приходится около 40%. В строме
количественное распределение данных маркеров меняется. В строме доля позитивных клеток по Ki-67 снижается до 18%. Второй по частоте экспрессии в
строме остается р53, однако его доля резко снижается и составляет всего около
10%. На последнем месте был супрессор апоптоза bcl-2. Однако его доля резко
снижается до 6%. Доля р53-позитивных клеток в эпителии в 1,8 раза, а в строме
в 3,5 раза больше в тканях зоны опухоли, чем в контралатеральной зоне от
РШМ. Что касается Ki-67, то количество этих позитивных клеток в эпителии в
1,2 раза, а в строме в 1,8 раза больше в зоне опухоли, чем в контралатеральной
зоне от РШМ. При анализе экспрессии bcl-2-позитивных клеток выявлено, что
в эпителии этих клеток в 1,92 раза больше в зоне опухоли, чем в контралатеральной зоне от РШМ. В строме картина противоположная — в зоне опухоли
количество bcl-2-позитивных клеток в 1,3 раз меньше, чем в КЛЗ от РШМ. При
этом имелись значимые различия (p < 0,05) в количественном распределении
вышеуказанных маркеров между КЛЗ от РШМ и зоной опухоли.
В ткани шейки матки контрлатеральной зоны от РШМ. В данной зоне в
клеточном инфильтрате преобладала экспрессия СD68. На его долю приходилось 42% всех клеточных популяций. NK1, CD4, CD8 позитивные клетки составили по 9% на каждую популяцию. CD79α позитивные клетки составили
9%. В отдельных случаях CD79α-позитивные клетки вообще не обнаруживались. Это наблюдалось в тех случаях, когда поражения МПЭ были минимальными, без явления ЦИН. На долю клеток, экспрессирующих СD138, пришлось
5% от всего клеточного инфильтрата. Следует отметить, что выраженная цитоплазматическая экспрессия CD138 также была обнаружена в клетках базального и шиповатого слоев многослойного плоского эпителия. Экспрессия зависела
от степени ЦИН в МПЭ шейки матки. Иммунодетекция CD138 в МПЭ усиливалась от ЦИН 1 к ЦИН 2 и ЦИН 3-й степени и наиболее ярко была выражена в
ЦИН 3, где экспрессия наблюдалась во всех слоях МПЭ.
Экспрессия NGFR в нервных структурах в тканях контрлатеральной зоны
от РШМ была выявлена во всех исследуемых случаях. При этом нервные волокна располагались как в глубоких отделах стромы, так и субэпителиально. В
ряде случаев клетки инфильтрата окружали NGFR-позитивные нервные волокна. Данное антитело накапливалось в клетках базального слоя многослойного
плоского эпителия. Экспрессия данного маркера в клетках МПЭ зависела от
степени ЦИН. Так, при ЦИН 1-й степени отмечалась выраженная, но неравномерная экспрессия NGFR в клетках эпителия на протяженности всего среза.
Иногда встречались участки с негативной реакцией. При ЦИН 2-й степени экспрессия NGFR была равномерной и хорошо выраженной в базальном и парабазальном слоях МПЭ. В нервных волокнах сохранялась умеренная экспрессия
34
данного антитела. При ЦИН 3-й степени отмечалась яркая экспрессия данного
маркера во всех слоях МПЭ.
Ткань плоскоклеточного РШМ (зона опухоли). В клеточном инфильтрате преобладала экспрессия СD68. На его долю приходилось 92% всех клеточных популяций. При сравнении этих двух зон (контралатеральной зоны
от РШМ и зоны опухоли) количество CD68-позитивных клеток в 2,3 раза
больше в зоне опухоли, чем в контралатеральной зоне от РШМ (p < 0,05).
NK1-позитивные клетки составили 25% в клеточном инфильтрате. При
сравнении этих двух зон (контралатеральной зоны от РШМ и зоны опухоли)
количество NК1-позитивных клеток в 7,5 раза больше в зоне опухоли, чем в
контралатеральной зоне от РШМ (p < 0,05). На CD4 + пришлось 14% от всего
клеточного инфильтрата. Сравнивая эти две зоны количество CD4-позитивных
клеток в 2 раза больше в зоне опухоли, чем в контрлатеральной зоне от РШМ
(p < 0,05). CD8 позитивные клетки составили 22% всего клеточного инфильтрата их количество 3,8 раза больше в зоне опухоли, чем в контралатеральной зоне от РШМ (p < 0,05). CD79α положительные клетки составили 42%, их количество в 6 раз больше в зоне опухоли, чем в контралатеральной зоне от РШМ
(p < 0,05).
Экспрессия СD138 (маркера плазматических клеток) выявлена во всех
случаях. Иммунодетекция была слабой, цитоплазматической. На долю данных
клеток пришлось 14% всего клеточного инфильтрата. Плазматические клетки
располагались преимущественно субэпителиально и дискретно и исключительно вокруг венул и капилляров. Следует обратить внимание, что при сравнении
контрлатеральной зоны от РШМ и зоны опухоли видно, что количество CD138позитивных клеток в 2 раза больше в зоне опухоли, чем в контрлатеральной зоне от РШМ. При этом имелись значимые различия (p < 0,05) по данным показателям.
При сравнении площади сосудистого русла контрлатеральной зоны от
РШМ и зоны опухоли видно, что площадь сосудистого русла в зоне опухоли на
17,86% больше, чем контрлатеральной зоны от РШМ. При этом различия были
значимы (p < 0,05).
Экспрессия NGFR в нервных структурах в тканях контрлатеральной зоны от РШМ и в зоне опухоли была выявлена во всех исследуемых случаях. Отмечалась выраженная иммунодетекция в нервных волокнах в данной зоне. При
этом большинство нервных волокон располагались в строме между опухолевыми клетками. На отдельных участках нервные структуры находились в непосредственной близости от раковых клеток. Следует отметить, что данное антитело накапливалась в клетках сохраненных участков базального слоя многослойного плоского эпителия. При этом экспрессия была слабой или умеренной.
В опухолевых клетках раковых комплексов данное тело не экспрессировалось.
В ткани РШМ в зоне опухоли количество NGFR позитивных элементов на
48,3% больше, чем в контрлатеральной зоне от РШМ. При этом различия были
значимы (p < 0,05).
35
Корреляционный анализ. В контралатеральной зоне от РШМ вокруг венулярного отдела МЦР были выявлены 382 корреляционные связи, вокруг капиллярного отдела — 276, а вокруг артериол — 350. В зоне опухоли количество
корреляционных связей резко возрастает и выражается следующими показателями: вокруг венулярного отдела МЦР было обнаружено 540 корреляционных
связей, вокруг капиллярного отдела — 590, а вокруг артериол — 420. Все представленные корреляционные взаимосвязи являлись средними или сильными,
высоко значимыми (коэффициент корреляции /r/ — от 0,3 до 1,0, p < 0,05). Они
были как с положительными, так и с отрицательными значениями. Таким образом, провести полноценный анализ полученных результатов (всего было выявлено 1008 корреляционных связей в контралатеральной зоне от РМШ и 2700 в
зоне опухоли). Исходными данными для компонентного анализа в контралатеральной зоне от РМШ вокруг артериол, венул и капилляров сосудов были
коэффициенты парных корреляций (таблицы 36–38).
Таблица 36
Значения коэффициентов парных частных корреляций вокруг
артериол в ткани контрлатеральной зоны от РШМ
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
ФЦ
1
0,5971
0,0513
–0,1294
0,1598
0,0817
0,0646
ФБ
0,5971
1
0,1025
0,0587
0,2592
0,0725
–0,033
ЛФ
0,0513
0,1025
1
0,5558
0,1427
0,0145
0,03
ПЛ
–0,1294
0,0587
0,5558
1
0,0864
0,0984
–0,1121
МФ
0,1598
0,2592
0,1427
0,0864
1
0,0609
0,123
ПЯЛ
0,0817
0,0725
0,0145
0,0984
0,0609
1
0,1068
ПАР
0,0646
–0,033
0,03
–0,1121
0,123
0,1068
1
Подобные изменения наблюдались в тканях ШМ в зоне поражения ВПЧ.
Так, вокруг капилляров в контрлатеральной зоне от РШМ были выявлены три
главных компоненты с процентом дисперсии 65,031% (таблица 41).
Вокруг венулярного звена накопленная информативность трех главных
компонент составила 60,933% (таблица 40). Вокруг артериол в данной зоне накопленная информативность трех главных компонент составила 64,02% (таблица 39).
Таблица 37
Значения коэффициентов парных частных корреляций вокруг
венул в ткани контрлатеральной зоны от РШМ
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
ФЦ
1
0,6226
–0,0148
–0,0673
0,0443
0,1646
–0,0221
ФБ
0,6226
1
–0,0264
0,0373
0,1829
–0,1463
0,0493
ЛФ
–0,0148
–0,0264
1
0,3637
0,0747
0,0749
0,0569
ПЛ
–0,0673
0,0373
0,3637
1
0,0737
0,1297
0,0604
МФ
0,0443
0,1829
0,0747
0,0737
1
0,0854
0,1633
ПЯЛ
0,1646
–0,1463
0,0749
0,1297
0,0854
1
0,1214
ПАР
–0,0221
0,0493
0,0569
0,0604
0,1633
0,1214
1
36
Следует отметить, что разница по накопленной информативности между
этими тремя звеньями МЦР была значительной (таблицы 39–41). Исходя из
данного факта, можно предположить, что все три звена сосудистого русла участвуют в формировании корреляционных взаимосвязей в контралатеральной
зоне от РШМ. Далее для анализа и интерпретации выявленной факторной
структуры были использованы факторные нагрузки, значение которых больше
или равно 0,3 (в таблицах 42–44 они выделены значком*).
Таблица 38
Значения коэффициентов парных частных корреляций вокруг
капилляров в ткани контрлатеральной зоны от РШМ
ФЦ
1
0,6941
–0,0757
0,0349
0,1922
0,0801
0,1376
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
ФБ
0,6941
1
–0,0391
–0,0759
0,2377
0,0077
–0,0923
ЛФ
–0,0757
–0,0391
1
0,4992
0,0686
0,0977
0,0387
ПЛ
0,0349
–0,0759
0,4992
1
0,0298
0,0588
–0,0877
МФ
0,1922
0,2377
0,0686
0,0298
1
0,1508
0,2116
ПЯЛ
0,0801
0,0077
0,0977
0,0588
0,1508
1
0,0095
ПАР
0,1376
–0,0923
0,0387
–0,0877
0,2116
0,0095
1
Таблица 39
Собственные значения главных компонент вокруг артериол
в ткани контрлатеральной зоны от РШМ
Главные
Собственное
компоненты
значение
1
2
3
4
5
6
7
Информативность
(процент дисперсии)
1,813
1,554
1,114
0,944
0,799
0,444
0,332
25,90
22,20
15,92
13,49
11,41
6,34
4,74
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
25,9
48,1
64,02
77,51
88,92
95,26
100
Таблица 40
Собственные значения главных компонент вокруг венул
в ткани контрлатеральной зоны от РШМ
Главные
компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
1
2
3
1,67102
1,49938
1,0949
23,872
21,420
15,641
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
23,872
45,291
60,933
37
4
5
6
7
0,9944
0,816802
0,647447
0,266054
14,349
11,669
9,249
3,801
75,281
86,950
96,199
100,000
В тканях ШМ в контралатеральной зоне от РШМ вокруг артериол с первым фактором (стромообразующим), имеющим наибольшее собственное значение 1,813 и информативность 25,9%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ФЦ, ФБ и MФ.
При парном корреляционном анализе в данной зоне вокруг артериол, венул и капилляров было обнаружено 1008 достоверных связей между клеточными популяциями. Однако в результате факторного анализа произошла редукция
исходных данных и частные корреляционные связи претерпели определенные
изменения.
В тканях ШМ контралатеральной зоны от РШМ вокруг различных звеньев МЦР с помощью факторного анализа (объем выборки для артериол и венул
составил: n = 310, а для капилляров — n = 305 единиц наблюдения) было установлено, что наиболее активным в плане формирования клеточных корреляционных связей является капиллярный отдел МЦР.
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,554 и информативность 22,20%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ЛФ и ПЛ.
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение 1,114 и информативность 15,92%, наиболее тесно связаны клеточные элементы МФ, ГРЛ и ПАР.
В тканях ШМ в контралатеральной зоне от РШМ вокруг венул с первым
фактором (стромообразующим), имеющим наибольшее собственное значение
1,67102 и информативность 23,872%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ФЦ и ФБ.
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,49938 и информативность 21,420%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ЛФ и ПЛ.
Таблица 41
Собственные значения главных компонент вокруг капилляров в ткани
контрлатеральной зоны от РШМ
Главные компоненты
Собственное
значение
Информативность
(процент дисперсии)
1
2
3
4
5
1,84183
1,54397
1,16637
0,965053
0,741183
26,312
22,057
16,662
13,786
10,588
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
26,312
48,369
65,031
78,818
89,406
38
6
7
0,518571
0,223016
7,408
3,186
96,814
100,000
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение 1,0949 и информативность 15,641%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы МФ, ГРЛ и ПАР.
В тканях ШМ в контрлатеральной зоне от РШМ вокруг капилляров с
первым фактором (стромообразующим), имеющим наибольшее собственное
значение 1,84183 и информативность 26,312%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ФЦ и ФБ.
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,54397 и информативность 22,057%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ЛФ и ПЛ.
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение 1,16637 и информативность 16,662%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы МФ, ГРЛ и ПАР.
Таблица 42
Факторные нагрузки вокруг артериол в ткани контрлатеральной зоны от
РШМ
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Фактор
1
0,86*
0,89*
0,09
–0,06
0,40*
0,05
–0,05
Факторные нагрузки
Фактор
2
–0,12
0,09
0,85*
0,89*
0,22
0,1
–0,14
Фактор
3
0,05
–0,03
0,07
–0,03
0,38*
0,58*
0,82*
Таблица 43
Факторные нагрузки вокруг венул в ткани контрлатеральной зоны
от РШМ
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
Факторные нагрузки
Фактор
Фактор
Фактор
1
2
3
–0,0397784
0,0584764
0,873663*
0,012858
0,00207742
0,912878*
–0,0129177
0,0438434
0,819022*
–0,009287
0,0927618
0,820225*
0,20317
0,0587592
0,595788*
39
ГРЛ
ПАР
–0,0571667
–0,0455422
0,13161
–0,0458669
0,57931*
0,741003*
Как видно из таблиц 42, 43 и 44, прослеживается однотипность корреляционных взаимосвязей вокруг различных звеньев сосудистого русла в контралатеральной зоне от РШМ.
Так, вокруг артериол, венул и капилляров в данной зоне с первым фактором (изначально мы его определили как стромообразующий) тесно коррелировали фибробласты и фиброциты (исключение составил артериолярный отрезок,
вокруг которого отмечалась зависимость и от макрофагов). Второй фактор, который был обозначен как дезинтегрирующий, наиболее тесно связан с популяциями лимфоцитов и плазмоцитов. Третий фактор — пролиферирующий —
наиболее тесно коррелировал с макрофагами, полиморфноядерными лейкоцитами и паренхимой. Такое распределение корреляционных взаимосвязей можно
объяснить тем, что в данной зоне морфологически были выявлены признаки
ВПЧ-поражения ШМ. Имеющиеся признаки ЦИН различной степени выраженности укладываются в картину прогрессии и нарастания пролиферативных
процессов в многослойном плоском эпителии.
Таблица 44
Факторные нагрузки вокруг капилляров в ткани контрлатеральной зоны
от РМШ
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Факторные нагрузки
Фактор
Фактор
Фактор
1
2
3
–0,021468
0,166438
0,877492*
–0,0409872
–0,017682
0,930697*
–0,0789828
0,13472
0,835983*
0,00944361
–0,0503239
0,861854*
0,287801
0,0733364
0,677123*
0,0533291
0,222702
0,37694*
–0,132518
–0,165567
0,794331*
Таблица 45
Значения коэффициентов парных корреляций вокруг артериол в зоне опухоли
(РШМ)
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ФЦ
1
0,5467
–0,1657
–0,1808
0,1929
ФБ
0,5467
1
–0,0515
0,1674
0,1734
ЛФ
–0,1657
–0,0515
1
0,3912
–0,0535
ПЛ
–0,1808
0,1674
0,3912
1
0,1504
МФ
0,1929
0,1734
–0,0535
0,1504
1
ПЯЛ
0,0702
–0,0411
0,0879
0,207
0,1109
ПАР
0,1874
–0,1638
0,1583
–0,0143
0,052
40
ГРЛ
ПАР
0,0702
0,1874
–0,0411
–0,1638
0,0879
0,1583
0,207
–0,0143
0,1109
0,052
1
–0,0514
–0,0514
1
Таблица 46
Значения коэффициентов парных корреляций вокруг венул в зоне опухоли
(РШМ)
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
ФЦ
1
0,5478
–0,1243
–0,1066
0,1012
0,0327
–0,0413
ФБ
0,5478
1
0,1124
0,0515
0,3360
0,1713
–0,0486
ЛФ
–0,1243
0,1124
1
0,5840
0,3830
0,2897
0,1455
ПЛ
–0,1066
0,0515
0,5840
1
0,3333
0,3095
0,2376
МФ
0,1012
0,3360
0,3830
0,3333
1
0,1246
0,1767
ПЯЛ
0,0327
0,1713
0,2897
0,3095
0,1246
1
0,0451
ПАР
–0,0413
–0,0486
0,1455
0,2376
0,1767
0,0451
1
Исходными данными для компонентного анализа в зоне опухоли (РШМ)
вокруг артериол, венул и капилляров сосудов были коэффициенты парных корреляций (таблицы 45–47).
При парном корреляционном анализе в данной зоне вокруг артериол, венул и капилляров было обнаружено 2700 достоверных связей между клеточными популяциями, после проведения факторного анализа произошла редукция
исходных данных и упрощение частных корреляционных связей.
Таблица 47
Значения коэффициентов парных корреляций вокруг капилляров в зоне
опухоли (РШМ)
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ПЯЛ
ПАР
ФЦ
1
0,6476
–0,0623
–0,1462
0,1437
–0,0494
0,1074
ФБ
0,6476
1
–0,2270
0,0650
0,0805
–0,0126
–0,0413
ЛФ
–0,0623
–0,2270
1
0,5525
0,0400
–0,0336
0,0466
ПЛ
–0,1462
0,0650
0,5525
1
0,0356
0,1756
–0,0827
МФ
0,1437
0,0805
0,0400
0,0356
1
0,1428
–0,0202
ГРЛ
–0,0494
–0,0126
–0,0336
0,1756
0,1428
1
–0,0203
ПАР
0,1074
–0,0413
0,0466
–0,0827
–0,0202
–0,0203
1
Таблица 48
Собственные значения главных компонент вокруг артериол в зоне опухоли (РШМ)
Главные
Собственное
компоненты
значение
1
2
1,69517
1,5364
Информативность
(процент дисперсии)
24,217
21,949
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
24,217
46,165
41
3
4
5
6
7
1,14882
0,985493
0,851936
0,529476
0,25271
16,412
14,078
12,171
7,564
3,610
62,577
76,655
88,826
96,390
100,000
В тканях ШМ в зоне РШМ вокруг различных звеньев МЦР с помощью
факторного анализа (объем выборки для артериол и капилляров составил
n = 310, а для венул — n = 309 единиц наблюдения) было установлено, что наиболее активным в плане формирования клеточных корреляционных связей является венулярный отдел МЦР. Подобные изменения наблюдались в тканях
ШМ вне зоны поражения ВПЧ. Так, вокруг венул в данной зоне были выявлены
три главных компоненты, при этом накопленная информативность составила
68,802% (таблица 49).
Следующим звеном по активности формирования корреляционных связей
был капиллярный отдел МЦР, где накопленная информативность трех главных
компонент составила 63,072% (таблица 50). Наименьшую активность по формированию корреляционных связей в данной зоне имели артериолы, где накопленная информативность трех главных компонент составила 62,577% (таблица
48).
Следует отметить, что разница по накопленной информативности между
этими тремя звеньями МЦР была значительная (таблицы 48–50). Исходя из
данного факта, можно предположить, что все три звена сосудистого русла участвуют в формировании корреляционных взаимосвязей в зоне РШМ. Далее для
анализа и интерпретации выявленной факторной структуры были использованы
факторные нагрузки, значение которых больше или равно 0,3 (в таблицах 51–53
они выделены значком*).
Таблица 49
Собственные значения главных компонент вокруг венул в зоне опухоли
(РШМ)
Главные
Собственное
компоненты
значение
1
2
3
4
5
6
7
2,21288
1,62275
1,080492
0,721361
0,57929
0,414646
0,36858
Информативность
(процент дисперсии)
31,613
23,182
14,007
11,734
8,276
5,924
5,265
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
31,613
54,795
68,802
80,535
88,811
94,735
100,000
В тканях ШМ в зоне РМШ вокруг артериол с первым фактором (стромообразующим), имеющим наибольшее собственное значение 1,69517 и информативность 24,217%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ФЦ, ФБ и МФ.
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,5364 и информативность 21,949%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ЛФ, ПЛ и ПЯЛ.
42
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение 1,14882 и информативность 16,412%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ЛФ и ПАР.
В тканях ШМ в зоне РМШ вокруг венул с первым фактором (стромообразующим), имеющим наибольшее собственное значение 2,21288 и информативность 31,613%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ЛФ, ПЛ, MФ и
ГРЛ.
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,62275 и информативность 23,182%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ФЦ, ФБ и MФ.
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение 1,080492 и информативность 14,007%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы МФ, ГРЛ и ПАР.
В тканях ШМ в зоне РМШ вокруг капилляров с первым фактором (стромообразующим), имеющим наибольшее собственное значение 1,81664 и информативность 25,952%, наиболее тесно связаны клеточные элементы ФЦ, ФБ
и MФ.
Таблица 50
Собственные значения главных компонент вокруг капилляров в зоне опухоли (РШМ)
Главные
Собственное
компоненты
значение
1
2
3
4
5
6
7
1,81664
1,47918
1,11921
1,01921
0,872849
0,497823
0,195079
Информативность
(процент дисперсии)
25,952
21,131
15,989
14,560
12,469
7,112
2,787
Накопленная
информативность
(процент дисперсии)
25,952
47,083
63,072
77,632
90,101
97,213
100,000
Таблица 51
Факторные нагрузки вокруг артериол в зоне опухоли (РШМ)
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Фактор
1
0,842374*
0,807536*
–0,189841
0,0622993
0,511399*
0,13272
0,0537656
Факторные нагрузки
Фактор
Фактор
2
3
–0,242402
0,211161
0,0793851
–0,243799
0,684923*
0,351601*
м0,0602145
0,854995*
0,232419
0,0569773
–0,117053
0,470432*
–0,0315022
0,952356*
Таблица 52
Факторные нагрузки вокруг венул в зоне опухоли (РШМ)
Фактор
1
Факторные нагрузки
Фактор
2
Фактор
3
43
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
–0,166877
0,160977
0,808889*
0,783715*
0,451897*
0,680325*
0,0790659
0,84822*
0,87665*
–0,0260418
–0,0728181
0,395376*
0,117777
–0,0697293
–0,0323304
–0,0220328
0,188856
0,27049
0,458443*
–0,339012*
0,846202*
Таблица 53
Факторные нагрузки вокруг капилляров в зоне опухоли (РШМ)
ФЦ
ФБ
ЛФ
ПЛ
МФ
ГРЛ
ПАР
Факторные нагрузки
Фактор
Фактор
Фактор
1
2
3
–0,0605467
–0,0923589
0,902122*
–0,0561334
0,0590251
0,885853*
–0,110232
–0,140257
0,886857*
0,00195038
0,191862
0,866231*
0,257932
0,0778757
0,559502*
–0,0504097
0,0706611
0,763739*
0,114331
0,0606031
–0,446013*
Со вторым фактором (дезинтегрирующим), имеющим собственное значение 1,47918 и информативность 21,131%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы ЛФ и ПЛ.
С третьим фактором (пролиферирующим), имеющим собственное значение 1,11921 и информативность 15,989%, наиболее тесно связаны клеточные
элементы МФ, ГРЛ и ПАР.
При сравнении этих двух зон (контралатеральной зоны от РШМ и зоны
опухоли) обращает на себя внимание, что вокруг различных звеньев МЦР идет
смена клеточных популяций, которые коррелировали со стромообразующим,
дезинтегрирующим и пролиферирующим факторами. Наиболее стабильными
вокруг артериол были корреляции между первым фактором (стромообразующим) и ФЦ, ФБ и MФ, данная зависимость сохранялась в обеих зонах. Следующим по стабильности был второй фактор (дезинтегрирующий), который
сохранил зависимость от ЛФ и ПЛ, однако в зоне РШМ он стал зависим
от ГРЛ. Самым нестабильным оказался третий фактор (пролиферирующий), который кардинально поменял корреляционную зависимость от клеточных популяций. Если в контралатеральной зоне от РШМ третий фактор зависел от МФ,
ГРЛ и ПАР, то в зоне опухоли данный фактор зависел от популяции ЛФ и ПАР.
Стабильность ПАР легко объяснима: если была бы утеряна данная корреляция,
то, ни о каком опухолевом росте, возможно, не могла бы идти речь, так как
пролиферация и следующая за ней клеточная атипия МПЭ являются основными
признаками прогрессии злокачественного процесса.
ВЫВОДЫ
1.
В тканях интактной шейки матки и в зоне вне поражения ВПЧ имеются
типичные по гистологическому строению сосуды МЦР, но при этом выявлены
44
гистотопографические особенности расположения сосудов микроциркуляторного русла по отношению к многослойному плоскому эпителию (ближе всего
к эпителию расположены капилляры и венулы, а артериолы залегают в более
глубоких отделах стромы), что свидетельствует о начальных процессах перестройки сосудов МЦР даже в зоне вне поражения ВПЧ.
2.
В тканях ШМ как в зоне поражения ВПЧ, так и в тканях контрлатеральной зоны от РШМ по мере нарастания ЦИН в ткани шейки матки идет перестройка сосудов МЦР, которая сопровождается изменением гистоархитектоники и гистотопографии сосудов МЦР и характеризуется формированием сосудисто-эпителиальных ассоциаций, которые представлены венулами или капиллярами, окруженными комплексами эпителиальных клеток. Количество сосудисто-эпителиальных ассоциаций увеличивается по мере прогрессирования ЦИН
и перехода в рак шейки матки.
3.
В тканях зоны «рак шейки матки» имеются гистотопографические особенности сосудов МЦР, которые проявляются хаотичным расположением капилляров, венул и артериол, а также гиперплазированной сосудистой сетью рядом с атипичным эпителием.
4.
В тканях интактной шейки матки, шейки матки при поражении ВПЧ и
рака шейки матки по мере нарастания ЦИН и трансформации в раковый процесс значимо увеличиваются не только площадь сосудистого русла, но и количество NGFR позитивных структур, что подтверждает значимую роль коммуникационных систем в становлении, развитии и прогрессии рака шейки матки.
5.
В тканях интактной ШМ и в зоне вне поражения ВПЧ при морфометрическом исследовании обнаружена слабовыраженная клеточная инфильтрация,
которая была представлена различными клеточными популяциями (фиброцитами, фибробластами, макрофагами, единичными лимфоцитами, плазмоцитами
и полиморфноядерными лейкоцитами). При этом в зоне вне поражения ВПЧ
количественный состав данных клеток был значимо выше, чем в интактной
шейке матки, что позволяет считать зону вне поражения ВПЧ потенциально
опасной с точки зрения дальнейшей прогрессии предракового процесса в рак.
6.
Проведенное морфометрическое исследование показало гетерогенность в
распределении клеточных популяций вокруг артериол, венул и капилляров в
тканях шейки матки в зоне поражения ВПЧ. Имелось значимое возрастание
числа лимфоцитов, плазматических клеток, макрофагов, полиморфноядерных
лейкоцитов и клеток паренхимы по сравнению с зоной вне поражения ВПЧ.
Наиболее стабильными были популяции фиброцитов и фибробластов.
7.
Клеточные популяции вокруг артериол в тканях РШМ достоверно возрастали: число фибробластов, лимфоцитов, плазматических клеток и полиморфноядерных лейкоцитов по сравнению с КЛЗ от РШМ. Вокруг венул и капилляров в зоне опухоли достоверно возрастало число лимфоцитов, плазматических
клеток и гранулоцитарных лейкоцитов по сравнению с КЛЗ от РШМ. Наиболее
стабильными были популяции фиброцитов, макрофагов и клетки паренхимы.
8.
Иммуногистохимическая идентификация клеточных элементов показала,
что в тканях интактной шейки матки при поражении ВПЧ и рака шейки матки
45
имеются NK1, CD4, CD8, CD79α, СD138, CD68-позитивные клеточные популяции, распределение которых было крайне вариабельно вокруг сосудов МЦР, но
имелось значимое увеличение данных клеток в строме по мере нарастания ЦИН
в эпителии шейки матки и при переходе в рак ШМ.
9.
Иммуногистохимическое исследование экспрессии маркера апоптоза p53,
супрессора апоптоза bcl-2 и маркера пролиферации Ki-67 выявило, что данные
маркеры определяются в многослойном плоском эпителии интактной ШМ, в
тканях шейки матки при поражениях ВПЧ и в тканях рака шейки матки. Однако
в интактной ШМ нет статистически значимых различий в экспрессии вышеперечисленных маркеров. Статистически значимые различия в экспрессии p53,
bcl-2 и Ki-67 выявлены как в тканях ШМ при поражении ВПЧ, так и тканях рака шейки матки.
10.
Проведенный факторный анализ показал, что наиболее активным в плане
формирования клеточных корреляционных связей в интактной шейке матки является венулярный отдел МЦР. Вокруг венулярного и капиллярного звеньев КС
в ткани интактной шейки матки были выявлены три главных компоненты, накопленная информативность которых была значимой. Это позволило выделить
три основных фактора, которые обеспечивают постоянство паренхиматозностромальных взаимоотношений в интактной шейке матки: стромообразующий,
дезинтегрирующий, пролиферирующий.
11.
Проведенный корреляционный факторный анализ показал, что по сравнению с интактной шейкой матки в зоне вне ВПЧ-поражения имеются выраженные изменения в корреляционных взаимосвязях между клеточными популяциями вокруг всех звеньев сосудистого русла. При этом нарушения выявляются
во всех трех факторах: стромообразующем, дезинтегрирующем и пролиферирующем, что позволяет предположить, что даже в данной зоне идут изменения
в межклеточных взаимодействиях, которые могут привести к прогрессии ВПЧпоражений и формированию типичных морфологических изменений, характерных для данной патологии.
12.
Проведенный корреляционный факторный анализ в контрлатеральной зоне от РШМ и в зоне РШМ показал, что вокруг различных звеньев МЦР идет
смена клеточных популяций, которые коррелировали с стромообразующим, дезинтегрирующим и пролиферирующим факторами. Наиболее стабильным был
стромообразующий фактор. Вторым по стабильности был дезинтегрирующий
фактор. Самым нестабильным оказался пролиферирующий фактор, который
кардинально изменил корреляционную зависимость от клеточных популяций.
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
1.
Для дифференциальной диагностики предрака и рака шейки матки необходимо учитывать особенности гистоархитектоники и гистотопографии сосудов МЦР. При наличии «сосудисто-эпителиальных ассоциаций» в биоптате
ткани шейки матки следует рекомендовать мультифокальную биопсию шейки
матки.
2.
При проведении патогистологического исследования предраковых и ра-
46
ковых процессах шейки матки необходимо учитывать морфологические особенности строения сосудистого компонента коммуникационных систем и их
взаимосвязь с внутриклеточными регуляторами, что увеличивает информативность морфометрического исследования, позволяет прогнозировать течение
патологического процесса в шейке матки.
3.
При выборе тактики лечения при предраковых и раковых процессах шейки матки и определения критериев индивидуального прогноза в клинической
практике рекомендуется учитывать данные морфометрического и иммуногистохимического исследования с оценкой состояния сосудистого компонента
коммуникационных систем.
4.
При патологоанатомической диагностике предраковых и раковых процессов шейки матки рекомендуется проводить иммуногистохимическую верификацию клеточных популяций, их количества, что позволяет выявить нарушения
в cтромообразующем, дезинтегрирующем и пролиферирующем факторах шейки матки и выявить случаи с неблагоприятным течением патологических процессов и рекомендовать врачу гинекологу пристальное динамическое наблюдение за пациентками с вышеуказанными изменениями.
5.
Учитывая морфологические, морфометрические и иммуногистохимические изменения в тканях вне зоны поражения ВПЧ и контрлатеральной зоне от
РШМ, рекомендуется исследовать данные зоны ШМ в клинической практике (с
последующим взятием биопсии) для исключения поражений предопухолевыми
и опухолевыми процессами.
1.
2.
3.
4.
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ
ДИССЕРТАЦИИ
Лейкоплакия шейки матки, как ВПЧ-ассоциированное заболевание. /
Л.И.Харитонова, Н.Ю. Мелехова, А.Н. Иванян, И.А. Бехтерева // Мать и дитя: материалы VII Российского форума.-М., «МЕДИ Экспо». – 2005. – С.
533.
Бехтерева И.А., Доросевич А.Е., Судиловская В.В. Нервный компонент
коммуникационных систем в тканях плоскоклеточного рака шейки матки.
(СД–версия) // Новые методы и разработки в онкоморфологии: материалы
IV конференции российских патологоанатомов. СД–версия: МеdMcorp.
2005.– С. 13–14.
Бехтерева И.А. , Доросевич А.Е., Судиловская В.В. Особенности гистоархитектоники вегетативных нервных терминалей и их клеточного окружения в
тканях рака влагалищной порции шейки матки //Современные проблемы
клинической патоморфологии: Материалы Всероссийской конференции, посвященная памяти профессора О.К. Хмельницкого.- СПб., 2006. – С. 25–27.
Клинико-морфологические аспекты лейкоплакии шейки матки. / Н.Ю. Мелехова, Л.И. Харитонова, И.А. Бехтерева, О.В. Благодыр //Практическая гинекология: от новых возможностей к новой стратегии: материалы Международного конгресса.- М., 2006. – С.118.
47
5. Морфологические маркеры в диагностике веррукозной лейкоплакии шейки
матки. /Н.Ю. Мелехова, А.Н. Иванян, И.А. Бехтерева, Л.И. Харитонова
//Математическая морфология. Электронный математический и медикобиологический
журнал.
–
Т.5.
–
Вып.
4.
–
2006.
–
http://www.smolensk/ru/user/sgma/MMORPHI/TTTLHTM
6. Морфологические маркеры пролиферативной активности в диагностике
атипической лейкоплакии шейки матки. /Л.И. Харитонова, И.А. Бехтерева,
Н.Ю. Мелехова, А.Н. Иванян и др. // Мать и дитя: материалы VIII Российского форума.-М., 2006. – С. 552–553.
7. Морфологические маркеры в диагностике атипической лейкоплакии шейки
матки. / Н.Ю. Мелехова, А.Н. Иванян, И.А. Бехтерева и др.// Электронный
медико-биологический журнал «Математическая морфология» ООО «Интернет-Проект». – Т.7. ст.29 (С. 312–319) // октябрь 2006.
http://www.medline.ru.
8. Медицинские и социальные аспекты рака шейки матки. / А.Н. Иванян, О.В.
Благодыр, Н.Ю. Мелехова, И.А. Бехтерева // Практическая гинекология: от
новых возможностей к новой стратегии: материалы Международного конгресса.-М., 2006. – С. 254.
9. Клинико-морфологические особенности лейкоплакии шейки матки. / Н.Ю.
Мелехова, А.Н. Иванян, Л.И. Харитонова, Бехтерева И.А. // Практическая
гинекология: от новых возможностей к новой стратегии: материалы международного конгресса. – М., 2006 – С.118.
10. Диагностические аспекты эктопии шейки матки. / Н.Ю. Мелехова, А.Н.
Иванян, Н.Л. Овсянкина, И.А. Бехтерева//Практическая гинекология: от новых возможностей к новой стратегии: материалы международного конгресса. – М., 2006 – С. 118–119.
11.Онкологический потенциал различных патологических состояний шейки
матки / Н.Л. Овсянкина, Н.Ю. Мелехова, А.Н. Иванян, И.А. Бехтерева //
Журнал акушерских и женских болезней. – 2006. – T.L.V. – Выпуск 3. – С.
67–71.
12. Морфологические и иммуногистохимические особенности состояния рубца
на матке после кесарева сечения / Т.А.Густоварова, А.Н.Иванян,
А.Е.Доросевич, И.А. Бехтерева//
Российский вестник акушерагинеколога. – 2007. – Т. 7. – №4. – С. 7–17.
13.Доросевич А.Е., Бехтерева И.А., Судиловская В.В. Морфологические особенности нервного и сосудистого компонентов коммуникационных систем в
тканях рака шейки матки //Архив патологии. – 2009. – Т. 71. – № 5. – С. 4346.
14.Бехтерева И.А., Доросевич А.Е. Гистофизиология эпителиального и соединительнотканного компонентов влагалищной части шейки матки
//Морфология. – 2009. – Т.136. – № 5. – С. 90-96.
15.Бехтерева, И.А. Морфологические параллели коммуникационных систем в
тканях шейки матки при папилломавирусной инфекции. //Актуальные про-
48
блемы патологической анатомии: материалы Республиканской научнопрактической конференции.-Гродно: ГрГМУ, 2010. – С. 21–25.
16.Бехтерева, И.А. Сравнительная морфометрическая характеристика коммуникационных систем в тканях шейки матки при папилломавирусной инфекции и плоскоклеточных раках//Проблемы патоморфологической диагностики современных инфекций и других заболеваний/ Сборник научных статей II
съезда патологоанатомов Республики Беларусь.-Гомель: ГУ РНПЦРМЭЧ,
2011. – С. 20–23.
17. Бехтерева, И.А., Судиловская В.В. Роль эпителиально-сосудистых взаимоотношений в становлении и развитии рака шейки матки //Вестник национального медико-хирургического центра им. Н.И. Пирогова.- 2011. –
Т.6.– № 3. – С. 98 –105.
18. Особенности экспрессии стероидных гормонов, пролиферативной активности, площади сосудистого русла в тканях матки при субмукозных миомах и
железистой гиперплазии эндометрия /И.А. Бехтерева, Т.А. Густоварова, Л.А.
Щербакова и др. // Вестник Витебского государственного медицинского
университета. – 2011.– Т.10. – №2. – С. 45–53.
19.Клинико-морфологические аспекты субмукозной миомы матки у женщин
репродуктивного возраста /Л.А Щербакова, Т.А. Густоварова, А.Н. Иванян,
И.А. Бехтерева и др. //Российский вестник акушера-гинеколога. – 2012. –
Т.12. –№1. – С. 24–28.
20. Бехтерева И.А., Судиловская В.В. Структурно-функциональные особенности коммуникационных систем при папилломавирусной инфекции и плоскоклеточном раке в тканях шейки матки //Клиническая дерматология и венерология.- 2012. – № 2. – С. 10–17.
21. Бехтерева И. А. ,Доросевич А.Е. Морфофункциональные характеристики
сосудистого компонента коммуникационных систем в тканях рака шейки
матки //Медико-биологические проблемы жизнедеятельности. – 2013. –
№2(10). – С. 52–60.
22.Бехтерева, И.А. Морфологическая и морфометрическая характеристика сосудистого компонента (сосуды микроциркуляторного русла и клеточные популяции вокруг них) коммуникационных систем в тканях рака шейки матки
//Российский медико-биологический вестник им. академика И.П. Павлова. – 2012. – № 4. – С.134–137.
23. Бехтерева И. А., Доросевич А.Е. Морфологическая, морфометрическая и
иммуногистохимическая характеристика коммуникационных систем в
тканях рака шейки матки//Научные ведомости Белгородского
государственного университета.– 2014.– №11 (182).– Вып.26. – С. 42–51.
24. Бехтерева И.А., Судиловская В.В. Особенности коммуникационных систем
и иммуногистохимическая характеристика различных клеточных популяций
в тканях рака шейки матки//Вестник национального медико –
хирургического центра им. Н.И. Пирогова. – 2014. – Т.9. – № 1. – С. 128–
131.
25. Бехтерева И.А., Доросевич А.Е. Морфогенетические особенности
49
сосудистого компонента коммуникационных систем — одно из
основополагающих звеньев морфогенеза и прогрессии рака шейки матки
//100 лет Оттовской морфологии: от рутинной гистологии к молекулярной
микроскопии: Материалы Международной юбилейной конференция– СПб,
2014. – С.5–6.
СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ
ВПЧ
КЛЗ
КС
ЛФ
МПЭ
МЦР
МФ
ПАР
ПВИ
ПЛ
ПЦР
—
—
—
—
—
—
—
—
—
—
—
ГРЛ
РШМ
ФБ
ФЦ
ЦИН
ШМ
ЭНД
ЭЦМ
—
—
—
—
—
—
—
—
ВИРУС ПАПИЛЛОМЫ ЧЕЛОВЕКА
КОНТРЛАТЕРАЛЬНАЯ ЗОНА
КОММУНИКАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ
ЛИМФОЦИТЫ
МНОГОСЛОЙНЫЙ ПЛОСКИЙ ЭПИТЕЛИЙ
МИКРОЦИРКУЛЯТОРНОЕ РУСЛО
МАКРОФАГИ
ПАРЕНХИМА
ПАПИЛЛОМАВИРУСНАЯ ИНФЕКЦИЯ
ПЛАЗМОЦИТЫ
ПОЛИМЕРАЗНАЯ ЦЕПНАЯ
РЕАКЦИЯ
ГРАНУЛОЦИТАРНЫЕ ЛЕЙКОЦИТЫ
РАК ШЕЙКИ МАТКИ
ФИБРОБЛАСТЫ
ФИБРОЦИТЫ
ЦЕРВИКАЛЬНАЯ ИНТРАЭПИТЕЛИАЛЬНАЯ НЕОПЛАЗИЯ
ШЕЙКА МАТКИ
ЭНДОТЕЛИОЦИТЫ
ЭКСТРАЦЕЛЛЮЛЯРНЫЙ МАТРИКС
Подписано в печать 26.08.2014г. Объем – 2 печ. л.
Тираж 100. Заказ №
50
Отпечатано в типографии по адресу:
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа