close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Психологические особенности «Образа Я» подростков при различных стилях детско-родительских отношений.

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
.
КУПОВЫХ Жанна Геннадиевна
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ «ОБРАЗА Я»
ПОДРОСТКОВ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ СТИЛЯХ
ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ
19.00.01 – общая психология, психология личности,
история психологии (психологические науки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата психологических наук
Ростов-на-Дону
2014
2
Работа выполнена в Южном федеральном университете
Научный руководитель –
доктор педагогических наук, профессор
Непомнящий Анатолий Владимирович
Официальные оппоненты:
Сорокоумова Светлана Николаевна
доктор психологических наук, профессор,
профессор кафедры педагогики и психологии гуманитарно-художественного факультета Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета;
Макушина Ольга Петровна
кандидат психологических наук, доцент,
доцент кафедры общей и социальной психологии факультета философии и психологии Воронежского государственного
университета
Ведущая организация –
Омский государственный педагогический университет
Защита состоится «08» ноября 2014 г. в 12.30 на заседании диссертационного совета Д 212.208.04, созданного на базе ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М. Нагибина 13,
факультет психологии, ауд. 222.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте Южного
федерального университета по адресу: www.library.sfedu.ru
Автореферат разослан 08 октября 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Федотова
Ольга Дмитриевна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Проблема особенностей «Образа Я» подростков всегда является актуальной для психологической науки, в связи с тем,
что именно подростковый возраст сензитивен к новообразованиям практически
во всех аспектах личностной сферы. А взаимоотношения в семье в этот период
определяют становление у подростка чувства взрослости и развитие его самосознания, которое в свою очередь является основой для дальнейшего самоопределения личности. Именно в этом возрасте родители должны проявлять наибольшую чуткость к изменениям в отношениях с ребѐнком, готовность к расширению личного пространства подростка и переходу от назидательного стиля
отношений к отношениям кооперации и сотрудничества. Однако родители зачастую игнорируют необходимость воспитания самостоятельности, независимости личности подростка, достигаемой путѐм постепенного увеличения межличностной дистанции между ними и ребѐнком, увеличения зоны его ответственности в решении жизненных задач. В силу тех или иных причин родители
не дают ребѐнку даже в подростковом возрасте права взращивать проявления
самостоятельности, инициативы, осуществлять свободный выбор, что приводит
к нарушению естественного хода развития ребѐнка. Закрепившиеся у подростка
представления о себе, в содержании «Образа Я», как о слабом, беспомощном,
неспособном противостоять реалиям окружающего мира индивидууме, способствуют закреплению зависимых тенденций в отношениях личности с окружением. Формирование позитивного «Образа Я» во многом обеспечивает настоящее и будущее психологическое благополучие личности, что и определяет актуальность решения данной проблемы.
Степень разработанности проблемы. Стили детско-родительских отношений в подростковом возрасте являются активно разрабатываемой проблемой в психологических исследованиях. Наиболее известные типологии гармоничных и дисгармоничных типов детско-родительских отношений в отечественной психологии представлены в работах А.Я. Варга, А.С. Спиваковской,
В.В. Столина. Пересечение воспитательного стиля и стиля детско-родительских
отношений, а также влияние дисгармоничных стилей воспитания на особенности личности подростков показано в работах А.Е. Личко, В.В. Юстицкис,
Э.Г. Эйдемиллера.
За рубежом исследования детско-родительских отношений активно проводились в рамках теории привязанности (Дж. Боулби), охватывающей весь
жизненный цикл человека. Дж. Боулби и М. Эйнсворт выделена классификация
типов привязанности, П. Криттенден установила взаимосвязь типа привязанности с психологическими особенностями личности подростков, и их взаимоотношениями с окружающим миром. Схема отношений родители – подростки,
включающая в себя три факторных переменных: принятие – эмоциональное отвержение, психологический контроль – психологическая автономия, скрытый
контроль – открытый контроль, представлена в работах Е.С. Шефера и
Р.К. Белла.
4
Возрастная необходимость изменений системы отношений подростков с
родителями подчѐркивается в работах И.С. Кона, А.Е. Личко, М.И. Лисиной
Д.И. Фельдштейна, Д.Б. Эльконина, и др. В работе О.А. Карабановой показано,
что особенности подросткового возраста определяются необходимостью решения таких новых задач развития, как перестройка системы отношений с родителями и формирование личностной автономии. Разработаны соответствующие
методики диагностики детско-родительских отношений (тест-опросник родительского отношения А.Я. Варга, В.В. Столина; опросник «Анализ семейных
взаимоотношений» Э.Г. Эйдемиллер и В.В. Юстицкис; опросник «Поведение
родителей и отношение подростков к ним» Е. Шафер и др.). Однако имеющиеся методики не позволяют диагностировать стиль детско-родительских отношений с позиции подростков и их поведения, а также в аспекте выполнения
возрастных задач перестройки системы детско-родительских отношений, эмансипации подростков от родителей.
В связи с выделением дисгармоничных стилей отношений подростков с
родителями рядом исследователей поднимается проблема их коррекции
(А.В. Булыгина, Г.В. Бурменская, Е.И. Ждакаева, О.А. Карабанова и др.).
Многими исследователями рассматривается и «Образ Я» подростка как
важное внутриличностное образование, как регулирующее ядро личности
(А.Н. Крылов, С.В. Климов, В.С. Мерлин, В.В. Столин, И.И. Чеснокова,
Е.В. Шорохова). Существование специфики влияния социальных контекстов на
формирование личности подростка, и в частности, его «Образа Я» обозначено
О.А. Карабановой. Особенности содержания и структуры «Образа Я» в подростковом возрасте также рассмотрены рядом авторов (Л.И. Божович, Р. Бернс,
И.С. Кон, Р. Крайг, А.М. Олесик, И.И. Чеснокова, В.В. Столин и др.). Исследования структуры самоотношения проведены в работах А.М. Колышко,
С.Р. Пантилеева, О.В. Селезнѐвой, Н.И. Сарджвеладзе.
Однако, несмотря на наличие работ, доказывающих влияние стиля взаимоотношений подростков с родителями на формирование их «Образа Я», а
также влияние «Образа Я» на отношения с родителями, обнаружена недостаточная изученность особенностей «Образа Я» подростков при различных стилях взаимоотношений с родителями, связанных с нарушением нормативной перестройки системы отношений в подростковом возрасте. Не обнаружено также
исследований в рамках системного подхода, которые могли бы составить научно обоснованный теоретический базис для создания коррекционноразвивающих программ, направленных на гармонизацию стилей детскородительских отношений посредством влияния на «Образ Я» подростков как на
важнейший регулятор личности и еѐ отношений с родителями.
Таким образом, противоречие между необходимостью гармонизации
стиля отношений подростков с родителями посредством влияния на «Образ Я»
подростков как на важнейший регулятор личности и еѐ отношений с родителями и недостаточным научным базисом для эффективного решения этой задачи
обусловило постановку проблемы настоящего исследования: каковы психологические особенности «Образа Я» подростков при различных стилях детско-
5
родительских отношений? Возможна ли гармонизация этих отношений посредством коррекции и развития «Образа Я» подростков?
Цель исследования – изучение психологических особенностей «Образа
Я» подростков при различных стилях детско-родительских отношений.
Объект исследования – «Образ Я» подростков.
Предмет исследования – «Образ Я» подростков при гармоничном и
дисгармоничном стиле детско-родительских отношений.
Гипотезы исследования.
1. «Образ Я» подростков может иметь особенности содержания и
структуры, обусловленные детско-родительскими отношениями.
2. По характеру взаимодействия подростков с родителями могут быть
выделены гармоничный и дисгармоничный стили детско-родительских
отношений, каждый из которых может быть обусловлен особенностями
«Образа Я» подростков.
3. Гармонизация стиля отношений подростков с родителями возможна
путѐм коррекции когнитивного, аффективного, поведенческого компонентов
«Образа Я» подростков.
Для достижения поставленной цели и проверки научной достоверности,
выдвинутых гипотез определены следующие задачи исследования:
Теоретические задачи
1. На основе анализа исследований самосознания в контексте личностного развития, уточнить понятие «Образа Я», его структуру и содержание, описать условия, факторы и механизмы развития.
2. Выявить, путѐм теоретического анализа проблемы гармоничных и
дисгармоничных стилей детско-родительских отношений, их влияние на «Образ Я» подростков.
3. Разработать научно обоснованную модель совершенствования стиля
детско-родительских отношений посредством коррекции и развития «Образа Я» подростков.
Методические задачи
4. Разработать программу эмпирического исследования психологических
особенностей «Образа Я» подростков при различных стилях детскородительских отношений.
5. Разработать и апробировать авторскую методику диагностики стилей
отношений с родителями, с позиции подростков и их поведения, а также в аспекте выполнения возрастных задач эмансипации от родителей, перестройки
системы детско-родительских отношений.
6. Разработать коррекционно-развивающую программу, направленную
на гармонизацию стиля отношений подростков с родителями посредством коррекции «Образа Я» подростков.
Эмпирические задачи
7. Провести диагностику стиля отношений подростков с родителями.
8. Провести диагностику «Образа Я» подростков, выявить его содержательные и структурные особенности.
6
9. Определить психологические особенности «Образа Я» подростков в зависимости от стиля детско-родительских отношений.
10. Выявить динамику изменений особенностей «Образа Я» подростков и
стиля отношений с родителями в процессе коррекционно-развивающей работы.
Теоретико-методологическую основу исследования составили: принцип развития (Л.И. Анцыферова, Л.С. Выготский, В.В. Давыдов, А.В. Петровский, Д.Б. Эльконин и др.); системный подход (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев,
Б.Ф. Ломов, и др.); концепция привязанности Дж. Боулби; концепция уровневого строения самосознания В.В. Столина; идеи интегративного подхода, рассматривающего личность как активного субъекта жизнедеятельности
(И.В. Абакумова, С.В. Истомина, П.Н. Ермаков, И.Б. Котова, Д.А. Леонтьев,
Н.А. Лызь, А.В. Непомнящий, А.К. Осницкий, В.А. Шкуратов); теоретические
разработки отечественных и зарубежных исследователей проблемы самосознания (Р.Бернс, С.Т. Джанерьян, И.С. Кон, А.М. Прихожан, С.Р. Пантилеев,
И.И. Чеснокова, М. Розенберг, К. Роджерс, и др.); теоретические разработки
проблемы развития личностной автономии подростков в детско-родительских
отношениях (Е.О. Смирнова, А.М. Прихожан, Г.В. Бурменская, О.А. Карабанова, А.И. Тащѐва и др.).
Для решения поставленных задач и проверки исходных гипотез использовался следующий комплекс методов исследования: теоретический анализ
литературы, методы сбора и обработки эмпирических данных: опрос, тестирование, эксперимент, анализ продуктов деятельности; метод экспертных оценок,
статистические методы обработки данных (факторный анализ, критерий *угловое преобразование Фишера, корреляционный анализ (ранговая корреляция
rs Спирмена), U-критерий Манна-Уитни, Т-критерий Вилкоксона).
В эмпирической части исследования использованы следующие методики: модификация методики исследования самооценки Т.А. Дембо –
С.Я. Рубинштейн; «Тест самоотношения» В.В. Столина; проективные методики
«Автопортрет» и «Сочинение на тему «Кто Я?». Для изучения стиля детскородительских отношений подростков с родителями использовалась разработанная и апробированная в ходе пилотажного исследования методика проективного типа «Диагностика стиля детско-родительских отношений в подростковом
возрасте». Для статистического анализа и компьютерной обработки эмпирических данных использовались программы «Microsoft Excel 10.0» и «IBM SPSS
Statistics 19».
Экспериментальной базой исследования являлось государственное
бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования «Таганрогский колледж морского приборостроения», а также МОУ СОШ
№ 9, 33, 36 г. Таганрога. В процессе разработки и апробации методики диагностики стиля детско-родительских отношений в качестве респондентов выступили подростки в количестве 304 человек; в исследовании особенностей «Образа Я» приняли участие 204 подростка, в апробации коррекционноразвивающей программы – 26 подростков. Всего в исследовании приняли участие 534 человека.
7
Достоверность и обоснованность полученных результатов исследования обусловлены: непротиворечивой методологической базой исследования;
теоретической обоснованностью выдвинутых гипотез; проведенным анализом
различных научных литературных источников в сочетании с использованием
методов их критического и сопоставительного анализа; учѐтом многофакторности психологических явлений; репрезентативностью и достаточным объемом
выборки; комплексным характером исследования; использованием адекватных
статистических методов в сочетании с качественным анализом результатов.
Основные научные результаты, полученные лично соискателем и их
научная новизна.
1. Впервые проанализированы особенности содержания и структуры
«Образа Я» подростков при различных стилях детско-родительских отношений,
включающие в себя: выраженность представлений по типу защиты, сбалансированность дифференцирующей и присоединяющей образующих, дифференцированность самооценки (когнитивный компонент); доминирующий вид самоотношения (аффективный компонент); готовность субъекта к действиям саморегуляции и самоконтроля (поведенческий компонент).
2. Предложены критерии и установлены их эмпирические показатели для
выделения стилей детско-родительских отношений, выделены и изучены формы дисгармоничного стиля.
3. Разработана и апробирована методика диагностики стиля детскородительских отношений в подростковом возрасте, позволяющая определять
выраженность гармоничного и дисгармоничного стилей отношений подростков
с родителями в аспекте выполнения возрастной задачи изменения системы детско-родительских отношений.
4. Сформулированы и обоснованы основные направления коррекции
«Образа Я» подростков в контексте задачи гармонизации детско-родительских
отношений. В рамках когнитивного компонента: расширение представлений о
своих индивидуальных качествах, чертах личности, повышение дифференцированности самооценки, актуализация и осознание представлений о себе как о
субъекте активности в общении. В рамках аффективного компонента: осознание и закрепление субъект-субъектного способа самоотношения, а так же позитивного самоотношения. В рамках поведенческого компонента: актуализация
самоподкрепления, самоэффективности, самоорганизации, самостоятельности,
самодетерминации.
5. Доказано, что коррекция «Образа Я» подростков приводит к гармонизации стиля отношений с родителями за счѐт возросшей самостоятельности
подростков, независимости в принятии решений и одновременной готовности
принять помощь родителя в сложной ситуации, идти на контакт в отношениях с
родителями.
6. Разработана и апробирована модель и программа психокоррекционной
работы с подростками, направленная на преодоление негативных аспектов различных стилей детско-родительских отношений путѐм устранения соответствующих деформаций в «Образе Я» подростков.
8
Теоретическая значимость результатов исследования состоит в том,
что установлены и изучены особенности содержания и структуры «Образа Я»,
обнаружена и подтверждена взаимосвязь между стилем детско-родительских
отношений и содержанием «Образа Я» подростков. Результаты исследования
вносят вклад в решение проблемы изучения различных стилей детскородительских отношений на уровне внутренних детерминант личностного развития подростка. Полученные данные имеют значение для понимания закономерностей личностного развития в подростковом возрасте, протекания подросткового кризиса и возрастных особенностей отношений подростков с родителями и сверстниками.
Практическая значимость результатов исследования заключается в
том, что: разработанная психодиагностическая методика позволяет определять
степень выраженности различных стилей отношений подростков с родителями,
с позиции подростков и их поведения, а также в аспекте выполнения возрастных задач перестройки системы детско-родительских отношений; предложенная коррекционно-развивающая программа нашла применение в практике консультационной и психокоррекционной работы; подготовленное и изданное в
соавторстве с А.И. Кошель учебно-методическое пособие «Феномен психологической зависимости старших подростков от родителей: диагностика и коррекция» по курсу «Основы возрастно-психологического консультирования»
используется для самостоятельной работы студентов специальности 030301 на
кафедре психологии и безопасности жизнедеятельности Южного федерального
университета, а также может служить руководством при создании коррекционно-развивающих программ, направленных на коррекцию и развитие «Образа Я»
подростков, а также на преодоление подростками различных негативных аспектов в стилях детско-родительских отношений.
Положения, выносимые на защиту.
1. «Образ Я» подростков имеет особенности как содержания когнитивного, аффективного и поведенческого компонентов, так и структуры когнитивного и аффективного компонентов, обусловленные стилем детско-родительских
отношений.
2. По характеру взаимодействия подростков с родителем, раскрывающемуся через предпочтение в общении, восприимчивость к мнениям родителя,
принятие его помощи, выполнение указаний, выделяются гармоничный и дисгармоничный (конфликтная и «зависимая» формы) стили детско-родительских
отношений, связанные с особенностями «Образа Я» подростков.
Для гармоничного стиля детско-родительских отношений характерно
предпочтение сверстников наряду с доверительностью общения с родителем,
принятие его помощи в проблемной ситуации, выполнение «мягких» указаний
родителя, а также такие особенности «Образа Я» подростков, как сбалансированность его дифференцирующей и присоединяющей образующих, дифференцированность самооценки (когнитивный компонент); умеренная дифференцированность видов самооотношения (аффективный компонент); высокая выраженность самоэффективности, самоподкрепления, самоорганизации, самостоятельности и самодетерминации (поведенческий компонент).
9
Для конфликтной формы дисгармоничного стиля подростков характерны
предпочтение сверстников наряду с низкой доверительностью общения с родителем, сопротивление советам, предложениям помощи и указаниям, а также такие особенности «Образа Я» подростков как преобладание присоединяющей
образующей в ущерб дифференцирующей образующей, дифференцированность
самооценки (когнитивный компонент); низкая дифференцированность видов
самоотношения (аффективный компонент); низкая выраженность самоэффективности, самоподкрепления, самоорганизации, самостоятельности и самодетерминации (поведенческий компонент).
Для «зависимой» формы дисгармоничного стиля подростков характерны
предпочтение в общении родителя, а не сверстников, доверительность общения, зависимость от мнения родителя, принятие повседневной помощи, выполнение приказов, а также такие особенности «Образа Я» подростков как преобладание присоединяющей образующей в ущерб дифференцирующей образующей, недифференцированность самооценки (когнитивный компонент); низкая
дифференцированность видов самоотношения (аффективный компонент), высокая выраженность самоэффективности, низкая выраженность самоподкрепления, самоорганизации, самостоятельности и самодетерминации (поведенческий компонент).
3. Коррекция когнитивного, аффективного и поведенческого компонентов «Образа Я» подростков приводит к гармонизации конфликтной формы (за
счѐт повышения готовности следовать советам родителя, принимать его помощь в сложной ситуации и выполнять мягкие указания) и «зависимой» формы
(за счѐт снижения предпочтения в общении родителя сверстникам, зависимости
от мнений родителя, готовности принимать его повседневную помощь и выполнять его приказы) дисгармоничного стиля отношений с родителями.
Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты диссертационного исследования докладывались на заседаниях кафедры психологии и безопасности жизнедеятельности института компьютерных технологий и
информационной безопасности Южного федерального университета (Таганрог,
2008-2014). Были представлены на: XX международной молодѐжной научной
конференции студентов, аспирантов, и молодых ученых «Ломоносов» (Москва,
2013); V международной конференции молодых ученых «Психология – наука
будущего» (Москва, 2013); I международной Интернет-конференции «Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества» (Казань, 2013); V Всероссийской научно-практической конференции студентов,
аспирантов и молодых ученых «Молодежь XXI века – будущее российской
науки» (Ростов-на-Дону, 2008); Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Детство как антропологический, культурологический, психолого-педагогический феномен» (Самара, 2012); Всероссийской научно-практической конференции «Безопасность и развитие личности в
образовании» (Таганрог, 2014); Х Научно-практической конференции преподавателей, студентов, аспирантов и молодых учѐных ТИУиЭ (Таганрог, 2009); 58ой научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава, аспирантов и сотрудников Технологического института (Таганрог, 2012).
10
Результаты использованы в отчете по гранту РГНФ «Личностные деформации
детей и подростков, находящихся в ситуации семейного неблагополучия» (проект 13-36-01006а1).
Материалы диссертационного исследования используются в учебном
процессе Южного федерального университета (г. Таганрог), Таганрогском колледже морского приборостроения, Лицее № 4 (ТМОЛ) г. Таганрога.
Публикации. По теме диссертационного исследования опубликованы:
20 работ общим авторским объемом 13,3 п.л., в том числе 7 статей – в журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации материалов диссертаций.
Структура и объѐм диссертации. Диссертация состоит из введения;
двух глав; заключения, содержащего выводы, методические рекомендации и
перспективы дальнейшего исследования проблемы; списка литературы включающего в себя 245 источников, из них – 12 на английском языке; 4 Приложений. Объѐм основного текста диссертации составляет 175 страниц. Работа содержит 5 Таблиц и 8 Рисунков.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обоснована актуальность диссертационного исследования;
раскрыта степень разработанности рассматриваемой проблемы; определены задачи, объект и предмет исследования; сформулированы гипотезы исследования; обоснована научная новизна, теоретическая и практическая значимость
работы; представлены основные положения, выносимые на защиту.
В первой главе «Образ Я» подростков в контексте стиля детскородительских отношений» раскрыто понятие «Образ Я»; сделаны выводы о
его рассматриваемом содержании и структуре; выполнен теоретический анализ
проблемы взаимосвязи стиля детско-родительских отношений и особенностей
«Образа Я» подростков; разработана модель совершенствования стиля детскородительских отношений посредством коррекции «Образа Я» подростков.
На основе теоретического анализа показано, что детско-родительские отношения являются важнейшим условием развития личности подростков
(Л.И. Божович, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, М.И. Лисина, В.А. Петровский,
Е.О. Смирнова, Д.Б. Эльконин, и др.). Специфичность детско-родительских отношений в подростковом возрасте обуславливается с одной стороны, сохраняющейся материальной зависимостью от взрослых, продолжением обучения,
отсутствием социальных обязательств и, с другой стороны, увеличением возможностей проявления самостоятельности, субъективным ощущением взрослости, изменением отношений с взрослыми.
Структура родительского отношения может быть описана в трех основных измерениях: интегральное принятие – отвержение родителем подростка и
изменений в структуре отношений; межличностная дистанция; форма и направление контроля над деятельностью и поведением подростка. Отношение
подростков к родителям может варьироваться в следующих измерениях: при-
11
нятия – отстранѐнности, сотрудничества – манипуляции, стремление к самостоятельности – зависимость (А.Я. Варга).
Стиль детско-родительских отношений рассматривается как индивидуально-своеобразная система различных вариантов взаимоотношений родителя и
подростка. Гармоничный стиль детско-родительских отношений описывается
как баланс независимости и связанности, принятия и отстранѐнности
(М.В. Быкова, А.Я. Варга, Е.О. Смирнова), поведение подростков при этом отличается гибкостью, свободно от устойчивых установок, зависит от конкретной ситуации (О.П. Макушина). Выделены критерии дифференциации стилей
детско-родительских отношений по характеру взаимодействия подростков с
родителем, раскрывающемуся через предпочтения в общении, восприимчивость к мнениям родителей, принятие помощи в разных ситуациях, выполнение
«мягких» указаний или приказов.
«Образ Я» определяется как продукт самосознания, как относительно устойчивая, не всегда осознаваемая, переживаемая как неповторимая система
представлений индивида о самом себе, оценок своих качеств, отношения к себе,
на основе которой он строит свое взаимодействие с другими.
Теоретический анализ литературы показал возможность выделения
структурного и содержательного подходов к изучению «Образа Я». В рамках
структурного подхода анализируются три основных компонента «Образа Я»:
когнитивный, аффективный и поведенческий. Содержание каждого из компонентов «Образа Я» представлено объектами действительности, которые подросток считает своими, а структура – их взаимосвязью. В содержании когнитивного компонента «Образа Я» подростка имеют место представления о различных чертах личности и самооценка их выраженности (эгоцентризм, агрессия
в общении, представления о себе как о субъекте активности в общении), отнесѐнные к присоединяющей и дифференцирующей образующим, представления
по типу защиты (связанные с устойчивостью позитивного «Образа Я», с сексуальной сферой, с агрессией в общении). В содержании аффективного компонента выделяется доминирующий вид самоотношения; поведенческого компонента – готовность субъекта к действиям саморегуляции и самоконтроля (выраженность самоподкрепления, самоэффективности, самоорганизации, самостоятельности и самодетерминации).
Анализ накопленных научных исследований позволяет сделать вывод о
том, что к подростковому возрасту у ребѐнка уже формируются те или иные
особенности «Образа Я», связанные со стилем детско-родительских отношений. И, в свою очередь, уже «Образ Я», являясь важной регулятивной структурой личности, начинает оказывать влияние на отношения с окружающими
людьми и родителями.
Вторая глава «Экспериментальное исследование «Образа Я» подростков при различных стилях детско-родительских отношений» посвящена
организации эмпирического исследования и анализу результатов диагностического, констатирующего и формирующего этапов исследования.
Проводится описание процедуры разработки и апробации методики диагностики стиля детско-родительских отношений в подростковом возрасте. Акту-
12
альность заданий методики для респондентов обеспечена тем, что они составлялись при участии подростков 14 лет. Рисуночная форма заданий и свободная
форма ответа даѐт возможность проявления индивидуальной реакции подростка на ту или иную ситуацию детско-родительского взаимодействия. Кроме того, рисуночная форма позволяет изучать не только осознаваемые, но и неосознаваемые эмоциональные и поведенческие реакции.
По результатам анализа внутренней согласованности отдельных тестовых
заданий в методику вошли 24 ситуации, показывающие удовлетворительную
согласованность друг с другом. Все ситуации создаѐт любой из родителей, который произносит реплику, моделирующую ситуацию детско-родительского
взаимодействия. Испытуемому предлагается придумать ответную реплику подростка, символично изображѐнного на картинке. Для определения внутренней
надѐжности теста использована процедура расщепления теста пополам, результаты которой показывают достаточную надѐжность методики (по формуле
Спирмена-Брауна коэффициент rxx = 0,73, коэффициент Кронбаха αk = 0,73). Результаты повторного проведения методики на одной и той же выборке показывют высокий уровень еѐ ретестовой надѐжности (коэффициент корреляции
Пирсона rxy= 0,72 (tэмп. > tкр (7,2 > 3,551), p ≤ 0,001. Для оценки нормализованности результатов рассчитаны показатели среднего, моды, медианы, ассиметрии
(0,19202) и эксцесса (-0,452), которые удовлетворяют общему неравенству Чебышева на уровне значимости α = 0,01, что является необходимым и достаточным условием нормальности распределения. Содержательная валидность методики подтверждается результатами оценки восьмью экспертами корректности
формулировки заданий с филологической точки зрения и соответствия их содержания заявленным стилям детско-родительских отношений. Конструктная
валидность разработанной методики подтверждается статистически значимыми
корреляциями еѐ результатов с результатами по шкалам методики ОРО
А.Я. Варга, В.В. Столина. Для сопоставления групп испытуемых по частоте
встречаемости выделенных критериев стилей детско-родительских отношений
использовался φ-критерий углового преобразования Фишера, результаты которого позволили выделить два стиля детско-родительских отношений: гармоничный стиль и дисгармоничный стиль, а также две формы дисгармоничного
стиля: конфликтная форма и «зависимая» форма.
Для гармоничного стиля детско-родительских отношений характерно
предпочтение сверстников наряду с доверительностью общения с родителем,
принятие его помощи в проблемной ситуации, выполнение «мягких» указаний
родителя. По дополнительному критерию «сопротивление-зависимость» выделяются конфликтная и «зависимая» форма дисгармоничного стиля детскородительских отношений. Для конфликтной формы дисгармоничного стиля характерно предпочтение сверстников наряду с низкой доверительностью общения с родителем, сопротивление советам, предложениям помощи и указаниям
со стороны родителя. Для «зависимой» формы дисгармоничного стиля характерны предпочтение в общении родителя наряду с доверительностью общения
с ним, зависимость от мнения родителя, принятие его повседневной помощи,
выполнение приказов.
13
Анализ психологических особенностей «Образа Я» подростков при различных стилях детско-родительских отношений проводился посредством сопоставления выраженности содержания и структуры «Образа Я» на трѐх подвыборках подростков (n=204). Результаты исследования содержания когнитивного
компонента «Образа Я» подростков при гармоничном стиле показали, что высокая выраженность эгоцентризма установлена у 32% подростков, средняя – у
15%, низкая – у 53%; высокая выраженность агрессии – у 27%, средняя – у 40%
и низкая у 33%; высокая выраженность представлений о себе как о субъекте активности в общении – у 51%, средняя – у 23%, низкая – у 26%; очень высокий
уровень самооценки – у 50% подростков, высокий – у 25%, средний – у 12,5%,
низкий – у 12,5%. Выраженность представлений по типу защиты, связанных с
устойчивостью позитивного «Образа Я» установлена у 48% подростков, с сексуальной сферой – у 25%, с агрессией в общении – у 40%.
Результаты исследования структуры когнитивного компонента «Образа
Я» подростков при гармоничном стиле показали: преобладание дифференцирующей образующей установлено у 45% подростков, присоединяющей – у
10%, сбалансированность обеих образующих – у 45%; дифференцированность
общей самооценки – у 81%; высокая выраженность устойчивости позитивного
«Образа Я» на когнитивном уровне – у 21%.
Результаты исследования содержания когнитивного компонента «Образа Я» при конфликтной форме дисгармоничного стиля показали: высокая выраженность эгоцентризма установлена у 32% подростков, средняя – у 8%, низкая – у 60%; высокая выраженность агрессии – у 26%, средняя – у 40%, низкая
– у 34%; высокая выраженность представлений о себе как о субъекте активности в общении – у 12%, средняя – у 10%, низкая – у 78%; очень высокий уровень самооценки – у 13%, высокий – у 30%, средний – у 47%, низкий – у 10%.
Выраженность представлений по типу защиты, связанных с устойчивостью позитивного «Образа Я» установлена у 49% подростков, с сексуальной сферой – у
20%, с агрессией в общении – у 40%.
Результаты исследования структуры когнитивного компонента «Образа
Я» подростков при конфликтной форме дисгармоничного стиля показали: преобладание дифференцирующей образующей установлено у 21% подростков,
присоединяющей – у 25%, сбалансированность обеих образующих – у 53%;
дифференцированность общей самооценки – у 68%; высокая выраженность устойчивости позитивного «Образа Я» на когнитивном уровне – у 11%.
Результаты исследования содержания когнитивного компонента «Образа Я» при «зависимой» форме дисгармоничного стиля показали: высокая выраженность эгоцентризма установлена у 60% подростков, средняя – у 25%, низкая – у 15%; высокая выраженность агрессии в общении – у 46%, средняя – у
27%, низкая – у 27%; высокая выраженность представлений о себе как о субъекте активности в общении – у 32%, средняя – у 19%, низкая – у 49%; очень
высокий уровень самооценки – у 42%, высокий – у 40%, средний – у 18%, низкий – 0%. Выраженность представлений по типу защиты, связанных с устойчивостью позитивного «Образа Я» обнаружена у 67% подростков, с сексуальной
сферой – у 47%, с агрессией в общении – 20%.
14
Результаты исследования структуры когнитивного компонента «Образа
Я» подростков при «зависимой» форме дисгармоничного стиля показали: преобладание дифференцирующей образующей обнаружено у 20% подростков,
присоединяющей – у 67%, сбалансированность обеих образующих – лишь у
13%; дифференцированность общей самооценки – у 44%; высокая выраженность устойчивости позитивного «Образа Я» на когнитивном уровне – у 3%.
Результаты корреляционного анализа «Актуальное Я», «Идеальное Я» и
«Родительское Я» в структуре самооценки подростков показали, что между
«Идеальное Я» и «Родительское Идеальное Я» наибольшая взаимосвязь обнаруживается у подростков при «зависимой» форме дисгармоничного стиля
(r=0,49). Средняя взаимосвязь – у подростков при конфликтной форме дисгармоничного стиля (r=0,42). Наименьшая взаимосвязь обнаруживается у подростков при гармоничном стиле (r=0,34) (менее 10% дисперсии), что говорит о
дифференцированности указанных компонентов.
Результаты исследования аффективного компонента «Образа Я» подростков показали, что факторная структура самоотношения при гармоничном стиле
детско-родительских отношений включает в себя 4 фактора, объясняющих
85,69% общей дисперсии: «Стремление к опоре на «Я» в деятельности» (23%),
«Проявление внимания к себе» (23%), «Самопривлекательность» (22%),
«Стремление к самопрезентации» (17%). Факторная структура самоотношения
при «зависимой» форме дисгармоничного стиля включает в себя 3 фактора,
объясняющих 66,59% общей дисперсии: «Отражѐнное самоотношение» (24%),
«Самоуверенность через опору на «Я» в деятельности» (22%), «Самопривлекательность» (21%). Факторная структура самоотношения конфликтных подростков включает в себя 4 фактора, объясняющих 91,15% общей дисперсии: «Отражѐнное самоотношение» (29,5%), «Самоуверенность через опору на «Я» в деятельности» (28,6%), «Самопривлекательность (защитный вариант) (18,7%),
«Конфликтный аспект Я» (14,2%).
Результаты анализа содержания поведенческого компонента «Образа Я»
показали, что самоподкрепление, самоорганизация, самостоятельность и самодетерминация достоверно менее выражены при дисгармоничном стиле детскородительских отношений («зависимой» и конфликтной формах), чем при гармоничном стиле. Также было обнаружено, что у подростков при конфликтной
форме дисгармоничного стиля достоверно реже обнаруживается высокая выраженность самоэффективности (*эмп = - 5,58, p≤0,01).
Представлена модель совершенствования стиля отношений подростков с
родителями посредством коррекции «Образа Я» подростков, описаны процедура и этапы реализации коррекционно-развивающей программы, представлены
результаты оценки эффективности коррекционно-развивающей программы.
Коррекционно-развивающая работа реализовывалась в групповой форме
и была рассчитана на 13 занятий, со средней периодичностью 2 раза в неделю.
Продолжительность занятий составляла 3 часа. Контрольная группа (n=26) была идентичной экспериментальной группе (n=26) по половозрастному составу, а
также по выраженности особенностей «Образа Я» и стиля отношений с родителями.
15
Основными целями коррекционно-развивающей работы в рамках когнитивного компонента являются следующие: снижение выраженности эгоцентризма, повышение выраженности представлений о себе как о субъекте активности в общении, повышение выраженности дифференцирующей образующей
«Образа Я», снижение агрессивности в общении (осуществляется посредством
развития эмпатии, механизмов идентификации), снижение выраженности представлений по типу защиты, связанных с устойчивостью позитивного «Образа Я» (осуществляется посредством повышения дифференцированности самооценки), повышение устойчивости позитивного «Образа Я». В рамках аффективного компонента: осознание и закрепление субъект-субъектного способа
самоотношения, а так же позитивных видов самоотношения, повышение дифференцированности структуры самоотношения. В рамках поведенческого компонента: повышение готовности к действиям саморегуляции и самоконтроля.
Оценка эффективности коррекционно-развивающей программы производилась по результатам трѐх констатирующих экспериментов, содержанием которых являлась первичное эмпирическое исследование (1 КЭ) особенностей
«Образа Я» и особенностей стиля детско-родительских отношений подростков
экспериментальной и контрольной групп, через две недели после их участия в
коррекционно-развивающей программе (2 КЭ) и спустя полгода (3 КЭ).
Динамика особенностей когнитивного компонента «Образа Я».
В результатах экспериментальной группы выраженность эгоцентризма
(p≤0,05) и агрессии в общении (p≤0,01) (отсроченное психокоррекционное воздействие) снизилась у подростков при «зависимой» форме дисгармоничного
стиля. Выраженность представлений о себе, как о субъекте активности в общении повысилась (p≤0,01) (устойчивый психокоррекционный эффект), а выраженность представлений по типу защиты, связанных с устойчивостью позитивного «Образа Я» снизилась у подростков, как при «зависимой», так и при конфликтной форме дисгармоничного стиля (p≤0,05) (прогрессивный психокоррекционный эффект). Выраженность представлений по типу защиты, связанных
с агрессией в общении снизилась у подростков при конфликтной форме дисгармоничного стиля (p≤0,05) (прогрессивный психокоррекционный эффект).
Дифференцированность самооценки повысилась у подростков при «зависимой»
форме дисгармоничного стиля (p≤0,01) (прогрессивный психокоррекционный
эффект). В соотношении дифференцирующей и присоединяющей образующих
«Образа Я» произошло увеличение количества представлений, описывающих
индивидуальные, неповторимые черты личности подростков (дифференцирующая образующая) в обеих подгруппах (p≤0,01), что выровняло баланс этих
образующих (p≤0,01).
В результатах контрольной группы подростков, как при «зависимой», так
и при конфликтной форме дисгармоничного стиля было обнаружено повышение выраженности ряда представлений по типу защиты – связанных с сексуальной сферой (p≤0,01) и агрессией в общении (p≤0,01).
Динамика особенностей аффективного компонента «Образа Я».
Психокоррекционный эффект относительно содержания и структуры аффективного компонента «Образа Я» подростков при «зависимой» форме дис-
16
гармоничного стиля носит прогрессивный характер. Так, 2 КЭ показал некоторое увеличение полноты структуры (увеличилась доля объяснѐнной дисперсии:
1КЭ – 66,59%, 2КЭ – 71,51%), и соответственно увеличение силы и чѐткости
связей между модальностями самоотношения внутри его компонентов, что является положительным показателем влияния коррекции. Сравнение результатов
2 КЭ и 3 КЭ показало прогрессирующее увеличение доли объяснѐнной дисперсии – 77,68% в 3 КЭ, а также изменения в самой факторной структуре [Рисунок
1]. Содержание факторов по сравнению с 1 КЭ изменилось незначительным образом, однако выделился один новый фактор и изменились нагрузки по отдельным переменным.
По результатам 3 КЭ в первый фактор (22,3%) «Привлекательность «Я»
через интерес к себе» (15,6%) входят четыре переменные: «Самоинтерес», как
мера близости к себе (0,8), «Аутосимпатия» (0,7) «Самопринятие» (0,8) и «Самообвинение» (-0,6) на уровне конкретных действий (готовность к ним) в отношении своего «Я». Во второй фактор (20,03%) «Уверенность в себе через
интерес к себе» входят: «Самоуверенность» (0,7), «Саморуководство, самопоследовательность» (0,67), «Самоинтерес» (0,85) на уровне конкретных действий
(готовность к ним) в отношении своего «Я».
- - - - 1 КЭ; ––– 3 КЭ
Рисунок 1. Результаты факторного анализа структуры самоотношения подростков до и после участия в программе («зависимая» форма дисгармоничного стиля)
В третий фактор (19,84%) «Близость к своему Я» входят две переменные:
«Самоуважение» (0,9), «Самопонимание» на уровне конкретных действий (готовность к ним) в отношении к своему «Я» (0,76). Данный фактор также можно
обозначить как когнитивный компонент самоотношения, выделение которого
оценивается как положительное явление с позиции оценки зрелости системы
самоотношения подростков согласно возрастным нормам развития.
В четвѐртый фактор (15,55%) «Отношение других» входят две переменные: «Отношение других» на уровне конкретных действий (готовность к ним) в
17
отношении к своему «Я» (0,7) и «Ожидаемое отношение других» (0,67). В результатах же 1КЭ переменные «Отношение других» и «Ожидаемое отношение
других» были объединены в одном факторе с такими переменными, как «Самоинтерес» (как мера близости к себе) и «Самоинтерес» (на уровне конкретных
действий), что обозначало данный фактор как «Отражѐнное самоотношение». В
связи с этим, выделение переменных «Отношение других» в отдельный фактор
считается положительным изменением. Объединяясь в отдельном факторе указанные переменные, занимают значимое, но изолированное от других переменных самоотношения место, и, соответственно, ожидаемое отношение других в
результате коррекции снижает своѐ влияние на общее самоотношение подростка, что соответствует возрастным задачам развития самосознания.
Таким образом, мы видим, что в содержании и структуре аффективного
компонента «Образа Я» при «зависимой» форме дисгармоничного стиля произошли положительные изменения после участия в коррекционно-развивающей
программе, в частности, увеличилась полнота структуры, модальности самоотношения стали связаны через интерес подростков к своему «Я», выделился позитивный вид самоотношения, обозначаемый как «Близость к «Я».
Психокоррекционный эффект относительно содержания и структуры аффективного компонента «Образа Я» при конфликтной форме дисгармоничного
стиля так же, как и при «зависимой форме», носит характер как устойчивого,
так и отсроченного психокоррекционного эффекта. По результатам факторного
анализа доля объяснѐнной дисперсии значительно не изменилось (1 КЭ –
91,15%, 2 КЭ и 3 КЭ – 91,35% общей дисперсии), а, следовательно, не изменилась и степень полноты структуры самоотношения, которая изначально оценивалась как удовлетворительная. Однако обнаружены позитивные изменения в
содержании и структуре выделенных факторов [Рисунок 2].
- - - - 1 КЭ; ––– 3 КЭ
Рисунок 2. Результаты факторного анализа структуры самоотношения подростков до и после участия в программе (конфликтная форма дисгармоничного стиля)
18
Так, по результатам 3 КЭ в первый фактор «Позитивное отношение к
«Я» (27,6%) входят четыре переменные со значимыми факторными нагрузками:
«Самоинтерес как мера близости к себе» (0,78), «Самоинтерес» (0,9), «Самопринятие» (0,94) и «Аутосимпатия» на уровне конкретных действий (готовность к ним) в отношении к своему «Я» (0,81). В отличие от 1КЭ в этот фактор
наряду с переменными «Самопринятие» и «Аутосимпатия» включены две переменные «Самоинтерес», что на наш взгляд углубляет близость и симпатию
подростка к себе.
Во второй фактор «Саморуководство через опору на самоуважение»
(25,9%) входят три переменные: «Самоуважение» (0,84), «Саморуководство и
самопоследовательность» (0,89), «Самоуверенность» на уровне конкретных
действий (готовность к ним) в отношении к своему «Я» (0,54).
В третий фактор «Отношение других» (20,7%) входят две переменные:
«Отношение других» на уровне конкретных действий (готовность к ним) в отношении к своему «Я» (0,84), «Ожидаемое отношение других» (0,83).
В четвѐртый фактор «Диалогичность отношений с «Я» (17,5%) входят
две переменные: «Самопонимание» на уровне конкретных действий (готовность к ним) в отношении к своему «Я» (0,88) и отрицательно связанная переменная «Самообвинение» на уровне конкретных действий (готовность к ним) в
отношении к своему «Я» (-0,96). Формирование этого фактора мы также оцениваем как положительный результат коррекции. В 1 КЭ четвѐртым фактором самоотношения выступал «Конфликтный аспект «Я» (14,24%), включающий в
себя положительно связанные переменные «Самоуверенность» (0,63) и «Самообвинение» (0,96), что позволяло делать выводы о связи конфликтного характера структуры самоотношения и конфликтных отношений с родителями.
В контрольной группе значимых изменений содержания и структуры аффективного компонента не обнаружено.
Динамика особенностей стиля детско-родительских отношений.
Динамика изменений стиля детско-родительских отношений отличалась
постепенностью «вслед» за изменениями «Образа Я». Данный вывод сделан на
основании более низкого уровня значимости различий показателей стиля детско-родительских отношений сразу после участия в занятиях, и отсутствии различий по некоторым показателям, в то время как спустя полгода различия обнаружились, и уровень их статистической значимости увеличился.
У подростков при конфликтной форме дисгармоничного стиля повысилось
следование советам родителя (Tэмп = 3, p≤0,05), а также увеличились показатели
принятия помощи родителя в проблемной ситуации (Tэмп = 2,5, p≤0,05), повысилось выполнение «мягких» указаний (Tэмп = 3, p≤0,05). Показатель доверительности в общении значимо не изменился, однако полученные данные можно
интерпретировать, как повышение готовности идти на контакт в отношениях с
родителями. У подростков при «зависимой» форме дисгармоничного стиля
снизился показатель предпочтения в общении родителя сверстникам (Tэмп = 5,
p≤0,05), а также зависимость от мнения родителя (Tэмп = 0, p≤0,01), таким образом, подростки стали более уверены в своих действиях, стали чаще проявлять
независимость в принятии решений, зрелую реакцию на замечания родителей
19
по поводу их внешности, выбора проведения свободного времени и друзей.
Также снизились до среднего уровня показатели принятия повседневной помощи родителя (Tэмп = 0, p≤0,01) и снизилось выполнение приказов родителя (Tэмп
= 1, p≤0,01), что говорит об увеличении самостоятельности подростков.
В Заключении подводятся итоги исследования, подтверждающие его гипотезы и положения, выносимые на защиту; указаны возможности применения
полученных результатов; намечены перспективы разработки данной проблемы.
Подводятся итоги исследования и формулируются основные выводы:
1. Стиль детско-родительских отношений рассматривается как индивидуально-своеобразная система различных вариантов взаимоотношений родителя и
подростка.
2. Показано, что развитие в подростковом возрасте заключается в формировании у подростков «чувства взрослости», изменении системы отношений с
родителями. Выделены критерии дифференциации стилей детско-родительских
отношений по характеру взаимодействия подростков с родителем, раскрывающемуся через предпочтения в общении, восприимчивость к мнениям родителей, принятие помощи в разных ситуациях, выполнение «мягких» указаний или
приказов.
3. Установлены два стиля детско-родительских отношений: гармоничный и дисгармоничный. Для гармоничного стиля детско-родительских отношений характерно предпочтение сверстников наряду с доверительностью общения
с родителем, принятие его помощи в проблемной ситуации, выполнение «мягких» указаний родителя. По дополнительному критерию «сопротивлениезависимость» выделяются конфликтная и «зависимая» форма дисгармоничного
стиля детско-родительских отношений. Для конфликтной формы дисгармоничного стиля характерно предпочтение сверстников наряду с низкой доверительностью общения с родителем, сопротивление советам, предложениям помощи и
указаниям со стороны родителя. Для «зависимой» формы дисгармоничного
стиля характерны предпочтение в общении родителя наряду с доверительностью общения с ним, зависимость от мнения родителя, принятие его повседневной помощи, выполнение приказов.
4. Эмпирически выявлено, что каждый из стилей детско-родительских
отношений взаимосвязан с особенностями содержания и структуры «Образа Я». Содержание каждого из компонентов «Образа Я» представлено объектами действительности, которые подросток считает своими, а структура – их
взаимосвязью. В содержании когнитивного компонента «Образа Я» имеют место представления подростка о различных чертах личности, самооценка их выраженности, отнесѐнные к присоединяющей и дифференцирующей образующим «Образа Я», представления по типу защиты; аффективного компонента –
доминирующий вид самоотношения; поведенческого компонента – готовность
субъекта к действиям саморегуляции и самокотроля.
5. «Образ Я» подростков при гармоничном стиле детско-родительских
отношений характеризуется следующими особенностями содержания: умеренной выраженностью эгоцентризма, агрессии в общении, высокой выраженностью представлений о себе как о субъекте активности, установления контактов
20
с другими людьми, высоким уровнем самооценки, повышенным уровнем выраженности представлений по типу защиты, связанных с агрессией в общении
(когнитивный компонент); стремлением к самопрезентации, опоре на «Я», самопривлекательностью, вниманием к «Я» (аффективный компонент); выраженной готовностью субъекта к действиям саморегуляции и самоконтроля (высокая выраженность самоподкрепления, самоэффективности, самоорганизации,
самостоятельности и самодетерминации) (поведенческий компонент).
При конфликтной форме дисгармоничного стиля детско-родительских
отношений «Образ Я» подростков характеризуется следующими особенностями содержания: умеренной выраженностью эгоцентризма, агрессии в общении,
низкой выраженностью представлений о себе как о субъекте активности, установления контактов с другими людьми, сниженным уровнем самооценки, повышенным уровнем выраженности представлений по типу защиты, связанных с
агрессией в общении (когнитивный компонент); преобладанием «отражѐнного»
самоотношения и защитных форм самоотношения (аффективный компонент);
низкой выраженностью готовности субъекта к действиям саморегуляции и самоконтроля (низкая выраженность самоподкрепления, самоэффективности, самоорганизации, самостоятельности и самодетерминации) (поведенческий компонент).
При «зависимой» форме дисгармоничного стиля детско-родительских отношений «Образ Я» подростков характеризуется следующими особенностями
содержания: высокой выраженностью эгоцентризма, агрессии в общении и низкой выраженностью представлений о себе как о субъекте активности, установления контактов с другими людьми, высоким уровнем самооценки, высоким
уровнем выраженности представлений по типу защиты, связанных с устойчивостью позитивного «Образа Я» (когнитивный компонент); преобладанием
«отражѐнного» самоотношения (аффективный компонент); низкой выраженностью готовности субъекта к действиям саморегуляции и самоконтроля (низкая
выраженность самоподкрепления, самоорганизации, самостоятельности и самодетерминации) (поведенческий компонент).
6. «Образ Я» подростков при гармоничном стиле детско-родительских
отношений характеризуется следующими особенностями структуры: сбалансированностью дифференцирующей и присоединяющей образующих, высокой
дифференцированностью самооценки (когнитивный компонент); умеренной
дифференцированностью видов самооотношения (аффективный компонент).
При конфликтной форме дисгармоничного стиля детско-родительских
отношений «Образ Я» подростков характеризуется следующими особенностями структуры: преобладанием присоединяющей в ущерб дифференцирующей
образующей, высокой дифференцированностью самооценки (когнитивный
компонент); низкой дифференцированностью видов самооотношения (аффективный компонент).
При «зависимой» форме дисгармоничного стиля детско-родительских отношений «Образ Я» подростков характеризуется следующими особенностями
структуры: преобладанием присоединяющей в ущерб дифференцирующей образующей, низкой дифференцированностью самооценки (когнитивный компо-
21
нент); низкой дифференцированностью видов самооотношения (аффективный
компонент).
7. Коррекция когнитивного, аффективного и поведенческого компонентов «Образа Я» подростков приводит к гармонизации конфликтной формы (за
счѐт повышения готовности следовать советам родителя (Tэмп = 3, p≤0,05), принимать его помощь в сложной ситуации (Tэмп= 2,5, p≤0,01), выполнять мягкие
указания (Tэмп =3, p≤0,05) и «зависимой» формы (за счѐт снижения предпочтения в общении родителя сверстникам (Tэмп = 1, p≤0,01), зависимости от мнений
родителя (Tэмп = 0, p≤0,01), готовности принимать его повседневную помощь
(Tэмп = 0, p≤0,01) и выполнять его приказы (Tэмп = 1, p≤0,01) дисгармоничного
стиля отношений с родителями, что доказывает взаимную обусловленность в
подростковом возрасте стиля детско-родительских отношений и «Образа Я»
подростков как внутреннего регулятора поведения и отношений личности.
Результаты исследования могут быть использованы в работе практикующих психологов, оказывающих психологическую помощь родителям и
подросткам, психологов, работающих в образовательных организациях среднего общего и среднего профессионального образования, преподавателей, отвечающих за воспитательную работу.
Перспективами дальнейшего исследования является изучение ценностно-смысловых регуляторов отношений подростков с родителями и взаимосвязей их особенностей с «Образом Я» личности.
Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:
I. В журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации материалов
кандидатских диссертаций
1. Куповых Ж.Г. Оценка эффективности коррекции «Образа Я» подростков, психологически зависимых от родителей [Текст] / Ж.Г. Куповых // Известия Южного федерального университета. Педагогические науки. 2013. № 7. С.
92-102. – авт. вклад 0,75 п.л.
2. Куповых Ж.Г. К проблеме деформации «Образа Я» подростков, психологически зависимых от родителей [Текст] / Ж.Г. Куповых // Известия
ЮФУ. Технические науки. 2012. № 10, октябрь. С. 217-226. – авт. вклад 0,75
п.л.
3. Куповых Ж.Г. Структура самоотношения подростков, психологически
зависимых от родителей [Электронный ресурс] / Ж.Г. Куповых // Современные
проблемы науки и образования (электронный журнал). 2012. № 4. Режим доступа: http://www.science-education.ru/104-6607. – авт. вклад 0,5 п.л.
4. Куповых Ж.Г. Возможности психологической коррекции и развития
Образа Я подростков, психологически зависимых от родителей [Текст] / Ж.Г.
Куповых // Известия ЮФУ. Технические науки. 2010. № 10, октябрь. С. 192198. – авт. вклад 0,7 п.л.
5. Махнѐва (Куповых) Ж.Г. «Я-реальное» и «Я-идеальное» в «Образе Я»
подростков, психологически зависимых от родителей [Текст] / Ж.Г. Махнѐва
(Куповых) // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион.
22
Общественные науки. 2010. №2 (156). С. 123-126. – авт. вклад 0,5 п.л.
6. Махнѐва (Куповых) Ж.Г. Особенности самосознания подростков, психологически зависимых от родителей [Текст] / Ж.Г. Махнѐва (Куповых) // Известия ТРТУ. 2006. № 14 (69). С. 257-262. – авт. вклад 0,5 п.л.
7. Куповых Ж.Г., Истратова О.Н. «Образ Я» подростков, психологически
зависимых от родителей [Текст] / Ж.Г. Куповых, О.Н. Истратова // Известия
ТРТУ. 2006. №11(66). С. 233-237. – авт. вклад 0,25 п.л.
II. Остальные работы
8. Куповых Ж.Г. Соотнесение дисгармоничных типов привязанности к
родителям с уровнем развития личностной автономии подростков [Текст] / Ж.Г.
Куповых / Психология – наука будущего. Материалы V международной конференции молодых ученых (28-29 ноября 2013). М.: Изд-во «Институт психологии
РАН», 2013. С. 339-341. – авт. вклад 0,15 п.л.
9. Куповых Ж.Г. Особенности поведенческого компонента «Образа Я»
подростков, психологически зависимых от родителей [Текст] / Ж.Г. Куповых /
Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ2013» [Электронный ресурс]. М.: Изд-во МАКС Пресс, 2013. – 1 электрон. опт.
диск (DVD-ROM) – авт. вклад 0,2 п.л.
10. Куповых Ж.Г. О коррекции структурных и содержательных сторон
самоотношения в целях развития личностной автономии подростков [Текст] /
Ж.Г. Куповых / Психология развития и стагнации личности в рамках современного общества. Материалы I международной научной Интернет-конференции
(19 февраля 2013). Казань: Изд-во ИП Синяев Д.Н., 2013. С. 85-88. – авт. вклад
0,2 п.л.
11. Куповых Ж.Г. О психологическом сопровождении развития подростков города [Текст] / Ж.Г. Куповых / Задачи преобразования Таганрога: сборник
научных трудов международной научно-практической конференции (29-30 января 2013). Таганрог: МБФ «Ангел Руси», 2013. С. 76-78. – авт. вклад 0,15 п.л.
12.Куповых Ж.Г. Деформация «Образа Я» психологически зависимых от
родителей подростков [Текст] / Ж.Г. Куповых / Детство как антропологический, культурологический, психолого-педагогический феномен. Материалы
Всероссийской научно-практической конференции с международным участием
(24-25 октября 2012). Ч. I. Самара: ЦДК «F1»; ООО «Издательство Ас Гард»,
2012. С 330-342. – авт. вклад 0,55 п.л.
13. Куповых Ж.Г., Истратова О.Н. «Образ Я» психологически зависимых
от родителей подростков [Текст]: монография / Ж.Г. Куповых, О.Н. Истратова.
Saarbrücken: LAB LAMBERT Academic Publishing GmbH & gCo.KG, 2012. 133
с. – авт. вклад 2,5 п.л.
14. Куповых Ж.Г. О структуре самоотношения подростков [Текст] /
Ж.Г. Куповых / Психология и безопасность. Материалы научно-практической
конференции. Таганрог: Изд-во ТТИ ЮФУ, 2012. С. 151-154. – авт. вклад 0,2
п.л.
15. Куповых Ж.Г., Кошель А.И. Феномен психологической зависимости
старших подростков от родителей: диагностика и коррекция [Текст]: учебнометодическое пособие по спецкурсу / Ж.Г. Куповых, А.И. Кошель. Таганрог:
23
Изд-во ТТИ ЮФУ, 2011. 112 с. – авт. вклад 3,5 п.л.
16. Махнѐва (Куповых) Ж.Г. Роль детско-родительских отношений в
формировании зависимых и независимых качеств личности подростка [Текст] /
Ж.Г. Махнѐва (Куповых) // Известия ТТИ ЮФУ. 2009. №1. С. 78-83. – авт.
вклад 0,5 п.л.
17.Куповых Ж.Г. Формирование психологической зависимости подростков от родителей в семьях с различным типом детско-родительских отношений
[Текст] / Ж.Г. Куповых / Наукові праці Донецького національного технічного
університету. Серiя: Педагогiка, психологiя i социологiя. 2009. Вып. 4 (146). С.
297-303. – авт. вклад 0,4 п.л.
18. Махнѐва (Куповых) Ж.Г. Проблема диагностики психологической зависимости подростков от родителей [Текст] / Ж.Г. Махнѐва (Куповых) / Известия ТТИ ЮФУ. 2008. №1. С. 67-72. – авт. вклад 0,4 п.л.
19. Махнѐва (Куповых) Ж.Г. Предпосылки формирования психологической зависимости от родителей в подростковом возрасте [Текст] / Ж.Г. Махнѐва
(Куповых) / Неделя науки-2008: сборник тезисов. Т. 2. Изд-во ТТИ ЮФУ, 2008.
С. 388-391. – авт. вклад 0,25 п.л.
20. Махнѐва (Куповых) Ж.Г. Самооценка подростков, психологически зависимых от родителей [Текст] / Ж.Г. Махнѐва (Куповых) / Техническая кибернетика, радиоэлектроника и системы управления. Тезисы докладов IX Всероссийской научной конференции студентов и аспирантов (23-24 октября). Т. 2.
Таганрог: Изд-во ТТИ ЮФУ, 2008. С. 172-174. – авт. вклад 0,35 п.л.
24
Куповых Ж.Г. Психологические особенности «Образа Я» подростков при
различных стилях детско-родительских отношений: Автореф. дисс. … канд.
психол. наук: 19.00.01. Ростов-на-Дону: ЮФУ, 2014. 23 с.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
43
Размер файла
604 Кб
Теги
психологический, особенности, детской, образ, отношений, родительское, подростков, различных, стилях
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа