close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Экономические основания освобождения от ответственности за нарушение антимонопольного законодательства.

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ПАВЛОВА Наталья Сергеевна
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ
АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Специальность 08.00.01 – Экономическая теория
Область исследований: Теория конкуренции и антимонопольного
регулирования
Институциональная экономическая теория
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание степени кандидата экономических наук
Москва, 2013
Работа выполнена на экономическом факультете Московского государственного
университета имени М.В. Ломоносова, кафедра прикладной институциональной экономики
Научный руководитель:
доктор философских наук, профессор
Тутов Леонид Арнольдович
Официальные оппоненты:
доктор экономических наук, профессор Высшей школы
экономики и менеджмента Уральского федерального
университета
Лукьянов Сергей Александрович
кандидат экономических наук, руководитель Дирекции по
конкурентной политике Аналитического центра при
Правительстве Российской Федерации
Радченко Татьяна Алексеевна
Ведущая организация:
Новосибирский государственный технический
университет
Защита состоится 08 октября 2013 г. в 14:30 на заседании диссертационного совета
Д 501.001.23 экономического факультета Московского государственного университета
им. М.В. Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, ГСП-1, Ленинские горы, Московский
государственный университет имени М.В. Ломоносова, 3-й новый учебный корпус,
Экономический факультет, 318 ауд.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного
университета имени М.В. Ломоносова
Автореферат разослан 30 августа 2013 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
Д 501.001.23
кандидат экономических наук
Рой Лариса Владимировна
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования
Антимонопольная
политика
и
составляющее
ее
основу
антимонопольное
законодательство в разных странах могут включать в себя разное количество компонентов: в
одних странах полномочий и сфер ответственности у антимонопольного органа больше, чем
в других. Однако даже если сосредоточиться на так называемом «жестком ядре антитраста»
(борьба с злоупотреблением доминирующим положением и ограничивающими конкуренцию
соглашениями, а также контроль
сделок
экономической
концентрации) проблема
целесообразности освобождения нарушителя от ответственности представляет наибольший
интерес и наиболее активно обсуждается исследователями прежде всего в контексте
ослабления наказания за участие в картеле. Именно в этой сфере антимонопольного
регулирования смягчение наказания задает уникальные стимулы в процессе стратегического
взаимодействия фирм-конкурентов на рынках.
Борьба с картелями является одним из наиболее приоритетных и одновременно сложно
реализуемых
направлений
антимонопольного
регулирования.
Ущерб,
наносимый
потребителям в результате сговора компаний на рынках, достаточно велик: картельная
наценка, по данным различных исследователей, может достигать от 25 до 35%%. Помимо
завышенных цен и недопроизведенных объемов, картели приводят также к неоптимальному
распределению ресурсов, замедленным темпам инноваций и непроизводительным расходам,
которые тратятся фирмами на заключение и поддержание такого соглашения.
Вместе с тем, обнаружение картелей требует от антимонопольных органов
значительных издержек, поскольку такого рода соглашения намеренно держатся фирмами в
тайне. Учитывая значительные общественные потери от картелей и высокие издержки
борьбы с ними, поиск инструментов, позволяющих повысить эффективность данного
направления антимонопольного регулирования представляет собой весьма актуальную
проблему.
Одним из относительно новых инструментов борьбы с картелями в арсенале
антимонопольных органов является программа ослабления наказания за участие в сговоре.
Впервые внедренная в США в 1978 г., она стала приносить первые значимые результаты
лишь после реформы в 1993 г., но затем получила широкое распространение и в других
странах - в частности, в той или иной форме программа представлена в антимонопольном
законодательстве большинства стран ОЭСР.
Вместе с тем, ни теоретические, ни эмпирические исследования результатов внедрения
программ ослабления наказания за участие в картеле не позволяют сделать вывод об их
3
однозначной эффективности. В самом общем виде, вывод исследователей в данной сфере
можно сформулировать следующим образом: программа может достичь поставленных перед
ней целей, но конечный результат будет зависеть от того, как будет сконструирована
программа.
Российская антимонопольное законодательство в последние годы пережило три
крупных волны изменений - первый, второй и третий «антимонопольные пакеты», - в каждой
из которых совершенствование мер по предотвращению и пресечению деятельности
картелей занимало одно из центральных мест. Программа ослабления наказания была
впервые введена в 2007 г. в рамках «первого антимонопольного пакета», затем кардинально
реформирована в 2009 г. «вторым антимонопольным пакетом», «третий антимонопольный
пакет» в 2012 г. принес лишь незначительные изменения, но в 2013 г. вновь рассматривается
законопроект, который вносит изменения в часть программы, содержащуюся в Уголовном
кодексе Российской Федерации. Такое количество изменений за относительно короткий срок
существования программы в российской практике позволяют говорить о том, что
продолжаются поиски путей ее совершенствования. В связи с этим, чрезвычайно актуальным
становится вопрос создания методологии, которая позволяла бы оценивать ее возможные
эффекты и их влияние на ее результативность.
Степень разработанности проблемы
Теоретическим исследованием устойчивости картелей в зависимости от внутренних
характеристик картеля занимались Дж. Стиглер, Дж. Харрингтон, Р. Селтен, С. Шаффер,
М. Эскриуэла-Вильяр, А. Спенс, Э. Грин, Р. Портер, Д. Абре. Устойчивость картелей в
зависимости от внешних факторов освещалась в рамках работ М. Ивальди, Б. Джуллиена,
П. Рея, П. Сибрайта, Ж. Тироля, Х. Васконселоса, К. Мэйсона, О. Филлипса и К. Ноуэлла,
К. Снайдера, Б. Бернгейма, М. Уинстона, В. Эванса, И. Кессидеса, Т. Росса, Дж. Ротемберга,
Г. Салонера, Дж. Харрингтона, Дж. Халтивангера, Дж. Фаррелла, М. Рабина, К.-У. Кюна,
В. Брока и Дж. Шейнкмана.
Проблема определения оптимальных санкций за правонарушение была впервые
сформулирована Г. Беккером; в контексте антимонопольного регулирования ее исследовали
Р. Познер, В. Ландес, К. Битон-Уэллс, Б. Фиссе. Экономические основания освобождения от
ответственности за правонарушения были предметом работ Дж. Стиглера, А. Малика,
Л. Каплова, С. Шэвелла, Р. Иннеса. Специфику проблемы оптимальных санкций для картелей
впервые сформулировали М. Мотта и М. Поло; они же создали базовую математическую
модель поведения фирм в условиях наличия программ ослабления наказания и теоретически
показали, что программа ослабления наказания способна генерировать противоречивые, в
том
числе
опасные
для
конкуренции,
эффекты.
4
В
дальнейшем
данную
модель
модифицировали для иллюстрации проблем выбора оптимальной формы программы
Дж. Спаньоло, Дж. Харрингтон, Е. Мотченкова, М.-Х. Чанг, Дж. Чен, Х. Хуба, К. Вен, Р. ван
дер Лаан, Д. Лелифельд, С. Обер, П. Рей, В. Ковачик, Э. Фесс, М. Вальтцл, Й. Лефуйи, К. Ру,
Т. вон Унгерн-Штернберг, Дж. Герр, А. Раш, К. Эллис, В. Уилсон. Экспериментальный
подход к анализу программ ослабления наказания
разрабатывали Дж. Апестегия,
М. Дюфвенберг, Р. Селтен, М. Бигони, С. Фридольфссон, К. Ле Кок, Дж. Спаньоло,
Й. Хамагучи, Т. Кавагоэ, А. Шибата, Дж. Хинлоопен, А. Сотевент. Эффекты ошибок гаранта I
рода в контексте программ ослабления наказания рассматривали Н. Гебрихивет и
Е. Мотченкова.
Подход новой институциональной экономической теории к анализу программ
ослабления наказания через призму структурных альтернатив впервые предложен
А. Шаститко. Кроме того, в России исследования программ ослабления наказания
выполнены С. Авдашевой, Г. Юсуповой, В. Просветовым, В. Симанковой.1
Вместе с тем, до настоящего момента не была предложена методология анализа
программ ослабления наказания с точки зрения воплощенных в них структурных альтернатив
и эффектов, порождаемых выбором тех или иных альтернатив. Кроме того, осталось
неизученным влияние ошибки I рода при принятии решений антимонопольным органом на
стимулы участников рынка вступать в кооперативные соглашения, способствующие росту
общественного благосостояния.
Цели и задачи исследования
Цель исследования – предложить методологию анализа программ ослабления
наказания, которая позволила бы выбрать такой дизайн программы, который обеспечил бы
ее максимальную результативность, одновременно нивелировав отрицательные эффекты, в
том числе связанные с разрушением полезной кооперации.
Для достижения данной цели представляется необходимым решить следующие
основные задачи:
1) выделить основные «развилки» в структуре программ ослабления наказания, а также
структурные альтернативы по каждой из таких развилок: теоретически возможные, и
обсуждаемые в исследованиях, посвященных данному вопросу;
2) изучить опыт внедрения программ в США, ЕС и России с точки зрения выбора и
конкретного воплощения тех или иных структурных альтернатив;
3) разработать методологию анализа программ ослабления наказания, позволяющую
осуществлять выбор между структурными альтернативами дизайна программы с точки
зрения максимизации положительных эффектов и минимизации отрицательных эффектов от
1
Работы указанных авторов приведены в списке литературы диссертационной работы.
5
нее, а также оценивать возможные результаты функционирования конкретной версии
программы;
4) проанализировать влияние программ ослабления наказания на стимулы фирм
заключать соглашения о кооперации, в том числе при выборе тех или иных структурных
альтернатив дизайна программы;
5) сформулировать рекомендации по совершенствованию российской программы
ослабления наказания на современном этапе.
Объект и предмет исследования
В
качестве
объекта
исследования
выступает
институт
антимонопольного
регулирования, предмета – структурные альтернативы построения корпоративных программ
ослабления наказания и порождаемые ими эффекты.
Теоретические и методологические основы работы
Теоретическую
основу
работы
составляет
подход
новой
институциональной
экономической теории в части сопоставления структурных альтернатив построения
корпоративных программ ослабления наказания. Критерии выбора между альтернативами
формулируются через цель обеспечения оптимального уровня сдерживания в соответствии с
положениями экономической теории преступления и наказания. Подходы к моделированию
поведения участников картеля формируются на пересечении данных подходов и экономики
отраслевых рынков.
В ходе работы использованы следующие основные методы:
 метод компаративистики: используется при анализе реализации различных
структурных альтернатив построения программ ослабления наказания в США, ЕС и России;
 исторический метод: применяется для анализа эволюции программ в различных
странах с точки зрения воплощенных структурных альтернатив;
 математическое моделирование на основе теории игр: используется для создания
модели поведения фирм в условиях существования программы ослабления наказания в целях
оценки эффектов, возникающих в условиях ошибок I рода в деятельности гаранта и
возможности фирм заключать соглашения о кооперации.
Информационная и законодательная база исследования
Информационную базу исследования составили ежегодно публикуемые ФАС России
сборники «Борьба с картелями» за 2008-2011 гг., ежегодные доклады ФАС России о
конкурентной политике, представляемый в ОЭСР, за 2007-2011 гг.
Законодательную базу исследования составляют Федеральный закон от 26.07.2006
№ 135-ФЗ «О защите конкуренции», Кодекс Российской Федерации об административных
правонарушениях, Уголовный кодекс Российской Федерации (в различных редакциях).
6
Научная новизна работы
Научная новизна работы состоит в следующем:
1. Разработано комплексное представление о программе ослабления наказания как о
совокупности воплощенных в ней структурных альтернатив, выбираемых по нескольким
основных «развилкам». Сформулированы тринадцать основных«развилок» в структуре
программы и дискретные структурные альтернативы по каждой из них. При этом
структурные альтернативы сформулированы с трех позиций: структурные альтернативы,
которые теоретически возможно выбрать по каждой «развилке»; структурные альтернативы,
которые обсуждаются в научных исследованиях как возможные к воплощению; структурные
альтернативы, реализованные в программах освобождения от ответственности в США, ЕС и
России.
2. Произведен сравнительный анализ программ ослабления наказания в США, ЕС и
России с точки зрения воплощенных структурных альтернатив, что позволило выявить
проблемные точки в структуре российской программы, а также предложить способы их
решения с использованием опыта зарубежных стран. В частности, выделен ряд вопросов, в
отношении которых в рамках российской программы существует неопределенность,
снижающая стимулы фирм участвовать в ней: это процедура определения приоритетности
заявок на освобождение, для которой в зарубежных странах используется так называемая
«система маркеров»; отсутствие дополнительных стимулов признаваться в картелях, в
которых фирма участвует параллельно; возможность стратегического использования
программы для ухудшения положения конкурента из-за отсутствия ограничений на
освобождение для организатора картеля; невозможность продолжения участия в картеле по
согласованию с антимонопольным органом ради сбора дополнительных улик; относительно
строгие требования к информации, предоставляемой в антимонопольный орган взамен на
смягчение наказания, по сравнению с США и ЕС.
3. Предложена методология анализа программ освобождения от ответственности с
точки зрения воплощенных в программе структурных альтернатив и порождаемых ими
эффектов. Данная методология позволяет сопоставлять между собой различные структурные
альтернативы, прогнозируя, какой эффект может оказать их внедрение, и выбирать
альтернативы, которые в комплексе позволят стимулировать возникновение положительных
эффектов и предупредить возникновение отрицательных.
4. Разработана модель поведения фирм на рынке в условиях отсутствия и
последующего введения программы ослабления наказания при возможности фирм вступать
в картели, вступать в соглашения о совместной деятельности либо конкурировать. Основной
предпосылкой модели является возможность гаранта совершать ошибки не только II, но и I
7
рода в процессе правоприменения. Модель позволила выявить стимулы фирм к совершению
ложных признаний в рамках программы ослабления наказания («эффект разрушенной
кооперации»); к вступлению в картель, чтобы «застраховаться» от несправедливого
наказания («эффект заслуженного наказания»); к отказу от заключения соглашений о
кооперации
из-за
боязни
несправедливого
наказания
(«эффект
предотвращенной
кооперации»). Разработанная модель позволила также оценить риск возникновения данных
эффектов в зависимости от выбора той или иной структурной альтернативы дизайна
программы в рамках разработанной методологии.
5. Сформулированы рекомендации по дальнейшему совершенствованию программы
ослабления наказания в России. Данные рекомендации являются результатом применения
разработанной методологии анализа программ ослабления наказания к российской версии
программы
и
учитывают
специфические
черты,
присущие
антимонопольному
регулированию в России на современном этапе. Рекомендации включают предложения как
по совершенствованию внутренней структуры программы, так и по дальнейшему развитию
некоторых смежных по отношению к программе элементов институциональной среды.
Теоретическая значимость работы
Благодаря последовательному применению подхода к анализу программ ослабления
наказания с точки зрения структурных альтернатив их дизайна удалось выявить основные
развилки в их построении, и определить основные структурные альтернативы, между
которыми осуществляется выбор в рамках каждой развилки. С использованием выделенного
набора структурных альтернатив разработана методология анализа программ ослабления
наказания, позволяющая делать обоснованные предположения о характере и возможном
влиянии противоречивых эффектов, которые способна порождать программа. Кроме того,
разработана игровая модель, позволяющая выявить механизм влияния программ на стимулы
фирм в условиях, когда
антимонопольный орган совершает ошибки I рода при
правоприменении, а фирмы рассматривают возможность не только вступать в картель или
конкурировать, но и заключать соглашения о совместной деятельности, способствующие
росту общественного благосостояния. Выводы модели инкорпорированы в разработанную
методологию.
Практическая значимость работы
Применение разработанной методологии к анализу российской программы ослабления
наказания позволило выявить ее сильные и слабые стороны с точки зрения достижения целей
антимонопольного регулирования, а также разработать рекомендациях по дальнейшему
совершенствованию текущей версии программы ослабления наказания, действующей в
России.
8
Соответствие диссертации паспорту научной специальности
Диссертационное исследование соответствует паспорту научной специальности
08.00.01
–Экономическая
теория
(Общая
экономическая
теория)
пункт
1.2. Микроэкономическая теория: теория конкуренции и антимонопольного регулирования;
пункт1.4. Институциональная и эволюционная экономическая теория.
Апробация и внедрение результатов работы
Основные теоретические и методические положения работы докладывались автором в
рамках XIX Международная конференция студентов, аспирантов и молодых учѐных
«Ломоносов», проводившейся на Экономическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова
(Москва, 2012 г.) и научного семинара Лаборатории проблем конкуренции и конкурентной
политики при Экономическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова (Москва, 2013 г.), а
также использованы автором при преподавании курса «Новая институциональная
экономическая теория» на Экономическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова в 20102011 и 2011-2012 учебном году.
Публикации
Основное содержание диссертационного исследования отражено в четырех авторских
работах общим объемом 3,2 печатных листа, в том числе в двух изданиях, входящих в
список ВАК.
Логика и структура работы
В основе логики работы лежит цель разработки методологии анализа программы
ослабления наказания для осуществления обоснованного выбора между структурными
альтернативами. В связи с этим, на первом этапе работы рассматриваются различные
подходы
к
изучению
картелей,
что
позволяет
выявить
основные
проблемы
антимонопольного регулирования в данной сфере и определить причины и цели
использования программ ослабления наказания. Затем исследуются те противоречивые
эффекты, которые способны порождаться программой. На следующем этапе выделяются
основные
структурные
альтернативы
построения
программ
ослабления
наказания.
Библиометрический анализ основных источников, посвященных исследованию программ
освобождения от ответственности (41 источник) позволяет выявить не только те
структурные альтернативы, которые теоретически возможно выбрать по каждой развилке, но
те, которые являются предметом научной дискуссии и рассматриваются исследователями как
наиболее вероятные варианты элементов программ. В дальнейшем подход к анализу через
структурные альтернативы применяется к анализу программ в США, ЕС и России, позволяя
выявить конкретные варианты воплощения структурных альтернатив и сопоставить между
собой программы в данных странах. Выделенные структурные альтернативы анализируются
9
с точки зрения способности порождать или подавлять те или иные положительные и
отрицательные эффекты от программы. Предложенная в третьей главе работы модель
поведения фирм в условиях программы ослабления наказания позволяет учесть также и
влияние выбора альтернатив на полезную кооперацию между фирмами. Наконец,
проделанный анализ позволяет сформулировать рекомендации по совершенствованию
современной программы ослабления наказания в России.
Структура работы соответствует изложенной логике:
Введение
Глава
1.
Теоретические
основания
антимонопольного
регулирования
деятельности картелей
1.1. Соглашения между конкурентами: основные понятия и предметные рамки
1.2. Экономическая теория картелей: основные предпосылки и модели
1.3.
Методологические
трудности
и
ограничения
выявления
картельных
взаимодействий
1.4. Причины внедрения программ ослабления наказания
Глава 2. Формирование комплексного подхода к анализу программ ослабления
наказания
2.1. Экономические стимулы участников картеля при наличии программы ослабления
наказания
2.2.
Структурные
альтернативы
дизайна
программ
ослабления
наказания:
теоретические аспекты
2.3.
Структурные
альтернативы
дизайна
программ
ослабления
наказания
в
законодательстве развитых стран
2.4. Методология анализа программ ослабления наказания с точки зрения структурных
альтернатив и порождаемых стимулов
Глава 3. Программы ослабления наказания в условиях ошибок гаранта и их
воздействие на кооперативные соглашения
3.1. Ошибки I и II рода в деятельности гаранта
3.2. Модель программы ослабления наказания в условиях ошибок гаранта и
существования кооперативных соглашений
3.3. Воздействие ошибок гаранта на устойчивость кооперативных соглашений в
зависимости от структурных альтернатив дизайна программы
3.4. Программы ослабления наказания в России: воплощенные альтернативы,
возникающие эффекты и рекомендации по совершенствованию
Заключение
Приложения
Список использованных источников
10
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ
Структурные альтернативы построения программ ослабления наказания
в теории и на практике
Повышение эффективности антимонопольного регулирования представляет собой
чрезвычайно актуальную для современной России задачу. Решение данной задачи
предполагает дальнейшее совершенствование инструментов, находящихся в арсенале
антимонопольных органов, на основе новейших разработок в области экономической теории
и накопленного опыта зарубежных стран.
В сфере борьбы с картелями – одного из приоритетных направлений деятельности
антимонопольных органов во всем мире, и в России в том числе – одним из наиболее
интересных инструментов с данной точки зрения является программа освобождения от
ответственности. Именно в контексте таких программ ослабление наказания создает
уникальный набор стимулов для фирм, связанный с изначально стратегическим
взаимодействием членов картеля, и потому представляет особый интерес.
Программа освобождения от ответственности представляет собой механизм, который
позволяет фирме, участвующей в картеле, избежать наказания со стороны антимонопольного
органа в обмен на сотрудничество с властями: как правило, это подразумевает признание в
участии в картеле, прекращение участия в нем и помощь в проведении расследования,
включая предоставление имеющейся информации о сговоре. Программы ослабления
наказания подразделяются на корпоративные (предусматривают уменьшение санкций,
налагаемых на фирму) и индивидуальные (предусматривают уменьшение санкций,
налагаемых на индивидов). В настоящей работе основное внимание будет уделено
корпоративным программам освобождения от ответственности за участие в картеле, однако
по мере необходимости будут затронуты и вопросы освобождения индивидов.
Основное отличие программ ослабления наказания за участие в картеле от
освобождения от ответственности за индивидуальное правонарушение заключается в том,
что программы влияют на стратегическое взаимодействие между участниками картеля,
дестабилизируя его и в идеале приводя к воспроизводству ситуации «дилеммы
заключенного», когда каждая фирма будет стремиться первой совершить признание,
опасаясь, что контрагент может ее опередить.
Вместе с тем, построение программы ослабления наказания таким образом, чтобы она
действительно позволяли добиться желаемых результатов, на практике представляет собой
11
достаточно сложную проблему. Проектирование программы подразумевает осуществление
выбора по целому ряду направлений. Используя вслед за А.Е. Шаститко подход к анализу
программ ослабления наказания с точки зрения структурных альтернатив их дизайна, мы
выделяем 13 основных «развилок» и соответствующих им структурных альтернатив:
1) скольким фирмам предоставлять возможность освобождения. Это может быть одна
фирма (например, первая обратившаяся, или первая, выполнившая все условия программы),
несколько (в зависимости, например, от очередности или ценности представляемой
информации), где любое конкретное количество освобождаемых представляет собой
отдельную альтернативу, или все фирмы, которые признаются. Библиометрический анализ
источников также показал, что эти же альтернативы также являются предметом анализа в
теоретических
и
эмпирических
исследованиях,
причем
принципиальное
отличие
исследователи обнаруживают между стимулами, возникающими в рамках трех альтернатив:
дисконт одной фирме, дисконт нескольким фирмам (более одной, но не всем) и дисконт для
всех;
2) размер дисконта. Программа может предоставлять полное освобождение или только
частичное; размер дисконта может зависеть от очередности признаний, или ценности
информации, или стадии расследования, на которой осуществляется признание; размер
дисконта может также не зависеть от всех указанных факторов – например, в программах,
где на полное освобождение имеют право все обратившиеся. В литературе принципиально
противопоставляются друг другу две альтернативы: полное и частично освобождение;
3) выплата вознаграждения. Вознаграждение за признание в рамках программы
напрямую не предусмотрено ни в одной стране мира (хотя «Амнистия плюс» в США может с
определенными оговорками рассматриваться как своего рода механизм вознаграждения),
однако многие теоретические исследования указывают на то, что только выплата
вознаграждения может либо существенно повысить результативность программы, либо
вообще является необходимым условием ее успешного функционирования. В случае выбора
структурной
альтернативы,
подразумевающей
выплату
вознаграждения,
возникают
дополнительные развилки, аналогичные тем, которые ассоциируются с предоставлением
дисконта: скольким фирмам выплачивать вознаграждение, в какой размере и т.д. В
большинстве источников представлены две альтернативы: не платить вознаграждение или
платить вознаграждение только первому признавшемуся;
4) момент обращения за амнистией. Как минимум, можно выделить два периода, роль
признания в которых будет существенно различаться: в период до начала расследования,
когда антимонопольный орган еще не имеет информации о картеле, признание со стороны
любого его участника обеспечивает максимальную ценность полученной информации; после
12
начала расследования у антимонопольного органа уже гораздо выше вероятность
самостоятельно завершить расследование, но признание способно значительно сократить
связанные с этим издержки. В то же время, разбиение на периоды может быть и более
подробным: например, период до начала расследования; после начала расследования, но до
возбуждения дела; от возбуждения дела до вынесения решения; после вынесения решения до
назначения штрафа; после вынесения решения до оспаривания в суде; период рассмотрения
дела в суде и т.д. Задача состоит в том, чтобы стимулировать фирмы признаваться до того
момента, пока ценность раскрываемой ими информации будет превышать отрицательный
эффект от снижения наказания. В теоретической литературе исследуются две основные
альтернативы: возможность получения освобождения до и после начала расследования,
однако подчеркивается, что примененная для анализа логика могут быть при необходимости
применена для анализа любого другого разбиения на этапы;
5) определение приоритетности заявок. Если возможность получения освобождения
или размер дисконта зависит от очередности обращения в антимонопольный орган, встает
вопрос
об
организации
процедуры
определения
очередности
(или
иной
формы
приоритетности) заявок. В частности, в США и ЕС для этих целей используется «система
маркеров»,
позволяющая
гарантировать
себе
место
в
«очереди»
на
смягчение
ответственности. Любая выбранная система создает свой набор стимулов, однако эта тема
остается почти не разработанной в литературе. Вместе с тем, наибольшее принципиальное
значение имеет сам факт наличия или отсутствия системы определения приоритетности
заявок, поскольку он напрямую связан с прозрачностью, а значит, с привлекательностью
программы для ее адресатов;
6) особенности доступа к программе лидеров и организаторов картелей. Лидеры и
организаторы могут иметь возможность участия в программе наравне с другими членами
картеля, могут не иметь права на полный дисконт, а могут полностью быть лишены права на
участие в программе – все эти альтернативы обсуждаются в исследованиях, однако
специальные работы, посвященные анализу данной развилки в структуре программы
освобождения от ответственности, сопоставляются две основные альтернативы: наличие
возможности наравне с другими участвовать в программе и полный запрет на участие в
программе;
7)
особенности
доступа
к
программе
рецидивистов.
Основные
структурные
альтернативы аналогичны предыдущему случаю, однако они касаются не лидеров или
организаторов, а фирм, совершающих повторное правонарушение в виде участия в картеле;
8) особенности доступа к программе фирм, участвующих более чем в одном картеле. В
отличие от предыдущего случая, речь идет о фирмах, одновременно принимающих участие в
13
нескольких картелях, и о стимулировании их к добровольному раскрытию информации сразу
о всех поддерживаемых ими сговорах. В США для этих целей используются механизмы
«Амнистия плюс» и «Санкция плюс», дающие наибольшие результаты для крупных фирм с
диверсифицированной деятельностью. Соответственно, альтернативы, которые обсуждаются
в литературе применительно к данной развилке, это наличие либо отсутствие таких
механизмов, как «Амнистия плюс» и «Санкция плюс»;
9) вид ответственности, от которого предоставляется освобождение. С одной стороны,
принимая предпосылку о возможности выражения всех форм наказания в денежном
эквиваленте, эту развилку можно свести к выбору размера дисконта: полный или частичный.
С другой стороны, в силу того, что различные формы ответственности регулируются
разными факторами и могут находиться в компетенции различных ведомств, данный вопрос,
как и набор анализируемых альтернатив, усложняется. С правовой точки зрения программа
может давать (или не давать) освобождение от административной, уголовной и гражданской
ответственности, однако в большинстве экономических исследований этот вопрос сводится к
анализу развилок в рамках первой альтернативы;
10) момент прекращения участия в сговоре. Данная развилка отличается от выбора
момента признания: ради сбора дополнительных улик фирма может иметь возможность
продолжить участие в сговоре и после обращения в антимонопольный орган, имея при этом
его одобрение. Выбор между альтернативами определяется соотношением ценности
полученных таким способом улик и дополнительных потерь общества от продолжения
функционирования картеля. Кроме того, выбор по данной развилке потенциально
характеризуется высокой коррупциогенностью;
11) требования к предоставляемой в антимонопольный орган информации. У данного
вопроса может быть несколько аспектов, сводящихся к проблеме определения ценности
предоставляемой фирмами информации для антимонопольного органа. Один из аспектов –
связь ценности с теми действиями, которые информация позволяет осуществить
антимонопольному органу (начать проверку, вынести решение по делу или иное);
12) должностные лица, имеющие право принимать решения по вопросам, связанным с
программой. Один из элементов, составляющих данную развилку, - вопрос выбора
количества таких лиц. Это может быть одно лицо (обостряются проблемы ограниченной
рациональности, коррупции, чрезмерно высокой нагрузки); несколько лиц, имеющих
одинаковые права (проблема единообразия правоприменения); несколько лиц, принимающие
решение коллегиально (издержки ведения переговоров);
13) сохранение конфиденциальности заявок. Если антимонопольный орган берет на
себя обязательство сохранить в тайне информацию о том, кто из участников картеля
14
совершил признание, это может, помимо прочих эффектов, снизить риск возмездия со
стороны контрагентов. Встает вопрос о том, до какого момента в расследовании
целесообразно сохранять конфиденциальность заявки – каждый этап представляет собой
отдельную структурную альтернативу. Тем не менее, исследованиях, посвященных данному
вопросу, ставится лишь вопрос о принципиальной необходимости (или отсутствии
необходимости) соблюдать конфиденциальность заявки.
Изучение программ освобождения от ответственности в США, ЕС и России с точки
зрения воплощенных в них альтернатив позволяет сделать вывод о том, какие из выделенных
в теоретической литературе альтернатив находят воплощение в существующих на практике
программах. Можно отметить, что хотя программы в разных странах с целом идут по пути
сближения, и по многим развилкам выбор осуществляется в пользу воплощения одних и тех
же структурных альтернатив, по определенному количеству развилок выбор разнится,
причем российская программа не представляет собой точную копию ни американской, ни
европейской программы (Таблица 1).
Таблица 1. Сравнение корпоративных программ ослабления наказания в США, ЕС и России (в
версиях 2007-2012 гг.)
Вознаграждение
за
признание
Когда
возможно
обращение за
снижением
санкций
Нет
ЕС
Полное
первого,
частичное
остальных
Нет
И до, и после
начала
расследования
И до, и после
начала
расследования
Не оговорено
Не
оговорено**
Не
оговорено**
Возможность
ослабления
наказания
более чем для
одной фирмы
Очередность
заявок
на
участие
в
программе
Возможность
освобождения
компании,
являвшейся
лидером или
организатором
картеля
Особенности
доступа
в
программу
компаний,
Нет*
Да, до 50%
Да,
можно
получить
полную
амнистию
Нет*
Нет****
Система маркеров
Система
маркеров
Не оговорено
Не оговорено
Не оговорено
Нет
Лидер
может,
организатор – не
может получить
полное
Не оговорено
Не
оговорено***
Не
оговорено***
Система
«амнистия плюс»
и «санкция плюс»
Не оговорено
Не оговорено
Не оговорено
Не оговорено
Полное
или
частичное
освобождение
США
Только полное и
только для первого
участника*
для
РФ (2007 г.)
Полное
для
всех
для
Нет
15
РФ (2009 г.)
Только полное
и только для
первого
участника*
Нет
РФ (2012 г.)
Только полное
и только для
первого
участника****
Нет
участвующих в
двух и более
картелях
Особенности
доступа
в
программу
рецидивистов
От какого вида
ответственности
освобождаются
Когда
прекращать
участие
сговоре
в
Требования к
информации,
представляемой
в
антимонополь
ный орган
Доступ
ограничен
не
Доступ
ограничен
не
Доступ
ограничен
не
Доступ
ограничен
не
Доступ
ограничен
не
Административная; уголовная
для
всех
сотрудников,
признавших свою
вину в рамках
корпоративного
заявления;
ограничение
выплат
по
гражданским
искам
однократным
размером ущерба
вместо
трехкратного
Административная
Административная
Административная
Административная
Сразу
после
обнаружения
нарушения,
но
возможно
продление
по
согласованию
с
антимонопольным органом
Сразу с подачей
заявки,
но
антимонопольный орган может
потребовать
продолжать
участие
На
момент
подачи заявки
участие
должно быть
прекращено
Амнистия
предоставляется только в
случае
выполнения
первым
всех
условий
программы,
среди которых
– прекращение
участия
в
сговоре
Амнистия
предоставляется только в
случае
выполнения
первым
всех
условий
программы,
среди которых
– прекращение
участия
в
сговоре
На момент заявки
у
антимонопольного
органа
нет
информации
об
этом картеле либо
недостаточно
улик,
чтобы
доказать
вину
компании
Информации
достаточно для
проведения
проверки либо
установления
нарушения
законодательства; возможно
предоставление
улик
в
гипотетической
форме; дисконт
зависит
не
только
от
очередности, но
и от ценности
информации
Не оговорено
Информации
достаточно для
установления
нарушения
Информации
достаточно для
установления
нарушения
16
Кто
имеет
право
принимать
информацию о
сговоре
Заместитель
помощника
Генерального
прокурора
по
уголовному
правоприменению
Министерства
юстиции
рассматривает все
заявки, но подать
заявку можно в
региональные
офисы в ряде
городов
или
Национальный
отдел уголовного
правоприменения
в г. Вашингтон
Сотрудники
Генерального
директората по
конкуренции
Европейской
Комиссии
Начальник
Управления по
борьбе
с
картелями
ФАС,
уполномоченн
ый заместитель
руководителя
ФАС;
руководители
территориальных органов
Начальник
Управления по
борьбе
с
картелями
ФАС,
уполномоченный
заместитель
руководителя
ФАС;
руководители
территориальных органов
Начальник
Управления по
борьбе
с
картелями
ФАС,
уполномоченный
заместитель
руководителя
ФАС;
руководители
территориальных органов
Являются ли Являются
Являются
Являются
Являются
Являются
заявки
конфиденциальными
*при назначении санкций учитываются смягчающие обстоятельства, однако данный дисконт
предоставляется вне рамок программы освобождения от ответственности;
**исходя из требований к информации, представляемой в антимонопольный орган в рамках программы, можно
сделать вывод о том, что претендовать на амнистию возможно вплоть до момента установления события
административного правонарушения;
***является отягчающим обстоятельством при назначении штрафа, но ограничений на амнистию нет;
****формулировка в КоАП РФ предусматривает возможность освобождения для «группы лиц»
Источник: составлено автором на основе US DoJ Corporate Leniency Policy (Issued August 10, 1993)
http://www.justice.gov/atr/public/guidelines/0091.htm; Scott D. Hammond, Belinda A. Barnett “Frequently Asked
Questions Regarding The Antitrust Division’s Leniency Program And Model Leniency Letters” (November 18, 2008)
http://www.justice.gov/atr/public/criminal/239583.htm; Commission notice on immunity from fines and reduction of
fines
in
cartel
cases.
Official
Journal
C
298,
8.12.2006,
p.
17
http://eurlex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:52006XC1208(04):EN:NOT,
КоАП РФ
(в ред.
Федерального закона от 09.04.2007 N 45-ФЗ, Федерального закона от 17.07.2009 N 160-ФЗ, Федерального
закона от 06.12.2011 N 404-ФЗ); Кинев А.Ю. Чистосердечное признание картелей // ЭЖ-Юрист, 2008, N 49.
Перспективы применения зарубежного опыта применения
программ ослабления наказания в России
Сопоставление различных версий российской программы и программ в зарубежных
странах с точки зрения воплощенных альтернатив (Таблица 1) позволяет выявить
«развилки», в отношении которых в российской программе существует неопределенность,
потенциально приводящая к снижению ее результативности.
Как мы видим, в отличие от программ в США и ЕС в российской программе
отсутствует четкая и прозрачная (в том числе для бизнеса и общества) процедура
определения приоритетности заявок на освобождение; нет специальных механизмов,
создающих стимулы признаваться в картелях, в которых фирма участвует параллельно;
17
существует возможность стратегического использования программы для ухудшения
положения конкурента из-за отсутствия ограничений на освобождение для организатора
картеля; недоступен инструмент продолжения участия в картеле по согласованию с
антимонопольным органом ради сбора дополнительных улик; требования к информации,
предоставляемой в антимонопольный орган взамен на смягчение наказания, являются более
строгими по сравнению с США и ЕС. Таким образом, проведенный сравнительный анализ
структурных альтернатив, воплощенных в практике зарубежных стран, позволил определить,
какое конкретное воплощение получают те или иные альтернативы на практике, и выявить
области неопределенности в дизайне российской программы ослабления наказания.
Методология анализа программ с точки зрения воплощенных в них
структурных альтернатив и порождаемых ими эффектов
Как теоретический анализ выявленных эффектов, так и изучение опыта внедрения
программ на практике позволяет утверждать, что преобладание тех или иных стимулов – а
значит, конечный результат функционирования программы - будет зависеть от ее дизайна, то
есть от воплощенных в ней структурных альтернатив. Каждая структурная альтернатива
способна порождать свою структуру стимулов, что было продемонстрировано по каждой из
выделенных нами развилок. Однако конечный эффект будет определяться именно
сочетанием выбранных структурных альтернатив, поскольку создаваемые ими эффекты
способны как усиливать, так и нивелировать друг друга.
Систематизировав эффекты, возникающие в результате функционирования программ
ослабления наказания, мы последовательно соединили подходы к анализу программ с точки
зрения эффектов и воплощенных структурных альтернатив. В результате была получена
методология сопоставления между собой структурных альтернатив дизайна программ, а в
конечном итоге - анализа программ ослабления наказания в целом с точки зрения
прогнозирования результатов ее функционирования. Данная методология заключается в
прогнозировании эффектов, возникающих в результате воплощения тех или иных
альтернатив, а также их сочетания. Методология позволяет предсказать результативность тех
или иных конкретных версий программ, а также выбрать те альтернативы или те сочетания
альтернатив, которые будут максимально поощрять положительные эффекты и подавлять
отрицательные. Подобный подход направлен на избежание общественных потерь в
результате корректировки программ методом «проб и ошибок».
На основании выработанной методологии анализа программ ослабления наказания,
расширенной с учетом результатов сконструированной нами модели, была проанализирована
18
российская программа ослабления наказания в различных ее версиях (Таблица 2). Изучение
российской программы с точки зрения воплощенных в ней структурных альтернатив и
эффектов, порождаемых их сочетанием, позволило прийти к следующим выводам.
Таблица 2. Эффекты корпоративных программ ослабления наказания в России (в версиях 2007,
2009 и 2012 гг.)
РФ (2007 г.)
Эффект гонки в зал суда
РФ (2009 г.)
РФ (2012 г.)
0
++
+
+++
+
++
+
++
++
для
0
+
++
Использование
программы
как
инструмента конкурентной борьбы
0
+
++
Стимулы к сохранению улик
+
++
++
Эффект выметания сора
+++
+
++
Эффект брошенной кости
+++
+
++
+
+
+
Эффект амнистии картеля
Эффект амнистии нарушителя
Использование
программы
наказания нарушителя
Эффект потерянной репутации
Примечание: «+» - эффект существует, «++» - эффект усиливается по сравнению с другой версией
программы, «+++» - эффект наиболее силен по сравнению с другими версиями программы, «0» - эффект не
возникает
Источник: составлено автором
Программа в версии 2007 г. (впервые введенная в российскую практику) значительно
отличалась от зарубежных версий и от тех оптимальных форм, которые предлагаются в
теоретической литературе. Соответственно, она приводила и к возникновению уникального
набора стимулов.
Данная версия программы, которая предусматривала полное освобождение для любого
признавшегося вне зависимости от их числа и очередности, в сочетании с низкими
требованиями к предоставляемой информации, оказалась чрезвычайно мягкой и с точки
зрения эффектов должна была привести, с одной стороны, к большому числу расследований
и к возникновению большого числа фирм, освобожденных от ответственности. При этом
предметом какой-то части возбужденных дел могли быть не картели, а полезные с точки
зрения общественного благосостояния соглашения, которые оказались разрушены из-за
программы. Кроме того, велика вероятность того, что в результате программы были
раскрыты прежде всего наименее эффективные картели. В целом, данные соображения
косвенно подтверждаются эмпирическими данными.
Вместе с тем, преимуществом данной версии программы являлось то, что она не
создавала возможности для стратегического использования с целью ухудшения положения
19
конкурента, поскольку получить полное освобождение мог любой. Кроме того, будучи
достаточно мягкой, она навряд ли вызывала значительный эффект предотвращенной
кооперации.
Наконец, щедрая версия программы должна была привести к созданию множества
новых картелей – однако этот вывод на данном этапе не представляется возможным
проверить эмпирически.
В 2009 г. программа была реформирована, и стала больше напоминать зарубежные
версии, в частности – американскую. Подобное ужесточение условий программы должно
было привести к снижению склонности фирм вступать в новые картели. Влияние на
раскрываемость существующих картелей неоднозначно: с одной стороны, фирмы получают
стимул как можно скорее признаться, поскольку освобождение получит только первый. С
другой стороны, более жесткая версия с более высокими требованиями к информации могла
отпугнуть потенциальных участников. Дополнительно возникли риски использования
программы для ухудшения положения конкурента – при этом мер, по возможности
нивелирующих данные эффекты, в рамках программы предпринято не было. По всей
видимости, сдерживающее влияние по данному направлению оказала неопределенность в
сфере освобождения уголовных санкций, сделавшая непривлекательным обращение к
программе из стратегических целей.
Что касается незначительных изменений 2012 г., то необходимо отметить, что они
создали дополнительную область неопределенности и возможно де-факто привели к
значительному смягчению условий программы. В результате различий в формулировках - с
одной стороны, в Законе о защите конкуренции, относительно невозможности установления
картеля между фирмами, объединенными отношениями контроля, а с другой стороны, в
КоАП РФ о возможности освобождения группы лиц – фактически возможность полного
освобождения может распространиться на нескольких участников картеля (при условии, что
они входят в одну группу лиц, но не объединены контролем).
Модель функционирования программы в условиях ошибки I рода,
совершаемой гарантом, и возможности полезной кооперации
между фирмами
Опыт зарубежных стран показывает, что, с одной стороны, внедрение программы
может давать значимые результаты, позволяя раскрывать картели, которые до использования
программ не удавалось обнаружить и расследовать. Вместе с тем, теоретические
исследования указывают на то, что реальные эффекты программ ослабления наказания могут
быть гораздо более разнообразны и далеко не однозначно положительны.
20
Анализ исследований в области программ ослабления наказания показал, что на
современном этапе в теоретической и эмпирической литературе выделяются следующие
основные эффекты, связанные с функционированием программ ослабления наказания:
- эффект гонки в зал суда, возникающий вследствие стимула фирмы как можно скорее
совершить признание;
- эффект амнистии картеля, отражающий общее снижение уровня сдерживания в
результате возможности с некоторой вероятностью получить освобождение;
- эффект амнистии нарушителя, возникающий, когда фирма, нарушающая условия
картеля, чтобы избежать наказания от других участников сговора, раскрывает информацию о
картеле антимонопольному органу, и заодно получает освобождение по программе;
- эффект использования программы как инструмента наказания, повышающий
устойчивость картеля за счет того, что один из участников картеля может угрожать раскрыть
властям информацию о нарушении, если кто-то нарушит условия сговора. Такая угроза
становится более достоверной, если в случае признания фирма может избежать наказания;
- эффект
использования программы как
инструмента конкурентной борьбы,
возникающий из-за того, что признавшаяся фирма освобождается от ответственности, а
другие фирмы (ее конкуренты) несут всю тяжесть наказания, в связи с чем данный эффект
может использоваться стратегически для ухудшения положения конкурентов;
- эффект сохранения улик, обеспечивающий стимулы хранить доказательства сговора,
чтобы в случае необходимости представить их антимонопольному органу в обмен на
смягчение наказания;
- эффект выметания сора, выражающийся в использовании программы для целей
выхода из неэффективных картелей с минимумом издержек;
- эффект бросания кости, подразумевающий намеренное отвлечение ограниченных
ресурсов антимонопольного органа на расследование менее эффективных картелей, чтобы
сохранить наиболее эффективные;
- эффект потерянной репутации, обеспечивающий снижение продаж у фирм,
уличенных в сговоре, даже если они сами в нем признались.
Вместе с тем, современные исследования до сих пор мало внимания уделяли эффектам,
возникающим в связи с возможностью гаранта совершать ошибки I рода, несправедливо
обнаруживая нарушение антимонопольного законодательства там, где их нет. Особенно
опасны такие эффекты в случае, если нелегальным ошибочно признается действие, которое
не только не наносит ущерба общественному благосостоянию, но способствует его росту.
Речь прежде всего идет о соглашениях о кооперации между конкурентами, которые
способны обеспечивать снижение издержек за счет совершенствования производства.
21
Зачастую такие соглашения содержат положения, предусматривающие отказ их сторон от
конкуренции между собой (или вновь создаваемым совместным предприятием), которые по
формальным признакам могут быть схожи с картельными ограничениями. Однако такие
положения направлены не на ограничение конкуренции, а на защиту произведенных
инвестиций от эффектов, связанных с оппортунистическим поведением контрагентов по
соглашению.
ФАС России признала существование данной проблемы и в рамках «третьего
антимонопольного пакета» ввела специальную норму (часть 1 1 статьи 13 Федерального
закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»), позволяющую признавать такие
соглашения допустимыми с точки зрения антимонопольного законодательства. Между тем,
до недавнего времени существовала высокая неопределенность в области применения
данной нормы. Ситуация улучшилась с публикацией Федеральной антимонопольной
службой разъяснений по анализу соглашений о совместной деятельности, однако пока рано
говорить об устоявшейся практике их применения.
Вместе с тем, отрицательное воздействие ошибок I рода в деятельности гаранта
представляется вполне реальным. Теоретические исследования говорят как о возможности
увеличения частоты правонарушений2, так и возможном предотвращении кооперации3.
Исследование того, возникают/усиливаются ли аналогичные эффекты в результате
функционирования программы, позволяет учитывать и по возможности нивелировать их при
проектировании данного инструмента.
Для
решения
этой
теоретической
проблемы
была
разработана
модель
функционирования программы ослабления наказания в условиях, когда фирмы могут не
только сговариваться или конкурировать, но и вступать в соглашения о кооперации,
способствующие увеличению общественного благосостояния, но по формальным признакам
схожие с картельными. Фирма одновременно принимает решение о том, как вести себя в
отношении конкурентов (конкурировать/ кооперироваться/ сговариваться/ нарушать сговор)
и
как
вести
себя
в
отношении
антимонопольного
органа
(признаваться/не
признаваться).Таким образом, каждая из фирм может придерживаться одной из следующих
стратегий: N – не вступать в картель, CNR – вступать в картель и не признаваться, CR–
вступать в картель и признаваться, DNR – нарушать условия сговора и не признаваться, DR –
нарушать условия сговора и признаваться, COOPNR – кооперироваться (не нарушая закон) и
не признаваться; COOPR – кооперироваться (не нарушая закон) и признаваться.
2
Ghebrihiwet N., Motchenkova E., Leniency Programs in the Presence of Judicial Errors. Discussion Paper 2010-030.
2010. Tilburg University, Tilburg Law and Economic Center.
3
Шаститко А.Е. Экономические эффекты ошибок в правоприменении и правоустановлении. - М.: Издательский
дом «Дело» РАНХиГС. 2013.
22
Конкурентная прибыль - П , прибыль участника картеля - П , прибыль фирмы в рамках
соглашения о кооперации - П, прибыль фирмы, нарушающей картель, - П . Нами
исследован случай, когда П < П < П < П .
Антимонопольный
орган
в
модели
определяет
параметры
антимонопольного
регулирования: полный штраф , сниженный штраф , вероятность начала расследования
и вероятность установления факта нарушения по итогам расследования . При этом в
модели была учтена возможность антимонопольного органа совершать ошибки как II рода,
так и I рода при квалификации поведения фирм на рынке. Вероятность начала расследования
в отношении фирм, которые не участвуют ни в какой форме сотрудничества – картеле или
совместной деятельности – определяется как α0; вероятность установления факта нарушения
по итогам расследования в отношении такой фирмы – как p0. Для фирм, которые
поддерживают картель, соответствующие вероятности составляют α1 и p1; для фирм,
нарушающих сговор – α2 и p2; для фирм, осуществляющих совместную деятельность – α3 и
p3. Нами исследован случай, когда данные вероятности соотносятся как 0 < 2 < 3 < 1 ,
0 < 2 < 3 < 1 .
Для конкретных значений прибылей и конкретного соотношения вероятностей,
удовлетворяющих соответствующим ограничениям, был получен результат относительно
условия равновесия в данной модели, представленный на Графике 1.
График 1. Решение модели в осях (; )
Источник: составлено автором
На графике 1 области N, CR, CNR, COOPNR, COOPR–области, где складывается
равновесие в соответствующих стратегиях.
23
Сопоставление в рамках модели двух случаев – наличия и отсутствия программы
ослабления наказания – показало, что внедрение программы приводит к возникновению трех
дополнительных эффектов:
1) эффект заслуженного наказания – фирмы имеют стимулы переходить от
конкуренции или общественно полезной кооперации к сговору, чтобы наказание, которое в
любом случае может последовать, было по крайней мере заслуженным. В нашей модели от
отражен в пересечении светло-серой области и области CR на Графике 2;
2) эффект разрушенной кооперации – возникает из-за дестабилизации кооперационных
соглашений, когда фирмы имеют стимулы ложно признаться в сговоре, чтобы избежать
незаслуженного наказания. На графике этот эффект проиллюстрирован областью COOPR на
Графике 2, где в отсутствие программы кооперация не нарушается;
3) эффект предотвращенной кооперации – возникает вследствие того, что заключение
какого-либо соглашения с конкурентами, даже не картельного, способно привлечь внимание
антимонопольного органа и увеличить вероятность наказания. В связи с этим фирмы
предпочитают вообще не участвовать ни в какой форме кооперации (светло-серая область N
на Графике 2).
График 2. Решение модели в условиях существования и отсутствия программы ослабления
наказания
Источник: составлено автором
Сила данных эффектов с точки зрения воздействия на уровень сдерживания также
зависит от конкретных структурных альтернатив, воплощенных в каждом из элементов
программы, что наглядно представлено в Таблице 4:
24
Таблица 4. Эффекты корпоративных программ ослабления наказания в России (в версиях 2007,
2009 и 2012 гг.)
РФ (2007 г.)
РФ (2009 г.)
РФ (2012 г.)
Эффект разрушенной кооперации
++
+
+
Эффект заслуженного наказания
++
+
+
Эффект
кооперации
+
++
++
предотвращенной
Примечание: «+» - эффект существует, «++» - эффект усиливается по сравнению с другой версией
программы, «+++» - эффект наиболее силен по сравнению с другими версиями программы, «0» - эффект не
возникает
Источник: составлено автором
Рекомендации по совершенствованию российской программы
освобождения от ответственности
Итак, на основании проделанного нами анализа можно сформулировать следующие
основные рекомендации по совершенствованию российской программы.
1.
Текущая версия программы дает возможность получения освобождения только для
одной фирмы, однако сотрудничество с антимонопольным органом является смягчающим
обстоятельством при расчете штрафа, что позволяет смягчать ответственность (хотя и не
полностью) для более чем одной фирмы в обмен на дополнительную информацию. Таким
образом, распространение действия самой программы на более чем одну фирму не требуется.
2.
В целях нивелирования стимулов, связанных со стратегическим использованием
программы (в первую очередь, в качестве инструмента конкурентной борьбы), а также для
снижения стимулов к созданию новых картелей представляется необходимым ограничить
право организатора картеля на получение амнистии. Причем, по аналогии с практикой США
и ЕС, предлагается установить, что организатор у картеля может быть только один; если
явного организатора нет, и в качестве организаторов можно расценивать более чем одну
фирму, то все фирмы продолжают иметь право на освобождение. Такая практика позволит
избежать
дополнительных
издержек
на
определение
организатора
по
каждому
расследуемому картелю и снизить вероятность ошибки. Дальнейшему снижению ошибок Iи
II рода, которые могут возникнуть при определении организатора картеля, может
способствовать методика, проясняющая процедуру такого определения.
3.
Поскольку текущая версия предоставляет освобождение только первой фирме,
выполнившей все условия программы, необходимо максимально прояснить процедуру
определения приоритетности заявок. В качестве «готового» решения, которое можно было
25
бы позаимствовать из опыта зарубежных стран, можно предложить внедрение «системы
маркеров».
4.
Следует в явном виде предусмотреть обязательство антимонопольного органа
сохранять сведения о признавшемся (по крайней мере, до определенного момента) в тайне.
5.
Необходимо (в явном виде) установить, что признание можно совершать как до
начала расследования, так и после, но не позднее вынесения решения в рамках дела.
6.
Необходимо в целом повысить прозрачность всей процедуры освобождения от
ответственности.
Определенные усилия по данным направлениям уже должны были быть предприняты
Федеральной антимонопольной службой: согласно Плану противодействия коррупции
Федеральной антимонопольной службы на 2009-2010 гг., был разработан проект Инструкции
о порядке работы с заявлениями об освобождении от административной ответственности за
нарушение антимонопольного законодательства на основании примечания к статье 14.32
КоАП РФ, который проходил внутриведомственную правовую экспертизу. В целом,
согласно указанному Плану антимонопольному органу надлежало разработать и внедрить
Методику освобождения от административной ответственности за административные
правонарушения, предусмотренные ст. 14.32 КоАП РФ, к декабрю 2009 г. – однако, по
сведениям, представленным в Отчете о выполнении Плана противодействия коррупции
Федеральной антимонопольной службы на 2009-2010 гг. (по состоянию на 29 октября 2010
г.), в связи с изменениями, вносимыми в Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О
защите конкуренции», а также КоАП РФ в рамках «третьего антимонопольного пакета»,
разработка и утверждение инструкции приостановлены, хотя работы были выполнены на
90%. Таким образом, представляется чрезвычайно важным продолжить данную работу не
только с точки зрения минимизации коррупционных рисков, но и результативности самой
программы.
7.
Для стимулирования раскрытия сведений сразу обо всех картелях, в которых
фирма принимает участие, возможно введение механизмов, аналогичных системам
«Амнистия плюс» и «Санкция плюс» в США.
8.
В целях снижения неопределенности и улучшения результатов функционирования
программы требуется гармонизация процедур освобождения от административной и
уголовной ответственности. Соответствующий законопроект разработан и проходит в
настоящее время согласование4, однако лишь гармонизации законодательных формулировок
4
Проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 178 Уголовного кодекса Российской
Федерации»http://www.fas.gov.ru/legislative-acts/legislative-acts_51154.html
26
недостаточно: требуется обеспечение единства правоприменения, а это требует дальнейшего
развития сотрудничества антимонопольных органов и органов внутренних дел.
9.
Существующие требования к объему предоставляемой в обмен на освобождение
информации по сравнению с аналогичными требованиями в США и ЕС представляются
чрезмерно высокими, в связи с чем можно предложить давать освобождение за
сотрудничество в объеме, позволяющем возбудить дело о нарушении антимонопольного
законодательства (что все равно будет более строгим требованием, чем, например, в ЕС).
10. Для
повышения
привлекательности
программы
и
экономии
издержек
антимонопольного органа можно позволить фирмам собирать дополнительные улики (пусть
даже в объеме, соответствующем текущим требованиям – достаточного для установления
факта административного правонарушения), продолжая участие в картеле после обращения в
антимонопольный орган. Разумеется, такие действия должны быть согласованы с
антимонопольным органом. Тем не менее, данную рекомендацию необходимо воплощать с
осторожностью. Предоставление антимонопольному органу права определять возможность
фирмы в течение дополнительного периода получать картельную прибыль (и определять
длительность такого периода) создает весьма значительные дополнительные коррупционные
риски.
11. Внести изменения в текущую формулировку примечания к статье 14.32 КоАП РФ в
части замены в пункте слов «группа лиц, определяемая в соответствии с антимонопольным
законодательством Российской Федерации» словами «группа лиц, определяемая в
соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, если одним из
таких лиц в отношении другого лица установлен контроль или если такие лица находятся
под контролем одного лица». Данная мера снимет противоречие между позицией в рамках
Закона о защите конкуренции, согласно которой лишь соглашения между лицами,
объединенными отношениями контроля (что уже понятия группы лиц), не является картелем,
и формулировкой программы в КоАП РФ, которая позволяет получать освобождение всей
группе лиц.
12. В свете выявленных нами эффектов внедрения программ на стимулы к полезной
для общества кооперации одной из первоочередных задач представляется снижение ошибок
I рода.
Достичь
этого
представляется
возможным
путем
повышения
стандартов
экономического анализа, применяемого при оценке соглашений о совместной деятельности
на допустимость. Внесение соответствующих изменений в законодательство и/или
накопленный опыт применения опубликованного недавно Федеральной антимонопольной
службой руководства по оценке соглашений о совместной деятельности позволит решить
сразу несколько задач в этой области, согласующихся с целью снижения вероятности
27
ошибок I рода: повысить уровень анализа (как уже отмечалось), обеспечить единообразие
правоприменения на всей территории России, снизить коррупционные риски, снизить
асимметрию информации между антимонопольным органом и хозяйствующими субъектами
относительно того, какое поведение противоречит/не противоречит антимонопольному
законодательству.
СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ
В изданиях, рекомендованных ВАК:
1) Направления совершенствования программы освобождения от ответственности как
инструмента антимонопольного регулирования // Вестник МГУ. 2012. № 1. С. 66-73 –
0,8 п.л.
2) Совершенствование антимонопольного регулирования на современном этапе.
Комментарии к круглому столу «Конкуренция и монополия» // Идеи и идеалы. 2012. Том 1.
№ 1 (11). С. 22-25 (в соавторстве с Л. Тутовым) – 0,4 п.л. (из них авторских –0,2 п.л.).
В прочих изданиях:
1) Программа ослабления наказания как инструмент снижения издержек выявления
сговора // Научные исследования экономического факультета. Электронный журнал. 2011.
Том 3. Выпуск 2. С. 190-210 – 2п.л.
2) Преступление
без
наказания:
экономические
аспекты
освобождения
от
ответственности за участие в картеле // Материалы международных научных конференций
студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2011» и «Ломоносов-2012». –
М.: РГ-Пресс, 2013.С. 87-90 – 0,2 п.л
28
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа