close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

216

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ЕРЕМЕТОВА КАРИНА ЮРЬЕВНА
Семантические особенности имен природных явлений в
синхронии и диахронии
Специальность 10.02.04 – Германские языки
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Санкт-Петербург – 2015
2
Работа выполнена в Автономном образовательном учреждении высшего
профессионального образования «Ленинградский государственный
университет имени А.С. Пушкина»
Научный руководитель -
доктор филологических наук, профессор
Никитин Михаил Васильевич
доктор филологических наук, доцент
Трофимова Нэлла Аркадьевна
Официальные оппоненты: Какзанова Евгения Михайловна,
доктор филологических наук, доцент,
ФГАОУ ВПО «Российский университет
дружбы народов, профессор
кафедры иностранных языков
Растворова Юлия Сергеевна,
кандидат филологических наук,
НИУ «Высшая школа экономики», доцент
департамента иностранных языков
Ведущая организация -
Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего
профессионального образования «Курганский
государственный университет»
Защита состоится «1» марта 2016 г. в 15.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.354.09 при Федеральном государственном
бюджетном образовательном учреждении высшего образования «СанктПетербургский государственный экономический университет» по адресу:
191023, Санкт-Петербург, Москательный пер, д. 4, ауд. 102.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте
http://www.unecon.ru/dissovety
Федерального
государственного
бюджетного образовательного учреждения высшего образования «СанктПетербургский государственный экономический университет».
Автореферат разослан «______» __________ 201 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
Барташова О.А.
3
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Имена природных явлений (далее ИПЯ) занимают особое место в
лексической системе любого языка, поскольку обозначаемые ими
природные явления были одними из первых проявлений материального
мира в жизни древних людей. Следовательно, ИПЯ – одна из самых
древних групп слов в лексической системе английского языка, изучение
которой может пролить свет на воззрения и отношение древних людей к
природе и проследить ход эволюции данных представлений до
настоящего времени.
Рассматриваемая тематическая группа не является окончательно
сформировавшейся,
поскольку
познание
человеком
природы
продолжается. Современный процесс постижения окружающего мира
неизбежно сопряжен с влиянием (часто негативным) на него. Следствием
такого влияния является возникновение ранее неизвестных природных
явлений (далее ПЯ), осмысление которых ведет к появлению
обозначающих их новых лексических единиц (далее ЛЕ) (например, acid
rain, Black Rain (nuclear fallout), radiational cooling и др.). Открытость
группы ИПЯ, динамичность семантики ее единиц является еще одним
основанием интереса ученых к ее исследованию.
Актуальность настоящего исследования обусловлена общим
интересом к диахроническим изменениям в концептуализации и
категоризации мира, изучение которых позволяет решить задачу научного
осмысления форм лексико-фразеологической актуализации фрагментов
иноязычной картины мира. Актуальность работы определяется и фактом
обращения к рассмотрению элементов лексического состава языка –
аспекта, исследование которого является одной из ключевых проблем
современной
лингвистической
науки.
Выявление
структурносемантической эволюции ИПЯ, рассмотрение языковых явлений в их
широкой исторической перспективе позволяет увидеть обусловленность
лексических значений системой связей, организующих язык.
Актуальность проблематики дополняется актуальностью выбранного
объекта исследования – ИПЯ – в силу их значимости и большого
удельного веса в жизнедеятельности человека.
Степень разработанности научной проблемы анализа семантической
эволюции ИПЯ представляется недостаточной. Несмотря на наличие в
отечественном и зарубежном языкознании работ, посвященных изучению
лексики природы на материале родственных, генетически далеких языков,
диалектов, на материале географических наименований, зоо- и
4
фитолексики, наименований растительного мира, метеорологической и
экологической лексики, наименований неба и земли и т.п., ряд ИПЯ не
был объектом диахронических изысканий – факт, обусловливающий
важность и своевременность настоящего исследования. Выбор ИПЯ в
качестве материала исследования определен их принадлежностью к
древнейшему пласту языка и разным языкам-источникам, их большим
количеством, семантическим многообразием и деривационным
потенциалом. Анализ семантико-этимологических характеристик ИПЯ
позволяет выявить особенности их обыденного освоения носителями
английского языка, наиболее значимые и устойчивые принципы и
направления концептуализации ПЯ.
Цель исследования заключается в выявлении особенностей и основных
путей развития семантики ИПЯ, описании динамики появления ИПЯ в
словарном составе английского языка в разные периоды его
существования.
Поставленная цель исследования предполагает решение следующих
задач:
1.
Определение теоретических принципов исследования ИПЯ и
создание на их основе эмпирической базы исследования (набор ЛЕ
древнеанглийского,
среднеанглийского,
ранненовоанглийского
и
новоанглийского периодов, репрезентирующих атмосферные, световые и
оптические, гидрологические и геологические явления);
2.
Реализация цикла лингвистических наблюдений над путями
развития и динамикой изменения семантики ИПЯ в разные исторические
периоды с интерпретацией их результатов согласно принятым в работе
теоретическим подходам;
3.
Разработка комплекса конкретных методик анализа ИПЯ;
4.
Анализ квалитативно-квантитативной динамики появления
заимствованных
ИПЯ
в
древнеанглийском,
среднеанглийском,
ранненовоанглийском и новоанглийском периодах развития словарного
состава английского языка;
5.
Проведение семантико-этимологического анализа ИПЯ для
определения механизмов когнитивно-эмоциональной интерпретации
действительности
носителями
языка
древнеанглийского,
среднеанглийского, ранненовоанглийского и новоанглийского периодов;
6.
Выявление эмоциональных, экспрессивных и оценочных
характеристик ИПЯ;
7.
Составление диахронического словаря ИПЯ.
5
Объектом исследования являются ЛЕ, обозначающие ПЯ в
древнеанглийском,
среднеанглийском,
ранненовоанглийском
и
новоанглийском периодах истории английского языка.
Предметом исследования являются этимологические особенности
ИПЯ, их функции и количественно-качественные изменения в разные
периоды истории английского языка.
Теоретические положения диссертации базируются на работах
ведущих отечественных и зарубежных лингвистов, занимающихся
исследованиями:
1. Различных аспектов значения: Ю.Д. Апресян, И.В. Арнольд, Н.Д.
Арутюнова, И.К. Архипов, Л.А. Булаховский, В.В. Виноградов, В.Г. Гак,
А.А. Залевская, В.А. Звегинцев, С.Д. Кацнельсон, М.В. Никитин, А.А.
Потебня, Г.Н. Скляревская, М.Д. Степанова, И.А. Стернин; З.Д. Попова,
И.А. Стернин, В.Н. Телия, А.А. Уфимцева, Н.Ю. Шведова, Ш. Балли, Э.
Бенвенист, Л. Блумфилд, А. Вежбицкая, Дж. Катц, Э. Косериу, Д.А. Круз,
Дж. Лакофф, Р. Лангакер, Дж. Олвуд, П. Рикер, Э. Рош, А. Ченки, У.Л.
Чейф, K.O. Эрдман и др.
2. Этимологии, семантической эволюции слова, развития
словарного состава: Н.Н. Амосова, Р.А. Будагов, Л.А. Булаховский, Л.А.
Введенская, С.В. Воронин, О.И. Глазунова, В.К. Журавлев, М.Н.
Лапшина, В.В. Левицкий; Д.Ю. Лотте, М.М. Маковский, О.Д. Мешков,
М.М. Покровский, О.Н. Трубачев, П.В. Царев, Е.В. Шитикова, Д.Н.
Шмелев, Дж. Алджео, Л. Блумфилд, К. Болдингер, А. Блэнк, М. Бреаль, К.
Бруннер, Дж.Б. Войлс, М. Гѐрланд, А. Дармштетер, К.Ф. Джонсон, А.
Збиерска-Завала, Р. Келлер, Г.А. Клепарский, Ф. Либерман, А. Мейе, Д.Г.
Миллер, Г. Пауль, В. Пизани, Е. Свитцер, С. Ульман, Р.А. Уолдрон, Г.
Холл, Р. Шредер, Г. Штерн и др.
3. Языковой картины мира: И.К. Архипов, В.А. Бугаев, Е.М.
Верещагин, А.Л. Кац, В.Г. Костомаров, Т. Кун, Ф. Кликс, Г.В.
Колшанский, O.A. Корнилов, М.А. Кронгауз, Л. Леви-Брюль, М.М.
Маковский, Н.Б. Мечковская, З.Д. Попова, И.А. Стернин; Е.В. Урысон, А.
Вежбицкая, В. фон Гумбольдт, Э. Сепир, Б. Рассел, О. Шрадер и др.
Методологическая база исследования. Исследование построено на
индуктивном методе анализа: от конкретных языковых фактов к
установлению системных отношений между ними и обобщению,
формулировке на этой основе теоретических положений и выводов.
Приоритет интеграции лингвистических дисциплин в процессе
исследования диктуют применение комплексной методики анализа,
включающей компонентный анализ значений, анализ словарных
6
дефиниций,
словообразовательный
и
этимологический
анализ,
этнолингвокультурологический
анализ,
описательно-аналитический
метод, сравнительно-исторический метод и контекстуальный анализ. В
качестве сопутствующей методики в исследовании применяются
элементы количественного анализа. Применение комплексной методики
обеспечивает многоаспектный контроль полученных результатов.
Материалом исследования послужили ЛЕ из древнеанглийского,
среднеанглийского, ранненовоанглийского и новоанглийского периодов
истории английского языка, обозначающие ИПЯ (1500 ЛЕ) и примеры их
употребления (более 6000), которые были извлечены путем сплошной
выборки из Большого Оксфордского Словаря, Словаря Дж. Босворта и Т.
Толлера, словарей Г. Курата, А. Мэйхью и У. Скита, Британского
национального корпуса (British National Corpus), а также ряда словарей и
справочников, бóльшая часть которых ранее не использовалась для
изучения ИПЯ в нашей стране.
Обоснованность и достоверность результатов работы обусловлены
репрезентативностью
проанализированного
языкового
материала,
привлечением данных авторитетных лексикографических источников,
соответствием методологической базы целям и задачам исследования.
Соответствие диссертации Паспорту научной специальности. В
соответствии со специальностью 10.02.04 – «Германские языки» в рамках
диссертационной работы осуществляется исследование семантических
особенностей ИПЯ в синхронии и диахронии. Анализ выполнен в русле
диахронической лексикологии. Полученные научные результаты
соответствуют позициям пунктов паспорта специальности 10.02.04
(«Германские языки»): 1 – «Основные этапы и направления становления и
развития германских языков», 6 – «Общие и индивидуальные тенденции
развития германских языков», 7 – «Слово, как основа единства языка,
типы
лексических
единиц,
структура
словарного
состава,
функционирование лексических единиц, развитие и пополнение
словарного состава, лексика и внеязыковая действительность», 8 –
«Становление лингвистических систем германских языков», 13 – «Методы
исследования лексических единиц».
Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в
нем впервые:
1.
ИПЯ становятся предметом комплексного лингвистического
рассмотрения.
7
2.
Определяются общие и частные тенденции диахронических
изменений и преобразований ИПЯ на материале ранее не привлекавшихся
лексикографических источников.
3.
Уточняются даты первой письменной фиксации отдельных
ИПЯ
и
лексикографические
дефиниции,
определяются
незафиксированные в словарях ИПЯ.
4.
Дается семантико-этимологическая, словообразовательная
характеристика и описание динамики появления в словарном составе
английского языка ЛЕ, обозначающих ПЯ storm, whirlwind, hurricane,
tornado, typhoon, rainbow, volcanic eruption, earthquake в разные
исторические периоды.
5.
Дается
семантическое
и
этимологическое
описание
заимствованных наименований ветров, начиная с са. периода по
настоящее время.
На защиту выносятся следующие положения:
1.
На ранней исторической ступени развития мышления человек
при наименовании того или иного ПЯ брал за основу наиболее значимый
признак, являвшийся представлением ПЯ, характеризовавший его с
разных сторон. Множественность ИПЯ в древнеанглийский период
объясняется исключительной важностью ПЯ для жизнедеятельности
человека.
2.
В древние времена многие ПЯ олицетворялись, на них
ассоциативно переносились внешние признаки и внутренние
характеристики человека. В некоторых случаях установленная
ассоциативная связь могла быть следствием ошибочных инференций,
явлением народной этимологии;
3.
Словарь английских ИПЯ активно обогащался за счет
собственных
словообразовательных
ресурсов.
Наряду
с
морфологическими
способами
словообразования
наиболее
продуктивными являются аналогия и различные явления семантической
деривации, к объектам антропоцентрической оценки которых относятся
внутренний мир человека и его поведение/деятельность в обществе;
4.
Трансформация семантической структуры ИПЯ обусловлена
изменениями, связанными с развитием цивилизации (распространение
религии, эволюция знаний человека о мире, прогресс науки и техники).
Важнейшим внешним фактором, детерминирующим семантические
изменения ИПЯ и пополнение словарного состава новыми ИПЯ в целом,
является речевая деятельность авторитетных личностей: поэтов, писателей
(Дж. Чосер, Дж. Лидгейт, У. Шекспир и др.), политических,
8
общественных деятелей (О. Кромвель), ученых (Г. Пиддингтон, Ф.
Гальтон, А. де Ульоа и др.) и мореплавателей (Адмирал Смит и др.);
5.
Языки-источники заимствованных ИПЯ варьируются от
французского и скандинавского в среднеанглийский период до
латинского, греческого, итальянского, испанского, португальского,
арабского, турецкого, русского, немецкого языков в ранненовоанглийский
период. По лексикографическим данным, наибольшим количеством
языков-источников ИПЯ (15) характеризуется новоанглийский период,
что объясняется расширением в то время языковых и культурных
контактов. Большое количество заимствований приводит к исчезновению,
ограничению сферы употребления или сдвигам значений исконно
английских ЛЕ и/или синонимичных им заимствованных ИПЯ.
Теоретическая значимость работы заключается в углублении и
систематизации знаний о механизмах исторического развития словарного
состава английского языка, уточнении роли собственно английской и
заимствованной лексики в его формировании. Исследование вносит вклад
в дальнейшее развитие исследований в области исторической
лексикологии и семасиологии, материал исследования расширяет
фактическую базу исторической лексикологии в целом и лексики,
обозначающей ИПЯ в частности.
Практическая ценность работы видится в том, что языковой материал
диссертационного исследования, его понятийный аппарат, теоретические
положения и выводы могут быть использованы в вузовской практике при
подготовке лекционных курсов и спецкурсов по лексикологии, истории
английского языка и лингвокультурологии, при выполнении
квалификационных работ студентами, магистрантами и аспирантами.
Результаты исследования являются ценным материалом для создания
тезауруса ИПЯ на основе отобранного для анализа корпуса текстов, в
котором будет учитываться как синхронический, так и диахронический
аспекты, элементы которого могут использоваться для типологического
изучения языков, разработки словаря корневых групп в английском языке.
В лексикографии выводы и результаты работы могут быть
использованы при составлении синонимических, антонимических,
словообразовательных словарей, а также при уточнении ряда
лексикографических дефиниций.
Апробация материалов диссертационного исследования. Основные
результаты
исследования
докладывались
на
всероссийских,
международных конференциях и аспирантских семинарах: всероссийская
конференция «Иностранные языки. Герценовские чтения» (Санкт-
9
Петербург, 2004, 2006, 2008), всероссийская конференция «Философия
человека. Современная культура. Общественные коммуникации» (СанктПетербург, 2004), аспирантские семинары кафедры английской филологии
РГПУ им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург, 2005, 2006), девятая
Российско-Американская научно-практическая конференция «Актуальные
вопросы современного университетского образования» (Санкт-Петербург,
2006), вторая международная конференция по когнитивной науке (СанктПетербург, 2006); конференция профессорско-преподавательского состава
и студентов ИВЭСЭП «Весна Науки» (Санкт-Петербург, 2008, 2012,
2013), научно-практический семинар «Инновационная педагогика и
интерактивное обучение» (Санкт-Петербург, 2009), всероссийская научная
конференция с международным участием «Проблемы современной
лингвистики: на стыке когниции и коммуникации» (Тамбов, 2015).
Материалы диссертации также апробированы на занятиях в рамках
дисциплины «История языка и введение в спецфилологию» (ИВЭСЭП,
2008, 2009).
Публикации. Основные положения диссертации и результаты
исследования нашли отражение в 19 публикациях общим объѐмом 5,56
печатных листа, в том числе в 4 работах, опубликованных в ведущих
рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК
Министерства образования и науки Российской Федерации.
Объѐм и структура диссертации. Диссертация объемом 276 страниц
(содержательная часть составляет 195 страниц) состоит из введения, двух
глав с выводами, заключения, библиографического списка (294 источника,
из них 69 на иностранных языках), лексикографических источников (54
источника), источников иллюстративного материала (29 источников) и
приложений. В приложениях I-X представлены результаты проведенного
исследования, включающие таблицы, которые а) иллюстрируют динамику
появления ИПЯ в словарном составе английского языка в разные
исторические периоды, б) показывают производные с компонентом ИПЯ,
в) представляют приметы, описывающие представления о ПЯ.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы исследования,
определяются его объект и предмет, цели и задачи, раскрываются степень
разработанности темы и научная новизна исследования, теоретическая
значимость и практическая ценность, дается описание материалов и
методов исследования, выдвигаются положения, выносимые на защиту, а
также приводятся данные об апробации результатов.
10
Первая глава «Теоретические предпосылки изучения слова в
диахронии и синхронии» посвящена изучению подходов к проблеме
значения, семантической структуры и типов лексических значений,
мотивированности и особенностей семантического развития слова.
Проблема определения лексического значения в современной
лингвистике обусловлена сложностью и многогранностью этого явления.
Развитие концептуальных исследований лексического значения
насчитывает несколько десятилетий, в течение которых последовательно
формировались и сменяли друг друга разные научные парадигмы.
Структурная лингвистика (Л. Ельмслев и др.) рассматривала
лексическое значение как сложную, многокомпонентную структуру,
совокупность неоднородных признаков, обеспечивающих предметнопонятийную соотнесенность ЛЕ, не обязательно коррелирующих с
фигурами плана вырaжeния.
Лексикографический подход к лексическому значению (И.В. Арнольд,
Дж. Катц и др.) опирался на словарные дефиниции, что ограничивало
возможности данного подхода, поскольку толкование значения не
является единственным вариантом его описания, исчерпывающим все
содержание значения. Следовательно, анализ словарных дефиниций
непременно должен сочетаться с контекстуальным анализом для
определения зависимости значения ЛЕ от контекстов еѐ употребления, от
конкретных лексических связей с другими словами и т.п.
Коммуникативная лингвистика (Ч. Филлмор), занимающаяся анализом
реальных словоупотреблений, расширяет понятие «значение» и заменяет
его понятиями «сцена», «прототипная сцена», «прототип», «прототипная
семантика» и др.
С точки зрения психолингвистического подхода (И.А. Стернин)
существует два типа значений – значение, представленное в толковом
словаре, и значение, представленное в сознании носителя языка, т.е.
можно говорить об отражении действительности в системе значений ЛЕ.
ЛЕ является формой закрепления, передачи опыта освоения окружающей
действительности и результатов познавательной деятельности человека
другим поколениям.
В рамках когнитивного подхода (Н.Н. Болдырев, Е.С. Кубрякова, Дж.
Лакофф и др.) лексическое значение представляется при помощи
когнитивных структур, которые содержат информацию, связанную с
каким-либо концептом/кластером концептов, и которые появляются в
процессе познания человеком окружающей действительности и
приобретения, накопления им опыта. Важное значение отводится
11
антропоцентрическому
фактору:
человек
концептуализирует
и
категоризирует действительность, активно участвует в формировании
значений ЛЕ и в выборе языковых средств для описания какой-либо
ситуации окружающей действительности.
Интегральный подход к исследованию лексического значения (М.В.
Никитин и др.) в рамках которого выполнена настоящая работа,
объединяет структурный, лексикографический, контекстуальный аспекты
анализа с данными коммуникативной лингвистики, психолингвистики,
процессуальной семантики, когнитивной науки. Данный подход
значительно расширяет возможности семасиологии. В нем лексическое
значение понимается как явление, отражающее закрепленную в ЛЕ
действительность, а основной функцией ЛЕ представляется номинация
предметов/явлений по наиболее характерному признаку.
Разные виды мотивированности (фонетическая, семантическая,
морфологическая) играют регулирующую роль в языке и ограничивают
универсальную языковую тенденцию к произвольности. Взятый в
древности за основу номинации признак – ядро лексического значения – с
течением
времени
неизбежно
«обрастает»
периферийными
микрокомпонентами
значения,
которые
обеспечивают
его
метафорический или метонимический перенос. В результате такого
переноса в значении выделяются два объекта/явления, общность которых
основана на субъективно воспринимаемых качествах/признаках.
Появление у ЛЕ в процессе семантической эволюции нескольких
связанных между собой значений рассматривается как одно из проявлений
тенденции к экономии – универсального свойства языка, обусловленного
психофизиологическими особенностями человека и уберегающего
словарный состав от чрезмерного увеличения. Однако словарный состав
английского языка все-таки пополняется, это происходит в основном
путем создания новых ЛЕ на основе уже существующих в языке при
помощи
различных
способов
словообразования
(аффиксации,
словосложения, слияния, конверсии, звукоподражания и аналогии). Кроме
того, в английском языке действует принцип избыточности
(противоположный принципу экономии), проявляющийся в варьировании,
изменении лексического значения и смыслоизбыточных выражениях.
Изменение отношений номинации отражает развитие человеческого
опыта, постоянное усложнение картины мира: появление новых объектов
референции,
развитие
человеческого
мышления
(способности
классифицировать предметы/явления и т.п.), изменение связи между
12
существующими означающими и имеющимися в английском языке
языковыми компонентами.
Во второй главе «Семантические эволюционные процессы и динамика
появления имен природных явлений в словарном составе английского
языка в разные исторические периоды» основная часть исследования
изложена в следующей последовательности:
 Краткий обзор исследований, посвящѐнных изучению ИПЯ;
 Методика исследования эмпирического материала;
 Семантико-этимологическая характеристика имѐн, обозначающих
атмосферные явления (природные явления storm, whirlwind,
hurricane, tornado, typhoon), а также семантико-этимологическая
характеристика заимствованных имѐн,
обозначающих ветра,
характерные для определенных регионов Земли;
 Семантико-этимологическая характеристика имѐн, обозначающих
световые и оптические явления (на примере ПЯ rainbow);
 Семантико-этимологическая
характеристика
имѐн
гидрологических явлений (на примере ПЯ flood);
 Семантико-этимологическая характеристика имѐн, обозначающих
геологические явления (ПЯ volcanic eruption и earthquake).
Словарь ИПЯ представляет собой динамическую систему, которая
находится в состоянии непрерывного развития. Диахронические
изменения отражают разнообразные явления/процессы, происходящие в
обществе. Появление новых значений ИПЯ связано с развитием
человеческого мышления, более детальным познанием ПЯ, а также
осмыслением ПЯ под другим углом зрения, который зависит от
господствующего в обществе мировоззрения на различных ступенях его
исторического развития.
Проведенное исследование экспликаций представлений людей о ПЯ
позволило разработать следующий алгоритм исследования ИПЯ по
данным лексикографических источников и памятников письменности
разных исторических периодов, который можно применить при анализе
других ЛЕ:
1. Методом сплошной выборки из словарей, глоссариев и т.п.
разных периодов определен общий состав ИПЯ каждого отдельного
исторического периода (древнеанглийского (далее да.), среднеанглийского
(далее са.), ранненовоанглийского (далее рна.) и новоанглийского (далее
на.). Использование этимологических и толковых словарей позволило
определить происхождение ИПЯ, проследить способы их образования,
13
первоначальное звучание и изменения значений в процессе языковой
эволюции. Обращение к диалектным словарям позволило выявить ИПЯ и
значения, отсутствующие в основных словарях английского языка
(например, в Большом Оксфордском Словаре и др.), и помогло
дешифровать этимологию отдельных ИПЯ.
2. С учѐтом всех полученных эмпирических данных выделены
синонимические ряды, состоящие из ЛЕ, описывающих исследуемое ПЯ,
и определена продуктивность ИПЯ в разные исторические периоды.
Поскольку словарные дефиниции иногда недостаточно информативны,
следующим необходимым звеном анализа явилось исследование
текстового материала, которое позволило выявить особенности описания
ПЯ средствами языка в соответствующий исторический период, а также
обнаружить ряд ЛЕ, которые могли послужить прототипами
(прообразами) ИПЯ.
3. На основании компонентно-дефиниционного анализа выделены
ЛЕ, в семантической структуре которых в какой-либо период
присутствовали или присутствуют «природные» семы. На основе типа
«природной» семы все отобранные для анализа ИПЯ объединены в четыре
группы:
1. Имена атмосферных явлений с семами «погода», «атмосфера»,
«небо», «воздух», «воздушный поток» (250 ЛЕ);
2. Имена световых и оптических явлений с семой «свет» (441 ЛЕ);
3. Имена гидрологических явлений с семой «водный поток» (500
ЛЕ);
4. Имена геологических явлений с семами «колебание», «дрожь» и
«громкий звук, грохот» (269 ЛЕ).
4. Исследование семантической эволюции ЛЕ включало выявление
случаев расширения, сужения, ухудшения и улучшения значений, а также
определение метонимических и метафорических переносов значений и
определение моделей этих переносов. При описании метафорических
переносов в семантической структуре ИПЯ выделены интенсионал
(первый элемент семантической структуры) и импликационал (второй
элемент семантической структуры). При описании метонимических
значений определено основание переноса по смежности.
5. Исследование
оценочной
составляющей
семантической
структуры ИПЯ позволило выявить ассоциативные связи и оценки, для
определения которых в условиях синхронно-диахронного исследования
также использовался текстовый материал, анализ выявленных на его
основе сравнений, ассоциаций, сложных слов и т.д.
14
6. Осуществление всех этапов исследования проходило с
обязательным учетом экстралингвистических факторов.
Проведенное исследование, основанное на вышеописанной методике,
показало, что увеличение словаря ИПЯ происходило при помощи разных
способов словообразования, среди которых наиболее продуктивными
являются суффиксация, префиксация, словосложение и конверсия:
 Словосложение: †eorþ-hrérnes (до 1000) [eorþ “earth” + †hrérness “motion, disturbance, agitation, commotion”], antediluvian [ante- +
diluvi-um “the deluge” + -an] (1680), fog-bow [fog «туман» + bow «дуга»]
(1831), The Big One [big + one] (1980) и др.;
 Аффиксация: oferfleow “to flow across, flood, inundate” [ofer“over” + fleow “to flow”] (ок. 893), semi-extinct [semi- + extinct] (1839) и
др.;
 Суффиксация: eruptiveness [eruptive + -ness] (1885) и др.;
 Конверсия: глагол to lull → существительное lull (1719), глагол
to whirl (1411) → существительное whirl, существительные surround и
deluge → глаголы to surround и to deluge и др.
Наиболее распространены следующие словообразовательные модели:
N + N, N + V, N + Adj., N + Past Participle; N + Suffix; V + Suffix, Adj +
Suffix, Prefix + V, Prefix +N.
Менее распространѐнными являются такие способы словообразования,
как звукоподражание, словослияние и аналогия:
 Звукоподражание (to lull (13..) – успокаивающие звуки;
pirrie/pirry (ок. 1420) – бормотание, вибрирующий звук; †bob/bub (до
1500), †blast-bob (1582) и thud (1513) – звук удара);
 Словослияние (surundation (1552) [surrounding (1449) +
inundation (1432)]);
 При создании ИПЯ по аналогии отдельные компоненты ЛЕ могут
выступать
в
качестве
рядообразующего
компонента
для
словообразовательных рядов ИПЯ, причем рядообразующий компонент
может быть как первым компонентом ЛЕ, так и вторым. При образовании
новых аналогичных ИПЯ значительную роль играют парадигматические
отношения между составляющими, например, синонимические или
антонимические отношения, принадлежность к тематическому ряду.
Тенденция к образованию ИПЯ по аналогии усиливается от одного
исторического периода к другому:
 Regnboga (ок. 1000) → †scūrboga (ок. 1000) → †heaven-bow
(1320);
15
 Whirlwind (до 1340) → †quirlewind (до 1400), †hurlwind (1509),
диал. twirlwind (1764);
 Whirlwind (до 1340) → whirlpuff (1382), whirlblast (1798);
 Sun-dog (1635) → weather-dog (1758) → water-dog (ок. 1825),
sea-dog (1825–80), wind-dog (1860), fog-dog (1867);
 Earthquake (ок. 1340) → water-quake (1577), sea-quake
(1680)/seaquake (1827), mud-quake (1760), sun-quake (1791), moon-quake
(1940), mars-quake (1968), star-quake (1969).
Необходимо особо отметить роль заимствований, которые проникают в
английский язык под влиянием разных экстралингвистических факторов.
Анализ показал существование различной динамики варьирования
языков-источников, а также существование языков-посредников,
участвующих в пополнении словаря ИПЯ в различные исторические
периоды.
Языки-источники
варьируются
от
французского
и
скандинавского в са. период до латинского, греческого, итальянского,
испанского, португальского, арабского, турецкого, русского, немецкого
языков в рна. период. По лексикографическим данным, наибольшим
количеством языков-источников (15) характеризуется на. период.
Увеличение количества языков-источников объясняется расширением
лингвокультурных контактов между жителями Англии и других стран, в
частности, важную роль играет экспансия в Новый Свет, которая
способствовала появлению ИПЯ из языков коренных североамериканских
жителей, а также жителей Гавайских островов. Например, ЛЕ Chinook –
жаргон, возникший в ходе взаимодействия работников компании “Hudson
Bay” с индейцами Орегона и Колумбии (Chinuk Wawa) (ок. 1790-ок. 1939).
Позднее эта ЛЕ приобрела более широкое значение – “a means of
intercourse between different Indian groups and with white people” (1840) и
узкое значение для номинации теплого, сухого ветра (ок. 1850).
Бóльшая часть заимствованных имен ветров относится к терминамэкзотизмам, обозначающим ветра определенных регионов Земли (sirocco
(1617), levanter (1628), harmattan (1671), pampero (1818), kona (1864),
buran (1886), karaburan (1903) и мн. др.).
В ходе исследования удалось обнаружить и исправить отдельные
лексикографические ошибки в Большом Оксфордском Словаре. Так,
согласно словарной статье, значение ЛЕ fyr †“a volcanic eruption”,
“volcanic heat, flame, or glowing lava” впервые письменно фиксируется в
рна. период в 1582 г. и устаревает в на. период: (ок. 1582) The fyers doe ofte
breake forth from out the hole in the topp of this hill [OED]; (1845) The
16
volcanic fires of a past age … have … rendered the soil unfit for vegetation
[OED]. Проведѐнный анализ показал, что, например, ЛЕ fyr служила для
описания ПЯ volcanic eruption еще в да. период, т.е. значительно раньше,
чем отмечено в Большом Оксфордском Словаре. Извержение вулкана
характеризуется как разрушительная и смертельная сила, часто в
сочетании с топонимом Ætne/Etna/Etne [BT; OED]: On ðam geáre, asprang
up Etna fýr on Sicilium, and máre ðæs landes forbærnde ðonne hit ǽfre ǽr dyde
“In that year [B.C. 135], fire sprang up from Etna among the Sicilians, and
burnt more of the land than it ever did before” [BT].
В ходе анализа выявлен значительный корпус диалектных ИПЯ, часть
которых способна оказывать влияние на семантику ИПЯ литературного
языка. Через разговорную речь диалектизмы проникают в литературный
язык, становясь составной частью ЛЕ (эссекская ЛЕ dog(s) “dew”, “a thin
or gentle rain”, “a wet fog, a mist”, “a heavy shower” стала частью
общеупотребительной ЛЕ sun-dog (1635)). Диалектизмы to drown “to
flood”; to surround “to overflow, inundate, flood, submerge” – примеры
обратного процесса (переход значения литературного ИПЯ в диалектную
сферу). Выявлены этнографические диалектные ИПЯ, распространенные
в определенной местности (Нортумберленд, Чешир, Кент, Шеффилд,
Эссекс и др.) и отражающие местные особенности восприятия ПЯ, реалии
и суеверия. Так, например, на севере Англии (Нортумберленд) ЛЕ
Derwentwater's (Lord) Lights обозначала “the Aurora Borealis”. История
появления этой ЛЕ связана с легендой о графе Дервентвотере (Джеймсе
Рэдклиффе), который, будучи ярым якобинцем, был обвинѐн в измене и
казнѐн. Считается, что в день его казни 24 февраля 1716 г. на небе было
необыкновенно яркое сияние, которое посчитали дурным знаком, гневом
небес за казнь популярного графа, что впоследствии породило множество
суеверий и легенд.
В ходе лексикографического и текстологического анализа выявлен ряд
диалектизмов, не зафиксированных в словарных источниках,
Derwentwater's (Lord) Lights “the Northern lights” (1716), burning spears
“the Northern lights” (18..), tooth “secondary rainbow”, room “room of water,
i.e. a flood” и др., а также выявлены случаи народной этимологии, которые
объясняются тем, что при номинации ПЯ человек брал за наиболее
отличительный, заметный признак ПЯ, ставший его репрезентацией, но
удалось установить, что в ряде в случаев установленная ассоциативная
связь может быть ложной. Так, варианты ЛЕ hurricane с начальной
буквой f (furacan (1555) и †furican (1587)) могли быть результатом
ассоциаций под влиянием ЛЕ fury. Во-вторых, значение ЛЕ hurricane
17
(1665) объяснялось тем, что ПЯ “hurried” the “canes” [Miller, 2014: 118;
Room, 1986: 85; Smythe, 1882: 184]. Очевидно, человек осмыслял
непонятную или неизвестную ему ЛЕ путем ее сравнения с внешне
похожими ЛЕ.
Немаловажную роль в появлении новых ИПЯ и значений играет
творческая деятельность поэтов и писателей (Дж. Драйдена, Дж.
Лидгейта, Дж. Чосер, У. Шекспира и др.), а также политических,
общественных деятелей (О. Кромвель и др.), ученых (Ф. Гальтон,
Г. Пиддингтон, А. де Ульоа и др.) и мореплавателей (Адмирал Смит и
др.), которые обогатили английский язык заимствованиями, новыми
значениями и неологизмами:
 Благодаря поэту Дж. Чосеру в обиход вошла ЛЕ tremor,
заимствованная из старофранцузского языка со значением †“terror” [са.
tremour < стфр. tremor, -our “fear, terror”; “a trembling or quivering” < лат.
tremor, -ōrem < tremĕre “to tremble”]: (ок. 1374) Swich a tremor [tremour]
fele a-boute his herte That of þe feer his body sholde quake [OED].
 Позднее У. Шекспир впервые использовал ЛЕ tremor в значении
“involuntary agitation of the body or limbs, resulting from physical infirmity or
from fear or other strong emotion; trembling”: (1611) I haue Tremor Cordis on
me: my heart daunces [OED]. Вышедшая из употребления форма hurricano
также впервые встречается в значении “waterspout” в произведениях У.
Шекспира: (1605) Rage, blow You Cataracts, and Hyrricano’s spout [OED];
 ЛЕ †Rodion/rodjon введена в лексикон средневековым
английским поэтом и писателем Дж. Лидгейтом;
 ЛЕ anticyclone введена в обращение английским исследователем
и метеорологом Ф. Гальтоном для обозначения “rotatory outward flow of air
from an atmospheric area of high pressure, also, the whole system of high
pressure and outward flow” (1877);
 ЛЕ cyclone появилась в словарном составе английского языка
благодаря англо-индийскому ученому, мореплавателю капитану Г.
Пиддингтону, которая использовалась для обозначения ураганов в
Сенегальском заливе и в Аравийском море;
 ЛЕ Eddy-wind со значением “a wind that moves in an eddy”
введена в обращение Адмиралом Смитом: (1626) A gust, a storme … an
eddy wind [OED].
В поэзии и прозе широко употребляются метафорические (как правило,
сложные) ЛЕ. Контекст употребления может быть как положительный,
так и отрицательный, что зависит не только от экспрессивно-оценочных,
18
стилистических особенностей ИПЯ, но и прагматической интенции
автора, например, при помощи ЛЕ earthquake-swallowed автор рисует
картину разрушенных городов, «проглоченных», «поглощенных» ПЯ как
живым существом: (1839) Earthquake-swallowed cities [OED].
Эмпирический материал показал, что особенности мировосприятия
представителей различных исторических эпох обусловили определенную
специфику восприятия ПЯ человеком в разные периоды развития
человечества. Так, представитель англосаксонской культуры чувствовал
себя полностью зависимым от воли богов, буйства природных стихий и
скорости течения времени. ПЯ имели особый сакральный смысл и
воспринимались через призму мифологических представлений об
устройстве мира: ПЯ представлялись обладающими могущественной
силой (как благоприятной, так и разрушительной), способной влиять на
все сущее, включая жизнь человека:
 ПЯ rainbow рассматривалось как знак Божьей милости (до
1000), и в дальнейшем в литературе часто используется аллюзия на эпизод
из Книги Бытия IX:13-15.
 В да. источниках ПЯ volcaniс eruption описывается как огонь
преисподней при помощи ЛЕ helle-fyr [BT; OED] или указывается, что ПЯ
появляется через врата преисподней (ЛЕ helle-geat [BT; OED]): (до 1000)
E múnt, ðe nú monna bearn Etne hátaþ, on íglonde Sicilia swefle byrneþ, ðæt
mon helle fýr háteþ wide, forðæm hit simle biþ sinbyrnende “The mountain,
which now the children of men call Etna, burns in the island of Sicily with
sulphur, that men widely call fire of hell, because it ever is perpetually burning”
[BT]. Вероятно, огненно-красная лава, вытекающая из жерла вулкана,
была связана с христианскими представлениями людей об адском котле.
В да. ИПЯ получили отражение такие особенности мифологического
мышления,
как
олицетворение,
отождествление
разных
ПЯ,
нерасчлененность,
конкретность,
образность,
диффузность,
отождествление живого и неживого. Например, hreóhfull geár “a stormy
year” [BT] иллюстрирует восприятие времени как активного начала. В
значении ЛЕ hreóh-nes/hreóh-ness “a stormy, troublous time”
прослеживается ассоциативная связь между свойствами ПЯ storm и
временем (модель метафорического переноса ПЯ → Время),
синкретичность представлений о ПЯ и времени в сознании древнего
человека. ПЯ и время мыслились как амбивалентные сущности, т.е.
обладающие способностью как положительно, так и негативно влиять на
жизнедеятельность человека. Время представлялось способным управлять
стихиями, делать их благоприятными или неблагоприятными для
19
жизнедеятельности человека (ЛЕ †ambyre). Благодаря научнотехническому прогрессу, по мере развития социума, человек начинает
понимать сущность ПЯ и становится способным противостоять и в какойто мере управлять ПЯ (ЛЕ weather modification).
С целью выявления основных тенденций семантической эволюции
ИПЯ в работе были проанализированы наиболее значимые
метафорические репрезентации ПЯ на материале да., са., рна. и на.
примеров. Поскольку в основе олицетворения ПЯ лежит перенос на какоелибо явление признаков одушевленности, то оно может рассматриваться
как разновидность метафоры. ПЯ отождествляются с живыми
существами, способными дышать, глотать (поглощать), храпеть, активно
двигаться, издавать звуки и т.п., т.е. метафора моделирует образ человека
по принципу «зеркального отражения»: образ ПЯ наделяется
антропоморфными свойствами (характер; морально-этические и
интеллектуальные качества, особенности эмоциональной сферы и речи,
поведения, деятельности человека и его статуса в обществе). С другой
стороны, живым существам также приписываются характеристики ПЯ.
Например, в ЛЕ †prester нашло отражение сходство характеристик
ядовитой змеи и ПЯ – способность ветра подобно змее «кусать»: модель
Свойство пресмыкающегося → Свойство ПЯ (1601).
Результаты проведенного исследования подтверждают, что чем больше
значений собрано в одной ЛЕ, тем больше аспектов интеллектуальной и
социальной деятельности она представляет. Следует отметить
универсальную тенденцию к нарастающему увеличению метафорических
переносов в семантической структуре ИПЯ, начиная со са. периода.
Эмпирический
материал
показал
значительное
доминирование
метафорических переносов значений ИПЯ над метонимическими, что
отражает действие принципа антропоцентризма: в процессе познания ПЯ
аксиологизируются, символизируются, а внутренний мир и общественная
жизнь человека объективируются. В обобщенном виде наиболее
распространенные метафорические переносы можно определить
следующим образом:
 Характеристика человека, своим нравом, эмоциональными
проявлениями и речью напоминающего ПЯ:
ЛЕ hurricane: ПЯ → Речь/Эмоции человека (1639);
ЛЕ rainbow: ПЯ → Чувства человека (1875);
ЛЕ weather: Состояние атмосферы → Настроения/Интеллектуальный
климат/Душевное состояние (1603);
20
 Характеристика человека, поведенческие реакции и деятельность
которого ассоциируются с проявлениями ПЯ:
ЛЕ calm: Отсутствие движения, спокойствие → Спокойствие в
обществе/политической сфере (1547),
ЛЕ cataclysm: Всемирный Потоп → Политический и социальный
переворот/Перелом (1633),
ЛЕ monsoon: ПЯ → Поведение человека (1785);
ЛЕ tornado: ПЯ → Социальная жизнь человека/Поведение человека
(1859);
 Характеристика человека, физиологические особенности которого
ассоциируются с каким-либо ПЯ:
ЛЕ cwacian/cwaecian: Характер действия ПЯ → Характер действия
человека/животного (до 900), (ок. 1000), (ок. 1330);
 Характеристика ПЯ, которое ассоциируется с какими-либо
физиологическими особенностями человека:
ЛЕ tremor: Действия человека, вызванные физиологическими или
эмоциональными причинами → ПЯ (1635)
ЛЕ convulsion: Физиологическое расстройство → ПЯ (1703).
Другими распространенными семантическими преобразованиями ИПЯ
являются расширение и сужение, улучшение и ухудшение значения:
 ЛЕ shock [фр. choc < choquer] заимствована со значением “the
encounter of an armed force (two mounted warriors or jousters) with the enemy
in a charge or onset” (1565), которое с течением времени расширилось до “a
sudden and violent blow, impact, or collision” (1614);
 В семантической структуре ЛЕ eruption (1555) происходит
сужение значения: область «физиология, патология» - “a breaking out of a
rash, or of pimples on the skin” (1596), “the skin affection itself; rash” (1770)
→ область «ботаника» - †“the bursting forth from the bark of buds, leaves,
offshoots, roots, etc.” (1626) → область «физиология человека» - “of the
teeth: the action of breaking out from the gums” (1859);
 Исторически первичное значение ЛЕ weathering - †“weather
conditions; (good or bad) weather” (до 1122). †“Propitious or suitable weather”
(1340–70) – пример улучшения значения, а †“stormy weather”; a storm” (ок.
1450) – ухудшения значения.
 Исторически первичное значение ЛЕ sea-dog – “the common or
harbour seal” (1598). Производные значения “a privateer or pirate” (1659) и
“a sailor” (1823) являются примерами ухудшения и улучшения значения.
21
Удалось выявить, что в семантике отдельных ИПЯ зафиксированы
циклическое восприятие времени, характерное для мифологического
мышления, и линейность восприятия времени, свойственное для
христианского мировоззрения. Отметим, что в более поздние периоды оба
типа представления о времени могут присутствовать в семантической
структуре одного и того же ИПЯ: ЛЕ to wheel может использоваться во
вторичном значении “time, the seasons” (1660) как для метафорического
обозначения линейности движения времени, так и для номинации
цикличности смены времен года (модель движение ПЯ → Движение
времени/смена времен года).
Эмпирический материал также показал наличие плеонастических
выражений с ИПЯ, которые могли являться лексическими ошибками
(употребление излишних со смысловой точки зрения ЛЕ), вероятно,
служивших средствами достижения эмфатичности при описании ПЯ и его
последствий в да. и са. периоды (Þæt gestun and se storm and seó stronge lyft
brecað bráde gesceaft [BT]), (ок. 1400) ... tempestez of ill weders [OED];
(1402) … wederes of wynteres stormes [OED]). В более поздние периоды
плеоназм также служит средством лексической выразительности и
используется как стилистический прием в художественной литературе с
целью достижения напевности речи, усиления оценок и детализации
повествования ((1600) watry rainbow). Несмотря на то, что в на. период
плеоназм также распространен как стилистический прием, необходимо
отметить, что с каждым историческим периодом усиливается действие
тенденции к уменьшению плеонастических выражений с ИПЯ. В на.
период данное явление в целом рассматривается как отклонение от
литературной нормы, т.е. лексическая ошибка, нарушение лексической
сочетаемости.
III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Исторический опыт держит в памяти человека основное ядро значений
ИПЯ. Однако по мере становления понятия, по мере его употребления оно
обрастает ассоциациями, новыми словосочетаниями, вводящими в обиход
новые значения или оттенки значений. Представляется очевидным, что
постигнутые человеком особенности ПЯ не выражаются в языке сразу.
Момент вхождения в английский язык измененного значения ИПЯ редко
бывает зафиксирован точно: процесс переосмысления в языке
непрерывен.
Исследование подтверждает общепризнанную точку зрения о влиянии
лингвистических и экстралингвистических факторов на семантическую
22
эволюцию ИПЯ. Развитие значений ИПЯ может происходить в результате
появления новых понятий и социокультурных реалий (распространения
религии и т.п.), новых областей номинации, приобретении новых знаний о
денотате
вследствие
научно-технического
прогресса,
развития
межкультурных контактов и заимствования ЛЕ из других языков.
Лексико-семантическая система английского языка, функционирующая
на том или ином этапе своего исторического развития, находится в
состоянии динамического равновесия под влиянием тенденций
качественного и количественного характера. Тенденция к семантическим
изменениям отражает стремление языка объективировать эволюцию
внутреннего мира человека и адекватно отразить категоризацию и
концептуализацию мира. В обобщенном виде диахроническая модель
ИПЯ отражает тенденции к:

Вытecнeнию ИПЯ из cлoвapнoгo cocтaвa aнглийcкoгo языка;

Аpхaизaции ИПЯ;

Внедрению в лeкcичecкую микрocистeму нoвых coбствeннo
aнглийских и зaимствoванных ИПЯ;

Cтилиcтичecкoй мaркиpoвaннocти ИПЯ.
Тенденция к консервации лексического значения препятствует
неоправданно
быстрому
разрастанию,
обновлению
лексикосемантической системы. Качественные изменения семантики ИПЯ
происходят через этап количественных изменений (накопление новых
лексико-семантических
вариантов,
отмирание
старых).
Разнонаправленные тенденции к утрате ИПЯ и к появлению новых ИПЯ в
словарном составе английского языка взаимно сдерживают и
уравновешивают друг друга.
Перспективы дальнейшего изучения ИПЯ лежат в рамках корпусной
лингвистики и заключаются в создании тезауруса ИПЯ на основе
корпусов текстов разных эпох, который позволит наблюдать поведение
ИПЯ в естественной языковой среде, в котором будут учитываться
синхронный и диахронный аспекты. Создание тезауруса ИПЯ позволит
упорядочить, систематизировать и лексикографически зафиксировать
значения ИПЯ на основании категориального и родовидового анализа
составляющих.
23
IV. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ
ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
1.
Ереметова, К.Ю. Метафорическое моделирование в сфере
метеорологии / К.Ю. Ереметова, Н.А. Трофимова // Когнитивные
исследования языка. Вып. XXI: Проблемы современной лингвистики:
на стыке когниции и коммуникации. – М.: Ин-т языкознания РАН;
Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2015. – С. 271-276. – 0,3/0,15 п.л.
2.
Ереметова, К.Ю. Этимология имен природных явлений
(на примере hurricane) / К.Ю. Ереметова // Известия Южного
Федерального Университета. Филологические Науки. №4. - Ростовна-Дону: ЮФУ, 2013. – C. 76-81. – 0,4 п.л.
3.
Ереметова, К.Ю. Заимствования имен природных явлений
в различные исторические периоды (на примере наименований
ветров, дующих в различных регионах Земли) / К.Ю. Ереметова //
Гуманитарные и Социальные науки. Электронный научный журнал.
№ 5. – Ростов-на-Дону: ЮФУ, 2013. – [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://hses-online.ru/2013/05/10_02_04/18.pdf - 0,5 п.л.
4.
Ереметова, К.Ю. Наименования потоков воды и их
семантические особенности в среднеанглийской языке / К.Ю.
Ереметова // Известия Российского государственного педагогического
университета им. А.И. Герцена. Аспирантские тетради: № 2 (19).
Научный журнал. – СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена, 2006. – С. 27-31. –
0,36 п.л.
5.
Ереметова, К.Ю. Слова, обозначающие природное явление
EARTHQUAKE в древнеанглийский и среднеанглийский период / К.Ю.
Ереметова // Ученые Записки. Том 26: Современные проблемы
филологии, межкультурной коммуникации и перевода: сборник научных
статей. - СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2014. - С. 11-17. – 0,38 п.л.
6. Ереметова, К.Ю. История слов, обозначающих природное
явление hurricane / К.Ю. Ереметова // Весна Науки – 2013. Материалы
конференции профессорско-преподавательского состава и студентов. СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2013. - C. 25-33. – 0,43 п.л.
7.
Ереметова, К.Ю. Множественность наименований в
древнеанглийском языке (на примере стихии воды) / К.Ю. Ереметова //
Ученые Записки. Том 19: Современные проблемы филологии,
межкультурной коммуникации и перевода: сборник научных статей. СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2012. - C. 110-114. – 0,23 п.л.
24
8.
Ереметова, К.Ю. К вопросу о семантике слова в диахронии /
К.Ю. Ереметова // Ученые Записки. Том 17: Современные проблемы
филологии, межкультурной коммуникации и перевода: сборник научных
статей. - СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2012. – С. 72-78. – 0,2 п.л.
9.
Eremetova, K.Y. Words denoting the natural phenomenon
“Solstice” / K.Y. Eremetova // Инновационная педагогика и интерактивное
обучение: Материалы научно-практического семинара (22-23 октября,
2009 г.). – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2010. – С. 57-58. – 0,3 п.л.
10. Ереметова, К.Ю. Явления природы wind и rain в американском
языковом сознании / К.Ю. Ереметова // Ученые Записки. Том 15:
Современные проблемы филологии, межкультурной коммуникации и
перевода: сборник научных статей. - СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2010. – С.
80-87. – 0,6 п.л.
11. Ереметова,
К.Ю.
Представления
о
природном
явлении rainbow в древнеанглийский и среднеанглийский периоды / К.Ю.
Ереметова // Ученые Записки. Toм 14: Современные проблемы
филологии, лингвистики и межкультурной коммуникации. - СПб.:
ИВЭСЭП, Знание, 2009. - C. 108-111. – 0,2 п.л.
12. Ереметова, К.Ю. Семантические особенности слова lift в
древнеанглийском языке / К.Ю. Ереметова // Герценовские Чтения.
Иностранные языки. Материалы конференции (22-23 мая 2008 г.). – СПб.:
РГПУ им. А.И. Герцена, 2008. – С. 157-158. – 0,1 п.л.
13. Ереметова, К.Ю. Развитие лексико-семантической группы
«геологические явления» (на примере volcanic eruption) / К.Ю. Ереметова
// Весна Науки – 2008. Материалы конференции профессорскопреподавательского состава и студентов. Часть I. – СПб.: ИВЭСЭП,
Знание, 2008. – 215-222. – 0,46 п.л.
14. Yeremetova, K.Y. Natural forces: the reflection of experience in
metaphor / K.Y. Yeremetova // The Second Biennial Conference on Cognitive
Science (June 9-13, 2006). – Saint Petersburg: Saint Petersburg State
University, 2006. – C. 183-184. – 0,1 п.л.
15. Ереметова, К.Ю. Этнолингвокультурологический анализ в
изучении
национально-культурного
своеобразия
фразеологии
английского, немецкого и русского языков / К.Ю. Ереметова //
Актуальные вопросы современного университетского образования:
Материалы
IX
Российско-Американской
научно-практической
конференции (15-17 мая, 2006 г.). – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена,
2006. – С. 256-260. – 0,25 п.л.
25
16. Ереметова, К.Ю. Фразеологизм как носитель национальнокультурной информации / К.Ю. Ереметова // Герценовские Чтения.
Иностранные языки. Материалы конференции (20-21 апреля 2006 г.). СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена, 2006. – C. 56-58. – 0,1 п.л.
17. Ереметова, К.Ю. Семантика слова в эволюционном аспекте /
К.Ю. Ереметова // Диалог языков и культур. Теоретический и прикладной
аспекты: сб. научных статей: Вып. 1 / Сост. и отв. ред. Т.С. Нифанова;
Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. - Архангельск: Поморский
университет, 2006. – С. 34-40. – 0,45 п.л.
18. Ереметова, К.Ю. Особенности восприятия природных явлений
носителями языка / К.Ю. Ереметова // Язык. Человек. Культура.
Материалы международной научно-практической конференции (21-23
марта 2005 г.) – Смоленск: СГПУ, 2005. – С. 152-156. – 0,25 п.л.
19. Ереметова, К.Ю. К проблеме выявления сверхъестественного
компонента значения лексических единиц «гром» и «молния» / К.Ю.
Ереметова // Герценовские Чтения. Иностранные языки. Материалы
конференции (8-20 мая 2004 г.). - СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. – С.
55-56. – 0,1 п.л.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1
Размер файла
645 Кб
Теги
216
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа