close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

457

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
КОПЫЛОВА Елена Анатольевна
МОСКОВСКОЕ ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ ДУХОВНОГО
ПРОСВЕЩЕНИЯ: СТАНОВЛЕНИЕ И ТРАДИЦИИ
ДУХОВНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ В РОССИИ В ПЕРИОД
СЕРЕДИНЫ XIX – НАЧАЛА XX В.
Специальность 07.00.02 – Отечественная история
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Москва – 2016
2
Работа выполнена на кафедре Истории России и архивоведения ОЧУ ВО
«Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет»
Научный руководитель:
Официальные оппоненты:
Сухова Наталия Юрьевна
доктор исторических наук, доцент, профессор
ОЧУ ВО «Православный Свято-Тихоновский
гуманитарный университет»,
кафедра общей и русской церковной истории
и канонического права
Сараева Елена Леонидовна
доктор исторических наук, доцент
ФГБОУ ВО «Ярославский государственный
педагогический университет им. К.Д. Ушинского»
кафедра отечественной истории
Житенёв Тимофей Евгеньевич
кандидат исторических наук, доцент
ОАНО ВО «Волжский университет имени
В.Н. Татищева» (институт)
кафедра гуманитарные и социальные
дисциплины, заведующий
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Омский
государственный университет
им. Ф. М. Достоевского»
Защита состоится «28» октября 2016 г. в 10.00 на заседании диссертационного
совета Д 212.062.02 при ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный
университет» по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Тимирязева, д. 5, ауд. 409
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Ивановский
государственный университет» и на сайте ИвГУ:
http://ivanovo.ac.ru/science/dissovet/item/download/3412_c157e908aa41defc0c9ed157
bea37212
автореферат разослан _____________________2016 г.
Ученый секретарь
Диссертационного совета
Смирнов Дмитрий Александрович
доктор исторических наук, доцент
3
1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Проблематика и актуальность темы диссертационного исследования
обусловлена
важностью
изучения
практического,
целенаправленного,
систематического применения знаний и опыта выпускников духовных школ, их
способностью к решению проблем церковной жизни. Со времен Крещения Руси
духовное просвещение составляло один из важнейших аспектов в жизни Русской
Православной Церкви. Рассматриваемый период середины XIX – начала XX в.
является одним из важнейших, интереснейших и крайне непростых периодов в
истории духовного просвещения, когда образованием и просвещением простого
народа активно занимались представители духовенства, светской интеллигенции
и других сословий; в том числе студенты университетов и военные. Они
объединялись в просветительские и научные общества, братства, комитеты;
количество таких общественных объединений стремительно увеличивалось,
вырабатывались формы и методы народного просвещения.
Влияния реформ, изменения в общественной российской жизни, появление
пристального внимания к своей истории, сохранению древних памятников и
других событий – все это нашло отражение в образовании просветительских и
научных обществ. В тех случаях, где разные сословия смогли конструктивно
работать вместе в области народного просвещения, были получены
положительные результаты. Ярким примером совместной деятельности
духовенства и мирян явилось создание Общества любителей духовного
просвещения в Москве (далее ОЛДП) и его Санкт-Петербургского отдела (далее
СПб отдела), ставших духовно-нравственными просветительскими центрами в
двух столицах. В дореволюционный период ОЛДП было самым авторитетным и
известным российским церковным Обществом, как в России, так и заграницей.
Отличительной чертой ОЛДП стало не только объединение усилий
духовенства и мирян в разных направлениях духовного просвещения, но и охват
всех социальных слоев и возрастных групп православного населения. Особенно
важно исследовать практическую реализацию знаний и опыта выпускников
духовных школ. Высокий потенциал московского духовенства – его авторитет,
образование, многочисленность ученых сил во многом обусловил создание,
развитие и плодотворную длительную деятельность ОЛДП. В работе уделено
внимание участию членов профессорско-преподавательской корпорации
отдельных духовных и светских учебных заведений, а также влиянию церковной
иерархии на деятельность Общества.
Заявленная на первом заседании духовно-научная деятельность Общества
продолжала развиваться на собраниях и в периодических изданиях ОЛДП в
богословских, церковно-исторических, церковно-канонических, археологических
исследованиях. В этом смысле Общество любителей духовного просвещения
явилось первым в Москве богословским Обществом, имеющим своею целью
4
объединение богословов и дальнейшее богословское образование самих
пастырей.
Необходимость решать проблемы духовно-нравственного просвещения в
настоящий момент требует изучения и использования богатого опыта обществ и
братств, в частности ОЛДП, а идея объединения духовенства и мирян в деле
духовно-нравственного просвещения народа актуальна и ныне.
Сегодня перед Церковью стоят многоплановые задачи духовнонравственного просвещения, катехизации, церковно-издательской деятельности и
т. д. Актуальность данной работы обусловлена необходимостью восстановления
преемственных связей между научно-просветительской деятельностью прошлого
и настоящего. Изучение деятельности Московского ОЛДП необходимо с
практической точки зрения, чтобы, проанализировав проблемы в церковной
жизни рассматриваемого периода и проблемы, возникавшие перед членами
Общества, удачные и неудачные результаты многосторонней деятельности,
применить накопленный опыт с учетом современных реалий.
Исследование, посвященное ОЛДП – первому богословскому Обществу в
Москве представляется обоснованным.
Объектом
диссертационного
исследования
является
духовное
просвещение в России в период сер. XIX – нач. XX в.
Предмет диссертационного исследования: становление и развитие
научно-духовной просветительской деятельности Московского Общества
любителей духовного просвещения, как ответ на духовные запросы в церковной
жизни и российском обществе в период сер. XIX – нач. XX в.
Хронологические рамки исследования ограничены периодом с 1859 г. по
1918 г. Нижняя граница – начало обсуждения возможности создания Московской
епархиальной библиотеки; обсуждение в среде московского духовенства методов
и принципов духовного просвещения. Епархиальная библиотека была создана при
ОЛДП, была его историческим началом, центром многоаспектной деятельности
Общества на всех этапах его бытия. Именно библиотека наиболее рельефно
отражала, с одной стороны, успехи и промахи инициатив образованного
духовенства и мирян в деле духовного просвещения всех слоев российского
общества; с другой стороны, заинтересованность самого Общества в этом
просвещении.
Верхняя граница определяется принятием декрета об отделении Церкви от
государства и, в связи с этим невозможностью реализации деятельности
духовного просвещения в России. Однако в исследовании потребовалось
рассмотреть период до сентября 1919 г. – документально подтвержденного
существования Московской епархиальной библиотеки, как части ОЛДП.
Историография и степень изученности темы.
Дореволюционный период. Несмотря на то, что в дореволюционной
историографии духовному просвещению уделялось внимание, состояние научной
разработанности темы не отвечает ее важности. Авторы в своих исследованиях
затрагивали различные аспекты духовного просвещения в отдельные периоды
5
времени1. Существуют только две работы посвященные истории возникновения и
развития Общества любителей духовного просвещения. Первая написана к
двадцатипятилетию ОЛДП священником Н. А. Копьевым2, вторая – к
пятидесятилетию Общества протоиереем Н. Д. Извековым3. Однако, юбилейный
характер работ не предполагал как анализ проблем, возникающих в деятельности
Общества и его отделов, так и пути их разрешения. Некоторые важные аспекты
деятельности не попали в указанные работы. Например, существование СанктПетербургского отдела (далее СПб отдела) только обозначено, а период его
деятельности указан неверно. Протоиерей Г. Флоровский в своей истории
русского богословия не только упоминал о деятельности СПб отдела, но и
выдвигал гипотезу прекращения существования отдела4. Ф. М. Достоевский,
будучи, членом СПб отдела ОЛДП неоднократно публиковал статьи посвященные
деятельности отдела, в том числе в редактируемом им журнале «Гражданин» за
период 1873–1874 гг.5 Некоторые проблемы, связанные с духовно-нравственным
просвещением народа, Достоевский затрагивал в других произведениях6. В
воспоминаниях членов СПб отдела графа С. Ю. Витте и Ф. Г. Тернера, кроме
событий, связанных с их государственной деятельностью, упоминаются события,
связанные с деятельностью отдела, позволяющие раскрыть некоторые неясные
моменты, отсутствующие в других источниках7. В письмах В. С. Соловьева
содержится информация о лекциях и попытке создания Петербургским отделом
Философского общества8.
См.: Айвазов И. Г. Церковные вопросы в царствование императора Александра III-го, М.,
1914; Беллюстин И., свящ. Русь Православная. Континент // Московский рабочий. 1992.
№ 74. Москва-Париж. 1858 г. публикация Буртина Е.; Благовидов Ф. Деятельность
русского духовенства в отношении к народному образованию в царствование императора
Александра II, Казань, 1891; Маврицкий В. А. Воскресные и праздничные
внебогослужебные собеседования, как особый вид церковно-народной проповеди,
Воронеж, 1880; Папков А. Церковно-общественные вопросы в эпоху царя-освободителя
(1855–1870), СПб., 1902; Рункевич С. Г. Русская Церковь в XIX веке. Исторические
наброски. СПб., 1901.
2
См.: Копьев Н. А., свящ. Двадцатипятилетие Общества Любителей Духовного
Просвещения (1863–1888 гг.). Историческая записка, М., 1888.
3
См.: Извеков Н. Д., прот. Исторический очерк полувековой жизни и деятельности
Московского Общества Любителей Духовного просвещения (1863–1913 гг.), М., 1913.
4
См.: Флоровский Г. В., прот. Пути русского богословия. М., Институт русской
цивилизации. 2009.
5
См.: Заседание Общества любителей духовного просвещения 28 марта // Собрание
сочинений: В 15 т. Т. 12. СПб., 1994. С. 168; Гражданин. 1873. № 4, № 5, № 10, № 11,
№ 21; Гражданин. 1874. № 10, № 24 и др.
6
Например, в романе «Братья Карамазовы» устами старца Зосимы автор излагает свое
видение собеседований с народом; в «Дневнике» писатель пишет о необходимости
помощи духовенству, затрагивает проблему раскола, о необходимости проповеди.
7
См.: Витте С. Ю., граф. Воспоминания. Детство царствования Александра II и
Александра III (1849–1894). Т. III. Лг., 1924; Воспоминания жизни Ф. Г. Тернера: В 2 т. /
Сост.: М. Г. Тернер, Э. Г. Тернер. СПб., 1910.
8
См.: Письма Владимира Сергеевича Соловьева. Т. II, III / Под ред. Э. Л. Радлова. СПб.,
1911.
1
6
Исследование литературы дореволюционного периода свидетельствует о
том, что авторы того времени располагали обширным фактическим материалом,
который, несомненно, определяет ценность их сочинений.
После 1917 г. история духовного просвещения практически не
исследовалась. Н. П. Розанов в своих воспоминаниях о жизни московского
духовенства, написанных в 30–е гг. XX в. и опубликованных в начале XXI в.,
довольно критично высказывается о некоторых членах Общества, лично ему
знакомых и о событиях, свидетелем которых он был9.
В последние годы не только появились исследования, отчасти
затрагивающие проблему духовного просвещения10, но в своей работе
В. А. Федоров упоминает о существовании Обществ любителей духовного
просвещения Москвы и Петербурга, ошибаясь, однако, и в хронологических
рамках деятельности Московского ОЛДП и роли К. П. Победоносцева в
«закрытии» Обществ11.
В разные годы в рамках работы Богословских конференций ПСТБИ
прозвучали два доклада, посвященные ОЛДП: доклад игумена Зосимы
(Давыдова)12, рассматривавшего деятельность Московского Общества любителей
духовного просвещения в период 1905–1908 гг. и доклад А. И. Филаткиной13,
исследовавшей деятельность Общества по изучению церковного искусства.
В. Ф. Козлов описал историю епархиального дома в жанре краеведения, не
ставя перед собой задачу комплексного исследования истории создания и
последующей деятельности ОЛДП, находящегося в епархиальном доме. Автор не
рассматривает деятельность ОЛДП с момента его создания до 1902 г., не
упоминает о наличии отдельных структур Общества14.
Исследовательский интерес к появлению, развитию и становлению
многообразных форм и методов просвещения, образования и культуры в разных
регионах Российской империи, а также к решению различных проблем
общественной жизни в период с середины XIX до начала XX в. можно
См.: Розанов Н. П., (публикация Одинцова М. Н.). Второе сословие. Мои воспоминания о
жизни московского духовенства в последнее пятидесятилетие перед революцией // Ученые
записки РПУ ап. Иоанна Богослова. Вып. 6. М., 2000.
10
См.: Полунов А. Ю. Под властью обер-прокурора. Государство и Церковь в эпоху
Александра III, М., АИРО-ХХ, 1996; Высшее образование в России. Очерки истории до
1917 г. / Под ред. В. Г. Кинелева. М., 1995; Тарасова В. А. Высшая духовная школа России
в конце XIX – нач. XX века. История императорских православных духовных академий.
М., 2005; Фирсов С. Л. Церковь в Империи.
11
Федоров В. А. Русская Православная Церковь и государство. Синодальный период.
1700–1917. М., 2003. С. 223–224.
12
См.: Зосима (Давыдов), игумен. «Московская церковная революция», или деятельность
Московского Общества Любителей Духовного Просвещения в 1905–1908 гг. // Ежегодная
Богословская Конференция. М., ПСТБИ. 2004.
13
См.: Филаткина А. И. Общество Любителей Духовного Просвещения и его деятельность
по изучению церковного искусства // Искусство христианского мира. Вып. 3. М., ПСТБИ.
1999.
14
См.: Козлов В. Ф. Епархиальных дом в Москве. Хроника жизни дома и КнязьВладимирского храма. 1902-1918 гг. М. ПСТГУ. 2015.
9
7
проиллюстрировать наличием целого комплекса диссертаций, появившегося за
последние пятнадцать лет. Исследованию опыта работы системы государственнорелигиозного просвещения в многонациональных и многоконфессиональных
губерниях посвящены диссертации А. Ш. Айзатулловой и А. И.Абзалова15.
Комплексно исследовали процессы развития просвещения «инородцев», а
также зарождения местной интеллигенции в различных регионах страны авторы
Л. А. Геготаулина, Г. Д. Джунушалиева, И. М. Кабалоева, Ф. А. Кокаева, Б. Н.
Османова, И. М. Санженаков16. Различные аспекты самостоятельной деятельности
Русской Православной Церкви и во взаимоотношении с государственными или
общественными структурами рассмотрены в работах М. Е. Грабко, Л. В.
Дзагановой, О. А. Моняковой и др.17. Развитие археологии как науки и
организация музейного дела исследованы в работах В. А. Антонова, М. В.
Медведевой, Д. В. Серых, Х. М. Турьинской18.
См.: Айзатуллова, А. Ш. Организация государственно-религиозного просвещения
населения Российской империи во второй половине XIX ─ начале XX в.: на материалах
Среднего Поволжья: дисс. … канд. ист. наук: 07.00.02 / Айзатуллова Алсу Шамилевна.
Ульяновск, 2010. – 225 с.; Абзалов, А. И. Развитие духовно-культурного просвещения и
воспитания в Казани во второй половине XIX ─ начале XX в.: дисс. … канд. пед. наук:
13.00.01 / Абзалов Азат Искандарович. Казань, 2005. 173 с.
16
См.: Геготаулина, Л. А. Развитие просвещения на Камчатке (40-е гг. XVΙII в. ─ 1917 г.):
дисс. … канд. ист. наук: 07.00.02 / Геготаулина Лариса Александровна. Владикавказ, 2004.
258 с.; Джунушалиева, Г. Д. Культурная политика государства в Кыргызстане: этапы и
пути реализации: вторая половина XIX ─ конец 30-х гг. XX в.: дисс. … канд. ист. наук:
07.00.02 / Джунушалиева Гульмира Дженишевна. Бишкек, 2005. 168 с.; Кабалоева И. М.
Отражение вопросов просвещения, воспитания и образования горцев в периодической
печати Северного Кавказа в XIX ─ начале XX в.: дисс. … канд. пед. наук: 13.00.01 /
Кабалоева Ирина Мурадиновна. Владикавказ, 2006. 159 с.; Кокаева, Ф. А. Истоки
просвещения и педагогической мысли горских народов и просветительская политика
России на Северном Кавказе XVIII-XIX вв.: дисс. пед. наук: 11.00.01 / Кокаева Фатима
Анатольевна. Владикавказ, 2000. 139 с.; Османова, Б. Н. Педагогические идеи и воззрения
адыгских просветителей, вторая половина XVIII ─ первая половина XIX в.: дисс. пед.
наук: 13.00.01 / Османова Бэла Назировна. Владикавказ, 2000. 169 с.; Санженаков, И. М.
Развитие просвещения и образования инородцев Горного Алтая в XIX ─ начале XX в.:
дисс. … канд. пед. наук: 13.00.01 / Санженаков Иван Михайлович. М., 2008. 167 с.;
17
См.: Грабко, М. Е. Деятельность Русской Православной Церкви в рабочей среде
московской губернии в конце XIX ─ начале XX в.: дисс. ист. наук: 07.00.02 / Грабко
Мария Евгеньевна. Ярославль, 2015. 250 с.; Дзаганова, Л. В. Роль православного
христианства в развитии просвещения и школы народов Центрального Кавказа, XVΙII ─
начало XX в.: дисс. … канд. пед. наук: 13.00.01 / Дзаганова Лариса Владимировна.
Владикавказ, 2003. 126 с.; Монякова, О. А. Русская Православная Церковь и земство: опыт
взаимоотношений по формированию культурно-образовательного пространства
российской провинции 1861-1917 гг. (на материалах губерний Верхнего Поволжья): дисс.
… доктора ист. наук: 07.00.02 / Монякова Ольга Альбертовна. Иваново, 2014. 482 с.
18
Антонов, В. А. Археологические древности в провинциальной исторической мысли
Европейской России второй половины XVIII − начала XX в.: дисс. … канд. ист. наук:
07.00.09 / Антонов Валерий Александрович. Нижний Новгород, 2005. 264 с.; Медведева,
М. В. Изучение и охрана памятников археологии и архитектуры эпохи средневековья
Северо-Запада России в деятельности Императорской Археологической Комиссии: дисс.
... канд. ист. наук: 07.00.06 / Медведева Мария Владимировна. СПб., 2007. 345 с.; Серых,
15
8
Но при таком обширном количестве диссертаций, эти работы только
отчасти касаются темы духовного просвещения. Диссертационной работы,
комплексно исследовавшей развитие и становление духовно-нравственного
просвещения народа в Российской империи, представлено не было.
О членстве в ОЛДП либо о какой-то конкретной деятельности в Обществе
встречаются
упоминания
в
жизнеописаниях
новомучеников,
людей
занимающихся
духовным
образованием,
общественных
деятелей,
государственных чиновников. Но это только упоминания. Несмотря на
уникальность Московского Общества – оно появилось одно из первых, было
наиболее долговечным, несмотря на охват и плодотворность деятельности,
серьезных, всеобъемлющих исследований, посвященных ОЛДП, не было.
Исследователи
Общества
любителей
духовного
просвещения
рассматривали его деятельность либо в какой-то определенный период времени,
либо рассматривали какой-то конкретный аспект, к тому же работ, посвященных
ОЛДП, было немного, а ошибочность некоторых суждений представляется
возможным подтвердить архивными документами. Таким образом, несмотря на
имеющуюся историографию по заявленной теме, надо признать, что существует
необходимость углубленного исследования деятельности, как духовнопросветительских и научно-богословских обществ и братств в целом, так и
непосредственно ОЛДП. Представленное исследование, посвященное ОЛДП с
привлечением материалов архивов, а также периодики представляется
обоснованным.
Цель работы: наиболее полно осветить многостороннюю научно-духовную
просветительскую деятельность Московского Общества любителей духовного
просвещения, определение его места, значения, вклада и влияния на развитие
духовного просвещения Московской епархии и в Русской Православной Церкви в
целом.
Задачи работы. Для реализации поставленной цели авторам были
поставлены следующие задачи:
 определить предпосылки создания различных структур Общества
любителей духовного просвещения, выявить их основные идеи, а также связь с
происходящими в России и за рубежом событиями;
 проследить развитие и изменения в структуре ОЛДП, разработку методов
и форм работы, определить проблемы, возникавшие на разных этапах
деятельности отдельных структур, их причины, а также поиск путей их
разрешения;
 исследовать практическую и научную деятельность отделов Общества, их
приоритетные направления, взаимодействие отдельных структур внутри
Д. В. Всероссийские археологические съезды как форма организации отечественной
археологической науки во второй половине XIX ─ начале XX в.: дисс. … канд. ист. наук:
07.00.06 / Серых Данила Витальевич. Самара, 2005. 292 с.; Турьинская, Х. М. Развитие
этнографического музейного дела в России в конце XIX ─ начале XX в.
(историографическое исследование): дисс. … канд. ист. наук: 07.00.07 / Турьинская
Христина Михайловна. М., 2006. 206 с.
9
Общества, а также взаимодействие с государственными и церковными
структурами, с общественными организациями и представителями различных
движений, как в Российской империи, так и за рубежом;
 выявить результаты практической и научной деятельности, как отделов,
так и Общества в целом; характерные черты, определившие Общество как
феномен.
Обзор источников.
Тема исследования определила подбор источников. В источниковую базу
необходимо было включить документы, отражающие деятельность самого
Общества, его отделов, его членов. А также документы, отражающие
взаимодействие Общества и отделов с официальными лицами, государственными
и церковными структурами, с общественными организациями и представителями
различных движений, как в Российской империи, так и за рубежом. Тематически
выделим следующие важные для данного исследования группы документов:
учредительные, законодательные акты, делопроизводственные, отчеты,
официальная переписка, юбилейные поздравления и некрологи, периодика,
источники личного происхождения.
Учредительные документы. Высочайше утвержденное Положение об
образовании Общества любителей духовного просвещения от 1863 г. и Устав,
принятый в 1906 г. А также Высочайше утвержденное Определение Св. Синода
об образовании Санкт-Петербургского отдела Общества любителей духовного
просвещения от 1872 г.
Законодательные акты использованы для того, чтобы выявить
содержательные и организационные изменения в деятельности различных
структур Общества, как реакцию на распоряжение церковной власти.
Делопроизводственные
документы.
Приходно-расходные
книги,
отражающие финансовое положение Общества, протоколы, книги записей
посетителей епархиальной библиотеки, каталоги библиотеки и др. Книги
протоколов заседаний самого ОЛДП и Совета Общества, некоторых Отделов,
которые позволяют проследить ход событий, выявить «болевые точки» и авторов
некоторых идей.
Ежегодные отчеты. Отчеты обер-прокуроров Святейшего Синода,
составлялись ежегодно и содержали информацию о событиях, произошедших в
Русской Православной Церкви, в том числе и в духовном просвещении, что дает
возможность проследить динамику развития духовного просвещения по годам и
сравнить положение в различных регионах страны. Особенное внимание в
отчетах обер-прокурора уделялось развитию внебогослужебных собеседований,
распространению изданий духовно-нравственного содержания, а также
устройству приходских библиотек. Деятельность ОЛДП в отчетах упоминалось не
однократно. Однако недостаток отчетов состоял в их официальном – «парадном»
характере и не полном охвате освещаемых проблем.
Ежегодные отчеты о деятельности Общества дают достаточно обширную,
но не равномерную информацию по отделам. В них отражались наиболее яркие
события, произошедшие в истекшем году, содержательная деятельность, как
10
Общества в целом, так и почти всех отделов за год, организационные изменения,
частично финансовое положение, новые поступления в епархиальную
библиотеку. Во многих отчетах публиковались списки членов ОЛДП. Значимость
указанных отчетов трудно переоценить, т. к. самостоятельные отчеты отделов
издавались в редких случаях. Однако ежегодные отчеты имели существенные
недостатки. Во-первых, в отчетах представлялась та информация, которую отделы
считали нужным сообщить о себе, таким образом, отличались неполнотой; вовторых, приводимые статистические данные за отдельные годы не подвергались
аналитике, а причины происходящих событий не выявлялись.
Официальная переписка Совета Общества и его представителей.
Включает в себя переписку с московскими митрополитами (все московские
митрополиты были попечителями ОЛДП), с консисторией, с различными
организациями и учреждениями, духовными учебными заведениями,
официальными и частными лицами, что позволяет проследить взаимоотношения
ОЛДП с адресатами, а также динамику развития научной и просветительской
деятельности, как всего Общества, так и некоторых его отделов. Некоторые
письма имеют благодарственный характер за присланные издания Общества, но в
большинстве из них содержатся важные сведения.
Документы и письма отдельных организаций, например, Московского
археологического общества, письмо Комитета и проект программы съезда
деятелей по печатному делу, а также братств раскрывают их общую деятельность
и взаимопомощь. Весьма обширна переписка Церковно-археологического отдела
по поводу участия в археологических съездах – это письма, разработка программ,
выбор делегата от Общества и т. д. Письма дают уникальную возможность
посмотреть на события глазами людей того периода.
Юбилейные и поздравительные материалы, некрологи также помогают
очертить круг лиц и учреждений, связанных какой-либо деятельностью с ОЛДП, а
также подводят некий итог в определенный период времени. Эти источники
помогают выявить направления деятельности и личный вклад конкретных членов
Общества,
существенно
дополняют
официальные
письма
и
делопроизводственные документы.
Периодика, в том числе, издаваемая самим ОЛДП:

Учебно-литературный журнал «Чтения в Обществе любителей
духовного просвещения» издавался с 1863 г., представлял собой сборник статей,
читавшихся в заседаниях Общества.

«Московские епархиальные ведомости» – издавались с 1869 г. по
1880 г. Дают подробную информацию о происходящих событиях.

«Московские церковные ведомости» – издавались с 1880 г. по апрель
1917 г., затем издавались с января 1918 г. по сентябрь 1918 г. Имели
миссионерский отдел.

«Московский церковный голос» – издавался с мая 1917 г. по декабрь
1917 г.

Общедоступное издание «Воскресные беседы» – издавались с 1870 г.
по 1905 г.
11

Другие периодические издания, особенно церковные, давали
обширную информацию о событиях, происходящих в области духовнонравственного просвещения и богословской науки19. В периодике публиковалась
не только официальная информация государственных и церковных структур, но и
публицистика, заметки, сообщения, важные для данного исследования. Особенно
значимой является информация о деятельности членов ОЛДП и взаимодействии
Общества с другими организациями, в том числе сношении с инославными
богословами за рубежом.
Кроме того, что периодика зачастую дублировала протоколы и отчеты
Общества и отделов, некоторые периодические издания полностью публиковали
тексты докладов и обсуждения важных вопросов, прозвучавших на заседаниях;
возбуждались дискуссии. Публикации в периодической печати существенно
раскрывают динамику деятельности ОЛДП по годам. Таким образом, основную
группу источников первого тридцатилетия составляют ежегодные отчеты ОЛДП,
отчеты его отделов и публикации в периодике.
Источники личного происхождения. Дневники и письма отражают
информацию, не попавшую в официальные документы, конкретизируют и
уточняют происходившие события, иногда дают возможность под иным углом
увидеть содержащуюся в официальных документах информацию.
Информативностью изложения выделяются дневники А. А. Киреева (НИОР
РГБ). Особую ценность в дневниках представляют черновики писем,
отправленных разным лицам, в частности за границу, соответственно, не
имеющихся в оригинале. Но сохранилась и часть переписки Киреева, как с
членами СПб отдела и ОЛДП, так и с представителями старокатоликов.
Ряд писем члена СПб отдела Т. И. Филиппова (ГАРФ) с различными
адресатами содержит уникальную информацию о связях СПб отдела с
представителями старокатоликов и представителями греческой иерархии, а также
материалы по обсуждаемым вопросам.
Итак, для изучения поставленных вопросов потребовался комплексный
анализ различных видов источников. В источниковую базу исследования были
включены архивные материалы из 19 фондов следующих архивов: Научноисследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки
(НИОР РГБ: Ф. 126. Киреевы; Ф. 206 в 2 частях. ОЛДП; Ф. 230.
К. П. Победоносцев архив; Ф. 257. С. Г. Рункевич; Ф. 275. Скворцов Н. А.), отдел
рукописей Российской национальной библиотеки (ОР НРБ: Ф. 379.
Ф. П. Корнилов; Ф. 608. И. В. Помяловский), Российского государственного
исторического архива (РГИА: Ф. 695. Д. М. Струков; Ф. 728. Филипповы; Ф. 733.
Департамент народного просвещения; Ф. 776. Главное управление по делам
«Воспитание», «Гражданин», «Женское образование», «Киевские епархиальные
ведомости», «Морской сборник», «Москвитянин», «Московские ведомости»,
«Петербургский вестник», «Православное обозрение», «Руководство для сельских
пастырей», «Санкт-Петербургские ведомости», «Странник», «Сын Отечества»,
«Христианское чтение», «Церковно-общественный вестник», «Церковный вестник»,
«Чтения в Обществе любителей духовного просвещения».
19
12
печати МВД; Ф. 796. Канцелярия Св. Синода; Ф. 797. Канцелярия обер-прокурора
Св. Синода; Ф. 799. Хозяйственное управление при Св. Синоде; Ф. 1574.
К. П. Победоносцев), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ:
Ф. 550. Арсений (Стадницкий), митрополит; Ф. 1099. Т. И. Филиппов; Ф. 1695.
С. В. Зубатов), Российского государственного архива древних актов (РГАДА:
Ф. 1626. Московское Общество любителей духовного просвещения).
Основная и большая часть материалов отложилась в фонде «Общество
любителей духовного просвещения» Научно-исследовательского отдела
рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ Ф. 206 в 2
частях).
Отметим, что сохранившееся документальное наследие ОЛДП не дает в
полной мере видения разнообразия палитры его деятельности. Наличие
одиннадцати структурных единиц в составе Общества за весь период его
деятельности не отразилось на комплектовании архива ОЛДП.
Формирование целостного комплекса документов было затруднено по
нескольким причинам. Во-первых, первоначально отсутствовало единое место
хранения – документы находились у разных должностных лиц, в разных местах.
Таким образом, за первые тридцать лет деятельности Общества архив
практически не сохранился.
Архив Общества был заведен только с 1894 г. распоряжением московского
митрополита Сергия (Ляпидевского). Совет Общества организовал передачу дел
бывшего секретаря новому секретарю, а для поиска сохранившихся документов
были запрошены родственники покойных председателей. Так, некоторую часть
документов смогли собрать, а в дальнейшем было заведено делопроизводство.
Деятельность Общества и его отделов в указанный период можно восстановить по
публикациям в периодических изданиях, ежегодным отчетам Общества и
единичным отчетам отделов.
Однако на наличие или отсутствие разных групп документов в архиве
повлияла не только степень сохранности, но и то, что в разные периоды времени
некоторые группы документов не составлялись. Изучение материалов позволяет
сделать вывод, что на наличие документооборота оказывало непосредственное
внимание московских владык к проведению не только содержательной, но и
организационной стороны деятельности.
Следующим фактором, отрицательно повлиявшим на сохранность архива,
стало изъятие его из ведения ОЛДП (предположительно в 20–е гг. ХХ в.). Где и
как хранился архив ОЛДП до его описания в 1935 г., а также, в каких условиях
происходило изъятие архива, установить не удалось. Однако можно с
уверенностью сказать, что часть документов была утрачена.
Отметим, что большая часть из хранящихся в фонде документов не
исследовалась и впервые вводится в научный оборот.
Но кроме фонда № 206 НИОР РГБ существует меньшая по сравнению с ним
по количеству материалов часть документов в фондах Российского
государственного архива древних актов (РГАДА, Ф. 1626 «Общество любителей
духовного просвещения»). В основном это разрозненные документы
13
хронологически относящиеся только к первому тридцатилетию деятельности
ОЛДП. Есть предположение, что указанные материалы поступили в РГАДА в
1925 г. в составе МГАМИД, вероятно вместе с материалами сотрудника архива
Н. В. Рождественского, сына помощника председателя ОЛДП с 1873 г. по 1892 г.
протоиерея В. П. Рождественского. Наличие этого архива позволяет
предположить, что не все документы удалось собрать в 1894 г.
Особо стоит выделить группу документов периода 1916–1919 гг., т. к.
последний ежегодный отчет общества был опубликован в 1915 г., а единственная
крупная работа, посвященная ОЛДП, была опубликована в 1913 г. Таким образом,
источником информации в указанный период служит только периодика и
сохранившиеся архивные документы. Эти материалы раскрывают, как члены
ОЛДП в новых сложных условиях предпринимали меры к сохранению
епархиальной библиотеки и улучшению ее работы.
Так из приходно-расходной книги и отдельных протоколов следует, что еще
в 1918 г. собирались членские взносы и осуществлялась деятельность Общества.
А в январе и марте 1919 г. зафиксированы расходы по библиотеке. Последняя
запись в приходно-расходной книге датируется 1 апреля 1919 г.
Книга посетителей епархиальной библиотеки дает возможность проследить
количество и социальный состав читателей, таким образом увидеть динамику
использования литературы, особенно это важно для нестабильных
революционных лет. Записи читателей в книге дают основание полагать, что
библиотека плодотворно функционировала до даты 26 сентября 1919 г.
Существенным недостатком фондов 206 НИОР РГБ и 1626 РГАДА является
практически полное отсутствие документов, относящихся к некоторым видам
научно-просветительской деятельности ОЛДП, в достаточно большие
промежутки времени. В полной мере это относится к деятельности СанктПетербургского отдела (СПб отдела) Московского ОЛДП.
Эту лакуну восполняют фонды РГИА, в особенности фонд 796 «Канцелярия
Святейшего Синода» и фонд 797 «Канцелярия обер-прокурора Святейшего
Синода». Пристальное внимание церковной власти к деятельности СанктПетербургского отдела нашло отражение в многочисленных документах, которые
свидетельствуют о динамичной деятельности членов СПб отдела в различных
направлениях. Надо отметить, что более длительный хронологический период
существования всех остальных отделов ОЛДП не представлен в указанных
фондах столь широким диапазоном материалов.
Надо признать, что не обо всех подразделениях ОЛДП удалось найти
равноценную информацию. Так, деятельность Законоучительского отдела
представлена в архивных документах менее всех остальных структур, однако
информация, позволяющая реконструировать деятельность отдела, содержится в
работе прот. Н. Д. Извекова, ежегодных отчетах Общества и сообщениях
периодики.
Таким образом, состояние источниковой базы, несмотря на некоторые
лакуны, позволяет решать цель и задачи диссертации.
14
Методологическую основу исследования составили принципы историзма
и комплексности. Методология выстраивалась исходя из поиска концепции,
которая помогла выявить причины возникновения, динамику развития
деятельности Общества и его структур.
Кроме того, в диссертационной работе используется сравнительноисторический метод. Он позволил изучить духовно-просветительскую
деятельность МОЛДП не изолированно, а в рамках единого общероссийского
процесса, выявить общие закономерности и особенности, присущие духовнопросветительской деятельности Русской Церкви.
Важнейшее значение для выявления динамики деятельности отдельных
структур имеют элементы статистического метода. Но указанный метод
применим только к тем подразделениям Общества, где велась статистика. Они
позволяют на основе анализа изменений количественных показателей дать
характеристику новых явлений общественной жизни.
Таким образом, в работе использованы различные методы исследования,
что позволяет составить более полную картину изучаемой проблемы.
Необходимо пояснить понятийный аппарат исследования. Общество
любителей духовного просвещения (ОЛДП) не следует путать с существовавшим
в то же время Обществом любителей древней письменности (ОЛДП). Несмотря
на возможную путаницу с названиями, в диссертационной работе все же была
оставлена аббревиатура ОЛДП, ибо в учредительных документах Общества
любителей духовного просвещения – в Положении и Уставе, Общество именно
так и было указано, имело гербовую печать именно с таким названием, а также
упоминалось и в других документах, как в официальных, так и в частных.
Необходимо также пояснить понятия «светские» и «миряне». В архивных и
иных документах присутствует обращение именно к светской интеллигенции, т. е.
не церковной, зачастую не просто отошедшей от Церкви, но ставшей во
враждебное отношение к ней. Например, в проекте программы об учреждении в
Санкт-Петербурге отдела была заявлена следующая проблема: «один из главных
общественных недугов заключается в отчуждении светских людей от Церкви»20.
А миряне – люди церковные, но не в духовном сане – они являлись
сотрудниками со священнослужителями в области духовного просвещения.
Например, в указанном проекте программы было сказано, что «среди многих
общественных учреждений в Санкт-Петербурге нет ни одного, которое призвало
бы духовных и мирян к совокупному обсуждению общих церковных вопросов»21.
Понятие «представители западных христиан» в данной работе включает в
себя ту часть инославных христиан – старокатоликов и англикан, с которой в
рассматриваемый период представители Русской Церкви вели диалог либо о
воссоединении Церквей, либо о восстановлении Православной Церкви на Западе.
Для данной работы термины «духовное» и «религиозно-нравственное»
просвещение являются синонимами.
Научная новизна исследования состоит в следующем:
20
21
РГИА. Ф. 1574. Оп. 2. Ед. хр. 32. Л. 1.
Там же. Л. 1 об.
15
Комплексно исследована уникальная практическая и научная деятельность
ОЛДП; некоторые аспекты, рассмотренные в данном исследовании, вообще не
попадали в поле внимания историков.
В данной работе впервые представлен целостный опыт организации и
развития системы духовного просвещения в продолжительный период времени.
Исследовано влияние церковной иерархии – прежде всего, Московских
митрополитов на деятельность ОЛДП.
Выявлены как осуществленные так и не осуществленные проекты, мнения,
идеи по развитию духовного просвещения народа.
Выявлены и представлены в хронологическом порядке чтения,
осуществленные Отделом публичных богословских чтений с указанием научных
степеней их авторов.
Введен в научный оборот комплекс архивных документов из фондов
синодальных учреждений, ОЛДП и его членов.
На защиту выносятся следующие положения:
 Образование и развитие Общества любителей духовного просвещения
имело объективные причины и стало возможным благодаря, во-первых,
сложившимся благоприятным условиям в России в период сер. XIX – нач. XX в.;
во-вторых, существовавшей необходимости духовного просвещения народа и
пониманию этой необходимости, как в среде высших иерархов, так и в среде
духовенства в целом; в-третьих, помощи церковной и государственной власти. К
тому же Москва имела богатые традиции духовного просвещения, была духовноакадемическим и университетским центром, обладала высоким интеллектуальным
потенциалом. Православное духовенство и активные миряне в Москве
использовали все эти факторы для осуществления духовного просвещения народа
в русле традиций, но с переходом на качественно новый уровень. Был получен
положительный результат.
 Члены Московского Общества внесли значительный вклад в развитие
богословия и исторической науки, в духовное просвещение православного народа
разных социальных и возрастных групп.
 Были созданы определенные модели в организации внебогослужебных
собеседований, а также в сопутствующим им издании и распространении
духовно-нравственной литературы. Разработкой моделей преподавания Закона
Божия занимались законоучители. Однако такие структуры как СанктПетербургский отдел и Отдел публичных богословских чтений, имели
особенности присущие только им, что позволяет выделить их из подобных
обществ и братств рассматриваемого периода времени и говорить об их
уникальности.
 В 70-е гг. ХIX в. впервые после разделения Церквей состоялся
конструктивный межконфессиональный диалог. От лица Русской Православной
Церкви непосредственное участие в диалоге принимали представители СПб
отдела ОЛДП, но не от официальной церковной власти, а от общественной
организации, тем самым подготовив почву для дальнейших контактов.
Деятельность членов СПб была уникальна и в других направлениях. Например,
16
обсуждения о проблемах раскола и нужд единоверия в Петербургском отделе
предвосхитили постановку проблем понимания клятв на Предсоборном
присутствии, миссионерском съезде 1917 г., Предсоборном совете и Поместном
Соборе 1917–1918 г. Обсуждение взаимоотношения Церкви и государства
выявили проблему свободы совести.
 Выполнение специфических задач членами отдельных подразделений,
имело как положительную сторону – происходило объединение специалистов и
конкретизация вопросов; так и отрицательную – обособленность некоторых
структур, слабую взаимосвязь между большинством из них или даже полное
отсутствие взаимодействия между некоторыми отделами, а в некоторые периоды
времени и между отделами и Советом ОЛДП.
 Отдельные структуры Общества, пережив расцвет своей деятельности в
начальный период, затем прекратили свое существование не столько из-за
внешних причин, сколько из-за внутренних нерешенных проблем. Например,
Отдел публичных богословских чтений, в бурные 1905–1907 гг., не смог
предложить тематику, отвечающую духовным поискам интеллигенции, новые
формы и методы работы, когда опробованные формы и методы перестали
приносить положительные плоды. Результатом стала потеря контакта лекторов с
образованной публикой и интереса к чтениям.
 Значительное влияние на развитие различных видов деятельности ОЛДП
оказывало священноначалие. Их внимание к определенным аспектам духовного
просвещения давало новое направление, отсутствие помощи или недоверие – не
позволяли выполнить новые проекты либо прекращали действующие.
Проблематика и выводы диссертации соответствуют паспорту
специальности 07.00.02 – отечественная история. А именно: п. 9 (история
общественной мысли и общественных движений), п. 12 (история развития
культуры, науки и образования России, ее регионов и народов, п. 22
(интеллектуальная история России).
Теоретическая и практическая значимость диссертации заключаются в
следующем: материалы исследования могут быть 1) применены в разработке
лекций курсов по истории России, 2) приложены в практической духовнопросветительской и научной деятельности, а также 3) использованы в дальнейших
исследованиях, в частности, межконфессиональных отношений.
Апробация работы. В ходе работы над диссертацией промежуточные
результаты обсуждались на заседаниях кафедры Истории России и
архивоведения. Основные положения диссертации изложены автором на научнопрактических конференциях Православного Свято-Тихоновского гуманитарного
университета (2008 г., 2009 г., 2014 г.), Орловского государственного
университета (2011 г.), Ивановского государственного университета (2016 г.) и
были опубликованы в материалах указанных конференций.
Структура работы включает введение, четыре главы, заключение, список
источников и литературы, приложения.
17
2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
В введении обоснованы актуальность и научная новизна диссертации,
определены цель и задачи, установлены хронологические рамки, определена
методологическая основа исследования, дана характеристика историографии и
источниковой базы работы.
В первой главе «Образование Общества любителей духовного
просвещения» исследуется создание ОЛДП, явившегося отражением
формирования гражданского общества в России, определенного следующими
составляющими: традиционным участием духовенства в области просвещения и
накопленным опытом, нормативно-правовыми актами регулирующими создание
общественных организаций, особенными условиями Москвы.
Первый параграф: «Предпосылки появления духовно-просветительских и
научных обществ и братств в России (вторая половина 1850–60 гг.)» содержит
краткий обзор просветительской деятельности православного духовенства;
выявлены предпосылки появления общественных организаций, взявших на себя
функции просвещения народа и научной деятельности; показана динамика
развития этой деятельности.
Во втором параграфе: «Учреждение Общества любителей духовного
просвещения и его структурных подразделений» рассматривается осуществление
поставленной при учреждении цели − реализация потребности духовенства в
повышении своего образования и взаимодействие духовенства и мирян в
распространении духовного просвещения народа; причины появления отдельных
структурных подразделений, их деятельности в различных направлениях, как
ответ на возникающие проблемы в церковной жизни. Особое внимание уделено
епархиальной библиотеке, выполнявшей между подразделениями связующую
функцию в жизни Общества во все время его существования. Кроме того,
показана объединяющая роль библиотеки в научной и просветительской
деятельности не только московского духовенства и мирян, но простирающаяся за
пределы Московской епархии. Формирование фондов также отвечало запросам
времени.
В третьем параграфе: «Литературно-издательская деятельность
Общества
любителей
духовного
просвещения»
представлен
обзор
разноплановой литературно-издательской деятельности ОЛДП, выявлены
проблемы, с которыми пришлось столкнуться членам ОЛДП в связи с изданием
и распространением литературы, показаны пути решения. Членам Общества уже
в первые годы своего существования удалось наладить издания периодики, как
для богословски и светски образованных лиц, так и для малограмотного
населения, удалось создать систему и достичь планомерности изданий.
Исследованы причины изменений, которые претерпевали периодические
издания, связанные с общими процессами, а также с местными
специфическими особенностями. Рассмотрены факторы, влиявшие на
18
принципиальные изменения издательской политики. Как существенный
недостаток нужно отметить то, что часть научных исследований,
прозвучавших в собраниях, осталась неизданной и несохранившейся, несмотря
на наличие собственных и других периодических изданий. Но особенно остро
проблема публикаций стояла в период прекращения издания журнала «Чтения
в ОЛДП».
Вторая глава: «Научная и практическая духовно-просветительская
деятельность ОЛДП» посвящена консолидации сил московского духовенства и
мирян вокруг ОЛДП. Общество стало координирующим центром для Москвы и
Московской епархии во всех аспектах духовно-нравственного просвещения. В
отличие от других обществ и братств, сконцентрировавших силы на локальных
научных или просветительских проблемах, ОЛДП максимально охватила своей
практической просветительской и научной деятельностью все возрастные и
социальные группы православных христиан.
Первый параграф: «Отдел внебогослужебных собеседований» касается
самого продолжительного по времени проекта Общества – внебогослужебных
собеседований с простым малограмотным народом. Развитие собеседований
Общества любителей духовного просвещения прошло три этапа от отдельных
бесед только в епархиальной библиотеке, проводимых членами Общества, до
организации собеседований в Москве и Московской епархии. Со временем
подготовкой содержательной и организационной составляющих работы
занимались не только члены ОЛДП, но в орбиту собеседований вовлекалось
духовенство и миряне Москвы и Московской епархии. Постепенно членами
Общества приобретался опыт, вырабатывались некие модели работы.
Второй параграф: «Отдел по распространению духовно-нравственных
книг» посвящен деятельности, тесно связанной с внебогослужебными
собеседованиями,
т. к.
духовно-нравственная
литература
массово
распространялась там, где проводились собеседования, а литература, в свою
очередь, способствовала разработке тем собеседований с народом. Издания Отдел
распространял и в разные регионы страны, в том числе весьма отдаленные, с
учетом региональных особенностей и запросов, включая издания на природных
языках. Особенно надо отметить распространение литературы во внешние
миссии. Ориентация просветительской деятельности на отдаленные регионы
отличала Отдел от других структур Общества. Объемы издаваемой литературы и
размах распространения выделял из ряда других обществ и братств. Приобретался
собственный опыт, вырабатывались модели.
В третьем параграфе: «Отдел публичных богословских чтений»
рассматривается обращение к образованной публике, основанный на научном
подходе, учитывающий полученное образование и духовные запросы
интеллигенции. Светские учебные заведения не давали в достаточной мере
религиозного образования, а многие из выпускников затем увлекались
различными лжеучениями и теориями и отходили от Церкви. К тому же,
отчуждение интеллигенции от Церкви сопровождалось духовными исканиями вне
Православия. Светски образованные люди ожидали достойного ответа от Церкви
19
на свои духовные поиски. Назревшая необходимость диалога Церкви и светской
интеллигенции побуждала духовенство к поиску и осуществлению путей
сближения. Публичные богословские чтения имели апологетический,
вероучительный, нравственный и церковно-исторический характер, также в
чтениях затрагивались актуальные вопросы, волнующие российское общество в
определенный момент времени. На первом этапе лекции имели успех в среде
светской интеллигенции, но в революционный период 1905–1907 гг. лекторы не
сумели найти новые формы и методы работы, отвечающие сложной политической
обстановке в стране, произошла потеря контакта со слушателями.
В четвертом параграфе: «Законоучительный отдел» показано, что Отдел
своей деятельностью объединил не только законоучителей членов ОЛДП, но всех
законоучителей Москвы, что способствовало совместному обсуждению и
решению проблем. В некоторые периоды времени по отдельным вопросам были
предприняты попытки налаживать контакты с законоучителями других городов.
Однако контакты, видимо, были кратковременные, имели информативный
характер. Одной из главных задач, стоящих перед Отделом, было духовнонравственное воспитание детей и юношества, прививавшего любовь к слову
Божию, давшего правильное понятие о Церкви. Члены Отдела откликались на
злободневные вопросы, возникшие в светском обществе, а особенно в среде
юношества.
Другой важной работой Отдела была попытка наладить совместную
деятельность законоучителей и родителей в организации церковной жизни
учеников, что было особенно актуально при отчуждении от Церкви части
интеллигенции.
Деятельность Отдела имела системный характер, проходила в рабочем
ритме, не примечательном с виду, но, тем не менее, важном и необходимом для
воспитания подрастающего поколения.
Третья глава: «Церковно-археологическая деятельность ОЛДП»
посвящена участию отдельных структур Общества в разработке целого спектра
вопросов в эпоху появления и развития исследовательского интереса к
археологическим древностям, развития археологии как науки, проведения
археологических съездов, появления общего интереса в Российском обществе к
своей истории, к пониманию культурной и исторической ценности памятников.
Важными событиями в научной жизни страны стали археологические съезды,
члены ОЛДП были депутатами почти всех съездов, а также участвовали в
разработке программ многих из них. Важной составляющей в работе отделов
являлись установление связей с учеными обществами, учреждениями и
отдельными лицами по различным научным вопросам, включая участия в
выставках.
В первом параграфе: «Отдел иконоведения и музей» рассматривается
деятельность Отдела, появление и становление которого было обусловлено
потребностью дать образцы иконописания, соответствующие православной
догматике и канонам. Члены Отдела выполнили важную работу по составлению
описи древних икон, дали классификацию по стилям, по школам, по векам и т. д.,
20
а также издали руководство для иконописцев, создали постоянную выставку
образцов иконописного искусства из древних икон, что послужило началом
создания музея. Показана нереализованная попытка создания иконописной
школы.
Во
втором
параграфе:
«Историко-археологический
отдел»
рассматривается непродолжительная деятельность указанного Отдела по
составлению историко-статистического описания храмов и монастырей
Московской епархии, предполагавшей подробную и многоплановую разработку
вопросов. В рамках этой работы выполнялись и публиковались исследования о
соборах, монастырях и храмах Москвы. Был составлен библиографический
указатель.
Третий параграф: «Церковно-археологический отдел» посвящен
объединенной деятельности Отдела иконоведения и историко-археологического
Отдела в новом статусе. Церковно-археологический отдел объединил в себе
священнослужителей и мирян разного социального статуса и образовательного
уровня. Отдел, имевший научный и прикладной характер деятельности, стал
центром по изучению храмов и монастырей Москвы и Московской епархии.
Изучению подвергались не только древние храмы, священные предметы,
особенности богослужения, но исследования проводились и в различных архивах.
Освещена издательская деятельность членов Отдела, показаны контакты с
учеными обществами, учреждениями и отдельными лицами по различным
научным вопросам. Члены Отдела принимали участие в реставрации храмов и
церковных предметов.
В четвертом параграфе: «Комиссия по осмотру и изучению памятников
церковной старины г. Москвы и Московской епархии» рассматриваются занятия
по осмотру и систематическому описанию памятников церковной старины,
хранившихся в приходских, соборных и монастырских храмах Москвы и
Московской епархии. Членами Комиссии было издано четыре тома «Трудов».
Четвертая глава: «Деятельность Санкт-Петербургского отдела
Московского Общества любителей духовного просвещения» посвящена первому в
Петербурге церковному просветительскому центру, появившемуся в связи с
начавшимся диалогом Русской Православной Церкви со старокатоликами.
Впоследствии внимание членов Отдела перешло на внутрецерковные проблемы.
Деятельность СПб отдела отличалась от Московского Общества более
динамичной и скоординированной работой. Еще одна особенность СПб отдела –
его сильная академическая составляющая, актуализация научных сил Петербурга
в СПб отделе, гораздо более тесная связь с профессорско-преподавательским
составом Санкт-Петербургской духовной академии, чем связь всех остальных
отделов Московского ОЛДП с Московской духовной академией либо другими
академиями и университетами. Это определило научную направленность СПб
отдела во всех аспектах деятельности.
В первом параграфе: «Учреждение СПб отдела Московского Общества
любителей духовного просвещения» показано оформление деятельности СанктПетербургских богословов в особый отдел. Протестные настроения, возникшие в
21
католическом мире против решений Ватиканского собора, подтолкнули западных
христиан к диалогу с православными. Внимание Святейшего Синода к
деятельности СПб отдела определило их особые отношения.
Во втором параграфе: «Участие Санкт-Петербургского отдела в диалоге
православных и западных христиан» выявлена научная и практическая работа по
исследованию, обсуждению, изданию материалов по догматическим и
историческим вопросам. Сношения со старокатоликами на конгрессах и
конференциях, посредством личных контактов и переписки во многом
содействовало установлению у западных христиан правильного понятия о
Православной Церкви. Многие ошибочные мнения и предубеждения против
Русской Православной Церкви в сознании представителей старокатолического
движения удалось преодолеть.
Переговоры с представителями западных исповеданий побуждали русских
богословов к научным исследованиям, в том числе к выявлению того, что
является неизменным достоянием Вселенской Церкви, а что – традициями
поместных Православных Церквей.
Осязаемым результатом участия членов Отдела в старокатолических
конференциях и конгрессах, а также итогом осуществленных исторических и
богословских исследований стали четко сформулированные догматические и
обрядовые отличия между католиками и православными. Была конкретизирована
проблема, налажен диалог между христианскими конфессиями, появилось
взаимное желание слышать друг друга.
Третий параграф: «Участие Санкт-Петербургского отдела в обсуждении
внутрецерковных проблем и взаимоотношений Церкви и государства» посвящен
переходу от выявления догматических и обрядовых разногласий между
разделенными Церквями к выявлению причин разделения, произошедшего в
Русской Церкви в XVII в. и к выявлению других внутрецерковных проблем.
Указанные дискуссии в СПб отделе позволили выявить проблемы как общие для
всех христианских конфессий, так и проблемы внутри Русской Православной
Церкви. Из ряда специфических вопросов выделился общий вопрос о
взаимоотношении Церкви и государства. «Рассуждения о единоверии» стали для
СПб Отдела серьезным испытанием на прочность. Оказалось, что, имея разные
точки зрения на один предмет, недостаточно представить добросовестно
подготовленное научное исследование, необходимо также умение вести диалог,
соблюдая научный этикет.
В заключении сделаны выводы, отражённые выше, в выносимых на защиту
положениях.
22
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
а) в периодических изданиях, рекомендованных ВАК Министерства
образования и науки РФ
1. Копылова, Е. А. Участие Санкт-Петербургского отдела Общества
любителей духовного просвещения в переговорах представителей старокатоликов
с Русской Православной Церковью // Вестник Православного СвятоТихоновского гуманитарного университета. Серия II: История. История Русской
Православной Церкви. № 3 (40) 2011. М., 2011. С. 7–16. (0,51 п. л.).
2. Копылова, Е. А. Философские чтения в Санкт-Петербургском отделе
Общества любителей духовного просвещения и попытка создания философского
общества // Исторические, философские, политические и юридические науки,
культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. № 5 (19) 2012.
Часть II. Тамбов, 2012. С. 76–79. (0,72 п. л.).
3. Копылова, Е. А. Деятельность Санкт-Петербургского отдела Московского
Общества любителей духовного просвещения по ознакомлению западных
христиан с Православием (1871–1880) // Вестник Православного СвятоТихоновского гуманитарного университета. Серия II: История. История Русской
Православной Церкви. № 3 (52) 2013. М., 2013. С. 7–16. (0,67 п. л.).
4. Копылова, Е. А. «Дело Овербека» в жизни Санкт-Петербургского отдела
Общества любителей духовного просвещения // Вестник Волжского университета
имени В. Н. Татищева. Серия «Гуманитарные науки и образование». Вып. 4 (14).
Т. ΙΙ. Тольятти, 2013. С. 167–178. (1,09 п. л.).
б) в иных изданиях
5. Копылова, Е. А. Комитет по устройству внебогослужебных
собеседований Общества Любителей Духовного Просвещения // XVIII Ежегодная
Богословская Конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного
университета: В 2 т. Т. 2. М., 2008. С. 48–52. (0,48 п. л.).
6. Копылова, Е. А. Студенты высшей духовной школы и духовное
просвещение народа: традиции и перспектива // XIX Ежегодная Богословская
Конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: В
2 т. Т. 2. М., 2009. С.15–17. (0,28 п. л.).
7. Копылова, Е. А. Духовное просвещение в России в период с середины
XIX в. до начала XX в. // Вестник Волжского университета имени В. Н. Татищева.
Серия «Гуманитарные науки и образование». Вып. 5. Тольятти, 2010. С. 22–30.
(0,88 п. л.).
23
8. Копылова, Е. А. Московская Епархиальная библиотека в период 1863–
1919 гг. // Вестник Волжского университета имени В. Н. Татищева. Серия
«Гуманитарные науки и образование». Вып. 7. Тольятти, 2011. С. 209–225. (1,57 п.
л.).
9. Копылова, Е. А. Рассуждения о свободе совести в Петербургском отделе
Общества Любителей Духовного Просвещения // Социальное учение Церкви и
современность. Международная научно-практическая конференция. Орел, 2011.
С. 143–146. (0,24 п. л.).
10. Копылова, Е. А. Дискуссии о единоверчестве в СПб отделе ОЛДП
(1872–1880) // Отголосок прошедшего в будущем: Сборник статей преподавателей
и аспирантов. М., 2012. С. 120–138. (1 п. л.).
11. Копылова, Е. А. Благотворительная деятельность Общества любителей
духовного просвещения // XXIV Ежегодная Богословская Конференция
Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. М., 2014. С.
172–174. (0,25 п. л.).
12. Копылова, Е. А. Деятельность московской епархиальной библиотеки в
период 1903-1919 гг. // Материалы XV Международной научной конференции.
Иваново, 23-24 марта 2016 г.: В 2 т. Т. 1. Иваново, 2016. С. 195–201. (0,39 п. л.).
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
543 Кб
Теги
457
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа