close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

673

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Пигорева Ольга Владимировна
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА И РЕГИОНАЛЬНАЯ ПРАКТИКА
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ
В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЦЕНТРА РОССИИ:
1985–2012 ГОДЫ
Специальность 07.00.02 – Отечественная история
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора исторических наук
Курск – 2016
Работа выполнена в ФГБОУ ВО «Курский государственный университет»
Научный консультант:
доктор исторических наук, профессор Ильина Зинаида Дмитриевна.
Официальные оппоненты:
Перевезенцев Сергей Вячеславович – доктор исторических наук,
ФГБОУ ВО «Московский государственный университет имени
М.В. Ломоносова», кафедра истории социально-политических учений,
профессор;
Тихонов Андрей Константинович – доктор исторических наук, профессор, ФГБОУ ВО «Владимирский государственный университет имени
Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых», кафедра
истории, археологии и краеведения, заведующий кафедрой, профессор;
Гераськин Юрий Вениаминович – доктор исторических наук, доцент,
ФГБОУ ВО «Рязанский государственный университет имени
С.А. Есенина», кафедра истории России, профессор.
Ведущая организация: ФГБОУ ВО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского».
Защита состоится «17» февраля 2017 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 212.062.02 при ФГБОУ ВО «Ивановский государственный университет» по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Тимирязева, д. 5,
ауд. 409.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВО «Ивановский
государственный
университет»
и
на
сайте
ИвГУ
http://ivanovo.ac.ru/science/dissovet/item/download/4397_e81680b8ea4014c24
e938f67e723cbec.
Автореферат разослан «____» декабря 2016 г.
Ученый секретарь диссертационного совета,
доктор исторических наук,
доцент
Смирнов Дмитрий Александрович
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования обусловлена важностью исторического
осмысления в контексте утвердившихся в современной науке методологических подходов и методов исторического опыта реализации государственной политики в сфере образования в отношении использования знаний
о религии. Преподавание знаний о религии берет начало в новом образовательном пространстве рубежа 1980–1990-х гг., когда усиление атеистического воспитания и тотальный контроль в идеологической сфере сменились мировоззренческим кризисом и религиозным плюрализмом, школа
увлеклась вариативным преподаванием инновационных учебных курсов,
ни один из которых не претерпел таких кардинальных изменений в целеполагании, содержательном наполнении, не вызывал столь острые дискуссии в обществе и при этом имел высокий социальный запрос, как курсы религиозной тематики. Сформированный за четверть века исторический опыт государственной политики и региональной практики в аспекте
использования знаний о религии в образовательном пространстве российских провинций – разнообразный, противоречивый, социально востребованный, подвергающийся критике – требует комплексного исследования.
Своевременность исторического анализа проблемы определяется значимостью регионов в развитии российского образования: в результате
передачи в 1990-е гг. со стороны федерального центра на уровень субъектов многих полномочий в вопросах образования, традиционно находившихся в ведении центральных органов государственного управления, региональная практика, учитывавшая местные культурно-исторические особенности и образовательные запросы жителей, способствовала преодолению кризиса системы образования. Осмысление опыта провинциальных
областей центра России, обратившихся к изучению в школах истории и
культуры православия (как традиционной для данных территорий и
имеющей наибольшее число последователей религии) в период разрушения привычных ценностей и мировоззренческого кризиса, расширивших
преподавание во времена глобализационных трансформаций, поможет
оценить значение региональной инициативы в формировании образовательного пространства, выработать научные рекомендации, которые могут быть применены при разработке государственной и региональной политики в сфере образования. Кроме того, важно понимание генезиса знаний о религии в образовательном пространстве российских регионов как значимого средства духовно-нравственного воспитания. В целом изучение практики реализации государственной политики на примере конкретных регионов
будет содействовать обогащению исторической науки сведениями на микротерриториальном уровне, позволяя достичь высокой степени конкретизации,
что обеспечит научную достоверность и глубину результатов исследования.
Актуальность осмысления проблемы связана также с расширением научных подходов к пониманию образовательного пространства как научной категории. Важно изучение истории формирования нового образовательного
3
пространства в период кардинальных социально-политических, экономических, идеологических и культурных преобразований с учетом не только
структурно-содержательной специфики, но и с позиций накопленного опыта
реализации государственной политики, выявления исторических взаимосвязей субъектов и роли региональных инициатив.
Реконструкция исторического опыта государственной политики в
сфере образования в отношении использования знаний о религии приобретает особую актуальность в связи с распространением в современном мире
экстремизма под религиозными лозунгами. Анализ формирования законодательной базы, регламентирующей сотрудничество учреждений образования и религиозных организаций, исследование накопленного на местах
опыта взаимодействия школы и Русской православной церкви, изучение
истории внедрения в российское образование деструктивных религиозных
сект необходимы для выявления положительных и отрицательных сторон
сотрудничества школы и религиозных организаций с целью использования
позитивных примеров и ограждения молодежи от религиозных заблуждений.
Совокупность перечисленных факторов позволяет представить исследуемую в диссертации проблему в качестве актуальной и значимой, однако
в исторической науке отсутствуют как теоретические работы по изучению
государственной политики в сфере образования периода смены цивилизационной парадигмы в отношении использования знаний о религии, так и
обобщающие исследования региональной практики.
Объект исследования: государственная политика в сфере общего образования по использованию знаний о религии в образовательном пространстве провинциальных областей центра России в 1985–2012 гг. Образовательное пространство рассматривается как историческая категория,
его формирование обусловлено взаимовлиянием субъектов (государства,
школы, общества, провинциальной учительской интеллигенции, региональных органов исполнительной и законодательной власти и органов
местного самоуправления, региональных и муниципальных органов
управления образованием, Русской православной церкви) по реализации
образовательных программ общего образования на конкретной территории в трудный период перехода от советских государственнополитических отношений к новой российской государственности.
Предмет исследования: деятельность федеральных и региональных
органов исполнительной и законодательной власти, местного самоуправления, общеобразовательных учреждений, педагогической, родительской,
научной общественности, общественных и религиозных организаций по
использованию знаний о религии в образовательном пространстве провинциальных областей центра России в 1985–2012 гг.
Хронологические рамки исследования охватывают период с
1985 по 2012 г. Нижняя граница (1985 г.) связана с началом периода перестройки, приведшего к трансформации общественно-политического и
4
экономического устройства страны, изменению официальной идеологии.
Новая государственная политика повлекла изменение государственноцерковных отношений и отказ от приоритета классовых пролетарских
ценностей, способствовала кардинальной реформе школы и началу формирования нового образовательного пространства, детерминировав демократизацию и гуманизацию образования, его вариативность, быстрый и
резкий переход от усиления атеистической работы в связи с приближавшимся юбилеем христианства до смягчения в конце 1980-х гг. идеологического контроля со стороны партийно-правительственных структур.
Верхняя граница (2012 г.) – время качественно нового этапа развития государственной политики в отношении использования знаний о религии в
системе общего образования, когда во всех российских школах был введен комплексный учебный курс «Основы религиозных культур и светской
этики». Исторический анализ в указанных хронологических рамках позволит рассмотреть эволюцию государственной политики в сфере образования от господства атеистической идеологии к признанию важности использования знаний о религии в воспитании подрастающего поколения,
изучить опыт регионов.
Территориальные границы исследования охватывают области центра РСФСР (1985–1991 гг.) – Российской Федерации (1992–2012 гг.): Белгородскую, Брянскую, Владимирскую, Воронежскую, Ивановскую, Калужскую, Костромскую, Курскую, Липецкую, Орловскую, Рязанскую,
Смоленскую, Тамбовскую, Тверскую, Тульскую и Ярославскую. Избранные для исторического анализа территории, имеющие высокую плотность
населения (их площадь равна 3,8% территории России, здесь проживает
почти 27% населения страны)1, характеризуются устойчивым экономическим и культурным развитием, а их жители составляют ядро российского
культурного ареала. Здесь формировались культура и менталитет русского народа в эпоху Киевской Руси, Московского государства и Российской
империи; в советский период указанные области располагали крупнейшим научным и культурно-просветительским потенциалом. Диссертант
особое внимание уделил специфике российской провинции 2 как хранительницы традиционных национальных ценностей, что ярко проявилось в
избранных для анализа территориях, имеющих во многом сходное культурно-историческое развитие и похожие черты в общественнополитической и социально-экономической жизни, в стремлении к сохранению и изучению культурно-исторического наследия родного края. Важной особенностью исследуемых регионов является внутреннее единство
Социально-демографический портрет России: по итогам Всероссийской переписи населения 2010 года [редкол.: М.А. Дианов и др.]. М., 2012. С. 93–94.
2
Внимание к специфике провинции обусловило исключение из числа рассматриваемых в
диссертации территорий, географически тесно связанных с исследуемыми областями центра
России, г. Москвы как столицы и Московской области как региона во многом неоднородного
(ближнее и дальнее Подмосковье).
1
5
образовательного пространства, формирование которого зависело от государственной политики в области образования и региональных потребностей, интересов и инициатив, регламентировалось федеральными и местными (областными, муниципальными) нормативными правовыми актами.
Сочетание указанных факторов позволило изучить государственную политику в отношении использования знаний о религии в системе общего образования и проанализировать практику ее реализации в образовательном
пространстве избранных для исторического анализа территорий.
Теоретико-методологические основы исследования включают общефилософские и специальные исторические методы, положения цивилизационного подхода, достижения научной мысли в области истории, философии, педагогики, религиоведения, юриспруденции, культурологии,
социологии. Автор опирался на теоретические обоснования изучения государственной политики в сфере образования и практики ее реализации,
учитывал ключевые положения синергетики, в частности, нелинейности,
при изучении формирования образовательного пространства регионов.
Традиционная религиозная культура рассматривается как хранительница
духовно-нравственных ценностей. Опора на ценностный подход расширила возможности научного осмысления вопросов сохранения и передачи
культурно-исторического наследия страны и региона и формирования у
молодежи аксиологических мировоззренческих основ.
Цель работы заключается в комплексном научном анализе государственной политики и региональной практики в отношении использования знаний о религии в образовательном пространстве центра России в 1985–2012 гг.
с учетом специфики провинции.
Поставленная цель потребовала решения следующих задач:
– установить степень научной разработанности историографии проблемы, проанализировать источниковую базу, теоретико-методологические основы изучения практики реализации государственной политики в сфере образования в отношении использования знаний о религии;
– выделить исторические этапы и раскрыть эволюцию государственной
политики в сфере образования по использованию знаний о религии с учетом
особенностей региональных инициатив и расширения полномочий российских субъектов;
– выявить и определить роль субъектов образовательного пространства провинций центра России в становлении и развитии знаний о религии
как средства воспитания подрастающего поколения и сохранения и изучения культурно-исторического наследия страны и региона;
– проанализировать факторы, детерминировавшие возникновение и
развитие знаний о религии в новом образовательном пространстве городских и сельских поселений центра России;
– исследовать основные направления реализации государственной политики в сфере образования в отношении использования знаний о рели-
6
гии, рассмотрев целеполагание, формы и методы преподавания, нормативно-правовое, программно-методическое, кадровое обеспечение;
– выявить условия, детерминировавшие переход в образовательном
пространстве регионов от религиозного плюрализма к изучению традиционной для исследуемых территорий православной культуры;
– определить особенности влияния расширения научного знания по
истории Русской православной церкви, ее взаимоотношений с властью и
обществом на образовательное пространство регионов.
Научная новизна исследования состоит во всестороннем историческом анализе проблемы появления и развития знаний о религии в образовательном пространстве провинций центра России в 1985–2012 гг. как
обусловленного изменением государственной политики и развитием региональной практики сквозного процесса от усиления атеистического
воспитания в связи с приближавшимся юбилеем христианства до введения на федеральном уровне учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики». Комплексное изучение проблемы позволило сделать вывод, что не государство, а регионы инициировали обращение к
религиозной тематике в школьной практике, что стало возможным вследствие создания в период перестройки и первые постсоветские годы политических условий для позитивного осмысления религиозных категорий,
изменения государственной политики в области образования, разработки
новой нормативно-правовой базы. В диссертации выявлены и охарактеризованы тенденции и противоречия реализации государственной политики
в сфере образования по использованию знаний о религии, обосновано, что
именно региональная практика, опережая государственную политику и
научные изыскания, вырабатывала методологические подходы к изучению религии, определяла целеполагание, формы и методы работы. Аргументировано, что новое законодательство, разрешив на этапе перехода от
СССР к России использование знаний о религии в школьной практике, не
установило механизмы реализации, и в дальнейшем государство в ответ
на деятельность и инициативы регионов посредством издания на федеральном уровне нормативных правовых актов вынуждено было регулировать и упорядочивать складывавшуюся на местах практику. Обосновано,
что с 2009 г. государство выступало как главная определяющая сила в
регламентации использования знаний о религии в школе; введение с
2012 г. во всех российских школах комплексного учебного курса «Основы
религиозных культур и светской этики» представлено как институализация использования знаний о религии в системе общего образования.
Новизна исследования заключается в определении исторических этапов (1985–1991, 1992–2002, 2003–2012 гг.) реализации государственной
политики в сфере образования в отношении использования знаний о религии, в рамках которых проанализированы генезис, целеполагание, формы
и методы, динамика преподавания, нормативно-правовое, программнометодическое, кадровое обеспечение. Показано произошедшее на первом
7
этапе (1985–1991) изменение государственной политики, детерминировавшее развитие инициативы в изучении религии; доказано, что истоки
обращения советской школы к использованию знаний о религии обусловлены демократизацией и гуманизацией образования, переходом от классовых ценностей к общечеловеческим, начавшимся в период подготовки и
празднования юбилея христианства религиозным возрождением и изменением государственно-церковных отношений. При этом обосновано, что
в 1985–1991 гг. образовательная парадигма в отношении использования
знаний о религии не претерпела существенных изменений, тогда как с
позиций государственно-церковных отношений данный этап в связи с
глубиной произошедших в отношении религии изменений не имеет внутреннего единства. Анализируя второй этап (1992–2002), автор раскрыл
становление законодательной базы в сфере образования в отношении использования знаний о религии, выявил факторы, способствовавшие расширению социального образовательного запроса в изучении религии. На
фактических примерах обосновано, что многие области (после законодательного закрепления в 1993 г. права на осуществление государственной
власти на уровне субъектов Российской Федерации) региональными нормативными правовыми актами регулировали формирование образовательного пространства в соответствии с местными особенностями и потребностями, включавшими в том числе запрос на изучение традиционной религиозной культуры. Дана оценка произошедшего в первой половине 1990-х гг., в условиях кризиса системы образования и господства
религиозного плюрализма, наполнения образовательного пространства
разнообразными учебными курсами религиозной тематики. С привлечением широкого круга исторических источников доказано, что в середине
1990-х гг. изучение культурно-исторического наследия региона выступало
в качестве средства преодоления методологического кризиса и важного
условия формирования образовательного пространства с православным
компонентом, на конкретных исторических примерах показан произошедший в провинциях центра России переход от религиозного плюрализма к изучению традиционной для регионов православной культуры. В
работе проанализировано произошедшее на третьем этапе (2003–2012)
расширение преподавания в провинциях центра России курсов по истории
и культуре религий, выявлено и охарактеризовано развитие устойчивого
приоритета изучения православной культуры; обосновано изменение государственной политики в отношении использования знаний о религии,
выразившееся в строгой регламентации федеральными нормативными
правовыми актами преподавания учебных курсов религиозной тематики.
Расширены методологические подходы к проведению исторического
анализа реализации государственной политики в сфере образования в отношении использования знаний о религии: обоснована необходимость
опоры на положения цивилизационного подхода, принципы ценностного
и институционального подходов, ключевые положения синергетики, в
8
частности, нелинейности и синергетической парадигмы; доказана важность учета особой роли провинциальной учительской интеллигенции в
определении мировоззренческих основ учебно-воспитательного процесса
в кризисный период отечественной истории; аргументировано значительное влияние расширения и накопления научных знаний по истории Русской православной церкви, ее взаимоотношений с властью и обществом
на формирование образовательного пространства в регионах и становление практики изучения православной культуры. Введены понятия, необходимые для изучения проблемы: идеологическая неопределенность, религиозный плюрализм в школьной практике, изменение мировоззрения
провинциальной учительской интеллигенции, аксиологическая значимость изучения религии, региональное образовательное пространство с
православным компонентом, субъекты нового образовательного пространства провинций центра России.
Новизна исследования заключается в использовании термина «новое
образовательное пространство» как категории исторической науки при
исследовании происходивших на рубеже ХХ–ХХI вв. в процессе реализации государственной политики в сфере образования изменений. Путем анализа разнородной источниковой базы с опорой на расширенную методологию выявлены субъекты нового образовательного пространства (государство, школа, общество, провинциальная учительская интеллигенция, региональные органы исполнительной и законодательной власти и местного самоуправления, региональные и муниципальные органы управления образованием, Русская православная церковь), обоснованы значение совместного
участия субъектов и роль личностного фактора в становлении знаний о религии в образовательном пространстве исследуемых территорий.
В научный оборот введены новые исторические источники из фондов
Государственного архива Российской Федерации и 11 государственных
архивов субъектов Российской Федерации, раскрывающие историю государственной политики в сфере образования в отношении использования
знаний о религии, генезис учебных курсов религиозной тематики, позволяющие определить сходные и отличительные черты в реализации государственной политики в образовательном пространстве областей центра
России, изучить региональные, педагогические инициативы, выявить положительные результаты и допущенные ошибки.
Теоретическая и практическая значимость исследования. Данное исследование расширяет методологические подходы к изучению государственной политики в сфере образования в отношении использования знаний о религии и практики ее реализации в образовательном пространстве провинциальных областей Центральной России. Полученные научные результаты
формируют целостное представление об эволюции государственной политики в сфере образования по использованию знаний о религии в 1985–2012 гг.,
выявляя государственные и региональные приоритеты, ошибки, противоречия. Теоретически значим вывод автора о необходимости аксиологических
9
подходов к использованию знаний о религии в системе общего образования
как средства духовно-нравственного воспитания, сохранения и изучения
культурно-исторического наследия страны и региона. Полученные результаты и анализируемые в диссертации исторически достоверные примеры могут
быть использованы при разработке форм и методов преподавания учебных
курсов религиозной тематики, определении их целеполагания, организации
духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения, создании региональных программ развития образования, подготовке научных публикаций по истории России, разработке научно-методических рекомендаций.
Основные положения, выносимые на защиту:
– в истории государственной политики в сфере образования в отношении
использования знаний о религии и практики ее реализации в образовательном
пространстве провинций центра России выделяется три этапа (1985–1991;
1992–2002; 2003–2012), которые зависели от законодательной базы в сфере
образования и в отношении религии, деятельности субъектов нового образовательного пространства, развития региональных инициатив;
– инициатива использования знаний о религии в системе общего образования, детерминированная изменением государственной политики, преодолев
исторический путь от зарождения на последнем этапе перестройки идеи по
использованию знаний о религии в учебно-воспитательной работе школ до
формирования в середине первого десятилетия ХХI в. масштабной и разнообразной практики изучения традиционной религиозной культуры, в 2012 г. получила институциональное закрепление в качестве преподавания на федеральном уровне учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики»;
– в конце 1980-х гг. в областях центра РСФСР началось формирование
нового образовательного пространства, в котором вырабатывался первый
опыт использования знаний о религии в учебно-воспитательной работе школ;
деятельность его субъектов (государства, школы, общества, провинциальной
учительской интеллигенции, региональных органов исполнительной и законодательной власти и местного самоуправления, региональных и муниципальных органов управления образованием, Русской православной церкви)
способствовала становлению практики использования знаний о религии в
системе общего образования;
– значительная роль в становлении знаний о религии в образовательном
пространстве провинциальных областей центра России принадлежала учительской интеллигенции, которая в период экономического и методологического кризиса школьного преподавания в ходе самостоятельных мировоззренческих поисков обратилась к истории и культуре религий как нравственному императиву в организации учебно-воспитательной работы;
– культурно-историческое наследие регионов явилось важным условием
формирования в провинциях центра России образовательного пространства с
православным компонентом;
– на рубеже ХХ–ХХI вв. в образовательном пространстве провинций
центра России произошел переход от религиозного плюрализма к изучению
10
истории и культуры православия как традиционной и самой массовой религии жителей исследуемых территорий;
– на становление практики преподавания православной культуры, организацию духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения положительное влияние оказало сотрудничество органов образования с Русской
православной церковью; региональная практика в вопросах взаимодействия
школы и Церкви опережала государственную политику;
– прорыв научной мысли по вопросам истории Русской православной
церкви, ее взаимоотношений с властью и обществом на рубеже 1990–
2000-х гг. оказал существенное влияние на преподавание курсов по истории и культуре религий, способствуя систематизации и научному изложению материала, удалению из содержания учебных курсов ошибок, введению новых результатов научных исследований в практику преподавания.
Апробация исследования. Основное содержание диссертации отражено
более чем в 80 научных публикациях общим объемом 65,7 п.л. (авторский
вклад – 50,3 п.л.), в том числе в 2 монографиях, 19 научных статьях в ведущих рецензируемых научных изданиях, включенных в перечень ВАК Минобрнауки России. Проблемы, исследуемые в диссертации, были представлены для обсуждения на международных, всероссийских, региональных научно-практических конференциях (Москва – 2009, 2016 гг.; Белгород – 2006,
2008, 2016 гг.; Иваново – 2011, 2016 гг.; Киров – 2010 г.; Курск – 2004–
2016 гг.; Липецк – 2011, 2012 гг.; Орел – 2015 г.; Уфа – 2015 г.; Прага (Чешская Республика) – 2013 г.; Могилев (Республика Беларусь) – 2015 г.; Костанай (Республика Казахстан) – 2016 г. и др.). Так, на ХХIV Международных
Рождественских образовательных чтениях (Москва, январь 2016 г.) и проводимой в рамках их регионального этапа научно-практической конференции
(Курск, ноябрь 2015 г.) обсуждались и получили одобрение подготовленные
автором материалы об использовании в образовательном пространстве регионов сведений о новомучениках и исповедниках российских как средства
обучения и воспитания, результата развития научной мысли в вопросах истории Русской православной церкви, ее взаимоотношений с властью и обществом. Результаты исследования нашли отражение в разработке для общеобразовательных учреждений Курской области регионального компонента курса
«Основы православной культуры», создании учебных программ по основам
православной культуры, подготовке учебных и учебно-методических пособий. Результаты исследования использовались в работе высшей школы, в
частности, при разработке и преподавании учебных курсов «Православие в
истории России и Курского края», «История», «Культура и история Курского края», при организации научной работы студентов.
Соответствие паспорту специальности. Выводы и основные положения диссертации соответствуют паспорту специальности 07.00.02 – отечественная история: п. 4 – История взаимоотношений власти и общества, государственных органов и общественных институтов России и ее регионов;
п. 12 – История развития культуры, науки и образования России, ее регионов
11
и народов; п. 13 – История взаимоотношений государства и религиозных
конфессий; п. 17 – Личность в российской истории, ее персоналии; п. 18 –
Исторические изменения ментальностей народов и социальных групп российского общества; п. 25 – История государственной и общественной идеологии, общественных настроений и общественного мнения.
Структура исследования обусловлена его целью и задачами, избранной
методологией, а также хронологическими и территориальными рамками.
Диссертация состоит из введения, четырех глав, разделенных на параграфы,
заключения, списка источников и литературы, приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
В первой главе «Историография, источники и теоретикометодологические основы исследования» изучена степень научной разработанности проблемы, проанализирована источниковая база, обобщены
методологические основы изучения государственной политики в сфере
образования и практики ее реализации в отношении использования знаний о религии с учетом специфики провинции.
Историографический анализ свидетельствует об изучении отдельных аспектов проблемы, которые нашли отражение в исследованиях, посвященных вопросам изменения государственно-церковных отношений и
реформирования школы; в работах, анализирующих государственную
политику в области образования и региональную практику изучения религии в школе; в публикациях о социальной и образовательной деятельности Русской православной церкви, взаимоотношениях религиозных организаций с властью и обществом; в историографии интеллигентоведения, в
научных трудах об особенностях российской провинции и ее роли в истории государства, общества, в развитии культуры и др.
В историографии первого периода (1985–1991) особое внимание диссертант уделил работам, с новых методологических позиций раскрывавшим вопросы государственной политики в области образования, развития
общеобразовательной школы, изменения роли учителя3. Сопоставление
развившихся на рубеже 1980–1990-х гг. противоположных оценок в отношении религии (как сохранявших атеистическую направленность, так и
освещавших в контексте изменившихся государственно-церковных отношений «религиозный вопрос»4) в сочетании с анализом материалов конференций, отражавших развитие в позднесоветские годы дискуссий релиДайч З.Г. Школьная политика в СССР. Уроки партийно-государственного руководства:
перспективы развития. М., 1991. 156 с.; Демократизация средней школы: проблемы, поиски,
опыт: межвуз. сб. науч. тр. / под общ. ред. В.А. Сластенина. М., 1990. 224 с. и др.
4
Демьянов А.И. Факты против измышлений: Миф о «религиозном возрождении» в СССР и
его несостоятельность. Воронеж, 1989. 126 с.; Васильева О.Ю. Советское государство и
патриотическая деятельность Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной
войны: автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1990. 26 с.; На пути к свободе совести / сост. и
общ. ред. Д.Е. Фурмана и о. Марка (Смирнова). М., 1989. 439 с. и др.
3
12
гиозной проблематики5, способствовало изучению генезиса знаний о религии в школьной практике, осмыслению влияния религиозного возрождения на формирование нового образовательного пространства.
На втором этапе (1992–2016) изучение государственной политики в
сфере образования базировалось на различных методологических подходах. В первой половине – середине 1990-х гг. исследования были немногочисленными6, что объясняется удалением системы образования из числа
приоритетных для российского правительства отраслей и методологическим кризисом исторической науки. В первом десятилетии ХХI в. внимание ученых к проблеме значительно увеличилось, исследования, опиравшиеся на широкую источниковую базу и отражавшие плюрализм методологических подходов, содержали научный анализ исторического опыта
разработки и реализации государственной политики в области образования, раскрывали стратегию, основные направления и этапы развития российского образования, причины и последствия кризиса школьного преподавания7. Вопросы государственной политики в сфере образования по использованию знаний о религии не являлись предметом специального исторического анализа, ученые затрагивали лишь отдельные аспекты. Так,
Л.И. Анайкина не отрицала положительного влияния религии в деле возрождения духовности общества, культуры, но высказывала опасения в организации сотрудничества школы и Церкви8; Г.С. Чернышов положительно оценивал взаимодействие школы с традиционными для России религиями, предлагал разрешить преподавание в школах религиозных предметов с целью нравственного возрождения9.
Частично пробелы в историографии государственной политики и региональной практики в отношении использования знаний о религии восполнены исследованиями в области педагогики, философии, религиоведения, социологии, юриспруденции, в которых ученые при изучении сущности и методов религиозного и религиоведческого образования, опредеМассовая культура и нравственность: «Круглый стол» в издательском отделе Московского
патриархата // Советская педагогика. 1990. № 9. С. 61–70 и др.
6
Напр.: Федяева О.Д. Политика государственных органов и роль общественно-политических
институтов в реформировании школьного образования России: середина 80-х – 1995 гг.:
дис. ... канд. ист. наук. М., 1995. 142 с.
7
Григорьева Н.А. Государственная политика и практика развития гражданского образования
в России (1958–2006 гг.): дис. ... д-ра ист. наук. Волгоград, 2009. 504 с.; Козловская Г.Е.
Российское образование в постсоветский период (1991–1999 гг.): дис. … д-ра ист. наук. М.,
2003. 430 с.; Костюченко И.Ю. Исторический опыт разработки и реализации государственной политики СССР и Российской Федерации в сфере народного образования во второй
половине XX в.: дис. … д-ра ист. наук. М., 2004. 411 с.; Тимофеева Е.Г. Государственная
политика в сфере обществоведческого образования российской молодежи в 50-е – 90-е годы
XX века: дис. … д-ра ист. наук. Астрахань, 2004. 500 с. и др.
8
Анайкина Л.И. Партийно-государственная политика в сфере народного образования в
РСФСР (1922–1991 гг.): дис. … д-ра ист. наук. М., 2001. С. 249.
9
Чернышов Г.С. Государственная политика в сфере школьного образования России: история, опыт, проблемы: 1970-е – 1990-е гг.: дис. … д-ра ист. наук. М., 2005. С. 311–312.
5
13
лении целеполагания преподавания, разработке содержания учебных курсов религиозной тематики, обосновании права на получение образования
в соответствии с национально-культурной идентичностью затрагивали
вопросы деятельности федеральных и региональных органов исполнительной и законодательной власти, местного самоуправления, образовательных учреждений по организации изучения религии в школе, анализировали примеры региональной практики10. Историографический анализ
свидетельствует о сформировавшихся различных мировоззренческих подходах в постановке проблемы, разнообразии терминологии (религиозное,
религиоведческое,
историко-культурологическое,
религиознопознавательное образование, обучение религии, преподавание сведений о
религиозных культурах и др.).
Пониманию оформившихся в историографии подходов к целеполаганию использования знаний о религии способствовало обращение к исследованиям об особенностях изучения конкретной религии: православной,
исламской, буддийской11.
Заметное место в историографии проблемы занимают исследования
И.В. Метлика, разработавшего принципы содержания и организации изучения религии в светской школе12. Особое внимание в рамках историографического анализа диссертант уделил выполненным с позиций современного
научного знания исследованиям о роли традиционных духовных ценностей в воспитании подрастающего поколения13. Опора в диссертации на
принципы ценностного подхода актуализировала обращение к исследованиям З.Д. Ильиной, в которых изучались причины и последствия трансформации духовных ценностей горожан российской провинции14. Доказательное обоснование необходимости социализации молодежи и воспитания с опорой на традиционные национальные ценности представлено в
Колодин А.В. Религиоведческое и религиозное образование: сущность, специфика, проблемы реализации в государственных и муниципальных образовательных учреждениях
Российской Федерации: дис. … канд. филос. наук. М., 2007. 183 с.; Понкин И.В. Правовые
основания преподавания православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях в вопросах и ответах. М., 2003. 137 с.; 750 определений религии:
история символизаций и интерпретаций: монография / под ред. Е.И. Аринина. Владимир,
2014. 460 с. и др.
11
Бородина А.В. История религиозной культуры и основы православной культуры: концепция религиозно-познавательного историко-культурологического образования. 2-е изд., перераб. М., 2009. 48 с.; Нафиков И.З. Формирование системы мусульманского образования в
России: 1990–2000-е гг.: дис. … канд. ист. наук. Казань, 2013. 202 с.; Мукаева О.Д. Буддийское воспитание в контексте современности // Педагогика. 2002. № 2. С. 38–44 и др.
12
Метлик И.В. Изучение религии в системе образования // Педагогика. 2003. № 7. С. 71–78;
Его же. Религия и образование в светской школе. М., 2004. 348 с. и др.
13
Перевезенцев С.В. Родство по истории: Статьи. Очерки. Беседы. М., 2015. 456 с.; Троицкий В.Ю. Национальные духовные традиции и будущее русского образования // Педагогика.
1998. № 2. С. 3–7 и др.
14
Ильина З.Д. Культура и власть: трансформация духовных ценностей горожан российской
провинции (1976–1991 гг.). Курск, 1999. 209 с. и др.
10
14
работах Н.Д. Никандрова15. Значимость обращения к традиционным ценностям в воспитании и опасность утраты национального компонента в формировании общечеловеческих ценностей раскрыты в трудах представителей
Русской православной церкви16.
Изучению практики реализации государственной политики в отношении использования знаний о религии способствовало обращение к исследованиям, в которых анализируется исторический опыт изучения православной культуры на примере отдельных регионов17. В массиве изученной литературы особое место занимают материалы научных конференций по вопросам использования знаний о религии в учебно-воспитательной работе18.
Дополняют историографию проблемы материалы, освещающие участие Русской православной церкви в воспитании молодежи19. Так,
А.А. Федотов провел подробный исторический анализ практики взаимодействия в 1990-е гг. Русской православной церкви и государственных и
муниципальных образовательных учреждений центра России20.
Для исторического анализа проблемы существенное значение имело
обращение к исследованиям, позволяющим осмыслить сущность оформившихся в общественных и научных кругах дискуссий по вопросам изучения религии в школе21.
Никандров Н.Д. Россия: Социализация и воспитание на рубеже тысячелетий. 2-е изд.,
испр. и доп. Чебоксары, 2001. 245 с.
16
См., напр.: Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на открытии XXI Международных
Рождественских чтений 24 янв. 2013 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://mroc.otdelro.ru/content/618.html. Дата обращения: 03.02.2013 и др.
17
Меньшиков В.М. Преподавание православной культуры в школе: опыт Курской области //
Взаимодействие государства и религиозных объединений в сфере образования: материалы
науч.-практ. конф. (Москва, 10–11 окт. 2002 г.). М., 2003. С. 70–73; Довгий Т.П. Православная традиция и современная школа (создание региональной системы духовно-нравственного
воспитания школьников и учащейся молодежи Смоленщины) // Духовные просветители
земли Смоленской и их роль в воспитании нравственности и патриотизма: сб. науч. ст. Всерос. науч.-практ. конф. (Смоленск, 18–19 нояб. 2006 г.). Смоленск, 2007. С. 65–71 и др.
18
Православие и духовный мир молодежи: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Белгород,
18 апр. 2007 г.). Белгород, 2007. 376 с.; Роль православия в развитии русской культуры и
образования: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Липецк, 23–24 нояб. 2006 г.) / под ред.
В.А. Попкова, Е.Ю. Санкевича, свящ. Димитрия Струева. Липецк, 2007. 197 с. и др.
19
Еремин А.В. Образовательная деятельность Церкви в контексте формирования социальной
концепции РПЦ в постсоветской России // Ярославский педагогический вестник. 2013. № 3.
Т. 1. С. 50–57; Прокопенко А.В. Опыт взаимодействия гражданского общества и православной церкви в деле духовно-нравственного воспитания и просвещения молодежи в Центральном федеральном округе Российской Федерации (1991–2010 гг.): дис. … канд. ист. наук.
Белгород, 2010. 189 с. и др.
20
Федотов А.А. Русская Православная Церковь в 1943-2000 гг.: внутрицерковная жизнь,
взаимоотношения с государством и обществом (по материалам Центральной России): дис. …
д-ра ист. наук. Иваново, 2009. С. 234–238 и др.
21
Каган М.С. Системно-синергетический подход к построению современной педагогической
теории // Синергетическая парадигма. Синергетика образования. М., 2007. С. 216; Митрохин Н. Православное образование в России // Отечественные записки. 2001. № 1. С. 194–205;
Писманик М.Г. Сложные аспекты преподавания религиоведения // Государство, религия,
15
15
В числе проблем историографического анализа – осмысление становления термина «образовательное пространство» в качестве научной категории, отражающей эволюцию государственной политики в сфере образования, развитие взаимодействия различных образовательных субъектов 22.
Научный интерес вызывают работы О.А. Моняковой, исследовавшей категорию «культурно-образовательное пространство» в историческом аспекте23.
Учитывая значительное влияние провинциальной учительской интеллигенции на становление практики использования знаний о религии, автор обращался к историографии интеллигентоведения. В отечественной
науке глубоко разработано сущностное понимание интеллигенции и ее
социокультурной роли24. Существенный пласт исследований посвящен
профессиональной интеллигенции (творческой, научно-технической, церковной и др.)25, в меньшей степени изучены вопросы учительской интеллигенции.
Особым аспектом историографического анализа явились исследования, раскрывающие особенности российской провинции26. В отечественной историографии неоднократно предпринимались попытки выделить
основные факторы сохранения традиционной культуры и охарактеризовать обстоятельства, этому способствовавшие. Так, важнейшую функцию
провинции
как
носительницы
традиционности
подчеркивали
церковь в России и за рубежом. 2010. № 3. С. 317 и др.
22
Борисенков В.П., Гукаленко О.В., Данилюк А.Я. Поликультурное образовательное пространство России: история, теория, основы проектирования. М., 2006. 460 с.; Черных С.И.
Изменение образовательного пространства в информационную эпоху: социальнофилософский анализ: автореф. дис. ... д-ра филос. наук. Новосибирск, 2012. 28 с.; Беккер И.Л., Журавчик В.Н. Образовательное пространство как социальная и педагогическая
категория // Известия Пензенского государственного университета имени В.Г. Белинского.
2009. № 16. С. 132–140; Бондырева С.К. Психолого-педагогические проблемы интегрирования образовательного пространства: избранные труды. М.–Воронеж, 2011. 352 с. и др.
23
Монякова О.А. Культурно-образовательное пространство российской провинции 1860-е –
1917 год: структура и этапы формирования // Вестник Нижегородского государственного
университета. 2010. № 5. С. 245–252 и др.
24
Меметов В.С. К первым итогам становления «интеллигентоведения» как самостоятельной
отрасли научного знания // Актуальные проблемы историографии отечественной интеллигенции: Межвуз. республ. сб. науч. тр. / под ред. В.С. Меметова. Иваново, 1996. С. 3–14;
Ершова Э.Б. Современные исследования о российской интеллигенции ХХ – начала
ХХI века // Интеллигенция и мир. 2014. № 2. С. 52–64; Самарцева Е.И. Интеллигенция России в отечественной историографии. 1917–90-е годы ХХ века: дис. … д-ра ист. наук. Тула,
1999. 367 с.; Усманов С.М. Интеллигенция в социальных трансформациях процессов модернизации: особенности опыта Востока и Запада // Клио. 2011. № 5. С. 14–17 и др.
25
Будник Г.А. Формирование интеллигенции в высшей школе Российской Федерации, 1941–
1991 гг. Иваново, 2009. 216 с.; Соловьев А.А. Интеллигенция и Православная Церковь в
социокультурном развитии российского общества в конце XIX – начале XX века: дис. … дра ист. наук. Иваново, 2009. 352 с. и др.
26
Карнишина Н.Г. Столица и провинция в России: управление, контроль, информационная
среда (середина 50-х – 80-е гг. ХIХ в.): дис. … д-ра ист. наук. М., 2001. 538 с. и др.
16
А.А. Данилов и В.С. Меметов27. Ю.В. Гераськин справедливо отмечал,
что глубинный потенциал существования и воспроизводства религии
Церковь черпала в провинции28. Историографический анализ свидетельствует о целесообразности учета специфики провинции (географических
особенностей, культурного своеобразия, духовных потребности жителей,
традиционности и пр.) в качестве значимого фактора, позволившего в
большей мере, чем в столице сохранить православные традиции после
периода атеистической идеологии.
Историографический анализ свидетельствует о научном интересе к
отдельным аспектам обозначенной в диссертации проблемы, однако отсутствует комплексное историческое исследование государственной политики и региональной практики в отношении использования знаний о
религии в образовательном пространстве провинций центра России в
1985–2012 гг.
Источниковая база исследования представлена широким кругом архивных и опубликованных материалов. Архивные источники включают
материалы 52 фондов одного федерального и 11 архивов субъектов Российской Федерации, а также материалы текущих архивов. Анализ архивных источников позволил всесторонне изучить весь спектр деятельности
федеральных и региональных органов власти в отношении использования
знаний о религии, выделить этапы государственной политики в сфере образования применительно к исследуемой проблеме, определить особенности влияния региональной политики и практики, специфики провинции на
появление и развитие знаний о религии в новом образовательном пространстве.
Подвергались источниковедческому анализу материалы девяти фондов, находящиеся на хранении в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). Так, в фондах Р-9563 (Министерство просвещения
СССР), Р-9661 (Государственный Комитет СССР по народному образованию) изучены протоколы заседаний коллегий, справки об организации
учебно-воспитательной работы, концепции и программы развития системы образования и пр. Анализ документов фондов Министерства образования Российской Федерации (ОАФ 10173, 10225) позволил изучить основные направления и противоречия государственной политики в сфере
образования и практики ее реализации в отношении использования знаний о религии.
Изучению генезиса знаний о религии в новом образовательном пространстве
исследуемых
регионов
способствовал
сравнительноисторический анализ документов, раскрывающих практику реализации
Данилов А.А., Меметов B.C. Интеллигенция провинции в истории и культуре России.
Иваново, 1997. С. 72.
28
Гераськин Ю.В. Русская Православная Церковь, верующие, власть (конец 30-х – 70-е годы
ХХ века). Рязань, 2007. С. 13.
27
17
государственной политики в сфере образования во взаимосвязи с изменением государственно-церковных отношений, для чего автор изучил большой массив документов фондов Р-6991 (Совет по делам религий при Совете Министров СССР) и А-661 (Совет по делам религий при Совете Министров РСФСР).
В работе использовались архивные материалы, отложившиеся в фондах Государственных архивов Белгородской (ГАБО), Брянской (ГАБрО),
Владимирской (ГАВлО), Воронежской (ГАВО), Ивановской (ГАИО), Костромской (ГАКоО), Курской (ГАКО), Орловской (ГАОО), Смоленской
(ГАСО), Тульской (ГАТО), Ярославской (ГАЯО) областей. Изучены документы, воссоздающие деятельность региональных органов законодательной и исполнительной власти (фонды Р-1707 (Белгородская областная
Дума) ГАБО, Р-2500 (Администрация Ивановской области) ГАИО, Р-3360
(Администрация Курской области) ГАКО, Р-2361 (Смоленский областной
Совет народных депутатов) ГАСО и др.). Ценным источником являются
документы фондов органов управления образованием регионального и
муниципального уровней (Р-2130 (Отдел народного образования исполнительного комитета Брянской области Совета народных депутатов)
ГАБрО, Р-2345 (Управление образования администрации Костромской
области) ГАКоО, Р-189 (Отдел народного образования исполкома Орловского городского совета народных депутатов) и Р-2280 (Отдел образования Администрации Железнодорожного района г. Орла) ГАОО, Р-2224
(Департамент образования Администрации Ярославской области) ГАЯО),
материалы которых обширны и разнообразны, передают дух времени,
обстановку в педагогических коллективах. Источниковедческому анализу
подвергались документы фондов уполномоченных Совета по делам религий при Совете Министров СССР: докладные записки, информации,
справки о деятельности религиозных объединений, проведении торжеств
по случаю юбилея христианства, раскрывающие факторы становления
знаний о религии в школе29.
Использовались материалы текущих архивов (постановления, распоряжения органов исполнительной власти, протоколы, методические материалы и др.), которые представляют большую объективную основу для
проведения комплексного исторического анализа проблемы.
В первую группу опубликованных источников включены государственные нормативные правовые акты и официальные документы (федеральные законы, указы, постановления Верховного Совета СССР –
РСФСР, Президента РСФСР – Российской Федерации, Правительства
России и др.), определявшие стратегию развития системы образования, а
также приказы, материалы коллегий, инструктивные письма Министерства образования РСФСР – Российской Федерации, регламентировавшие
практику реализации государственной политики в сфере образования.
29
Напр.: ГАБО. Ф. Р-1179. Оп. 3. Д. 145; ГАИО. Ф. Р-2953. Оп. 6. Д. 69 и др.
18
Вторая группа опубликованных источников включает нормативные правовые акты и другие официальные документы российских субъектов (областные законы, постановления, распоряжения и др.), которые отражают
реализацию государственной политики в области образования и позволяют изучить региональные инициативы. Их дополняют документы органов
исполнительной власти и местного самоуправления субъектов Российской
Федерации, региональных и муниципальных органов управления образованием, регулировавшие на уровне области, муниципалитета порядок
изучения, содержание учебных курсов по истории и культуре религий. В
третью группу выделены интервью, выступления, официальные заявления, информации представителей Минобрнауки России, региональных и
муниципальных органов образования. Четвертая группа представляет
собой значительный и весьма разнообразный массив документов, в который включены учебные и методические материалы, анализ которых способствовал изучению исторического опыта становления региональной
практики использования знаний о религии. Материалы центральных и
местных30 периодических изданий, в том числе изданий Русской православной церкви31, а также электронных СМИ составляют пятую группу
опубликованных источников.
В целом источниковая база исследования обширна и разнообразна.
Репрезентативный характер выявленных в архивах субъектов Российской
Федерации материалов, основательность и информативность находящихся
на хранении в Государственном архиве Российской Федерации исторических источников, широкий круг опубликованных документов по каждому
из исследуемых российских субъектов в своей совокупности свидетельствуют об обстоятельности и значительном объеме источников для проведения научного исторического анализа государственной политики и региональной практики в отношении использования знаний о религии в образовательном пространстве провинциальных областей Центральной России в
1985–2012 гг.
Теоретико-методологические основы диссертации определены с
учетом произошедших в социально-политической, экономической, духовной и научной жизни на рубеже двух тысячелетий перемен. Теоретическая
основа исследования базируется на достижениях современной науки с
Проанализированы публикации в периодических изданиях Белгородской («Белгородская
правда», «Белгородские известия»), Брянской («Брянская газета», «Брянские известия»,
«Брянский комсомолец», «Брянский рабочий», «Верный путь», «Севская правда»), Ивановской («Ивановская газета», «Рабочий край»), Курской («Городские известия», «Курская
быль», «Курская правда.», «Молодая гвардия»), Орловской («Орловская правда»), Смоленской («Вяземский вестник», «Гжатский вестник», «Край Смоленский», «Ленинский путь»,
«Поречанка», «Рабочий путь», «Смена», «Смоленск православный», «Смоленские городские
известия», «Смоленский пригород», «Товарищ», «Учитель Смоленщины») областей.
31
«Журнал Московской Патриархии», «Брянские епархиальные ведомости», «Курские епархиальные ведомости», «Смоленские епархиальные ведомости».
30
19
учетом значимости духовно-ценностного фактора в изучении действительности. Диссертант рассматривает традиционную религиозную культуру как хранительницу духовно-нравственных ценностей и придерживается
мнения, что ценностный подход к изучению истории и культуры традиционных религий – это способ передачи культурно-исторического наследия
страны и региона и формирования у молодежи аксиологических мировоззренческих основ. Методология исследования включает положения цивилизационного подхода, опору на ключевые положения синергетики при
изучении истории формирования нового образовательного пространства и
развития духовных процессов в обществе, использование метода поколений и др. Определенные исследовательские задачи реализовывались посредством применения институционального подхода.
Автор использовал диалектический метод с целью изучения проблемы с позиций диалектического противоречия, что позволило исследовать
государственную политику и региональную практику по использованию
знаний о религии в их единстве и противоположности, выявить противоречия и сделать вывод о том, что региональная практика опережала государственную политику. Опора на закон диалектики о переходе количественных изменений в качественные позволила оценить влияние развития и
накопления регионального опыта по использованию знаний о религии на
формирование на федеральном уровне понимания значимости обращения
к традиционным религиозным ценностям.
Изучение истории государственной политики и региональной практики в отношении использования знаний о религии опирается на общенаучные
методы, такие как деятельностный и системный анализ общественных явлений, что позволило рассматривать обращение к традиционным национальным ценностям как одно из направлений государственной и важную составляющую региональной политики. Методы аналогии и обобщения дали возможность выявить сходства и отличия в реализации государственной политики в сфере образования, учитывая похожесть провинциальных регионов
центра России в сфере духовных и образовательных потребностей жителей,
их культурной принадлежности, традиций, этно-конфессиональной идентификации. В числе используемых в диссертации специальных исторических
методов большое значение имел историко-генетический, при помощи которого изучены причинно-следственные связи и закономерности обращения к
изучению религии в школе. Анализ в рамках проблемно-хронологического
метода ориентировал на изучение проблемы в хронологической последовательности, что способствовало выделению исторических этапов реализации
государственной политики в сфере образования в отношении использования
знаний о религии.
Одним из ключевых в диссертации выступает понятие «новое образовательное пространство» как категория исторической науки, что позволило
изучить исторический опыт его формирования, выявив региональные при-
20
оритеты провинций центра России, проследив качественные изменения,
способствовавшие становлению знаний о религии в школьной практике.
В диссертации в качестве фундаментальной основы российского образования рассматривается система общего образования. Признавая важным фактором формирования нового образовательного пространства изменение государственной политики, повлекшее отказ от приоритета классовых ценностей и определения партийно-правительственными структурами идеологической направленности учебно-воспитательного процесса,
способствовавшее гуманизации, вариативности образования, развитию
нового педагогического мышления; учитывая значимость субъектов, как
традиционных для отечественного образования советского периода, так и
заявивших о себе во время перестройки и в постсоветский период, автор
считает, что происходившие трансформации в отношении использования
знаний о религии отразились в первую очередь на образовательных учреждениях, реализующих образовательные программы общего образования.
Общее образование, направленное на развитие личности и приобретение в
процессе освоения основных общеобразовательных программ знаний,
умений, навыков и формирование компетенций, развивает мировоззрение
и аксиологические основы жизни человека, способствует его социализации, что позволяет рассматривать учреждение общего образования – школу32 – в качестве главного звена отечественной системы образования. Деятельность образовательных организаций, реализующих образовательные
программы общего образования, находится в числе стратегических задач
государственной политики по обеспечению населения качественным базовым образованием и воспитанию подрастающего поколения, результаты
подобной работы отражаются на различных социальных слоях и возрастных группах.
Изучение используемой в федеральных и региональных нормативных
правовых актах, в практике российских субъектов терминологии по исследуемой проблеме позволило в качестве обобщающего применять в
диссертации термин «использование знаний о религии» с целью упорядочения освещения существовавшего в исследуемых хронологических и
территориальных рамках разнообразия.
В целом комплексное использование общефилософских и исторических методов, основополагающих принципов исторической науки, положений цивилизационного подхода, достижений современной научной
мысли в сочетании с пониманием значимости ценностного фактора в изучении действительности способствовало исследованию проблемы.
Во второй главе «Генезис знаний о религии в новом образовательном пространстве: 1985–1991 годы» раскрыты изменения государственВ настоящем исследовании устоявшееся в научной и общественной жизни понятие «школа» употребляется как обобщающее название учреждений, осуществляющих образовательную деятельность по реализации образовательных программ общего образования.
32
21
ной политики в сфере образования периода перестройки, способствовавшие формированию нового образовательного пространства, выделены его
субъекты, определена их роль в появлении знаний о религии в школе,
проанализирован первый опыт подобной работы.
Произошедшее в позднесоветские годы изменение государственной
политики детерминировало формирование нового образовательного пространства, важнейшей особенностью которого стало взаимодействие его
субъектов – государства, школы и общества. Партийно-государственные
структуры, определявшие развитие народного образования на основе
классовых пролетарских ценностей, в позднесоветские годы смягчили
идеологическое влияние. Подъем общественно-педагогического движения
и формирование нового педагогического мышления способствовали получению учителями творческой свободы. Реформа школа, на каждом из
этапов отражавшая основные направления государственной политики в
сфере образования, создала условия для включения знаний о религии в
школьную практику. Изменившиеся приоритеты государственной политики нашли отражение в работе Всесоюзного съезда работников народного образования (1988), закрепившего переход к гуманизации образования,
что с энтузиазмом реализовывалось на местах33. Провозглашение приоритета общечеловеческих ценностей, методологический кризис школьного
преподавания, деполитизация и деидеологизация учебного процесса способствовали развитию в обществе потребностей в изучении религии.
Изменение государственной политики в отношении религии (от активизации атеистической работы с целью разоблачения «буржуазноклерикальной пропаганды» по случаю 1000-летия Крещения Руси к организации юбилейных торжеств на государственном уровне) оказало влияние на новое образовательное пространство. Анализ исторических источников позволяет оценить торжества по случаю юбилея христианства,
масштабно проведенные в центре и на местах, в городских и сельских
поселениях центра РСФСР, где православие является традиционной и
самой массовой религией жителей, в качестве значимого фактора, детерминировавшего появление знаний о религии в школе. Изменение положения Русской православной церкви, расширявшей социальное служение,
способствовало становлению ее в качестве субъекта нового образовательного пространства.
Ослабление искусственного сдерживания интереса жителей к религиозной тематике посредством государственно-политической цензуры в
ситуации развития новых государственно-церковных отношений создало
условия для позитивного осмысления обществом ценностей православной
культуры. Однако реализация развивавшихся на местах потребностей в
изучении истории и культуры христианства, о чем свидетельствует, в частности, заинтересовать школьных музеев в приобретении Библии, рели33
ГАБО. Ф. Р-58. Оп. 5. Д. 184. Л. 13, 98; ГАЯО. Ф. Р-1466. Оп. 1. Д. 166. Л. 20, 41–43 и др.
22
гиозных журналов, церковных календарей и др.34, осложнялась отсутствием необходимых для советской школы указаний вышестоящих организаций о возможности подобной работы и сохранявшимся действием документов об атеистическом воспитании. Новое образовательное пространство испытывало влияние «парадоксов перестройки», выразившееся в изменении государственной политики в отношении религии и сохранении при
этом прежних идеологических подходов в действиях местных властей,
которые в условиях религиозного возрождения продолжали противостоять открытию храмов, направляли отчеты об уменьшении в обществе интереса к религии, высказывали опасения по поводу увеличения религиозности молодежи и пр.35
Особая роль в становлении знаний о религии в новом образовательном пространстве принадлежала педагогам. Произошедшие в период перестройки изменения запустили процесс обновления мировоззрения провинциальной учительской интеллигенции: это был трудный, болезненный
отказ от коммунистической идеологии, приоритета классовых ценностей,
которым не было места в новом образовательном пространстве. Знания о
религии, воспринимаемые как часть общечеловеческих ценностей, «вписывались» в новую парадигму образования в качестве «гуманистического
компонента», а получение педагогами творческой свободы, возможность
строить обучение в гуманитарной плоскости способствовали реализации
инициативы в организации изучения религии. Для части учителей обращение к нравственным религиозным категориям в условиях развивавшейся в советском обществе идеологической неопределенности становилось
средством обретения мировоззренческих основ преподавания.
Первый опыт использования знаний о религии в школе формировался
на рубеже 1980–1990-х гг. посредством интеграции знаний по истории и
культуре религий в гуманитарные дисциплины, внеклассную работу.
Особое место в становлении изучения в школе православной культуры
принадлежит Смоленской области, где в 1991 г. в отдельных школах был
введен учебный курс по изучению православной культуры и этики.
Министерство образования РСФСР в 1991 г. высказывало обеспокоенность тем, что стремительное изменение в обществе отношения к религии проявлялось в образовательных учреждениях в двух крайностях: воинственном отторжении религии и слепом преклонении перед ней, понимании ее в качестве единственной панацеи от всех социальных болезней,
и в ответ на складывавшуюся на местах практику подготовило документ,
позволявший органам управления образованием содействовать созданию
негосударственных образовательных учреждений, религиозных воскресных школ, введению в учебный процесс курсов истории религий как час-
34
35
См., напр.: ГАИО. Ф. Р-2953. Оп. 6. Д. 69. Л. 4.
ГАРФ. Ф. Р-6991. Оп. 6. Д. 3722. Л. 26–28, 35–36; Д. 3748. Л. 8, 22–25 и др.
23
ти истории культуры, но не уточнивший их содержание и не обозначивший пути решения кадрового вопроса36.
Использование знаний о религии осложнялось существовавшим в советском обществе недостатком информации о религии и последовавшим в
период перестройки неконтролируемым потоком псевдорелигиозной и
оккультной литературы, что влекло внедрение в школьную практику многообразных духовных практик, появление ошибок при изложении материала религиозной тематики.
В третьей главе «Эволюция государственной политики в сфере образования в отношении использования знаний о религии и практика
реализации: 1992–2002 годы» проанализировано изменение государственной политики от упразднения атеистического воспитания и внедрения
в систему образования религиозного плюрализма до признания на федеральном уровне важности духовно-нравственного воспитания школьников с опорой на традиционные религиозные ценности.
В первой половине 1990-х гг. образование оказалось вне приоритетных задач государства, переживало экономический и методологический
кризис, усугублявшийся деструктивными социальными процессами. Признание в Конституции Российской Федерации (1993) идеологического
многообразия российского общества, гарантия свободы совести и вероисповедания граждан, провозглашение России светским государством стали
основой государственной политики в области образования в отношении
использования знаний о религии. Утверждение новых документов в сфере
образования (Закона Российской Федерации «Об образовании» (1992),
закрепившего гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, защиту национальных и региональных культурных
традиций и др., Базисного учебного плана общеобразовательных учреждений (1993), призванного в максимальной степени учесть интересы государства, региона, образовательного учреждения) содействовало переходу
школы на вариативное обучение, регионализации образования посредством расширения полномочий региональных органов исполнительной власти и местного самоуправления, способствуя появлению новых субъектов
образовательного пространства в лице областных, муниципальных администраций и органов управления образованием. Передача значительной
части полномочий в вопросах образования, находившихся в ведении федерального центра, на региональный уровень, предоставила свободу российским субъектам в определении приоритетных направлений построения
образовательного пространства, многие области стремились вести разра-
О демократизации воспитательной деятельности в образовательных учреждениях РСФСР:
Решение коллегии Министерства образования РСФСР от 24 янв. 1991 г. // Вестник образования. 1991. № 3. С. 88–93.
36
24
ботку региональных программ развития образования с учетом местной
специфики и потребностей37.
Региональная практика в отношении использования знаний о религии
в 1990-е гг. опережала государственную политику в сфере образования. В
регионах центра России в числе инновационных дисциплин вариативной
части базисного учебного плана вводились отдельные учебные курсы религиозной тематики. Так, в 1992 г. в некоторых школах Костромской области
преподавали «Историю религии», в отдельных школах Владимирской области в рамках школьного компонента вариативной части базисного учебного плана изучались курсы «Из истории религии», «История религии и
духовная культура», «Основы библейской этики» и др.; расширялась интеграция знаний о религии в различные учебные дисциплины: мировую художественную культуру, литературу, историю, обществознание38.
В числе факторов, детерминировавших обращение провинций центра
России к использованию знаний о религии (в ситуации непоследовательного выполнения законов, серьезного недофинансирования отрасли, когда
государство фактически перестало формировать заказ на образование),
большое значение имело появление заказчиков в лице общественности.
Предоставление новым законодательством широкой свободы религиозным организациям повлекло развитие в школьной практике религиозного плюрализма. В первой половине 1990-х гг. в образовательном пространстве провинций центра России соседствовали православные гимназии и школы, работавшие по оккультной методике, реализовывавшие акселированное христианское образование, преподавался учебный курс
«Мой мир и я. Путь к единению», представлявший собой изложение сектантской доктрины. Духовным потрясением для областей центра России
стала образовательная программа «Обновление гуманитарного образования в России». В диссертации на примере предлагаемого в рамках данной
программы изучения украинской и белорусской культуры как культуры
«зарубежных славянских народов» обоснована пагубность подобного обновления гуманитарного образования. Из регионов в столицу шли предложения вернуть идеологию и воспитание в школу, высказывалось мнение, что изучение традиционной религиозной культуры может явиться
действенным средством борьбы с влиянием деструктивных сект39.
Вторая половина 1990-х гг. стала временем изменения государственной политики в сфере образования, что нашло отражение в признании
важности воспитательной функции школы и получило закрепление в новой редакции Закона Российской Федерации «Об образовании» (1996),
Государственном образовательном стандарте (1996), Базисном учебном
плане общеобразовательных учреждений (1998). На местах высоко оцеСм., напр.: ГАЯО. Ф. Р-2224. Оп. 2. Д. 5. Л. 43; ГАВлО. Ф. Р-3742. Оп. 2. Д. 3037. Л. 8.
ГАКоО. Ф. Р-2345. Оп. 12. Д. 59. Л. 52; ГАВлО. Ф. Р-3742. Оп. 2. Д. 3084. Л. 32, 36 и др.
39
ГАРФ. ОАФ 10173. Оп. 2. Д. 1177. Л. 11; ГАОО. Ф. Р-2233. Оп. 2. Д. 22. Л. 33 и др.
37
38
25
нили право на самостоятельное определение регионального компонента,
направляя его на формирование личности в территориально-историческом
контексте, социализацию учащихся в соответствии с историчностью происходящих в регионе процессов, что в Костромской, Владимирской, Орловской, Брянской, Смоленской и других областях реализовывалось посредством изучения культурно-исторического наследия родного края. В
условиях, когда история в масштабах государства оказалась развенчанной
и запятнанной, история родного края становилась для провинциальных
жителей нравственным ориентиром, не опороченным скандальными разоблачениями. Так, увеличение объема краеведческого материала по итогам
1996–1997 учебного года было отмечено в образовательном пространстве
Владимирской области. В Костромской области были разработаны и внедрены в учебный процесс региональные программы по истории, географии, культуре родного края, включавшие отдельные вопросы православной тематики. В целом краеведческая работа в областях центра России во
второй половине 1990-х гг. представляла яркую разнообразную картину,
включая изучение истории и культуры православия (например, историю
храмов, жизнь православных подвижников) как традиционной религии
данных регионов, способствуя развитию образовательного пространства с
православным компонентом.
Во многих областях центра России (Владимирской, Воронежской, Рязанской, Ярославской, Курской, Смоленской, Костромской и др.) в середине 1990-х гг. развивалось сотрудничество региональных органов исполнительной власти, органов образования и Русской православной церкви. Анализ исторических источников свидетельствует, что региональная
практика в вопросах взаимодействия школы и Церкви опережала государственную политику.
Принятие в 1997 г. Федерального закона Российской Федерации «О
свободе совести и о религиозных объединениях» способствовало ограничению бесконтрольной свободы многочисленных религиозных организаций в школах. Признание в преамбуле Закона особой роли православии в
истории России, развитии ее духовности и культуры при уважении ко
всем религиям, составляющим неотъемлемую часть исторического наследия народов России, содействовало усилению сформировавшейся во многих регионах тенденции к переходу от религиозного плюрализма к пониманию аксиологической значимости изучения традиционной религиозной
культуры.
Примером формирования регионального образовательного пространства на основе культурно-исторических традиций родного края является
Курская область – типичный провинциальный регион центра России, в
котором преобладает моноконфессиональный состав жителей и православие является традиционной религией. В диссертации с использованием
значительного числа исторических источников анализируется деятельность региональных органов исполнительной и законодательной власти,
26
местного самоуправления, управления образованием, образовательных
учреждений по организации с 1 сентября 1997 г. масштабного преподавания – в 300 школах Курской области – учебного курса «Основы православной культуры». На региональном уровне была сформирована нормативная правовая база, разработана учебная программа, организована подготовка кадров. В 1997–2000 гг. курс «Основы православной культуры» в
школах региона преподавался чаще всего как факультатив, в отдельных
случаях – в рамках кружковой работы, с 2000–2001 учебного года – в качестве учебного предмета вариативной части регионального учебного
плана при соблюдении добровольного посещения.
На рубеже ХХ–ХХI вв. духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения было признано важным направлением государственной политики в сфере образования. В 1999 г. отмечались первые в постсоветский период позитивные изменения в части стабилизации и последовательного решения широкого спектра задач образования.
Об эволюции государственной политики в сфере образования по использованию знаний о религии свидетельствует подписание в 1999 г. документов, закрепивших сотрудничество Министерства образования Российской Федерации и Русской православной церкви в вопросах воспитания подрастающего поколения, что на государственном уровне подтвердило значимость работы российских субъектов по организации совместной работы школы и Церкви. Однако отсутствие федеральной программы
духовно-нравственного воспитания и четких требований к изучению религии затрудняло контроль государства за исполнением законодательства
в образовательной сфере, свидетельствуя о продолжении противоречий
между государственной политикой и региональной практикой.
Обосновывая значительное влияние расширения научного знания по
истории Русской православной церкви, ее взаимоотношений с властью и
обществом на региональную практику, диссертант особое внимание уделил анализу научной работы, проводимой в регионах центра России. Результаты исторического анализа свидетельствуют, что развитие отечественной научно-исследовательской мысли в области истории и культуры
религий в середине 1990-х гг. не оказывало существенного влияния на
школьную практику, сохранявшаяся дистанция между учеными и педагогами-практиками (в силу отсутствия методических материалов, незначительного числа участников научных конференций из числа учительской
интеллигенции и пр.) затрудняла использование в практике учителей новых результатов научных исследований. В образовательном пространстве
провинций центра России сохранялось смешение понятий «фольклорный»
и «православный», часто при изучении православной культуры внимание
акцентировалось на внешнем обрядовом уровне, тогда как ее нравственный потенциал незначительно использовался в учебно-воспитательном
процессе. Существенное влияние прорыв отечественной научноисследовательской мысли в вопросах истории Русской православной
27
церкви, ее взаимоотношений с властью и обществом оказал на школьную
практику на рубеже ХХ–ХХI вв. Важным средством накопления новых
научных знаний по проблеме и их передачи учителям стало проведение на
местах научно-практических конференций (Костромская область – Игнатьевские чтения, Курская область – Знаменские чтения, Дамиановские
чтения и др.). Участие педагогов в научной жизни регионов способствовало введению в практику преподавания результатов новых научных исследований, о чем, в частности, свидетельствует изучение в школах жизни
и подвига канонизированных земляков, в том числе новомучеников и исповедников российских.
В четвертой главе «Приоритеты государственной политики в сфере образования и опыт регионов по использованию знаний о религии
в условиях модернизации и глобализации: 2003–2012 годы» проанализировано расширение региональной практики изучения православной
культуры, показан переход от многообразия форм и методов к стабилизации преподавания в свете новых федеральных требований; обосновано,
что в конце первого десятилетия ХХI в. государство выступало как определяющая сила в использовании знаний о религии в школе.
Приоритеты государственной политики в сфере образования в модернизационных изменениях 2003–2007 гг. не включали в качестве отдельного аспекта использование знаний о религии, оставив решение вопроса на
уровне регионов, многие из которых в период усиления глобализационных процессов активизировали работу по изучению традиционных религиозных ценностей. Произошедшее в 2006 г. увеличение масштабов использования знаний о религии в образовательном пространстве регионов
центра России (например, в Белгородской, Брянской, Владимирской, Калужской, Курской, Ивановской, Орловской областях), выразившееся в
расширении практики изучения православной культуры как традиционной для данных территорий, выступало как попытка ответить на вызовы
глобализации, безотчетное следование которым грозило смешением культур, потерей национальной идентичности.
В числе факторов, способствовавших расширению практики использования знаний о религии в школе, анализ исторических источников позволяет также выделить изменение государственной политики в сфере
образования, определившее «возврат государства в школу», отказ от увлечения образовательными западными системами, модернизацию российского образования, которая в том числе была нацелена на сохранение исторической преемственности поколений, развитие национальной культуры. Однако отсутствие четких общегосударственных требований к использованию знаний о религии в системе общего образования влекло развитие регионального разнообразия в выборе форм и методов работы, ступени обучения, программно-методического обеспечения. Так, в 2006 г. в
рамках учебного предмета регионального базисного учебного плана было
организовано преподавание курса «Основы православной культуры» в 1–
28
4 классах школ Брянской области, в школах Калужской области, курса
«Православная культура» – в школах Белгородской области и др. Как факультативный курс «Основы православной культуры» изучались в Курской, Орловской, Рязанской, Тульской областях и др. Разнообразным было региональное нормативно-правовое обеспечение (областной закон во
Владимирской области, приказы региональных органов управления образованием в Брянской и Калужской областях).
Анализ государственной политики в сфере образования свидетельствует об отсутствии на федеральном уровне вплоть до конца первого десятилетия ХХI в. стратегического подхода к организации изучения религии
в школе; примеры же региональной практики подтверждают востребованность использования знаний о религии в образовательном пространстве
провинций центра России. Практика регионов была весьма разнообразной, порой вызывала дискуссии, критику, что во многом было обусловлено отсутствием четкой регламентации работы со стороны федерального
центра, что позволяет говорить об ошибочности передачи приоритета решения вопросов организации изучения религии в системе общего образования на уровень российских субъектов и свидетельствует о необходимости выработки основных направлений государственной политики в сфере
образования с учетом потребностей регионов.
В отдельных областях центра России в середине первого десятилетия
ХХI в. изучение православной культуры стало основой формирования
региональных систем духовно-нравственного воспитания. Так, в Смоленской области важной составляющей региональной системы духовнонравственного воспитания было определено введение в 2004 г. в рамках
регионального компонента следующих учебных курсов: для основной и
старшей ступеней обучения – «История православной культуры земли
Смоленской», для начальной школы – «Азбука Смоленского края». В
рамках факультатива или кружковых занятий изучались «История религий», «Православная этика», «Святые земли Русской», «История русского
православия», «Основы православной культуры и нравственности» и др.
Белгородская область приступила к созданию региональной системы духовно-нравственного воспитания, имея опыт преподавания курса «Основы православной культуры» в отдельных школах с 1996 г. 3 июля 2006 г.
был принят областной Закон № 57 «Об установлении регионального компонента государственных образовательных стандартов общего образования в Белгородской области», статья 4 которого регламентировала изучение учебного предмета «Православная культура» со 2 по 11 классы в объеме 1 часа в неделю40. Преподавание началось в сентябре 2006 г. во всех
Об установлении регионального компонента государственных образовательных стандартов общего образования в Белгородской области: Закон Белгородской области от 3 июля
2006 г. № 57 (принят Белгородской областной Думой 21 июня 2006 г.) // Белгородские известия. 2006. 12 июля.
40
29
750 белгородских школах. Способствовала созданию региональной системы духовно-нравственного воспитания деятельность Координационного
совета по духовно-нравственному воспитанию, возглавляемого губернатором Белгородской области. При аппарате губернатора была образована
рабочая группа, разработавшая Концепцию программы «Основы духовнонравственного воспитания населения области», ставшую основой областной программы «Основы духовно-нравственного воспитания населения
Белгородской области на 2007–2010 годы». Анализ исторических источников позволяет выделить общие черты в создании региональных систем
духовно-нравственного воспитания в Смоленской и Белгородской областях: признание воспитания подрастающего поколения важным направлением региональной политики, использование в качестве методологической основы построения образовательного пространства опору на нравственные ценности православной культуры, которая выступала средством
борьбы против духовных проблем; масштабное преподавание курсов по
истории и культуре православия в школах, их программно-методическое
и кадровое обеспечение; сотрудничество школы и Церкви и др.
В становлении региональных систем духовно-нравственного воспитания весьма значима роль отдельных личностей – представителей светской
и церковной власти, педагогов, ученых, руководителей органов управления образованием. Так, высока роль митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (ныне – Патриарх Московский и всея Руси), деятельность которого включала как масштабные мероприятия, так и каждодневную практическую работу – встречи с педагогической и родительской общественностью, выступления на курсах повышения квалификации
учителей и пр. Большую роль в развитии системы духовно-нравственного
воспитания сыграла заместитель начальника департамента по образованию и молодежной политике Смоленской области Т.П. Довгий. Планомерная деятельность по созданию системы духовно-нравственного воспитания под руководством губернатора Белгородской области Е.С. Савченко
позволила достичь высоких результатов в регионе.
В конце 2007–2012 гг. вследствие изменения государственной политики в сфере образования в отношении использования знаний о религии
произошел переход от многообразия сформировавшихся на местах подходов к стабилизации преподавания в свете новых федеральных требований.
Значимость духовно-нравственного воспитания в качестве одного из направлений государственной политики в сфере образования получила закрепление в новой редакция Закона Российской Федерации «Об образовании» (декабрь 2007 г.), федеральных государственных образовательных
стандартах, включавших Концепцию духовно-нравственного развития и
воспитания личности гражданина России.
С 2009 г. государство выступало как главная определяющая сила в
регламентации использования знаний о религии в системе общего образования. По итогам состоявшейся 21 июля 2009 г. встречи Президента Рос30
сийской Федерации с лидерами ведущих религиозных конфессий России
в ряде российских субъектов в 2009–2011 гг. была проведена апробация
учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики». В числе
участвовавших в эксперименте регионов центра России были Костромская, Тамбовская, Тверская и Ярославская области. Положительные результаты апробации позволили начать с 1 сентября 2012 г. преподавание
во всех российских школах для учащихся 4–5 классов комплексного
учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики», включавшего шесть модулей (основы православной культуры, основы исламской культуры, основы иудейской культуры, основы буддийской культуры, основы мировых религиозных культур, основы светской этики).
Исследование показало, что многие регионы центра России в период
апробации (2009–2011 гг.) и после введения нового учебного курса не
отказались от изучения православной культуры. Так, в Тверской области в
период федерального эксперимента в региональный базисный учебный
план было включено изучение учебного предмета «Основы религиозных
культур и светской этики» для учащихся 4–5 классов, при этом продолжалось изучение учебного предмета «Основы православной культуры» на 1–
2-й ступенях обучения; в Курской, Смоленской областях в условиях поэтапного перехода на новое поколение образовательных стандартов сохранялась практика преподавания курсов православной культуры, что
свидетельствует о востребованности изучения традиционной религиозной
культуры. Введение на федеральном уровне преподавания «Основ религиозных культур и светской этики» способствовало институализации преподавания, стабилизировав содержание и методологические подходы,
программно-методическое и кадровое обеспечение, однако не сняло важные проблемы (в частности, ограничение изучения всего одним учебным
годом, возраст учеников), что требует решения, а возможные изменения в
формате преподавания не будут противоречить Закону «Об образовании в
Российской Федерации» от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ, в котором предусмотрено изучение основ духовно-нравственной культуры народов России.
В заключении подведены основные итоги исследования государственной политики и региональной практики в отношении использования
знаний о религии в образовательном пространстве областей центра России в 1985–2012 гг., позволившие оценить становление учебных курсов
по истории и культуре религий в качестве значимого социокультурного
явления периода смены цивилизационной парадигмы, позитивного ответа
российских провинций на общественный запрос по поиску мировоззренческих ориентиров и путей сохранения традиционных национальных ценностей.
Исследование показало, что основные проблемы в реализации государственной политики в сфере образования в отношении использования
знаний о религии заключались в том, что именно на местах – в провинциях центра России, а не в федеральном центре получила развитие данная
31
инициатива, преодолев исторический путь от усиления атеистического
воспитания советских школьников в преддверии празднования тысячелетия Крещения Руси и появления на последнем этапе перестройки отдельных попыток использования знаний о религии в учебно-воспитательной
работе школ до формирования в середине первого десятилетия ХХI в.
масштабной региональной практики изучения православной культуры,
выступавшей как средство сохранения традиции и культурнонациональной идентичности в условиях государственно-политической
трансформации, разрушения привычных ориентиров.
В истории государственной политики в сфере образования в отношении использования знаний о религии и практики ее реализации в образовательном пространстве провинций центра России выделено три этапа.
Так, на первом этапе, в 1985–1991 гг., когда в обществе разрушались коммунистические идеалы и развивалась идеологическая неопределенность,
менялись государственно-церковные отношения, происходил отказ от
приоритета обучения и воспитания на классовых пролетарских ценностях,
изменение государственной политики в сфере образования способствовало появлению знаний о религии в школьной практике, что находило отражение в отдельных инициативных попытках выйти за традиционные
для советского государства знаниевые и идеологические рамки посредством интеграции знаний по истории и культуре религий в гуманитарные
дисциплины. Исследование показало, что, несмотря на изменение государственно-церковных отношений и последовавшее летом 1988 г. масштабное празднование юбилея христианства, 1985–1991 гг. в отношении
использования знаний о религии в системе образования целесообразно
рассматривать как единый период, что связано с сохранением вплоть до
1991 г. присущей советской школе образовательной парадигмы, а также с
отсутствием единства в деятельности центральной и местных властей в
отношении религии (в центре «религиозный вопрос» не был проработан
методологически и законодательно и изменение государственноцерковных отношений носило стихийный характер, а у местных властей
отсутствие «четких установок сверху» в отношении религии вызывало
растерянность и непонимание). На втором этапе, в 1992–2002 гг., произошел переход от упразднения воспитательной функции школы и развития
многообразия региональных подходов в отношении использования знаний
о религии к признанию на федеральном уровне важности духовнонравственного воспитания, опиравшегося в том числе и на ценности традиционной религиозной культуры. В начале 1990-х гг. новыми характеристиками образовательного пространства провинций центра России стали
отказ от однообразия в деятельности общеобразовательных учреждений,
введение в школьную практику инновационных учебных курсов, использование разнообразных учебников и учебных программ, религиозный
плюрализм. Использование знаний о религии в системе общего образования продолжало зависеть от вектора образовательной политики в регионе,
32
инициативы местных органов управления образованием, педагогов, было
детерминировано социальным образовательным запросом. На третьем
этапе, в 2003–2012 гг., на местах расширилась практика преподавания
учебных курсов по истории и культуре религий, в провинциальных областях центра России сформировался устойчивый приоритет изучения православной культуры.
Особая роль в становлении знаний о религии в системе общего образования принадлежала педагогам. Провинциальная учительская интеллигенция как историческая общность поколения людей периода смены цивилизационной парадигмы в условиях кризиса школьного преподавания
выступала в качестве носителя традиционной национальной культуры и
гаранта нравственного и интеллектуального потенциала общества, воспринимая знания о религии в качестве аксиологической основы учебновоспитательного процесса, средства передачи культурно-исторического
наследия, возможности трансляции нового знания и выражения свободы
творчества. Исторический опыт мучительного обретения педагогами
школ провинции идеологических ориентиров актуален сегодня, когда
происходит противостояние двух концепций: следование привнесенным
на российскую почву западным, неолиберальным ценностям или опора на
традиционные национальные ценности.
Избранная методология, анализ источниковой базы исследования позволили сделать вывод об особой роли российской провинции в сохранении традиционной национальной культуры, в том числе культуры православной. Краеведческая работа в образовательном пространстве провинций центра России становилась тем полем, где зарождались и транслировались новые знания: краеведы, историки находили новые сведения о
православной истории края, земляках, внесших вклад в развитие духовной
культуры, а работники образования включали новые знания в школьную
практику.
Культурно-историческое наследие регионов явилось важным условием
развития в провинциях центра России во второй половине 1990-х гг. образовательного пространства с православным компонентом. Исторический
опыт регионов по изучению и сохранению истории родного края, духовной и культурной жизни позволяет оценить обращение к историкокультурным традициям как значимый фактор развития образовательного
пространства и рекомендовать при разработке федеральных и региональных программ в сфере образования учитывать важность изучения региональной истории.
Анализ исторического опыта использования знаний о религии в образовательном пространстве провинций центра России свидетельствует о
наличии ошибок в становлении практики преподавания. Образовательное
пространство испытало в начале 1990-х гг. негативное влияние зарубежных методик, пережило деятельность в школах различных деструктивных
сект, которые, пользуясь несовершенством российского законодательства,
33
вели работу среди учеников и учителей. Развитие религиозного плюрализма и мало контролируемая свобода образовательных учреждений в
условиях отсутствия у значительной части населения знаний о религии
способствовали процветанию всеверия, засилью многообразных «духовных практик». И если имевшие место на начальном этапе работы ошибки
в трактовке знаний по истории и культуре религий были следствием отсутствия знаний у педагогов и недостатка необходимых источников информации, то деятельность тоталитарных сект в школах стала результатом просчетов федеральной власти.
Активизация в современном мире религиозного фактора, распространение экстремизма под религиозными лозунгами требуют изучения истории и культуры религий посредством включения необходимых сведений в
деятельность по подготовке и переподготовке работников образования;
путем знакомства родителей с действующими в регионах религиозными
конфессиями с целью повышения их религиозной грамотности и обеспечения духовной безопасности детей; традиционные для России, ее регионов и народов религии необходимо рассматривать как важный культурообразующий и цементирующий пласт менталитета российского человека.
В условиях глобализации и миграции необходимо воспитание у молодежи
уважения ко всем религиям, при этом важно сохранить собственные идентификационные признаки, в связи с чем для жителей центра России значимо изучение православной культуры.
Список работ, опубликованных автором по теме диссертации
Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных
ВАК Минобрнауки Российской Федерации
1. Лебедева (Пигорева) О.В., Ильина З.Д. Крестьяне – хранители православных традиций: последние годы истории Советского государства // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. 2010. № 9.
С. 76–78 (0,5 п.л./0,3 п.л.).
2. Ильина З.Д., Лебедева (Пигорева) О.В. Развитие миротворческой и благотворительной миссии Русской Православной Церкви в ХХ веке // Ученые
записки Российского государственного социального университета. 2010. № 9.
С. 75–81 (0,8 п.л./0,4 п.л.).
3. Лебедева (Пигорева) О.В. Празднование 1000-летия Крещения Руси в
Курской области: государственная политика и региональная практика //
Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. 2011.
№ 3. С. 78–80 (0,5 п.л.).
4. Лебедева (Пигорева) О.В., Ильина З.Д. Парадоксы «перестройки»: государственная политика и региональная практика в отношении религии //
Известия Тульского государственного университета. 2011. Вып. 1. С. 160–168
(0,6 п.л./0,3 п.л.).
5. Лебедева (Пигорева) О.В. Религиозная литература в СССР в период
«перестройки»: от дефицита к массовым публикациям // Исторические, фи34
лософские, политические и юридические науки, культурология искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 4. Ч. III. С. 83–85 (0,3 п.л.).
6. Пигорева О.В. Государственная политика в религиозной сфере и реформирование системы образования: 1985–1991 годы // Среднерусский вестник общественных наук. 2012. № 1. С. 179–183 (0,5 п.л.).
7. Пигорева О.В., Ильина З.Д. Кризис коммунистического мировоззрения
и возрождение православной культуры в общественной жизни российской
провинции: 1985–1991 гг. // Известия Юго-Западного государственного университета. 2012. № 4. С. 196–200 (0,4 п.л./0,2 п.л.).
8. Пигорева О.В. Роль учителей в формировании нового образовательного
пространства и обращении школы к религиозным ценностям (конец 1980-х –
первая половина 1990-х гг.) // Фундаментальные исследования. 2013. № 4: в
4 ч. Ч. 4. С. 995–999 (0,6 п.л.).
9. Пигорева О.В., Ильина З.Д. Формирование нового образовательного
пространства и религиозный вопрос в период «перестройки» // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия «История.
Политология. Экономика. Информатика». 2013. № 15. С. 140–146
(0,7 п.л./0,4 п.л.).
10. Пигорева О.В. Изменение федеральных требований к преподаванию
религии в школе и региональная практика в провинциях центра России:
2007–2013 гг. [Электронный ресурс] // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2015. № 1. Режим доступа: http://scientific-notes.ru/pdf/038-007.pdf. (0,5 п.л.).
11. Пигорева О.В. Изучение жизни и подвига новомучеников и исповедников российских в школе: трудности, критерии, перспективы // Преподавание истории в школе. 2015. № 3. С. 46–52 (0,6 п.л.).
12. Пигорева О.В. От религиозного плюрализма к православию в обретении нравственных ориентиров в образовательном пространстве провинций
центра РСФСР – России: конец 1980-х – 1990-е гг. // Вестник Брянского государственного университета. 2015. № 1. С. 141–146 (0,8 п.л.).
13. Пигорева О.В. Общечеловеческие и традиционные национальные
ценности в образовательном пространстве РСФСР – России: 1988–
2014 годы // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». 2015. № 2. С. 25–28 (0,5 п.л.).
14. Пигорева О.В. Мировоззренческие поиски провинциальной учительской интеллигенции в конце 1980-х – середине 1990-х годов // Интеллигенция
и мир. 2015. № 2. С. 71–83 (0,7 п.л.).
15. Пигорева О.В. Формирование региональной системы духовнонравственного воспитания на аксиологических категориях православной
культуры на рубеже ХХ–ХХI вв. (на примере Белгородской, Курской и Смоленской областей) // Научные ведомости Белгородского государственного
университета. Серия «История. Политология». 2015. № 7. С. 152–158
(0,7 п.л.).
16. Пигорева О.В. Историко-культурные традиции региона как фактор
развития образовательного пространства с православным компонентом в
провинциях центра РСФСР – России: конец 1980-х – 1990-е годы // Вестник
35
Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2015. № 3.
Т. 21. С. 54–57 (0,6 п.л.).
17. Пигорева О.В., Ильина З.Д. Расширение знаний о религии в образовательном пространстве РСФСР – России в конце 1980-х – 2000-е гг. [Электронный ресурс] // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского
государственного университета. 2015. № 3. Режим доступа: http://scientificnotes.ru/pdf/040-009.pdf. (0,7 п.л./0,4 п.л.).
18. Пигорева О.В. Эволюция изучения религии в образовательном пространстве РСФСР – России: от отдельной инициативы к федеральному учебнику // Вестник Брянского государственного университета. 2015. № 3. С. 122–
126 (0,8 п.л.).
19. Пигорева О.В. Изучение традиционной религиозной культуры в российской провинции на рубеже ХХ–ХХI веков как ответ на вызовы глобализации // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». 2016. № 2. С. 53–61 (0,5 п.л.).
Монографии
20. Лебедева (Пигорева) О.В. Государственная политика и изучение
православной культуры в конце ХХ – начале ХХI века (на примере Курской области): монография. Курск: Изд-во Курск. гос. с.-х. ак., 2008. 227 с.
(14,2 п.л.).
21. Лебедева (Пигорева) О.В., Ильина З.Д. Православная культура в
общественной жизни и образовательном пространстве Центральной России: середина 1980-х – начало 2000-х гг.: монография. Курск: Изд-во
Юго-Запад. гос. ун-та, 2011. 217 с. (12,6 п.л./6,3 п.л.).
Статьи, опубликованные в других научных изданиях
22. Лебедева (Пигорева) О.В. Общественные потребности и государственная необходимость изучения православной культуры в средней школе:
конец XX – начало XXI века // Церковь и общество: проблема взаимодействия религиозного и научного знания: материалы II науч.-образоват.
Знаменских чтений (Курск, 28 февр. – 3 марта 2006 г.): в 2 т. Т. 1. Курск:
Изд-во Курск. гос. ун-та, 2007. С. 436–440 (0,4 п.л.).
23. Лебедева (Пигорева) О.В. Религиозные ценности в сфере государственного образования // Пятые Дамиановские чтения: материалы Всерос.
науч.-практ. конф. (Курск, 26–28 марта 2008 г.): в 2 ч. Ч. 1. Курск: Изд-во
Курск. гос. с.-х. ак., 2008. С. 152–156 (0,3 п.л.).
24. Лебедева (Пигорева) О.В. Становление курса «Основы православной культуры» в системе государственного образования // Церковь в истории и культуре России: сб. материалов Междунар. науч. конф. (Киров,
22–23 окт. 2010 г.). Киров: Изд-во ВятГУ, 2010. С. 339–343 (0,4 п.л.).
25. Лебедева (Пигорева) О.В. Государственно-политическая обусловленность преподавания курсов по истории и культуре религии: начало
ХХI века [Электронный ресурс] // Духовные ценности российского общества в ХХI веке: материалы VI Всерос. науч.-образоват. Знаменских чте-
36
ний (Курск, 22–25 марта 2010 г.). Курск: Курск. гос. ун-т, 2010. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM) (0,4 п.л.).
26. Ильина З.Д., Лебедева (Пигорева) О.В. От атеистической идеологии к возрождению интереса к Православию в культурно-образовательной
сфере: 1980-е – 1990-е годы [Электронный ресурс] // Вестник архивиста.
2011. Январь. Режим доступа: http://www.vestarchive.ru/issledovaniia/1286
(0,7 п.л./0,4 п.л.).
27. Лебедева (Пигорева) О.В., Ильина З.Д. Государственная политика
и деятельность органов власти Курской области в отношении религии:
1985–1991 гг. // Актуальные проблемы регионоведения: сб. трудов 5-й
междунар. науч. конф. (Курск, 28–29 января 2011 г.). Курск: Мечта, 2011.
С. 146–151 (0,4 п.л./0,2 п.л.).
28. Лебедева (Пигорева) О.В. Возрождение православной культуры и
изменение ориентиров в образовательной политике: (вторая половина
1980-х – начало 1990-х гг.) // Государство, общество, церковь в истории
России ХХ века: материалы Х Междунар. науч. конф. (Иваново, 16–
17 февр. 2011 г.): в 2 ч. Ч. 2. Иваново: Изд-во Иванов. гос. ун-та, 2011.
С. 110–116 (0,4 п.л.).
29. Лебедева (Пигорева) О.В. Религиозность молодежи и государственная политика в период «перестройки» [Электронный ресурс] // История и перспективы церковно-общественного соработничества в России:
материалы VII науч.-образоват. Знаменских чтений (Курск, 22–25 марта
2011 г.). Курск: Курск. гос. ун-т, 2011. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM)
(0,4 п.л.).
30. Лебедева (Пигорева) О.В. Русская Православная Церковь в период
перехода от СССР к России (на примере Курско-Белгородской епархии) //
«Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше»: материалы VII Междунар. форума «Задонские Свято-Тихоновские образоват. чтения» (Липецк,
25–26 нояб. 2011 г.). Липецк, 2012. С. 225–227 (0,3 п.л.).
31. Пигорева О.В. Преподавание православной культуры как путь сохранения и укрепления духовных традиций в условиях российской модернизации [Электронный ресурс] // Образование и воспитание гражданина в контексте церковно-общественного сотрудничества: материалы
VIII науч.-образоват. Знаменских чтений (Курск, 12–15 марта 2012 г.).
Курск: Курск. гос. ун-т, 2011. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM) (0,5 п.л.)
32. Пигорева О.В. Празднование 1000-летия Крещения Руси и начало
формирования нового образовательного пространства: точки соприкосновения // Россия и Европа: связь культуры и экономики: материалы V междунар. науч.-практ. конф. (Прага, 15 марта 2013 г.): в 2 ч. Ч. 1. Прага: Издво WORLD PRESS s r.o., 2013. С. 17–21 (0,3 п.л.).
33. Пигорева О.В. Научные идеи Н.Я. Данилевского в определении
методологических основ построения современного образовательного пространства Центральной России // Творческое наследие Н.Я. Данилевского
и задачи России в ХХI веке: материалы междунар. науч.-практ. конф.
(Курск, 26–27 нояб. 2014 г.): в 2 ч. Ч. 1. Курск: Изд-во Курск. гос. с.-х. ак.,
2014. С. 149–158 (0,7 п.л.).
37
34. Пигорева О.В. Изучение истории и культуры религий в провинциальных регионах центра России в период модернизации и глобализации
российского образования // Религия и общество – 9: сб. науч. ст. Могилев:
Могилев. гос. ун-т имени А.А. Кулешова, 2015. С. 198–200 (0,2 п.л.).
35. Пигорева О.В. Изучение житий новомучеников ХХ века в контексте новой государственной политики в сфере воспитания и культуры //
Двенадцатые Дамиановские чтения: Русская православная церковь и общество в истории России и Курского края: материалы Всерос. науч.практ. конф. (Курск, 18–19 марта 2015 г.). Курск: Изд-во Курск. гос. с.-х.
ак., 2015. С. 52–61 (0,6 п.л.).
36. Пигорева О.В., Ильина З.Д. Историко-краеведческая работа в современном образовании: традиции и инновации // Инновации в образовании: материалы VII Междунар. науч.-практ. конф. (Орел, 20 мая 2015 г.).
Орел: Изд-во Орел ГАУ, 2015. С. 301–307 (0,6 п.л./0,4 п.л.).
37. Пигорева О.В. Знания о религии в образовательном пространстве
российских провинций как средство сохранения традиции: опыт исторического осмысления // Россия как традиционное общество: история, реалии, перспективы: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Уфа, 23 окт.
2015 г.). Уфа: Мир печати, 2015. С. 266–273 (0,4 п.л.).
38. Пигорева О.В., Ильина З.Д. К вопросу об изучении жизни и подвига новомучеников и исповедников российских XX века в контексте
современных подходов к духовно-нравственному воспитанию // Духовнонравственное воспитание. 2015. № 3. С. 12–37 (1,1 п.л./0,6 п.л.).
39. Пигорева О.В. Изучение религии в школе в диалоге российских
провинций и федерального центра (конец 1980-х – 2000-е годы) // Государство, общество, церковь в истории России ХХ–ХХI веков: материалы
ХV Междунар. науч. конф. (Иваново, 23–24 марта 2016 г.): в 2 ч. Ч. 2.
Иваново: Изд-во Иванов. гос. ун-та, 2016. С. 142–149 (0,4 п.л.).
40. Пигорева О.В. Реализация государственной политики по изучению
традиционной религиозной культуры в провинциях центра России на рубеже ХХ–ХХI веков // Байтурсыновские чтения – 2016: материалы Междунар. науч.-практ. конф.: в 3 ч. Ч. 2. (Республика Казахстан, г. Костанай,
15 апр. 2016 г.). Костанай: Изд-во Костанайск. гос. ун-та, 2016. С. 231–236
(0,4 п.л.).
41. Пигорева О.В. Культурно-историческое наследие в образовательном пространстве провинции в конце ХХ века: государственная политика
и региональные инициативы // Культура российской провинции: история
и современность: сб. статей по материалам междунар. науч.-практ. конф.
(Курск, 14–15 апр. 2016 г.). Курск: Изд-во Курск. гос. ун-та, 2016. С. 130–
135 (0,3 п.л.).
38
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
444 Кб
Теги
673
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа