close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1085

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Игнатова Мария Петровна
ПРОБЛЕМА «ДВУХ КУЛЬТУР» В ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ
СЕРЕДИНЫ ХХ – НАЧАЛА XXI ВЕКОВ
Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата культурологии
Саратов – 2016
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего образования
«Саратовский государственный технический университет
имени Гагарина Ю.А.»
Научный руководитель:
доктор философских наук, профессор
Волошинов Александр Викторович
Официальные оппоненты: Мигунов Александр Сергеевич,
доктор философских наук, профессор,
ФГБОУ ВО «Московский государственный
университет имени М.В. Ломоносова»
(г. Москва), заведующий кафедрой эстетики
философского факультета МГУ
Гусева Ирина Ивановна,
доктор философских наук, профессор,
Саратовский социально-экономический
институт (филиал) ФГБОУ ВО «Российский
экономический университет им. Г.В. Плеханова» (г. Москва), профессор кафедры истории,
философии и политологии
Ведущая организация:
ФГБОУ ВО «Саратовский национальный
исследовательский государственный
университет имени Н.Г. Чернышевского»,
кафедра философии культуры и культурологии
Защита диссертации состоится 20 мая 2016 г. в 13.30 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.242.12 при ФГБОУ ВО «Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.» по
адресу: 410054 Саратов, ул. Политехническая, 77, Саратовский государственный технический университет, корп. 5, ауд. 418.
С диссертацией можно ознакомиться в научно-технической библиотеке ФГБОУ ВО «Саратовский государственный технический университет
имени Гагарина Ю.А.» по адресу: 410054, Саратов, ул. Политехническая,
77 и на сайте www.sstu.ru
Автореферат разослан «____» апреля 2016 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Тищенко Наталья Викторовна
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Междисциплинарный подход к
научным исследованиям и шире – холистический взгляд на культуру в целом стали одной из примет развития современной науки и современной
культуры. Недаром современную культуру часто называют эпохой междисциплинарности или эпохой истонченности и прозрачности границ.
Здесь уместно вспомнить широко известное высказывание М.М. Бахтина о
том, что «каждый культурный акт существенно живет на границах: в этом
его серьезность и значительность»1. Таким образом, в прозрачности границ –
смысл полнокровного существования культуры.
В этом контексте диссонансом звучит так называемая проблема «двух
культур» – проблема размежевания научной и художественной культуры
(у нас чаще говорят о размежевании естественно-научной2 и гуманитарной
культур), которую в середине прошлого века поставил английский ученый
и писатель Чарльз Сноу. Практически одновременно в Советском Союзе
эта проблема прошла под знаком спора «физиков» и «лириков» и получила
широкий резонанс. Получалось, что границы между научной и художественной культурой отнюдь не прозрачны, и стена отчужденности действительно отделяет две могучие ветви культуры – научную и художественную.
Но так было ровно 50 лет назад. В конце XX – начале XXI вв. в науке
произошли коренные изменения, которые не могли не повлиять и на проблему «двух культур». Прежде всего, это открытие феномена функциональной асимметрии головного мозга человека, за которое американский
нейрофизиолог Рождер Сперри был удостоен Нобелевской премии по физиологии (1981). В свете открытия Сперри многое в проблеме «двух культур» стало понятным и встало на свои места. Во-первых, стало понятным,
что существование «двух культур» заложено самой природой сознания человека и обе эти культуры обречены на «мирное сосуществование». Вовторых, неизбежное доминирование у каждого индивида функций одного
из полушарий определяет его склонность к «физике» или «лирике». Природа сама заботится о том, чтобы в ее царстве было достаточно и ученых, и
художников. В-третьих, неразрывное функционирование обоих полушарий
определяет неразрывное сосуществование «двух культур» – научной и художественной. Как правое полушарие подпитывает левое и наоборот, так и
искусство вдыхает жизнь в науку, а наука способствует прогрессу искусства. Таким образом, границы между наукой и искусством с необходимостью должны быть прозрачными.
Бахтин М.М. К вопросам методологии эстетики словесного творчества // Собр. соч. Т. 1. М.:
Русские словари, Языки славянской культуры, 2003. С. 282.
2
Дабы «не множить сущностей без надобности», мы в диссертации относим математику к естественным наукам. Мы также не акцентируем внимание на отличии художественной и гуманитарной культур, ибо обе культуры имеют обширное общее поле.
1
3
На рубеже веков коренные изменения произошли в естествознании.
Благодаря достижениям новой междисциплинарной науки синергетики
естествознание обрело многие черты гуманитаристики или, как любил говорить отец-основатель российской синергетики С.П. Курдюмов, оно стало
«естествознанием с гуманитарным лицом». Непредсказуемость путей эволюции, необратимость времени, историзм в развитии событий, спонтанность, большие следствия, вызванные малыми причинами, – все эти черты,
традиционно считавшиеся неотъемлемыми четами истории и вообще гуманитарных наук, стали присущи и естествознанию. Лапласов детерминизм, обратимость времени, линейная зависимость параметров системы
отошли в прошлое. Естествознание сделало решительный шаг навстречу
гуманитаристике, и это не могло не отразиться на взаимоотношениях
«двух культур» – они стали ближе друг другу.
Изучая взаимодействие «двух культур» – научной и художественной,
нельзя было не задаться вопросом, существуют ли механизмы, которые с
равным успехом работают в той и другой культуре и тем самым способствуют сближению «двух культур», «истонченности» границ между ними.
Один такой механизм мы нашли – это фотография. Фотографию не зря
называют одним из величайших изобретений человечества – она коренным
образом изменила современную культуру, став первым шагом на пути превращения современной культуры в культуру визуальную. Но помимо всех
общеизвестных свойств и достоинств, фотография обладает еще одним:
она с равным успехом служит как научной, так и художественной культуре, и в этом смысле, быть может, является уникальным явлением культуры. Фотография стала незаменимым инструментом научной культуры и
неотъемлемым артефактом культуры художественной.
Более того, как показано в диссертации, научная фотография часто
несет в себе огромный эстетический потенциал и становится артефактом
художественной культуры, а артефакт художественной культуры – абстрактная живопись – подчас выступает как своего рода опережающая репликация научной фотографии. Так фотография служит сближению «двух
культур».
Итак, сам факт существования «двух культур» в эпоху «истонченности границ» не может не привлекать внимание исследователя и не быть актуальным. Помимо того, к рассмотрению проблемы «двух культур» в диссертации привлекаются последние достижения естественных и гуманитарных наук, что также делает работу в высокой степени актуальной.
Степень разработанности проблемы. Проблема «двух культур» в ее
современном звучании была поставлена в мае 1959 г. Чарльзом Сноу в
публичной лекции, прочитанной в Кембриджском университете. Лекция
Сноу имела широкий резонанс и вызвала оживленную дискуссию на Западе. Независимо и практически одновременно проблема «двух культур»
стала обсуждаться в Советском Союзе, приобретя широкую известность
4
как спор «физиков» и «лириков». В диссертации выделены пять этапов
этого спора за период с 1959 по 1985 гг.
Следует особо отметить, что в обсуждение проблемы «двух культур»
значительный вклад внесли выдающиеся математики и физики, академики
РАН Б.В. Раушенбах, Н.Н. Моисеев, С.М. Никольский, В.А. Садовничий,
члены-корреспонденты РАН Е.Л. Фейнберг, С.П. Курдюмов, Д.И. Трубецков, В.А. Успенский. Хотя к концу ХХ в. спор «физиков» и «лириков» de
facto сошел на нет, время от времени и в XXI в. появляются отдельные статьи на эту тему как отечественных, так и зарубежных авторов.
Итак, проблема «двух культур» или проблема «физиков» и «лириков»
в литературе освещена достаточно ярко. Тем не менее практически не рассматривалась динамика данной проблемы за прошедшие полвека. Фактически не рассматривались и механизмы взаимодействия научной и художественной культуры.
В качестве одного из таких механизмов, осуществляющих сближение
естественно-научной и гуманитарной культуры, в работе рассматривается
синергетика. За время бурного развития синергетики к началу XXI в.
накоплена огромная литература по этой молодой науке. Однако эта литература разделяет судьбу всей научной литературы – она недолговечна. Поэтому в работе мы старались опираться на труды классиков синергетики
Г. Хакена, И.Р. Пригожина, С.П. Курдюмова, ибо классика, в том числе и
научная классика, живет вечно. Также мы опирались на ставшие классикой
статьи и монографии по мировоззренческим и философским следствиям
синергетики, а также работы по философским и культурологическим проблемам научной и художественной культуры. В большинстве своем это
были работы отдельно по научной и отдельно по художественной культуре, но не об их взаимодействии. Приятное исключение здесь составляют
работы В.М. Петрова, Г.А. Голицына, В.А. Копцика и В.П. Рыжова, которые развивают теоретико-информационный подход к гуманитарной культуре и которых действительно волнует проблема интеграции «двух культур», диалог естественных и гуманитарных наук. Разумеется, вне поля
нашего рассмотрения не остались и серии книг по синергетике, издаваемые в России издательством URSS – «Синергетика: от прошлого к будущему» и «Синергетика в гуманитарных науках», которым большое значение придает сегодняшний лидер российского синергетического движения
Г.Г. Малинецкий.
Аналогичная картина наблюдается и с другим механизмом взаимодействия «двух культур» – фотографией. Имеется достаточно обширная литература по истории фотографии вообще (хотя М.М. Гурьева, например, считает, что в ), по художественной фотографии и в меньшем объеме по научной фотографии (в основном это также зарубежные исследования). При
этом мы вообще не нашли работ о взаимодействии научной и художественной фотографии. Впрочем, аналогичную картину – обилие литерату5
ры отдельно о науке и отдельно об искусстве и отсутствие литературы о
механизмах их взаимодействия – наблюдал почти полвека назад писатель
Д. Данин. По существу, поиск механизмов взаимодействия «двух культур», «наведение мостов» между естественно-научной и гуманитарной
культурами, о чем говорил Г. Хакен, и было основной задачей диссертационной работы.
Таким образом, объектом исследования являлась научная и художественная культура в их историческом развитии, а предметом исследования – механизмы взаимодействия научной и художественной (естественно-научной и гуманитарной) культуры в период с середины XX до начала
XXI вв., в частности фотография как один из таких механизмов.
Научная гипотеза исследования: фундаментальные открытия в естествознании, в частности открытие феномена функциональной асимметрии
головного мозга человека и новая нелинейная картина мира, раскрываемая
синергетикой, оказали существенное влияние на динамику взаимоотношений между естественнонаучной и гуманитарной культурами. За полвека –
от середины ХХ в. до начала XXI в. – наметился существенный сдвиг в
сторону сближения «двух культур», стирания границ между ними. Важную
роль в сближении «двух культур» играет фотография.
Цель и задачи исследования. Цель работы состояла в исследовании
динамики взаимодействия естественнонаучной и гуманитарной культуры
на временнóм интервале от середины ХХ до начала XXI вв.
Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи исследования:
1. Рассмотреть в историко-культурном контексте проблему «двух
культур» и выяснить причины возникновения и причины остроты проблемы.
2. Исследовать эволюцию проблемы «двух культур» и рассмотреть исторически сложившиеся взгляды на причины возникновения проблемы.
3. Рассмотреть эволюцию взаимоотношений научной и художественной культуры на временном интервале от середины ХХ в. до начала XXI в.
4. Исследовать проблему «двух культур» в образовании, в частности
выяснить, как влияет на качество образования деление школ по принципу
«двух культур» – на физико-математические и гуманитарные.
5. Исследовать влияние синергетической парадигмы и нового нелинейного мышления на пути сближения «двух культур». Рассмотреть новые
черты «естествознания с гуманитарным лицом».
6. Рассмотреть фотографию как уникальное явление «двух культур»:
как инструмент научной культуры и артефакт художественной культуры.
Отметить эстетический потенциал научной фотографии и познавательные
возможности художественной фотографии.
Теоретические и методологические основы исследования. Поскольку значительная часть работы посвящена влиянию идей синергетики
6
на пути сближения «двух культур», вполне естественно, что методологическую основу работы составляла синергетическая парадигма. Как известно, синергетическая методология рассматривает культуру как открытую
самоорганизующуюся систему, вмещающую в себя как естественнонаучное, так и гуманитарное знание. В рамках синергетической парадигмы
для методологии диссертации важную роль играли структурносимметрологические и теоретико-информационные методы, а также методология фрактального анализа. В целом идейную базу работы составляло
мировидение, которое сегодня принято называть нелинейным мышлением,
а также холистический взгляд на культуру в целом.
Помимо синергетической парадигмы, теоретико-методологическую
базу исследования составляли также традиционные методы диахронного
историко-культурного анализа, феноменологический, сравнительноисторический и семиотико-герменевтический методы анализа.
В силу того, что диссертация носит выраженный междисциплинарный
характер, важную роль в ее методологии сыграли работы классиков современного естествознания: В.И. Вернадского, Г. Вейля, С.П. Курдюмова,
Г.Г. Малинецкого, А.Н. Колмогорова, В.А. Копцика, Н.Н. Моисеева,
С.М. Никольского, И.Р. Пригожина, Б.В. Раушенбаха, В.А. Садовничего,
Д.И. Трубецкова, В.А. Успенского, Е.Л. Фейнберга, Г Хакена, А. Эйнштейна. Важную роль для работы имели и труды классиков гуманитарной
науки: Р. Барта, М.М. Бахтина, В. Беньямина, Ж. Бодрийяра, М.Л. Гаспарова, Вяч. Вс. Иванова, М.С. Кагана, В.А. Лекторского, Ю.М. Лотмана,
Е.А. Мамчур, М. Фуко, а также сочинения писателей и поэтов П. Антокольского, Ш. Бодлера, Д. Данина, Ч. Сноу, И. Эренбурга.
Важное значение для методологии исследования имели идеи теоретико-информационного подхода к построению интегральной культуры
В.М. Петрова, Г.А. Голицына, В.П. Рыжова и В.А. Копцика. В посмертной
работе Г.А. Голицына «Информация и творчество: на пути к интегральной
культуре» сформулирован основной постулат теоретико-информационного
подхода – принцип максимума информации и заложена методологическая
основа для интеграции «двух культур».
Значительное влияние на диссертационную работу оказали труды
А.В. Волошинова по синергетике культуры, фрактальной морфологии художественной культуры и эстетике фракталов, а также сформулированные
им признаки эстетики фракталов и концепция фрактальности «второй природы» – культуры.
Соответствие темы диссертации требованиям Паспорта научной
специальности ВАК. Исследование выполнено в рамках специальности
24.00.01 – Теория и история культуры. Тема диссертации соответствует п.
1.2. Теоретические концепции культуры; 1.3. Исторические аспекты теории культуры, мировоззренческие и ментальные аспекты теории культуры;
1.17. Компоненты культуры (наука, мораль, мифология, образование, ре7
лигия, искусство) паспорта специальностей научных работников ВАК Министерства образования и науки РФ (культурология).
Научная новизна исследования заключена в следующем:
 Культурологическая проблема «двух культур» исследована в свете последних открытий естествознания, в частности открытия церебральной функциональной асимметрии.
 Проблема «двух культур» изучена также в русле синергетической парадигмы, в свете нового холистического нелинейного мировидения,
открываемого синергетикой, и новых тенденций в естествознании,
названных И.Р. Пригожиным и С.П. Курдюмовым «естествознанием с
человеческим лицом».
 Впервые рассмотрена эволюция проблемы «двух культур» на временнóм интервале длиной более полувека от скрытого противостояния в
середине XX в. до явного взаимного интереса в начале XXI в.
 Впервые фотография рассматривается как инструмент «двух культур»,
показаны пути взаимопроникновения двух культур в двух видах фотографии – научной и художественной, изучен эстетический потенциал
научной фотографии и познавательные возможности художественной
фотографии.
Результаты исследования позволяют сделать ряд выводов, которые
сформулированы в основных положениях, выносимых на защиту:
1. Говоря о проблеме «двух культур», следует различать причины возникновения проблемы и причины остроты проблемы, которые в литературе как правило смешивают. Причиной возникновения проблемы является
феномен церебральной функциональной асимметрии, открытый Р. Сперри,
т.е. возникновение проблемы «двух культур» определено самой природой
сознания человека. Причина остроты проблемы в середине ХХ в. заключалась в послевоенных успехах науки и техники – освобождением атомной
энергии и освоением космоса. Именно по этой причине лекция Сноу на Западе и спор «физиков» и «лириков» в Советском Союзе получили такой
широкий резонанс.
2. Выделены три подхода к объяснению причин размежевания «двух
культур»:
 чрезмерная специализация образования (Ч. Сноу);
 доминирование левополушарного стиля мышления у «физиков» и
правополушарного – у «лириков» (Р. Сперри);
 вневременное мировосприятие классического естествознания и темпоралистское мировоззрение гуманитарных наук (И. Пригожин).
В нашей терминологии подход Сперри следует отнести к причине возникновения проблемы, а подходы Сноу и Пригожина – к причинам остроты
проблемы.
3. Выявлена положительная динамика в проблеме «двух культур» в
начале XXI в. по сравнению с серединой ХХ в. Если в середине прошлого
8
века «две культуры» – научная и художественная (естественно-научная и
гуманитарная) – находились в состоянии плохо скрываемой конфронтации,
то к началу XXI в. наметился существенный сдвиг к их взаимной уважительной заинтересованности и сближению.
4. Проведение политики «двух культур» в образовании – деление
школ на физико-математические и гуманитарные – требует деликатного
подхода. Да, специализация школ есть оправданная дифференциация, вызванная развитием самого знания и системы образования. Но на деле эта
специализация часто оборачивается тем, что школьники-гуманитарии не
умеют мыслить, а школьники-математики не могут выражать мысли (в
этом достаточно резком суждении мы следуем мнению академика В.А. Садовничего). Необходимо шире внедрять опыт специализированных школ,
которые стремятся достичь гармонии между «двумя культурами» (общеизвестно, например, что выпускники физико-математических лицеев г. Саратова стабильно имеют наивысшие баллы ЕГЭ не только по математике, но
и по русскому языку и литературе).
5. Благодаря успехам синергетики или теории самоорганизации естествознание сделало важный шаг навстречу гуманитаристике – шаг к сближению «двух культур». Сегодня естествознание приобретает традиционные черты гуманитарной культуры: необратимость времени и, как следствие, историзм в развитии событий, непредсказуемость путей эволюции
системы, конструктивная роль хаоса и случая, возможность неожиданных
решений в тупиковых ситуациях, возможность малыми усилиями достичь
значительных результатов. Эти новые черты естествознания, положенные
в основу нового нелинейного мышления и нового холистического мировидения, позволяют вместе с И.Р. Пригожиным и С.П. Курдюмовым говорить о «естествознании с гуманитарным лицом».
6. Фотография с равным успехом служит как научной, так и художественной культуре, и в этом смысле может быть названа уникальным явлением «двух культур». Помимо того, что научная фотография расширяет
горизонты видения человека от микрокосма до макрокосмоса, она обладает и огромным эстетическим потенциалом, равным эстетическому потенциалу художественной фотографии. В целом фотография может служить
идеальным примером взаимодействия научной и художественной культур.
Теоретическая и практическая значимость работы состоит в осознании идеи единства культуры, преодоления барьеров между естественно-научной и гуманитарной культурой, прозрачности границ между «двумя культурами» и между различными областями знания вообще. Само существование проблемы «двух культур» является серьезной преградой на
пути гармоничного развития человечества и требует решения как на теоретическом, так и на практическом уровне. В целом положения и выводы,
предлагаемые в работе, способствуют развитию холистического взгляда на
культуру интеграции науки и искусства в лоне культуры. Материалы дис9
сертации могут служить теоретической и методологической базой для
культурологических и философских работ и могут быть использованы в
курсах по теории культуры, философии культуры, истории и философии
науки и др.
Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались автором на Международной научно-практической конференции «Современные концепции научных исследований» (Москва, 29-30 августа
2014), Международной научной конференции «Россия и Мир: вариативность исторического и культурного диалога» (Саратов, 9-11 апреля 2015),
XVII объединенной конференции «Интернет и современное общество»
(Санкт-Петербург, 22-25 июня 2015), Международной междисциплинарной научной конференции «Калейдоскоп времени: ускорение, инверсия,
нелинейность, многообразие» (Саратов, 25-26 сентября 2015), Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы развития современной науки и образования» (Москва, 31 октября 2015), XII
Международной научно-практической конференции Евразийского Научного Объединения «Итоги науки в теории и практике – 2015» (Москва, 2829 января 2016).
Структура работы соответствует задачам диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка
литературы. Главы работы разделены на 11 параграфов (первая и третья
главы содержат по четыре параграфа, вторая глава – три параграфа). Список использованной литературы содержит 171 работу отечественных и зарубежных авторов. Работа содержит 156 страниц текста и 23 иллюстрации.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обоснована актуальность темы исследования, проанализирована степень разработанности проблемы, определены объект, предмет,
цель
и
задачи
исследования,
сформулированы
теоретикометодологические основания работы, раскрыта научная новизна и положения, выносимые на защиту, охарактеризованы научная и практическая значимость исследования, апробация результатов работы.
Первая глава «Проблема “двух культур” в середине ХХ в.» состоит из четырех параграфов и посвящена отношению научной и художественной культуры как оно представлялось Ч. Сноу и во времена активной
фазы спора «физиков» и «лириков». Также проблема «двух культур» рассмотрена в свете открытия церебральной функциональной асимметрии и в
приложении к образованию.
В параграфе 1.1 «Постановка проблемы Чарльзом Сноу» рассматривается проблема «двух культур», какой ее видел Чарльз Сноу в середине
ХХ в. Поскольку сам Сноу, будучи незаурядным физиком, выпускником
Кембриджского университета и сотрудником Кавендишской лаборатории
10
Резерфорда, а впоследствии и известным писателем, принадлежал «двум
культурам» и, по собственному признанию, проводил «дневные часы с
учеными, а вечера со своими литературными друзьями», он имел полное
основание судить о каждой из культур – научной и художественной – и об
их взаимоотношениях. А отношения эти не были безоблачными. Как показывал в своей Рид-лекции Сноу, обе культуры разделяла стена отчужденности и непонимания, «а иногда – особенно среди молодежи – даже антипатии и вражды». По мнению Сноу, научно-технической среде, которая
игнорирует художественные ценности, грозят эмоциональный голод и антигуманность. С другой стороны, художественной культуре, равнодушной
к новейшим достижениям науки, грозят антинаучность и примитивизм.
Этот тезис стал лейтмотивом всей лекции Сноу.
Разумеется, Сноу был огорчен разобщенностью «двух культур», о чем
неоднократно говорил в своей лекции: «Поляризация культуры – очевидная потеря для всех нас. Для нас, как народа, и для нашего современного
общества. Это практическая, моральная и творческая потеря»3. За двадцать
лет до открытия Р. Сперри феномена функциональной асимметрии головного мозга человека Сноу интуитивно понимает плодотворность дополнительности «левополушарного» научного и «правополушарного» художественного мышления: «Столкновение двух дисциплин, двух систем, двух
культур, двух галактик … не может не высечь творческой искры»4.
Хотя лекция Сноу называлась «Две культуры и научная революция»,
он ничего не говорит о том, почему раскол между «двумя культурами» достиг своего апогея именно в эпоху научно-технической революции. В диссертации названы три причины усиления этого раскола.
Параграф 1.2 «Спор “физиков” и” лириков” в Советском Союзе»
посвящен этому знаменитому спору, отголоски которого слышны и сегодня. Поставленная Сноу проблема «двух культур» с легкой руки поэта
Б. Слуцкого в Советском Союзе получила обозначение как спор «физиков»
и «лириков» (что-то физики в почете, / что-то лирики в загоне). В параграфе выделены пять этапов этого спора:
1. Комсомольско-молодежный этап (сентябрь – декабрь 1959) – массовое, энтузиастическое, задорное обсуждение проблемы на страницах газеты «Комсомольская правда».
2. Литературно-элитарный этап (сентябрь 1959 – июль 1960) – самоуглубленное, самобичующее (со стороны «лириков») обсуждение проблемы на страницах «Литературной газеты».
3. Книжно-журнальный этап (1960 – 1965) – обобщение предыдущих
споров на страницах тематических сборников и толстых журналов.
3
4
Сноу Ч. П. Две культуры. М.: Прогресс, 1973. С. 25.
Там же. С. 30.
11
4. Время симпозиумов (1963 – 1970) – время научных симпозиумов
(поначалу очень представительных).
5. Время философских обобщений (1975 – 1985)– время серьезных заочных дискуссий за «круглыми столами» в основном на страницах журналов «Вопросы философии» и «Вопросы литературы».
В параграфе 1.3 «”Две культуры” в свете открытия Роджера Сперри»
показывается, что существование «двух культур» тесно связано с феноменом функциональной асимметрии головного мозга человека. Во-первых,
наделяя каждого человека неравнозначными «рациональным» левым и
«образным» правым полушариями, сама природа заботится о том, чтобы в
культуре существовали как ученые, так и художники. Во-вторых, поскольку полушария не существуют изолированно, «рациональное» левое полушарие питает «образное» правое и наоборот. Значит, «физики» нужны
«лирикам», а «лирики» – «физикам». Значит, науке нужно искусство и искусству нужна наука. Как и любой механизм, в процессе интенсивной работы левое полушарие часто достигает некоего порога насыщения, превысить который оно не в состоянии. В эти моменты даже минимальные импульсы, идущие от правого полушария, – красивый пейзаж, хорошая музыка или просто эмоциональная встряска – могут оказаться необычайно
благотворными. Именно по такой схеме и происходили великие открытия
от архимедовой «эврики» до ньютонова яблока.
Итак, как человеку нужны истина и красота, так и культуре необходимы наука и искусство. Открытие Сперри не просто примиряет «физиков» и «лириков», но и объясняет необходимость их союза. Если в середине ХХ в., во времена Сноу, «две культуры» находились в состоянии
плохо скрываемой конфронтации, то к концу ХХ в., во времена Сперри,
наука и искусство сделали решительные шаги навстречу друг другу. Открытие межполушарной функциональной асимметрии головного мозга,
сделанное Сперри и его коллегами, стало прочным фундаментом на этом
встречном пути.
Название параграфа 1.4 «Проблема “двух культур” в образовании»
говорит само за себя. Сноу вообще возникновение проблемы «двух культур» видел в чрезмерной дифференциации образования на Западе, особенно в Англии. Хотя, на взгляд автора, такая точка зрения слишком упрощает
проблему, сама проблема «двух культур» в образовании проявляет себя
достаточно остро.
В параграфе говорится о том, что как отмена изучения древних языков
привела в свое время к резкому снижению общего культурного уровня интеллигенции, так и сегодняшнее снижение уровня преподавания математики чревато серьезными последствиями. Деление школ на физикоматематические и гуманитарные, будучи следствием естественного процесса развития системы образования, в реальной жизни оборачивается тем,
что школьники-гуманитарии не умеют мыслить, а школьники-математики
12
не могут выражать мысли. Необходимо всячески культивировать гармонию между двумя столпами научной и гуманитарной культуры в образовании – математикой и словесностью. Об этом ярко и убедительно говорят
выдающиеся математики современности академики С.М. Никольский и
В.А. Садовничий. Прекрасный пример гармонии между «двумя культурами» в образовании – математикой и русским языком – демонстрирует физико-технический лицей № 1 г. Саратова, чьи выпускники имеют наивысшие баллы по ЕГЭ в городе не только по математике, но и по русскому
языку и литературе.
Вторая глава «Проблема “двух культур” на рубеже XX–XXI вв.»
посвящена в основном синергетике как новому научному мировидению,
связующему естественно-научную и гуманитарную культуры. Рассматриваются пути сближения естествознания и гуманитаристики в свете последних открытий синергетики.
В параграфе 2.1 «Синергетика как новое мировидение» рассматриваются мировоззренческие аспекты синергетики или теории самоорганизации. Подчеркивается, что с самого зарождения синергетики ее отцыоснователи – Герман Хакен (Германия), Нобелевский лауреат Илья Пригожин (Бельгия), Сергей Курдюмов (Россия) – видели в ней не только новую междисциплинарную ветвь естествознания, но и, как говорил Хакен,
мост между естествознанием и гуманитаристикой. Если до появления синергетики новые интегральные науки возникали, как правило, на стыке
двух ранее существовавших наук и состояли в проникновении метода одной науки в предмет другой, то синергетика основывалась на внутренней
общности различных явлений, изучаемых различными науками.
В параграфе подчеркивается укорененность в культуре идеи синергизма. Фактически идея синергии (συνεργεια) как согласованного действия
«со-энергии» нетварной Божественной энергии и тварной энергии человека родилась вместе с самим христианством. Западная культура в лице Германа Хакена успешно развила идею синергизма в естествознании, суть которой состоит в том, что в открытых, т.е. не изолированных от окружающей среды системах совместное действие (синергия) флуктуаций на микроуровне часто приводит к самоорганизации на макроуровне. Так, в открытых системах хаос порождает порядок, новые упорядоченные структуры. Будучи энциклопедически образованным человеком, Хакен вложил в
название новой науки и еще один подтекст. В синергетике Хакен видел не
только науку о процессах самоорганизации в сложных нелинейных системах. В синергетике он видел область приложения совместных усилий, соэнергийность ученых самого различного профиля – математиков, физиков,
химиков, биологов, гуманитариев. Таким образом, с момента своего зарождения синергетика была ориентирована на сближение «двух культур» –
естественно-научной и гуманитарной.
13
Но будь синергетика хоть трижды важнейшим направлением естествознания, о ней знал бы лишь ограниченный круг ученых, если бы не новая междисциплинарная методология, и шире, новое мировидение, которое
несла в себе синергетика. В параграфе рассматриваются основные мировоззренческие следствия синергетики: самоорганизация малых причин,
имеющая большие последствия (это явление Э. Лоренц назвал «эффектом
бабочки» – взмах крыльев бабочки в Айове может вызвать тропические
ливни в Индонезии), конструктивная роль Хаоса в «первой» и «второй»
природе, фрактальные структуры, обладающие дробной размерностью и
симметрией подобия, необратимость времени в физических процессах,
сложность и нелинейность как имманентные свойства физического и социального мира, неустойчивость и неединственность как фундаментальные характеристики эволюции, равноправная роль случайного и необходимого в явлениях «первой» и «второй» природы. Вместе эти положения
принято называть нелинейным мышлением.
В параграфе 2.2 «И.Р. Пригожин и С.П. Курдюмов: естествознание
с гуманитарным лицом» обсуждается роль двух основоположников синергетики в сближении «двух культур». Как и всякого широко мыслящего
ученого Илью Романовича Пригожина не могли не волновать философские проблемы науки и прежде всего проблема времени. Необратимость
времени Пригожин считает главным мировоззренческим следствием новой
науки о самоорганизации, а сами философские следствия синергетики
называет философией нестабильности. В исследовании происхождения
стрелы времени, природы необратимости Пригожин видит главную задачу
новой науки.
В то время как идея необратимости времени фактически была изгнана
из ньютонианского естествознания, стрела времени оставалась основной
аксиомой гуманитарных наук, определяющей бытие человека. Именно
различие во взглядах на природу времени, как считает Пригожин, является
причиной размежевания «двух культур»: «противостояние «двух культур»
в значительной мере обусловлено конфликтом между вневременным подходом классической науки и ориентированным во времени подходом, доминирующим в подавляющем большинстве социальных и гуманитарных
наук5». Итак, причины поляризации «двух культур» Пригожин видит не в
чрезмерной специализации образования (что, на взгляд автора, является
достаточно наивным), а в глубоком различии в понимании природы времени классическим естествознанием и гуманитарными науками.
К проблеме обратимости времени тесно примыкает проблема детерминизма. Идея лапласова детерминизма была подхвачена классической
наукой и торжествовала фактически вплоть до конца ХХ века. Отказ от
5
Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. 5-е
изд.. М.: КомКнига, 2005. С. 11.
14
лапласова детерминизма Пригожин считает важным завоеванием научной
революции рубежа веков. Новая индетерминистическая парадигма открывает дорогу неоднозначным, нестабильным и принципиально непредсказуемым процессам. Именно таковым и является трепетный и многоголосый
мир живой природы и мир самого человека – мир, в котором креативность
проявляется на всех уровнях природной организации, мир, в котором
сложные непредсказуемые процессы ветвятся в точках и целых каскадах
бифуркаций и сами выбирают свой путь развития, мир, в котором будущее
открыто и не поддается научным предсказаниям. Очень поэтично говорит
об этом сам Пригожин: «любая наука становится ныне наукой гуманитарной, наукой, созданной людьми для людей. Она находится сейчас в состоянии поэтического подслушивания природы6».
Сергей Павлович Курдюмов был ученым сократического типа – он
предпочитал говорить, а не писать. Но когда он говорил, его выступление,
скорее, походило не на научный доклад, а на проповедь синергетики, а
школа его учеников напоминала пифагорейский союз единоверцев. Здесь
не было «двух культур», здесь математика сливалась с философией, а философия оживляла математику. Благодаря синергетике, через синергетику, в синергетике он хотел объединить «две культуры» – математику и
философию, естествознание и гуманитарную культуру, западное и восточное мировидение. Синергетика выступала аттрактором двух культур,
междисциплинарным узлом синтеза естественно-научного и гуманитарного знания.
Ученый-романтик Курдюмов называл синергетику философией
надежды. В программной статье «Антропный принцип в синергетике» он
говорит о синергетике с человеческим лицом, подчеркивая тем самым гуманитарную направленность синергетики. Открывая «гуманитарное лицо»
синергетики, Курдюмов не может оставить в стороне проблему красоты –
главную проблему эстетики. Курдюмов высказывает очень важную мысль
о том, что красота лежит на границе порядка и хаоса, мысль, вокруг которой шли многовековые споры философов, начиная с античных времен. Гуманитарное лицо синергетики, по Курдюмову, должно быть и гуманным.
Курдюмов очень надеется на то, что синергетический подход к человеку и
социуму позволит избавиться от многих застарелых бед человечества,
например от тоталитарного стиля руководства.
Курдюмов не просто развивает новую ветвь естествознания синергетику, еще больше его волнует «встроенность» новой ветви естествознания
во «вторую культуру». Чтобы сделать основные понятия синергетики доступными широкой публике «без формул», Курдюмов ищет соответствующие образы во «второй культуре», его волнует связь синергетики с мировидением различных культур – прежде всего Востока и Запада. Синергети6
Пригожин И., Стенгерс И. Возвращенное очарование мира // Природа. 1986. № 2. С. 91.
15
ка на перекрестке культур – богатейшая междисциплинарная тема, объединяющая «две культуры». В особенности привлекают Курдюмова культуры Востока – Индии и Китая с их целостным недуальным нелогистическим мировосприятием. Здесь существенную помощь ему оказывает известный востоковед Т.П. Григорьева, автор программной статьи «Синергетика и Восток».
Итак, два выдающихся ученых – И.Р. Пригожин и С.П. Курдюмов оказали сильнейшее влияние на процесс сближения «двух культур» на рубеже
ХХ и XXI веков.
В параграфе 2.3 «Естествознание и гуманитаристика: пути
сближения» рассматривается трудный процесс преодоления разрыва между «двумя культурами», который в России начался еще в середине XIX в.
Отмечается, что интегративная, «соборная» традиция присуща русскому
менталитету и русской православной культуре. Синергийная традиция в
России получила развитие в философии всеединства В.С. Соловьева,
С.Н. Булгакова, С.Н. и Е.Н. Трубецких, С.Л. Франка, П.А. Флоренского.
Практически одновременно в России возникает еще одно «соборное»
течение, представляющее собой совокупность религиозно-философских,
естественнонаучных и художественно-эстетических разработок, получившее название русский космизм. Строго говоря, это была не научная школа,
не философское течение, а, скорее, «умонастроение» (Н.Н. Моисеев). Основанное «московским Сократом» Н.Ф. Федоровым, это «соборное умонастроение», обращенное теперь не только к православной церкви, а шире –
ко всему космосу, было подхвачено учеными-естественниками К.Э. Циолковским, В.И. Вернадским, А.Л. Чижевским, И.А. Ефремовым. Умонастроение космизма, равно как и идея ноосферы В.И. Вернадского, близки выдающемуся математику, академику Н.Н. Моисееву, автору цикла статей о
единстве естественно-научного и гуманитарного знания и философии универсального эволюционизма.
Русская идея соборности проявила себя и в конкретных науках. В параграфе рассматриваются опыты по анализу ритмики стиха математики
А.А. Маркова и поэта Андрея Белого, выдающегося математика ХХ в.
А.Н. Колмогорова и выдающегося филолога М.Л. Гаспарова, рассматриваются научно-философские изыскания наиболее яркого представителя
«двух культур» П.А. Флоренского, прослеживается совместный путь «двух
культур» от Флоренского к Лузину и от Лузина к Колмогорову. Обсуждается вопрос, возможна ли в принципе интеграция естественных и гуманитарных наук? Возможен ли союз «двух культур»? Возможна ли дружба
между «физиками» и «лириками»? Отмечается, что интеграция научного
знания является своего рода реакцией на его дифференциацию и сегодня,
когда обособленность отдельных ветвей знания достигла своего апогея,
осознается как необходимый процесс. Но если для отдельных ветвей знания процесс интеграции воспринимается как естественный и благотвор16
ный, то применительно к естествознанию и гуманитаристике этот процесс
воспринимается, мягко говоря, неоднозначно.
Как известно, вопрос о том, возможна ли интеграция естественных
наук и наук о человеке, был выделен в качестве отдельной темы для обсуждения в рамках XXI Всемирного конгресса в Стамбуле в августе 2003 г.
и был рассмотрен в докладе В.А. Лекторского. Лекторский положительно
отвечает на этот вопрос, но подчеркивает, что речь идет не о «возникновении некоей единой науки, о которой мечтали логические позитивисты», а о
принципиальном единстве исследовательских методов. В параграфе отмечается, что из пяти тезисов «за», приводимых Лекторским, четыре так или
иначе основаны на идеях синергетики.
В конце параграфа рассмотрены идеи социобиологии известного американского биолога Э. Уилсона, в частности идея consillience – совместных прыжков «двух культур». Рассмотрены также основные идеи отпочковавшейся от социобиологии эволюционной эпистемологии, которую возглавили Нобелевский лауреат биолог К. Лоренц и известный философ
К. Поппер. Своим лозунгом эволюционная эпистемология провозгласила
построение моста между генетико-органической и социокультурной эволюцией. Но это почти дословно напоминает хакеновский мост между естественными и социогуманитарными науками.
Третья глава «Фотография как инструмент “двух культур”» посвящена нетрадиционному взгляду на фотографию как универсальный механизм, который с равным успехом проявляет себя как в научной, так и в
художественной культуре.
В параграфе 3.1 «Фотография как инструмент научной культуры»
речь идет о вкладе фотографии в научную культуру. Отмечается, что фотография родилась в 1839 г. как дитя научной культуры и получила путевку в
жизнь в стенах Парижской Академии наук. Способность фотографии
мгновенно запечатлевать окружающую действительность и надолго сохранять эти мгновения сделало фотографию незаменимым инструментом в
научных исследованиях. Дальнейшее непрерывное совершенствование
техники фотографии только укрепляло за фотографией статус научнотехнического артефакта, а роль фотографии в науке только возрастала.
В параграфе даются яркие примеры вклада фотографии в науку XX –
XXI вв.: первые рентгенограммы, без которых немыслима современная
медицина, знаменитая «Фотография 51», сыгравшая ключевую роль в открытии структуры молекулы ДНК в виде двойной спирали, фотографии в
рентгеновском диапазоне с космической станции «Чандра», рентгенограммы Дана Шехтмана, приведшие к открытию квазикристаллов с пентагональной и икосаэдрической симметрией (Нобелевская премия по химии
2011 г.). Фотография фантастически расширяет границы научных наблюдений от микрокосма до макрокосмоса, что и делает ее незаменимым инструментом научной культуры. С самого начала фотография и наука обра17
зовали неразрывный альянс – фотография опиралась на науку своими технологическими разработками, а наука использовала фотографию как важный инструмент исследования и документирования внешнего мира.
Параграф 3.2 «Фотография как артефакт художественной культуры» посвящен второй ипостаси фотографии, именуемой художественной фотографией. В отличие от научной культуры путь фотографии в художественную культуру не был усыпан розами. Фактически до конца XIX в.
фотографию не принимали в сонм искусств, а во Французской Академии
изящных искусств отделение фотографии появилось только в 2005 г.
В параграфе прослежен путь фотографии в художественную культуру,
начиная от первого направления художественной фотографии – пикториализма, часто называемого фотографическим импрессионизмом, через художественные поиски фотографов-авангардистов во главе с Александром
Родченко, через прямую фотографию, совершившую возврат от авангардных вывертов к «прямому» следованию гармонии и мудрости природы,
через стрит-фотографию, которая в сущности стала прямой фотографией
«второй природы» – городских улиц и вплоть до новых опытов современной цифровой фотографии, которые пока еще не обрели собственного
имени.
Основная мысль параграфа 3.3 «Научная и художественная фотография: единство “двух культур”» состоит в том, что если «две культуры» и обрели где-то единство, то на роль такого оазиса может претендовать фотография. В параграфе достаточно подробно рассмотрен эстетический потенциал научной фотографии, который делает научную фотографию и артефактом художественной культуры. В этой связи рассмотрены
научные фотографии течений жидкости и газа, собранные американским
гидродинамиком Милтоном Ван-Дайком; компьютерные «портреты»
фрактальных структур – прежде всего множеств Жюлиа и множества Мандельброта, с которых началось интенсивное изучение фракталов; цикл фотографий EARTH AS ART (Земля как искусство), собранная американским
космическим агентством NASA; фотографии со ставшего ежегодным конкурса BIO-ART (Биологическое искусство), проводимого FASEB (Федерацией американских обществ экспериментальной биологии).
Заканчивается параграф обсуждением удивительного феномена,
названного нами опережающей репликацией в абстрактном искусстве
структур микро- и макромира, открываемых спустя десятилетия в научной
фотографии.
Заканчивается глава параграфом 3.4 «Фотография и массовая культура: Selfie», единственной целью которого было отметить, что захлестнувшая современный мир эпидемия Selfie низводит фотографию из высоких эмпирей научной и художественной культуры в банальное поле массовой культуры. Отмечено, что явление наших дней selfie можно классифицировать как третью фотореволюцию (первая связана с появлением циф18
ровой фотографии, а вторая – с внедрением средств фотографии в мобильную связь). Пока не вполне ясно, является ли selfie артефактом повседневной культуры или новым видом психического расстройства, но ясно, что
selfie является типичным примером того, как безмерное увлечение одной
идеей доводит ситуацию до абсурда.
В заключении диссертации подводятся итоги исследования, обобщаются его результаты, формулируются теоретические обобщения и намечаются пути дальнейшего исследования.
Основные результаты исследования отражены в следующих публикациях диссертанта:
Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых изданиях,
рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ
1. Игнатова, М.П. «Две культуры»: от противопоставления к интеграции / А.В. Волошинов, М.П. Игнатова // Вестник СГТУ. – 2014. – № 4 (77). –
С. 217-220 (0,35 п.л.).
2. Игнатова, М.П. Проблема «двух культур»: от Чарльза Сноу до Ильи
Пригожина / А.В. Волошинов, М.П. Игнатова // Человек. – 2015. – № 4. –
С. 36-50 (0,96 п.л.).
3. Игнатова, М.П. «Физики» и «лирики»: две культуры вчера и сегодня / М.П. Игнатова // Известия Саратовского университета. Новая серия.
Серия Философия. Психология. Педагогика. – 2015. – Т. 15.– Вып. 3. –
С. 17-20 (0,46 п.л.).
4. Игнатова, М.П. Проблема «двух культур» в современном российском образовании / М.П. Игнатова // Вестник Саратовского государственного социально-гуманитарного университета. – 2015. – № 5 (59). – С. 222226 (0,55 п.л.).
Статьи, опубликованные в других научных изданиях
5. Игнатова, М.П. Две культуры – проблемы и взаимодействие / М.П.
Игнатова // Инновационная наука. – 2015. – № 5. – С. 205-215 (0,8 п.л.).
6. Игнатова, М.П. SELFIE: элемент повседневной культуры современного общества или продукт нарциссизма? / М.П. Игнатова // Интернет и
современное общество: сб. тр. XVII объединенной конференции «Интернет и современное общество» (IMS – 2015). Санкт-Петербург, 22-25 июня
2015 г. – СПб.: Университет ИТМО, 2015. – С. 60-61 (0,18 п.л.).
7. Игнатова, М.П. Фотография как инструмент «двух культур» / А.В.
Волошинов, М.П. Игнатова // Калейдоскоп времени: ускорение, инверсия,
нелинейность, многообразие: сб. статей по материалам Междунар. междисциплинарной конф., Саратов, 25-26 сентября 2015 г. – Саратов: СГТУ
имени Гагарина Ю.А., 2015. – С. 315-323 (0,4 п.л.).
19
8. Игнатова М.П. Синергетический подход как основа сближения
«двух культур» / М.П. Игнатова // Инновационная наука. – 2015. № 5. –
С. 200-205 (0,47 п.л.).
9. Игнатова, М.П. Проблема «двух культур» в свете церебральной
функциональной асимметрии мозга / М.П. Игнатова // Альманах мировой
науки. – 2015. – № 1-2(1). – С. 11-15 (0,31 п.л.).
10. Игнатова, М.П. Эстетика научной фотографии / М.П. Игнатова //
Итоги науки в теории и практике – 2015: сб. материалов XII Междунар.
науч.-практ. конф. Евразийского Научного Объединения «Итоги науки в
теории и практике – 2015», Москва, 28-29 января 2016 г. – М.: ЕНО, 2016.–
С. 75-77 (0,32 п.л.).
Подписано в печать 15.03.16
Формат 60×84 1/16
Бум. офсет.
Усл. печ. л. 1,0
Уч.-изд. л. 1,0
Тираж 100 экз.
Заказ 12
Бесплатно
Саратовский государственный технический университет
410054, Саратов, Политехническая ул., 77
Отпечатано в Издательстве СГТУ. 410054, Саратов, Политехническая ул., 77
Тел.: 24-95-70; 99-87-39, е-mail: izdat@sstu.ru
20
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
380 Кб
Теги
1085
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа