close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

uploaded 0C54BA531A

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Пыхтина Юлиана Григорьевна
ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ
ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ОБРАЗОВ И МОДЕЛЕЙ
В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
XIX – нач. XXI вв.
Специальности 10.01.01 – Русская литература;
10.01.08 – Теория литературы. Текстология
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора филологических наук
Москва, 2014
Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы
Федерального государственного бюджетного образовательного
учреждения высшего профессионального образования
«Российский университет дружбы народов»
Научный консультант:
доктор филологических наук, профессор Коваленко Александр Георгиевич
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор Голубков Михаил Михайлович,
профессор кафедры истории русской литературы ХХ века
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова
доктор филологических наук, профессор Темиршина Олеся Равильевна
профессор кафедры истории журналистики и литературы
факультета журналистики Института международного права и экономики
им. А.С. Грибоедова
доктор филологических наук, профессор Абрамовских Елена Валерьевна
профессор кафедры русской, зарубежной литературы и методики преподавания
литературы филологического факультета Поволжской государственной
социально-гуманитарной академии
Ведущая организация:
Институт мировой литературы
им. А.М. Горького РАН
Защита состоится 20 июня 2014 года в 15-00
на заседании диссертационного совета Д 212.203.23
при ФГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» по адресу: 117198,
г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6, ауд. № 436.
С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной библиотеке
ФГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» по адресу: 117198,
г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6.
Объявление о защите и автореферат размещены на сайте http: //vak.ed.gov.ru/
Автореферат разослан 19 мая 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета Д 212.203.23
кандидат филологических наук, доцент
А.Е. Базанова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Термин «художественное пространство», войдя в литературоведческую
науку в 70-е годы ХХ века, не только не потерял своей актуальности до
настоящего времени, но и приобрел ряд дополнительных смыслов и
метафорических ассоциаций, обозначая «все и вся». Сейчас уже никого не
удивишь выражениями «пространство памяти», «пространство смерти»,
«пространство смыслов» и т.д. и т.п., за которыми затерялось, померкло прямое
указание на место свершения событий. Однако активизация внимания к проблеме
художественного пространства в самых разных аспектах, безусловно, имеет свои
позитивные стороны, поскольку значительно расширяет сферу современных
филологических исследований за счет активного привлечения данных ряда
гуманитарных наук – философии, семиотики, культурологии, психологии,
истории, географии.
В большинстве работ пространство изучается в тесной взаимосвязи с
другими компонентами художественного мира – временем, персонажной сферой,
портретом, вещным окружением и т.д. А.В. Аношина, М.Б. Баландина,
Т.П. Борейкина, Р.В. Епанчинцев, И.Ф. Заманова, С.Н.Зотов, В.В. Иванцов,
Т.Ю. Ковальчук, В.И. Козлов, О.Б. Костылева, Н.В. Кузнецова, Е.В. Летохо,
И.В. Лунина, Е.В. Моисеева, Е.А. Неживая, А.А. Павлова, К.А. Папазова,
И.В. Проскурина, И.И. Профатило, Д.А. Разин, М.В. Селеменева, К.Э. Слабких,
Р.А. Ткачева, Е.Н. Чепорнюк, Т.Н. Чернышева, О.Н. Щалпегин, Н.Г. Юрасова,
Е.А. Якунова и мн. др. исследователи описывают универсальные и
индивидуально-авторские
особенности
моделирования
пространства,
являющегося базовым элементом художественного мира литературного
произведения.
Художественное
пространство
как
важнейшая
категория
национальной картины мира продуктивно изучалось и изучается
А.С. Аванесовой, Т.Е. Аркатовой, О.С. Боковели, Е.Р. Варакиной, Г.Д. Гачевым,
М.Д. Данчиновой,
О.В. Журиной,
П.С. Ивановым,
Е.В. Ковиной,
Т.Н. Кузнецовой,
Е.А. Малкиной,
Е.А. Мироновой,
С.Ю. Мауриной,
И.Н. Михеевой,
Н.Е. Разумовой,
Г.Р. Сагитовой,
Я.В. Сальниковой,
Н.Ю. Смолиной, В.Н. Топоровым, В.И. Хомяковым, А.А. Шапошниковым,
С.В. Шешуновой, М.Н. Эпштейном и др. В ряде работ выявляются и
анализируются устойчивые этнокультурные образы, определяющие своеобразие
художественного
пространства
в
русской
литературе.
Например,
общечеловеческий локус «дом» рассматривается в следующих национальных
вариантах: дворянская усадьба, изба, дача, коммуналка, барак, общага и т.п.
Лейтмотивы бескрайнего пространства – степь, поле, равнины, нивы, простор и
др. – интерпретируются как базовые составляющие образа России.
Диалектическое единство национального и регионального становится главным
предметом для размышлений ученых, занимающихся исследованием локальных
текстов русской литературы (В.В. Абашеев, Н.П. Анциферов, И.З. Вейсман,
А.В. Вовна, Л.В. Воробьева, Г.Д. Гачев, Т.С. Криволуцкая, Н.Е. Меднис,
Д.С. Московская, А.Г. Прокофьева, В.Н. Топоров, Н.В. Шмидт и др.).
3
Распространенным
направлением
исследования
художественного
пространства по-прежнему остается структурно-семиотический подход,
разработанный представителями тартусско-московской семиотической школы в
конце прошлого века (Ю.М. Лотман, З.Г. Минц, В.Н. Топоров, Ю.С. Степанов,
Б.А. Успенский, Ф.П. Федоров и их последователи И.В. Алонцева, В.В. Иванцов,
С.П. Ильев, Йен Тинг-чиа, Т.Н. Ковалева, Т.Ю. Ковальчук, С.Э. Козловская,
Н.О. Ласкина,
Н.А.
Лопарева,
Н.Б. Мечковская,
М.В.
Никитина,
В.М. Пронькина, С.И. Романова, С.В. Свиридов, О.В. Тевс и др.).
В последние годы предпринимаются попытки разработать единую
методологию исследования поэтики художественного пространства.
Е.М. Букаты,
Е.В. Гневковская,
Г.Л. Девятайкина,
Г.В. Заломкина,
В.В. Кондратьева, А.Н. Кошечко, А.А. Кулакова, Е.И. Леенсон, Ли Кю Хо,
А.Г. Маслова, В.П. Океанский, Н.А. Панишева, Т.С. Соколова, А.О. Шелемова,
Т.В. Юнина и др., отмечая полифоническую природу пространства
литературного произведения, включают в сферу пространственной поэтики все
возможные виды отраженной в тексте реальности, событийный уровень, систему
пространственных взаимоотношений персонажей, пространственную точку
зрения автора и героев, текстовое пространство и т.п.
Помимо названных аспектов изучения художественного пространства,
можно обозначить несколько исследовательских уровней, выделяемых
в
зависимости от содержания и объема рассматриваемого материала:
1 уровень – касается анализа наиболее значимых пространственных
образов – дома, дороги, города, усадьбы, леса, сада и др. – в конкретном
произведении или творчестве того или иного автора в целом: «Образ "дома" в
поэзии Анны Ахматовой» М.В. Галаевой1, «Образы леса и сада в поэтике романа
Б. Пастернака "Доктор Живаго" А.А.Скоропадской2, «Образы пространства в
лирике Анатолия Жигулина» А.Н. Кантомировой3 и т.д.;
2 уровень – связан с описанием индивидуально-авторской специфики
пространственной организации художественных произведений: «Особенности
художественного пространства и проблема эволюции поэтического мира: На
материале лирики Б. Пастернака» А.Н. Анисовой4, «Пространственно-временная
организация художественного мира В.С. Маканина» В.В. Иванцова5, «Специфика
1
Галаева М.В. Образ «дома» в поэзии Анны Ахматовой. Дис. ... канд. филол. наук: 10.01.01. –
Русская литература. – М., 2004. – 187 c.
2
Скоропадская А.А. Образы леса и сада в поэтике романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»: Дис.
... канд. филол. наук: 10.01.01 / А.А. Скоропадская. – Петрозаводск, 2006. – 213 с.
3
Кантомирова А.Н. Образы пространства в лирике Анатолия Жигулина. Дис. … канд. филол.
наук: 10.01.01. – Русская литература. – Волгоград, 2009. – 227 с.
4
Анисова А.Н. Особенности художественного пространства и проблема эволюции поэтического
мира: На материале лирики Б. Пастернака. Дис. … канд. филол. наук. 10.01.08. – Теория литературы.
Текстология. – М., 2002. – 130 с.
5
Иванцов В.В. Пространственно-временная организация художественного мира В.С. Маканина.
Дис. … канд. филол. наук: 10.01.01 – СПб., 2007. – 239 с.
4
пространственно-временной организации русскоязычных романов В.В. Набокова
("Машенька", "Защита Лужина", "Приглашение на казнь")» Йен Тинг-чиа6 и т.п.;
3 уровень – предполагает выявление общих закономерностей в
изображении художественного пространства в литературном процессе
определенной эпохи: «Игровое пространство в русской литературе первой
половины XX века: структура, динамика, функционирование» О.А. Ганжара7,
«Семантика пространства в постмодернистском художественном тексте»
Е.Н. Губановой8, «Динамические аспекты пространства в лирике акмеистов:
лейтмотивная поэтика» Е.Ю. Куликовой9 и т.п.;
4 уровень – предусматривает построение различных классификаций и
типологий художественного пространства в литературе: «Типология
художественного времени и пространства в русском романе XVIII-XIX вв.»
Н.К. Шутой10, «Типология пейзажа в лирике Ф.И. Тютчева» Н.Ю. Абузовой11,
«Логико-онтологические
модели
пространства-времени
в
литературе»
12
В.А. Маркова и т.п.
Уровневое
позиционирование
разных
аспектов
исследования
художественного пространства ни в коей мере не умаляет значение каждого из
них, но только убеждает в необходимости обобщить накопленный опыт,
теоретически осмыслив отдельные проблемы и связав воедино многочисленные
концепции, построить единую типологию художественного пространства.
В основу первой классификации пространственно-временных моделей,
разработанной еще в 30-е годы ХХ века М. Бахтиным, был положен жанровый
признак. Отметив, что «жанр и жанровые разновидности определяются именно
хронотопом»13, ученый описал наиболее крупные типологически устойчивые
пространственно-временные модели, характеризующие жанр романа на ранних
этапах его развития.
Труд М. Бахтина стал базовым для многочисленных исследований
художественного хронотопа в произведениях различных родов и жанров. Однако
только в последнее время появились работы систематизирующего характера, в
6
Йен Тинг-чиа Специфика пространственно-временной организации русскоязычных романов
В.В. Набокова («Машенька», «Защита Лужина», «Приглашение на казнь»). Дис. … канд. филол. наук:
10.01.01 – Русская литература. – М., 1999. – 180 с.
7
Ганжара О.А. Игровое пространство в русской литературе первой половины XX века:
структура, динамика, функционирование. Дис. … канд филол. наук: 10.01.01. – Русская литература. –
Ставрополь, 2002. – 186 с.
8
Губанова Е.Н. Семантика пространства в постмодернистском художественном тексте. Дис. ...
канд. филос. наук: 24.00.01. – Теория и история культуры. – М., 2009. – 159 с.
9
Куликова Е.Ю. Динамические аспекты пространства в лирике акмеистов: лейтмотивная
поэтика. Дис. … доктора филол. наук: 10.01.01. – Русская литература. – Новосибирск, 2012. – 337 с.
10
Шутая Н.К. Типология художественного времени и пространства в русском романе XVIII-XIX
вв. Дис. … доктора филол. наук. 10.01.08. – Теория литературы. Текстология. – М., 2007. – 468 с.
11
Абузова Н.Ю. Типология пейзажа в лирике Ф.И. Тютчева. Дис. … канд. филол. наук: 10.01.01.
– Русская литература. – Самара, 2000. – 188 с.
12
Марков В.А. Логико-онтологические модели пространства-времени в литературе //
Пространство и время в литературе и искусстве. Вып. 1. – Даугавпилс: Даугавпилс. пед. ин-т, 1984. – С.
4-6.
13
Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе // Бахтин М.М. Вопросы литературы и
эстетики. Исследования разных лет. – М.: Худож. лит., 1975. – С. 235.
5
которых предлагаются новые критерии для построения классификаций родо- и
жанрообразующих пространственно-временных моделей. Так, Н. Шутая
разработала типологию художественного времени и пространства в русском
романе XVIII – XIX вв.14, Е. Завьялова – в целом ряде канонических и
неканонических лирических жанров15, Е. Ковтун выявила общие закономерности
создания вымышленных моделей реальности в фантастических романах,
волшебной сказке, утопии, притче и мифе16.
Другой, распространенный в современном литературоведении подход к
типологизации художественного пространства представлен в работах
Ю. Лотмана17, В. Топорова18, В. Савельевой19, Е. Фарино20 и др. Эти ученые,
принципиально рассматривая пространство отдельно от времени, выделяют и
характеризуют основные его виды по структурно-семиотическим критериям:
наличию/отсутствию
границы,
ценностному
признаку
и
значению,
наличию/отсутствию бинарных параметров, отношению к действительности и
т.п. Несомненно, и этот подход к изучению художественного пространства
весьма продуктивен: он позволяет выявить наиболее общие принципы
организации художественного мира того или иного автора, определить
моделирующее значение репрезентативных пространственных образов в
структуре художественного целого.
В то же время не менее важным, на наш взгляд, является системное
описание семантических разновидностей пространства по содержательнофункциональному критерию. В литературоведении пока нет единой типологии
пространственных образов, учитывающей не только жанровый признак и
параметры пространства, но и важнейшие закономерности эволюции
пространственной образности в художественной литературе, а также смысловые
трансформации константных пространственных моделей, наблюдаемые в
процессе литературного развития. Необходимостью разработки единой
классификации устойчиво повторяющихся пространственных образов и наиболее
продуктивных типологических моделей и определяется актуальность темы
нашего исследования.
Безусловно, мы отдаем отчет в том, что создать полную и безупречную
типологию пространственных образов и моделей едва ли возможно, хотя бы
14
Шутая Н. К. Типология художественного времени и пространства в русском романе XVIII XIX вв. Дис. … доктора филол. наук: 10.01.08. – Теория литературы. Текстология. – М., 2007. – 468 с.
15
Завьялова Е. Е. Соотношение канонического и неканонического в системе лирических жанров
1880-1890-х годов. Дис. … доктора филол. наук: 10.01.01. – Русская литература. – Астрахань, 2006. –
412 с.
16
Ковтун, Е. Н. Типы и функции художественной условности в европейской литературе первой
половины XX века. Дис. … доктора филол. наук: 10.01.05, 10.01.08. – Теория литературы. Текстология.
– М., 2000. – 304 с.
17
Лотман Ю.М. Избранные статьи: В 3 т. – Таллинн: Александра. 1992.
18
Топоров, В.Н. Пространство и текст / В.Н. Топоров // Текст: семантика и структура: сб. статей
/ отв. ред. Т.В. Цивьян. – М.: Наука, 1983. – С. 227-284.
19
Савельева В.В. Художественный текст и художественный мир: проблемы организации. –
Алматы: ТОО «Дайк-Пресс», 1996. – 192 с.
20
Фарино Е. Введение в литературоведение: Учебное пособие. – СПб.: Изд-во РГПУ им.А.И.
Герцена, 2004. – 639 с.
6
потому, что в художественной литературе существует множество видов и
способов субъективного представления пространства, однако попытка подобного
рода, на наш взгляд, позволит выйти на обсуждение ряда важных вопросов:
- о сущности универсальной, национальной и индивидуальной
пространственных картин мира, нашедших реализацию в русской литературе в
конкретных пространственных образах и моделях;
- о специфике пространственных представлений, отразившихся в
художественной литературе определенной эпохи;
- о модификациях и исторической изменчивости художественного
пространства в ходе литературного развития.
- о функционально-семантическом многообразии пространственных
образов и моделей вообще и функциях отдельных видов и типов
художественного пространства.
Считаем, что уже этот далеко не полный перечень свидетельствует о
необходимости более основательного осмысления различных концепций
художественного пространства и создания на этой основе единой типологической
теории художественного пространства.
Итак, цель нашего исследования – разработать функциональносемантическую типологию сквозных пространственных образов и базовых
пространственных моделей в русской литературе XIX-XXI веков.
Задачи диссертационной работы обусловлены поставленной целью и
заключаются в следующем:
- выявить продуктивные функционально-семантические разновидности
представленного в произведениях русской литературы художественного
пространства;
- определить критерии и представить обобщенную типологию
пространственных образов и моделей;
- проанализировать наиболее репрезентативные произведения русской
классической и современной отечественной литературы с учетом разработанной
типологии;
- проследить трансформацию некоторых пространственных образов и
моделей в литературе названного периода.
Предметом исследования является художественное пространство в
русской литературе XIX – нач. XXI вв., рассматриваемое в типологическом
аспекте.
Объект исследования – система сквозных пространственных образов и
базовых пространственных моделей, выявляемая в произведениях русской
литературы названного периода.
Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые в
отечественном
литературоведении
всесторонне
исследуются
сквозные
пространственные образы (архетипические, национальные и индивидуальные);
разрабатывается типология базовых пространственных моделей – социального
пространства, психологического пространства и виртуального пространства, – а
также прослеживается функционирование продуктивных пространственных
образов и моделей в русской литературе XIX-XXI веков.
7
Достоверность и научная обоснованность полученных результатов
обусловлены тем, что в диссертационной работе проанализирован и обобщен
обширный научный материал, включающий в себя классические труды по
теоретической и исторической поэтике, а также новейшие отечественные и
зарубежные исследования по изучаемой проблематике.
Немаловажно подчеркнуть следующее обстоятельство, связанное с отбором
материала.
Настоящая
работа
имеет
преимущественно
теоретиколитературоведческий характер, и ее основные задачи решаются на конкретном
историко-литературном материале. При этом, с одной стороны, в центре
внимания находятся произведения выдающихся мастеров слова – Н. Гоголя,
Ф. Тютчева, Л. Толстого, А. Чехова, М. Горького, Л. Андреева, И. Бунина,
А. Блока, А. Белого, М. Цветаевой, Б. Пастернака, М. Булгакова, К. Паустовского,
– которые
наиболее наглядно иллюстрируют теоретические положения,
связанные с типологией пространства. С другой стороны, вполне приемлемым
представляется привлечение произведений писателей второго ряда, которые так
или иначе способствуют убедительному обоснованию выдвинутых аргументов.
Поэтому вполне объяснимо присутствие в диссертации произведений
П. Свиньина, А. Крюкова, А. Плещеева, М. Михайлова, С. Гусева-Оренбургского,
произведений региональной литературы, а также произведений известных
современных авторов – В. Пелевина, Е. Чижовой, А. Потемкина, В. Пьецуха.
Таким образом, для анализа намеренно выбирались произведения различных
временных периодов, литературных направлений, родов, жанров и эстетической
значимости, что позволило выявить универсальные принципы художественного
пространствомоделирования и
общие закономерности
эволюции
пространственной образности в русской литературе.
Теоретической и методологической основой диссертации стали труды
по теоретической и исторической поэтике М.М. Бахтина, С.Н. Бройтмана,
Г.Д. Гачева, Д.С. Лихачёва, Ю.М. Лотмана, А.Г. Коваленко, Е.М. Мелетинского,
З.Г. Минц, С.Ю. Неклюдова, И. В. Силантьева, Н.Д. Тамарченко,
Б.В. Томашевского, В.Н. Топорова, В.И. Тюпы, Б.А. Успенского, В.Е. Хализева,
Н.К. Шутой и др. В ходе работы мы опирались также на исследования по
философии М.Д. Ахундова, Г. Башляра, Л.Г. Бергер, Н.А. Бердяева,
А.Г. Габричевского, М. Мерло-Понти, В. Подороги, П.А. Флоренского,
М. Хайдеггера и др.;
культурологии А.Я. Гуревича, Т.С. Злотниковой,
М.С. Кагана, В.П. Руднева и др., психологии Э.Ш. Айрапетьянца, Б.Г. Ананьева,
Т.Н. Березиной, Л.М. Веккера, А.А. Калмыкова, В.В. Майкова, З. Фрейда,
К.Г. Юнга и др.; социологии А.В. Беликовой, Д.В. Михалевского, К.Н. Павлюц,
Т.И. Черняевой и др. Мы также учитывали геокультурные и геопоэтические
аспекты изучения региональной литературы, нашедшие отражение в трудах
В.В. Абашева, Л.О. Зайонц, Д.Н. Замятина, О.А. Лавреновой, Н. Е. Меднис,
Д.С. Московской, А.Г. Прокофьевой, Е.К. Созиной и др.
В работе использованы методы историко-литературного, структурносемиотического, сравнительно-типологического и интертекстуального анализа.
Научно-практическая
значимость
диссертации
определяется
актуальностью темы и новизной исследования. Его результаты могут
8
применяться преподавателями вузов на занятиях по теории литературы, истории
русской литературы, спецкурсах и спецсеминарах по анализу художественного
текста. Материалы и выводы могут также стать базой для дальнейших разработок
в области типологии художественного пространства.
Положения, выносимые на защиту:
1. Диахронический и синхронический подход к анализу пространственных
представлений, нашедших отражение в русской литературе XIX – нач. XXI вв.,
дает возможность разработать функционально-семантическую типологию
пространственных образов и моделей, построенную с учетом сущностных
свойств художественного пространства, с одной стороны, остающихся
неизменными в ходе литературного развития, а с другой – трансформирующихся
в индивидуальном мире писателей.
2. В русской литературе обнаруживаются сквозные, иначе говоря,
устойчиво повторяющиеся пространственные образы – архетипические,
национальные и индивидуальные, а также пространственные структурные
модели, отражающие фундаментальные параметры мировидения писателя и
встречающиеся в произведениях независимо от их родо-жанровой и стилевой
принадлежности – социальная, психологическая и виртуальная.
3. Архетипические пространственные образы – базовые модели
мировосприятия, бессознательно наследуемые у предыдущих поколений – имеют
тенденцию выступать парами, в виде бинарных оппозиций. Основополагающей
пространственной оппозицией в русской литературе является антиномия
«космос/хаос», реализующаяся как в своем чистом виде, так и в ряде вариантов:
дом/лес, дом/дорога, дом/антидом, дом/бездомье.
4. Сквозные пространственные образы деревни, провинциального города,
зимнего и степного пейзажа – основополагающие элементы русской
национальной картины мира. При сопоставительном изучении произведений
русских писателей-классиков выявляется целый спектр пространственногеографических факторов, используемых авторами для характеристики духовнонравственного пространства героев, особенностей их мировосприятия и образа
жизни.
5. Индивидуальные пространственные образы исследуются, во-первых,
как авторские модификации архетипических и национальных пространственных
образов, преобразованные субъективным сознанием писателей, во-вторых, как
особое пространство внутреннего мира личности, имеющее собственную
структуру и моделируемое по тем же законам, по которым создаются другие
пространственные образы. В соответствии с данным подходом описаны
изменения в соотношении внешнего и внутреннего пространства в произведениях
русской литературы от эпохи романтизма до настоящего времени.
6. Изучение сквозных пространственных образов в русской литературе не
ограничивается выявлением сходств и различий в способах моделирования
художественного пространства в произведениях разных писателей. На более
высокий уровень обобщения выводит интертекстуальный анализ, одной из
задач которого может быть поиск общих закономерностей поэтики локальных
9
текстов, которые переходят из текста в текст и эволюционируют, представляя
собой некое метаповествование.
7. Социальное пространство создается как фон, на котором протекает
жизнь человека и совершаются события, имеющие социально-общественную
обусловленность. Эта модель отражает конкретную форму человеческого бытия,
поэтому основные ее характеристики выделяются только при сопоставительном
анализе произведений, принадлежащих разным историческим эпохам.
8. Особенности психологического пространства заключаются в
«опространствовании» психических процессов и в изображении внутреннего
мира как локуса, вместилища, структурными элементами которого являются, с
одной стороны, сенсорные и физиологические ощущения персонажей, которые
как бы растворяются в пространстве, замкнутом в субъекте, а с другой – душа,
сознание, память и т.п., отражающие субъективные особенности личности автора.
9. Виртуальное пространство моделируется в художественной
литературе разными способами: путем деформирования, преобразования
реальной действительности; погружением в игровую реальность, которая
захватывает участников, замыкает их в иной, построенной по правилам игры
сфере; изображением кибернетического пространства – мира, созданного
средствами компьютерных технологий для имитации реальности.
Апробация результатов диссертации. Материалы исследования легли в
основу двух изданий практикума для студентов-филологов «Анализ
художественного текста в аспекте его пространственных характеристик» (2004,
2009), а также учебного пособия «Теория и методика анализа художественного
текста: пространственный аспект» (2007) и монографии «Сквозные
пространственные образы в русской литературе» (2011).
Отдельные главы диссертации используются в авторском спецкурсе
«Анализ текста с учетом его пространственных характеристик», разработанном и
внедренном нами в учебный процесс на факультете филологии Оренбургского
государственного университета с 2009 года.
Основные положения работы были представлены в докладах на
Международных научных конференциях: «Русский язык и литература в
международном образовательном пространстве: современное состояние и
перспективы»
(Гранада
2010);
«Русско-испанские
сопоставительные
исследования: теоретические и методические аспекты» (Гранада 2011); «Михаил
Булгаков, его время и мы» (Краков 2011); «European Science and Technology»
(Висбаден 2012); «In the beginning there was the Word: history and actual problems
of philology and linguistics»; «Verbal culture of the humanity through the prism of
ages»; «Language means of preservation and development of cultural values» (Лондон
2013) и других (Оренбург 2001, 2003, 2007, 2011, 2012, 2013; Тверь 2002; Москва
2010), Всероссийских научных и научно-практических конференциях (Москва
2004, 2005; Стерлитамак 2006; Оренбург 2006, 2010, 2011, 2012, 2013; Орск 2007,
Нефтекамск 2012), Региональных научно-практических конференциях (Оренбург
2002, 2003, 2004, 2005, 2006; Магнитогорск 2003).
Результаты исследования отражены в 64 публикациях, в том числе в
монографии, 16 статьях, опубликованных в научных изданиях, рекомендованных
10
ВАК Министерства образования и науки РФ, и 7 статьях, опубликованных в
зарубежных изданиях.
Структура диссертации включает введение, два раздела, заключение,
список художественных источников и научной литературы. Общий объем работы
346 страниц. Библиография насчитывает 610 наименований.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность темы исследования,
формулируются его цели и задачи, представлены основные положения,
выносимые на защиту, обозначена научно-практическая значимость полученных
результатов.
В предваряющем работу обзоре современных филологических трудов
рассматриваются и разграничиваются наиболее частотные понятия и термины,
принятые для обозначения пространственных образов: «локус», «топос»,
«пространственная мифологема» («архетипический образ»), «пространственный
мотив», концепт «пространство»; аргументируется необходимость использования
в нашем исследовании понятий «сквозной пространственный образ» и
«пространственная модель».
Понятия «локус», «топос» и «пространственная мифологема» используют
для обозначения того или иного пространственного образа, отраженного в
художественном тексте. Выбор одного из этих понятий в литературоведческом
анализе зависит от функций образа в конкретном произведении. Так, локусом
можно назвать любое включенное в текст пространство, как внешнее, так и
внутреннее. Понятие «топос» употребляют, когда речь идет об устойчивых в
национальной литературе образах, а понятие «пространственная мифологема», –
когда характеризуют образ, сохранивший с глубокой древности свое константное
архетипическое значение.
Пространственные образы являются содержательной формой тех или иных
пространственных концептов, поэтому, рассматривая образную систему
художественного произведения, можно использовать элементы концептного
анализа.
Большинство пространственных образов являются сквозными, т.е.
устойчиво повторяющимися как в национальной, так и в мировой литературе в
целом. Используясь в различных контекстах, обрастая дополнительными
оттенками смысла, они вбирают в себя огромное «подтекстовое» содержание и
существуют уже как бы «над текстом», связывая в памяти читателей различные
произведения одного и того же или разных авторов. Сквозные пространственные
образы могут быть таковыми в творчестве отдельного писателя (как например,
«темные аллеи» у И.А. Бунина или «подполье» у В.С. Маканина), но, как
правило, они выходят за рамки художественного мира творческой личности и
становятся устойчивыми для представителей какого-то художественного
направления, течения (например, образ «я-пространства» у романтиков), для
целого поколения (например, «бездомье» в литературе 20-30-х годов ХХ века),
даже для всего народа (например, «деревня», «провинция» у русских писателей).
11
Понятия «сквозной пространственный образ» и «пространственный мотив»
не являются синонимами и связаны только значением повторяемости, однако в
структуру мотива могут быть включены пространственные характеристики,
следовательно, имеет смысл учитывать это в литературоведческом анализе.
В «сильных» текстах (В.Н. Топоров) художественное пространство
предстает как структурная модель, отражающая фундаментальные параметры
мировидения писателя, анализируя такие произведения, целесообразно
использовать термин «пространственная модель».
В первом разделе диссертации «Типология сквозных пространственных
образов» разрабатываются концептуальные основы для создания авторской
классификационной системы сквозных пространственных образов в русской
литературе.
Определяющими признаками, лежащими в основе нашей классификации,
являются следующие характеристики сквозных пространственных образов: их
универсальность; повторяемость в ряде литературных произведений;
вариативность при сохранении базового значения; словесная закрепленность в
тексте произведения.
С точки зрения смысловой обобщенности, сквозные пространственные
образы мы разделили на три группы:
1. Архетипические образы, пронизывающие мировую художественную
литературу от мифологических истоков до современности и образующие
постоянный фонд сюжетов и ситуаций (дом, дорога, ад, рай); универсальные
параметры пространства (стороны света, верх/низ, левый/правый и т.п.);
пограничные (порог, окно, река и т.п.) и др. константные топосы и локусы;
2. Интертекстуальные внутри национальной литературы топосы и локусы,
создающие национальный колорит в произведении и отражающие специфику
русского характера – образы дворянской усадьбы, деревни, провинциального
города, пейзажа и др.;
3. Индивидуальные пространственные образы, способствующие раскрытию
душевной организации персонажей – «я-пространство» (внутренний мир) и
«пространство-я» (субъективно воспринимаемая среда обитания).
Первая глава раздела «Космос и Хаос русской литературы:
архетипические пространственные образы и их производные» посвящена
анализу ведущих в русской литературе пространственных оппозиций дом/лес
(Н.В. Гоголь «Старосветские помещики»); дом/антидом (поэзия Серебряного
века); дом/дорога (лирика М.И. Цветаевой); дом/бездомье (малая проза
М.А. Булгакова).
Обзор трудов отечественных и зарубежных мифологов и литературоведов
показал, что изучение архетипов в художественной литературе не сводится к
анализу личностных архетипических схем, выделенных К.Г. Юнгом. Базовыми
моделями, определяющими исконные ценностные ориентации человека,
безусловно, являются и пространственные образы, являющиеся основой
мировосприятия, некой матрицей, в которой содержатся устойчивые
представления об окружающей действительности.
12
К пространственным архетипическим образам мы отнесли, прежде всего,
антиномическую пару космос/хаос, которая является основанием для других
пространственных оппозиций, таких как: безопасное пространство/ опасное
пространство,
закрытое
пространство/открытое
пространство,
свое
пространство/чужое пространство и др.; образ границы, пространственного
рубежа, разделяющего свой и чужой миры, и некоторые параметры
пространства, например, стороны света и пространственные оси (см. рис. 1)
Архетипические пространственные образы
Виды бинарных оппозиций
граница
космос/хаос
дом/антидом
рай/ад
дом/лес
верх/низ
внешний/внутренний
юг/север и др.
параметры пространства
дом/дорога
небо/земля
опасный/безопасный
вертикаль/горизонталь
дом/бездомье
свое/чужое
сакральный/профанный
центр/периферия
Рисунок 1 – Типология архетипических пространственных образов
Анализ образа дома в диахроническом аспекте позволил нам прийти к
следующим выводам:
- в русской классической литературе образ дома имеет набор традиционных
характеристик – это замкнутое, отгороженное от внешнего мира «свое»
пространство, символизирующее покой, безопасность, уют, благополучие и
согласие в семье, достаток и т.п. Внутренний безопасный дом может быть
противопоставлен только внешнему опасному пространству, например,
мифологическом лесу, как в «Старосветских помещиках», т.е. оценочный
компонент архетипического образа остается пока универсальным и стабильным;
- в поэзии Серебряного века наблюдаются значительные изменения
архетипического значения образа дома, включающегося в новые оппозиции:
дом/антидом, дом/дорога, дом/бездомье. Дом как физическое бытовое
пространство, микрокосм становится временной категорией: он безвозвратно
теряет прежнюю гармонию, разрушается. Сквозным в лирике рассматриваемого
периода становится образ потерянного дома, кроме того, наблюдается
13
перемещение ценностного акцента от дома материального к дому духовному
(«Душу свою я сделала своим домом...» – М.Цветаева);
- наиболее остро непреодолимая тоска по утраченному дому выразилась в
малой прозе М.А. Булгакова. Настойчиво повторяющиеся в его рассказах
мотивы холода, тесноты, темноты, шума, незащищенности личного
приватного пространства превращают дом в антидом, наиболее
распространенным вариантом которого является коммунальная квартира.
Имея все внешние признаки ложного дома, коммунальная квартира
характеризуется еще и разрушением гармонии человеческих взаимоотношений. В
произведениях Булгакова актуализируется и мотив бездомья, который, с одной
стороны, связан с потерей дома и его поиском, а с другой стороны, – с
отсутствием дома как такового;
- наблюдаемые нами изменения, произошедшие в смысловом поле «дом» в
русской литературе на протяжении ста лет позволяют говорить о существенной
деформации архетипического значения образа.
Архетипические пространственные образы, как мы показали на примере
образа «дом», в творчестве отдельных художников и в конкретном историческом
контексте подвергаются не только самообогащению, но и значительной
трансформации, именно поэтому намеченное нами направление исследования
художественного пространства – выделение базовых архетипических образов и
изучение их с учетом динамики литературного процесса – может быть весьма
перспективным.
Во второй главе «″Географический фактор″ художественной
литературы: национальные пространственные образы и их производные»
предметом рассмотрения стали образы деревни, провинциального города и
пейзажные образы, отражающие специфику национальной ментальности.
Русские писатели-классики оказались весьма дальновидными в описании
русского характера, проницательно почувствовав связь «пейзажа русской души» с
«пейзажем русской земли». Те наблюдения над русским характером, которые они
воплотили в образах своих героев, указывая на «власть пространств» над
человеком, впоследствии не раз подтверждались учеными-философами:
С. Соловьевым, В. Ключевским, К. Леонтьевым, Н. Лосским, Н. Бердяевым и др.
Сопоставление образа деревни в повестях «Утро помещика» Л.Н. Толстого,
«Мужики» А.П. Чехова и «Деревня» И.А. Бунина показало безусловное сходство
авторских трактовок, отражающих тот тип национальной модели мира, который
органично присущ русскому менталитету и проявляет себя в пространственных
характеристиках. В ходе анализа произведений мы отметили такие
пространственно обусловленные национальные черты характера, как «искание
абсолютного добра», связь русского человека с родовым гнездом, цельность
натуры, смирение, неумение организовать свое личное пространство и личную
жизнь и др.
В целом ряде произведений – в «Соборянах» Н. Лескова, «Пашинцеве»
А. Плещеева, «Уральских очерках» М. Михайлова, «Губернских очерках»
М. Салтыкова-Щедрина, рассказах А. Чехова и др. – мы обнаружили единство
взглядов на русскую провинцию. Анализ показал, что провинциальный город
14
осознается русскими писателями двояко: как замкнутое в себе патриархальное
пространство,
обладающее
ценностно-нормативными
и
сакральными
характеристиками, отличающееся гармоничностью, чистотой, искренностью,
крепостью родовых отношений, с одной стороны, и как среда рутинная, отсталая,
не способная принципиально обновляться – с другой. Выделенные нами
внешние (быт) и внутренние (жители) особенности провинциального города
характеризуют его не только как пространственно-географический, но и как
ментальный локус.
В повестях «Городок Окуров» М. Горького и «Страна отцов» С. ГусеваОренбургского провинция является, по нашим наблюдениям, своеобразным
носителем культурной информации, особой знаковой системой, включающей и
элементы топографически реального пространства, и основные сферы
социальной, бытовой, духовной, религиозной, экономической жизни. В то же
время изображение «уездной глуши» является попыткой авторов отразить
кризисные события в русской истории, разобраться в русской душе и русском
характере.
Национальный колорит имеет в русской литературе пейзаж. Мы
обозначили два направления в исследованиях пейзажных образов: первое
(типологическое) связано с изучением общих закономерностей в изображении
природы в творчестве отдельного писателя, литературного направления или
периода в целом, второе – с анализом отдельных сквозных образов в
национальной литературе.
Воспользовавшись методикой типологического анализа пейзажа,
разработанной М. Эпштейном применительно к лирике, мы описали систему
пейзажных образов в ранней малой прозе М. Горького, выделив онтологический
тип пейзажа, представленный временным и ландшафтным видами, и
стилеобразующий,
представленный
романтическим,
реалистическим,
психологическим и лирическим пейзажами. Типологический подход позволил
нам не только выявить наиболее продуктивные виды природных описаний у
М. Горького, но и определить все многообразие их функций.
В русской литературе немало сквозных пейзажных образов, имеющих
специфически национальную окраску, например, зимний снежный пейзаж, по
нашим наблюдениям, является в произведениях русских писателей не только
декоративной деталью, создающей определенное настроение, но и символом
России, родного дома, а пейзаж степной олицетворяет, с одной стороны,
свободолюбие русского человека, удаль, бесшабашный размах и широту его
души, а с другой, передает всепоглощающую и неутолимую его тоску,
рожденную бесконечным величием степных просторов.
Рассмотренные нами сквозные пространственные образы деревни,
провинциального города и пейзажа являются, на наш взгляд, ключевыми
элементами русской национальной картины мира. В ходе анализа значительного
корпуса произведений, мы показали, что русские писатели-классики, возможно,
интуитивно почувствовали связь географического фактора с фактором
ментальным, подчеркнув тем самым уникальность и противоречивость русского
национального характера.
15
Мы акцентировали внимание на полисемантичности национальных
пространственных образов, которые зачастую характеризуют духовнонравственное пространство героев, отражая особенности их мировосприятия и
образа жизни. Полученные результаты, систематизированные в таблице 1,
наглядно показывают выявленную нами взаимосвязь пространственногеографических характеристик и специфики национальной ментальности.
Таблица 1
«+»
тишина
покой
отдаленность
от цивилизации
красота
окружающей
природы
«»
грязь
нищета
разруха
ветхость
вонь
патриархальность
уют
тишина
пыль
мир
мертвенность
спокойствие
скука
чистота
красота
праздничность
свежесть
тишина
холод
однообразие
мертвенность
враждебность
мрак
бесконечность
простор
тишина
пустынность
дикость
однообразие
Провинциальный город
Черты национального
характера
«+»
«»
совестливость
леность
согласие
пассивность
цельность натуры воровство
связь с «родовым
гнездом»
гармония
с
природой
несуетность
Зимний
(снежный)
Пейзаж
Особенности изображения
Степн
ой
Деревня
Пространс
твенные
образы
ветхость
отсутствие
цивилизации
неорганизованность
смирение
малообразованность
искренность
бескультурье
открытость
страсть к
интрижкам и
сплетням
бескорыстие
отсутствие
высших
интересов
порядочность
бессмысленность
жизни
равновесие
тоска
здоровье
отрешенность
восторженность
сонливость
мечтательность
неустойчивость
патриотизм (снег стихийность
– символ России)
созерцательность тоска
удаль
уныние
воля
разбой
В третьей главе «Мир внутренний и мир внешний: индивидуальные
пространственные образы и их производные» мы показали, что архетипические
и национальные пространственные образы, имеющие определенный набор
стабильных характеристик и устойчиво повторяющиеся в русской литературе,
могут претерпевать значительную трансформацию в индивидуальном мире
писателей.
16
Проанализировав в качестве примера способы организации космического
пространства в лирике Ф.И Тютчева и его наследников, поэтов-символистов
А. Блока и А. Белого, мы отметили субъективно-авторские особенности в
моделировании универсального пространства. Однако основное внимание мы
уделили другим, малораспространенным в литературоведении аспектам в
изучении индивидуального пространства: во-первых, установили взаимосвязь
пространственных образов с психо-ментальными особенностями автора и
персонажа, во-вторых, выявили основные способы текстовой экспликации
отношений «я» с внешним миром (я – творец собственного мира).
Перенос акцентов с внешнего мира во внутренний в художественной
литературе дал возможность, с одной стороны, даже точку – Я – рассматривать
как локус: Я предстаёт в художественном тексте как внутренний мир,
пространство сознания и души (Я-пространство). С другой стороны, учитывая
открытия в области психологии, касающиеся специфики восприятия человеком
реальности (истинной средой обитания являются лишь фрагменты физической и
социальной действительности, которые отражены в сознании человека), мы
посчитали необходимым говорить о пространстве-Я – особой форме
репрезентации в художественном тексте пространственных представлений
персонажа, наиболее полно раскрывающих специфику его мировосприятия.
Изображение внутреннего микромира субъекта как некоего пространства,
созданного по модели макромира, становится своеобразным открытием поэтовромантиков. Особенности романтического пространствопредставления мы
рассмотрели на примере лирики поэта пушкинской поры А.П. Крюкова.
Используя универсальные оппозиции – свое/чужое, внешнее/внутреннее и т.п. –
поэт рисует субъективное пространство души как типично романтический
«бурный» пейзаж.
С развитием психологизма в литературе внимание к внутреннему
пространству личности значительно усилилось, что получило выражение в еще
большей его «спациализации». Так, анализируя повесть А.П. Потемкина «Я»
(2004), мы заметили, что традиционные пространственные образы, такие как
бытовое, природное и социальное пространства представляются автором как
структурные элементы Я-пространства. Кроме того, составляющими
индивидуального пространства в повести являются интеллектуальное,
психологическое и трансперсональное пространства, исследование которых, с
одной стороны, расширяет возможности изучения сложного художественного
мира произведения литературы в целом, позволяет приблизиться к пониманию
душевной организации главного героя повести, а с другой – позволяет
проследить трансформации в изображении пространства внутреннего мира
человека, произошедшие в русской литературе за период ее двухвекового
развития.
Специфика пространства-Я рассмотрена нами на материале романа
Е.С. Чижовой «Терракотовая старуха» (2011). Развернутые характеристики
отраженной в сознании персонажа среды обитания, включающей
географическое, культурное, бытовое, социальное и ирреальное пространства,
17
способствуют раскрытию внутреннего конфликта главной героини романа
Татьяны.
Сопоставление двух типов индивидуальных пространств в произведениях
новейшей литературы дало основание для следующих выводов: Я-пространство,
вбирая в себя всевозможные виды внешних пространств, представляет собой
единое целое, индивидуальный вполне гармоничный внутренний мир,
пространство-Я, на первый взгляд состоящее из тех же структурных элементов,
является всего лишь субъективным отражением внешнего мира, конфликтным по
своей сути (см. рис. 2).
Индивидуальные пространственные образы
Я-пространство
Пространство-Я
Ирреальное
Социальное
Бытовое
Интеллектуальное
Социальное
Я
Я
Психологическое
Бытовое
Трансперсональное
Географическое
Природное
Культурное
Рисунок 2 – Структура Я-пространства и пространства-Я (по повести
А. Потемкина «Я» и роману Е. Чижовой «Терракотовая старуха»)
В четвертой главе «Художественное пространство и интертекст» мы
обратились к анализу интертекстуального пространства. Рассмотрев различные
подходы к определению этого понятия, мы выделили два направления
исследований, основной задачей которых является поиск перекличек именно в
пространственных характеристиках. Первое из них связано с выявлением
заимствований, реминисценций, аллюзий и т.п. в магистральных образах,
относящихся к локальной топике и установлением семантических
трансформаций, наблюдаемых при переходе от текста к тексту, второе – с
изучением локальных текстов в русской литературе.
Один аспект рассмотрен нами на материале современной оренбургской
поэзии, постоянным лирическим объектом которой является Оренбург. Мы
выделили традиционные характеристики, формирующие городское пространство,
например, включенность в ряд оппозиций (город/деревня, столица/провинция), а
также региональные – особое географическое положение (на Урале, на границе
Европы и Азии, в степи); включенность в поэтическое описание наиболее
18
значимых историко-культурных объектов, организующих внутренний облик
конкретного города.
Другой – на основе краеведческих, исторических, биографических, путевых
и др. произведений, составляющих оренбургский текст русской литературы.
Изучение оренбургского текста как специфической формы организации
художественного пространства позволило выявить и описать семантику,
семиотические функции и мифологическое наполнение магистральных топосов,
которые переходят из текста в текст и эволюционируют, представляя собой некое
метаповествование, частью которого является городской текст, а также отметить
диалектическое единство национального и регионального в локальном тексте.
Второй
раздел
исследования
«Функционально-семантическая
типология пространственных моделей в русской литературе» посвящен
описанию базовых моделей художественного пространства, являющихся основой
художественного мира любого произведения независимо от его родо-, жанро- и
стилеобразующих особенностей.
Проанализировав разные способы моделирования действительности,
встречающиеся в художественной литературе с глубокой древности и по сей
день, мы заметили, что авторы делают акцент либо на изображении «объективно
существующей» обжитой среды, на фоне которой осуществляются социальные
отношения (социальное пространство), либо на описании внутреннего мира
персонажей, представляя этот мир как некий микрокосм (психологическое
пространство), либо на конструировании, вымышленной реальности,
сознательно раздвигая границы художественной условности (виртуальное
пространство).
В то же время чаще всего мы наблюдаем взаимное наложение названных
пространственных моделей в рамках одного произведения, за счет чего
усиливается роль пространственных характеристик в раскрытии авторского
замысла, характеров героев и их внутреннего состояния, существенно
углубляется проблемно-тематическое и идейное содержание текста.
Выявленные миромоделирующие функции пространства послужили
основанием для разработки собственной типологии (см. рис. 3).
В первой главе «Социальная модель художественного пространства»
мы показали, что изучение социального пространства в художественной
литературе касается, с одной стороны, анализа идейно-значимых общественных
конфликтов, лежащих в основе произведений – социально-политических,
социально-идеологических, социально-психологических и др., а с другой –
способов изображения человека в окружающем его социуме, в его связях с
другими людьми.
Социальное пространство является категорией исторической, т.к. отражает
конкретную форму социального бытия, поэтому и основные характеристики
модели социального пространства непосредственно зависят от эпохи,
описываемой в произведении.
19
БАЗОВЫЕ
социальное
психологическое
виртуальное
родообразующие
жанрообразующие
стилеобразующие
эпическое
лирическое
драматическое
географическое
историческое
условное и др.
романтическое
реалистическое
модернистское и др.
Рисунок 3 – Типология пространственных моделей в литературе
Сопоставление произведений писателей-классиков и современного автора
(анализируются «Утро помещика» Л.Н. Толстого и «Человек в футляре»
А.П. Чехова и рассказы В.А. Пьецуха «Утро Помещика» и «Наш человек в
футляре») позволило отметить важные трансформации в трактовке образов,
формирующих социальное пространство:
- открытый спор с Чеховым, использование его названия и сюжета,
актуализированного в ином хронотопе, дает возможность Пьецуху разрушить
социальный миф, связанный со стереотипным толкованием понятия
футлярности: для Чехова это болезнь всего общества, задавленного страхами, а
для Пьецуха – единственный способ уберечь душу от пагубного влияния
окружающей среды;
- если Толстой на фоне русской деревни показал неразрешимый конфликт
между барином и крестьянами, то Пьецух, используя прием интертекстуальной
игры, подвергает ироническому переосмыслению не только социальную, но и
нравственно-философскую проблематику толстовской повести. По мысли нашего
современника, предметом изображения в «Утре помещика», является не столько
социальный конфликт, сколько разочарование молодого писателя в своих
гуманистических устремлениях.
Открытие художниками слова «внутренней вселенной» потребовало
особых средств изображения человека, одно из которых – спациализиция всех
психических процессов: сознательных и бессознательных.
Внутренний мир личности как некое вместилище, локус становится
предметом изучения во второй главе «Психологическая модель
художественного пространства.
20
Психологическое пространство – это внутреннее пространство
человеческого «Я», в котором сосуществуют два мира – мир сознательного и мир
бессознательного (см. рисунок 4).
Как видно на рисунке, мир сознательного включает в себя ментальное
пространство (отображение внешнего пространства в субъективных формах);
интеллектуальное пространство (пространство человеческой мысли, в котором
формируются и живут идеи, представления, образы); духовное пространство
(внутренний психический мир человека: его переживания, настроения, чувства и
т.д.); чувственные образы (зрительные, слуховые, осязательные); пространство
воображения (создание образов, представлений, идей и манипуляция ими).
интеллектуальное
пространство
ментальное
пространство
мир чувственных
образов
Мир сознательного
духовное
пространство
Мир бессознательного
пространство
воображения
интуитивное
пространство
пространство
сновидений
пространство
ассоциаций
пространство
воспоминаний
пространство грез
Рисунок 4 – Структура психологического пространства
Бессознательное начало представлено практически во всех психических
процессах, состояниях и свойствах человека: интуиции (как «чувственной», так и
«интеллектуальной»); сновидениях (душевной жизни во время сна); грезах
(полусне, мечтах, созданиях воображения); ассоциациях (свободных,
неожиданных представлениях, как правило, красочных и многозначных);
воспоминаниях (образах и сюжетах прошлого, всплывающих в памяти, помимо
сознательных намерений человека).
Теоретические
размышления,
касающиеся
специфики
модели
психологического пространства, мы иллюстрировали разбором повести
Л.Н. Андреева «Красный смех» и наиболее репрезентативных поэтических
текстов Б. Пастернака.
Анализ показал, что ядром модели психологического пространства в
эпических произведениях являются сенсорные ощущения – зрительные,
слуховые и осязательные, а также физиологические ощущения – болевые,
статические (например, головокружение) и органические (например, чувства
тошноты, тяжести, жажды), которые как бы растворяются в пространстве,
замкнутом в субъекте.
21
Психологическое пространство в лирике имеет другую структуру,
основными ее элементами становятся душа, сознание, память, сновидения и т.п.
В изображении индивидуального внутреннего мира лирического героя мы
обнаруживаем не только те же законы, по которым создаются другие
пространственные образы, но и специфические способы «преломления»
пространства, отражающие субъективные особенности личности поэта.
В третьей главе «Виртуальная модель
художественного
пространства» исследуются основные формы реализации в художественной
литературе виртуального пространства. С глубокой древности в художественных
текстах описывались явления «другой реальности» – сновидения, грезы, видения,
гипнотические состояния и т.п., в литературных произведениях новейшего
времени персонажи погружаются в виртуальные компьютерные реальности и
всевозможные эзотерические миры. Многочисленные примеры использования
параллельных реальностей в произведениях разных эпох, художественных
направлений и жанров для воссоздания иррациональной или таинственной
атмосферы, фантастического фона, для передачи эмоционального состояния
персонажей и мотивации их поступков и т.д. являются основанием для выделения
модели виртуального пространства как одной из базовых в художественной
литературе.
Модель виртуального пространства может структурироваться на основе
вполне узнаваемых фрагментов эмпирической реальности, представленных,
однако, в трансформированном, переходном, многомерном и условном
состоянии. Подвергая реальное пространство парадоксальным метаморфозам,
художники слова, как правило, заполняют виртуальный мир произведения
визуальными, зрительными образами, которые выступают как микрообразы
единого художественного пространства, но дают представление о каких-то иных,
недоступных опыту, его видах.
Важной особенностью виртуальной пространственной модели, на наш
взгляд, является не только ее воплощенность на уровне воображения, сознания,
чувствования персонажей, но и максимальное воздействие на воображение
читателя в процессе его погружения в художественный мир произведения.
Так, например, поэтами Серебряного века как виртуальное описывается
городское пространство – уродливое, опасное, энтропийное. Однако эта
искаженная реальность способна существовать только при наличии
интерпретирующего субъекта, способного почувствовать передаваемую
языковыми средствами (в основном метафорой и метонимией) атмосферу.
Особым виртуальным способом существования персонажей в произведении
является игра. Анализируя рассказ Л.Н. Андреева «Большой шлем» мы показали,
что создание игрового пространства – сознательный прием, позволяющий автору
исследовать определяющий тип мироотношения героев, вступающих в борьбу с
судьбой.
В. Пелевин в романе «S.N.U.F.F.» помимо «традиционных» видов
виртуального пространства изображает глобальное киберпространство,
моделируемое компьютерными средствами. Однако главным его открытием, как
мы отметили, стало совмещение в одном тексте всех видов виртуальности, что
22
подтверждает мысль ряда современных исследователей, трактующих
«виртуальность» как универсальную характеристику любого текста, независимо
от его идейно-тематической направленности, жанровой и стилевой
принадлежности.
В Заключении подводятся основные итоги исследования и намечаются
перспективы дальнейшего изучения художественного пространства.
На основе диахронического и синхронического подходов и с учетом
изменений пространственной картины мира, художественно отраженной в
русской литературе на разных этапах ее развития, мы разработали типологию
сквозных пространственных образов и базовых пространственных моделей.
Анализ значительного корпуса произведений позволил нам выявить
динамические трансформации в семантике, функциях и структуре
художественного пространства, произошедшие в ходе эволюции русской
литературы.
Предложенная в данной работе типология, на наш взгляд, может послужить
основанием для анализа произведений разных родов, жанров, направлений, эпох,
национальных литератур. Обширная эмпирическая база даст возможность
говорить о национальном своеобразии пространствопредставления в литературе,
о тех особенностях, которые диктуются культурой, временем, творческим
методом, родом и жанром, и о тех сущностных свойствах художественного
пространства, которые остаются неизменными. Перспективным представляется
исследование смешанных моделей пространства, поскольку данная проблема
только частично затронута в нашем диссертационном исследовании.
Мы обозначили лишь часть вопросов, связанных с функционированием
художественного пространства в литературе, которые ждут своего дальнейшего
изучения. Обилие и разноплановость возможных направлений типологического
исследования свидетельствуют о том, что художественное пространство в
литературе является уникальным образованием, способным дать ключ к
пониманию и адекватному толкованию не только отдельных произведений или
индивидуально-авторской концепции, но и литературного процесса в целом.
Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях
автора:
Монографии и учебные пособия:
1. Пыхтина, Ю.Г. Сквозные пространственные образы в русской
литературе: монография / Ю.Г. Пыхтина. – GmbH: LAP LAMBERT Academic
Publishing, 2011. – 150 с.
2. Пыхтина, Ю.Г. Деформация архетипа «дом» в малой прозе
М.А. Булгакова: глава в коллективной монографии // Михаил Булгаков, его время
и мы / Ю.Г. Пыхтина; под общ. ред. Гжегожа Пшебинды и Януша Свежего. –
Краков 2012, – С. 83-91.
3. Пыхтина, Ю.Г. Анализ художественного текста в аспекте его
пространственных характеристик: практикум для студентов-филологов и
учащихся гимназических классов / В.Ю. Прокофьева, Ю.Г. Пыхтина. – Оренбург:
Изд-во ОГПУ, 2004. – 152 с.
23
4. Пыхтина, Ю.Г. Теория и методика анализа художественного текста:
пространственный аспект: учебное пособие / Ю.Г. Пыхтина. – Оренбург: ИПК
ГОУ ОГУ, 2007. – 113 с.
5. Пыхтина, Ю.Г. Анализ художественного текста в аспекте его
пространственных характеристик: практикум для студентов-филологов /
В.Ю. Прокофьева, Ю.Г. Пыхтина. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – Оренбург: ИПК
ГОУ ОГУ, 2009. – 99 с.
6. Пыхтина, Ю.Г. Анализ текста с учетом его пространственных
характеристик: программа спецкурса для студентов специальности 031001–
филология. Зарег. в УСИТО № 7856 от 07.12.2009 на правах электронного
учебно-методического издания. – Оренбург: ОГУ, 2009. – 11 с.
Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:
7. Пыхтина, Ю.Г. О пространственных архетипах в литературе /
А.А. Коробейникова, Ю.Г. Пыхтина // Вестник Оренбургского государственного
университета.– 2010. – № 11. – С. 42-50.
8. Пыхтина, Ю.Г. Деревня как модель национального пространства в
творчестве Л.Н. Толстого / Ю.Г. Пыхтина // Вестник Военного университета. –
2011. – № 1(25).– С. 56-61.
9. Пыхтина, Ю.Г. Пространственные мотивы дома и дороги в лирике М.И.
Цветаевой / Ю.Г. Пыхтина // Вестник Российского университета дружбы народов.
Серия Литературоведение. Журналистика. – 2011. – № 3. – С. 18-25.
10. Пыхтина, Ю.Г. Пространственные мотивы города Оренбурга в лирике
оренбургских поэтов // Вестник Оренбургского государственного университета. –
2011. – № 4. – С. 355-358.
11. Пыхтина, Ю.Г. Провинциальный город как национальный
пространственный образ в русской литературе / Ю.Г. Пыхтина,
А.А. Коробейникова // Вестник Оренбургского государственного университета. –
2011. – № 11. – С. 49-56.
12. Пыхтина, Ю.Г. Игра как индивидуальный пространственный образ в
русской литературе / Ю.Г. Пыхтина, А.А. Коробейникова // Вестник
Оренбургского государственного университета. – 2011. – № 11. – С.16-19.
13. Пыхтина, Ю.Г. О пространстве деревни и русском характере (на
материале произведений Л. Толстого «Утро помещика», А. Чехова «Мужики», И.
Бунина «Деревня») / Ю.Г. Пыхтина // Вестник Адыгейского государственного
университета. – 2011. – № 4. – С. 37-42.
14. Пыхтина, Ю.Г. Структура художественного пространства в повести Л.
Андреева «Красный смех» / Ю.Г. Пыхтина // Вестник Оренбургского
государственного университета. – 2012. – № 4. – С. 68-73.
15. Пыхтина, Ю.Г. Репрезентация региональной ментальности в
оренбургском тексте русской литературы / Ю.Г. Пыхтина // Мир науки,
культуры, образования. – 2012. – № 5 (36). – С. 263-265.
16. Пыхтина, Ю.Г. Вневременные формы бытия в лирике акмеистов /
Пороль О.А.,
Пыхтина Ю.Г. // Вестник Челябинского государственного
университета. – 2012. – № 23 (277). – С. 100-107.
24
17. Пыхтина, Ю.Г. Пространство библейских реминисценций в лирике
О.Э. Мандельштама / Пыхтина Ю.Г., Пороль О.А. // European Social Science
Journal (Европейский журнал социальных наук). – 2012. – № 10. – С. 132-138.
18. Пыхтина, Ю.Г. Модель социального пространства в русской
литературе: От «Человека в футляре» А.П. Чехова к «Нашему человеку в
футляре» В.А. Пьецуха / Ю.Г. Пыхтина // Вестник Оренбургского
государственного университета. – 2012. – № 11 (147). – С. 29-37.
19. Пыхтина, Ю.Г. «Утро помещика» Л.Н. Толстого и «Утро Помещика»
В.А. Пьецуха: К проблеме интертекстуального пространства в литературе / Ю.Г.
Пыхтина // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия:
Литературоведение, журналистика. – 2013 – № 1. – С. 48-55.
20. Пыхтина, Ю.Г. Модель интертекстуального пространства в
художественной литературе / Ю.Г. Пыхтина // Филологические науки. Вопросы
теории и практики. Научно-теоретический и прикладной журнал. – 2013. – № 13
(21) Часть II. – С. 167-171.
21. Пыхтина, Ю.Г. Структура психологического пространства в лирике Б.
Пастернака / Ю.Г. Пыхтина // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 8
(ч.2). – С. 490-495.
22. Пыхтина, Ю.Г. К проблеме использования пространственной
терминологии в современном литературоведении / Ю.Г. Пыхтина // Вестник
Оренбургского государственного университета. – 2013. – № 11. – С. 27-35.
Статьи, опубликованные в зарубежных изданиях:
23. Пыхтина, Ю.Г. Функционально-семантический анализ образа дома в
поэзии серебряного века / Ю.Г. Пыхтина // Русский язык и литература в
международном образовательном пространстве: современное состояние и
перспективы: материалы II международной конференции. К 55-летию
преподавания русского языка в Испании. Гранада, 8-10 сентября 2010 г. –
Гранада, 2010. – С. 1839-1844.
24. Пыхтина, Ю.Г. Провинциальный город как ментальное пространство /
Ю.Г. Пыхтина, О.А. Пороль. // «Русско-испанские сопоставительные
исследования: теоретические и методические аспекты», Международная
конференция. Испания, Гранада, 7-9 сентября 2011 г. – С. 438-443.
25. Pykhtina, Y.G. THE PROBLEM OF TYPOLOGY OF SPATIAL MODELS
IN FICTION: THE MODEL OF PSYCHOLOGICAL SPACE / Y.G. Pykhtina //
European Science and Technology materials of the II international research and
practice conference Wiesbaden, Germany, May 9-10 2012 Vol. III. – Wiesbaden,
Germany, 2012. – P.193-197.
26. Пыхтина, Ю.Г. Структура художественного пространства в повести
А.П. Потемкина «Я» / Ю.Г. Пыхтина // In the beginning there was the Word: history
and actual problems of philology and linguistics: Materials digest of the XLVI
International Research and Practice Conference and I stage of the Championship in
philological sciences. – London, March 28- April 02, 2013. – P. 37-40.
27. Пыхтина, Ю.Г. Структура виртуального пространства в романе
Виктора Пелевина «S.N.U.F.F.» / Ю.Г. Пыхтина // Verbal culture of the humanity
25
through the prism of ages: Materials digest of the LVIII International Research and
Practice Conference and II stage of the Championship in philological sciences. –
London, July 18- July 23, 2013. – P. 46-48.
28. Пыхтина, Ю.Г. К проблеме классификации пространственных образов
и моделей / Ю.Г. Пыхтина // Language means of preservation and development of
cultural values: Materials digest of the LXX International Research and Practice
Conference and III stage of the championship in philology sciences. – London,
November 14-20, 2013.– P. 42-44.
Другие публикации:
29. Пыхтина, Ю. Г. Обращение к теме провинциального города при
анализе художественных произведений в школе / Ю.Г. Пыхтина // Проблемы
изучения художественного произведения в школе и вузе: сб. науч. тр. / Отв. ред.
А.Г. Прокофьева. – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2001. – С. 144 -150.
30. Пыхтина, Ю.Г. Провинциальный город в рассказе В.И. Даля «Домик
на Водяной улице»: Урок внеклассного чтения в 9 классе / Ю.Г. Пыхтина //
Вторые международные Измайловские чтения, посвященные 200-летию со дня
рождения В.И. Даля. Оренбург, 25-27 октября 2001 г.: Материалы / Отв. ред. А.Г.
Прокофьева. – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2001. – С. 360-365.
31. Пыхтина, Ю.Г. Обращение к образу города при изучении лирики
А. Блока в 11 классе / Ю.Г. Пыхтина // Пространство и время в художественном
произведении: сб. науч. тр. / Сост. и науч. ред. А. Г. Прокофьева, С.М. Скибин,
В.Ю. Прокофьева. – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2002. – С. 257-261.
32. Пыхтина, Ю.Г. Художественное пространство в лирике поэта
пушкинской поры А.П. Крюкова / Ю.Г. Пыхтина // Материалы международной
научной конференции «Мир романтизма» (Х Гуляевских чтений). 12-15 сентября
2002 г.: Выпуск 6 (30). – Тверь: Изд-во «Золотая буква», 2002. – С. 300-305.
33. Пыхтина, Ю. Г. Город как интертекстуальный пространственный образ
в русской литературе / Ю.Г. Пыхтина // Наука XXI века: Проблемы и
перспективы: Материалы XXIV преподавательской и XLII студенческой научнопрактической конференции ОГПУ. 4-5 апреля 2002 г. Ч. 3: Секции
филологического факультета. – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2002. – С. 180- 183.
34. Пыхтина, Ю.Г. Подготовка будущих учителей-словесников к
школьному анализу художественного текста в аспекте пространственных
характеристик / Ю.Г. Пыхтина // Теория и практика высшего профессионального
образования: содержание, технологии, качество: Материалы XXV научнопрактической конференции. Оренбург, 3-4 апр. 2003 г. – Оренбург: Изд-во ОГПУ,
2003. – С. 208- 215.
35. Пыхтина, Ю.Г. Художественное пространство в физиологическом
очерке В.И. Даля «Уральский казак» / Ю.Г. Пыхтина // Пространственновременные модели художественного текста: сборник статей и материалов. –
Самара: Изд-во СГПУ, 2003. – С. 86-90.
36. Пыхтина, Ю.Г. Анализ произведений А.С. Пушкина в школе с учетом
пространственных характеристик / Ю.Г. Пыхтина // Третьи международные
Измайловские чтения, посвященные 170-летию приезда в Оренбург А.С.
26
Пушкина. Оренбург, 9-10 октября 2003 г.: В 2 ч. – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2003.
– С. 254-261.
37. Пыхтина, Ю.Г. Провинциальный город в русской литературе как
интертекстуальный локус / Ю.Г. Пыхтина // Итертекст в художественнопублицистическом дискурсе: Материалы научной конференции. Магнитогорск,
13-15 ноября 2003 г. – Магнитогорск: Изд-во МаГУ, 2003. – С. 304-307.
38. Пыхтина, Ю.Г. Пространство и время в повести А. Платонова
«Котлован». Урок в 11 классе / Ю.Г. Пыхтина // Качество профессионального
образования: новые приоритеты, системы оценки: Материалы XXVI
преподавательской научно-практической конференции. Оренбург, 7-8 апр. 2004 г.
Ч. 2: Секции филологического факультета. – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2004. –
С. 194-200.
39. Пыхтина, Ю.Г. Анализ произведений А.С. Пушкина в школе:
пространственный аспект / Ю.Г. Пыхтина // А.С. Пушкин и русская литература:
Материалы научной конференции Всероссийского праздника русского языка,
приуроченного к Пушкинским дням. Москва, 2-5 июня 2004 г. / Под общей ред.
А.С. Карпова, Е. Л. Шураевой. – М: Изд-во РУДН, 2004. – С.123-129.
40. Пыхтина, Ю.Г. Образы природных стихий в лирике Ф.И. Тютчева /
Ю.Г. Пыхтина // Город, усадьба, дом в литературе: сб. науч. ст. – Оренбург: Издво ОГПУ, 2004. – С. 68-70.
41. Пыхтина, Ю.Г. Школьный анализ художественного произведения в
аспекте пространственных характеристик: автореф. дис. ...канд. пед. наук:
13.00.02 / Юлиана Григорьевна Пыхтина. – Самара, 2005. – 23 с.
42. Пыхтина, Ю.Г. Анализ художественного произведения в аспекте
пространственных характеристик как методическая проблема / Ю.Г. Пыхтина //
Материалы региональной науч.-практич. конф. молодых ученых и специалистов
Оренбургской области. Ч. 1. – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2005. – С. 4-5.
43. Пыхтина, Ю.Г. Психологические свойства личности и их влияние на
интерес к художественной литературе / Ю.Г. Пыхтина // Провинциальная
библиотека в контексте истории: Материалы региональной науч.-практ. конф. –
Оренбург: Изд. центр ОГАУ, 2006. – С. 108-119.
44. Пыхтина, Ю.Г. Образ провинциального города в художественной
структуре произведений А.П. Чехова / Ю.Г. Пыхтина // Культура города:
традиции и современность: Материалы всероссийской науч.-практ. конф. Ч.1. –
Стерлитамак: Стерлитамакский филиал МГОПУ им. М.А. Шолохова, 2006. – С.
16-20.
45. Пыхтина, Ю.Г. Анализ архетипического пространства в повести Н.В.
Гоголя «Старосветские помещики» / Ю.Г. Пыхтина // Филологические чтения:
Материалы всероссийской науч.-практ. конф. – Оренбург, ОГУ, 2006. – С. 222224.
46. Пыхтина, Ю.Г. Анализ «сквозных» пространственных образов на
уроках литературы в средних и старших классах (на примере образа дома) / Ю.Г.
Пыхтина // Проблемы и перспективы филологического образования в школе и
вузе: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Орск, 2007
(электр.).
27
47. Пыхтина, Ю.Г. Психологические свойства личности как основа
восприятия художественной литературы / Ю.Г. Пыхтина // Филологические
чтения: Материалы Международной научно-практической конференции. –
Оренбург, ИПК ГОУ ОГУ, 2007. – С. 263-268.
48. Пыхтина, Ю.Г. Содержание регионального компонента литературного
образования и его реализация в средней школе / Ю.Г. Пыхтина // Регионально
ориентированные исследования филологического пространства: Материалы
Всероссийской научно-практической конференции. – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ,
2008. – С.203-210.
49. Пыхтина, Ю.Г. Образ дома в русской поэзии рубежа XIX-XX веков /
Ю.Г. Пыхтина // Филологические чтения: Материалы всероссийской научнопрактической конференции, Оренбург, 29-30 окт. 2010 г. – Оренбург: ОГУ, 2010.
– С. 310-316.
50. Пыхтина, Ю.Г. Семантика архетипических пространственных мотивов
в литературе / Ю.Г. Пыхтина // Личность в межкультурном пространстве:
Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной
50-летию РУДН. Москва, 18-19 ноября 2010 г. – М.: РУДН, 2010. – С. 209-215.
51. Пыхтина, Ю.Г. Провинциальный город в повести С.И. ГусеваОренбургского «Страна отцов» / Ю.Г. Пыхтина // Пятые Большаковские чтения.
Культура Оренбургского края: история и современность: Научнообразовательный и культурно-просветительный альманах / Науч. ред. С. В.
Любичанковский. – Оренбург: Оренбургская книга, 2011. – С.410-415.
52. Пыхтина, Ю.Г. Образ провинциального города в повестях С. ГусеваОренбургского «Страна отцов» и М. Горького «Городок Окуров» / Ю.Г. Пыхтина
// Актуальные проблемы культуры, искусства, и художественного образования:
сб. науч. тр. выпуск 12 / Гл. ред. Б.П. Хавторин, сост. и науч. ред. В.А. Логинова.
– Оренбург: Изд-во ГОУ ВПО «ОГИИ им. Л. и М. Ростроповичей», 2011. – С. 9096.
53. Пыхтина, Ю.Г. Пространственный анализ художественного
произведения как компонент литературного образования / Ю.Г. Пыхтина,
А.А. Коробейникова // Актуальные проблемы культуры, искусства, и
художественного образования: сб. науч. тр. выпуск 10 / Гл. ред. Б.П. Хавторин,
сост. и науч. ред. В.А. Логинова. – Оренбург: Изд-во ГОУ ВПО «ОГИИ им. Л. и
М. Ростроповичей», 2011. – С. 257-263.
54. Пыхтина, Ю.Г. Оренбургский текст в русской литературе как
отражение провинциальной ментальности / Ю.Г. Пыхтина // Оренбургский край:
сб. науч. тр. – Вып. 5. – Оренбург: ОГПУ, 2011. – С. 172-175.
55. Пыхтина, Ю.Г. Проблема типологии пространственных образов в
художественной литературе / Ю.Г. Пыхтина // Филологические чтения:
Материалы международной научно-практической конференции (Оренбург, 24-25
ноября 2011 г.) – Оренбург: ФГБОУ ВПО «ОГИМ», 2011. – С. 248-254.
56. Пыхтина, Ю.Г. Романтическое Я-пространство в лирике А.П. Крюкова
/ Ю.Г. Пыхтина //Актуальные проблемы культуры, искусства и художественного
образования: сб. науч. тр. ОГИИ Вып. 11 / Гл. ред. Б.П. Хавторин, сост. и науч.
28
ред. В.А. Логинова. Оренбург: Изд-во ГОУ ВПО «ОГИИ им. Л. и М.
Ростроповичей», 2012. – С. 252-257.
57. Пыхтина, Ю.Г. Методика анализа художественного пространства в
лирических произведениях / Ю.Г. Пыхтина // Проблемы современного
филологического образования: сб. науч. тр. выпуск Х / Ответ. ред. В.А. Коханова.
– М.: МГПУ; Ярославль: Ремдер, 2012. – С. 118-123.
58. Пыхтина, Ю.Г. Образ деревни в русской литературе второй половины
XIX – начала ХХ вв. / Ю.Г. Пыхтина // Актуальные проблемы культуры,
искусства, и художественного образования: сб. науч. тр. выпуск 12 / Гл. ред. Б.П.
Хавторин, сост. и науч. ред. В.А. Логинова. – Оренбург: Изд-во ГОУ ВПО
«ОГИИ им. Л. и М. Ростроповичей», 2012. – С. 115-123.
59. Пыхтина, Ю.Г. Пространственный образ деревни в русской
литературе: проблема сопоставительного анализа / Ю.Г. Пыхтина // Язык,
литература и культура: Актуальные проблемы изучения и преподавания:
Материалы II Всероссийской научно-практической конференции, посвященной
Году благополучия детства и укрепления семейных ценностей в Республике
Башкортостан.
Нефтекамский
филиал
Башкирского
государственного
университета 1-2 июня 2012. – Уфа: РИЦ БашГУ,2012. – С. 298-302.
60. Пыхтина, Ю.Г. Оренбургский текст в русской литературе XIX-XXI вв.
как отражение провинциальной ментальности / Ю.Г. Пыхтина // Н.П.Анциферов.
Филология прошлого и будущего: По материалам международной научной
конференции «Первые московские Анциферовские чтения. Москва, 25-27
сентября 2012 г. – М.: ИМЛИ РАН, 2012. – С.412-415.
61. Пыхтина, Ю.Г. Модель психологического пространства в
художественной литературе / Ю.Г. Пыхтина // Филологические чтения:
Материалы международной научно-практической конференции: Оренбург, 29-30
ноября 2012 г. / ФГБОУ ВПО «ОГИМ», – Оренбург: ОГУ, 2012. –
С. 160-164.
62. Пыхтина, Ю.Г. Модель социального пространства в художественной
литературе: к постановке проблемы / Ю.Г. Пыхтина // Актуальные проблемы
современного искусствознания: культура, искусство и образование в России в
условиях глобализации: Материалы XVI Российской научно-практической
конференции. – Оренбург: Изд-во ГОУ ВПО «ОГИИ им. Л. и М. Ростроповичей»,
2013. – С. 83-88.
63. Пыхтина, Ю.Г. Пространственный подход к анализу художественного
произведения: теоретический и методический аспекты / Ю.Г. Пыхтина //
Университетский комплекс как региональный центр образования, науки и
культуры: Материалы всероссийской научно-методической конференции (с
международным участием): Оренбургский гос. ун-т. 30 января-1 февраля 2013 г.
– Оренбург: ООО ИПК «Университет», 2013. – С. 2093-2099.
64. Пыхтина, Ю.Г. Структура Пространства-Я в романе Е. Чижовой
«Терракотовая старуха» / Ю.Г. Пыхтина // IV Измайловские чтения,
посвящённые 180-летию поездки А.С. Пушкина в Оренбург: Материалы
Международной
научно-практической
конференции:
Оренбургский
государственный педагогический университет. 26-28 сентября 2013 г. –
Оренбург: ОГПУ, 2013. – С. 199-203.
29
Пыхтина Юлиана Григорьевна (Россия)
Функционально-семантическая типология пространственных образов и
моделей в русской литературе XIX- нач. XXI вв.
В диссертации предложен функционально-семантический подход к
типологическому исследованию художественного пространства. На основе
анализа значительного корпуса произведений русской литературы XIX-нач. XXI
вв. выявляются и описываются сквозные пространственные образы:
архетипические
(дом/лес,
дом/дорога,
дом/антидом,
дом/бездомье),
национальные (деревня, провинциальный город, зимний и степной пейзаж) и
индивидуальные
(пространство-я,
я-пространство),
а
также
базовые
пространственные модели (социальная, психологическая и виртуальная),
являющиеся основой художественного мира любого произведения независимо от
его родо-, жанро- и стилеобразующих особенностей. Доказывается, что данный
подход может плодотворно использоваться для описания динамических
трансформаций, происходящих в художественной литературе в процессе ее
исторического развития.
Pykhtina Yuliana (Russia)
Functional and semantic typology of spatial images and models in Russian
literature of XIX-beginning of XXI centuries.
New functional and semantic approach to typological research of art space in
Russian literature is offered in this thesis. On the basis of the analysis of considerable
amount of works of literature through spatial images are revealed and described:
archetypical (house/forest, house/road, house/anti-house, house/ homelessness),
national (village, country town, winter and steppe landscape) and individual (space - I, I
- space) and also basic spatial models (social, psychological and virtual) which form the
basis of the art world of any work of literature irrespective of its kind, genre-and styleforming features. It is proved that this approach can be fruitfully used for the
description of the dynamic transformations occurring in fiction as a historically
developing system.
30
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
8
Размер файла
404 Кб
Теги
0c54ba531a, uploaded
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа