close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

158348

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
НЕЧАЕВА НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВНА
РЕЧЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ МОНОЛИНГВОВ
И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ БИЛИНГВОВ-ЭМИГРАНТОВ:
ПРАГМАЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
(на материале русскоязычных и англоязычных
литературно-критических эссе)
Специальность 10.02.19 – теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата филологических наук
Ростов-на-Дону – 2014
Работа выполнена на кафедре немецкой филологии
ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»
Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор
Матвеева Галина Григорьевна
Официальные оппоненты:
Муругова Елена Валерьевна,
доктор филологических наук, доцент, ФГБОУ
ВПО «Донской государственный технический
университет» / кафедра «Мировые языки и культуры», зав. кафедрой
Рябичкина Галина Владимировна,
доктор филологических наук, доцент, ФГБОУ
ВПО «Астраханский государственный университет» / кафедра английского языка и технического
перевода, профессор
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет»
Защита состоится «17» апреля 2014 г. в 1300 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.208.17 по филологическим наукам при ФГАОУ
ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-наДону, ул. Б. Садовая, 33, ауд. 202.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГАОУ ВПО
«Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул.
Б. Садовая, 33.
Автореферат разослан «17» марта 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Григорьева Надежда Олеговна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
В реферируемой диссертационной работе изучаются и описываются особенности речевого поведения профессиональных билингвов, русских эмигрантов в
США, в сравнении с речевым поведением монолингвов, представителей русской и
американской (англоязычной) лингвокультур, с точки зрения скрытой прагмалингвистики. В настоящем исследовании используется прагмалингвистическая трактовка речевого поведения как неосознаваемого автоматизированного выбора отправителем текста в типичной речевой ситуации речевых сигналов грамматических
и текстуальных категорий, актуализирующих скрытые нюансы смысла и характеризующих его индивидуальность (Матвеева, Г. Г., Петрова, Е. Е. Речевая деятельность и речевое поведение как составляющие речи [Текст] / Г. Г. Матвеева,
Е. Е. Петрова // Актуальные проблемы коммуникации и культуры: международный
сб. науч. трудов. Пятигорск: ПГЛУ, 2005. Вып. 2. С. 66–72). Особенности речевого
поведения сопоставляются на основе фрагментов индивидуальных речевых портретов англоговорящих, русскоговорящих и двуязычных филологов-литераторов.
Актуальность данного исследования определена как собственно лингвистическими факторами, так и социальными. Лингвистическая актуальность работы состоит в том, что изучение особенностей речевой коммуникации билингвов в сопоставлении с монолингвами происходит как со стороны личностных, так и со стороны стереотипных этноспецифических особенностей речевого поведения, что можно
отнести к одной из важных задач современного языкознания. Исследование носит
кросс-культурный характер и выполнено в рамках антропоцентрической парадигмы, поскольку рассматривает проблему национальной специфики речевого поведения, связанную с проблематикой этнокультурной идентичности, которая также
чрезвычайно актуальна в современном мире. Изучение особенностей речевой составляющей коммуникативного поведения русско-американских билингвов в сопоставлении с русскими и американскими монолингвами позволяет прогнозировать
возможные лингвокультурологические речеповеденческие сходства и различия в
пределах исследуемой социально-профессиональной группы, улучшить взаимопонимание и тем самым повысить эффективность внутри- и межкультурного общения. Социально проблематика данного исследования обращается к явлению, приобретающему, в силу интенсивной глобализации мирового пространства, все более
широкие масштабы, – индивидуальному профессиональному билингвизму. Профессиональный билингвизм (владение двумя языками на высоком уровне в результате профессионального обучения и использования этих языков в профессиональной деятельности) становится необходимым условием интеллектуальнопрофессионального развития во многих областях науки и экономики.
Объект настоящего исследования – это речевое поведение монолингвов и
билингвов как неосознаваемый автоматический выбор авторами речевых сигналов
грамматических и текстуальных категорий в привычных коммуникативных ситуациях.
Предметом исследования являются стереотипные национально-культурные
особенности речевого поведения монолингвов – носителей русского языка и американского варианта английского языка и, в сопоставлении с ними, индивидуальные особенности речевого поведения двуязычных эмигрантов. Анализ речевого по-
4
ведения проводится в схожих коммуникативных ситуациях – в речевых произведениях жанра литературно-критического эссе, в рамках одной профессиональной
группы – филологи-литераторы.
В качестве материала исследования были отобраны письменные речевые
произведения 10 англоязычных, 10 русскоязычных авторов и 5 авторов-билингвов в
жанре литературно-критического эссе на русском и английском (американский вариант) языках. Авторы-билингвы – пять представителей русской эмиграции третьей
и четвертой волны в США, которые на момент создания анализируемых речевых
произведений представляли собой продуктивных смешанных искусственных профессиональных билингвов и уже прошли процесс социокультурной адаптации.
Монолингвы, по десять авторов в каждой лингвокультурной группе, отбирались по
схожим с билингвами биосоциальным параметрам. Тексты были взяты из медиаисточников (литературные журналы, сборники литературной критики, специализированные и персональные Интернет-сайты). Все тексты были поделены на единицы
анализа и счета. При подсчетах встречаемости речевых сигналов в среднем анализировалось не менее 250 единиц счета для каждого автора (всего более 8000 малых
синтаксических групп). В работе обсуждаются результаты прагмалингвистического
анализа по трем речевым стратегиям скрытого воздействия, что задействует в общей сложности около 25 000 единиц счета, а также подразумевает составление и
заполнение 30 индивидуальных и 12 сводных таблиц-матриц и составление 30 индивидуальных и 12 групповых фрагментов речевых портретов.
Гипотеза исследования: в речевом поведении аккультурированных продуктивных профессиональных билингвов, обладающих высоким уровнем коммуникативной и межкультурной компетенции, при смене лингвокультурного кода может
наблюдаться лингвокультурная речеповеденческая интерференция, проявляющаяся в реализации особенностей речевого поведения одной лингвокультуры в ситуации коммуникации в другой.
Если в особенностях стереотипного речевого поведения двух лингвокультурных групп монолингвов присутствуют существенные различия, которые можно
выразить количественно, то в речевом поведении профессиональных билингвов,
использующих оба данных лингвокультурных кода, можно количественно проследить наличие лингвокультурной речеповеденческой интерференции.
Цель исследования – изучить и сравнить в рамках профессиональной группы филологов-литераторов, в речевом жанре литературно-критического эссе, методом прагмалингвистического контент-анализа стереотипные этноспецифические
особенности речевого поведения двух лингвокультурных групп монолингвов, носителей английского (американский вариант) и русского языков, и индивидуальные
особенности речевого поведения билингвов, активно использующих оба названных
языка.
Достижение цели исследования предполагает решение следующих задач:
· исследовать в одном речевом жанре (литературно-критического эссе) речевое поведение двух групп монолингвов, схожих по ряду биологических и социальных параметров, но представляющих две разные лингвокультуры: русскую и
американскую, обработать данные с помощью программного продукта MS Excel и
диагностировать стереотипные особенности их речевого поведения;
5
· выявить области существенных этноспецифических различий в речевом
поведении между двумя рассматриваемыми лингвокультурными группами монолингвов, используя интервальную оценку и критерии математической статистики;
· исследовать речевое поведение билингвов-эмигрантов на русском и английском языках при условии отбора билингвов и их речевых произведений по
идентичным критериям, обработать данные с помощью программного продукта
MS Excel и диагностировать индивидуальные особенности их речевого поведения
при использовании двух разных лингвокультурных речеповеденческих кодов;
· проанализировать и сопоставить стереотипные национально-культурные
особенности речевого поведения монолингвов и индивидуального речевого поведения билингвов-эмигрантов и определить сходства и различия между ними, используя интервальную оценку и критерии математической статистики;
· пронаблюдать наличие либо отсутствие изменений в количественных показателях прагмалингвистической составляющей речевого поведения билингвовэмигрантов при использовании различных лингвокультурных кодов, проанализировать характер этих изменений и таким образом диагностировать наличие лингвокультурной речеповеденческой интерференции.
Методологическая база исследования. В основе исследования лежат общефилософская диалектико-материалистическая концепция и принципы всеобщей
связи явлений, мышления и языка, категорий количества и качества, формы и содержания, причины и следствия.
Общенаучная методология исследования строится на принципах системности
и антропоцентризма, поскольку в центре прагмалингвистического анализа находится личность как субъект и объект речевого воздействия.
Частнонаучную базу работы составляют:
· работы в области теории и методов лингвистической прагматики
С. Г. Агаповой (2003, 2004, 2009), М. Б. Бергельсон и А. Е. Кибрика (1980),
А. В. Бондарко (1981), Т. ван Дейка (1978) , Г. В. Колшанского (1975),
Г. Г. Матвеевой (1984, 2001, 2004), И. А. Стернина (2000, 2001, 2003), G. Jule
(1996), G. N. Leech (1983), Ch. E. Osgood (1963) и пр.;
· разработки в области взаимосвязи и взаимодействия языка и культуры (этнопсихолингвистики, этнопсихологии, лингвокультурологии, когнитивной лингвистики
и
межкультурной
коммуникации)
С. Г. Агаповой
(2004),
В. фон Гумбольдта (1984), В. И. Карасика (2002), Л. В. Куликовой (2004, 2006),
Т. В. Лариной (2003), О. А. Леонтович (2003), И. Ю. Марковиной (1988),
В. А. Масловой (2001), Ю. А. Сорокина (1977), И. А. Стернина (2000, 2001,2003),
Т. Г. Стефаненко (1999), С. Г. Тер-Минасовой (2000), F. Boas (1911), D. H. Hymes
(1995), E. Sapir (1921), B. Whorf (1956) и др.;
· теоретические положения и результаты исследований в области психологии
и психолингвистики Б. Г. Ананьева (1977), Л. С. Выготского (2005), А. А. Залевской
(2002), Р. М. Фрумкиной (2001) и др.;
· психолого-педагогическая и социолингвистическая база знаний по билингвизму: работы Р. Т. Белла (1980), У. Вайнрайха (1972, 1979), Е. М. Верещагина
(1969), Л. С. Выготского (2005), Ю. Д. Дешериева (1961, 1962, 1966),
6
К. З. Закирьянова (1991), И. А. Зимней (1991, 2001), М. М. Михайлова (1969), Е. И.
Пассова (1985), А. Д. Швейцера (1976, 1978), Л. В. Щербы (1974), С. Эрвин-Трипп
(1975), H. B. Beardsmore (1986), E. Blocher (1909), Yu. Butler, K. Hakuta (2004),
M. Meisel Ürgen (2004), P. Muysken (2004), U. Weinreich (1953) и др.;
· исследования в области речевых жанров, стилистики и анализа текста
И. В. Арнольд (1973), М. М. Бахтина (1986), М. П. Брандеса и В. И. Провоторова
(1999), И. Р. Гальперина (1981), И. В. Кабановой (2005) и др.;
· работы в области математической статистики и теории вероятностей
А. А. Афонина (2004), А. Л. Бурцева (2010), В. Е. Гмурмана (1999), Г. А. Корна и
Т. М. Корн (1978).
В качестве основополагающих разработок в ходе данного исследования использовались труды проф. Г. Г. Матвеевой в области скрытой прагмалингвистики
(1993, 1999, 2001, 2004, 2008, 2011, 2013), а также диссертационные исследования
представителей научной школы скрытой прагмалингвистики Т. М. Багдасарян
(2004), Н. В. Варнавских (2004), И. А. Зюбиной (2005), А. В. Ленец (1999, 2013),
Т. Ю. Мкртчян (2004), Л. А. Моисеенко (2000), Е. Е. Нужновой (2001, 2003),
Е. Ю. Оберемченко (2011), Т. В. Овсиенко (2010), И. В. Одарюк (2003),
Е. И. Петровой (2004, 2013, 2007), Е. Ю. Пишковой (2007), А. В. Сапега (2008),
Л. Н. Селиверстовой (2004), Е. В. Фирсовой (2003), А. В. Чалбышевой (2006). Эти
исследования теоретически обосновывают, практически подтверждают и разрабатывают методологию теории скрытой прагмалингвистики, а также способы диагностирования личностных качеств отправителя текста и создания фрагментов его речевого портрета по его речевым произведениям и речевым поступкам.
Методы исследования определяются целью, задачами и особенностями материала исследования. В процессе исследования использованы следующие методы:
гипотетико-дедуктивный метод, метод сопоставительного анализа текстов, метод
объективного прагмалингвистического контент-анализа и описательный метод. Для
обработки данных использованы и методы математической статистики и вероятностной оценки с привлечением программного обеспечения Microsoft Office Excel для
выполнения расчетов. Применение дополнительных математико-статистических
методов и критериев, а именно интервальной оценки (доверительного интервала),
критерия Фишера и коэффициента вариации позволяет усилить доказательность
полученных результатов.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Стереотипные этноспецифические особенности речевого поведения двух
групп монолингвов могут быть исследованы при помощи прагмалингвистического
контент-анализа их речевых произведений при условии единства критериев отбора
авторов и их произведений, соблюдения критерия лингвокультурной принадлежности в качестве ключевого дифференцирующего параметра и учета допустимых величин коэффициента вариации.
Коэффициент вариации позволяет определить однородность выборки (в нашем случае это количественные показатели речевого поведения индивидуальных
авторов-монолингвов, представителей каждой из двух лингвокультурных групп) и
тем самым выявить степень стереотипности обнаруженных особенностей речевого
поведения в пределах лингвокультурной группы. Стереотипные особенности рече-
7
вого поведения монолингвов количественно выражаются интервальной оценкой
среднестатистического значения показателей речевого поведения по лингвокультурной группе.
2. Области существенных этноспецифических различий в речевом поведении
двух групп монолингвов могут быть выявлены путем сопоставления интервальных
оценок среднестатистических показателей речевого поведения по обеим группам и
проверки существенности обнаруженных различий с помощью расчетов эмпирического значения критерия Фишера.
Доверительный интервал среднеречежанровой величины является типичным
диапазоном показателей речевого поведения для данной лингвокультурной группы
в данном речевом жанре и иллюстрирует стереотипные особенности речевого поведения, характерные для большинства участников группы и схожих с ними по
биосоциальным параметрам других индивидов. Поэтому различия в значениях доверительных интервалов среднеречежанровых показателей между двумя однородными лингвокультурными группами монолингвов, отобранными по единым критериям, являются индикаторами отличий в национально-специфических особенностях речевого поведения.
Статистический показатель критерий Фишера позволяет определить степень
существенности выявленных отличий в показателях речевого поведения между
двумя группами. Для этого рассчитывается эмпирическое значение данного показателя и сравнивается с критическим табличным значением.
3. Наиболее ярко выраженные индивидуальные особенности речевого поведения профессиональных аккультурированных билингвов должны сохраняться в речи на любом языке. Однако этноспецифические особенности речевого поведения билингва могут меняться в зависимости от используемого лингвокультурного речеповеденческого кода.
Продуктивный профессиональный билингв-эмигрант, активно коммуницирующий в двух лингвокультурах, попеременно использует в речи не только две
языковые системы, но и, соответственно, два лингвокультурных речеповеденческих
кода. Все рассматриваемые в данной работе профессиональные аккультурированные билингвы достигли зрелого возраста в русской лингвокультурной среде, затем
достаточно долгое время (более трех лет) проживали и активно коммуницировали в
американской англоговорящей среде, поэтому могут считаться прошедшими этап
социокультурной адаптации. Соответственно, отобранные билингвы-эмигранты
могут проявлять различные особенности речевого поведения в зависимости от того,
представителям какой из лингвокультурных групп они адресуют свое речевое произведение. При этом вероятно, что наиболее ярко выраженные особенности индивидуального речевого поведения билингвов сохранятся. Все эти явления можно
проследить количественно.
4. Сопоставив численные показатели стереотипных этноспецифических особенностей речевого поведения монолингвов с показателями индивидуальных особенностей речевого поведения билингвов в речи на соответствующих языках, возможно выявить отсутствие либо наличие этноспецифических тенденций в речевом
поведении билингвов и характер этих тенденций.
8
При достаточно существенных, выраженных количественно этноспецифических различиях в речевом поведении между двумя рассматриваемыми на примере
монолингвов лингвокультурами, представляется возможным обнаружить, к какому
из двух лингвокультурных речеповеденческих кодов ближе речевое поведение каждого билингва в конкретном речевом произведении.
5. Изменения в речевом поведении билингвов при смене лингвокультурного
кода можно доказать путем сопоставления количественных показателей речевого
поведения билингвов на двух языках в одном речевом жанре. По характеру изменений количественных индикаторов речевого поведении билингвов при смене используемого языка, возможно выявить наличие и характер лингвокультурной речеповеденческой интерференции у билингвов. Проявлением лингвокультурной
речеповеденческой интерференции можно считать близость количественных показателей речевого поведения билингва-эмигранта к количественным показателям тех
или иных этноспецифических особенностей стереотипного речевого поведения
представителей одной лингвокультуры (например, русской) в ситуации речевой
коммуникации в другой лингвокультурной среде (например, американской).
Научная новизна работы состоит в том, что особенности речевого поведения филологов-литераторов – билингвов и монолингвов – на материале русского
языка и американского варианта английского языка с использованием теории и инструментария скрытой прагмалингвистики изучаются, описываются и сопоставляются впервые. Также впервые вводится понятие речеповеденческой интерференции
у аккультурированных профессиональных билингвов, причем наличие этого явления подтверждается количественными результатами прагмалингвистического контент-анализа. Прагмалингвистический контент-анализ речевых произведений впервые произведен с помощью адаптации ряда встроенных функций программного
приложения Microsoft Excel, что позволило привлечь дополнительный инструментарий в виде математических расчетов и статистических критериев, усилить доказательность полученных результатов и интерпретационную базу исследования, а
также визуализировать полученные результаты. Кроме того, в процессе отбора материала впервые описаны конститутивные признаки речевого жанра литературнокритического эссе с позиции теории речевых жанров М. М. Бахтина с привлечением результатов современных исследований в области лингвостилистики и литературоведения.
Теоретическая значимость. Работа вносит вклад в ряд значимых областей
теории языка, таких как изучение жанровых, профессиональных и этноспецифических особенностей речевого поведения; теория исследования видов и аспектов билингвизма, а именно изучение особенностей речевого поведения продуктивных искусственных профессиональных билингвов в сравнении с монолингвами, в частности интерференции в речи на уровне речевого поведения; разработка методов исследования языка, в частности статистического метода и метода прагмалингвистического контент-анализа как метода диагностирования групповых стереотипных и
индивидуальных особенностей речевого поведения по частоте встречаемости речевых сигналов с помощью расширенных вычислительных возможностей современного программного обеспечения; вопросы анализа текста с позиции нюансов имплицитного смысла высказывания. Исследование также формулирует ряд положе-
9
ний, значимых для смежных с лингвистикой наук, таких как теория межкультурной
коммуникации, лингвокультурология, психология личности и психология общения.
Практическая ценность работы. Материалы данного диссертационного исследования могут быть использованы при разработке и чтении вузовских курсов по
прагмалингвистике, лингвокультурологии, межкультурной коммуникации, сравнительной типологии американского варианта английского языка и русского языка,
культуре речи, лингвистике текста, риторике и стилистике, социолингвистике и этнопсихолингвистике. Кроме того, исследование предлагает практические рекомендации по применению элементов теории вероятностей и математической статистики, а также программного продукта Microsoft Office Excel для математикостатистической обработки результатов прагмалингвистического анализа и интерпретации полученных данных.
Апробация работы. Основные теоретические положения и практические результаты исследования отражены в 16 публикациях, в том числе в пяти статьях в
изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской
Федерации, и одной статье в зарубежном издании на английском языке. Их основное содержание излагалось на заседаниях кафедры иностранных языков Таганрогского технологического института Южного федерального университета (2005,
2006), кафедры немецкой филологии Педагогического института Южного федерального университета (2006, 2011), на V международной конференции НОПриЛ
«Языки в современном мире» в Московском государственном университете (2006),
на международных и региональных научно-практических конференциях в Педагогическом институте Южного федерального университета (2007, 2011), в Донском
юридическом институте (2005, 2006, 2007, 2009, 2012), в Таганрогском институте
управления и экономики (2005) и др.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав с выводами
по каждой главе, заключения, списка используемых сокращений, библиографии и
шести приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении дается обоснование актуальности и научной новизны темы диссертационной работы, описывается объект, предмет и материалы исследования, излагается его гипотеза, определяется цель и задачи, перечисляются выносимые на
защиту положения и перечисляются методы исследования. Также раскрывается новизна, теоретическая значимость и практическая ценность результатов исследовательской работы, приводятся сведения о ее апробации и описывается ее структура.
В первой главе «Теоретические основы прагмалингвистического исследования билингвизма на материале литературно-критических эссе» освещаются теоретически значимые моменты настоящего исследования, выводятся ключевые для исследования определения и раскрываются основные понятия: культуры,
лингвокультуры, билингвизма, речевого поведения (прагмалингвистическая трактовка), речевого жанра и пр.
В качестве опорной теоретической базы исследования обсуждаются подходы
к проблеме взаимовлияния культуры, языка и мышления, связи культуры и речевого поведения, дается краткий обзор направлений изучения билингвизма в совре-
10
менной науке и поясняются релевантные для данной работы характеристики двуязычия, а также рассматриваются этноспецифические особенности русской и американской лингвокультур, влияющие на коммуникативное поведение. Кроме того,
раскрываются критерии отбора авторов и их речевых произведений. В процессе определения критериев отбора текстового материала описывается своеобразие речевого жанра литературно-критического эссе.
Интенсивный технический и экономический прогресс порождает тенденции
увеличения мобильности современного общества и приводит к активизации процессов миграции и эмиграции населения планеты. Стремление мирового сообщества к продвижению демократии и свободы выбора в качестве ключевых ценностей
человечества также способствует усилению миграционных и эмиграционных явлений. Смена места жительства человека не только внутри страны, но и за её пределами, например в связи с реализацией международных проектов, становится повседневным явлением.
Все эти факторы приводят к усиленному росту количества людей, вынужденных в силу своей профессиональной деятельности или личных интересов пользоваться двумя и более языками и общаться в различных лингвокультурных средах.
Многоаспектное и многопроблемное явление билингвизма изучается одновременно целым рядом смежных наук. Социальные аспекты билингвизма изучаются социологией, социолингвистикой, этнопсихолингвистикой, кросс-культурной
психологией, теорией межкультурной коммуникации, лингвокультурологией и др.
Двуязычие на уровне индивидов и малых групп рассматривается психологией и
лингводидактикой, психо- и этнопсихолингвистикой и пр. С этим связано разнообразие классификаций и определений билингвизма.
В данном исследовании рассматривается явление индивидуального профессионального билингвизма, т.е. двуязычие изучается на примере отдельных авторов
литературно-критических эссе, филологов-литераторов, ранее обучавшихся и практиковавших как профессиональные переводчики или лингвисты. Под билингвизмом понимается практическая реализация способности пользоваться попеременно
двумя языками в различных сферах общения. Исходя из принятых классификаций
билингвизма, отобранные авторы могут определяться как: а) искусственные билингвы, поскольку они начали изучать английский как иностранный в сознательном возрасте в неязыковой среде; б) продуктивные билингвы, т.е. осмысленно и
творчески строящие свое общение на английском языке; в) предположительно
смешанные билингвы, поскольку они изучали английский как иностранный, когда
их довербальная картина мира уже сформировалась.
Акцент в исследовании сделан на национально-культурной специфике речевого поведения билингвов в сопоставлении с монолингвами, поскольку, с одной
стороны, все рассматриваемые билингвы являются носителями русской лингвокультурной специфики в силу происхождения, исходного культурно-речевого опыта и эффективного поддержания связи с родной страной и культурой. С другой стороны, личность, сменившая родную лингвокультурную среду на другую, подвергается процессу аккультурации: она невольно или целенаправленно приспосабливается к нормам поведения нового национального сообщества. Поэтому речевое поведение рассматриваемых профессиональных билингвов, которые на момент ис-
11
следования в течение долгого времени проживали в США (от 3 до 16 лет), ежедневно профессионально общаясь на английском языке, не может не иметь отпечатка американской лингвокультуры.
Последнее позволяет выдвинуть в данном исследовании гипотезу о наличии
в речевом поведении билингвов лингвокультурной речеповеденческой интерференции. Такое понятие вводится впервые на основании анализа исследований билингвизма, подтверждающих наличие межъязыковой интерференции у любых видов билингвов. Лингвокультурная речеповеденческая интерференция – более высокого порядка, чем межъязыковая. Такая интерференция может наблюдаться при
высоком уровне владения вторым языком и на продвинутых стадиях адаптации в
инокультурной среде. Она проявляется в соблюдении тенденций, характерных для
одной лингвокультуры, в речи другого лингвокультурного кода. Она может быть
обусловлена особенностями двуязычного мышления искусственного смешанного
билингва, которому свойственны пользование особым типом языкового знака,
имеющего одно означаемое и два означающих, и переключение с одного лингвокультурного кода на другой.
Лингвокультурную речеповеденческую интерференцию у билингвов можно
количественно пронаблюдать только в случае существенных различий между двумя задействованными в коммуникации лингвокультурными речеповеденческими
кодами. Предварительный анализ исследований национально-культурной специфики коммуникативного поведения американцев и русских показал, что этноспецифика речевого общения имеет ряд достаточно ярко выраженных различий, например,
в сферах эмоциональности и категоричности речи.
Исследование речевого поведения проводилось с помощью методики прагмалингвистического модифицированного контент-анализа, для применения которой на большом массиве текстовых данных был адаптирован программный продукт Microsoft Excel (далее ПП MS Excel). Информация о методике прагмалингвистического контент-анализа и возможностях применения ПП MS Excel для обработки результатов представлена во второй главе «Прагмалингвистический анализ речевых произведений и составление фрагментов речевых портретов с
помощью программного продукта Microsoft Excel».
Как уже упоминалось, теория скрытого прагмалингвистического воздействия
и методика диагностирования личностных свойств автора по его речевому поведению разработаны проф. Г. Г. Матвеевой и многократно опробованы разработчиками школы скрытой прагмалингвистики (г. Ростов-на-Дону). В основе теории лежит
экспериментально подтвержденное разработчиками темы положение о том, что в
определенных речевых ситуациях, опираясь на свой речевой опыт, автор неосознанно выбирает определенные грамматические и текстуальные категории (т.е. наборы речевых сигналов) и таким образом неосознанно актуализирует свои скрытые
интенции.
Для проведения модифицированного контент-анализа с помощью программного продукта электронная версия текста каждого речевого произведения разбивается на малые синтаксические группы, или МСГ. Под малой синтаксической
группой понимается наименьшая актуализированная предикативно-модальная
группа, которая синтаксически реализует в тексте речевой поступок (Матвеева,
12
Г. Г. Малая синтаксическая группа как единица прагматического исследования
[Текст] / Г. Г. Матвеева, Е. Е. Нужнова, Л. Н. Тонченко // Актуальные проблемы филологии и методики преподавания : межвузовский сб. науч. трудов. Ростов н/Д : Изд-во РГПУ, 2001. Ч. 1. С. 190–197). Полученные МСГ далее анализируются на предмет наличия в них маркеров речевых стратегий скрытого речевого воздействия. Частота актуализации автором текста определенных наборов
речевых сигналов говорит о реализации определенных планов-вариантов речевых стратегий, при помощи которых автор скрыто (здесь имеется в виду непреднамеренно и неосознанно) воздействует на его получателя.
В теории скрытой прагмалингвистики под речевой стратегией скрытого
воздействия понимается автоматизированный речевой выбор отправителем в конкретном речевом поступке определенных грамматических и текстуальных категорий, которые далее называются речевыми сигналами.
В работе представлен анализ особенностей речевого поведения по трем стратегиям: стратегии «участия/неучастия коммуникантов в речевом событии», состоящей из личного, социального и предметного речевых планов-вариантов; стратегии «уверенного/неуверенного речевого поведения отправителя текста в речевом
событии», которая представлена речевыми планами категорического высказывания
и некатегорического высказывания; стратегии «акцентирования отправителем текста элементов высказывания», реализуемой двумя речевыми планами – акцентирования и неакцентирования высказывания. Количественные показатели частот актуализации тех или иных наборов речевых сигналов (речевых планов) той или иной
стратегии (абсолютные речевые показатели, или АРП) иллюстрируют речевые
предпочтения говорящего. Диагностирующая сила речевого портрета состоит в
том, что детали фрагмента идентифицированного речевого портрета возможно соотносить с определенными индивидуальными особенностями речевого поведения
конкретного автора. Средний показатель для отобранной группы фрагментов индивидуальных речевых портретов (или СРП – среднеречежанровый показатель) представляет групповые (стереотипные) особенности речевого поведения в рассматриваемом речевом жанре.
Применение ПП MS Excel позволяет значительно повысить точность математической обработки полученных данных и разнообразить интерпретационную базу
исследования. С этой целью были введены дополнительные математическистатистические показатели: критерий Фишера и коэффициент вариации.
Статистический показатель коэффициент вариации в прагмалингвистическом анализе используется впервые. Этот статистический показатель используют
для характеристики однородности выборки и устойчивости процессов. Нам он позволяет определить, являются ли однородными полученные нами группы процентных значений АРП в пределах каждого из планов каждой речевой стратегии. Чем
меньше значение коэффициента вариации, тем более однородной является выборка, значит, тем более предсказуемо данное явление при сходных условиях. Если
значение коэффициента вариации превышает 33%, то вариационный ряд признается разнородным (Бурцев, А.Л. Анализ и прогнозирование финансовой устойчивости организации [Электронный ресурс] / А.Л. Бурцев // Аудит и финансовый анализ. 2010. № 1. Режим доступа : http://www.cfin.ru/finanalysis/sustainability.shtml.
13
Дата обращения : 23.04.2013), а данная группа АРП, соответственно, не может использоваться для выявления стереотипных характеристик речевого поведения.
Критерий Фишера позволяет выявить значимость различий полученных
значений дисперсий АРП двух различных групп авторов по отдельным речевым
планам каждой из речевых стратегий. Если эмпирическое значение критерия Фишера в каждом из рассматриваемых случаев будет меньше или равно критическому, приведенному в специальной таблице (Афонин, А.А. Теория вероятностей. Математическая статистика. Случайные процессы [Текст]: учеб. пособие для студ.
экономических и гуманитарных специальностей / А.А. Афонин Таганрог: Изд-во
ТРТУ, 2005. С. 151), то дисперсии можно признать равными и, следовательно, разницу между средними значениями СРП сопоставляемых речевых планов у двух сопоставляемых групп – несущественной (Сапега, А.В. Речевое поведение лингвистов – субъектов научной коммуникации [Текст]: автореф. дис. … канд. филол. наук
/ А.В. Сапега. Ростов н/Д, 2008. С. 9).
Кроме того, все СРП для групп отправителей представлены в виде интервального значения – доверительного интервала. Они являются фрагментами речевого портрета усредненного представителя группы и иллюстрируют особенности
стереотипного речевого поведения группы, если соблюдаются допустимые величины критерия Фишера и коэффициента вариации. Интервальная оценка помогает
учесть диапазон возможных отклонений АРП членов группы от среднеречежанровой величины и получить более объективный фрагмент речевого портрета среднестатистического представителя группы, а следовательно, выявить стереотипные
особенности его речевого поведения.
Результаты прагмалингвистического анализа речевого поведения монолингвов и билингвов и их интерпретация представлены в третьей главе «Сопоставление речевого поведения монолингвов и билингвов-эмигрантов: прагмалингвистический аспект». В процессе анализа материала выявлен ряд национальноспецифических лингвокультурных различий в стереотипном речевом поведении
носителей американского варианта английского языка и носителей русского языка.
Количественные показатели различий в особенностях стереотипного речевого поведения монолингвов приведены в таблице 1. Для удобства строки и столбцы пронумерованы.
Все приведенные значения коэффициента вариации (столбцы 5 и 8) меньше
33 %, т.е. группы показателей АРП монолингвов можно признать однородными, а
выявленные характеристики – стереотипными. В последнем, 11-м столбце приведены эмпирические значения критерия Фишера, последние четыре из которых превышают критическое табличное значение и говорят о существенности этноспецифических различий между представленными лингвокультурными группами по
этим речевым стратегиям. В столбцах 9–10 подсчитаны разницы между граничными значениями доверительного интервала по речевым планам. Ячейки с самыми
большими количественными различиями заштрихованы.
Таблица 1 иллюстрирует следующие особенности стереотипного речевого
поведения монолингвов:
14
Таблица 1 – Результаты сопоставления речевого поведения монолингвов, %
2
3
4
5
6
7
8
9
10
2
3
4
5
6
7
8
значения СРП и их доверительных
интервалов
русскоговорящие
англоговорящие
max
min
V
V
9
10
разница между границами
доверительного интервала
между между
max
min
11
Эмпирич.
знач. крит.
Фишера, при
критич. 3,18
1
1
"акцентирования "уверенного / неотправителем
/ неуча- речевые страречевого "участия
элементов выска- уверенного
стия"
тегии
поведения"
зывания"
катего- пред- социнеак- акцен- некатего- рическопланы речеценти- тирова- рического
мет- аль- личвых стратевысказыго
высканый
рования ния
гий
вания зывания ный ный
№
max
min
18,0 13,6 13,8
16,1
12,2 14,0
1,8
1,5
1,2
17,1 10,3 24,9
12,6
7,9
23,3
4,5
2,4
2,1
74,9 65,9
6,4
80,0
71,7
5,5
5,1
5,8
1,2
49,6 36,8 14,8
57,8
50,8
6,4
8,2
14,0
3,4
63,2 50,4 11,2
49,1
42,2
7,6
14,0
8,3
3,4
47,1 38,8
9,7
35,3
31,1
6,3
11,8
7,7
4,0
61,2 52,9
7,3
68,9
64,7
3,1
7,7
11,8
4,0
·
по стратегии «участия/неучастия коммуникантов в речевом событии» (строки 4–6) различия в речевом поведении монолингвов можно охарактеризовать как наименее существенные (эмпирические значения критерия
Фишера ниже критического табличного – столбец 11, строки 4-6). Однако в речи
русскоязычных монолингвов несколько более ярко, чем в речи англоговорящих
авторов, выражены такие особенности речевого поведения, как субъективность
изложения, стремление доминировать, наряду с социальной направленностью,
открытостью и кооперативностью: СРП личного и социального планов у русскоговорящих авторов на 1,8 и 4,5 % соответственно выше максимальной
границы доверительного интервала СРП у англоговорящих авторов – столбец
9, строки 4–5.
·
По стратегии «уверенного/неуверенного речевого поведения»
(строки 7–8) уже наблюдаются гораздо более существенные различия (значения критерия Фишера – столбец 11, строки 7, 8): стереотипный русскогово-
15
рящий автор более свободно неосознанно варьирует степень категоричности
высказывания – коэффициент вариации для русских авторов по планам стратегии составляет соответственно 14,8% и 11,2%, что почти в два раза превышает аналогичный показатель у англоговорящих монолингвов (6,4% и
7,6%соответственно). В среднем русскоговорящий филолог-литератор гораздо менее категоричен в речевом жанре литературно-критическое эссе, чем
его англоговорящий коллега-американец, – здесь мы видим самую большую
из представленных разницу между СРП: по плану категорического высказывания СРП американских авторов на 14 % превышает максимальную границу
интервального СРП русских (см. заштрихованные ячейки в строках 7-8).
·
По стратегии «акцентирования отправителем элементов высказывания» (строки 9-10): стереотипный русскоговорящий монолингв по
сравнению с англоговорящим в речи более эмоционален, неформален и инициативен. Здесь уже максимальная граница СРП русскоговорящих авторов
по плану акцентирования на 11,8 % превышает СРП англоговорящих авторов.
Особенности речевого поведения, выявленные по первой и последней
стратегиям, коррелируют с некоторыми из результатов сопоставительного исследования коммуникативного поведения американцев и русских, проведенного на базе Воронежского университета в 1998–2001 гг. (Стернин, И. А., Стернина, М. А. Американское коммуникативное поведение [Текст] / И. А. Стернин,
М. А. Стернина. Воронеж : ВГУ-МИОН, 2001. 224 с.). Так, прагмалингвистический анализ количественно подтвердил сведения этой межвузовской группы
исследователей о том, что русскоговорящее авторы более склонны к коммуникативной доминантности, коммуникативному эгоцентризму и субъективности в
подаче своей точки зрения и заметно более эмоциональны и экспрессивны, чем
их американские коллеги. В то же время американцы склонны более прямо, категорично, однако в более объективной форме выражать свое мнение, чем русские. Кроме того, русские обладают повышенной, по сравнению с американцами, способностью «модификации коммуникативного поведения» (Там же.
С. 100), что подтверждается выявленной прагмалингвистическим анализом
большей эмоциональностью русскоговорящих монолингвов и т.д.
Идентифицированные в результате анализа особенности речевого поведения билингвов в сопоставлении с монолингвами проиллюстрированы
диаграммами на рисунках 1 – 3. СРП стереотипного речевого поведения
монолингвов представлен темными планками вверху (максимальное
значение доверительного интервала) и внизу (минимальное значение
доверительного интервала) каждой диграммы. Между ними расположены
соответствующие по языку АРП билингвов.
По стратегии «участия/неучастия коммуникантов в речевом событии» (Рисунок 1) речь четырех из пяти русских билингвов на английском
языке несколько более субъективна и у трех из пяти билингвов более социально направлена, чем на родном русском. Получается, что большинство билингвов неосознанно реализует типичную для русскоговорящих монолингвов
речевую тенденцию в неродном языке немного более явно, чем в родном.
Диаграмма 1г – Прагмалингвистический анализ английской
речи по социальному плану
Диаграмма 1б – Прагмалингвистический анализ английской речи
по личному плану
Рисунок 1 – АРП (%) билингвов в сопоставлении с СРП (%) монолингвов по стратегии "участия/неучастия …"
Диаграмма 1в – Прагмалингвистический анализ русской речи
по социальному плану
Диаграмма 1а – Прагмалингвистический анализ русской речи по
личному плану
16
Диаграмма 3а – Прагмалингвистический анализ русской
речи по плану акцентирования
Диаграмма 3б – Прагмалингвистический анализ английской
речи по плану акцентирования
Рисунок 3 – АРП (%) билингвов в сопоставлении с
СРП (%) монолингвов по стратегии "акцентирования…"
Диаграмма 2а – Прагмалингвистический анализ русской речи по
плану категорического высказывания
Диаграмма 1б – Прагмалингвистический анализ английской речи по
плану категорического высказывания
Рисунок 2 – АРП (%) билингвов в сопоставлении с СРП (%)
монолингвов по стратегии "уверенного/неуверенного речевого поведения…"
17
18
Однако здесь имеются исключения: И. Бродский в речевом поведении
на английском языке проявляет меньшую субъективность и стремление доминировать, чем в родной речи (АРП личного плана 22,5% и 18,68 % соответственно). А речь Г. Барабтарло менее социально направлена при переключении на английский, чем его родная речь (АРП социального плана 8,85% и
5,8 % соответственно). То есть эти два билингва соблюдают при переключении на американский лингвокультурный код тенденции, характерные для
англоговорящих монолингвов. Кроме того, обращает на себя внимание заметно более низкая по количественным показателям, чем у русскоговорящих
монолингвов, социальная направленность речи авторов-билингвов (при диапазоне значения социального плана у билингвов в речи на обоих языках от
2,6% до 14,23% доверительный интервал русскоговорящих монолингвов – от
10,3% до 17,1 %).
По стратегии «уверенного/неуверенного речевого поведения» (Рисунок
2) в своем речевом поведении большинство авторов-билингвов проявляет
бóльшую категоричность в русской речи, чем типичный русский монолингв
(все АРП билингвов выше максимального значения доверительного интервала для стереотипного русскоговорящего монолингва – около 50 %). Это похоже на неосознанную реализацию типично американской тенденции в родной
речи (Диаграмма 2а). При переключении на американский лингвокультурный код категоричность речи билингвов еще больше возрастает (Диаграмма
2б).
По стратегии «акцентирования автором элементов высказывания»
(Рисунок 3) выявлено следующее. В родной речи у русских билингвов можно
отметить более низкую эмоциональность и акцентированность, чем у монолингвов, причем у двоих – ниже минимального значения доверительного интервала (Долинин – 29,43%, Барабтарло – 30%). Скорее всего, это – реализация
речеповеденческой интерференции американского лингвокультурного кода в
русский. В английской речи билингвы проявляют тенденцию к повышенной
акцентированности и эмоциональности: все АРП билингвов выше максимальной границы доверительного интервала для стереотипного англоговорящего
монолингва – 35,3 %. Это подтверждает наличие русской лингвокультурной речеповеденческой интерференции в американский лингвокультурный код.
Речевое поведение билингвов-эмигрантов на двух языках сопоставлено
количественно и при помощи маркеров-стрелок в таблице 2.
Напротив каждой фамилии представлены АРП, подсчитанные для соответствующего языка. Немаркированные стрелками ячейки означают, что АРП билингва вписываются в доверительный интервал. Стрелка вверх означает превышение соответствующего стереотипного СРП монолингвов, стрелка вниз показывает, что АРП билингва ниже стереотипного СРП соответствующих монолингвов. Темный цвет стрелки выбран для английского языка, светлый – для русского, т.е. светлые стрелки показывают тенденции, характерные для русского лингвокультурного кода, а темные – для американского. Мы считаем подобные отклонения от интервальной оценки проявлением лингвокультурной речеповеденческой интерференции во время смены билингвом лингвокультурного кода.
17,00
13,85
19,56
Александр
Жолковский
Alexander
Zholkovsky
18,68
Joseph
Brodsky
Mikhail Epstein
22,75
Иосиф Бродский
12,89
16,80
Gennady
Barabtarlo
Михаил Эпштейн
16,15
Геннадий
Барабтарло
8,49
8,85
14,23
8,98
13,55
8,24
5,08
8,85
3,92
71,96
77,31
68,77
78,13
67,77
69,02
78,21
75,00
79,22
84,91
2,64
12,45
16,86
п
участия/неучастия
с
л
Alexander
Dolinin
стратегии
ФИО
Александр
Долинин
54,61
60,00
56,13
52,34
60,44
55,69
54,09
53,85
54,51
47,92
45,39
40,00
43,87
47,66
39,56
44,31
45,91
46,15
45,49
52,08
уверенного/неуверенного
катег.
некатег.
43,91
41,54
46,64
39,84
49,08
42,35
37,74
30,00
38,82
29,43
56,09
58,46
53,36
60,16
50,92
57,65
62,26
70,00
61,18
70,57
акцетирования
акцентиров. неакцентиров.
Таблица 2 – Величины АРП билингвов на двух языках с маркерами речеповеденческой интерференции
19
20
Например, в верхней ячейке первой колонки АРП русской речи
А. Долинина по личному плану стратегии участия равен 12,45 % и маркирован темной стрелкой вниз. Это говорит о том, что его АРП ниже стандартного для представителя русской лингвокультуры (минимальное значение –
13,62%), и этим А. Долинин актуализирует американскую лингвокультурную
тенденцию (на диаграмме 2 доверительный интервал для англоговорящих авторов по данному плану от 16,1 до 12,2%, куда вписывается АРП
А. Долинина). С другой стороны, чрезвычайно низкие значения АРП
А. Долинина по социальному плану, сохраняются безотносительно к используемому лингвокультурному речеповеденческому коду (2,64% для русской
речи и 3,92% для речи на английском языке), что говорить о ярко выраженной индивидуальной особенности речевого поведения автора.
В целом по таблице прослеживается, что только приблизительно в трети
случаев количественные характеристики речевого поведения авторов-билингвов
находятся в пределах доверительных интервалов соответствующих монолингвальных лингвокультурных групп и иллюстрируют неосознанное соблюдение
национально-специфических характеристик лингвокультурного речеповеденческого кода. В остальных двух третьих случаев прослеживается разноплановая
лингвокультурная речеповеденческая интерференция. Причем, по разным речевым планам в речи на одном и том же языке у билингвов может наблюдаться речеповеденческая интерференция обоих лингвокультурных кодов. Например, в
речи на английском языке Иосиф Бродский по стратегиям «участия/неучастия…» и «акцентирования…» проявляет скорее особенности речевого поведения, характерные для русскоговорящих монолингвов, в то время как в
плане категоричности речи особенности его речевого поведения, скорее, ближе к
таковым англоговорящих монолингвов (строки 5-6 Таблица 2). Совпадение тенденций в речевом поведении у одного и того же билингва на разных языках, по
нашему мнению, говорит о выраженности индивидуальных особенностей речевого поведения, которые, в силу наличия определенных черт личности, сохраняются и при смене лингвокультурного кода. Наличие противоположных тенденций, как, например, по социальному плану стратегии «участия/неучастия» у Иосифа Бродского или по всем планам той же стратегии у Михаила Эпштейна, раскрывают особенности изменений в речевом поведении при смене лингвокультурного кода и, в приведенных случаях подтверждают наличие речеповеденческой интерференции.
Сравнение количественных показателей национально-специфических особенностей стереотипного речевого поведения монолингвов и индивидуальных
особенностей речевого поведения билингвов позволяет прийти к следующим
выводам:
· В стереотипном речевом поведении монолингвов по двум из трех выбранных речевых стратегий наблюдаются существенные национальноспецифические лингвокультурные различия.
· Сопоставление интервальных оценок особенностей речевого поведения
монолингвов с АРП билингвов количественно подтверждает наличие изменений
в речевом поведении билингвов при смене лингвокультурного кода по ряду ре-
21
чевых планов. Например, все билингвы без исключения демонстрируют большую эмоциональность и экспрессивность в речи на английском языке, чем в речи на русском языке.
· В речевом поведении рассматриваемых билингвов в письменной речи на
обоих языках наблюдается (и количественно подтверждается отклонениями в
разные стороны от доверительного СРП стереотипных монолингвов) наличие
лингвокультурной речеповеденческой интерференции, т.е. проявление особенностей речевого поведения, характерных для русского лингвокультурного кода в их
речи на английском языке, и, наоборот, проявление особенностей американского
речевого поведения в речи на русском языке.
· Проявления речеповеденческой лингвокультурной интерференции носят индивидуальный характер, который зависит как от персонального лингвокультурного речевого опыта каждого билингва, так и от длительности проживания в принимающей культуре.
В перспективе представляется интересным изучить явление межкультурной речеповеденческой интерференции у различных видов билингвов на более
обширном речевом материале в других речевых жанрах.
В заключении излагаются полученные выводы и основные результаты
исследования.
Основные научные результаты диссертационного исследования изложены в следующих публикациях:
Публикации в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ
1.
Нечаева, Н. В. Социокультурный портрет русских эмигрантов в
США [Текст] / Н. В. Нечаева // Известия ТРТУ. Специальный выпуск. Естественные и гуманитарные науки : материалы LII научно-технической конференции. – Таганрог : ТРТУ, 2006. – № 9 (64). – С. 127–131. (0,32 п.л.)
2.
Нечаева, Н. В. Составление фрагментов прагмалингвистических
речевых портретов с помощью программного продукта Microsoft Excel
[Текст] / Н. В. Нечаева, Г. Г. Матвеева // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. – Пятигорск : ПГЛУ, 2013. – № 2. –
С. 90–96. (0,55/0,27 п.л.)
3.
Нечаева, Н. В. Лингвокультурная речеповеденческая интерференция
в речи билингвов: прагмалингвистический компонент [Электронный ресурс] /
Н. В. Нечаева // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – Краснодар, 2014. – № 1. – Режим доступа : http://www.onlinescience.ru/m/products/filologicheskie-nauki/gid1050/pg0/. (0,5 п.л.)
4.
Нечаева, Н. В. Некоторые прагмалингвистические особенности
речевого поведения билингвов (на материале литературно-критических эссе
на английском и русском языках) [Текст] / Н. В. Нечаева // Филологические
науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов, 2014. – № 1. – С. 123–131.
(0,81 п.л.)
5.
Нечаева, Н. В. Обработка количественных данных прагмалингвистического контент-анализа: некоторые величины математической статисти-
22
ки в интерпретации результатов [Электронный ресурс] / Н. В. Нечаева //
Вестник Московского государственного областного университета. – 2014. –
№ 1. – Режим доступа : http://evestnik-mgou.ru/Articles/View/521. (0,5 п.л.)
Другие публикации:
6.
Нечаева, Н. В. Билингвизм как объект прагмалингвистического
исследования [Текст] / Н. В. Нечаева // Личность, речь и юридическая практика: сборник научных трудов. – Ростов н/Д : ДЮИ, 2005. – Вып. 8. – С. 138–
142. (0,27 п.л.)
7.
Нечаева, Н. В. К вопросу о речевой компетенции билингвов
[Текст] / Н. В. Нечаева // Проблемы регионального управления, экономики,
права и инновационных процессов в образовании : сборник научных трудов
IV международной научно-практической конференции. – Таганрог : ТИУиЭ,
2005. – Т. 3. – С. 156–162. (0,4 п.л.)
8.
Нечаева, Н. В. Жанровые особенности эссе [Текст] /
Н. В. Нечаева // Личность, речь и юридическая практика : сборник научных
трудов. – Ростов н/Д : ДЮИ, 2006. – Вып. 9. – С. 195–199. (0,26 п.л.)
9.
Нечаева, Н. В. Речевые привычки носителей русского и английского языков (на материале эссе русскоязычных и англоязычных авторов)
[Текст] / Н. В. Нечаева // Языки в современном мире : в 2 ч. : материалы V
международной конференции. – М. : КДУ, 2006. – Ч. 2. – С. 512–517. (0,32
п.л.)
10. Нечаева, Н. В. Учет индивидуальных характеристик авторов речевых произведений при отборе материала для гетерохронномежличностного
лингвопрагматического
исследования
[Текст]
/
Н. В. Нечаева // Прагмалингвистика и практика речевого общения : сборник
научных трудов международной научной конференции (24 ноября 2007 г.). –
Ростов н/Д : ИПО ПИ ЮФУ, 2007. – С. 245–251. (0,4 п.л.)
11. Нечаева, Н. В. Этноспецифика акцентного выделения элементов
высказывания двуязычными отправителями текста (на материале литературно-критических эссе на английском и русском языках) [Текст] / Н. В. Нечаева
// Личность, речь и юридическая практика : сборник научных трудов. – Ростов н/Д : ДЮИ, 2007. – Вып. 10, ч. 2. – С. 55–61. (0,33 п.л.)
12. Нечаева, Н. В. Культура и речь: американцы и русские [Текст] /
Н. В. Нечаева // Личность, речь и юридическая практика : сборник научных
трудов. – Ростов н/Д : ДЮИ, 2009. – Вып. 12. – С. 188–192. (0,28 п.л.)
13. Нечаева, Н. В. Прагмалингвистический потенциал формы Present
Perfect в речевых произведениях англоязычных авторов [Текст] /
Н. В. Нечаева // Прагмалингвистика и практика речевого общения : сборникм
научных трудов V международной научно-практической конференции. –
Ростов н/Д : ИПО ПИ ЮФУ, 2011. – С. 87–92. (0,36 п.л.)
14. Nechayeva, N. V. Verbal Habits of American and Russian Critical Essay Writers [Тext] / N. V. Nechayeva // IVth International Conference on Pragmalinguistics and Speech Practices: a collection of essays / Ed. by G. G. Matveeva,
I. A. Zyubina. – Newcastle upon Tyne : Cambridge Scholars Publishing, 2011. – P.
146–156. (0,41 п.л.)
15. Нечаева, Н. В. Прагматический потенциал вопросительных конструкций в жанре литературно-критического эссе [Текст] / Н. В. Нечаева //
Личность, речь и юридическая практика : сборник научных трудов международной научно-методической конференции. – Ростов н/Д : ДЮИ, 2012. –
Вып. 15. – С. 130–134. (0,26 п.л.)
16. Нечаева, Н. В. Индивидуальный творческий профессиональный
билингвизм (прагмалингвистический подход) [Текст] / Н. В. Нечаева,
Г. Г. Матвеева // Языки: пределы, грани, контакты : сборник научных статей. – Ростов н/Д : ЮФУ; Краснодар : КубГУ, 2013. – С. 173–176. (0,24/0,12
п.л.)
1
Подписано в печать 11.03.2014. Формат 60×84 /16 .
Бумага офсетная. Печать офсетная. Физ. печ. л. 1,00.
Тираж 100 экз.
Типография Южного федерального университета:
344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
5 253 Кб
Теги
158348
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа