close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

165267

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
БУЗСКАЯ
Ольга Маратовна
СОВРЕМЕННЫЕ СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ
КОММУНИКАЦИИ: ЭКОЛОГО-АКСИОЛОГИЧЕСКОЕ
ИЗМЕРЕНИЕ
09.00.13 – философская антропология, философия культуры
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Москва 2014
2
Работа выполнена на кафедре философии Федерального государственного
бюджетного образовательного
учреждения
высшего профессионального
образования «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова»
Научный руководитель:
Ивлева Марина Ивановна,
кандидат философских наук, доцент
Делокаров Кадырбеч Хаджумарович,
доктор философских наук, профессор
заслуженный деятель науки Российской
Федерации
Научный консультант:
Официальные оппоненты:
Токарева Светлана Борисовна
доктор философских наук,
профессор кафедры философии
ФГАОУ ВПО «Волгоградский
государственный университет
Малашина Татьяна Ивановна
кандидат философских наук,
преподаватель ГБОУ СПО Юридический
колледж
Федеральное государственное
образовательное учреждение высшего
профессионального образования
«Московский государственный
технический университет гражданской
авиации»
Ведущая организация:
Защита состоится «30» июня 2014 года в 13 часов на заседании
диссертационного совета Д 504.001.11 при Федеральном государственном
бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального
образования «Российская академия народного хозяйства и государственной
службы при Президенте Российской Федерации», по адресу: 119606, Москва,
проспект Вернадского, 84, учебный корпус 1, ауд. 2312.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАНХиГС и на сайте
http://www.ranepa.ru/about-the-academy/doctorate/the-thesis-for-defence.html
Автореферат разослан
«22» мая 2014 г.
Учёный секретарь
диссертационного совета,
доктор философских наук,
профессор
С.А. Семедов
3
I.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Социокультурные коммуникации
сегодня в значительной степени детерминируют ценностные ориентации и
направленность развития культуры, вследствие чего в условиях глобализации от
их содержания все больше зависит бытие всех локальных культурных миров,
современного человека и человечества в целом. Поэтому философскокультурологическая
рефлексия
эколого-аксиологического
измерения
социокультурных коммуникаций может быть рассмотрена как поиск путей их
конструктивного развития и гуманизации культурного пространства в целом, что
является ответом на глобальные вызовы XXI века.
Очевидно, что задача гуманизации культурного пространства может быть
решена лишь на основе концептуально-мировоззренческих преобразований,
ориентированных как на традиции прошлого и достижения настоящего, так и на
цели совершенствования человека и культуры будущего. А это сегодня
невозможно без анализа пространства социокультурных коммуникаций, которое
стало основой социализации, аккультурации и адаптации человека к
современному миру. В нем раскрываются перспективы человека и культуры, что в
целом актуализирует исследование проблемы экологии, рассматриваемой в самом
широком смысле, поскольку, по справедливой мысли Д.С. Лихачева, «заботы
экологов должны распространяться не только на условия, в которых живет
человек в природе, но и на условия, в которых человек существует в создаваемой
им культуре»1.
Социокультурное
коммуникативное
пространство
представлено
различными формами трансляции культурного опыта, но доминирующими в нем
в последние годы стали технократически-выраженные тенденции дегуманизации,
которые увеличивают экологические риски, делая все более проблематичным
воспроизводство и функционирование культуры как целостности. Однако
преобладающие в современных социальных науках, прежде всего в философии
коммуникаций и философии культуры подходы не позволяют в полной мере
раскрыть потенциал социокультурных коммуникаций и разработать необходимые
для его выявления стратегии культурной политики.
Ответом
на
эти
тенденции
в
отечественной
философскокультурологической мысли становится проблематизация мировоззрения,
центрированного идеями экологии культуры и экологии коммуникаций,
определяющими оптимальные условия бытия человека во всем многообразии его
связей с миром. Основой такого мировоззрения является космопланетарное
видение мира, в котором культура, утверждая приоритет универсальных
нравственных ценностей, выполняет роль барьера, фильтрующего потоки
информации и «очищающего» каналы коммуникаций, поскольку, по точному
определению Ю.М. Лотмана, «культура - это своеобразная экология
1
Лихачев Д.С. Русская культура. СПб: Искусство-СПб, 2007. С. 92
4
человеческого общества или атмосфера, которую создает вокруг себя
человечество, чтобы существовать дальше»2.
Актуальность темы, кроме того, имеет теоретический аспект,
обусловленный необходимостью анализа опыта освоения коммуникаций в
зарубежной и отечественной философии; обобщение этого опыта – одно из
условий обоснования альтернативных поливариантных моделей экологоориентированного развития культуры и социокультурных коммуникаций в
будущем.
Степень разработанности темы. В современной философии культуры
проблема эколого-аксиологического рассмотрения сущности, функций, форм и
перспектив развития социокультурных коммуникаций еще не стала предметом
специального анализа. Однако ряд ее существенных аспектов исследован
представителями различных направлений философского, культурологического и
научного знания, что обусловило необходимость обращения к широкому спектру
источников.
Так, постановка проблемы коммуникаций, многообразие ее аспектов и
методов освоения актуализируется с середины XX века и связана с
исследованиями К.-О.Апеля, Х.Арендт, М.Бубера, Х.-Г. Гадамера, Дж. Дьюи,
М.Кастельса, Э.Левинаса, Н.Лумана, М.Маклюэна, Дж. Г. Мида, А. Моль,
Э.Сепира, П. Сорокина, Ю.Хабермаса, М.Хайдеггера, К. Шеннона, Р.Якобсона,
К.Ясперса и др. Значительный научный потенциал, существенный для понимания
противоречивости ХХ века, феномена глобализации и специфики
информационного общества и его культуры раскрыт в трудах Э.Агацци, Д.Белла,
Е.Масуды, Г.Маркузе, Д.Медоуз, Э.Тоффлера, Х.Ортеги-и-Гассета, Э.Фромма,
П.С. Гуревича, К.Х.Делокарова, В.Л.Иноземцева,
М.В. Ковальчука, В.А.
Кутырева, О.Б. Скородумовой, А.Д.Урсула, Н.А. Хренова, А.Н.Чумакова, Е.Н.
Шапинской, Е.И.Ярославцевой и др. Ряд философско-культурологических
проблем, поставленных в философии постмодернизма Ж.Бодрийяра, Ж.Делеза,
Ж.Дерриды, М.Фуко и др. связан с анализом трансформаций мира человека и
культуры и отражает характерные черты изменений в коммуникативных
процессах ХХ века.
Необходимость философско-культурологического исследования сущности
социокультурных коммуникаций в контексте эколого-аксиологического ракурса
обусловила привлечение в ходе работы широкого круга философских и
философско-культурологических источников. Среди них:
- труды отечественных авторов, посвященные изучению сущности,
структуры и функций социокультурных и межкультурных коммуникаций
(М.М.Бахтин, В.С.Библер, И.М.Быховская, О.Д.Гаранина, С.А. Герасимова, Ф.И.
Гиренок, Н. Гоноцкая, Т.М.Дридзе, Л.М. Землянова, Н.К.Иконникова, С.В.
Клягина, А.В.Костина, Е.В.Кухарева, Е.В.Листвина, И.Э. Клюканов, К.К. Колин,
Т.И.Малашина,
Г.Г.Почепцов,
Е.П.
Савруцкая,
А.П.Садохин,
Лотман Ю.М. «Беседы о русской культуре. Интеллигентность», 2012. [Электронный ресурс] URL:
http://www.people.su/youtube_video-yurijj-lotman-intelligentnost-sl
2
5
М.В.Силантьева, А.В. Соколова, И.А. Стернин, С.Г. Тер-Минасова, А.Я. Флиер,
Ф.И. Шарков, А.И.Шендрик, О.Д. Шипунова), культурно-исторической динамики
коммуникативных
процессов
(Г.К.Ашин,
Л.М.Баткин,
В.С.Библер,
Н.Г.Багдасарьян, М.М.Бахтин, В.Ю.Борев, А.Я.Гуревич, С.Н.Иконникова, И.В.
Кондаков, Ю.М.Лотман, В.М.Пилипенко, В.И.Толстых, И.Г.Яковенко),
позволившие осмыслить содержательность и конкретно-исторические ценности
коммуникативных процессов;
- работы, посвященные проблемам общей экологии (В.И.Данилов-Данильян,
К.Я.Кондратьев, Ф.В. Кряжинский, Г.И.Марчук, Н.Н.Моисеев, В.С.Степин и др.),
экологии культуры (Д.С.Лихачев, Э.В.Баркова, В.Н. Большаков, З.Можейко,
К.М.Петров), экологии человека (И.К. Лисеев, А.И.Киселев, Н.М.Мамедов,
С.И.Некрасов, И.И.Орехов, В.П.Филотов, И.Т. Фролов, С.С.Шварц), социальной
экологии (Н.В.Безверхова, Э.В. Гирусов, Е.В.Гольцова, А.А.Горелов, Г.Г.Ладнова,
Д.В.Моргун, И.Ф.Понизовкина, В.В.Пустовойтов, В.А.Ситаров, Г.Н.Тюрикова и
др.), экологической этики (Т.Ю.Кирилина, В.И.Фалько), экологической эстетики
(Е.В.Баркова,
Н.Б.Маньковская),
эколингвистики
(Е.В.Иванова,
В.Ф. Нечипоренко), изучение которых позволило автору обозначить
экологические критерии применительно к диагностике и оценке современных
социокультурных коммуникаций, что является основой для их гармонизации и
формирования устойчивого развития социокультурного пространства. Автором
также впервые переведены и введены в научный оборот идеи экологии
коммуникаций американского исследователя Д.Альтеида;
исследования аксиологической
проблематики
социокультурных
коммуникаций, которая была проанализирована в работах представителей
неокантианства В.Виндельбанда и Г.Риккерта, философской антропологии
М.Шелера,
в
отечественной
философии
–
трудах
В.С.Соловьева,
П.А.Флоренского, С.Л.Франка, Н.О.Лосского, в современной отечественной
философии – в работах Л.В.Баевой, В.К.Бакшутова, В.Брожика, В.А.Василенко,
Г.П.Выжлецова, О.Г.Дробницкого, М.С.Кагана, А.И.Киселева, В.А. Малахова,
Л.А.Микешиной,
Л.В.Нургалеевой,
В.И.Плотникова,
С.Х.
Раппопорта,
Ю.М.Резника, Л.Н. Столовича, С.Б.Токаревой, Н.З. Чавчавадзе и др., что
позволило выявить ценностные аспекты социокультурных коммуникаций и
определить критерии нравственно-эстетической нормы функционирования
социокультурного пространства;
- работы основателей философии русского космизма (В.И.Вернадский,
Н.Ф.Федоров, К.Э.Циолковский, А.Л.Чижевский и др.), а также современных
исследователей философии космизма (В.И.Алексеева, Л.М. Гиндилис,
Л.В.Голованов, В.П.Казначеев, Н.Н.Моисеев, В.А.Петрицкий, С.Г.Семенова,
К.А.Томилин, А.Д.Урсул, Л.В. Фесенкова, Г.А.Югай), позволившие определить
значение и потенциал космопланетарного мировоззрения, связывающее бытие
человека с гармонией космоса в контексте органической целостности;
- труды, посвященные анализу антропного принципа (Б.Картер, Г.М.Идлис,
И.Л.Розенталь, Ф. Типлер, В.В. Казютинскоий, А.Н. Павленко и
др.), раскрывающие принципиальную универсальную соизмеримость человека и
6
окружающего мира, в том числе на основе моделей Вселенной Г.А.Югая,
М.Талбота, Б.Грина, Р.Хольта, С.М.Неаполитанского, С.А.Матвеева и др., в
которых обосновано целостное развитие человека и его культурнокоммуникативных связей в рамках космопланетарного мировоззрения;
-работы по исследованию сущности, принципов и функций культурной
политики (Ж.Гентил, Д.Гольблат, М.Драгичевич-Шешич, А.Жерар, Э.Макгрю,
Дж.Перратон,
Д.Хэлд,
Г.А.Аванесова,
А.В.Агошков,
О.Н.Астафьева,
А.С.Балакшин, Л.Е.Востряков, И.К. Джерелиевская, В.К.Егоров, В.С.Жидков,
В.М.Розин, Е.А.Сайко, В.И.Франчук, И.Г.Хангельдиева, В.П.Шестаков,
А.В.Юдина и др.), благодаря которым выявлена специфика регулятивных
механизмов управления и контроля социокультурных коммуникаций на основе
эколого-аксиологических принципов.
Таким образом, в научной литературе выявлен ряд существенных аспектов
рассматриваемой темы, однако философско-культурологический смысл
социокультурных коммуникаций, как фактора, обеспечивающего культурное
воспроизводство на основе здоровьесберегающих ценностей и развитие культуры
в ее фундаментальных связях с человеком, обществом и природой обоснован
недостаточно. Между тем, недооценка эколого-аксиологического аспекта бытия и
развития социокультурных коммуникаций приводит к снижению уровня их
содержательности и качества, что не может не отражаться на перспективах
развития современной России и мира в целом.
Цель работы – философско-культурологическое обоснование экологоаксиологического содержания социокультурных коммуникаций как ценностногуманистической основы развития культуры и условия преодоления рискогенных
ситуаций в бытии современного мира.
Достижение данной цели предполагает решение следующих задач:
 проанализировать
современное
состояние
и
противоречия
социокультурных коммуникаций, раскрыть источники их дегуманизации;
 дать оценку современным теориям философии коммуникаций XX века;
 раскрыть
специфику
космопланетарного
мировоззрения
как
методологической основы исследования и диагностики социокультурного
пространства на основе представлений о целостности мира и культурногуманистического содержания связей человека и Вселенной;
 выявить сущность экологии социокультурных коммуникаций, ее
критерии, ценностные основания и потенциал в стратегиях реформирования
современной культуры;
 раскрыть эколого-коммуникативный потенциал культурной политики,
институтов культуры и образования;
 обосновать перспективность использования современных социальногуманитарных технологий в развитии пространства социокультурных
коммуникаций.
7
Объект исследования – социокультурные коммуникации в современном
мире, их сущность, ценности, противоречия и тенденции развития;
Предмет исследования – экология социокультурных коммуникаций как
направление
философско-культурологического
исследования,
его
аксиологическое основание, мировоззренческий и методологический потенциал в
трансформациях современной культуры.
Теоретико-методологические основы исследования представлены рядом
философских, философско-культурологических, экологических и этических
концепций и парадигм философии коммуникации, которые раскрывают ценность,
возможности и противоречивый характер функционирования современной
системы коммуникаций, показывая востребованность освоения экологии
социокультурных коммуникаций как особого предмета культурфилософской
мысли и стратегического ресурса сохранения и развития культуры в современной
рискогенной среде. Основными методологическими принципами, на которые
опирается диссертант, выступают принципы целостности, системности,
взаимосвязи объективного и субъективного в человеческой деятельности и
культуре, единства исторического и логического. При этом диссертант исходит из
аксиологического подхода к культуре, в соответствии с которым культура
представлена система ценностей и представлена процессами их создания,
хранения, трансляции и освоения достижений человека и человечества в процессе
их исторического развития. Этот подход положен в основу понимания и экологии
культуры, в соответствии с трактовкой Д.С. Лихачева, Ю.М. Лотмана, и экологии
социокультурных коммуникаций. Логика развития темы обусловила обращение к
принципам
философии
космизма,
разработанным
В.И.Вернадским,
К.Э.Циолковским, А.Л.Чижевским, П.Т. де Шарденом, в связи с чем использован
антропный принцип и модель голографической Вселенной Г.А.Югая, М.Талбота
как методологические инструменты исследования категорий «человек»,
«культура», «космос», «гармония», «связь», «коммуникации» и др. Для выработки
методологических основ экологии социокультурных коммуникаций автором
применен междисциплинарный подход, конкретизирующий принцип целостности
и позволяющий интегрировать связи человека, культуры и природы в контексте
социокультурных коммуникаций. Из общенаучных был использован метод
анализа и синтеза, а также диалектических подход к рассмотрению противоречий
в пространстве коммуникаций.
В качестве теоретических источников
использовались труды классиков мировой и отечественной философии, главным
образом XX века, - М.Бубера, Э.Фромма, Э.Левинаса, Ю.Хабермаса, Н.Лумана,
В.С.Библера и др., выбор которых обусловлен логикой развития концепции и
задачами исследования.
Научная новизна исследования заключается в следующем:
1. Исследование эколого-аксиологического измерения социокультурных
коммуникаций впервые проводится на основе единства философскокультурологического, аксиологического и онтологического подходов, что
8
позволило интегрировать изолированно развивающиеся научные направления –
экологию культуры, экологию человека, социальную экологию и экологию
природы в пространство философии культуры.
2. Выявлены
сущностные
черты
и
противоречивые
свойства
социокультурных коммуникаций, обусловленные экспоненциальным ростом
информационных технологий в процессе глобализации, что ведет как к открытию
новых конструктивных возможностей, так и к снижению роли смысло-жизненных
ценностей и субъектного статуса человека в культуре.
3. При исследовании современных философских концепций коммуникаций
показаны идеи, необходимые для освоения эколого-аксиологического аспекта
коммуникативных процессов, а также выявлена их незавершенность, являющаяся
следствием оценки не с позиций будущего, а в контексте тенденций
современности. Впервые введена в оборот концепция экологии коммуникаций
Д.Альтеида, в которой осуществлена рефлексия синтеза информационных
технологий и медиаформатов с культурной деятельностью, что позволило
критически освоить новый подход к идее «матрицы жизни» для создания
эффективной окружающей среды.
4. На основе вводимого в оборот философии культуры понятия «экология
социокультурных коммуникаций» впервые исследованы основы модели,
включающей исходные методы, функции, критерии и понятия, в которых
раскрывается
природа
и
особенности
функционирования
экологии
социокультурных коммуникаций, что в перспективе может обеспечить
осуществление
гуманистически
ориентированного
проектирования
и
культуросохраняющего типа развития социокультурных коммуникаций на основе
приоритета высоких, прежде всего, нравственных, ценностей культуры.
5. Обоснована необходимость развития космопланетарного мировоззрения
как основы методологии анализа экологии социокультурных коммуникаций,
условия гуманистического освоения планетарного бытия в ситуации
глобализации, ориентированного на утверждение конструктивных ценностей в
пространстве коммуникаций. В основу такого обоснования положен антропный
принцип и модель голографичности Вселенной.
6. Показана востребованность аксиологической концепции культуры и
необходимость включения категорий «социальная ответственность», «культурная
нормативность» и др. как основы культурологической экспертизы и социального
контроля для развития эколого-ориентированного коммуникативного сознания и
практики субъекта информационного общества.
7. Выявлены ценностно-регулятивные механизмы культурной политики и
гуманистический потенциал социально-гуманитарных технологий в образовании,
с помощью которых возможен перевод теоретической модели экологии
социокультурных коммуникаций в практическую деятельность институтов
культуры и общества.
9
Положения, выносимые на защиту:
1. Пространство социокультурных коммуникаций, в котором проявляется
система, основные черты и направленность всех типов культурных связей,
выступает детерминантой ценностных ориентаций субъектов современной
культуры, а в последние десятилетия становится основой их адаптации к
современному миру. Социокультурная коммуникация представляет собой
универсальную систему взаимодействий субъектов в социокультурном
пространстве на основе процессов создания, обмена, хранения и трансляции
культурных ценностей.
2. В современной философии культуры не в полном объеме раскрыт
эколого-аксиологический аспект социокультурных коммуникаций, что не
позволяет оценить их содержание в целом и дифференцировать в нем
конструктивные и деструктивные тенденции. Противоречивость пространства
функционирования социокультурных коммуникаций связана, с одной стороны, с
открывшимися в нем новыми формами творчества, расширяющими границы
культурного пространства; возможностями доступа к информации, высоким
достижениям и ценностям мировой и отечественной культуры; а с другой
стороны - с рискогенным характером информационных технологий и
доминирующих в виртуальном пространстве и электронной культуре
деструктивных ценностей.
3. В проблемном поле западной и отечественной философии
коммуникаций исследованы многие, включая аксиологический, аспекты и
проблемы межсубъектных взаимодействий как условий межкультурных и
социальных контактов; однако в них не представлена целостная концепция
современных социокультурных коммуникаций в их эколого-аксиологическом
измерении, раскрывающая их потенциал в развитии культуры, сохранении
приоритета ее содержания над информационными технологиями.
4. Экология социокультурных коммуникаций представляет собой новое
научное направление, отражающее тип мироотношения и практики, который с
позиций будущего и на основе космопланетарного мировоззрения утверждает
приоритет высших культурных ценностей в информационно-коммуникативных
процессах и каналах, а также нравственно-гуманистический вектор как основу
регуляции пространства социокультурных коммуникаций, в котором
раскрываются перспективы бытия человека и его творческий потенциал,
соответствующий задачам культуры XXI века. Целевые установки экологии
социокультурных коммуникаций задают условия очищения информационных
каналов и, вследствие этого, оздоровления человека, культуры и общества.
Экология социокультурных коммуникаций выполняет мировоззренческую,
ценностно-ориентационную, регулятивную, человекосохраняющую функции,
восстанавливая ведущую роль человека в условиях информационного общества,
что позволяет видеть его перспективы в процессах решения как глобальных, так и
локальных проблем.
5. Космопланетарное
мировоззрение
как
основа
методологии
диссертационного исследования, включающей антропный принцип и модель
10
голографии Вселенной, позволяет обосновать гармонию и соизмеримость
человека как природно-культурного субъекта и мира в целом, и в контексте этой
связи диагностировать каналы и ценности коммуникаций, устанавливая
приоритет субъектно-культурного аспекта информационного общества над
объектно-технологическим.
6. Критерии экологии социокультурных коммуникаций – это совокупность
оснований и признаков, в соответствии с которыми осуществляются все
взаимодействия, обеспечивающие устойчивое развитие культуры и системы ее
ценностей. К критериям относятся: введенный диссертантом принцип
социокультурной мембраны – «фильтра-очистителя» культурных ценностей в
информационных каналах; преобладание в культуре субъект-субъектного типа
связей и отношений над субъект-объектным; развитие традиций и культурноисторической преемственности, сохраняющих высокие достижения мировой и
отечественной культуры; уровень социальной ответственности и культурная
нормативность; диалогичность; уровень гуманизма; позиция уважения к
культурам всех народов и регионов Земли; нравственно-эстетический
критерий; экологизация мышления и системы образования.
7. Логика концептуализации экологии социокультурных коммуникаций
приводит к выводу о необходимости трансформации векторов культурной
политики в направлении ценностно-экологического развития культуры для
обновления содержательности каналов коммуникаций.
8. Социально-гуманитарные
технологии
как
средство
экологокоммуникативной регуляции пространства образования и в праксеологическом
аспекте являются приоритетными по отношению к информационным
технологиям. Потребность в изменении статуса сферы образования как части
культуры на основе экологии ее коммуникаций обусловлена тем, что в процессах
освоения ценностей культуры, воспитания и трансляции культурного опыта
закладываются основы будущего.
Теоретическая значимость полученных в диссертации результатов
определяется
тем,
что
они
выявляют
перспективы
философскокультурологической рефлексии современных социокультурных коммуникаций с
позиций целостности в контексте космопланетарного мировоззрения. Это
открывает новое направление исследований в философии культуры, выявляя
эколого-аксиологическое измерение социокультурных коммуникаций как основы
регуляции и реформирования современного общества, включая Россию.
Полученные результаты могут способствовать дальнейшему развитию философии
коммуникаций и теории культурной политики, поскольку выводят этот предмет
на новый уровень концептуализации.
Предложенная концепция также обеспечивает решение проблемы
согласования бытия человека в культуре и развития информационного
пространства на основе гуманизации и оздоровления пространства
социокультурных коммуникаций. Исследование открывает новые пути в развитии
социокультурного проектирования, культурной политики и образовательного
11
процесса на основе приоритета социально-гуманитарных технологий. Выводы
могут служить материалом для дальнейших исследований в философии культуры,
социальной философии, коммуникативистике и культурологии.
Практическую значимость работы составляют полученные результаты,
позволяющие сформировать принципиально новый взгляд на сущность
социокультурных коммуникаций в их эколого-аксиологическом измерении.
Предложенные принципы и подходы к анализу их сущности могут быть
применены при разработке стратегий культурной политики, а также
использованы для обоснования инновационных проектов в сфере экологии
социокультурных коммуникаций. Выводы и положения данной работы могут
также использоваться при проведении практических занятий, лекций и
спецкурсов, что подтверждено автором при апробации результатов
диссертационного исследования.
Апробация работы: Основные положения и выводы исследования нашли
свое отражение в 14 публикациях автора общим объемом 5,4 п.л., в том числе в
трех статьях в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ.
Результаты работы представлены в сообщениях и докладах на международных и
всероссийских конференциях. Среди них: VI Международная научнопрактическая конференция «Информационные технологии в гуманитарном
образовании» (Пятигорск, 2013); II Международная научная конференция
«Культура. Образование. Общество» (Ростов-на-Дону, 2012); Румянцевские
чтения «Экономика, государство и общество в XXI веке» (Москва, 2009, 2010,
2011, 2012, 2013); VI Международная научная конференция «Экологическая
культура как фактор устойчивого развития общества» (Москва, 2014); III
Международная научно-практическая конференция «Современная культура:
проблемы, вызовы, перспективы» (Ростов-на-Дону, 2014).
Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры
философии Российского экономического университета имени
Г.В. Плеханова
28 февраля 2014 г. (протокол № 8).
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех основных
глав, шести параграфов, заключения, а также списка литературы.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении диссертации
обосновывается
актуальность
темы,
характеризуется степень ее разработанности, определяются объект и предмет,
цель и задачи исследования, ее методологическая база, научная новизна
диссертации, основные положения, выносимые на защиту; охарактеризованы
теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования, его
апробация.
12
В I главе диссертации
–
«Социокультурные
коммуникации
в
современном
мире»
раскрываются
социокультурные
основания
концептуализации проблемы коммуникаций как ответа на вызовы эпохи
глобализации и информационного общества; уточняется категориальный аппарат
исследования; определяется понятие «социокультурные коммуникации»,
анализируются концепции философии коммуникаций XX века, выявляющие
проблемное поле, в котором обнаруживается востребованность философскокультурологического
исследования
эколого-аксиологического
измерения
социокультурных коммуникаций.
В
первом
параграфе
–
«Предпосылки
концептуализации
социокультурных коммуникаций» показано, что коммуникации являются
условием взаимопонимания и согласования интересов, ценностей культуры,
формирования партнерских отношений и диалогов культур индивидуальных и
коллективных субъектов. Моделируя многомерную социокультурную систему,
коммуникации в XX веке стали основным средством освоения планетарного
пространства, обозначив вместе с тем зависимость бытия и ценностей локальных
культур от требований единого коммуникативного пространства и
информационных технологий.
Общей формой сетевого информационного общества является
пространство, организуемое потоками информации (М.Кастельс), в связи с чем в
диссертации подчеркнуто, что информация и информационные технологии
становятся основным ресурсом современной культуры, значение которого
начинает опережать материальные и энергетические ресурсы. В этом контексте
информационная деятельность оценивается как «все более самоценная» (М.
Маклюэн, Г.А.Голицын и В.М.Петров), а рассмотренный в диссертации спектр
различных подходов к коммуникациям дает основания для вывода об
общезначимости социокультурного опыта.
Проведенный в диссертации анализ подходов и идей М.С.Кагана,
А.Я.Флиера, Г.П.Выжлецова, Л.В. Столовича, В.И.Грачева, и др. позволил
определить социокультурные коммуникации как универсальную систему
взаимодействий субъектов в социокультурном пространстве на основе процессов
создания, обмена, хранения и трансляции культурных ценностей.
Автор полагает, что социокультурные коммуникации выполняют три
основные функции, в которых выражается их отличие как от социальных, так и от
культурных коммуникаций. Это: 1) функция трансляции сообщений, входящих в
пространство межсубъектного общения; 2) функция обеспечения форм связей на
основе норм общения, принятых в данном обществе; 3) целеполагающая функция,
на основе которой сохраняется приоритет будущего по отношению к настоящему;
это целевое отношение отражает приоритет межсубъектных коммуникаций по
отношению к субъект-объектным.
Недооценка
специфики
социокультурных коммуникаций и их
функциональное приравнивание к другим видам коммуникаций стирает
субъектную заданность, тем самым открывая путь к технологизации пространства
13
общения. Экспоненциальный рост статуса новых информационных технологий в
коммуникативном пространстве порождает ряд противоречий, открывая, как
новые эвристические возможности для развития культуры и человека, так и
риски, грозящие снятием самоценности содержательного общения, языковой
культуры, утраты богатства смыслов, ослаблением влияния этических и
эстетических ценностей общения.
Первое
противоречие
связано
с
количественно-качественными
характеристиками современных социокультурных коммуникаций и выражается в
том, что при растущем разнообразии информационных технологий и средств
связи, сущность и содержательность пространства общения утрачивает свое
аксиологическое измерение, что актуализирует отмеченные еще Г. Зиммелем
проблемы отчуждения, одиночества. Второе - характеризует собственно
ценностные аспекты содержания внутри системы массовых коммуникаций: при
расширении возможностей трансляции высших ценностей, прежде всего –
нравственных и эстетических, в СМИ наблюдается ослабление их
представленности и влияния на общественное сознание. Третье противоречие
отражает специфику функционирования электронной культуры - новой сферы
человеческой деятельности, связанной с возможностями создания электронных
копий различных объектов культуры. Но обретая в виртуальном пространстве
свое информационное инобытие и преодолевая ограниченность своих
биосоциальных возможностей, человек парадоксальным образом отказывается от
собственной воли и самоконтроля, утрачивая смысл и ценность жизни, поскольку
ценность реального мира для него постепенно смещается в сторону виртуального,
а граница между ними размывается, усиливается иллюзорность в отношении к
бытию.
Распространение в современной социокультурной системе субъектобъектного типа связей формирует деструктивно-ценностный вектор
коммуникации, который выражается в однонаправленном стремлении субъекта
получить максимум благ-ценностей от других участников коммуникаций без
равнозначного обмена и понимания их интересов и проблем. Его основанием, с
точки зрения автора, является отсутствие жизнеутверждающих принципов и
ценностей в культуре, низкая степень внутренней свободы и выбора личности.
Целенаправленное формирование такого мировоззренческого ориентира в
современном мире Э.Фромм, концепция которого исследуется в диссертации,
связал с преобладанием модуса обладания над модусом бытия. В результате
подмены этических и эстетических ценностей стереотипно- массовыми, личность
«растворяется» в различных, в том числе виртуальных образах, а процессы ее
общения превращаются в набор игровых коммуникативных моделей.
Но расширение коммуникативных каналов, как подчеркивается в
диссертации, имеет и значительный конструктивный смысл, поскольку
информационные технологии впервые делают доступными принципиально новые
культурные процессы: организацию виртуальных путешествий по известным
музеям мира, эколого-культурные акции, новые типы учреждений культуры,
международное волонтерство для реставрации памятников культуры,
14
организацию массовых петиций в защиту культурного и природного наследия и
т.д. Расширение коммуникативного пространства способствует также развитию
международных и региональных мультимедийных художественно-культурных
проектов, творческих фестивалей, конкурсов. Только в последние годы
проведены десятки международных фестивалей-конкурсов и музыкальных
мультимедийных проектов.
Таким образом, процессы обновления социокультурных коммуникаций
выявляют
как
конструктивно-интегративные,
так
и
деструктивнодезинтегративные тенденции. Однако очевидной становится незавершенность
процесса
философско-культурологической
концептуализации
феномена
социокультурных коммуникаций и, прежде всего, специального исследования их
эколого-аксиологического измерения, закрепляющего в них субъект-субъектные
отношения в качестве основных.
Во втором параграфе – «Современные философские концепции
коммуникаций: направленность и проблематика» дается развернутый анализ
ряда философско-коммуникативных концепций, на материале которых ставится
проблема восстановления статуса должного в оценке анализа социокультурных
коммуникаций с позиций будущего, при котором возможно совершенствование
человека и культуры.
Проблема коммуникаций становится предметом философских исследований
с конца XIX века, когда обозначилась тенденция к критике рационализма, и
предмет анализа смещается на субъективный мир личности, его соизмеримость с
внешним миром, а также аспектами, через которые человеку открывается
культура. Философия ХХ века стала опытом постижения субъективности в
различных измерениях: в отношениях «человек-культура», «общениедеятельность», человек в контексте языковых коммуникаций, человек в мире
смысла,
«индивид-общество»,
«субъект-объект»,
«человек-природа».
Социокультурные коммуникации начинают рассматриваться как важное свойство
бытия и ценность культуры, а в их концептуализации выделяются проблемы
ценностей, культуры, понимания, смысла, специфики языка общения,
рациональности, нормативности, культурации, социализации и др.
Анализируя концепцию межличностного общения М.Бубера как встречу Я
и Ты, автор акцентирует внимание на понятии «между», призванном подчеркнуть
содержательность их связи, в которой реализуется аутентичное бытие человека и
раскрываются черты, не сводимые к ментальным, физическим, психическим
свойствам. Пространство диалога здесь выражает субъект-субъектную связь,
подчеркивая роль его содержательности и отличие от вещного отношения «ЯОно». М. Бубер открывает тот пласт бытия человека в коммуникации, который
можно рассматривать как матрицу культурного общения.
Эти целевые аксиологические установки коммуникации связаны с
развитием этико-феноменологической концепции Э. Левинаса и его философии
диалога. Различая монологическое и диалогическое мышление, он обосновывал
конструктивно-аксиологическую природу диалога, показывав его смысловую
15
первичность по отношению к любым другим проявлениям культуры. Культура,
согласно логике Э.Левинаса, как форма интерсубъективности, имеет этическое
основание. Общение с другим как «близость ближнего» оказывается возможным
только через нормы морали, на основе которых оформляется любое значение и
«означивание», а потому, позиция ответственности перед Другим предопределяет
правильность и объективность речевой коммуникации. Приоритет этической
стороны бытия – положение Э.Левинаса, имеющее принципиальное значение для
концепции диссертации.
Экзистенциальное направление философии коммуникаций представлено
также в диссертации позициями К.Ясперса и М.Хайдеггера. Проблема общения в
философии К.Ясперса - способ разрешения противоречия между всеобщностью
истины и ее экзистенциально-личным способом переживания и осмысления.
Через коммуникацию проявляется не только экзистенция, но и свобода индивида;
более того, – коммуникация есть средство обретения свободы. Тогда как
проблема коммуникации у М.Хайдеггера, прежде всего, связана с его
интерпретацией языка: она определяется не людьми, а свойствами языка, его
способностью открывать в своих структурах «потаенное». Полагая язык «домом
бытия», философ развивает идею о том, что бытие открывается людям через язык,
а потому «стирание» языка, неумение слышать через его структуры «зов бытия»
означает «забвение бытия».
Актуализация проблем понимания, смысла, языкового опыта, образования в
контексте философской герменевтики характерна для концепции коммуникации
Х.-Г.Гадамера. Согласно его логике, истина, не достижимая для научного
познания, постигается в герменевтическом опыте. А общение выступает как
особый диалог, который начинается с обращения предания, с которым субъекты
объединены как Я и Ты.
Исследование социально-нормативных основ коммуникации и ее речевых
структур является основным содержанием теории коммуникативного действия
Ю.Хабермаса, осмысленного им как мегатип всех типов социальных действий.
Коммуникативное действие в его теории ориентировано на достижение согласия
субъектов и их понимания, в то время, как инструментальное действие выражает
господство структурно-системных отношений и в этом смысле является
враждебными сохранению «жизненного мира» членов сообщества.
Коммуникация как особое свойство и функция социальной системы, на
основе которого происходит ее саморегуляция и саморазвитие – предмет анализа
Н.Лумана. В своей концепции он подчеркивает не человеческое измерение
социокультурных коммуникаций, а исходит из системного источника их
формирования, где действие конституируется в социальных системах через
коммуникацию.
В философии коммуникаций XX века, таким образом, открывшей ряд
категорий и проблем, связанных с прояснением их сущности и свойств,
оказывается теоретически незавершенным их целостный анализ. В
рассмотренных концепциях коммуникации обоснованы с позиции современности,
16
т.е. как свойства сложившихся форм культуры и общества, но не связываются с
их изменениями в перспективе будущего.
Во II главе - «Мировоззренческое и логико-концептуальное
обоснование проблемы экологии социокультурных коммуникаций»
исследуются методологические и мировоззренческие основания экологоаксиологического измерения социокультурных коммуникаций и критерии,
позволяющие регулировать их направленность и качество. Обоснована
возможность нового типа целостности культуры на основе экологии
коммуникаций как ответа на глобальные вызовы XXI века.
В первом параграфе - «Экология социокультурных коммуникаций:
мировоззренческие
и
методологические
основания»
обоснована
перспективность разработки новой эколого-коммуникативной парадигмы в
философии культуры.
Разрешение системного цивилизационного кризиса и глобальных проблем
связано с целенаправленными воздействиями на пространство социокультурных
коммуникаций, так как на основе ценностей их содержания сегодня происходит
развитие культуры и общественного сознания. На решение этих проблем направлена
экология социокультурных коммуникаций, под которой автор понимает новое
научное направление, отражающее тип мироотношения и практики, который с
позиций будущего и на основе космопланетарного мировоззрения утверждает
приоритет высших культурных ценностей в информационно-коммуникативных
процессах и каналах, а также нравственно-гуманистический вектор как основу
регуляции пространства социокультурных коммуникаций, в котором
раскрываются перспективы бытия человека и его творческий потенциал,
соответствующий задачам культуры XXI века.
Целевые установки экологии социокультурных коммуникаций задают
условия очищения информационных каналов и, вследствие этого, оздоровления
человека, культуры и общества. Экология социокультурных коммуникации – не
автономная концептуальная система; как научное направление она интегрирует в
своем содержании цели и методы экологии человека, экологии культуры и
экологии общества. Экология социокультурных коммуникаций выполняет
мировоззренческую,
ценностно-ориентационную,
регулятивную,
человекосохраняющую функции, восстанавливая ведущую роль человека в
условиях информационного общества, что позволяет видеть его перспективы.
Впервые проблему экологии коммуникаций сформулировал американский
ученый Д.Альтеид, согласно которому экология коммуникаций - это концепция,
способная соединить информационные технологии (IT) и их форматы с
многообразием форм культуры и социума, в результате чего рождаются новые
виды деятельности. Интерпретация экологии коммуникаций в его концепции
осуществлена на основе доминанты технико-технологического, а не
социокультурного контекста, поэтому в ее содержании связь человека с
медиаформатами и медиасредой в целом в мировоззренческом аспекте остается
не завершенной. В этом проявляется отличие между концепцией экологии
коммуникаций Д. Альтеида и развиваемым в диссертации подходом, где с
17
экологией связываются не цели формирования эффективной среды, а
утверждение в пространстве социокультурных коммуникаций высоких
нравственных ценностей.
Перспективы развития социокультурных коммуникаций открываются в
контексте мировоззрения, способного обеспечить взаимопонимание и уважение
традиций и ценностей культуры всех субъектов мирового сообщества. Таким
мировоззрением, по мнению автора, выступает космопланетарное видение реальности,
представляющее собой развитие экологии культуры и человека, его связей с
миром на основе философии космизма, ее классического наследия и современных
достижений.
Особый интерес для развития методологии экологии социокультурных
коммуникаций представляют: идея единения человечества на основе софийной
сущности в философии всеединства В.С.Соловьева; концепция общего дела Н.Ф.
Федорова; понятие ноосферы В.И.Вернадского и его нравственный смысл;
проблема взаимосвязи социокультурных и космических процессов в трудах
А.Л.Чижевского. Методологической основой космопланетарного мировоззрения
является также антропный принцип, в котором обосновывается соизмеримость
параметров человека и мира.
Сохраняя приоритет человека и культуры, экология социокультурных
коммуникаций включает в себя исследование истории и теории социокультурных
коммуникаций в контексте аксиологии культуры, диагностику и оценку их
состояния в содержательном аспекте и направлена на проектирование такого
социокультурного
пространства,
которое
соответствует
параметрам
космопланетарного мировоззрения и перспективам планетарного бытия.
Во втором параграфе - «Критерии экологии социокультурных
коммуникаций» обоснованы аксиологические основания и параметры развития
социокультурных коммуникаций, ориентированных на взаимопонимание и
доверие между субъектами, при которых их содержание не должно выходить за
границы категорического императива И.Канта как «Золотого правила»
нравственности.
Анализируя опасность тенденции конвергении нано- био- информациокогнитивных и социокультурных технологий, получившей название НБИКСреволюции3 и направленной на коренное изменение природы человека, автор
подчеркивает, что созданный на их основе искусственный мир и его коммуникации
вытесняют естественно-природное начало не только вне человека, но и в нем самом.
Этим обусловлена актуализация проблемы реального осуществления экологии
социокультурных коммуникаций и выявление критериев.
Главным критерием экологичности социокультурных коммуникаций
является преобладание в культуре субъект-субъектного типа связей и отношений
над субъект-объектным. Основанием содержательности социокультурных
Ковальчук М.В., Нарайкин О.С., Яцишина Е.Б. Конвергенция наук и технологий – новый этап научнотехнического развития // Вопросы философии. №3. 2013. С. 3-12; Алексеева И.Ю., Аршинов В.И.,
Чеклецов В.В. «Технолюди» против «постлюдей»: НБИКС-революция и будущее человека // Вопросы
философии. .№3. 2013. С. 12-22
3
18
коммуникаций в этом случае выступает формирование коммуникативного
сознания, ориентированного на органический, а не технологических тип связи
человека с самим собой, с культурой, обществом и природой. Для этого
мировоззрение, как показано в диссертации, должно базироваться на принципе
целостности, в чем проявляется конкретизация антропного принципа и модели
голографии.
В качестве критериев экологии социокультурных коммуникаций в диссертации
указаны: развитие культурной памяти и культурно-исторической преемственности;
принцип социокультурной мембраны, очищающей информационные каналы и
определяющей условия информационного обмена; утверждение статуса
нравственно-эстетических ценностей, культурной нормативности и социальной
ответственности. Установление взаимного интереса, ориентированного на
ценность культуры Другого, обусловило также необходимость введения в
качестве критерия диалогичности как формирования содержательности такого
пространства «между», в котором происходит утверждение и трансляция высших
ценностей культуры.
Из этих критериев как показателей эколого-аксиологических ориентаций в
пространстве коммуникаций вытекает необходимость изменения векторов культурноуправленческих стратегий, их направленность на экологизацию не только мышления, но
и эмоционально-чувственного мира человека для «оздоровления» пространства
социокультурных коммуникаций и развития целостно-гармоничной модели
культуры.
III
глава
«Ценностно-регулятивные
ориентиры
экологии
социокультурных коммуникаций» посвящена праксеологическому анализу
эколого-коммуникативной модели культурной политики, а также выявлению роли
социально-гуманитарных технологий в образовании как институте культуры,
транслирующей эколого-ориентированные ценности в систему культуры
современной России.
В первом параграфе - «Эколого-коммуникативные аспекты модели
культурной политики» обоснованы приоритетные направления перевода
философско-культурологической
эколого-коммуникативной
модели
в
пространство и ориентиры культурной политики России.
Стратегические линии экологии социокультурных коммуникаций,
центрированные идеей сохранения универсального отношения человека к миру,
конкретизируются при их апробации на операциональном уровне культурной
политики. Как целенаправленная регуляция культуры, включающая систему
информационного воздействия на общественное мнение, политика направлена на
утверждение необходимых и достаточных условий развития социокультурной
системы,
обеспечивающих
ее
национальную
безопасность.
Однако
осуществлённый в диссертации анализ практики результатов этих воздействий
показал, что императивы культуры далеко не всегда являются приоритетными по
отношению
к
требованиям
экономической
или
административной
19
целесообразности. В этом контексте важным источником оптимизации
культурной политики, как отмечает автор, является свобода выбора и доступность
каналов коммуникаций в получении информации как альтернатива цензуре
прошлых десятилетий, что важно для выражения различных мнений и интересов.
А оценивая спектр подходов к исследованию культурной политики в
зарубежной и отечественной науке (А.Жерер, Ж.Гентил, О.Н. Астафьева, Г.А.
Аванесова, Л.Е. Востряков, В.С. Жидков), автор выделяет их конструктивные
элементы и идеи и приходит к заключению о необходимости «перезагрузки»
культурной политики, в которой бы были акцентированы экологоориентированные ценности на основе коммуникативной модели. Ее развитие
исходит из принципов взаимопонимания между всеми субъектами,
представленными социальными, этно-национальными и профессиональными
группами, поколениями, институтами, и направлено на целостность культурного
пространства, в котором приоритетными являются общечеловеческие культурные
ценности. В основу такой модели культурной политики положены «принципы
коммуникаций, в которых «инициативная группа осуществляет сотрудничество с
другими» как проект совместной жизни в общем деле» (Х. Ортега-и-Гассет).
Такие механизмы регулирования коммуникативных процессов как право и
партнерство направлены на достижение не только результатов взаимодействия
субъектов культурной политики, но и эффективность развития культуры»4.
Автор отстаивает точку зрения, что в эколого-коммуникативной модели
культурной политики власть не определяет нормы культурной жизни, а только
организует процессы их формирования на основе самоорганизации,
преодолевающей авторитарные установки для установления равноправных
партнерских отношений и согласований ценностей.
Условием эффективной культурной политики в развитии социокультурных
коммуникаций на основе эколого-ориентированных ценностей является создание
новых форматов массовых коммуникаций и системы управления ими. Для этого
автор предлагает: введение в работу культурных центров, целевых
экспериментальных площадок, в рамках которых формируются экологокоммуникативные проекты; развитие медиаформатов, в содержании которых
были бы широко представлены направления развития современной науки и
просветительской практики. В их направленности реализуется функция
продвижения экологии коммуникаций, воздействующая благодаря культурной
политике на широкую аудиторию, формируя здоровое культурное пространство.
В нем преодолевается абсолютизация мозаичных структур современной
коммуникации и информационной культуры, формирующих препятствия для
развития логики и адекватного восприятия реальности. Через культурную
политику, таким образом, создается аксиологическая ниша в социокультурной
системе, обеспечивающая субъектный статус человека в современной культуре.
Астафьева, О.Н. Креативность коммуникативной стратегии культурной политики // III Российский
культурологический конгресс с международным участием «Креативность в пространстве традиций и
инноваций»:
Тезисы
докладов
и
сообщений.
СПб,
2010.
Режим
доступа:
http://culturalnet.ru/main/congress_person/606
4
20
«Субъектом коммуникативных процессов личность предстает лишь в том случае,
если технологии не выводят коммуникацию за пределы культуры, как это нередко
происходит и о чем свидетельствует практика медиа»5. Роль анализа культурной
политики в контексте темы диссертации, таким образом, связывается с
осмыслением ценностно-коммуникативного аспекта культуры и содержательного
освоения тех эколого-ориентированных типов связей и отношений субъектов,
которые получают развитие в пространстве социокультурных коммуникаций.
Во втором параграфе – «Перспективы развития социальногуманитарных технологий в коммуникациях современной России»
формулируется представление о возможностях пространства образования
моделировать свойства экологически трансформированного пространства
социокультурных коммуникаций на основе развития использования социальногуманитарных технологий. Рассматривая современный опыт освоения
пространства образования, включая и медиаобразование, автор анализирует
направления апробации предложенной в диссертации концепции.
Парадигма экологии коммуникаций оказывается востребованной в
структурах культурно-образовательного пространства не только в практическиприкладном аспекте, но и на мировоззренческом уровне для восстановления
статуса фундаментального образования и науки, как и социального статуса
педагога, а также для осуществления социокультурного контроля и экспертизы. В
этом, в соответствии с логикой Н.Лумана, проявляется стремление
социокультурной системы к саморазличению, т.е. к развитию не на основе
системных связей, а как различие в коммуникациях роли человека и самой
системы.
Специфика противоречивого функционирования социально-гуманитарных
технологий, выявленная диссертантом в концепциях М.В. Силантевой, А.Г.
Шмелева, А.В.Курочкина, И.Минтусова, А.А.Чумикова, позволила выделить два
аспекта: манипулятивно-технологический и гуманитарный. В отличие от
информационно-манипулятивных технологий, которые ведут к деструктивным
изменениям личности, социально-гуманитарные технологии ориентируют,
прежде всего, на здоровьесберегающие стратегии. С одной стороны, они решают
проблему самореализации личности, а, с другой - показывают перспективы и
возможности развития самих социокультурных коммуникаций. Конструктивными
направлениями их применения, показывающими значимость предложенных
автором критериев коммуникаций, являются: развитие установки на
самообразование, возможности дистанционного обучения и интерактивных
методов, индивидуализация и гуманитаризация образования. Анализ социальногуманитарных технологий в образовании показывает, что его качество
определяется не только степенью совершенствования информационных
Хренов Н.А. Личность как субъект коммуникативных процессов в культуре // IV Российский
культурологический конгресс с международным участием «Личность в пространстве культуры»: Тезисы
докладов и сообщений. СПб, 2013.
Режим доступа: http://culturalnet.ru/main/congress_person/1129
5
21
технологий, но и содержательностью коммуникативно-образовательного
пространства. Поэтому качество образования должно включать развитие
ценностно-гуманистического содержания и контроля над содержанием и
направленностью коммуникаций.
Обращение к материалу сферы образования автор обосновывает тем, что
если культура формирует личность на основе приобщения к ее содержанию
стихийно, выявляя эколого-ценностный потенциал субъектов, то образование
выступает как система сознательно разрабатываемых программ, в процессе
освоения которых субъекты получают знания, умения и навыки.
Инновационные
социально-гуманитарные
технологии
обучения
связываются автором с возможностями освоения пространства диалога культур. В
этом
контексте
в
развитии
эколого-аксиологического
содержания
социокультурных коммуникаций актуализируется опыт школы диалога культур
В.С. Библера.
Такой опыт диалога культур на основе социально-гуманитарных
технологий раскрыт в диссертации на материале музейной педагогики –
направления прикладной культурологии и педагогики, открывшего новые
возможности коммуникаций между посетителями, персоналом музея и
экспонатами. Это позволило использовать социально-гуманитарные технологии в
образовательных программах на музейных занятиях в Московском
государственном объединенном музее-заповеднике. На музейных занятиях,
восстанавливающих связь посетителей с историей России на основе
традиционных социальных норм культуры и исторической преемственности
социально-гуманитарные игровые технологии обеспечили повышение интереса к
освоению культурно-исторического материала. В этом возрождении традиций
проявляются ценностно-ориентирующие стратегии, раскрывая возможности
социально-коммуникативного пространства музея, который практически
выполняет функции экологии социокультурных коммуникаций. Это
подтверждает концепцию экологии культуры Д.С.Лихачева, в соответствии с
которой экология культуры вместе с экологией природы составляют единое
целое, лишь условно различаемое в целях удобства изучения.
Эколого-аксиологический
ресурс
социокультурных
коммуникаций
обоснован также в контексте развития медиаобразования и его категорий
«медиатехнологии»,
«медиакультура»,
«медиаинструменты».
Основными
образовательными технологиями здесь становятся Интернет, мультимедиа,
интерактивные технологии, презентации, инсталляции и др., на основе которых в
последние годы происходит переход от предметоцентризма к опыту
самостоятельного социокультурного проектирования, освоение новых языков и
стилей культуры, широкое распространение социальных и культурных проектов,
открытие горизонтов творчества и свободы. Такое расширение пространства
коммуникаций показывает возможности развития социально-гуманитарных
технологий на основе медиаинструментов для достижения большего
взаимопонимания
субъектов
культуры
и
формирования
экологокоммуникативного сознания.
22
Расширение коммуникативно-образовательного пространства на основе
сочетания социально-гуманитарных технологий с медиаинструментами, таким
образом, позволяет считать перспективной выдвинутую в диссертации
концепцию как основу реформировании современной культуры России.
В заключении подводятся итоги, обобщаются результаты проведенного
исследования, формулируются основные выводы.
Основные положения диссертации отражены в следующих
публикациях автора:
В ведущих рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК
1. Бузская, О.М. Роль коммуникаций в формировании социокультурного
пространства информационного общества / О.М. Бузская // Вестник Орловского
государственного университета. Новые гуманитарные исследования. - 2013. - №1
(30) (0,5 п.л.).
2. Бузская, О.М. Стратегии культурной политики в контексте развития
коммуникаций / О.М. Бузская // Образование. Наука. Инновации: Южное
измерение. - 2013. - №3(29) (0,7 п.л.).
3. Бузская, О.М. Космопланетарное мировоззрение как методологическая
основа изучения экологии социальных коммуникаций / О.М. Бузская // Вестник
Орловского государственного университета. Новые гуманитарные исследования. 2013. - №4 (33) (0,75 п.л.).
В других изданиях
4. Бузская, О.М., Стекольщикова А.А. Репутационный менеджмент
народной культуры /О.М. Бузская / Румянцевские чтения. Преемственность и
новаторство. Материалы конференции. Выпуск 8. - М.: Изд-во РГТЭУ, 2010
(0,4/0,3 п.л.).
5. Бузская, О.М. Дориангрейство: к истокам эстетства как типа
межкультурных коммуникаций / О.М. Бузская // Молодежь науки. - 2010. - № 1.
(0,4 п.л.).
6. Бузская, О.М. Пространство социальных коммуникаций как
детерминанта мировоззрения / О.М. Бузская / XI Васильевские чтения.
Материалы Международной научно-практической конференции «Ценности и
интересы современного общества». Часть 1. - М.: Изд-во РГТЭУ, 2012 (0,4 п.л.).
7. Бузская, О.М. Экология социальных коммуникаций как ресурс
оптимизации качества современного образования / О.М. Бузская /
Коммуникативные стратегии
информационного общества:
Труды
V
Международной науч.-теор.конф. - СПб: Изд-во Политехн.у-та, 2012 (0,3 п.л.).
8. Бузская, О.М. Творчество как категория экологии коммуникации / О.М.
Бузская / Матерiали ХII Мiжнародної науково-практичної конференцiї "Творчiсть
як спосiб буття свободи". - 16.05.13. - НТУУ "КПI", м. Київ. - Україна (0,1 п.л.).
23
9. Бузская, О.М. К концептуализации социальных коммуникаций /
О.М.Бузская / XI Румянцевские чтения. Материалы Международной научнопрактической конференции «Экономика, государство и общество в XXI веке». М.: Изд-во РГТЭУ, 2013 (0,4 п.л.).
10. Бузская, О.М. Экология социальных коммуникаций в целях развития
личности / О.М. Бузская / IV Российский культурологический конгресс
с международным участием «Личность в пространстве культуры», СанктПетербург, 29–31 октября 2013 года. Тезисы и выступления участников. — СПб:
Эйдос, 2013. — Режим доступа: http://culturalnet.ru/main/congress_person/1204 (0,1
п.л.).
11. Бузская, О.М. Опыт отдела музейной педагогики МГОМЗ в духовнонравственном воспитании школьников / О.М. Бузская, Е.Н. Никитина / Музейна
педагогiка – проблеми, сьогодения, перспективи. Матерiали науково-практичної
конференцii (24-25 вересня 2013 р.) / Нацiональний Киево-Печерський iсторикокультурний заповiдник. – К., 2013 (0,25/0,15 п.л.).
12. Бузская, О.М. Человек в пространстве социальных коммуникаций:
противоречия и поиски оснований / О.М. Бузская / Философия коммуникации:
интеллектуальные сети и современные информационно-коммуникативные
технологии в образовании / Под редакцией д.ф.н., проф. С.В. Клягина, д.ф.н.,
проф. О.Д. Шипуновой. - СПб.: Изд-во Политехн.ун-та, 2013 (0,4 п.л.).
13. Бузская, О.М. Личность как носитель и проводник информационных
отношений XX века / О.М. Бузская / Информационные технологии в
гуманитарном образовании. Материалы V-VI Международных научнопрактических конференций, 2012-2013 гг. – Пятигорск: ПГЛУ, 2013 (0,5 п.л.)
14. Бузская, О.М. Гуманитарные технологии и их потенциал в развитии
информационного общества / О.М. Бузская // Вестник Российского
экономического университета имени Г.В. Плеханова. Вступление. Путь в науку. 2013.- №4 (8) (0,4 п.л.).
24
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Бузская Ольга Маратовна
Тема
диссертационного исследования:
Современные социокультурные коммуникации: эколого-аксиологическое
измерение
Изготовление оригинал-макета
О.М. Бузская
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Российская академия народного хозяйства и государственной службы
при Президенте Российской Федерации»
Подписано в печать: 28.04.2014 г. Заказ № 1120
Формат 60×90/16. Усл. печ. л. 1,45. Тираж 100 экз.
Отпечатано в типографии «Реглет»
125315, г. Москва, Ленинградский пр-т д.74 корп.1
(495)363-78-90, www.reglet.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1
Размер файла
529 Кб
Теги
165267
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа