close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

173886

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Голотин Александр Валерьевич
КУЛЬТУРА СИМБИРСКОЙ (УЛЬЯНОВСКОЙ) ГУБЕРНИИ
В 20-е ГОДЫ ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ, ПРОЦЕССЫ, ПРОБЛЕМЫ
Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
культурологии
Саранск – 2014
Работа выполнена на кафедре истории отечества ФГБОУ ВПО «Ульяновский
государственный университет»
Научный руководитель доктор культурологии, доцент Тихонова Анна Юрьевна
Официальные оппоненты:
Агеева Галина Михайловна, доктор культурологии, доцент, кафедра библиотечноинформационных ресурсов ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный
университет имени Н. П. Огарева», доцент
Царева Галина Вениаминовна, кандидат культурологии, кафедра гуманитарных и
социальных дисциплин ФГБОУ ВПО «Ульяновское высшее авиационное
училище гражданской авиации (институт)», доцент
Ведущая организация ФГБОУ ВПО «Рязанский государственный университет
имени С. А. Есенина»
Защита состоится 03 декабря 2014 года в 11 часов 30 минут на заседании
диссертационного совета Д 212.117.10 при ФГБОУ ВПО «Мордовский
государственный университет имени Н. П. Огарева» по адресу: 430005, г.
Саранск, ул. Полежаева 44, корпус 3, ауд. 423.
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени
М. М. Бахтина ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени
Н.
П.
Огарѐва»
и
на
сайте
университета:
www.mrsu.ru/ru/diss/diss.php?ELEMENT_ID=30836
Автореферат разослан «____» октября 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Кузнецова Ю. В.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Культура каждого субъекта государства
уникальна в своем историческом развитии и в конкретных проявлениях на
каждом этапе становления. Неповторимость культурных традиций
формируется под влиянием социальных, экономических, но в первую
очередь политических условий. 20-е г. ХХ в. являются первым десятилетием
становления новой для России советской власти. Это противоречивый и
сложный для научного исследования этап развития страны и ее культуры. С
одной стороны, это период ломки культурно-религиозных стереотипов,
нравственных принципов, а с другой – это годы преобразований в
экономической, социокультурной, просветительской сфере социума.
Актуальность изучения особенностей развития культуры страны на
примере ее отдельных регионов в 1920-е гг. подтверждается несколькими
положениями. Во-первых, необходимость комплексного исследования
культуры отдельных субъектов государства для воссоздания целостной
картины развития культуры страны в кризисный период ее истории. Вовторых, важность освещения опыта культурного строительства в советский
период без идеологической направленности исследований. В-третьих,
назрела потребность в переосмыслении выявленных проблем модернизации
культуры и опыта их решения в регионе в 20-е г. ХХ в., что может быть
использовано правительством России при определении стратегии развития
территории. В-четвертых, необходимость введения в научный оборот новых
конкретных фактов, событий, статистических данных, внесения
существенных дополнений в историю отдельных направлений культуры
губернии.
Симбирская (с 1924 г. – Ульяновская) губерния – типичный
полиэтнический субъект государства, в развитии культуры которого нашли
отражение общероссийские тенденции, преломившиеся в собственно
региональных условиях. Культура выбранного региона 20-х гг. ХХ в.
развивалась в сложной реальности того десятилетия – переходном состоянии
общества, движущегося к советской социальности. Видоизменение
социокультурного пространства человека осложнялось осуществлением
утопических идей большевиками в культурной политике края. Именно на
региональном уровне в период трансформаций со всей сложностью
проявляются социокультурные изменения и свойственные им противоречия.
В этой ситуации сформировались особенности культуры провинции, которые
характеризовались нестабильностью социально-культурного положения
граждан, трансформацией духовных потребностей коренных народов
Поволжья, контролем над работой культурно-просветительских учреждений.
Симбирская (Ульяновская) губерния (область) как административная
единица государства на протяжении истории своего существования
неоднократно меняла свои территориальные границы и административные
составляющие. Образованная в 1796 г., губерния в 20-е г. ХХ в. включала
Алатырский, Ардатовский, Карсунский, Сенгилеевский, Симбирский,
3
Сызранский уезды, которые мы и относим к Симбирско-Ульяновскому
Поволжью. В 1928 г. Ульяновская губерния в качестве округа вошла в состав
Средневолжского края. Ульяновская область была образована Указом
Президиума Верховного Совета СССР от 19 января 1943 г. за счет районов и
городов Куйбышевской и Пензенской областей. Исчерпывающее
исследование культуры территории во многом затрудняется в связи с
разнообразием понятий, характеризующих отдельные субъекты государства.
Для определения локального поля изучения развития культуры территории
нами используются понятия «край», «провинция», «регион», «СимбирскоУльяновское Поволжье», которые определяют примерные общие границы
изучаемого субъекта государства. Не ставя перед собой задачу
культурологического анализа понятий «губерния», «край», «провинция»,
«регион», мы определяем их как тождественные и считаем возможным их
использование применительно к характеристике территории Симбирской
(Ульяновской) губернии.
Степень научной разработанности проблемы. Исследование носит
междисциплинарный характер, что вызвало необходимость привлечения
достаточно широкого круга научных трудов, освещающих особенности
развития культуры. Общетеоретической основой диссертации послужили
работы А.И. Арнольдова, Г.В. Драча, Л.А. Булавка, Б.С. Ерасова,
А.С. Кармина и др., в которых обсуждаются проблемы, связанные с идейнотеоретическими основами культурной политики российского государства. В
трудах представителей прикладной культурологии и истории культуры
(Е.В. Александрова, М.А. Ариарский, Е.А. Игишева, В.Б. Петухов,
Э.А. Шулепова и др.) отражены общие черты реализации культурного
строительства России большевиками. В рамках указанной темы всегда
существовала диспропорция между исследованием различных ее проблем.
Сказывались последствия традиции, в соответствии с которой исследователи
отдавали
предпочтение
политической
проблематике
культурного
строительства регионов России. Обобщающий анализ отечественной
историографии первых 1920-х гг. дан в работах Г.А. Бордюгова,
В.И. Голдина, В.П. Наумова, А.И. Ушакова, В.Ю. Чуракова и др. В них
показано, что основная часть научной литературы была посвящена
рассмотрению деятельности большевиков и положению рабочих и крестьян и
т.д. Исследование деятельности органов местного управления почти не
проводилось.
Вопросы социокультурного развития отдельных регионов являются в
настоящее время предметом исследований (как в России, так и за рубежом)
во многих областях знаний, в том числе в таких междисциплинарных науках,
как культурология, регионоведение. Создается теоретическая база изучения
региональной культуры. В своих работах отечественные ученые
(Н.И. Воронина, Н.М. Инюшкин, Е.И. Кузнецова, И.А. Купцова,
К.М. Курленя и др.) указывают на необходимость всестороннего
исследования локальных культур Российской Федерации. Одновременно
местные краеведы (Н.В. Кольцова, А.Г. Пашкин, В.А. Сукайло и др.) собрали
4
и продолжают собирать сведения о культурных процессах СимбирскоУльяновского Поволжья.
Этнокультурные процессы развития населения многонациональной
России представлены в исследованиях Р.Т. Латыповой, Н.А. Матвеевой,
А.А. Шалыгина и др. В работах М.Г. Агапова, Р.Т. Латыповой,
И.Н. Мавлюдова, Н.А. Матвеевой, М.В. Суриной и др. анализу подвержено
формирование отдельных национальных микрорегионов государства и
историко-культурного наследия конкретных коренных народов страны.
Вопросы взаимоотношения церкви и власти освещены в работах
С.П. Донцева, Ю.Н. Макарова, П.В. Понарина и др. Также ученые исследуют
данную проблему с позиции философии (М.Н. Гутлин, С.В. Соловьева и др.),
истории (О.Е. Казьмина, И.В. Тулепбаев и др.), социологии (Д.В. Покатов,
Н.А. Романович и др.), политологии (Е.Г. Аванесова, Б.В. Вовченко и др.) и
культурологии (С.Б. Бахмустов, П.А. Сапронов и др.). В основном предметом
исследования выступают отношения между правительством и Русской
Православной Церковью России (В.В. Бурег, И.А. Капылов, М.В. Одерова и
др.), реже развитие Западной церкви в России, в частности, их деятельность
на территории Поволжья (О.А. Лиценбергер, Я. Бойченко и др.).
Большое значение для исследования советской культуры имеют научные
работы, содержащие сведения о развитии культурно-просветительских
учреждений государства. В трудах Т.В. Демидовой, З.К. Лошаковской,
И.В. Ураевой раскрыта массово-просветительская работа в стране на примере
библиотек, изб-читален, красных уголков, союзов и др., а также освещены
разные аспекты деятельности этих организаций. Вопросам формирования
клубной деятельности в России в 20-е гг. ХХ в. посвящены научные труды
таких ученых, как Г.Ш. Исмагилова, С.А. Уразова, С.А. Чупрынников и др.
Историю становления и развития праздничной культуры советской
России исследуют такие ученые, как М.Д. Алексеевский, С.Н. Шаповалов и
др. Представители отечественной науки (С.Ф. Дзанаева, С.Н. Шаповалов и
др.) проводили как изучение видоизменений методов и форм проведения
празднеств в государстве. В их работах анализируются особенности
организации праздников в различных регионах страны.
В разные исторические периоды развития России многие сферы
театрального дела и кино изучены в работах Т.В. Гавриловой,
В.Г. Пушкарева, В.А. Хохлова и др., исследующих художественную
деятельность ведущих советских театральных сцен и развитие народного
творчества крестьян. Также в работах Н.В. Ростовой, Е.В. Сотниковой и др.
содержится анализ процессов видоизменения региональной драматургии.
Многие из зарубежных и отечественных историков и культурологов
(Б.Р. Голощапов, Ю.Т. Ревякин, М. О'Махоуни и др.) занимаются изучением
развития физической культуры советского государства. Они выявляют не
только особенности формирования советского спорта, его влияние на жизнь
населения, но и специфические черты методики проведения занятий по
физкультуре в учебных заведениях.
5
Для проведения исследования истории развития культуры Симбирской
(Ульяновской) губернии в диссертации анализировались научные труды
ученых. Д.В. Макаров, А.Ю. Тихонова и др. определили особенности
социокультурного развития выбранного региона. Регулирование процессов
по изменению духовного мира населения освещается в публикациях М.К.
Декановной, Е.Л. Силантьевой, О.В. Тузовой и др. Вопросами изучения
особенностей строительства культуры нацменьшинств интересуются А.И.
Кобзев, Р.А. Мухаммедов и др. Сведения о влиянии партии большевиков на
видоизменение социально-культурного положения края собраны в работах
В.Н. Кузнецова, И.А. Чуканова, Л.А. Шайпака и др. Факт воздействия
общественных организаций на построение «идеологического сознания»
граждан доказывается А.В. Алешиной, Н.В. Липатовой, Д.С. Точеным и др.
Проведенный анализ изученности темы свидетельствует о следующем:
несмотря на наличие фундаментальных исследований, посвященных
вопросам развития культуры в разные периоды и на разном фактологическом
материале, комплексное изучение культуры Симбирско-Ульяновского
Поволжья в 20-е гг. ХХ в. до настоящего времени не проводилось.
Существующий в современной научной литературе недостаток может быть
компенсирован анализом архивных источников, имеющихся статистических
данных.
Данный
исследовательских
труд
основывается
на
анализе
делопроизводственной документации советского правительства и местных
органов власти в 1920-е гг., правовых законодательных актов, регулирующих
формирование культурных процессов в государстве и на периферии. Основу
работы составляет исследование малоизученных архивных дел Ульяновского
государственного архива, публикаций местной советской печати 1921-1930
гг. Обращение к указанным источникам позволило показать историю
развития региональной культуры Симбирской (Ульяновской) губернии в
1920-е гг. доказательно и объективно.
Объектом исследования является культура советской России в 20-е гг.
ХХ в. Предмет исследования – история, процессы, проблемы развития
культуры Симбирской (Ульяновской) губернии в 1920-е гг.
Цель исследования – проведение комплексного анализа истории,
процессов и проблем развития культуры советской России в 20-е гг. ХХ в., на
примере Симбирской (Ульяновской) губернии.
В соответствии с предметом исследования и с учетом степени
изученности проблемы были поставлены следующие задачи:
1.
Проанализировать историографию и охарактеризовать источники
исследования, выявить основные направления и проблемы исследования
советской культуры в 1920-е гг. на примере Симбирской (Ульяновской)
губернии. Дать характеристику культуры Симбирско-Ульяновского края.
2.
Рассмотреть особенности реализации культурной политики в
регионе в изучаемый период.
6
3.
Проанализировать этнокультурные процессы в губернии и
раскрыть роль Советов национальных меньшинств в сохранении
самобытности народной культуры.
4.
Раскрыть региональные аспекты взаимодействия церкви и
советской власти в 20-е гг. ХХ в.
5.
Дать характеристику культурно-просветительской работы в
регионе, выявить особенности развития праздничной культуры Симбирской
(Ульяновской) губернии.
6.
Проанализировать условия и проблемы развития театра, кино и
спорта в крае.
Гипотеза исследования. Комплексное исследование культуры региона
позволяет охарактеризовать ее как составляющую государственной
культуры, выявить проявившиеся в ее многообразии общегосударственные
характеристики и определить собственно региональные особенности,
обусловленные социальными, экономическими, но прежде всего
политическими условиями развития Симбирской (Ульяновской) губернии в
1920-е гг.
Теоретико-методологические основания исследования опираются на
труды отечественных ученых: С.А. Арутюнова, О.Н. Астафьевой,
М.М. Бахтина, О.Г. Беломоевой, Н.А. Бердяева, Ю.В. Бромлея,
И.М. Быховской, Н.И. Ворониной, Н.А. Гумилева, Н.Я. Данилевского,
А.С. Лузгина, Л.И. Никоновой, Н.Л. Новиковой, В.С. Соловьева,
П.А. Сорокина, Н.Г. Юрченковой и др., характеризующих культуру как
универсальное свойство общественной жизни.
Применение принципов историзма, объективности, системности
позволили рассмотреть проходившие культурные процессы в Симбирской
(Ульяновской) области в конкретных исторических условиях развития
общества.
Диссертационная работа основывается на историко-культурном и
культурологическом подходах изучения региональной культуры Симбирской
(Ульяновской) губернии в 1920-е гг., что позволило комплексно
использовать методологию гуманитарных наук, необходимую для
выполнения поставленных перед автором задач.
Культурно-исторический метод позволил установить внешние и
внутренние
взаимосвязи
культуры
региона.
Компаративистский
(сравнительно-исторический) метод применялся для выявления общих и
специфических черт развития культуры Симбирско-Ульяновского Поволжья.
Метод структурного анализа помог изучить социально-культурное
положение населения края. Метод диахронного анализа применялся для
выяснения особенностей отдельных периодов истории культуры губернии в
1920-е гг. Причинно-следственный метод позволил изучить становление
региональной культуры в контексте истории Ульяновской области.
Историко-хронологический метод исследования был необходим для
построения системы развития культурной жизни общества. На основании
диалектического метода культура рассматривается как развивающееся,
7
многостороннее явление общественных отношений в провинции. Историкогенетический метод способствовал выявлению особенностей строительства
культуры нацменьшинств. Интегративный метод использовался для
представления предмета изучения как единого целого организма, в
историческом процессе развития которого выявлены и исследованы новые
приобретенные им свойства и качества. Институционально-отраслевой
метод позволил создать общую картину процесса культурогенеза в регионе.
Научная новизна диссертационной работы состоит в проведенном
впервые комплексном исследовании истории, процессов и проблем развития
советской культуры в 1920-е гг. на примере конкретного региона.
- преодолена идеологическая направленность в изучении культуры
субъекта государства в первое десятилетие советской власти,
- введен в научный оборот значительный фактический материал
архивных документов партийных и советских региональных органов,
- проведен анализ условий развития культуры Симбирской
(Ульяновской) губернии в 1920-е гг., выявлены проблемы и противоречия
становления региональной культуры в этот сложный период,
- охарактеризована создаваемая в 20-е гг. ХХ в. система управления
культурными
процессами
региона,
подтверждена
идеологическая
направленность деятельности органов власти,
- выявлены особенности развития этнокультурных процессов в
Симбирско-Ульяновском Поволжье и раскрыта роль Советов национальных
меньшинств в сохранении самобытности народной культуры региона,
- проанализированы особенности взаимодействия церкви и власти,
показаны местные особенности реализации атеистической программы
правительства,
- систематизирована информация по развитию и функционированию
разных видов культурно-просветительских учреждений Симбирской
(Ульяновской) губернии в 20-е гг. ХХ в.,
- осмыслена трансформация праздничной культуры края, доказана
преемственность некоторых элементов и апробированных форм праздничной
культуры императорской и советской России, подтверждена строгая
регламентация организации и проведения праздников партийными и
советскими органами,
- рассмотрены условия развития театра, кино и спорта в Симбирской
(Ульяновской) губернии в 1920-е гг., установлены наличие жесткой
конкуренции между развлекательными учреждениями в начале 20-х гг. и
расширение форм их деятельности, отвечающих идеологическим
требованиям, к началу 30-х гг. ХХ в.
На защиту диссертации на соискание ученой степени кандидата
культурологии выносятся следующие положения:
1.
Автором
выделены
основные
направления
советской
региональной культурной историографии, которые характеризуются
обращением ученых к проблемам деятельности государственных и
партийных руководителей, общественных и государственных учреждений в
8
области культурного строительства и др. Информационными источниками
сведений об особенностях развития Симбирской (Ульяновской) губернии в
1920-е гг. являются статистические данные, вновь введенные в научный
оборот архивные документы партийных и советских региональных органов,
материалы местной печати. Тщательный хронологический анализ
дискретных данных позволил определить, что в них отражено многообразие
культурных процессов территории, помогающих воссоздать целостную
картину истории и культуры субъекта государства.
2.
Социокультурное положение Симбирской (Ульяновской)
губернии в 1920-е гг. отличалось сложностью и противоречивостью. С одной
стороны, целый ряд проблем затруднял развитие культуры территории:
голод, беспризорность, неграмотность населения, преступность и др. С
другой стороны, в крае создавались условия для вовлечения граждан в
процесс культурного строительства: активизировалась работа с молодежью,
увеличилось количество бесплатных зрелищных мероприятий, развивалась
творческая самодеятельность и т.п. Программа социокультурного развития
реализовывалась повсеместно в регионе. Важной составляющей культурнопросветительской работы органов власти в губернии было улучшение
просветительской деятельности в деревне, проведение мероприятий по
сохранению культурно-исторического облика поселений и т.д.
3.
Государственная политика в сфере культуры региона на
протяжении 20-х гг. ХХ в. характеризовалась созданием новой системы
управления, но отсутствовал управленческий аппарат, занимающийся
целенаправленно только проблемами культуры. Эта функция первоначально
была передана исполнительным комитетам и отделам народного образования
при местных советах. Для формирования «выдержанного» сознания граждан,
осуществления цензуры в области культуры в начале десятилетия в губернии
были организованы политпросветы. Начиная с середины 20-х гг. ХХ в., все
сферы культурной жизни были под партийным контролем. Центральные и
местные органы управления регулировали финансирование культуры,
которое было затруднено в годы гражданской войны и улучшено во второй
половине 1920-х гг.
4.
Развитие этнокультурных процессов в Симбирско-Ульяновском
Поволжье в изучаемый период отражает противоречие между
установленными принципами «самоопределения» этноса и устойчивой
тенденцией формирования централизованного государства. Для решения
возникших проблем в губерниях создавались Советы национальных
меньшинств (Совнацмены), которые выявили, что народы Среднего
Поволжья имели разную степень образованности. Реальность региона
подвергла сомнению положение о возможности решения многих
национальных проблем в условиях, когда местные органы власти не
учитывают особенности формирования национальной культуры края и
специфику культурного развития каждого народа. Хотя в губернии, начиная
с 1926 г., улучшилось проведение культурно-просветительской работы, но
многие социально-культурные проблемы продолжали существовать из-за
9
разрушения института семьи, что вызвало необходимость создания в уездах
социальных учреждений для представителей разных национальностей.
5.
Взаимодействие церкви и власти в Симбирской (Ульяновской)
губернии проявилось, с одной стороны, в общероссийских чертах
антирелигиозной политики государства, а с другой – в местных особенностях
реализации атеистической программы правительства. На родине В.И. Ленина
планомерная борьба против деятельности церковных организаций
проводилась более четко и последовательно. В 1920-е гг. власть провела ряд
мероприятий по изъятию церковных ценностей, покровительству
обновленчеству, затруднению деятельности церквей, проведению репрессий
и др. В городе к началу 1930-х гг. действовали всего лишь две церкви
Русской Православной Церкви. Помимо политических причин, это явление
имело и экономическое объяснение.
6.
С целью проведения идеологической работы с гражданами в
начале 1920-х гг. в Симбирско-Ульяновском Поволжье функционировали
разные виды просветительских учреждений: библиотеки, избы-читальни,
книжные передвижки, сельские читальные центры, клубы, красные уголки,
передвижные агитационные поезда и пароходы, и др. Содержание их работы
несколько изменялось на протяжении всех десяти лет. В начале десятилетия
ведущей была работа по просвещению населения и поддержке программы
ликвидации неграмотности. Во второй половине 20-х гг. ХХ в. учреждения
культуры пропагандировали программу кооперации. Для планомерного
выполнения культурной политики партии губисполком учредил «Единый
Культурный Кружок», который отбирал репертуар для кино, музыкальных и
театральных объединений, что улучшило активность населения.
7.
Важная
составляющая
социокультурных
преобразований
советской России – трансформация праздничной культуры. Новый
государственный календарь праздников был нацелен на объединение
общества, на пропаганду социалистических идей. Правительство создавало
новую праздничную культуру путем изменения еѐ идеологической
составляющей. Начиная с 1923 г., проведение праздников строго
регламентировалось, а в конце 20-х гг. ХХ в. программы проведения
праздников централизованно разрабатывались и направлялись в регионы.
Праздники всегда сопровождались политической агитацией. В проведении
праздников в губернии прослеживается преемственность некоторых
элементов и апробированных форм праздничной культуры императорской и
советской России. Документы свидетельствуют об увеличении с годами
числа жителей региона, участвующих в праздниках. В то же время в эти годы
сохранялись традиции дореволюционных праздников.
8.
Сцена в 1920-е г. сохраняла дореволюционные формы
театрального
и
кинотворчества,
широко
представленные
в
профессиональных театрах и в студийных коллективах, и развивала новые,
пропагандирующие пролетарскую культуру: революционные и агитационные
театры, кинопередвижки. В начале 20-х гг. ХХ в. возникла жесткая
конкуренция между развлекательными учреждениями, в результате многие
10
из них были на грани разорения. Поэтому Ульяновский губисполком учредил
Управление Зрелищными Предприятиями и Управление Театром,
отвечающие за хозяйственное положение развлекательных учреждений.
Политпросветы и ГубОНО следили за содержанием художественного
творчества. В Ульяновской губернии главная театральная сцена ставила
собственные постановки, отвечающие идеологическим требованиям. В конце
1920-х гг. партийная цензура усилилась.
9.
Развитие советской физической культуры было нацелено на
воспитание защитников социалистического отечества, строителей советского
будущего, оздоровление населения, а достижения в развитии спорта являлись
доказательством преимущества социализма над капитализмом. В 1920 г. в
губернии был образован местный совет физической культуры (МСФК),
который координировал работу всех спортивных учреждений и
организовывал разнообразные спортивные соревнования в регионе. К началу
1930-х гг. физкультурным движением было охвачено большинство населения
губернии, были открыты новые спортивные площадки. При избах-читальнях,
в колхозах, сельских клубах работали спортивные кружки. Проведение
государственных празднеств уже не мыслилось без массовых выступлений
представителей спортивных кружков и клубов.
Теоретическая и практическая значимость диссертационного
исследования. Полученные результаты исследования могут быть
использованы в работах для корректировки проведения целевых программ
культурной региональной политики Российской Федерации, поскольку
затрагивают вопросы по сохранению и транслированию традиций русского
этноса и коренных народов Среднего Поволжья. Материалы работы могут
применяться для подготовки специальных и общих курсов гуманитарных
предметов (культурология, история и регионоведение), так как введены в
научный оборот ранее не использованные архивные документы.
Апробация
работы.
Основные
положения
проводимого
диссертационного исследования были представлены в виде научных
докладов на международных (Киев 2012, Казань 2012, Пермь 2013,
Новосибирск 2013), всероссийских (Пермь 2012, Мурманск 2011, 2012,
Самара 2013) и региональных (Ульяновск 2012, 2013) конференциях.
Различные аспекты обозначенной проблемы отражены в трех статьях
журналов, которые входят в перечень ВАК («Власть», «Европейский журнал
социальных наук» и «Исторические, философские, политические и
юридические науки, культурология и искусствоведение»), и в публикациях в
других научных изданий.
Объем и структура диссертации. Диссертационная работа состоит из
введения, двух глав (девяти параграфов), заключения, библиографического
списка, включающего 353 источника, 9 приложений. Общий объем работы
составляет 229 страниц.
11
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность темы диссертации,
фиксируется степень ее изученности; определяются объект, предмет, цель и
задачи
исследования;
указываются
методологическая
основа
и
источниковедческая база исследования; представлена научная новизна,
выводится гипотеза и формулируются практическая, теоретическая
значимость работы; характеризуются основные положения, выносимые на
защиту, излагается структура диссертационной работы.
Первая глава «Социокультуное строительство в Симбирской
(Ульяновской) губернии в 20-е годы ХХ века» состоит из пяти параграфов.
В ней автор исследует историографию советской культуры в 1920-е гг.,
анализирует условия, характеризующие развитие региональной культуры,
рассматривает проблемы формирования духовной жизни населения края и их
преодоления, выявляет специфику проведение культурной политики в
регионе, а также определяет особенности изменения национальной культуры
и религиозного сознания людей.
В первом параграфе «Историография и источники исследуемой
проблемы» автор установил, что советская культура в 1920-е гг. является
сложным многоплановым субъектом истории и культуры, политологии и
социологии и др. Историографию проблемы культуры России в 20-е гг. ХХ в.
диссертант разделяет на следующие периоды: 1930-50-е гг.; 1960-80-е гг.; с
1990-е гг. и по настоящее время.
Особенность историографии 1930-50-е гг. – занижение вклада
В.И. Ленина в разработку теории культурной революции и преувеличение
роли И.В. Сталина в развитии культуры. Объектом изучения в научных
трудах того периода – деятельность государственных и партийных
руководителей, общественных и государственных учреждений в области
культурного строительства страны. Отличительная черта историографии
1960-80-е гг. – введение в научный оборот обширного фактического
материала, деполитизированная деятельность ученых. Однако исследования
базируются на недостаточной делопроизводственной документации.
Предметом изучения в научных трудах того периода – проблема «культурной
революции», функционирование творческих союзов, изменение моральнонравственных ценностей граждан и т.д. Особенностью историографии с
1990-е гг. и по настоящее время является стремление ученых объективно
представить проблемы развития советской культуры в 1920-е гг., переоценка
итогов государственной политики в области культуры. В еѐ рамках
исследованы механизмы государственного и общественно-политического
воздействия на изменение духовных ценностей человека, изучены
отличительные черты развития региональной культуры, этнокультурные
процессы и взаимодействие церкви и власти. Существуют исследования
формирования отдельных сфер культуры микро- и макрорегионов России1.
1
Тихонова, А. Ю. Уникальность культуры Среднего Поволжья в культурологическом измерении [Текст] /
А. Ю. Тихонова. – Саарбрюккен : Palmarium Academic Publishing, 2013. – С. 38–46.
12
Так, на примере Симбирской (Ульяновской) губернии в 20-е гг. ХХ в. ученые
изучают различные составляющие части социокультурного развития региона.
В научный интерес краеведов входит исследование воздействия влияния
политических и экономических факторов на формирование культуры края.
Выявлена отличительная черта культурного строительства провинции –
стремление местных органов власти в кратчайшие сроки исполнить
постановления советского правительства.
Основными информационными источниками диссертации являются
малоизученные архивные документы, что дало возможность преодолеть
идеологическую направленность изучения историю культуры Симбирской
(Ульяновской) губернии в 1920-е гг. Кроме этого, анализируя
статистические данные, исследователь установил промежуточный итог
проведения культурной политики большевиков в регионе. Изучение
публикаций региональной прессы показало изменение идеологической
составляющей части в организации программ в области культуры.
Исследование историографии советской культуры 20-х гг. ХХ в.
способствовало выявлению особенностей развития культурного облика
провинции. Таким образом, использование вышеперечисленных источников
позволило автору диссертационной работы определить многообразие
культурных процессов Симбирско-Ульяновского Поволжья.
Во втором параграфе «Характеристика культуры губернии» автор
определил динамику развития культуры Симбирско-Ульяновского Поволжья
в 20-е гг. ХХ в. Проведенный анализ источников исследователем в этом
параграфе диссертации доказывает, что в конце 1920-х гг. в полном
понимании самостоятельных культурных центров в регионе не осталось. Они
либо переоформлялись как государственные заведения, либо в них
проводилась плановая просветительская работа под контролем ГубОНО.
Видоизменения социокультурной среды края в результате принятых
постановлений и декретов правительством создали условия для вовлечения
граждан в процесс формирования провинциальной культуры. Досуговопросветительские мероприятия становились более доступными для народных
масс. Государство в провинциях теперь поощряло развитие национальной
культуры этноса и творческой самодеятельности человека. Оно же создало
условия «познание мира “изнутри”, через человека, через проникновение в
повседневность его существования»2 посредствам художественного
творчества.
Трансформация культурной жизни социума позволяла правительству
повсеместно установить духовные и социальные потребности граждан и их
экономическое положение. Большое значение отводилось центральной
власти поощрению инициативности в работе исполкома Симбирской
(Ульяновской) губернии. Одна из злободневных проблем того периода,
которая затрудняла социокультурное развитие региона, – социальная
2
Агеева, Г. М. Книжная культура Мордовии [Текст] : автореф. дис. … канд. культурологии : 24.00.01 /
Г. М. Агеева. – Саранск, 1999. – С. 3.
13
незащищенность человека государством. Для изменения сложившейся
обстановки правительству пришлось выстраивать новую социальную
службу. Другая проблема – налаживание общественного правопорядка в
крае. Здесь исполком Симбирской (Ульяновской) губернии провел комплекс
разъяснительных мер среди граждан при помощи просветительских
заведений. В свою очередь ГубОНО поощрял стремление населения сберечь
культурное наследие страны, что в какой-то степени позволило сохранить
культурно-исторический облик поселений губернии, «как итог длительного
совместного проживания представителей разных национальностей»3.
Указанный отдел также способствовал преодолению индифферентности
персонала уездных исполкомов в развитии культуры. Тем самым повышалась
ответственность служащего перед обществом.
В третьем параграфе «Государственная политика в сфере культуры
региона» рассматривается проведение культурной политики в СимбирскоУльяновском Поволжье. В процессе изучения источников автором было
установлено, что модель регулирования культурных процессов в Симбирской
(Ульяновской) губернии формировалась на протяжении всех 20-х гг. ХХ в.
Создавалась новая система управления культурными процессами в обществе
путем принятия новых законопроектов. В стране учреждался Наркомпрос,
который следил за реализацией государственной политики в области
культуры, а в регионах – Отделы Народного Образования, отвечающие за
трансформацию культурных традиций провинциального социума, но
отсутствовал государственный орган, занимающийся целенаправленно
только проблемами культуры. Частично эта функция первоначально была
передана исполнительным комитетам. Для формирования сознания
советского человека в крае были организованы политпросветы на каждом
уровне власти. В дальнейшем приблизительно с середины 20-х гг. ХХ в. все
сферы культурной жизни личности контролировались постоянными
комиссиями при комитете ВКП (б) в провинции.
Отсутствие
равноправных
партнерских
отношений
между
государственными и общественными организациями в сфере социальнокультурного развития общества заложило основу установления
правительством контроля над духовными преобразованиями в жизни
человека. В Симбирской (Ульяновской) губернии исполнительный комитет
регулировал процесс создания учреждениями культурного пространства для
граждан. Государственная политика регулировала финансирование культуры,
в связи с чем, в первую очередь, финансировались программы
просветительской работы учреждений. Из-за этого многие заведения в сфере
отдыха населения закрывались. Только с середины десятилетия в крае
культурные центры в должном количестве стали получать минимальную
материальную поддержку от правительства. Таким образом, можно сказать,
что к концу 20-х гг. ХХ в. культурная политика государства отвечала многим
3
Тихонова, А. Ю. Региональная культура: образовательный аспект [Текст] / А. Ю. Тихонова. – Ульяновск :
УИПКПРО, 2006. – С. 39.
14
запросам граждан, при этом общественные мероприятия являлись
идеологически выдержанными.
В четвертом параграфе «Этнокультурные процессы в губернии»
исследовано национально-культурное развитие Симбирско-Ульяновского
Поволжья. В процессе изучения истории этнокультурного видоизменения
региона было определено, что на протяжении всего десятилетия
складывалось
противоречие
между
установленными
принципами
«самоопределения» этноса, как «роста его этнической идентичности»4 и
устойчивой тенденцией формирования централизованного государства. Для
решения возникших проблем в губерниях создавались Советы национальных
меньшинств (Совнацмены), которые проводили мероприятия для построения
национально-культурной интеграции населения, что препятствовало
возникновению межнациональных конфликтов на бытовом уровне
организации социума. Для достижения бесконфликтной жизнедеятельности
этносов органы власти изучали их культурное, социальное, экономическое
положение. Было выяснено, что народы Среднего Поволжья имели разную
степень образованности. Поэтому постепенно увеличивалось количество
образовательных и просветительских центров, в ходе работы которых
персонал доносил до населения образы советского человека, формировал
атеистическое миропонимание у посетителей. Постепенно складывалась
«национальные системы образования, в которых» находил отражение
«этнокультуроведческий аспект»5 традиций местного населения.
Действительность Симбирской (Ульяновской) губернии подвергала
принцип о возможности полного решения национального вопроса сомнению,
так как местные исполкомы не всегда учитывали особенности национальной
культуры края и специфику культурного развития каждого народа. Об этом
доказывают произошедшие изменения в полиэтнических поселениях края, в
основном это были села и деревни, где господствовал патриархальный уклад
жизни человека. Многие социальные проблемы губернии возникли из-за
гендерной трансформации социума. Для преодоления появившихся
трудностей губернский исполком при настоятельной просьбе партии
большевиков открывал социальные учреждения. Таким образом,
нацменьшинства в конце 1920-х гг. постепенно встраивались в
общественную жизнь региона.
В пятом параграфе «Региональные аспекты взаимодействия церкви и
советской власти» изучены особенности построения атеистического
общества в Симбирской (Ульяновской) губернии. На данной территории –
родине В.И. Ленина – проводилась планомерная борьба против деятельности
религиозных организаций более четко и последовательно. В Ульяновске к
началу 1930-х гг. из 29 церквей, мужского и женского монастыря,
лютеранской кирхи, католического костела, 2 мечетей действовали всего
4
Воронина, Н. И. Города и люди : культурная идентичность [Текст] / Н. И. Воронина. – Саранск : Кр. Окт.,
2008. – С. 12.
5
Кузнецова, Ю. В. Образовательный компонент в региональной политике России [Текст] / Ю. В. Кузнецова
// Регионология. – 2011. – № 2, Т. 75. – С. 291.
15
лишь два храма Русской Православной Церкви. Помимо политических
причин, это явление имело и социально-экономическое объяснение. В
процессе изучения взаимодействия церкви и советской власти в 20-е гг. ХХ в.
автор установил, что религиозная политика государства характеризовалась
проведением атеистической пропаганды заведениями, трансформацией
законодательства и усилением административного давления на христианские
церкви. Однако быстрое исполнение исполнительными комитетами
постановлений
вышестоящих
органов
власти
не
гарантировало
поступательное изменение сознания человека. Проведение антирелигиозной
политики исполкомами осложнялось оказанием давления на местные органы
управления общественными организациями по сохранению культурнорелигиозных традиций населения. Следовательно, изменить полностью
сознание гражданина у советского правительства не получилось.
Вторая глава «Особенности видовой деятельности в культуре
Симбирско-Ульяновского Поволжья», состоящая из четырех параграфов,
посвящена рассмотрению особенностей трансформации видовых процессов
региональной культуры. Диссертант исследует динамику развития
культурно-просветительской и культурно-досуговой деятельности в
губернии.
В первом параграфе «Культурно-просветительская работа в губернии»
исследованы
особенности
построения
культурно-просветительской
деятельности в Симбирском (Ульяновском) регионе. Проведенный анализ
исследователем данной деятельности в крае, позволил установить, что
содержание культмероприятий по просвещению населения менялось на
протяжении всех 1920-х гг., но патриотическое воспитание и преодоление
неграмотности гражданина обычно всегда присутствовали в организации
многих массовых зрелищ. В крае действовали библиотеки, избы-читальни,
книжные передвижки, клубы, красные уголки, передвижные агитационные
поезда и пароходы и др. В первой половине десятилетия деятельность
культработников была направлена на доминировании в политической жизни
населения идеологии партии большевиков. С середины десятилетия ситуация
в области просвещения в провинции изменилась к лучшему, но работа
культурно-просветительских заведений финансировалась по остаточному
принципу, из-за этого отсутствовало взаимодействия между культурными
учреждениями, знание духовных потребностей граждан и др. Поэтому
губернская власть учредила «Единый Культурный Кружок», который
создавал репертуар для художественных объединений. Свою очередь
губисполком улучшил финансирование просветительских организаций и
контроль над их деятельностью. В конце 20-х гг. ХХ в. культработники
осуществляли развитие национального творчества, изменение быта граждан
и духовных ценностей личности. То есть культурно-просветительские
центры были задействованы в процессе трансформации социокультурного
пространства для человека.
Во втором параграфе «Развитие праздничной культуры» диссертант
изучил трансформацию праздничной культуры Симбирско-Ульяновского
16
Поволжья в 1920-е гг. Автор установил, что изменение праздничной
культуры являлось наиболее важной составляющей частью процессов
социокультурных преобразований в стране в 20-е гг. ХХ в. Для этого
правительство произвело трансформацию государственного календаря
праздников. Каждое торжество являлось элементом государственной
культурной политики. Для регулирования развития региональной культуры
центральная власть разрешала исполкомам устраивать местные празднества,
а в проведении государственных торжеств они могли проявить инициативу в
процессе подготовки праздничных программ мероприятий. Однако с 1923 г.
проведение праздников строго регламентировалось. Эволюция праздничной
культуры губернии свидетельствует о применении еѐ в решении социальных
проблем в обществе. Трансформация смысловой нагрузки торжеств
показывает, как изменилось социокультурное положение населения региона,
и помогает определить достигнутые результаты государственной культурной
политики. В начале десятилетия большое внимание уделялось ликвидации
неграмотности граждан, а в конце 1920-х гг. – о необходимости проведения
социальных, экономических и промышленных преобразований в стране. В
программе организации празднеств прослеживается преемственность
некоторых элементов и апробированных форм культуры Российской
Империи. Государственные торжественные мероприятия являлись средством
агитации в обществе. Все же создание нового социокультурного
пространства губернии осложнялось сохранением культурно-исторических
традиций населением. Поэтому в дальнейшем были подчинены большевикам
все направления деятельности культурных учреждений.
В третьем параграфе «Театр и кино в регионе» исследователь изучил
процесс развития театрального творчества и кинодеятельности в Симбирской
(Ульяновской) губернии в 1920-е гг. Автор определил, что, в процессе
установления идеологии большевиков в сознании человека использовалось
правительством художественная работа заведений. В связи, с чем
организовывались новые виды театральных и киноцентров: революционные
и агитационные театры, кинопередвижки и др. В дальнейшем сохранившиеся
дореволюционные классические театры и кинематографы включались в
проведение просветительских мероприятий в обществе. Пространства их
творчества «через нормы, ценности и идеалы» выступали «как регулятивная
область человеческой жизнедеятельности»6. Отрицательные тенденции
развития досуговых организаций из-за экономического кризиса в стране,
вынудили Ульяновский губисполком реорганизовать систему управления в
этой отрасли культуры. Теперь за художественную работу учреждений
отвечали ГубОНО и Политпросветы, а за хозяйственное положение этих
организаций – Народный Комитет Внутренних Дел. В итоге в конце
десятилетия материальное положение досуговых организаций улучшилось.
Преодоление экономических трудностей способствовало налаживанию
6
Царева, Г. В. Классическая музыка как константа культуры и многоплановая реальность [Текст] : автореф.
дис. … канд. культурологии : 24.00.01 / Г. В. Царева. – Саранск, 2008. – С. 9.
17
художественной работы театральных и киноцентров, что позволило местным
режиссерам ставить собственные постановки, что не было характерно для
других губернских театральных сцен. Все же в репертуарах развлекательных
центров в основном доминировали по настоятельному желанию
правительства выдержанные советские постановки. Однако говорить о
существовании жесткой цензуры над деятельностью представителей
искусств в губернии пока говорить не приходится, хотя в конце десятилетия
партийный контроль усилился над их деятельностью.
Четвертый параграф «Спортивное движение в крае» освещает
формирование советского спорта в Симбирско-Ульяновском Поволжье.
Диссертант определил, что социально-культурная значимость спортивного
движения в регионе в 20-е гг. ХХ в. определялась как единый вид
общественной деятельности, которая была направлена на формирование
духовного и физического потенциала жителей края. Для проведения
плановой политики правительством в области физической культуры
населения требовалось создать правовую базу функционирования
объединений, представляющих спортивное движение в стране. Однако
создание еѐ осложнялось спором среди интеллигенции о соотношении игр
состязательного характера с идеями пролетарской культуры. Поэтому для
регулирования развития спортивного движения правительство учредило
Высший и Местные Советы Физической Культуры, которые сотрудничали со
многими организациями. В Симбирской (Ульяновской) губернии МСФК
взаимодействовал с Всеобучем с целью заинтересовать людей развивать
физическую культуру региона. В дальнейшем в систему образования края
встраивались специализированные школьные комиссии, что позволило
исполкомам систематизировать физическое воспитание молодых людей. Во
время проведения спортивных выступлений культработники закрепляли в
обществе важные темы: в начале 1920-х гг. – военно-патриотическое
воспитание граждан, во второй половине десятилетия – политическое
просвещение людей. Достижения в спорте являлись подтверждением
преимущества социализма над капитализмом. Поэтому к началу 1930-х гг.
расширилось количество спортивных кружков, деятельность которых
охватывала фактически все поселения провинции.
Заключение диссертации содержит основные итоги исследования и
выводы. Процесс развития культурной жизни населения СимбирскоУльяновского Поволжья в данный исторический период можно разделить два
этапа. Первый (1921-1924 г.) – становление советской власти в губернии и
сохранение в определенной степени свободы творчества деятелей искусства.
Второй (1925-1930 г.) – утверждение программ реализации культурной
политики советского государства в регионах и постепенное создание
контроля над формированием духовного ареола человека. В конце 1920-х гг.
советской власти удалось частично реформировать общественные отношения
в стране и еѐ провинциях. Однако новый уклад жизни не воспринимался
населением как единый для всех граждан. Труднее всего усвоение
«пролетарской» культуры происходило в деревне. Губернская власть здесь
18
столкнулись с упорным сопротивлением крестьян по изменению своего
сознания. Поэтому перед культработниками ставилась задача устранение
культурных границ между селом и городом.
Основные положения диссертации отражены в публикациях:
Публикации в рецензируемых журналах ВАК:
1.
Голотин, А. В. Типизация как инструмент социальной инженерии: власть и
общество в 1917-1925 гг. [Текст] / А. В. Голотин, Н. В. Липатова // Власть. – 2011. – № 5. –
С. 92–95.
2.
Голотин, А. В. Региональные аспекты взаимодействия церкви и советской власти в
20-е гг. ХХ в. [Текст] / А. В. Голотин, А. Ю. Тихонова // Исторические, философские,
политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории
и практики. – Тамбов : Грамота, 2012. – № 11(25). В 2-х ч. Ч. 1. – С. 185–189.
3.
Голотин, А. В. Культура Симбирского-Ульяновского Поволжья в 20-е годы
ХХ века и механизмы еѐ регулирования [Текст] / А. В. Голотин // Европейский журнал
социальных наук. – 2014. – № 2 (41). В 2-х т. Т. 2. – С. 342–349.
Другие публикации:
4.
Голотин, А. В. Взаимоотношение евангелическо-лютеранской церкви и советской
власти как проблема исторического регионоведения [Текст] / А. В. Голотин //
Чернолуские чтения: саами в динамике современной культуры : материалы IV междунар.
науч.-практ. конф. (Мурманск, 14–15 нояб. 2011 г.) : в 2 ч. / отв. ред. Л. С. Вагинова. –
Мурманск : МГТУ, 2011. – Ч. 1. – С. 71–74.
5.
Голотин, А. В. Взаимодействие церковных органов евангелическо-лютеранской
церкви с Советской властью в 1920–1930-е годы [Текст] / А. В. Голотин // Постигая
прошлое и настоящее России : межвуз. сб. науч. тр. / под ред. А. Г. Рыбкова. – Балаково :
Изд-во Балаковского ин-та экономики и бизнеса (филиал) СГСЭУ, 2011. – С. 4–8.
6.
Голотин, А. В. Социокультурная ситуация в Симбирской губернии в 20-е годы ХХ
века [Текст] / А. В. Голотин // Страницы культурной жизни Симбирской губернии –
Ульяновской области : сб. материалов межрегион. науч.-практ. конф. (Ульяновск, 22
марта 2012 г.) – Ульяновск : ИП Василькина М. Н., 2012. – С. 51–58.
7.
Голотин, А. В. Преодоления кризисных тенденций развития в детских учреждениях
Симбирской губернии в начале 20-х годах ХХ века [Текст] / А. В. Голотин // Дни
исторического факультета : материалы V науч. конф. молодых ученых (Киев, 12–13 апр.
2012 г.) : в 6 ч. / отв. ред. И. В. Семенист. – Киев : КНУ им. Тараса Шевченко, 2012. – № 5,
Ч. 5. – С. 9–11.
8.
Голотин, А. В. Спортивная жизнь в Симбирском-Ульяновском регионе в двадцатые
годы ХХ века [Текст] / А. В. Голотин // Современные социально-гуманитарное знания в
России и за рубежом : материалы заоч. всерос. с междунар. участием науч.-практ. конф.
студентов, аспирантов, молодых ученых, педагогов и преподавателей (Пермь, 15–20 окт.
2012 г.) : в 4 ч. / науч. ред. К. В. Патырбаева, А. В. Попов, Е. Ю. Мазур. – Пермь : ПГНИУ,
2012. – Ч. 3. – С. 187–191.
9.
Голотин, А. В. Культурно-религиозное развитие коренных народов СССР в 20-ые
годы ХХ века (на примере Симбирского края) [Текст] / А. В. Голотин // Культурный
ландшафт приморских регионов : Европейской Север России : сб. ст. / отв. ред. Е. Ю.
Терещенко. – Мурманск : МГТУ, 2012. – С. 99–102.
10.
Голотин, А. В. Влияние государства на развитие культуры в Симбирской губернии
в начале 20-х годов ХХ века [Текст] / А. В. Голотин // Современные гуманитарные и
социально-экономические исследования : материалы I междунар. науч.-практ. конф.
(Пермь, 26–28 мая 2013 г.) : в 2 т. / науч. ред. К. В. Патырбаева, А. В. Попов, Е. Ю. Мазур.
– Пермь : ПГНИУ, 2013. – № 1, Т. 1. – С. 10–14.
19
11.
Голотин, А. В. Социально-культурное развитие в Симбирском-Ульяновском
регионе в 20-е годы ХХ века [Текст] / А. В. Голотин // Культура. Духовность. Общество :
сб. материалов V междунар. науч.-практ. конф. (Новосибирск, 4 июля 2013 г.) / под общ.
ред. С. С. Чернова. – Новосибирск : СИБПРИНТ, 2013. – С. 109–115.
12.
Голотин, А. В. Клубная деятельность в Симбирском-Ульяновском регионе в 20-ые
годы ХХ века [Текст] / А. В. Голотин // Современные гуманитарные и социальноэкономические исследования : материалы II заоч. междунар. науч.-практ. конф. (Пермь,
25–28 февр. 2013 г.) : в 4 ч. / науч. ред. К. В. Патырбаева, А. В. Попов, Е. Ю. Мазур. –
Пермь : ПГНИУ, 2013. – Ч. 3. – С. 212–216.
13.
Голотин, А. В. Развитие театрального и кино дела в Симбирском-Ульяновском
регионе в 20-е годы ХХ века. История Отечества [Текст] / А. В. Голотин, А. Ю. Тихонова
// Проблемы теории и практики современной науки : сб. науч.-методич. материалов
студентов, аспирантов и молодых ученых по результатам ежегод. науч.-практ. конф.
«Актуальные проблемы социально-гуманитарного знания» / сост. и отв. ред. С. В.
Губкина. – Ульяновск : УлГУ, 2013. – С. 319–325.
14.
Голотин, А. В. Национальная политика в Симбирском крае в 20-е гг. ХХ в. (на
примере татар) [Текст] / А. В. Голотин // Историческая память и диалог культур : сб.
материалов междунар. молодеж. науч. шк. (Казань, 5–6 сент. 2012 г.) : в 3 т. – Казань :
КНИТУ, 2013. – Т. 3. – С. 41–51.
15.
Голотин, А. В. Массово-просветительская работа библиотек и изб-читален в
Симбирском-Ульяновском регионе в 1920-е годы [Текст] / А. В. Голотин // Культурноисторические исследования в Поволжье : проблемы и перспективы : материалы II всерос.
науч.-методолог. семинара (Самара, 25–26 окт. 2013 г.) – Самара : Книга, 2013. – С. 143–
153.
16.
Голотин, А. В. Особенности развития культуры татарского населения в
Симбирском-Ульяновском регионе в 20-е годы ХХ века [Текст] / А. В. Голотин //
Институты культуры и образования : сб. науч. трудов I регион. заоч. конф. (Ульяновск, 15
дек. 2012 г.) / ред. А. Ю. Тихонова, Е. А. Бурдин, Т. В. Никитенко, Н. В. Шинкарова. –
Ульяновск : УлГПУ, 2013 – С. 41–47.
20
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
573 Кб
Теги
173886
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа