close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

175953

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Балданова Диана Валерьевна
Cтратегии аккультурации корейцев:
культурно-исторические основания
Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры
(культурология)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата культурологии
Чита – 2014
Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет»
Научный руководитель:
доктор исторических наук, профессор
ФГБУН ИМБТ СО РАН,
главный научный сотрудник
отдела философии, культурологии
и религиоведения
Абаева Любовь Лубсановна
Официальные оппоненты:
Забровская Лариса Вячеславовна
доктор исторических наук, профессор
ФГБУН Институт истории, археологии и
Этнографии народов Дальнего Востока
Дальневосточного отделения
Российской академии наук,
ведущий научный сотрудник
отдела китаеведения
Иванова Татьяна Валерьевна
кандидат культурологии, доцент
ФГБОУ ВПО «Бурятская государственная
сельскохозяйственная академия»,
доцент кафедры философии
и культурологии
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Восточно-Сибирская
государственная академия культуры и
искусства»
Защита состоится «16» декабря 2014 г. в 14.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.069.02 при ФГБОУ ВПО «Забайкальский
государственный университет» по адресу: 672007, г. Чита, ул. Бабушкина, 129,
зал заседаний Ученого совета.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО
«Забайкальский государственный университет» по адресу: 672000, г. Чита,
ул. Кастринская, 1 и на сайте ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный
университет»
по
электронному
адресу:
http://www.zabgu.ru/files/Диссертационная%20работа%20Балданова.pdf
Автореферат разослан «16» октября 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор философских наук, доцент
Захарова Елена Юрьевна
2
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. В условиях глобализации,
постоянных изменений в обществе, возникает неизбежный процесс активного
расширения взаимосвязей и взаимовлияния различных стран, народов и их
культур, это оказывает воздействие на процессы вхождения этнических групп
в доминирующее общество.
Этнические группы в таких условиях выбирают те или иные стратегии
аккультурации, которые позволяют либо полностью приспосабливаться к
условиям и влиянию иноэтнической среды с принятием норм, традиций и
ценностей доминирующего общества, либо сохранить свои традиционные
ценности без принятия новых. Аккультурация этнических групп в
иноэтнической среде может быть признана как успешной для них, так и
неуспешной, в зависимости от сохранения их идентичности и выбора способов
поведения в доминирующем обществе.
Примером успешной аккультурации является сохранение своих
традиционных ценностей и принятие ценностей доминирующего общества
корейским народом. В связи с этим актуализируется проблема исследования
культурно-исторических оснований стратегий аккультурации корейцев в
доминирующей культуре. Исследование стратегий аккультурации корейцев в
доминирующем обществе актуально в плане анализа опыта сохранения
культурных ценностей, их связей с исторической родиной. Этот опыт в
современных условиях имеет важное политическое, культурно-историческое,
экономическое значение.
На современном этапе, особенно в последнее десятилетие, появились
новые научные идеи и положения в исследовании проблемы происхождения
различных народов, в том числе корейцев, что позволяет понять культурноисторические основания их стратегий аккультурации. В настоящее время
назрела необходимость обобщения опыта исследовательских работ по данной
тематике.
Все это еще в большей степени актуализирует необходимость анализа их
стратегий в условиях глобализирующегося мира, активного взаимовлияния
этнических групп, различных типов культур.
Степень научной разработанности темы. Культурно-исторические
основания стратегий успешной аккультурации корейцев не получили
3
достаточного освещения в науке. Однако различными учеными
рассматривались те или иные аспекты данной проблематики, можно выделить
следующие направления:
- изучение аккультурации (Дж. Берри, Р. Билз, Фр. Боас, В.Г. Богораз,
М. Гордон, В.И. Иохельсон, В. Крикенберг, Р. Линтон, Б. Малиновский,
Д. Мацумото, М. Мид, Дж. Пауэл, Р. Рефилд, Е.Л. Сытых, Г. Триандис,
Р. Турнвальд, К. Уорд, М. Херсковиц, У. Хоумз);
- работы, посвященные межкультурной коммуникации (Р.Н. Абрамов,
Б.С. Гершунский, А. Тойнби, О. Шпенглер и др.);
- исследования идентичности (Л.Л. Абаева, Ю.В. Арутюнян,
С.А. Арютунов, П. Бергер, Ю.В. Бромлей, А.И. Гинзбург, И. Гофман,
Л.Н. Гумилев, Л.М. Дробижева, Э. Дюркгейм, М.В. Заковоротная, Р.Ф. Итс,
Т. Лукман, И.В. Мазуренко, Л.Б. Ральф, Т.Г. Стефаненко, Дж. Тернер,
В.А. Тишков, Г. Тэджфел, Э. Фромм, У. Холмс, Э. Эриксон и др.);
- исследования российских ученых, посвященные Корее, корейцам
(Г.И. Андреев, Ж.В. Андреева, В.Ю. Бахолдина, Н. Я. Бичурин,
Д.Л. Бродянский, Ю.М. Бутин, М.В. Воробьев, Б.Б. Дашибалов,
Р.Ш. Джарылгасинова, А.Н. Золотарев, Л.Р. Концевич, С.О. Курбанов,
Н.В. Кюнер, А.Н. Ланьков, В.Е. Ларичев, М.Г. Левин, А.П. Окладников,
М.Н. Пак, В.М. Тихонов, Н.Н. Чебоксаров, Э.В. Шавкунов); исследования
зарубежных ученых (Э. Бельтц, К.-Ч. Далле, И. Имамура, И Манель, Г.Н. Ким,
Ким Синкю, Ким Чжонбэ, Ким Ук, Ким Чжонхак, М. Кохама, Э.Я. Опперт,
Пак Сонжоу, Пэк Намун, Сон Боги, Син Чхвехо, И. Рю, Т. Секино, Cон Боги,
Сон Чжинтэ, М. Сумъябаатар, С. Тадаши, С. Тайра, К. Седзабуро, Т. Тору,
Г.А. Югай, И. Хироси, Чжон Чжэхвон, Чой Гихо, Чой Намсон, Чон Чекём, Чу
Чехёк, Чхве Мёнхак, Ю. Шима);
- исследования, посвященные различным аспектам корейских этнических
групп в странах США, КНР, России (Л. Брайан, Т.В. Волкова, Л.В. Забровская,
Ю.В. Ионова, Н. Кибрия, Ким Хе Чжин, Ло Ен Дон, Д. Лоун, С.Г. Нам,
Ю.Н. Попова, Л.М. Сим, Чжон Бонг Су, Ю.Н. Фаттахова, К.Т. Харрисон, Г.А.
Югай и др. ).
Источники, использованные в работе, можно разделить на следующие
разделы:
1)
источники на русском языке – древнекитайские летописи «Хоу
Хань шу», «Саньго чжи», «Самгук Саги», «Самгук Юса», которые являются
4
ценным и важным источником по истории древнекорейских народов,
представленные в переводах Н.Я. Бичурина, В.С. Таскина, М.Н. Пака,
Н.В. Кюнера, Р.Ш. Джарылгасиновой, Л.Р. Концевича, В.М. Тихонова;
2)
источники на иностранных языках (корейском, английском,
китайском) – «魏书»(全八册) (Вэй Шу, Цюань Ба Цэ ), «삼국사기» (Самгук
Саги), «三国遗事 » (Саньго иши), «汉书后汉书» (Хань шу, Хоу Хань шу), «三国
志» (Саньго Чжи). Блог МИД Республики Корея, Анналы Династии Чосон Ко
Чжон, научные журналы «зарубежных корейцев» (재외동포신문).
Вместе с тем анализ исследовательской литературы свидетельствует о
необходимости изучения культурно-исторических оснований выработки
стратегий аккультурации корейцев в доминирующей культуре. Актуальность
этих проблем и их недостаточная разработанность определили объект,
предмет, цели и задачи данного диссертационного исследования.
Объект исследования – аккультурация корейцев в доминирующей
культуре.
Предмет исследования – стратегии аккультурации корейцев.
Цель диссертационного исследования заключается в выявлении
культурно-исторических оснований стратегий аккультурации корейцев в
доминирующей культуре.
В соответствии с указанной целью были определены следующие задачи
исследования:
1. Выявить
теоретико-методологические
основы
исследования
аккультурации этнических групп в доминирующей культуре, позволяющие
раскрыть содержание, выделить типы аккультурации.
2. Осуществить анализ универсальных стратегий аккультурации, выявить
характерные черты стратегий аккультурации корейцев.
3. Раскрыть роль и значение мифологического наследия корейцев в выборе
стратегий аккультурации.
4. Выявить роль научных подходов к исследованию этногенеза корейцев
в формирования идеологии иноэтнической среды и мировоззренческих
установок данной этнической группы на интеграцию в доминирующее
общество.
5
5. Описать социокультурные практики корейцев по совмещению их
идентичностей в условиях доминирующей культуры.
Теоретическую основу исследования составляют:
- теория аккультурации (Дж. Берри, М. Гордон);
- теория идентичности (Л.Л. Абаева, В.А. Тишков, У. Холмс);
- эволюционистская теория культуры (Л. Морган, Э.Б. Тайлор);
- этнометодология науки (Г. Гарфинкель);
Методологическую основу исследования составляют системный,
сравнительно-исторический, структурно-функциональный подходы. Системный
подход при анализе мифа позволил рассмотреть стратегии аккультурации
корейцев с точки зрения открытости и целостности культуры. Сравнительноисторический подход позволил выявить специфику и особенности стратегий
аккультурации корейцев. Структурно-функциональный подход был использован
при выявлении структуры аккультурации, роли мифологического наследия,
функций научных текстов.
Методы исследования. Для решения поставленных задач были
использованы анализ и синтез, индукция и дедукция, опрос, сравнение,
классификация,
типология,
метод
электронного
интервьюирования,
биографический метод.
Научная новизна исследования заключается в исследовании проблемы
аккультурации корейцев в доминирующей культуре в контексте историкокультурологического происхождения корейского этноса на материалах
российских и зарубежных исследований, с привлечением данных ряда
различных дисциплин.
Научная новизна исследования заключается также и в том, что:
- Выявлены теоретико-методологические основы исследования
аккультурации этнических групп в доминирующей культуре, определившие
основные направления развития исследования аккультурации разных
этнических групп (концепции М. Гордона и Дж. Берри).
- Произведен анализ стратегий аккультурации корейцев в контексте
универсальных стратегий этнических групп в доминирующую культуру.
- Выявлено, что мифологическое наследие корейцев имеет
детерминирующее значение в выборе стратегии аккультурации, готовности к
процессам личностной трансформации и интеграции в доминирующее
общество.
6
- Выявлено, что в научном знании сложились различные подходы
(миграционный, метисационный, автохтонный), объясняющие природу
этногенеза корейцев. Интерпретация научных данных, теорий, концепций
обуславливает выбор типа стратегий аккультурации, под влиянием идеологии
доминирующей культуры.
- Описаны социокультурные практики корейцев по совмещению
идентичностей в условиях доминирующей культуры.
На защиту выносятся следующие положения и результаты:
1. В процессе анализа концепций выявлены основные направления
исследования аккультурации.
Аккультурация понимается учеными как
отождествление с ассимиляцией и как процесс изменения оригинальной
культуры этнических групп или групп доминирующего общества после
вступления в продолжительный непосредственный контакт. Характерным
типом аккультурации этнических групп является
аккультурация
интегративного характера как процесс освоения культурных ценностей, норм,
традиций на основе личностного обогащения при взаимодействии с культурой
доминирующего общества и сохранении культурных ценностей, норм,
традиций своей этнической группы.
2. Анализ универсальных стратегий аккультурации этнических групп в
доминирующую
культуру
(ассимиляция,
интеграция,
сепарация,
маргинализация) и опыта обобщения аккультурации корейцев как этнической
группы позволил выявить характерные для них стратегии: интеграцию,
копинг-стратегию, частичную ассимиляцию, образовательная стратегия,
стратегия неконфликтного характера. Выделены характерные черты каждой
стратегии. Интеграции присущи постоянная активная коммуникация с
доминирующим обществом, успешная трудовая деятельность; для копингстратегии характерно психологическое благополучие, удовлетворенность
окружением; частичная ассимиляция есть процесс идентификации с
носителями культуры; образовательная стратегия отличается стремлением к
получению качественного образования; стратегия неконфликтного характера –
гибкость,
толерантность.
Выявлена
ведущая
стратегия
успешной
аккультурации корейцев в доминирующую культуру – интеграция.
Особенностями этнического самосознания корейцев являются сохранность
традиционных ценностных ориентаций, устойчиво укорененных в этническом
самосознании; сознательное их адаптация к традиционной культуре, а также
7
интеграции в культуры доминирующего сообщества; толерантный тип
поведения.
3. Системообразующим мифом корейского этноса является миф о
Тангуне. В основе мифа лежат представления о главных этногенетических
качествах личности: терпение, сила как стойкость духа, готовность к
личностной
трансформации,
культивирование
основных
видов
жизнедеятельности, заложенных детерминантами земледельческой культуры,
искусства, ремесла. Мифологическое наследие является символическим
капиталом, который обеспечивает успешную интеграцию корейцев и
позволяет
сохранять
этнокультурную
идентичность
в
процессах
аккультурации.
4.
Американская,
российская,
японская,
южнокорейская
и
северокорейская научные школы выделяют следующие векторы развития
этногенеза: миграционный, метисационный (сибирский и японский),
автохтонный. Северокорейские ученые придерживаются автохтонной
концепции происхождения корейцев, большинство южнокорейских
исследователей развивает миграционную и метисационную (сибирскую)
концепции, японские ученые трактуют метисационную (японскую)
концепцию, американские и российские ученые развивают миграционную и
метисационную концепции. Научные тексты, основанные на миграционной,
метисационной и автохтонной теориях и концепциях детерминируют и
санкционируют выбор стратегии аккультурации – интеграции.
5. Социокультурные практики – это формы и виды деятельности,
позволяющие успешно социализироваться в обществе и сохранять свою
этнокультурную идентичность. Освоение социокультурных практик позволяет
человеку активно включаться в систему социальных коммуникаций,
наращивать и реализовывать свой потенциал. Результатом стратегии
аккультурации корейцев становится формирование их идентичностей.
Сохраняя и принимая гражданскую идентичность и идентифицируя себя с
гражданами той страны, где проживают, корейцы вместе с тем культивируют
этнокультурные ценности своего народа. Наблюдается подъем национального
самосознания американских, китайских, российских корейцев. Критериями
успешной аккультурации являются выявленные нами социокультурные
практики, ставшие репертуарным набором аккультурации: толерантность,
гибкость, обогащение.
8
Теоретическая значимость исследования. Результаты исследования
вносят вклад в развитие современного культурологического знания о динамике
культуры; расширяют методологический потенциал теории культуры в
исследовании стратегий аккультурации, конкретизируют общую теорию
этногенеза; могут использоваться в качестве методологической основы при
разработке программ культурологических, исторических исследований по
проблемам аккультурации; для историко-культурологического и теоретикокультурологического анализа истории Кореи. Результаты исследования имеют
значение для развития культурологии, философии культуры, социологии
культуры, философии религии, этнологии,
антропологии, концепции
аккультурации этнических групп в доминирующей культуре.
Практическая значимость состоит в том, что полученные в работе
результаты, выводы, рекомендации могут быть использованы при разработке
спецкурсов для студентов-культурологов, историков, философов, социологов;
при выработке программ по культурной адаптации мигрантов. Основные
положения и выводы диссертационного исследования могут быть реализованы
при написании учебных пособий, подготовке лекционных курсов,
методических разработок, а также при выполнении студентами и аспирантами
научно-исследовательских работ.
Апробация работы. Основные результаты, полученные в ходе
диссертационного исследования, были представлены на ряде международных,
всероссийских и региональных конференций: международной научнопрактической конференции «Азиатско-Тихоокеанский регион: история и
современность (г. Улан-Удэ, 2010, 2011); III всероссийской научно-практической
конференции с международным участием «Научное творчество XXI века» (г.
Красноярск, 2010); XIV международной научно-практической конференции
«Система ценностей современного общества» (г. Новосибирск, 2010);
всероссийской научно-практической конференции «Языковое пространство
города» (г. Улан-Удэ, 2010); III международной научно-практической
конференции «Молодежь и наука XXI века (г. Ульяновск, 2010); международном
симпозиуме «Кочевые цивилизации и страны Дальнего Востока: диалог
культур» (г. Улан-Удэ, 2011); международной научно-практической
конференции «Наука и образование XXI века» (г. Уфа, Республика
Башкортостан, 2013); международной научно-практической конференции
«Улымжиевские чтения VII» (г. Улан-Батор, Монголия); всероссийская научная
9
конференция с международным участием «Хакасский этнос на рубеже XX-XXI
вв.» (г. Абакан, Республика Хакасия, 2013). Материалы диссертационной
работы нашли отражение в содержании семинара «Современный социум» на
кафедре философии Бурятского государственного университета.
Содержание работы отражено в 21 публикации, в том числе в трех статьях
из Перечня ВАК, общим объемом 8,1 п.л.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, пяти
параграфов, заключения, библиографии и приложения.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во «Введении» обоснована актуальность темы диссертационной работы,
определены степень научной разработанности и изученности проблемы, объект
и предмет исследования, методологические принципы, положенные в его
основу, цели и задачи исследования, а также научная новизна исследования, его
теоретическая и практическая значимость, положения и результаты, выносимые
на защиту, приведены данные об апробации результатов и основные
публикации автора по теме исследования.
Первая глава «Культурно-исторические предпосылки аккультурации
корейцев в контексте сохранения их этнокультурной идентичности»
посвящена исследованию теоретико-методологических основ стратегий
аккультурации этнических групп в доминирующей культуре, изучению
стратегии как механизму сохранения этнокультурной идентичности корейцев и
анализу мифологического наследия корейцев как детерминанта такой стратегии
аккультурации, как интеграция.
В
первом
параграфе
«Теоретико-методологические
основы
исследования аккультурации этнических групп в доминирующей
культуре»
описываются
теоретико-методологические
подходы
к
исследованию процесса аккультурации этнических групп в доминирующей
культуре, раскрывается содержание и выявляются их характеристики.
В диссертационном исследовании выделяется два этапа в изучении
аккультурации: первый этап связан с исследованиями, направленными на
рассмотрение аккультурации как влияния доминирующей культуры на
подчиненную (начало ХХ в. – 1950 гг.); второй этап изучает аккультурацию
как влияние подчиненной культуры на доминирующую и впоследствии как
10
синтез обоих процессов (середина ХХ в. – н.вр.). В рамках первого этапа
аккультурация рассматривалась преимущественно как процесс ассимиляции
племен Южной Америки (В. Крикенберг, Ф. Боас).
Диссертант отмечает, что культурные антропологи: Р. Редфилд, Р.
Линтон и М. Херсковиц – дали классическое определение аккультурации 1 .
Аккультурация трактуется ими как феномен, выраженный в изменениях
паттернов оригинальной культуры одной или обеих групп в результате
непосредственного, продолжительного контакта групп или индивидов разных
культур. Ученые выделяют три направления аккультурации: принятие как
процесс полного замещения старого культурного паттерна новым,
почерпнутым у доминирующей культуры; адаптация как процесс частичного
изменения традиционного паттерна под влиянием доминирующей культуры;
реакция как процесс полного отторжения культурных паттернов
доминирующей культуры. По мнению диссертанта, данные направления не
раскрывают в полной мере процесс аккультурации этнических групп.
В отличие от названных авторов, К. Уорд аккультурацию трактует как
усвоение культуры, рассматривает результаты этого усвоения, связанные с
адаптацией. К. Уорд выделяет следующие подходы к аккультурации:
аффективный, поведенческий и когнитивный. Аффективный подход
представляется теорией стресса; поведенческий подразумевает формирование
коммуникативных навыков и подготовки к межкультурному взаимодействию;
когнитивный подход характеризуется установкой на восприятие оригинальной
культуры и культуры доминирующего общества, этнокультурной
идентификации и ее изменения2.
Диссертантом отмечается, что М. Гордон приравнивает аккультурацию к
ассимиляции и выделяет семь типов аккультурации: культурную ассимиляцию
(процесс усвоения языка, манеры одеваться, правила ежедневного поведения,
ценности и нормы); структурную ассимиляцию (процесс массового
вовлечения меньшинства в группы, клубы и институты доминирующего
общества); ассимиляцию на уровне самоидентификации (формирование у
членов этнической группы социальной идентичности), которая базируется на
принадлежности к институциональным структурам господствующей группы;
1
Redfield, R., Linton R & Herskovits M. Memorandum on the studyof acculturation. American Anthropologist, 1936,
№ 38, 149-152
2
Ward C. Thinking outside the Berry boxes: New perspectives on identity, acculturation and intercultural relations.
International Journal of Intercultural Relations, 2008. № 32, p. 114-123.
11
ассимиляцию, связанную с отношением к приему членов этнической группы
без предрассудков у доминирующего общества; поведенческую ассимиляцию
–
отсутствие дискриминации в отношении этнического меньшинства;
гражданскую ассимиляцию – отсутствие конфликта на уровне ценностей;
частичную
аккультурацию,
характеризующуюся
избирательной
аккультурацией, при которой отказ от своих культурных ценностей или
этнической идентичности необязателен 3.
Дж. Берри считает, что аккультурация является процессом поддержания
традиционной культуры своей этнической группы и участия в межкультурных
контактах. В диссертации отмечается, что межэтнический контакт зависит от
аккультурационной стратегии4.
В
диссертационном
исследовании
предлагается
представление
аккультурации, разработанной М. Гордоном и Дж. Берри, как характерной для
этнических групп в доминирующей культуре. Характерным типом
аккультурации этнических групп является аккультурация интегративного
характера как процесс освоения культурных ценностей, норм, традиций на
основе личностного обогащения при взаимодействии с культурой
доминирующего общества и сохранения культурных ценностей, норм,
традиций своей этнической группы.
Диссертант делает вывод о том, что аккультурация различными учеными
трактуется по-разному: как изменение паттернов оригинальной культуры
этнической группы или этнической группы и доминирующего общества в
целом (Р. Редфилд, Р. Линтон, М. Херсковиц); как ассимиляция,
подразделенная на семь типов в зависимости от ее характера (М. Гордон); как
поддержание своей культуры и участия в межкультурных контактах (Дж.
Берри).
В конце параграфа делается вывод о том, что теоретико-методологической
основой нашего исследования являются концепции Дж. Берри и М. Гордона.
Так, созданные ими концепции позволяют выявить общие и специфические
стратегии аккультурации, дать оценку механизмов, способствующих успешной
аккультурации корейцев в доминирующую культуру.
Во втором параграфе «Стратегии аккультурации корейцев в
сохранении этнокультурной идентичности» осуществляется анализ
3
4
Gordon M.M. Assimilation in American life: the role of race, religion and national origins. 1964. 288.
Berry J.W. Immigration, acculturation, and adaptation Applied Psychology, 1997. 46(1), p. 5-34.
12
универсальных стратегий аккультурации, выявляются характерные черты
стратегий аккультурации корейцев.
В зависимости от степени и уровня различают четыре стратегии
аккультурации: ассимиляция, сепарация, интеграция и маргинализация.
Ассимиляция – потеря своих отличительных черт и замена заимствованными у
доминирующего общества. При ассимиляции, которая может быть как
добровольной, так и принудительной, аккультурация этнической группы
полностью идентифицируется с культурой, ценностями, правилами и нормами
доминирующего общества, при этом отказываясь от норм и ценностей
культуры своего этноса. Маргинализация – тип интеграции, при котором
этническая группа (или индивид) теряет идентичность с собственной культурой
и одновременно не принимает культуру доминирующего общества. Сепарация
характеризуется абсолютизацией своей культуры и отрицанием чужой.
Интеграция представляет собой идентификацию как с новой, так и со старой
культурой, взаимное приспособление доминантной и недоминантной групп.
Этническая группа принимает установки и ценности новой для себя культуры
доминирующей группы, сохраняя при этом свою культуру, ценности и т.д.
Диссертант отмечает, что для корейцев, усваивающих культуру
доминирующего общества, самоидентификация приобретает специфическое
содержание, определяется установками и потребностями этнокультурного
сообщества. Усиленная интеграция объясняет мотивационную активность
индивида в усвоении языка, осуществления языковой социализации, освоения
типичных поведенческих доминант.
Далее в параграфе подчеркивается, что язык является одним из
инструментов социализации корейцев в доминирующем обществе;
инструментом установления и поддержания социальных отношений, формы
реализации
познавательных,
коммуникативных,
личностных,
профессиональных потребностей индивида.
Кроме того, диссертант отмечает, что в процессе межэтнического
взаимодействия отличительной особенностью корейцев является высокая
степень толерантности и интегрированности. В выборе идентификационных
стратегий корейцы используют механизмы неконфликтного взаимодействия,
что позволяет рассмотреть стратегии аккультурации корейцев как модели
позитивного развития межэтнического контакта в странах доминирующей
культуры.
13
Обобщение практического опыта аккультурации, анализ теоретических
концепций позволил выделить стратегии аккультурации корейцев:
интеграцию, частичную ассимиляцию, копинг-стратегию, образовательную
стратегию, стратегию неконфликтного характера в доминирующих культурах
разных стран (США, КНР, России). При анализе стратегий аккультураций
диссертант считает, что наиболее важной для нашего исследования из
представленных четырех стратегий по Дж. Беррии, является стратегия
интеграции. Стратегия интеграции, по мнению диссертанта, это стратегия
наилучшего вхождения в доминирующую культуру с наименьшими потерями
паттернов оригинальной культуры и принятием паттернов культуры
доминирующего общества, которая способствует адаптации к новой
культурной среде в большей степени. Частичная ассимиляция понимается как
процесс достижения удовлетворенности и умение свободно ориентироваться в
культуре доминирующего общества; копинг-стратегия в трактовке автора
рассматривается как индивидуальный способ взаимодействия человека с
ситуацией в соответствии с логикой ситуации, ее значимостью для человека,
его психологическими особенностями и возможностями; образовательная
стратегия нацелена на ориентацию получения образования, который
впоследствии станет отправной точкой социального лифта в доминирующем
обществе; стратегия неконфликтного характера подразумевает присущую и
заложенную в корейцах такие черты как толерантность, гибкость,
неконфликтность.
Таким образом, особенностями этнического самосознания корейцев
являются традиционные ценностные ориентации, которые
устойчиво
сохраняются. Корейцы характеризуются толерантным типом поведения,
который является доминирующим во всех ситуациях общения. Диссертант
считает, что готовность корейцев к интеграции выражена достаточно
отчетливо.
В третьем параграфе первой главы «Мифологическое наследие
корейского народа как основа формирования стратегий аккультурации»
раскрывается роль и значение мифологического наследия корейцев в выборе
стратегий аккультурации.
Диссертант подчеркивает, что мифологическое наследие корейцев служит
этнокультурным основанием интеграции. Системообразующим мифом
корейского этноса является миф о Тангуне, в основе которого лежит идея о
14
главных этногенетических качествах личности, таких как терпение, сила как
стойкость духа, культивирование основных видов жизнедеятельности,
заложенных детерминантами земледельческой культуры, искусства, ремесла.
Осознание человеком своей принадлежности к обществу изначально освящено
мифом.
Автор диссертации отмечает, что Тангун в корейской мифологии
рассматривается как архетипический образ предка, культурного героя, черты
которого являются прообразом прародителя всего корейского народа.
Согласно мифу, сын небесного владыки Хванина Хванун спустился на землю,
на гору Тхэбэксан (Пэктусан) для правления людьми. В это время в пещере
медведь и тигр молились Хвануну с просьбой о превращении их в людей. В
результате наказа, данного Хвануном для исполнения их желания, только
медведица смогла выполнить его и стала женщиной. Впоследствии женщина
ежедневно приходила к священному дереву и просила духов послать ей
ребенка. Тогда Хванун обернулся человеком и женился на ней, в результате
чего у них родился сын, которого назвали Тангун-Вангом. Тангун вскоре стал
первым человеком, который основал корейское государство Чосон в 2333 г до
н.э. Нами выделены наличие мифологических констант, таких как
сакральность, божественное происхождение, культурный герой, первопредок,
начало человеческой
жизни, которые рассматриваются в качестве
предпосылки самоидентификации корейцев как части целого, большего, более
значимого, нежели сам человек. Давая оценку мифу о Тангуне многие
корейские ученые считают, что Тангун является символом, который имеет
объединяющее значение, особенно актуальное в настоящее время.
В диссертации отмечается, что, согласно другой версии, Хванун
отождествляется с Тангуном. Миф о Тангуне раскодируется следующим
образом: появлению Тангуна на свет предшествовала миграция предков
современных корейцев на Корейский полуостров. Свита, с которой Хванун
сошел на землю, истолковывается как культура земледелия, которая привела
на полуостров корейские племена. Женщина медведица, символизирующая
аборигенное население, и Хванун – сын небесного царя Хванина, заключили
брачный союз, изображающий процессы смешения пришлых племен с
насельниками, в результате чего сформировался единый этнос. Тангун
рассматривается в роли предводителя данного этноса, являясь его символом и
первым человеком, прародителем корейцев. Нами отмечается, что у истоков
15
данного мифа стоят непостижимые и в то же время бесспорные начала. На
наш взгляд миф о Тангуне является для корейцев этноисторическим мифом о
лидере как духовном, так и политическом, где в одном персонаже совпадают
эти качества (сын божества, он же правитель). Таким образом, древнее
санкционирует современное.
Диссертантом отмечается, что в данном мифе прослеживается основная
идеология корейцев, направленная на развитие высокого уровня
национальной, этнической идентичности, воспитания в личности таких
качеств, как терпение, напористость, трудолюбие, которые влияют на
интеграционный характер корейцев. Так, гора Тхэбэксан (Пэктусан) считается
сакральным местом в КНДР и имеет большое значение для этнических
корейцев. В КНДР гора рассматривается как официальный символ
государственной идеологии чучхе5, которая акцентирует внимание на том, что
человек является хозяином всего, и также несет идеологию национального
единства.
Мифологическое наследие рассматривается в качестве
основания
успешной социализации в обществе принимающей страны в качестве
символического капитала, который позволяет корейцам сохранять
этнокультурную идентичность в процессах аккультурации. Представления об
автохтонности своего этноса из мифологических сюжетов закладывают в их
сознании доминантную составляющую, с помощью которой процессы
интеграции протекают для них безболезненно, заложена установка на
готовность и принятие личностных изменений.
Во второй главе «Социокультурные практики аккультурации
корейцев: научные реконструкции и поведенческие стратегии», состоящей
из двух параграфов, анализируются научные подходы к изучению этногенеза
корейцев и представлены социокультурные практики успешной аккультурации
корейцев и их интеграция в доминирующее общество (КНР, РФ, США).
В первом параграфе второй главы «Научные подходы к исследованию
этногенеза корейцев как основа формирования стратегий аккультурации»
выявляются научные подходы к исследованию этногенеза корейцев в
5
주체 (на кор.яз.), 主體(на кит.яз.) – официальная идеология КНДР (사상사업에서
교조주의와 형식주의를 퇴치하고 주체를 확립할 데 대하여), [Электронный ресурс. Режим
доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D1%83%D1%87%D1%85%D0%B5].
16
формирования идеологии иноэтнической среды и мировоззренческих
установок данной этнической группы на интеграцию в доминирующее
общество.
Сложные процессы, длительно протекавшие на территории Корейского
полуострова, оказали соответствующее влияние и на процесс формирования
корейцев, впоследствии сказавшиеся на процессах их аккультурации. В
диссертационном исследовании выделяются несколько научных школ по
исследованию проблемы этногенеза корейцев: европейская, российская,
японская, южнокорейская, северокорейская, рассматривающие миграционную,
метисационную (сибирскую или японскую), автохтонную концепции.
Европейская научная школа развивает миграционную и метисационную
концепции (Э. Опперт, Э. Бельтц). В рамках данных концепций лежит мысль о
близости корейского народа с японским; предположение о возможности
происхождения корейского народа от северных, вероятно, сибирских
монголоидов; происхождении корейцев связывают с «северо-южной»
основой.
По нашему мнению российская научная школа представлена несколькими
концепциями происхождения корейцев: миграционной и метисационной
концепциями. Миграционная концепция, основанная на одонтологических
исследованиях представлена российским ученым Пан Мин Кю, который
говорит о предположительных миграциях из континентальных районов
Азиатского материка, Арктического региона или регионов Юго-Восточной
Азии. По его мнению морфологическое строение зубной системы является
одним из важнейших источников биологической и исторической информации
в связи с тем, что ряд важных черт зубного рельефа указывает на присутствие
древних особенностей. Одонтологические исследования выступают в качестве
важнейшего источника информации, который свидетельствует о каких-либо
миграционных процессах, метисационных явлениях или об изменениях,
обусловленных микроэволюционными преобразованиями внутри зубной
системы Homo sapiens 6 . Миграционная концепция А.И. Гоголева описывает
миграцию племен, обитавших в горах Алтая, и направившихся через Южную
Сибирь и Маньчжурию на Корейский полуостров, где начиная с III тыс. до н.э.
6
Пан Мин Кю. Проблема происхождения населения Корейского полуострова (по данным антропологии) / Пан
Мин Кю, В. Ю. Бахолдина // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2008. – № 2. – С. 154-159.
17
начался процесс расселения по территории полуострова. По А.И. Гоголеву, в
формировании корейцев принимали участие три группы племен:
палеоазиатская, алтайская и австронезийская 7.
Метисационная концепция Б.Б. Дашибалова, показывает, что на
территориях
Ляодуна
и
Южной
Маньчжурии,
населенными
протомонгольскими этносами, к которым исследователями были отнесены
дунху, происходили процессы этнических и культурных контактов общего
предка корейского и монгольского народов. Впоследствии его потомки
разделились, в результате чего одна часть участвовала в генезисе корейцев, а
другая – хори, освоила берег Байкала.
Южнокорейская и северокорейская научные школы существенно
различаются и рассматривают несколько концепций: метисационную,
миграционную, автохтонную. Метисационная концепция Сон Чжинтэ
выделяет в этногенезе корейцев несколько этапов: первый этап –
формирование корейцев как результат этнической миксации племен,
обитавших ранее на Корейском полуострове. Второй этап связан с
расселением корейцев на территориях Корейского полуострова, южной и
центральной части современной Манчьжурии. Северные, центральные и
внутренние южные регионы страны, по его мнению, являлись местом
обитания сибирских племен, на юге же были племена, родственные японским
и индокитайским народам. Пак Сончжоу утверждал, что в эпоху палеолита
население Корейского полуострова было изолированным от других
племенных групп, однако в период неолита эта изоляция нарушилась с
приходом новых мигрантов из Сибири, в результате чего произошел процесс
смешения.
Северокорейская доктрина основана на автохтонной концепции, которая
отрицает трехкомпонентное (протоалтайско-австронезийско-палеоазиатское)
происхождение корейского этноса, который возник как смесь разных
этнических групп. При этом говорится о пришествии корейцев с мифической
прародины, находящейся далеко за пределами полуострова (Син Чойхо, Мен
Ильпэ).
Японская научная школа (И. Рю, С. Тории) представлена следующими
направлениями, основанной на принципе «ниссен досорон» – принцип общего
7
Гоголев А. И. Этническая история народов Зарубежной Евразии: Эпоха древности и раннего Средневеоквья :
учебное пособие / А. И. Гоголев. – Якутск : Изд-во ЯГУ, 1988. – 74 с.
18
расового происхождения. В рамках данной концепции происхождение корейцев
рассматривается как результат миксации с японскими племенами, которые
обосновались в южной части Корейского полуострова. Диссертант отмечает,
что направления научной школы японских исследователей колониального
периода Кореи характеризовались влиянием идеологии правящих кругов
Японии. Работы японских историков пропогандировали превосходство
японского этноса над корейским, были идеологически ангажированы
девальвированием ценности этнокультурной идентичности корейцев. Автором
выявлено, что взгляды японских ученых в первую очередь были направлены на
«правильное развитие» японского этноса.
Таким образом следует отметить, что миграционной и метисационной
концепции этногенеза корейцев придерживаются европейская, российская,
японская, южнокорейская научные школы; северокорейская научная школа
развивает автохтонную концепцию. Интерпретация научных данных, теорий,
концепций обуславливает выбор типа стратегий аккультурации, под влиянием
идеологии доминирующей культуры.
Во втором параграфе второй главы «Социокультурные практики
совмещения идентичностей корейцев в условиях доминирующей
культуры» описаны практики совмещения идентичностей корейцев.
Диссертант понимает совмещение идентичностей
как систему
обеспечения личностью внутренней целостности идентификационных
процедур, статусов, ролей, обусловленных природой аккультурации. Мы
полагаем, что совмещение культурных идентичностей в структуре
аккультурирующейся личности обеспечивается системой
сложных
детерминаций (историко-культурного наследия, культурных текстов,
локальных традиций обретения успеха) и системой обеспечения единства
личностной, этнической, коллективной, национальной идентичностей как
составляющих единой
идентичности аккультурирующейся личности.
Совмещение
идентичностей
определяется
практикой
совмещения
идентичностей корейцев в определенной культурной среде.
В
работе
выделены
этнокультурная,
национально-гражданская,
коллективно-статусная идентичность корейцев как явления культурно и
исторически обусловленные, имеющие специфическое
содержание в
государственном, культурном, социальном контекстах.
19
Корейцы нацелены на успешную аккультурацию в принимающем
обществе, отдают предпочтения статусным позициям (образованию,
карьерному росту, успешной социализации). Социокультурные практики
совмещения идентичностей
в условиях доминирующей культуры
способствуют самореализации и самовыражению личности. В сохранении
этнокультурной идентичности корейцев особую роль выполняют центры
изучения корейского языка и культуры в мире, институты им. короля Сечжона,
реализация образовательных и исследовательских программ.
В данном параграфе, на основе использования биографического метода
выявлены общие закономерности стратегии аккультурации корейцев:
жизненные стратегии, ориентированные на успех. Стратегия интеграции
реализуется с помощью таких черт как напористость, психологическая
гибкость, тяга к качественному образованию, терпимость, толерантность,
неконфликтный характер, стремление к достижению высокого статуса в
доминирующем обществе. В диссертации выделены факторы, ведущие к
успешной реализации стратегий. Это эффективная реализация целей через
глубокое понимание доминирующего общества и объективную оценку
собственных ресурсов и способностей (использование сильных сторон и защита
слабых сторон), своевременное реагирование на изменения в доминирующем
обществе. Показателями аккультурации являются выявленные нами
социокультурные практики, ставшие репертуарным набором действий
процессов аккультурации: толерантности, гибкости, обогащения.
В «Заключении» диссертации подводятся итоги проведенного
исследования и формулируются основные выводы.
Аккультурация этнических групп в доминирующей культуре является
многосторонним, многоаспектным явлением. Наиболее успешным типом
аккультурации корейцев в контексте культурно-исторических оснований
является стратегия интеграции. Мифологическое наследие корейцев служит
основанием
ведущей
стратегии
аккультурации
–
интеграции.
Системообразующим мифом корейского этноса является миф о Тангуне,
который заложил в корейцах идею о главных этногенетических качествах
личности, таких как терпение, сила, стойкость духа, культивирование
основных видов жизнедеятельности. Проведенный анализ исследований
научного диcкурса об этногенезе корейцев позволяет выделить различные
научные школы: европейскую, российскую, японскую, южнокорейскую и
20
северокорейскую. В рамках научных школ выделены следующие направления:
миграционное, метисационное, автохтонное. Научные тексты способствуют
реализации ведущей стратегии аккультурации – интеграции. Готовность
корейцев к интеграции в доминирующее сообщество (в условиях «нового»
«чужого» мира) заложенная в их самосознании еще на ранних стадиях их
зарождения, способствует успешной аккультурации. Другим фактором,
способствующим
интеграции,
являются
традиционные
ценностные
ориентации корейцев, толерантный тип поведения.
III. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНО В
СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:
Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах:
1.
Балданова, Д.В. К постановке проблемы этногенеза корейского
народа / Д.В. Балданова // Вестник Бурят. гос. ун-та. – Вып. 6: Философия,
социология, политология, культурология. – 2009. – С.255-258.
2.
Балданова, Д.В. К вопросу о сущности концепта «кут» в корейском
шаманизме / Д.В. Балданова // Вестник Бурят. гос. ун-та. – Вып. 14а:
Философия, социология, политология, культурология. – 2010. – С.202-205.
3.
Балданова, Д.В. Параллели в календарных обрядах и праздниках
корейского и бурят-монгольского народов / Д.В. Балданова // Вестник Бурят.
гос. ун-та. – Вып. 14: Философия, социология, политология, культурология. –
2010. – С.222-226.
Другие публикации:
4.
Балданова, Д.В. К постановке проблемы этногенеза корейского
народа (сравнительный анализ с монголоязычными народами: бурятским) / Д.В.
Балданова
//
Режим
доступа:
http://lomonosovmsu.ru/archive/Lomonosov_2009/03_2.pdf – Москва: МГУ им. Ломоносова, 2009.
– С. 3-4.
5.
Балданова, Д.В. О реализации моратория на смертную казнь в
Республике Корея и КНР / Д.В. Балданова, Чжон Бон Су // Сравнительное
правоведение в России, Монголии, Японии и КНР: сб. материалов по итогам
междунар. студенч. науч.-практ. конф.- Улан-Удэ: Изд-во Бурятского
госуниверситета, 2009. – С. 29-32.
21
6.
Балданова, Д.В. К вопросу о реликте культа медведя в культуре
корейского и бурятского народов (общее) / Д.В. Балданова // Режим доступа:
http://lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2010/03.htm. – Москва: МГУ им.
Ломоносова, 2010. – С. 1-2.
7.
Балданова, Д.В. Празднование Нового года в культуре корейского и
бурятского народов: сходство и отличия / Д.В. Балданова // АзиатскоТихоокеанский регион: история и современность – IV: сб. материалов по итогам
междунар. науч.-практ. конф. студентов и аспирантов.- Улан-Удэ: Издательство
Бурятского госуниверситета, 2010. – С. 151-153.
8.
Балданова, Д.В. Календарный праздник годового цикла бурятского и
корейского народов: историко-культурологический аспект / Д.В. Балданова // В
мире научных открытий №6.2 (12): сб. материалов по итогам III всерос. науч.практ. конф. с междунар. участием.- Красноярск: Издательство ООО «Научноинновационный центр», 2010. – С. 407-410.
9.
Балданова, Д.В. Понятие корейского шаманизма и шаманского
ритуала «Кут»: история и современность / Д.В. Балданова // Система ценностей
современного общества: сб. материалов XIV междунар. науч.-практ. конф.-.
Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2010. – С. 18-22.
10.
Балданова, Д.В. Традиции имянаречения в культуре корейского и
бурятского народов / Д.В. Балданова // Языковое пространство города: сб.
материалов по итогам всерос. науч.-практ. конф.- Улан-Удэ: Издательство
Бурятского госуниверситета, 2010. – С. 132-135.
11.
Балданова, Д.В. Символическое выражение традиционной культуры
корейцев и бурят: цветовая символика / Д.В. Балданова // Молодежь и наука
XXI в. т.1: сб. материалов по итогам III междунар. науч.-практ. конф. молодых
ученых. – Ульяновск: Изд-во ГСХА, 2010. – С. 58-60.
12.
Балданова, Д.В. Традиционная одежда корейского и бурятского
народов к семантике цветовой символики / Д.В. Балданова // Режим доступа:
http://lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2011/1327/11245_b656.pdf – Москва:
МГУ им. Ломоносова, 2011. – С. 1-3.
13.
Балданова, Д.В. Данные мифологии, антропологии и археологии как
ценный источник сведений о происхождении корейского народа / Д.В.
Балданова // Современный социум: проблемы и перспективы. Улан-Удэ: Изд-во
Бурятского госуниверситета, 2011. – С. 132-135.
22
14.
Балданова, Д.В. Своеобразие традиционной цветовой символики
корейцев и бурят (на примере национального костюма) / Д.В. Балданова //
Азиатско-Тихоокеанский регион: история и современность – V: сб. материалов
по итогам междунар. науч.-практ. конф. студентов и аспирантов. – Улан-Удэ:
Издательство Бурятского госуниверситета, 2011. – С. 73-74.
15.
Балданова, Д.В. К вопросу об истории происхождения корейского
народа / Д.В. Балданова // Актуальные вопросы востоковедения: проблемы и
перспективы: сб. материалов по итогам II междунар. заочн. науч.-практ. конф. –.
Уссурийск: Изд-во ДВФУ, 2011. – С. 148-150.
16.
Балданова, Д.В. Некоторые аспекты основного традиционного
праздника корейцев и бурят в современных условиях / Д.В. Балданова //
Этнопедагогическое наследие народов Сибири и Центральной Азии в
современном социокультурном пространстве (IV Волковские чтения): сб.
материалов по итогам всероссийской науч.-практ. конф. с междунар. участием.
– Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2011 . – С. 18-19.
17.
Балданова, Д.В. Традиции и инновации в праздновании календарной
обрядности корейцев и бурят / Д.В. Балданова // Человек, культура и общество в
изменяющемся мире: сб. науч. трудов в 2 ч. Ч.2. – Улан-Удэ: Издательство
Бурятского госуниверситета, 2011. – С. 131-134.
18.
Балданова, Д.В. Этнографические и археологические реалии
Корейского полуострова / Д.В. Балданова // Кочевые цивилизации и страны
Дальнего Востока: диалог культур: сб. материалов по итогам междунар. симп. –
Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2011 . – С. 93-96.
19.
Балданова, Д.В. The experience of Japanese researchers: the problem of
common origin of Korean and Japanese ethnicities. Опыт японских исследователей:
проблема общего происхождения корейского и японского этносов / Д.В.
Балданова // Наука и образование XXI века: сборник статей Международной
научно-практической конференции. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2013. – С. 6-9.
20.
Baldanova, D.V. The synopsis of the problem: the origin of Korean
people – viewpoint of Mongolian and Buryat scientists / D.V. Baldanova //
Улымжиевские чтения VII «Даяаршил ба монгол судлал-2013». Олон улсын
эрдэм шинжилгээний бага хурал 2013.05.06. – Mongolia, Их Засаг Олон Улсын
Их Сургууль, Буриадын Их Сургууль. Улаанбаатар хот. – С. 170-173.
21.
Балданова, Д.В. Мифологические представления (Тангун, Пэктусан)
о происхождении корейцев в исследованиях корейских ученых / Д.В. Балданова
23
// Хакасский этнос на рубеже XX – XXI веков: материалы Всероссийской
научной конференции с международным участием. – Абакан: Хакасское
книжное издательство, 2013. – С. 54-56.
22.
Балданова, Д.В. Проблемы этногенеза и этнической истории
(краткий обзор) / Д.В. Балданова // Социальные и этнические процессы в
развитии общества: сборник научных трудов: в 2 ч. – Улан-Удэ: Изд-во
бурятского госуниверситета, 2013. – Ч. 1. С. 187-188.
24
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
345 Кб
Теги
175953
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа