close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

204892

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
МИННИГАЛЕЕВА
САРИЕТ ДЖАНЧЕРИЕВНА
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ
ЭФФЕКТИВНОСТИ И СНИЖЕНИЯ ГЕМАТО- И КАРДИОТОКСИЧЕСКИХ СВОЙСТВ
ПРОТИВООПУХОЛЕВЫХ ПРЕПАРАТОВ ПРИ ИХ СОВМЕСТНОМ ПРИМЕНЕНИИ С
АНТИОКСИДАНТАМИ
14.03.06 – «Фармакология, клиническая фармакология»
(медицинские науки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук
Пенза – 2015
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном
учреждении высшего профессионального образования «Пензенский государственный
университет» Министерства образования и науки Российской Федерации (ФГБОУ ВПО
"ПГУ")
Научный руководитель:
доктор медицинских наук, доцент
МИКУЛЯК Надежда Ивановна
Официальные оппоненты:
ВОРОНИНА Татьяна Александровна, доктор медицинских наук, профессор, Заслуженный
деятель науки РФ, Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научноисследовательский институт фармакологии им. В.В.Закусова», ФАНО России, лаборатория
психофармакологии, заведующая лабораторией
КОТЛЯРОВ Андрей Александрович, доктор медицинских наук, профессор, Обнинский
институт атомной энергетики, филиал Федерального государственного автономного
образовательного учреждения, высшего профессионального образования «Национальный
исследовательский ядерный университет» «МИФИ» Министерства образования и науки
Российской Федерации, кафедра внутренних болезней, заведующий кафедрой
Ведущая организация:
Акционерное общество «Всероссийский научный центр по безопасности биологически
активных веществ» (АО «ВНЦ БАВ»)
Защита состоится «____»_________2015 г. в ____ часов на заседании диссертационного
совета Д 208.041.01, созданного на базе ГБОУ ВПО МГМСУ имени А.И. Евдокимова
Минздрава России по адресу: 127473, г. Москва, ул. Делегатская, д. 20, стр.1.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного
медико-стоматологического университета имени А.И. Евдокимова
(127206, г. Москва, ул. Вучетича, д. 10а) и на сайте http:.//dissov.msmsu.ru/
Автореферат разослан «____»__________ 2015 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
доктор медицинских наук, профессор
Лобанова Елена Георгиевна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. Несмотря на значимые за последние годы открытия в области
биологии опухолевого роста, а также на вновь появляющиеся на фармакологическом рынке
противоопухолевые препараты с иными механизмами действия и схемами противоопухолевой
терапии, проблема снижения побочных токсических эффектов до сих пор не решена (Hicklin
D.J., Ellis L.M., 2005; Presta M., Dell’Era P., Mitola S., et al., 2005; Yu J., Ustach C., Kim R.-H.C.,
2003; Barr F.A., Sillje H.H., Nigg E.A., 2004; Normanno N., Bianco C., Strizzi L., et al., 2005;
Eckerdt F., Yuan J., Strebhardt K., 2005).
Современная химиотерапия опухолей, базирующаяся на использовании препаратов
цитотоксического и цитостатического типа действия, остаётся по-прежнему одним из основных
методов лечения злокачественных новообразований (Трапезников Н.Н., Поддубная И.В.,1996;
Переводчикова 1996; Чиссов В.И, Давыдов М.И., 2008; Муллагалиева А.М, Хасанов Р.Ш.,
Шакирова Э.Ж., 2009; Sanoff H.K., Sargent D.J., Campbell M.E. et al. 2008).
На наш
взгляд использование противоопухолевых антибиотиков для повышения
эффективности лечения онкологических больных – одно из приоритетных направлений в
онкофармакологии. Известно, что основным ограничением в достижении лечебного эффекта у
противоопухолевых препаратов является то, что они обладают побочными токсическими
действиями (гематоксическим, гепатотоксическим, кардиотоксическим и др.). Это ухудшает
отдаленные результаты противоопухолевой терапии и сводит на нет достижения
онкологической науки (Faruk T, Fatma S, Serkan K, Leyla K., 2011; Stevenson RJ, Denny WA,
Ashoorzadeh A, 2011; Kim KY, Yi BR, Lee HR, Kang NH, 2012; Gebbia V, Boussen H, Valerio
MR., 2012).
Исследования в области повышения эффективности химиотерапии злокачественных
новообразований развивается в различных направлениях. Наиболее перспективным может
служить разработка методов и средств коррекции побочных эффектов для улучшения качества
жизни онкологических больных (Давыдов М.И., Барышникова А.Ю., 2003.
Причиной развития побочных эффектов противоопухолевых препаратов является их
способность интенсифицировать перекисное окисление липидов (ПОЛ) клеточных мембран
различных органов и тканей (Ветошкина Т.В. и др., 1998; Новицкий В.В. и др., 1999; Успенская
Ю.А.и др., 2002; Глушков С.И. и др., 2005; Ратькин А.В. и др., 2005; Разина Т.Г., 2006;
Бурлакова Е.Б., 2006; Меньщикова Е.Б. и др., 2006).
Для изучения возможности повышения эффективности противоопухолевой терапии и
«снятия» побочных токсических эффектов нами было изучено три антиоксиданта (фармгруппа
8.2): ЭМГП - этилметилгидрооксипиридин гемисукцинат;
мексидол - производное
гидроксипиридин сукцината. Препаратом сравнения служил α-токоферол (витамин Е) –
природный антиоксидант.
Работа выполнена в рамках программы «Адаптационно–компенсаторные реакции систем
гемостаза, крови и кровообращения в норме и патологии» на 2001-2020 гг. Номер
государственной регистрации темы 01200851900 Мединститута Пензенского государственного
университета.
Цель работы
Оценить эффективность антиоксидантов – мексидола, ЭМГП и α-токоферола в качестве
корректоров гемато- и кардиотоксичности циклофосфамида, цисплатина, даунорубицина,
доксорубицина и карубицина и изучить их влияние на специфическую эффективность
цитостатической терапии.
4
Задачи исследования
1. Изучить влияние мексидола, ЭМГП и α-токоферола на клеточный состав
периферической крови и костного мозга мышей с перевитыми опухолевыми системами при
введении циклофосфамида, цисплатина и даунорубицина.
2. Изучить влияния мексидола, ЭМГП и α-токоферола на некоторые показатели
биоэлектрической активности миокарда аутбредных крыс при введении доксорубицина.
3. Изучить отдельные показатели перекисного окисления липидов у экспериментальных
животных при воздействии антрациклиновыми антибиотиками и при их совместном
применении с антиоксидантами.
4. Изучить влияния антрациклиновых антибиотиков на функциональную активность
монооксигеназ печени экспериментальных животных.
5. Оценить влияние антиоксидантов на проявление противоопухолевой и
антиметастатической эффективности доксорубицина у экспериментальных животных с
карциномой легкого Льюис.
6. Оценить влияние антиоксидантов на проявление противоопухолевой и
антиметастатической эффективности даунорубицина
у экспериментальных животных с
карциномой легкого Льюис.
7. Оценить влияние антиоксидантов на проявление противоопухолевой и
антиметастатической эффективности карубицина у экспериментальных животных с
карциномой легкого Льюис.
Научная новизна
В работе впервые комплексно изучена эффективность применения мексидола, ЭМГП и αтокоферола в качестве антитоксических модификаторов противоопухолевой терапии
циклофосфамидом, цисплатином, а также антрациклиновыми антибиотиками в эксперименте с
использованием моделей перевивных опухолевых систем.
Проведен сравнительный анализ терапевтической эффективности ЭМГП, мексидола и αтокоферола в качестве средств коррекции гемато- и кардиотоксичности циклофосфамида,
цисплатина, даунорубицина, доксорубицина и карубицина.
Показано, что мексидол, ЭМГП и α-токоферол ограничивают интенсификацию
свободнорадикальных процессов в сыворотке крови при опухолевом процессе и проведении
химиотерапии, а также корригируют изменения ПОЛ в печени и сердце, и изменения
отдельных показателей биоэлектрической активности миокарда аутбредных крыс при введении
доксорубицина.
Установлено ингибирующее воздействие даунорубицина, доксорубицина и карубицина
на микросомные ферменты печени, что может служить одной из причин проявления их
кумулятивных свойств.
Впервые выявлено, что ЭМГП, мексидол и α- токоферол не снижают противоопухолевой
эффективности использованных цитостатиков, но антиметастатический эффект при
комбинированном применении данных антиоксидантов с алкилирующими цитостатиками
превышает таковой при использовании одних противоопухолевых средств. Из всех
используемых антиоксидантов, лишь мексидол в комбинации с доксорубицином показал
наиболее высокие показатели антиметастатической активности.
5
Научно-практическая значимость
Результаты проведенного исследования являются экспериментальным подтверждением
целесообразности применения антиоксидантов – мексидола и ЭМГП в качестве средств,
корригирующих нарушения процессов ПОЛ при проведении цитостатического лечения.
Антиоксиданты способны снижать побочные действия противоопухолевых средств, при этом
основной терапевтический эффект последних не уменьшается. Полученные данные углубляют
представление о фармакологии антиоксидантов, и могут служить основанием для проведения
клинических испытаний в онкологической практике. Результаты исследования внедрены в
научно-исследовательскую работу и учебный процесс кафедры
физиологии человека
ФГОУВПО «Пензенский государственный университет» и служат основанием для
продолжения исследования в данной области онкофармакологии.
Положения, выносимые на защиту
1. Мексидол, этилметилгидрооксипиридин гемисукцинат и в меньшей степени αтокоферол снижают гематотоксичность изученных противоопухолевых препаратов: уменьшают
повреждающее действие цитостатиков на гранулоцитопоэз, препятствуют развитию
лимфопении, защищают эритрокариоцитарный росток кроветворения.
2.
Мексидол
и
этилметилгидрооксипиридин
гемисукцинат
обладают
кардиопротекторными
свойствами,
поскольку эффективно
корригируют отдельные
показатели биоэлектрической активности миокарда аутбредных крыс при введении
доксорубицина и изменения процессов ПОЛ в сыворотке крови и основных органах- мишенях.
3. Сочетанное применение антиоксидантов с антрациклиновыми антибиотиками и
алкилирующими средствами не снижают противоопухолевую эффективность последних в
отношении первичного опухолевого узла, наоборот, мексидол и
ЭМГП усиливают
терапевтическую эффективность даунорубицина в отношении роста первичной опухоли.
4. Включение антиоксидантов в общую схему химиотерапии опухолей позволяет
повысить антиметастатическую эффективность антрациклиновых антибиотиков.
Апробация работы
Основные положения диссертации доложены на I, II Международном Конгрессе ЕвроАзиатской ассоциации дерматовенерологов, г. Москва, 2011, 2012 г; II, III,IV Международной
научно-практической конференции «Современные проблемы отечественной медикобиологической и фармацевтической промышленности», г. Пенза, 2012, 2013, 2014г; XIV, XV,
XVI Международном конгрессе «Здоровье и образование в ХХI веке», г. Москва, 2012, 2013,
2014 г; IV Межрегиональной научной конференции «Актуальные проблемы медицинской
науки и образования», г. Пенза, 2013 г; Юбилейной Научно-практической конференции
«Современные аспекты лабораторной службы Пензенской области в рамках развития
здравоохранения», г. Пенза, 2014.
Публикации
По теме диссертации опубликовано 17 работ, из них 3 научные работы в рецензируемых
изданиях, рекомендованных ВАК.
Структура и объем диссертации
Диссертация изложена на 155 страницах машинописного текста и состоит из введения,
обзора литературы, описания материалов и методов исследования, 3 глав собственных
исследований, заключения, выводов и списка литературы, включающего 327 источников (158
отечественных и 169 зарубежных авторов). Работа иллюстрирована 9 рисунками и 39
таблицами.
6
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Материалы и методы исследования.
Тест-системы
В данном исследовании в качестве тест-систем использовались мышиные линии С57В1/6,
CBA, гибриды ВDF1 и аутбредных белые мыши и крысы из лицензион-ного питомника
лабораторных животных “Столбовая” РАМН Чеховский р-н, ст. Столбовая.
Исследование проводилось в соответствии следующих нормативных документов:
 Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых
фармакологических веществ (под ред. Хабриева Р.У. – М.: «Медицина». – 2005. – 832 с.);
 Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств.
Часть первая. (под ред. Миронова А.Н.— М.: Гриф и К, 2012. — 944 с);
 Федеральный закон от 12.04.2010г. № 61- ФЗ «Об обращении лекарствен-ных средств»;
 Приказ Минздравсоцразвития России от 23 августа 2010 г. № 708н. «Об утверждении
правил лабораторной практики»;
 Приказ Минздравсоцразвития России №750н от 26 августа 2010 г. «Об ут-верждении
правил проведения экспертизы лекарственных средств для меди-цинского применения и формы
заключения комиссии экспертов»;
 ГОСТ Р 53434-2009 «Принципы надлежащей лабораторной практики»;
 Санитарные правила по устройству, оборудованию и содержанию экспе-риментальнобиологических клиник (вивариев) М., 1973.
Все процедуры в исследовании выполнялись согласно утвержденному письменному
плану.
Условия содержания
Поступившие животные до начала эксперимента содержались в течение 5 дней в
карантинной комнате для адаптации при групповом содержании в клетках. За это время у
животных контролировались возможные признаки отклонения в состоянии здоровья.
Распределение по группам
В экспериментальные группы были отобраны животные без признаков отклонения
внешнего вида, случайным образом. Животные распределялись по группам, в качестве
критерия использовали массу тела, индивидуальные значения массы тела не отклонялись более
чем на ±20%.
Начальный возраст и масса тела
Начальный возраст мышей 6-8 недель, масса тела 29-35 г., крысы в возрасте 6-8 недель,
массой 95-130 г.
Идентификация
Каждому животному был присвоен номер в соответствии с цветовой маркировкой.
Каждая экспериментальная группа, включающая в себя 6 особей, находилась в отдельной
клетке.
Каждая клетка с животными имела карточку с указанием номера клетки, дозы вещества,
вида и линии животных, номеров животных, номера исследования, номера протокола. Рядом с
номером животного делалась отметка о метке.
Содержание и уход
Животные содержались в конвенциональной зоне в стандартных условиях. Световой цикл
состоял из 12 часов дня и 12 ночи, день начинался в 8 часов и заканчивался в 20 часов.
7
Параметры окружающей среды
Животные содержались в помещении, где температура воздуха составляла 20-25° С,
влажность 30 - 60%.
Клетки
Во время исследования животные содержались группами в клетках (lab products) при
свободном доступе к воде и корму. Клетки оборудованы стальными решетчатыми крышками с
кормовым углублением, стальными разделителями для корма и стальными держателями
этикеток.
Подстил
В качестве подстила в клетках мелких животных (мыши, крысы) использовались
автоклавированные опилки.
Корм
Сбалансированный по пищевым веществам и витаминам комбикорм стерильный для
лабораторных животных - мышей и крыс торговой марки «Чара», производитель ОО
«МультиТорг», автоклавированный при 121 °С. Имеется сертификат-соответствия
производителя, удостоверение о качестве корма с указанием даты выпуска и срока годности.
Вода
Вода центрального водоснабжения ГОСТ 52180 «Вода питьевая» очищенная от
механических примесей, микроорганизмов, железа, хлора и токсических веществ.
Манипуляции с животными
Все манипуляции проводились в соответствие с правилами (Страстбург, 1986), которые
используются для различных экспериментов и других научных целей. Нами использовалась
кратковременная фиксация животных, по времени продолжительностью не более 10 сек., т.е.
того времени, которое достаточно для введения испытуемого фармакологического средства.
Все животные прошли процедуру адаптации, которая заключалась в неоднократной фиксации в
течение 10-15 секунд (С. Д. Миннигалеева с соавт.)
Тест объекты
Применяли цитостатики
Циклофосфамид – N'-бис-(β-Хлорэтил)-N'-О-триметиленовый эфир диамида фос-форной
кислоты –в порошоке (по 0,1 г во фл.); производен ОАО «Биохимик», г. Саранск (Россия).
Даунорубицин – лиофилизированная лекформа (20 мг во фл.) для приготовления раствора;
ООО Лэнс-Фарм Россия [пос. Горки-10].
Доксорубицин - лекарственная форма в виде порошка (по 0,01 г во фл.); производитель
ООО «Фармсинтез», Россия, г. Москва.
Карубицин - в порошоке по (0,005 г во флак.); производен ГНЦ «Вектор» вирусо-логии и
биотехнологии, Россия.
Цисплатин - цис-Диаминдихлорплатина – лиофилизированный (обезвоженный путем
замораживания в вакууме) для инъекций по 0,01 г в ампулах; производитель («ЛЭНС-ФАРМ»
Россия).
Альфа-токоферол (витамин Е) – в растворе 10 % по 10 мл (во фл. оранжевого цвета); ОАО
Уралбиофарм, Россия.
Мексидол - готовая лекформа 5% раствор по 2 мл в амп. производитель «Элара» (Россия).
Изучаемое соединение 2–этил–6–метил-3–гидроксипиридина гемисукцинат (ЭМГПГС)
было синтезировано и любезно предоставлено для исследования профессором Л.Д. Смирновым
(Институт биохимической физики им. Н.М. Эммануэля Российской академии наук).
8
Модели и методы исследования
Противоопухолевые и антиметастатические свойства тест объектов изучали в соответствии с действующим документом “Методические рекомендации по изуче-нию средств,
обладающих способностью ингибировать процесс метастазирования и повышать
эффективность цитостатической терапии злокачественных опухолей” (Руководство по
экспериментальному (доклиническому) изучению новых фарма-кологических веществ (под ред.
Хабриева Р.У. – М.: «Медицина». – 2005. – 832 с.); Руководство по проведению доклинических
исследований лекарственных средств. Часть первая. (под ред. Миронова А.Н. — М.: Гриф и К,
2012. — 944 с).
Перевивные опухоли
Нами использовались сингенные опухолевые системы – карцинома легкого Льюис (LLC)
и меланома кожи В-16 (В-16), полученные в РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН (банк опухолевых
штаммов). Опухолевую ткань LLC вводи-ли в концентрации 1×106 кл. в растворе Хенкса
животным в/мышечно в левое бедро задней лапки, а ткань меланомы В16 – мышам линии BDF1
вводили в том же количестве в растворе Хенкса п/кожно в правую подмышечную область.
Степень выраженности метастатического поражения оценивали по основным показателям.
1. Частота метастазирования опухоли
2. Степени поражения легких LLC:
3. Среднее число узлов на 1 животного в каждой группе.
4. Средней массы легких с метастазами LLC.
5. Индекса ингибирования метастазирования (ИИМ)
Число метастазов в легких определяли после фиксации в растворе Боуэна при помощи
лупы МБС-9 (увеличение 8х2).
Для оценки токсического действия цитостатиков на кровь дважды производили забор
крови: на 14-е сутки и 22-е сутки опыта с последующим контролем гемограммы. Кроме того
производили забор костного мозга для изучения миелограммы. Фиксацию и окраску мазков
костного мозга проводили по Паппенгейму-Крюкову. Величины всех перечисленных
показателей определяли унифицированными методами по Меньшикову В.В.
Модель токсической миокардипатии воспроизводили по методу Смирнова О.Н., (2000),
путем однократного внутрибрюшинного введения аутбредным крысам доксорубицина в дозе
7,5 мг/кг.
Оценку состояния сердечно - сосудистой системы проводили на 11-е сутки эксперимента
у аутбредных крыс снятием ЭКГ с помощью прибора ЭК1Т-03М2 при скорости движения
ленты 50 мм/с. Использовали игольчатые электроды в трех стандартных отведе-ниях (I, II, III) и
однополюсных отведениях от конечностей (AVR, AVL, AVF). Определяли следующие
показатели: частоту сердечных сокращений (ЧСС), дис-персию интервала QT (QTd), а также
дисперсию интервала QT, корригированную по ЧСС(QTdc).
Для оценки действия антрациклинов на активность монооксигеназ печени мышей
применили метод определения продолжительности гексеналового сна (ГС), Гексенал животным
вводили внутрибрюшинно в дозе 100 мг/кг массы тела.
Определение активности каталазы проводили по методу М.А.Королюк
Определение содержания малонового диальдегида и содержания МДА, индуцированного
железом определяли по методу С.Г. Конюховой
Уровень антиоксидантной активности оценивали по разнице показателей между Fe-МДА
и МДА, что позволило косвенно судить о состоянии антиоксидантной системы.
9
Статистическая обработка результатов
Статобработку результатов, полученных в результате экспериментальных исследований,
проводили на персональном компьютере Pentium IV при помощи программ «Microsoft Excel».
Статобработка состояла из расчета средних арифметических значений (М), ошибок средних
арифметических (m), а также определе-ния достоверности различий средних арифметических
(р) с помощью t-критерия Стьюдента и χ2. Различия считались достоверными при значении
р< 0,05.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
1. Оценка терапевтической эффективности и гематологической токсичности
цитостатиков при раздельном и их совместном применении
с антиоксидантами
С целью изучения влияния антиоксидантов
на
рост первичного опухолевого узла,
метастазирование карциномы легких Льюис и выраженность гематологической токсичности
циклофосфамида (ЦФ), цитостатик вводили внутрибрюшинно в токсической дозе 100 мг/кг,
начиная с 7-х суток после перевивки опухоли, 2-х кратно с интервалом 96 часов.
Этилметилгидрооксипиридин гемисукцинат (ЭМГП) вводили внутримышечно в дозе 50,0
мг/кг, в течение 14 дней, начиная со дня введения цитостатика. Мексидол (МЕК) вводили так
же в дозе 50 мг/кг внутримышечно, α-токоферол (α-ТОК) вводили в том же режим, в дозе 50
мг/кг внутримышечно.
Оценка противоопухолевого эффекта от сочетанного воздействия ЦФ и антиоксидантов
показала, что индекс ТРО в группах животных с комбинированным лечением существенных
различий от аналогичного показателя II группы животных (LLC+ЦФ) не выявлено. При учете
числа метастазов в легких, в группе мышей с монотерапией ЦФ, ИИМ составил 94,9 %, при
этом практически не уменьшалась частота метастазирования по отношению к животным I
группы. Все животные II группы были с 1 (90 %) и 2 степенью (10 %) метастатического
поражения легких против 3 (20 %), 4 (13,3 %) и 5 степени (66,7 %) в I группе без лечения. У
мышей с комбинированным лечением ЦФ с ЭМГП и мексидолом выявлено достоверное
уменьшение
интенсивности
метастазирования
и
повышение
индекса
ингибирования
метастазирования до 99,3 % по сравнению с аналогичным показателем в группе с монотерапией
ЦФ 94,8 % (р<0,05) (табл. 1). Показатели частоты и степени метастатического поражения
легких, а также индекс ингибирования метастазирования в группе мышей, получавших витамин
Е, не отличались от аналогичных показателей при монотерапии ЦФ.
10
Таблица 1 - Показатели метастазирования карциномы легких Льюис при сочетанном
применении циклофосфамида и антиоксидантов
Животных с разной степенью
поражения легких, %
0
1
2
3
4
5
Среднее
число метастаз.
I-LLC
100,0
95,7±8,2
-
-
-
20,0
13,3
66,7
-
II-LLC+ЦФ
IIILLC+ЦФ+ЭМГП
100,0
5,0 ±1,2 р1 <0,05
-
90,0
10,0
-
-
-
94,8
75,6
1,1 ±0,4 р2<0,05
25,5
73,5
-
-
-
-
98,5
IVLLC+ЦФ+МЕК
66,7
1,0 ±0,4 р2<0,05
33,3
66,7
-
-
-
-
99,3
V-LLC+ЦФ+вит.Е
100,0
5,2 ±1,2 р1 <0,05
-
80,0
20,0
-
-
-
94,5
ИИМ,
%
Частота
метастазир. %
Группа
животных
Примечание: р1 - рассчитана по отношению к I группе без лечения; р2– кo II группе
(LLC+ЦФ).
Морфологический анализ крови показал, что на промежуточном этапе эксперимента в
процессе опухолевого роста у мышей с LLC развивались анемия и лейкопения с резко
выраженной лимфопенией. Химиотерапия ЦФ усиливала анемию и лейкопению. У животных II
группы показатели эритроцитов и гемоглобина достоверно уменьшились на 23,9 % и 17,1 %
(р<0,05) соответственно, а число лейкоцитов на 65%, в основном за счет лимфоцитов, в
сравнении с животными I группы (табл.2). ЭМГП и мексидол препятствовали развитию
анемии при совместном введении ЦФ и уменьшали выраженность лейкопении (количество
лимфоцитов увеличивалось в два раза, по сравнению со II группой (LLC+ЦФ). Препарат
сравнения витамин Е не оказывал влияния на изменение числа лейкоцитов, возникающие в
крови под влиянием опухолевого процесса и терапии циклофосфамидом.
Таблица 2 - Гематологические показатели периферической крови у мышей с LLC при
терапии циклофосфамидом на 14-е сутки эксперимента
Группа
животных
Интактные
I-LLC
II-LLC+ЦФ
III-LLC+ЦФ
+ ЭМГП
IV-LLC+ЦФ
+мексидол
V-LLC+ЦФ
+ вит. Е
Гемоглобин,
г/л
143,40±3,10
61,17±1,90
р1<0,05
50,70±3,08
р1,2<0,05
78,50±3,05
р1<0,05
63,60±3,06
р1,3<0,05
54,81±4,21
р1<0,05
Эритроциты
( × 1012)
8,23±0,18
3,97±0,09
р1<0,05
3,02±0,20
р1,2<0,05
4,15±0,22
р1<0,05
3,96±0,22
р1,3<0,05
2,49±0,21
р1,2,<0,05
Лейкоциты
( × 109)
5,84±0,48
3,52±0,30
р1<0,05
1,23±0,20
р1,2<0,05
2,35±0,24
р1,20,05
1,88±0,19
р1,2,3<0,05
1,23±0,13
р1,2,<0,05
Нейтрофилы
( × 109)
1,70±0,21
2,26±0,21
0,96±0,180
р1,2<0,05
1,42±0,12
р2<0,05
1,27±0,11
р2<0,05
1,05±0,14
р1,2<0,05
Лимфоциты
( × 109)
4,10±0,32
1,28±0,15
р1<0,05
0,24±0,04
р1,2<0,05
0,95±0,15
р1,2,3<0,05
0,50±0,06
р1,2,3<0,05
0,17±0,02
р1,2<0,05
Примечание: р1 рассчитана по отношению к здоровой группе; р2 – к группе I (LLC); р3 –
ко II группе (LLC+ЦФ).
11
К концу эксперимента нами выявлена более выраженная анемия у животных I и II гр.:
количество Нв уменьшилось с 47,55±3,68 г/л до 43,55±2,9 г/л, содержание эритроцитов также
снизилось с 3,68±0,23 × 1012/л (I гр.) до 2,3±0,18 × 1012 /л (II гр.). ЭМГП увеличивал количество
эритроцитов в крови на 37,4 %, мексидол на 27,9 % (р<0,05) по отношению к группе с одним
циклофосфамидом. В группе с монотерапией ЦФ к этому сроку наблюдения регистрировался
лейкоцитоз (12,35±1,67 × 109/л) за счет нейтрофилов. В группе с ЭМГП лейкоцитоз был более
выражен, чем в группе LLC+ЦФ: количество лейкоцитов увеличивалось и было на уровне
15,0±3,2 × 109/л и за счет нейтрофилов, при этом в группе с мексидолом число лейкоцитов
составило 22,7±4,5 × 109/л, а
количество лимфоцитов увеличивалось на 76,3 % (р<0,05). В
группе с α-токоферолом картина крови не отличалась от животных, получавших только ЦФ в
монорежиме.
Тромбоцитопения
была
выявлена
как
в
группе
LLC
без
лечения
9
(260,1±27,8, × 10 /л), так и в группе LLC+ЦФ, при этом терапия циклофосфамидом увеличивала
число тромбоцитов (196,6±7,9 × 109/л) на 24,6 % по сравнению со II-ой группой.
Антиоксиданты
достоверно
корригировали
тромбоцитопению:
ЭМГП
повышал
количество тромбоцитов (320,5±17,4 × 109/л) на 63 %, мексидол на 53 % (343,3±33,8 × 109/л), а αтокоферол лишь на 15,3 % (226,2±18,8, × 109/л) по отношению к группе с введением одного ЦФ
(196,1±7,8, × 109/л).
Морфологическая картина костного мозга мышей с LLC без лечения в промежуточной
точке эксперимента не отличалась от таковой у интактных животных, за исключением
снижения числа лимфоцитов более чем в два раза.
У мышей, получавших только ЦФ, к этому времени мы обнаружили повышение
пролиферации незрелых гранулоцитов, а также ослабление процессов дифференцировки,
которое выражалось в нарастании в костном мозге
числа бластных клеток (в 3 раза) и
созревающих форм (миелоцитов и метамиелоцитов в 2,6 и 5,4 раза). Нами также выявлено
уменьшение числа сегментоядерных нейтрофилов в 5,2 раза по сравнению с животными без
лечения (табл. 4). Число полихроматофильных нормоцитов снизилось почти на 100 % по
сравнению с интактными животными.
В III-ей группе с сочетанным введением ЦФ и ЭМГП отмечалось уменьшение количества
бластов в 2,7 раза,
полихроматофильных
увеличение
нормоцитов,
базофильных нормоцитов в 3 раза,
в
количественном
отношении
увеличение
приближающееся
к
показателям контрольной группы. В группе с мексидолом отмечалось уменьшение количества
бластов и достоверное увеличение числа сегментоядерных нейтрофилов в 2,3 раза по
сравнению с животными, получавшими только ЦФ, а количество полихроматофильных
нормоцитов увеличивалось в 1,6 раза. В группе с α-токоферолом морфологическая картина
костного мозга практически мало, чем отличалась от II-ой группы (LLC+ЦФ) (табл. 3).
12
Таблица 3 - Клеточный состав костного мозга мышей с LLC при применении
циклофосфамида и антиоксидантов (14-е сутки)
Группы животных
Показатели
0,10±0,06
0,8±0,2
Миелоциты
6,0±2,3
7,0±1,4
Метамиелоциты
0,5±0,1
0,9±0,2
30,5±3,5
36,5±4,8
23,4±2,1
23,2±2,6
1,67±0,30
0,90±0,37
1,3±0,4
23,6±3,7
19,0±3,8
11,4±1,6
р1<0,05
LLC+ЦФ
+ ЭМГП
0,9±0,4
р3<0,05
14,2±2,1
р1,2<0,05
5,8±0,3
р1,2<0,05
43,1±2,1
р1,2<0,05
9,3±0,9
р1-3<0,05
3,9±0,9
р1-3<0,05
20,4±2,7
р3<0,05
Моноциты
4,9±0,5
8,2±2,2
7,0±0,6
5,9±1,2
6,8±0,8
5,3±1,3
Лимфоциты
6,5±1,9
2,2±0,3
р1<0,05
4,8±0,6
р2<0,05
6,3±1,1
р2,3<0,05
7,07±1,20
р2<0,05
4,5±0,3
Бласты
Палочкоядерные
нейтрофилы
Сегментоядерные
нейтрофилы
Нормоциты
базофильные
Нормоциты
полихроматофил.
Интактные
LLC
LLC+
ЦФ
2,4±0,5
р1,2<0,05
18,4±0,6
р1,2<0,05
4,9±0,6
р1,2<0,05
46,0±1,2
р1<0,05
4,5±0,2
р1,2<0,05
LLC+ЦФ
+МЕК
1,1±0,3
р3<0,05
15,2±2,3
р1,2<0,05
7,7±1,2
р1,2<0,05
LLC+ЦФ
+α-ТОК
2,9±0,9
р1,2<0,05
20,5±3,9
р1,2<0,05
8,1±1,2
р1,2,3<0,05
44,6±4,6
41,7±7,0
10,5±2,0
р1-3<0,05
5,6±1,0
р1,2<0,05
2,3±0,8
1,7±0,7
18,1±2,1
р3<0,05
10,1±1,6
р1,2<0,05
Примечание: р1 - рассчитана по отношению к группе без лечения; р2 – к I группе (LLC); р3
– ко II группе (LLC+ЦФ).
К концу эксперимента морфологический состав костного мозга у животных I гр.
отличался достоверным уменьшением количества лимфоцитов от интактного в 3,3 раза. У
животных, получавших монотерапию ЦФ, регистрировалось увеличение в 2 раза количества
сегментоядерных нейтрофилов и сокращение числа базофильных нормоцитов в 2,9 раза и
полихроматофильных нормоцитов в 5,8 раза по сравнению с I группой. Коррекция
костномозгового кроветворения этилметилгидроксипиридином гемисукцинатом и мексидолом
увеличивала содержание базофильных нормоцитов в 2,5 и 2,19 раза соответственно на 22-е
сутки по сравнению с группой с монотерапией ЦФ. Витамин Е не вызывал каких-либо
отклонений в морфологической картине костного мозга.
Второй нами изучаемый алкилирующий препарат цисплатин (ЦП) вводили
внутрибрюшинно в дозе 4,0 мг/кг, 2 раза с интервалом 120 часов, начиная с 7-х суток мышам
линии BDF1 с меланомой В16. ЭМГП вводили внутрижелудочно в дозе 50,0 мг/кг, в течение 14
дней, начиная со дня введения цитостатика. Мексидол вводили также в дозе 50 мг/кг
внутримышечно, α-токоферол вводили в том же режиме в дозе 50 мг/кг внутримышечно.
Оценка противоопухолевого эффекта от сочетанного воздействия ЦП и антиоксидантов
показала, что у животных III – V гр. показатели ТРО не отличались от такового показателя II
группы (В16+ЦП). Применение ЦП для лечения мышей с В16 снизило количество легочных
метастазов на 81,6 %, степень метастатического поражения легких при этом не изменилась
13
(табл. 4). ИИМ в группах при совместном применении ЦП с ЭМГП и мексидолом превышал
аналогичные показатели II группы, где использовался только ЦП. В группе с α-токоферолом
среднее число метастазов, практически не отличалось от аналогичных показателей контрольной
группы (I гр.).
Таблица 4 - Показатели антиметастатической эффективности применения цисплатина и
антиоксидантов у мышей с меланомой В 16
Группы
животных
Частота метастазирования
Среднее число метастазов
на одно животное
ИИМ
%
В16
100,0
12,55±2,60
-
В16+ЦП
78,6
2,36±0,68 р2<0,001
81,6
В16+ЦП+ ЭМГП
58,2 р2<0,05
1,3±0,8 р2<0,05
90,4
В16+ЦП+МЕК
60,0 р2<0,05
1,40±0,60 р2<0,001
88,8
В16+ЦП+vit Е
71,5
3,58±1,30 р2<0,05
76,8
Примечание: р1 -достоверность различий рассчитана по отношению к группе без опухоли.
Клинический анализ крови свидетельствовал о то, что на промежуточном этапе
исследования (табл. 5. и 6), у мышей I гр. (В16) развивались признаки анемии, которая
характеризовалась снижением уровня гемоглобина на 44,4 %, а эритроцитов – на 21 % (р<0,05)
по сравнению животными без опухоли. Проводимая терапия цисплатином увеличивала
значение этих показателей и приводила к развитию лейкопении у мышей II гр. (В16+ЦП):
содержание эритроцитов и гемоглобина снизилось на 17,07 % и 18,9 % (р<0,05) соответственно,
а число лейкоцитов на 39,6 % по отношению к животным I гр. (В16).
Мексидол, ЭМГП и витамин Е не корригировали снижение гемоглобина после введения
ЦП. В группах с вышеназванными антиоксидантами число эритроцитов соответствовало
значениям показателей I и II групп животных, но в то же время у животных, получавших
ЭМГП, число эритроцитов увеличивалось на 29 % (р<0,05), по сравнению с группой с
монотерапией ЦП.
Таблица 5 - Содержание гемоглобина, эритроцитов и тромбоцитов в крови мышей с
меланомой В16 на фоне введения цисплатина, ЭМГП, мексидола и витамина Е (14-е сутки
эксперимента)
Группы
животных
Гемоглобин,
г/л
Эритроциты
( × 1012)
Тромбоциты
( × 109)
118,57±4,60
5,26±0,18
440,00±42,03
В16
66,00±3,77 р1<0,001
4,16±0,24 р1<0,01
458,30±30,04
В16+ЦП
53,50±4,10 р1,2<0,05
3,45±0,20 р1,2<0,05
403,30±49,70
В16+ЦП+ ЭМГП
63,3±3,4 р1<0,05
В16+ЦП+МЕК
В16+ЦП + вит.Е
Интактные
4,45±0,15
р1,3<0,01
435,20±35,50
54,50±3,25 р1,2<0,05
3,68±0,23 р1<0,001
386,70±40,60
54,17±3,71 р1,2<0,05
3,76±0,18 р1<0,001
420,01±36,11
Примечание: р1 рассчитана по отношению к группе здоровых мышей; р2 – к группе I
(В16); р3 – к группе II (В16+ЦП).
14
Таблица 6 - Содержание лейкоцитов у мышей с меланомой В16 на фоне введения ЦП и
антиоксидантов (мексидола, ЭМГП и вит. Е) 14-е сутки
Группы
животных
Лейкоциты
( × 109)
Нейтрофилы
( × 109)
Лимфоциты
( × 109)
Интактные
4,56±0,29
1,32±0,23
2,97±0,23
В16
5,06±0,74
2,49±0,72
2,34±0,32
3,06±0,34 р1,2<0,05
1,21±0,25
1,72±0,19 р1<0,01
В16+ЦП
В16+ЦП+ ЭМГП
4,55±0,25 р3<0,05
1,95±0,25 р1,3<0,05
2,32±0,10 р1<0,01
В16+ЦП +МЕК
4,48±0,26 р3<0,01
1,94±0,15 р3<0,05
2,29±0,15 р1,3<0,05
В16+ЦП + вит.Е
3,18±0,29 р1,2<0,05
1,26±0,17 р2<0,05
1,77±0,21 р1<0,01
Примечание: р1 - рассчитана по отношению к группе здоровых мышей; р2 – к группе I
(В16); р3 – ко II группе (В16+ЦП).
Мексидол и ЭМГП, в отличие от витамина Е, способствовали предупреждению развития
лейкопении после введения цисплатина. Как видно из табл. 6,
число лейкоцитов
восстанавливалось до соответствующего показателя у здоровых животных.
Применение мексидола и ЭМГП приводило к коррекции числа лейкоцитов на 46,4 % и
68,3 % соответственно по отношению к I гр. (с ЦП), но более выраженный эффект был
зарегистрирован у мексидола на фоне введения ЦП. При этом число лимфоцитов увеличилось
на 24,8 % по сравнению с животными II гр. Также увеличивалось число нейтрофилов у
животных в группе с мексидолом более чем на 37 %, чем в группе с терапией ЦП без
антиоксидантов, что соответствовало группе интактных животных. Комбинированная терапия с
ЭМГП позволила увеличить число нейтрофилов более чем на 50 % по сравнению с интактными
животными.
В конце эксперимента у животных I гр. (В16 без лечения) нами выявлена
тромбоцитопения. Аналогичная картина была выявлена и во II гр. В16+ЦП (количество
тромбоцитов снижалось на 32,57 % и 21,43 % соответственно по сравнению с животными без
лечения, р<0,05).
Мексидол и ЭМГП предупреждали развитие тромбоцитопении: количество тромбоцитов
достоверно увеличивалось на 42,71 % и 21,2 % соответственно и не отличалось от показателя
интактных животных.
В конце эксперимента нами зарегистрирована
анемия у мышей I (В16) и II групп
(В16+ЦП): количество гемоглобина и эритроцитов снижалось до 52,83±3,66 г/л и
2,95±0,31 × 1012/л, и 55,57±4,83 г/л и 3,5±0,15 × 1012 /л соответственно. Число лейкоцитов у
15
животных без лечения к этому времени снижалось и отличалось достоверно от уровня
здоровых мышей (3,68±0,33 × 109/л). У мышей II гр. (с мототерапией цисплатином) показатель
количества нейтрофилов находится на том же уровне, что и на 14-е сутки эксперимента, однако
нами выявлено снижение числа лимфоцитов относительно группы интактных животных по
сравнению с животными I гр. (В16). В группах животных с антиоксидантами прослеживалась
тенденция к повышению уровня общего числа лейкоцитов по сравнению с
группой,
получавших ЦП.
В группах с ЭМГП, мексидолом и α-токоферолом содержание лимфоцитов было
достоверно выше, чем во II группе (с монотерапией ЦП).
Морфологический состав клеток костного мозга животных I гр. (с меланомой В16), в
промежуточной точке исследования практически не отличался от этого параметра у интактных
животных. Исключение может составить число моноцитов, которое увеличивалось более чем
на 113 %. У мышей II гр. (с монотерапией ЦП) нами выявлено исчезновение бластных клеток в
костном мозге и снижение числа миелоцитов на 70,67 % по сравнению с животными
I гр.
(В16) (табл. 7). У этих животных в то же время обнаружено увеличение уровня
сегментоядерных нейтрофилов на 161,7 % по сравнению с интактными
сравнению с животными I гр. (В16).
и на 150,5 % по
Нами выявлено также отсутствие базофильных,
оксифильных и резкое снижение числа полихроматофильных нормоцитов на 95,49 % по
отношению к интактным животным при отсутствии различий с группой В16. При лечении
цисплатином нами зарегистрировано достоверное снижение числа моноцитов на 72,3 %, и
лимфоцитов на 78,96 % в костном мозге по сравнению с животными без лечения.
При сочетанном введении ЦП и мексидола количество миелоцитов восстанавливалось до
уровня значения здоровых животных, но значительно выше, на 160,3 % по сравнению со II гр.
(В16+ЦП). Содержание моноцитов соответствовало значению интактного контроля.
У животных, получавших ЭМГП (III гр.) число миелоцитов увеличилось на 228 % ,а
количество палочкоядерных нейтрофилов повысилось на 55 % по сравнению с животными II
гр. (с монотерапией ЦП). Нами также выявлено увеличение числа моноцитов на 121 % (р<0,05)
по сравнению с животными, пролеченными одним ЦП.
16
Таблица 7 -
Клеточный состав костного мозга мышей с
меланомой В16 при
совместном применении цисплатина и антиоксидантов (14-е сутки)
Группы
Интактные
В16
В16+ЦП
В16+ЦП+
ЭМГП
В16+ЦП+
МЕК
В16+ЦП+
вит. Е
Бласты
0,80±0,36
0,50±0,30
-
0,35 ±0,25
0,24±0,24
-
Миелоциты
6,34±1,66
3,27±0,50
1,86±0,37
р1,2<0,05
5,25±0,55
р3<0,01
4,84±0,77
р3<0,01
2,76±0,57
Метамиелоц.
4,74±0,69
3,57±1,10
4,18±1,24
4,95±0,55
5,14±1,13
3,32±0,80
Палочкояд.
нейтрофилы
29,24±4,9
30,07±7,3
24,36±3,1
32,25±2,5
р3<0,05
36,66±6,05
26,68±3,4
Сегментояд.
нейтрофилы
23,28±1,5
24,32±3,9
60,9±3,84
р1,2<0,001
39,2±4,5
р1,2,3<0,05
42,48±6,70
р1,3<0,05
59,00±3,4
р1,2<0,001
Нормоциты
базофильн.
0,72±0,29
0,57±0,22
-
0,18±0,15
0,10±0,10
0,08±0,08
Нормоциты
полихромат.
15,98±1,4
14,1±8,05
0,72±0,54
р1<0,001
2,15±0,25
р1<0,001
1,16±0,35
р1<0,001
0,84±0,25
р1<0,001
Нормоциты
оксифильн.
0,48±0,19
1,50±0,82
-
0,05±0,05
-
-
Моноциты
5,38±0,6
11,50±1,6
р1<0,01
3,18±0,50
р1,2<0,05
5,25±0,8
р2,3<0,05
4,98±1,10
р2<0,05
3,84±1,30
р2<0,05
Лимфоциты
10,9±2,68
7,70±2,54
1,62±0,43
р1,2<0,05
5,14±1,15
р1<0,05
3,60±1,12
р1<0,05
1,80±0,40
р1,2<0,05
Клетки
Примечание: р1 - по отношению к группе здоровых мышей; р2 – к группе I (В16); р3- ко II
группе (В16+ЦП).
В конце эксперимента у животных II гр. (с меланомой В16 без лечения) при определении
клеточного состава костного мозга нами выявлено достоверное снижение числа
сегментоядерных нейтрофилов на 51,4% и увеличение содержания моноцитов на 79,0 % по
сравнению с интактными. Трехкратно увеличилось число миелоцитов по отношению к I гр.
(В16), также отмечается увеличение числа палочкоядерных и сегментоядерных нейтрофилов на
48,0 % и 48,2 % соответственно по сравнению с интактной группой. В красном ростке костного
мозга обнаружено уменьшение числа базофильных нормоцитов на 98,0 % в сравнении с I гр. и
на 95,0 % - с интактными животными. Нами также выявлено снижение числа
полихроматофильных нормоцитов на 49% по сравнению к интактным, причем различия с I гр.
(В16) отсутствуют, кроме того мы не обнаружили оксифильные нормоциты, также в костном
мозге почти на 70,0 % снизилось число лимфоцитов по отношению с животными I гр. (с
опухолями и не получавшими лечения).
17
В группе животных, получавших МЕК, нами зарегистрировано увеличение числа
миелоцитов на 242 %, а также метамиелоцитов – на 170 % по сравнению с I гр. (В16).
В группе животных с ЭМГП (III гр.) выявлено повышение числа миелоцитов в 2,8 раза и
палочкоядерных нейтрофилов на 32,4% соответственно по сравнению с животными II гр. (с
монотерапией ЦП) при отсутствии различий с интактными. При этом число сегментоядерных
нейтрофилов снижалось в 1,5 раза по отношению ко II гр. (В16+ЦП). В группе с ЭМГП, также
увеличивалось содержание моноцитов на 65,1% и лимфоцитов в 3 раза (р<0,05) по отношению
к животным с монотерапией ЦП.
Витамин Е практически не менял картину клеточного состава костного мозга по
сравнению с группой с монотерапией ЦП, исключение может составить незначительное
снижение числа миелоцитов и метамиелоцитов по сравнению с I группой (В16).
Учитывая, что антрациклиновые антибиотики являются едва ли не самыми
востребованными препаратами, используемые в химиотерапии гемобластозов и солидных
злокачественных опухолей (Гершанович М.Л., 2004), нами в исследование был взят один из
представителей антрациклиновых антибиотиков – даунорубицин (ДАР).
Даунорубицин вводили внутрибрюшинно, в дозе 4,0 мг/кг, начиная с 7-х суток, 4 раза
через день. Дозы и режим введения антиоксидантов сохранены. Оценка противоопухолевого
эффекта от сочетанного воздействия ДАР и антиоксидантов позволила установить, что при
данной комбинации препаратов усиление или ослабление темпов роста опухоли нами не было
отмечено (табл. 8).
Таблица 8 - Показатели противоопухолевой эффективности даунорубицина
антиоксидантов на рост первичного опухолевого узла и метастазов карциномы LLC
LLC
LLC+ДАР
LLC+ДАР+
ЭМГП
LLC+ДАР+
МЕК
LLC+ДАР+
вит.Е
ИТРО, %
-
33,5
32,55
28,7
23,2
ИИМ, %
-
24,5
39,2
33,1
21,3
Группа
и
Применение ДАР для лечения мышей с LLC снизило количество легочных метастазов на
24,5%. ИИМ имел тенденцию к росту в группах при совместном применении ДАР с ЭМГП и
мексидолом и на 14,7% и 8,6% превышал аналогичные показатели II группы, где использовался
только один антибиотик. В группе с α-токоферолом среднее число метастазов практически не
отличалось от аналогичных показателей контрольной группы (I гр.).
Морфологический состав крови свидетельствует (табл. 9), что в промежуточной точке
эксперимента у мышей I гр. наблюдались анемия и лейкопения с резко выраженной
лимфопенией.
Введение ДАР усиливало анемию и лейкопению у II гр. (LLC+ДАР) животных:
содержание эритроцитов и гемоглобина снизилось на 58,5% и 38,5% (р<0,001), а содержание
лейкоцитов на 32%, по сравнению с животными I гр. (LLC без лечения). ЭМГП, мексидол и αтокоферол не препятствовали уменьшению числа эритроцитов и гемоглобина в крови после
лечения ДАР, однако ЭМГП и мексидол достоверно увеличивали количество лейкоцитов на
114,16 % (в 2 раза) и 50,8 % соответственно, предупреждая развитие нейтропении.
18
Таблица 9 - Гематологические показатели у мышей с LLC при введении даунорубицина и
антиоксидантов на (14-е сутки)
Группы
животных
Гемоглобин
г/л
Эритроциты
( × 1012)
Лейкоциты
( × 109)
Нейтрофилы
( × 109)
Лимфоциты
( × 109)
143,40±3,10
8,53±0,18
5,84±0,48
1,70±0,21
4,10±0,32
LLC
61,17±1,90
р1<0,05
3,97±0,09
р1<0,05
3,52±0,30
р1<0,05
2,26±0,21
р1>0,05
1,28±0,15
р1<0,05
LLC+ДАР
37,67±2,30
р1,2<0,001
1,65±0,19
р1,2<0,001
2,40±0,35
р1,2<0,05
1,16±0,23
р2<0,01
1,20±0,13
р1<0,001
LLC+ДАР+
ЭМГП
45,25±3,10
р1,2<0,001
4,35±0,15
р1,2<0,001
5,14±0,10
р1,3<0,05
1,95±0,45
р1,3<0,05
2,15±0,14
р1<0,001
LLC+ДАР+
МЕК
36,00±4,70
р1,2<0,001
2,15±0,27
р1,2<0,001
3,62±0,35
р1,3<0,05
2,19±0,34
р3<0,05
1,23±0,08
р1<0,001
LLC+ДАР+
вит. Е
32,83±2,30
р1,2<0,001
2,23±0,40
р1,2<0,01
2,70±0,50
р1<0,001
1,40±0,27
р2,4<0,05
1,19±0,20
р1<0,001
Интактные
Примечание: р1 - по отношению к интактной группе; р2 – к группе I (LLC); р3 – ко II
группе (LLC+ДАР).
К концу эксперимента у животных в I гр. (LLC без лечения) уровень Нв и эритроцитов
снизился на 66,8 % и 56,8 % соответственно по сравнению с интактными животными. Во II гр.
(ДАР в монорежиме) количество Нв не отличалось, а количество эритроцитов было уменьшено
на 54,4 % по сравнению с соответствующими показателями I группы (р<0,05). ЭМГП
способствовал увеличению числа эритроцитов в крови на 158,9 %, мексидол- на 60,8 % и αтокоферол - 46,5 %, (р<0,05) по отношению ко II гр. животных. Однако нужно отметить, что
общий уровень Нв в этих группах не менялся.
В группе с монотерапией ДАР содержание лейкоцитов было достоверно меньше на 38,5 %
по сравнению с I гр. животных (LLC) за счет уменьшения числа лимфоцитов (на 44,4 %). В
группах с ЭМГП и мексидолом содержание лимфоцитов было повышено почти на 166 % и 227
% соответственно по сравнению с I гр. (с монотерапией ДАР). При анализе лейкоцитарной
формулы при введении ЭМГП и мексидола было выявлено увеличение числа лейкоцитов (в
основном за счет роста числа нейтрофилов) по сравнению с аналогичным показателем
интактных животных. Витамин Е (α-токоферол) не препятствовал развитию лимфопении,
индуцированной ДАР.
Содержание тромбоцитов на 14-е сутки во всех группах было без изменений, лишь к 22м суткам отмечалось снижение этого показателя в группе LLC без лечения на 30,98 % по
отношению к интактным. В группах с монотерапией ДАР и в сочетании с антиоксидантами
число тромбоцитов не отличалось от уровня здоровых животных.
Анализ клеток костного мозга животных I гр. (LLC без лечения) в промежуточной точке
эксперимента практически не отличался от такового у интактных животных, за исключением
снижения общего числа лимфоцитов (табл.10).
19
Таблица 10 - Клеточный состав костного мозга мышей с
антиоксидантов с даунорубицином на (14-е сутки)
Группы
Клетки
Интактн.
Бласты
Миелоциты
LLC при применении
LLC
LLC+ДАР
LLC+ДАР
+ ЭМГП
LLC+ДАР
+МЕК
LLC+ДАР
+вит.Е
0,10±0,06
0,80±0,20
0,30±0,20
0,6±0,2
0,8±0,3
-
6,00±2,30
7,00±1,40
0,50±0,10
0,90±0,20
30,50±3,5
36,50±4,8
23,40±2,1
23,20±2,6
0,90±0,30
23,60±3,7
19,00±3,8
10,2±1,8
р2<0,05
4,5±0,3
р1,2<0,001
45,5±3,4
р1,3<0,05
22,9±4,3
р3<0,05
0,9±0,1
р3<0,05
15,4±3,2
р1,2<0,05
13,8±3,3
р2<0,05
6,80±0,90
р1,2<0,01
40,4±4,6
р3<0,05
20,70±4,20
р3<0,05
0,30±0,20
р1<0,05
8,2±4,1
р1,2<0,05
19,9±4,1
р2<0,05
6,30±1,10
р1,2<0,01
49,9±4,3
р1<0,05
12,80±2,60
р1,2<0,05
1,60±0,30
17,4±2,3
р1,2<0,05
6,50±0,60
р1,2<0,001
57,2±4,5
р1,2<0,05
9,6±1,9
р1,2<0,01
0,20±0,10
р1<0,01
3,0±0,6
р1,2<0,01
0,50±0,20
0,10±0,10
-
0,25±0,09
0,16±0,16
-
Моноциты
4,90±0,50
8,20±2,00
3,20±1,20
5,5±0,4
3,50±0,60
р2<0,05
3,80±1,30
Лимфоциты
6,50±1,90
2,20±0,30
р1<0,05
0,80±0,50
р1<0,05
5,3±1,2
3,40±1,00
1,80±0,20
р1<0,05
Метамиелоциты
Палочкоядер.
нейтрофилы
Сегментояд.
нейтрофилы
Нормоциты
базофильные
Нормоциты
полихромат.
Нормоциты
оксифильные
3,10±0,20
р1,2<0,05
Примечание: р1 - по отношению к интактной группе; р2 – к I группе (LLC); р3 – ко II
группе (LLC+ДАР).
У мышей со II гр. (с монотерапией ДАР) в этот же период нами выявлено увеличение
числа палочкоядерных нейтрофилов, миелоцитов в 2,5 раза, метамиелоцитов в 7,27 раза и в 1,57
раза при одновременном снижении числа сегментоядерных нейтрофилов в 2,4 раза по
сравнению животными I гр. Однако нами обнаружено снижение числа базофильных
нормоцитов более чем в 6 раз, числа лимфоцитов - более чем в 7 раз по сравнению с
интактными мышами.
В группах с сочетанным введением ДАР с ЭМГП и мексидолом отмечалось достоверное
снижение количества палочкоядерных нейтрофилов до уровня животных I гр. (не получавших
лечения), с одновременным увеличением количества сегментоядерных нейтрофилов
приблизительно в 2 раза по сравнению с животными, получавшими только ДАР. Отмечалась
тенденция к росту количества базофильных и полихроматофильных нормоцитов.
Существенных различий в группах животных, получавших ДАР с витамином Е, как и при
введении в монорежиме.
К концу эксперимента в клеточном составе костного мозга животных I гр. (LLC без
лечения) отличалось от интактного достоверным снижением числа лимфоцитов более чем в 3
раза.
20
Во II группе животных, получавших монотерапию ДАР, регистрировалось увеличение
числа метамиелоцитов с одновременным уменьшением количества базофильных нормоцитов в
3,2 раза по отношению к интактным, а также снижение числа полихроматофильных
нормоцитов в 2,7 раза по сравнению с I группой. ЭМГП способствовал увеличению числа
полихроматофильных нормоцитов в 2,25 раза, мексидол – число базофильных нормоцитов в 1,7
раза по сравнению с группой с монотерапией ДАР. При введении ЭМГП достоверно
увеличивалось и количество лимфоцитов почти в 3 раза по сравнению с I группой и не
отличалось от интактной группы и животными, пролеченными одним ДАР. Препарат
сравнения α-токоферол не корригировал изменения в клеточном составе костного мозга.
2. Изучение характера и причин выраженности кардиотоксических свойств
антрациклиновых антибиотиков. Фармакологическая коррекция антиоксидантами
кардиотоксичности противоопухолевых антибиотиков
Модель токсической миокардиопатии воспроизводили по методу Смирнова О.Н., путем
однократного внутрибрюшинного введения аутбредным крысам доксорубицина в дозе 7,5
мг/кг (Смирнов О.Н., 2000). Антиоксиданты, мексидол и ЭМГП вводили в дозах 50 мг/кг
внутримышечно, в течение 10 дней, начиная со дня введения цитостатика, α-токоферол
вводили в том же режиме в дозе 50 мг/кг внутримышечно. Внутрибрюшинное однократное
введение доксорубицина в дозе 7,5 мг/кг аутбредным крысам массой 200-220 г приводило к
достоверному снижению частоты сердечных сокращений (ЧСС) на 11-е сутки с 396,6±4,4 до
363,5±5,8 в 1 минуту (на 8,4% в сравнении с интактными, р <0,01) (табл. 11).
Таблица 11 - Показатели частоты сердечных сокращений у крыс при введении
доксорубицина и антиоксидантов
Экспериментальные группы
Интактные
I-Доксорубицин (контроль)
II-Доксорубицин + мексидол
III -Доксорубицин + ЭМГП
IV-Доксорубицин + α-токоферол
ЧСС в 1 минуту (M±m)
%
396,6±4,4
363,5±5,8
р1<0,01
395,0±5,0
р2<0,05
395,9±5,4
р2<0,05
392,1±9,7
-8,4
-0,1
9,3
-0,08 +9,6
-1,1 +7,3
Примечание: р1 рассчитана к интактной группе; р2 – к контролю (с доксорубицином).
Введение мексидола (II группа) и ЭМГП (III группа) снимало развитие брадикардии, при
этом ЧСС достоверно увеличивается примерно на 10 % по сравнению с контролем.
В группе с α-токоферолом ЧСС увеличилась на 7,3 %, но недостоверно по отношению к
группе с одним доксорубицином.
Лечение доксорубицином вызывало достоверное увеличение дисперсии QT (QTd) на 141
% по отношению к интактным, (р<0,001) и дисперсии QT, корригированной по ЧСС (QTdc) на
139 % по отношению к интактным, (р<0,001) (табл. 12).
На фоне сочетанного введения доксорубицина и мексидола отмечается достоверное
снижение QTd и QTdc на 44% по сравнению с контролем- монотерапия с ДОК (табл. 12).
Мексидол достоверно снижает QTd и QTdc на 35% по отношению к контролю (р<0,05).
21
Комбинированное использование в терапии ДОК и ЭМГП позволило достоверно снизить
QTd на 41% (р<0,05), по сравнению с контролем и уменьшение QTdc на 46,5% (р<0,01).
Витамин Е (α-токоферол) в данном сочетании не вызывал ограничение роста QTd и QTdc.
Таблица 12 - Показатели дисперсии интервала QT (QTd) и QT, корригированной по ЧСС
(QTdc), на фоне лечения ДОК и антиоксидантов
Экспериментальные
группы
Интактные
I-Доксорубицин (контр.)
II -Доксорубицин + МЕК
III-Доксорубицин +ЭМГП
IV-Доксорубицин+вит.Е
QTd, мс M±m
11,7±0,9
28,3±3,0 р1<0,001
16,0 ±2,4 р2<0,05
12,2 ±3,0 р1,2<0,05
20,0 ±3,6 р1<0,01
%
QTdc M±m
%
+141
+36,0 -43,5
+43,0 -56,9
+70,0 -29,3
0,9±0,07
2,1±0,1 р1<0,001
1,2 ±0,1 р2<0,01
0,98 ±0,04р2<0,01
1,6 ±0,2 р1<0,01
+139
+33,3 -44,2
+8,8 -54,42
+83,3 -23,2
Примечание: достоверность различий р1 рассчитана к интактной группе; р2 – к контролю
(с доксорубицином).
В данном исследовании наиболее эффективная комбинация для ограничения роста
дисперсии интервала QT и QT, корригированной по ЧСС, являлась ДОК+ мексидол и ДОК+
ЭМГП. В промежуточной точке эксперимента после однократного введения доксорубицина
нами отмечен достоверный рост уровня МДА в миокарде более чем на 90% по отношению к
интактным, а содержание Fe-МДА при этом увеличивается на 61,9 % (табл. 13).
Таблица 13 - Отдельные показатели ПОЛ в миокарде, уровня МДА, Fe-МДА у
экспериментальных животных (белых крыс) при сочетанном введении ДОР и антиоксидантов
Экспериментальные
группы
Интактные
I -Доксорубицин (контр.)
II- Доксорубицин + МЕК
III-Доксорубицин+ЭМГП
IV-Доксорубицин+вит.Е
МДА ммоль/л
Fe-МДА
M±m
ммоль/л M±m
9,25±0,66
13,36±0,64
17,80±2,50 р1<0,01
21,63±2,06 р1<0,01
10,68±0,84 р2<0,05 10,84±0,66 р1<0,05 р2<0,01
9,12±0,12 р2<0,01
11,22±0,85 р1,2<0,001
14,15±0,84 р1<0,01
21,80±1,02 р1<0,001
Каталаза
мкКат/л M±m
0,42±0,01
0,39±0,02
0,39±0,02
0,415±0,01р1<0,05
0,37±0,04
Примечание: достоверность различий р1 рассчитана к интактной группе; р2 – к контролю
(с доксорубицином).
Нами выявлено снижение уровня МДА в миокарде экспериментальных животных,
получавших мексидол на 40 %, по отношению к контролю. Достоверно снижается и
концентрация Fe-МДА – на 50 % по сравнению с контролем. Второй изученный нами
антиоксидант ЭМГП также достоверно снижает уровни МДА и Fe-МДА в среднем на 52,4 % и
57,2 % соответственно в сравнении с контролем и на 31,7 % от уровня интактных животных
(р<0,01 и р<0,001).
22
Введении ЭМГП понижает активность каталазы на 12 % по сравнению с интактными
животными (р<0,05) и находится на уровне контроля. В остальных экспериментальных группах
активность каталазы находится на уровне интактных животных и контроля.
У экспериментальных животных, которым вводили ДАР (даунорубицин) и ДОР
(доксорубицин) при раздельном и комбинированном применении с антиоксидантами,
зарегистрировано увеличение МДА и Fe-МДА в экстракте печени. Наиболее высокие
показатели были обнаружены при воздействии ДОР. Значение МДА было повышено на 63 % и
Fe-МДА - на 32 %. Увеличение содержания продуктов ПОЛ в экстракте печени животных,
получавших противоопухолевые антибиотики, свидетельствует о том, что на фоне применения
цитостатиков происходит активация процессов ПОЛ.
3. Оценка терапевтической эффективности совместного применения антрациклиновых
антибиотиков и антиоксидантов
Доксорубицин вводили в дозе 4 мг/кг дважды с интервалом между введениями 120 часов,
начиная химиотерапию с 7-х суток после перевивки штамма LLC мышам линии C57Bl/6.
Антиоксиданты вводили в дозах, описанных выше, в течение 14-ти дней.
Изучение сочетанного воздействия ДОР с антиоксидантами на темпы роста первичного
опухолевого узла LLC показало, что темпы роста опухоли не отличались от таковых
показателей в группе с введением ДОР в монорежиме (табл. 14).
Применение ДОР (II гр.) не привело к статистически значимому снижению количества
легочных метастазов, частоты метастазирования, но снизило степень метастатического
поражения легких (табл. 14).
Таблица 14. Показатели
исследуемыми антиоксидантами
противопухолевой
эффективности
доксорубицина
% животных с 0-5 степенью
поражения легких
0 1
2
3
4
5
ТРО
Среднее число
метаст.
-
95,7 ±8,2
-
-
-
20,0
13,3
66,7
-
II- LC+ДOР
33,5
75,2 ±15,1
-
-
-
50,0
25,0
25,0
21,3
III- LLC+ДOР+МЕК
30,1
61,8 ±14,5 р1 <0,05
-
-
33,0
16,6
33,3
16,6
35,4
IV-LLC+ДOР+ЭМГП
28,8
60,0 ±12,1
-
-
26,5
23,5
37,3
11,7
39,2
V- LLC+ДOР+α-ТОК
23,2
95,3 ±11,2
-
-
-
16,6
33,3
50,0
0,4
Группа
I- LLC
с
ИИМ
%
Примечание: р1 -достоверность различий рассчитана по отношению к группе LLC.
При комбинированном введении ДОР и мексидола среднее число метастазов было
минимальным по сравнению с другими экспериментальными группами животных. Процент
животных с высокой степенью поражения легких метастазами составил 11,7 % и,
следовательно, масса легких соответствовала минимальным значениям. Индекс ингибирования
метастазирования составил 39,2 %. При совместном применении антибиотика с ЭМГП
отмечалось только снижение числа животных с высокой степенью поражения легких
метастазами и снижение массы легких.
При сочетанном введении ДОР и α-токоферола среднее число метастазов в легких и
степень метастатического поражения легких не отличались от соответствующих значений,
имеющих место в группе животных, получавших антибиотик в монорежиме.
23
Из всех используемых антиоксидантов, лишь мексидол в комбинации с доксорубицином
показал наиболее высокие показатели антиметастатической активности.
Изучение противоопухолевой и антиметастатической активности даунорубицина при
раздельном и сочетанном применении с антиоксидантами выполнялось на животных (мышах) с
перевивной опухолью LLC. В каждую группу включалось по 7-11 голов мышей.
Продолжительность эксперимента составляла 22 дня. Начиная с 7-х суток, через день вводили
даунорубицин (ДАР) в дозе 4,0 мг/кг вводили внутрибрюшинно, четырехкратно. Дозы и режим
введения антиоксидантов сохранены.
Сравнительный анализ противоопухолевого эффекта от сочетанного воздействия ДАР и
антиоксидантов показал, что в III группе, где антибиотик применялся совместно с мексидолом,
достоверно (р<0,001) уменьшалась масса первичной опухоли, и она была минимальной по
сравнению со значениями масс опухоли во всех экспериментальных группах. Результаты
исследований представлены в табл. 15.
Различия в массе опухоли, по сравнению с I и II группами отмечались и в IV группе
экспериментальных животных, которые получали даунорубицин и ЭМГП. В V группе,
препарат сравнения α-токоферол и даунорубицин при совместном применении не оказывали
существенного влияния на темпы роста первичного опухолевого узла LLC, и масса опухоли не
отличалась от такового показателя II группы (LLC+ДАР).
Применение ДАР в монорежиме позволило снизить количество легочных метастазов на
53,5 %, частота метастазирования наблюдалась у 80 % животных, а степень метастатического
поражения легких характеризовалась отсутствием поражения легочной ткани 5-степени, для
которой характерно формирование метастатических узлов, слившихся в единый опухолевый
узел, в результате чего поражена целая доля легкого. ИИМ в группах при совместном
применении ДАР с мексидолом и ЭМГП установлен на уровне 71,2 и 60,6 % соответственно. В
группе с витамином Е среднее число метастазов, степень метастатического поражения легких и
ИИМ соответствовала аналогичным показателям контрольной группы II гр. (табл. 15).
Таблица 15
антиоксидантов
Группа
I-LLC
II-LLC+ДАР
III-LLC+ДАР+
МЕК
IV-LLC+ДАР+
ЭМГП
V-LLC+ДАР+
α-ТОК
-
Показатели
противоопухолевой
0
-
-
59,3
21,8±10,5
р1 <0,05
-
51,4
17,5 ±10,3
34,0
39,3±11,2
41,9
даунорубицина
% животных с 0-5 степенью
поражения легких
1
2
3
4
5
Среднее
число
метастаз.
75,7 ±7,2
35,2±11,1
ТРО
эффективности
и
ИИМ,
%
50,0
20,0
25,0
13,3
25,0
66,7
-
-
33,3
66,6
-
-
-
-
54,3
45,7
-
-
-
75,5 р1<0,05
-
-
50,0
33,3
16,6
-
48,4
53,5 р1 <0,05
71,2
р1<0,05
Примечание: р1 -достоверность различий рассчитана по отношению к I группе (LLC).
Таким образом, у экспериментальных животных, показатели темпа роста первичного
опухолевого узла при введении ДАР совместно с мексидолом и ЭМГП снижались, а с αтокоферолом ИТР опухоли практически не отличался от аналогичного показателя II группы
(LLC+ДАР). ИИМ карциномы LLC в легкие мышей при лечении ДАР совместно с ЭМГП и
мексидолом оказался увеличенным на 7-18 %. При сочетанном использовании ДАР и αтокоферола ИИМ соответствовал показателю II группы.
Изучение противоопухолевой и антиметастатической эффективности третьего, взятого
нами в исследования антибиотика – карубицина (КБ), при совместном и раздельном
24
применении также проводилось на мышах с перевивной опухолью LLC. В каждую группу
включалось по 7-10 голов мышей, карубицин вводили внутрибрюшинно в дозе 2,0 мг/кг,
начиная с 7-х суток, 3-х кратно, 1 раз в 5 дней. Антиоксиданты вводили по ранее приведенной
схеме. Продолжительность эксперимента составляла 22 дня.
При определении темпа роста первичной опухоли (табл. 16) нами установлено, что во всех
опытных группах мышей, получавших карубицин, средняя масса опухоли статистически
достоверно снижена, (р<0,001) по сравнению с I-ой контрольной группой. Фармакологический
эффект при применении карубицина был значительно более выражен, по сравнению с
даунорубицином и доксорубицином. Статистически значимых различий в темпах роста и
конечной массе опухоли на 22 сутки эксперимента в опытных группах с использованием
антиоксидантов не наблюдалось.
Применение КБ (II гр.) позволило снизить количество легочных метастазов на 57,5 %,
частота метастазирования наблюдалась у 60 % животных, а степень метастатического
поражения легких характеризовалась отсутствием поражения легочной ткани 3 и 4 степени, для
которой характерно формирование слившихся метастатических колоний в один опухолевый
узел с поражением целой доли легкого (табл. 16).
Таблица 16
антиоксидантов
Группа
I-LLC
II-LLC+КБ
-
Показатели
ТРО
противоопухолевой
Среднее
число метастазов
эффективности
карубицина
% животных с 0-5 степ.
поражения легких
0
1
2
- 20,0 10,0
-
65,7 ±5,2
67,3
28,2±8,1 р1<0,05
-
50,0 10,0
3
4
30,0 40,0
5
ИИМ,
%
-
57,5 р1 <0,05
III-LLC+КБ+МЕК
71,3
IV-LLC+КБ+ ЭМГП 72,9
19,8±9,5 р1 <0,05
-
40,0 60,0
-
-
-
71,2 р1<0,05
20,0 ±5,2 р1 <0,05
- 60,0 40,0
-
-
-
75,5 р1<0,05
V-LLC+КБ+α-ТОК
20,8±6,2 р1 <0,05
-
-
68,4 р1<0,05
71,0
50,0 50,0
и
Примечание: р1 -достоверность различий рассчитана по отношению к I группе (LLC)
ИИМ в группах при совместном применении КБ с мексидолом и ЭМГП установлен на
уровне 71,2 и 75,5 % соответственно. В группе с α-токоферолом среднее число метастазов,
степень метастатического поражения легких и ИИМ практически не отличались от
аналогичных показателей III и IV групп. Таким образом, у экспериментальных животных
показатели темпа роста первичного опухолевого узла при введении КБ совместно с
мексидолом, ЭМГП и α-токоферолом были снижены. ИИМ карциномы LLC в легкие мышей
при лечении КБ совместно с ЭМГП, мексидолом и α-токоферолом увеличивался на 9,1-13,7 %.
ВЫВОДЫ
1. ЭМГП и мексидол обладают различной степенью выраженности миелопротекторной
активности, которая определяется выбором используемого цитостатика.
2. Изученные антиоксиданты снижают миелотоксичность циклофосфамида, цисплатина
и даунорубицина, при этом снижается повреждение ростков кроветворения как
гранулоцитарного, так и эритроцидного, кроме того, уменьшается выраженность нейтропении и
лимфоцитопении, устраняется тромбоцитопенический эффект ЦФ.
3. Мексидол и ЭМГП оказывают кардиопротекторное действие при введении
антрациклиновых антибиотиков, замедляют
рост дисперсий интервалов QT и QT,
25
корригированной по ЧСС, корригируя процессы ПОЛ в сердце и печени экспериментальных
животных.
4. Наибольший ингибирующий эффект на монооксигеназы печени оказывал
доксорубицин. По степени выраженности эффекта антрациклиновые антибиотики следует
расположить в следующем порядке: доксорубицин >даунорубицин > карубицин.
5. Изученные антиоксиданты не снижают противоопухолевый эффект циклофосфамида,
цисплатина, доксорубицина и карубицина, а мексидол и ЭМГП усиливают терапевтическую
эффективность противоопухолевого антибиотика-даунорубицина в отношении роста первичной
опухоли.
6. При сочетанном введении антиоксидантов с алкилирующими цитостатиками и
противоопухолевыми антибиотиками антиметастатический эффект последних повышается.
7.
Из всех изученных антиоксидантов наиболее значимые показатели гема- и
кардиопротекторных свойств обнаружены у мексидола. Этот препарат в большей степени
повышал антиметастатическую эффективность антрациклиновых антибиотиков.
Практические рекомендации
1. Результаты выполненных исследований могут служить обоснованием для проведения
испытаний в клинической практике онкологов. Применение изученных антиоксидантов в
качестве модификаторов биологических реакций при проведении противоопухолевой терапии с
целью выбора оптимального химиотерапевтического лечения онкологических больных и
повышения качества их жизни.
2. При проведении химиотерапии совместно с препаратами, модифицирующими
активность монооксигеназ печени для лечения онкологических больных, осуществлять
постоянный контроль за функциональным состоянием ферментов печени.
3. Данные, полученные при проведении экспериментальных исследований, расширяют
представление о фармакодинамике антиоксидантных средств (ЭМГП, мексидола и витамина
Е), могут быть включены в программы по клинической фармакологии, патофизиологии и
онкологии при подготовке специалистов медицинских ВУЗов, а также для врачей-онкологов.
Выражаю искреннюю, глубокую благодарность и признательность за поддержку,
критические замечания и конструктивные предложения моему научному руководителю
доктору мед. наук Надежде Ивановне Микуляк.
Список работ, опубликованных по теме диссертации
1. Миннигалеева, С.Д. Изучение отдельных показателей перекисного окисления липидов
у экспериментальных животных при воздействии антрациклиновых антибиотиков и
антиоксидантов/ Н.И. Микуляк, А.И.Микуляк, О.П. Петрушова // II Международная научнопрактическая конференция «Современные проблемы отечественной медико-биологической и
фармацевтической промышленности», г. Пенза. - 2012.- С.95-100.
2. Миннигалеева, С.Д. Показатели антиметастатической эффективности применения
цисплатина и антиоксидантов/ Н.И. Микуляк // II Международная научно-практическая
конференция
«Современные
проблемы
отечественной
медико-биологической
и
фармацевтической промышленности», г. Пенза. - 2012. - С. 85-90.
3.
Миннигалеева,
С.Д.
Фармакологическая
коррекция
антиоксидантами
кардиотоксичности противоопухолевых антибиотиков/ Н.И. Микуляк, А.И.Микуляк, О.П.
Петрушова //II Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы
отечественной медико-биологической и фармацевтической промышленности», г. Пенза. - 2012.
- С. 90-95.
4. Миннигалеева, С.Д. Изучение
влияния антиоксидантов на терапевтическую
эффективность циклофосфамида /Н.И. Микуляк, А.С Кинзирский А.И.Микуляк// Электронный
научно-образовательный вестник Здоровье и образование в XXI веке. – 2012. - Т.14. №3. - С.
11-12.
26
5. Миннигалеева, С.Д. Изучение влияния антиоксидантов на гематологическую
токсичность циклофосфамида/ Н.И. Микуляк, А.С Кинзирский, А.И. Микуляк// Электронный
научно-образовательный вестник Здоровье и образование в XXI веке - 2012. - Т.14. №3. - С. 34.
6. Миннигалеева, С.Д. Изучение характера и причин выраженности кардиотоксических
свойств антрациклиновых антибиотиков/ Н.И. Микуляк, Р.Р. Магдеев, А.И. Микуляк//
Международный конгресс «Здоровье и медицина в ХХI веке». г. Москва. - 2013. - Т.15. №1-4. С. 382-384.
7. Миннигалеева, С.Д. Изучение противоопухолевой и антиметастатической активности
цитостатиков в условиях токсической гепатопатии при раздельном и сочетанном применении с
антиоксидантами/ Н.И. Микуляк, Р.Р. Магдеев, А.И. Микуляк, А.С Кинзирский // Журнал
научных статей Здоровье и образование в XXI веке – 2013. - Т.15. №1-4. - С. 379-381.
8. Миннигалеева, С.Д. Изучение биохимических критериев токсического поражения
печени/ Н.И. Микуляк, Р.Р.Магдеев, А.И.Микуляк, Ю.А. Кинзирская, О.П. Петрушова// Журнал
научных статей Здоровье и образование в XXI веке. - 2013. - Т.15. №1-4. -С. 184-186.
9. Миннигалеева, С.Д. Исследование продуктов метаболической активации на модели
токсического поражения печени/ Н.И. Микуляк, Р.Р.Магдеев, А.И.Микуляк, О.П. Петрушова //
III Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы отечественной
медико-биологической и фармацевтической промышленности», г. Пенза. - 2013. - С.85-90.
10. Миннигалеева, С.Д. Изучение роли гепатотоксических реакций на течение и прогноз
злокачественных образований/ Р.Р.Магдеев, Н.И. Микуляк, А.И.Микуляк// III Международная
научно-практическая конференция «Современные проблемы отечественной медикобиологической и фармацевтической промышленности», г. Пенза. - 2013. - С. 105-110.
11. Миннигалеева, С.Д. Возможности снижения кардиотоксических эффектов
антрациклиновых антибиотиков антиоксидантами/ Р.Р.Магдеев, Н.И. Микуляк, А.И.Микуляк //
III Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы отечественной
медико-биологической и фармацевтической промышленности», г. Пенза. - 2013. - С. 110-115.
12. Миннигалеева, С.Д. Коррекция этилметилгидрооксипиридина гемисукцинатом
физиологических и электрофизиологических показателей кардиогемодинамики у животных на
фоне токсической кардиопатии/ Микуляк Н.И., Агарвал Р.К., Гусева Г.В., Микуляк А.И. //
Вестник «Здоровье и медицина в ХХI веке». г. Москва. – 2015. - Т.17. №6. С 40-43
13. Миннигалеева,
С.Д.
Обоснование
антиоксидантной
коррекции
этилметилгидрооксипиридина гемисукцинатом гематологических свойств цитостатических
препаратов у животных с перевивными опухолями/ Микуляк Н.И., Гусева Г.В., Петрушова
О.П. // Вестник «Здоровье и медицина в ХХI веке». г. Москва. – 2015. - Т.17. №7. С 120-124
14. Миннигалеева, С.Д. Оценка терапевтической эффективности совместного
применения некоторых антрациклиновых антибиотиков и антиоксидантов/ P.P. Магдеев,
Н.И. Микуляк, А.С. Кинзирский, А.И. Микуляк, О.О. Соломанина // Известие высших
учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. 2014. №2(30). С. 23-33
15. Миннигалеева, С.Д. Оценка влияния карубицина при раздельном и
сочетанном применении с пробуколом, мексидолом, α - токоферолом на рост первичного
опухолевого узла и метастазирование карциномы легких Льюис/ Н.И. Микуляк, P.P.
Магдеев, А.И. Микуляк, Л.В. Ионичева// Фундаментальные исследования. 2014,- №7
(часть 4). С.748-752
16. Миннигалеева, С.Д. Анализ миелопротекторной активности антиоксидантов в
условиях экспериментального цитостатического повреждения при карциноме легких
Льюис Н.И. / Микуляк, P.P. Магдеев, А.И. Микуляк, Л.В. Ионичева// Известия высших
учебных заведений. По волжский регион. Медицинские науки. - 2014. - № 3 (31). - С. 4959.
17. Миннигалеева, С.Д. Гемограмма мышей с меланомой В16 на фоне введения
цисплатина и антиоксидантов в динамике / Агейкин А.В., Микуляк Н.И., Гусева Г.В.// Вестник
ПГУ- 2015. - № 1. - С. 53-61.
Подписано в печать: 22.09.2015
Тираж: 100 экз. Заказ № 949
Отпечатано в РИО МГМСУ
127473, г. Москва, ул. Делегатская, д. 20, стр. 1.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
12
Размер файла
268 Кб
Теги
204892
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа