close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

9433.История производства и применения в народном хозяйстве СССР электронновычислительной техники в 50-80е гг

код для вставкиСкачать
Известия
Izvestia
Пензенского государственного
педагогического университета
Penzenskogo gosudarstvennogo
pedagogicheskogo universiteta
имени В. Г. Белинского
imeni V. G. Belinskogo
Гуманитарные науки
humanities
№ 15 (19) 2010
№ 15 (19) 2010
УДК 681.14/32.97
ИСТОРИЯ ПРОИЗВОДСТВА И ПРИМЕНЕНИЯ В НАРОДНОМ ХОЗЯЙСТВЕ СССР
ЭЛЕКТРОННО-ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ В 50–80-е гг. XX в.
© А. А. Гарынов
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского,
кафедра отечественной истории и методики преподавания истории
e-mail: g.a.a._@mail.ru
Гарынов А. А. – История производства и применения в народном хозяйстве СССР электронно-вычислительной техники в 50–80-е гг. ХХ в. // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2010. № 15 (19). С. 75–84. – В статье
рассматривается процесс становления и развития производства электронно-вычислительной техники, а также ее
применение в народном хозяйстве. На основе материалов Государственного Архива Пензенской Области доказываются общие тенденции присущие развитию данной отрасли промышленности на примере Пензенской области.
Ключевые слова: научно-техническая революция, электронно-вычислительная техника, производство в Пензенской области.
Garynov A. A. – History of manufacture and application in a national economy of the USSR of the computer technics in 50–80 years ХХ century// Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V. G. Belinskogo. 2010. № 15 (19). P. 75–84. –
In article process of formation and development of manufacture of the computer techniques, and also its application
in a national economy is considered. On the basis of materials of the State Archive of the Penza region the general tendencies
inherent in development of the given industry on an example of the Penza region are proved.
Keywords: scientific and technical revolution, computer techniques, manufacture in the Penza region.
Происходившие, после окончания второй мировой войны, в экономике западных стран научнотехнические изменения были своевременно замечены
советскими учеными и идеологами. Их внимательно
изучали и стремились использовать в экономической
практике. Однако социальные, институциональные и
организационные перемены, необходимые для того,
чтобы обеспечить эффективное функционирование
новых производительных сил, руководством СССР
блокировались как несоответствующие марксистсколенинскому учению.
Существенный разрыв между наукой и производством в СССР породил серьезные проблемы.
Советские ученые были авторами многочисленных
фундаментальных открытий, важных изобретений,
создателями образцов приборов и машин, пользовавшихся всемирным признанием и находивших практическое применение в экономике развитых западных
стран. Однако слабое знакомство советских ученых с
потребностями и возможностями отечественной экономики приводило к тому, что многие их достижения
годами не находили практического применения в родной стране. В лучшем случае в серию шел значительно
ухудшенный вариант опытных образцов.
Создание и использование Электронно-Вычислительной Машины дало толчок к дальнейшему
увеличению материального производства. Применение ЭВМ в производственных процессах привело, в
сочетании с другими факторами, к глобальным изменениям не только в экономической, но и социальной
сфере жизнедеятельности общества. В Западной науке последствия использования ЭВМ были обобщены в теории постиндустриального развития. В СССР
была сформулирована теория «научно-технической
революции» не выходившая за рамки официальной
идеологии, считалось, что социалистическое общество
способно осуществить НТР гораздо успешнее, чем развитые западные страны.
После создания в США в 1945 г. первой программируемой электронно-вычислительной машины ENIAC в ряде ведомств СССР была развернута
аналогичная работа. В 1948 г. Исаак Семенович Брук
(1902–1974 гг.) и Башир Искандарович Рамеев
(1918–1994 гг.) из Энергетического института Академии Наук СССР получили авторское свидетельство
на изобретение «Автоматической цифровой электронной машины» [10. С. 58.]. Но реализовать проект
они не смогли. Для решения проблемы 16 июля 1948 г.
постановлением Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР предусматривалось создание
Института точной механики и вычислительной техники (ИТМ и ВТ) АН СССР, которому поручалось
75
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ èì. Â. Ã. Áåëèíñêîãî
создание первой ЭВМ в стране. А 17 декабря 1948 г.
И. В. Сталин подписал постановление Правительства
об образовании в Москве СКБ-245 при Министерстве Машиностроения и приборостроения СССР. Оно
вошло в научно-производственное объединение из
трех предприятий – Научно Исследовательский Институт Счетных Машин, СКБ-245 и Московский завод
Счетно-Аналитических Машин. Новообразованные
организации стали разрабатывать и обеспечивать изготовление средств вычислительной техники для систем
управления оборонными объектами [1. С. 89.]. Однако
первая советская действующая ЭВМ была создана не
ими, а коллективом киевских ученых Института математики АН Украины под руководством Сергея Александровича Лебедева (1902–1974 гг.) в 1951 г.
Большое значение имело использование опыта
американцев и англичан в области вычислительной
техники. Создатели советских ЭВМ располагали достаточно полной литературой на английском языке.
Но литература по теме на русском языке еще не существовала[2. С. 214.].
Проект С. А. Лебедева поддерживал и продвигал академик М. А. Лаврентьев. Благодаря его помощи
в Феофании (под Киевом) на территории монастыря
было найдено помещение. Там собрали установку,
которая потом получила название МЭСМ-1 (малая
электронно-счетная машина). Это был электронный
вычислитель, современный по тем временам, но сделанный кустарно и требовавший очень больших усилий для наладки.
Лебедев использовал опыт МЭСМ-1 для создания других своих ЭВМ серии БЭСМ, работы над
которыми он проводил в ИТМ и ВТ, здесь он начал
работать по совместительству еще в 1950 г. по приглашению все того же М. А. Лаврентьева. Началась работа по созданию Быстродействующих Электронных
Счетных Машин. Они уже не уступали ЭВМ первого
поколения, представленными на Западе американскими ENIAC.
Параллельно в СКБ-245 Б. И. Рамеев составил проект ламповой электронной машины, который одобрили, а он стал заместителем главного
конструктора Ю. Я. Базилевского по созданию ЭВМ
«Стрела» [10. С. 158.].
В Энергетическом институте АН СССР в лаборатории электросистем, которую возглавлял
И. С. Брук, в полулегальном положении ее честолюбивый руководитель создавал свою ЭВМ. И. С. Брук
первым выдвинул и осуществил идею создания малых
вычислительных машин для использования в научных
лабораториях. Под его руководством в 1950–1951 гг.
была создана первая вРСФСР малая цифровая электронная вычислительная машина с хранимой в памяти
программой M-I, содержащая 730 электронных ламп.
Запущенная в опытную эксплуатацию в начале 1952 г.,
она оказалась единственной в РСФСР действующей
ЭВМ. Главным конструктором М-I был выпускник
Московского Энергетического Института Николай
Яковлевич Матюхин. Таким образом, в 1952 г. в СССР
было две действующих ЭВМ: в Киеве – МЭСМ, и в
76
Ãóìàíèòàðíûå íàóêè
¹ 15 (19) 2010 ã.
Москве – М-I. На этих машинах осуществлялось решение важнейшие научно – технические задачи из области термоядерных процессов (Я. Б. Зельдович), космических полетов и ракетной техники (М. В. Келдыш,
А. А. Дородницын, А. А. Ляпунов), дальних линий
электропередач (С. А. Лебедев), механики (Г. Н. Савин), статистического контроля качества (Г. E. Гнеденко) и др. [7. С 67–71].
В 1953 г. были сданы в эксплуатацию БЭСМ и
«Стрела», но лишь последняя была рекомендована в
промышленное производство. БЭСМ содержала 5 тысяч электронных ламп, имела блочную конструкцию и
имела быстродействие в 2 тысячи операций в секунду.
Скорость «Стрелы» также ровнялась 2 тысячи операций в секунду. В 1955 г. ИТМ и ВТ ввел усовершенствования в БЭСМ повысившие её быстродействие до
8000 операций в секунду. В кратчайшие сроки (менее
года) Московский завод счетно-аналитических машин
обеспечил выпуск первых экземпляров ЭВМ «Стрела» (всего было выпущено семь).
В феврале 1955 г. Совет Министров СССР
принял постановление о создании первого Вычислительного центра АН СССР. Его директором был назначен академик А. А. Дородницын, которому были
переданы две ЭВМ: БЭСМ, изготовленная в ИТМ и
ВТ АН СССР, и «Стрела», находящаяся в Математическом институте им. В. А. Стеклова. И «Стрела», и
БЭСМ работали круглосуточно, но не могли справиться с потоком задач, каждая из которых была важнее
другой. План расчетов на ЭВМ составлялся на неделю и утверждался Председателем Совета Министров
СССР Н. А. Булганиным [10. С. 139].
Были разработаны первые ЭВМ для военно-промышленного комплекса страны. С. А. Лебедев был главным конструктором вычислительных средств системы
противоракетной обороны страны (ПРО). Лебедев совместно с одним из своих помощников В. С. Бурцевым в
одном из московских НИИ, разрабатывавших радиолокаторы, создали в 1952–1955 гг. две специализированные ЭВМ «Диана-1» и «Диана-2» для автоматического
съема данных с радиолокатора и автоматического слежения за воздушными целями. Дальнейшим развитием
этих работ явилось создание целой серии ЭВМ, предназначенных для систем ПРО. Ламповая ЭВМ М-40
(40 тыс. операций в секунду) заработала в 1958 г., опережая на несколько месяцев М-20. Немного позднее появилась М-50 (с плавающей запятой). Машины имели
мультиплексный канал, позволяющий принимать для
обработки (асинхронно) данные по шести направлениям. На базе этих ЭВМ была создана первая советская
система ПРО [12. С. 77].
В 1956 г. И. С. Брук выступил с докладом на
сессии Академии Наук СССР по автоматизации, где
изложил главные направления промышленного применения ЭВМ. В 1958 г. под его руководством была,
разработана проблемная записка «Разработка теории,
принципов построения и применения специализированных вычислительных и управляющих машин».
Эти два документа по существу были первыми набросками программ автоматизации народного хозяйс-
ÈÑÒÎÐÈ×ÅÑÊÈÅ ÍÀÓÊÈ
тва на основе ЭВМ. Проблемная записка И. С. Брука
явилась толчком к организации в стране в конце пятидесятых годов ряда научно – исследовательских
организаций и конструкторских бюро по управляющим машинам и системам. На базе лаборатории
электросистем Энергетического Института в 1956 г.
была создана Лаборатория управляющих машин и
систем (ЛУМС) АН СССР, а в 1958-м – Институт
электронных управляющих машин (ИНЭУМ)
АН СССР, первым директором которого стал
И. С. Брук. В это же время Брук был утвержден Президиумом АН СССР научным руководителем проблемы
«Разработка теории, принципов построения и применения управляющих машин». В ИНЭУМ АН СССР
под руководством Брука были созданы управляющие
машины М-4 (1957–1960 гг.) для решения специальных задач в системах Радиотехнического института
АН СССР (главный конструктор М. А. Карцев); М-5
(1959–1964 гг.) – для решения экономических задач,
планирования и управления народным хозяйством
(главный конструктор В. В. Белынский); М-7-200 и
М-7-800 (1966–1969 гг.) – для задач управления мощными энергоблоками (Конаковская ГРЭС, Славянская ГРЭС) и технологическими процессами (главный
конструктор Н. Н. Ленов) [10. С. 142].
После завершения работ по «Стреле» Б. И. Рамеев берется за проектирование и создание машины
«Урал-1» (той самой, что на много лет стала потом
«рабочей лошадкой» во многих ВЦ страны) с дальним
прицелом создать семейство машин, начиная от ЭВМ
малой производительности и заканчивая мощными
универсальными ЭВМ. На этот раз он назначается
главным конструктором новой машины. Для производства «Урала-1» был выделен завод в Пензе.
Таким образом, создавались и применялись первые отечественные ЭВМ. В этот период на основании
многочисленных научных дискуссий формировалось
представление о дальнейшем развитии ЭВМ и их применении. Но мнение ученых не всегда совпадало с мнением руководителей и фактическими возможностями
экономики страны.
Развитие вычислительной техники приковывало внимание советских идеологов. Если исходить из
многочисленной литературы, односторонне и тенденциозно освещающей «борьбу коммунистов с кибернетикой», то может создаться впечатление, что развитие
в СССР компьютерной техники и ее использование в
народном хозяйстве натолкнулись на идеологическую
преграду. Но это не так. Советские идеологи не были
противниками ЭВМ, но они старались, как могли, с
одной стороны, приписать приоритет в изобретении
компьютеров российским ученым, а с другой стороны, предсказать крах западной кибернетики или по
крайней мере доказать, что именно социализм создает
необычайные возможности для использования вычислительных машин.
Считалось, что «советские ученые, рассматривая
проблему автоматизации и кибернетизации в различных ее аспектах, не сталкиваются со свойственными
капитализму социальными пос­ледствиями, такими
как кризисы перепроизводства, безработица и т.п.
В условиях социалистического способа производства
автоматизация внедряется планомерно, с учетом интересов народного хозяйства в целом, интересов широких масс трудящихся. Однако и здесь возникают
трудности, связанные, в частности, с необходимостью
перегруппировки людских ресурсов, повышения или
изменения квалификации работников, с противоречиями между объективными и субъективными элементами производительных сил. Такого рода противоречия
ставят перед социалистическим обществом сложные,
но вполне разрешимые задачи, не вызывая при этом социальных потрясений». «В отличие от капитализма, –
говорилось в программе КПСС, – плановая социалистическая система хозяйства сочетает ускорение
технического прогресса с полной занятостью трудоспособного населения. Автоматизация и комплексная
механизация служат материальной основой для постепенного перерастания социалистического труда в труд
коммунистический».
Было очевидно, что кибернетические машины
позволят революционизировать весь процесс общественного производства. Однако это обязательно ставилось в связь с программными установками КПСС.
«Внедрение кибернетики в промышленность создает
(при определенных социальных условиях) предпосылки для стирания в ближайшие 20-30 лет границы между умственным и физическим трудом» [15. C. 300].
Однако советским ЭВМ пришлось столкнуться с
трудностями иного рода. Дело в том, что к моменту их
рождения сложные численные расчеты успешно проводились коллективами хорошо организованных вычислителей, вооруженных арифмометрами «Феликс»
или настольными калькуляторами. Вычислителями
были молодые аккуратные девушки, которые могли
часами выдерживать напряженный ритм работы. Такими коллективами руководили квалифицированные
математики, крупные ученые. Им не хотелось переходить с проторенной дороги на громоздкие, постоянно
ломающиеся первые ЭВМ.
Кроме того, к середине XX в. были разработаны
и успешно применялись аналоговые вычислительные
машины. В них важные характеристики реальных процессов моделировались аналогичными физическими
процессами, которые описывались теми же дифференциальными уравнениями. Такие машины помогали
анализировать узкий класс задач, но в своей области
они значительно превосходили первые ЭВМ. Непростая конкурентная ситуация требовала, чтобы компьютер доказал свою эффективность.
В ЭВМ 1950-х годов использовались электронные лампы. Они программировались на основе двоичных чисел. В начале 1960-х гг. появились ЭВМ второго поколения, работавшие на транзисторах. Для их
программирования использовался язык ассемблера.
Представителем таких ЭВМ на Западе была IBM-709.
Практически одновременно ЭВМ второго поколения
появились и в СССР («Минск» и М-220). Их надежность, удобство в обращении, память и быстродействие существенно расширились.
77
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ èì. Â. Ã. Áåëèíñêîãî
С. А. Лебедев продолжал работать над проектом
быстродействующей машины, которую он хотел запустить в серийное производство. Совместно с СКБ - 245,
которое всецело подчинялось теперь ИТМ и ВТ, началось проектирование М-20, а затем проектирование
полупроводниковой БЭСМ-6 первой супер-ЭВМ второго поколения. БЭСМ-6 выпускалась промышленностью 17 лет [10. С. 151].
В Вычислительном центре АН УССР в июле
1961 г. создана полупроводниковая управляющая машина, получившая название «Днепр». Разработчики
под руководством Виктора Михайловича Глушкова
(1923–1982 гг.) вместе с сотрудниками металлургического завода им. Дзержинского (Днепродзержинск)
исследовали вопросы управления процессом выплавки стали в бессемеровских конверторах, с сотрудниками содового завода в Славянске – колонной карбонизации и др. Начались исследования по применению
машин «Днепр» для автоматизации плазовых работ
на Николаевском заводе им. 61 коммунара. «Днепр»
первая в Советском Союзе полупроводниковая ЭВМ,
модель была серийной. В 1962 г. разработано новое семейство малых цифровых электронных вычислительных машин, предназначенных для автоматизации инженерных расчетов средней сложности, оно получило
название - «Проминь». Машина была, по сути, новым
словом в мировой практике, имела в техническом
отношении целый ряд новшеств, в частности память
на металлизированных картах. Но самое главное: это
была первая, широко применявшаяся машина с так
называемым ступенчатым микропрограммным управлением. Позднее ступенчатое микропрограммное
управление было использовано в машине для инженерных расчетов, сокращенно – МИР-1, созданной
вслед за ЭВМ «Проминь». «МИР-1» предназначалась
для инженерных расчетов в конструкторских бюро и
научно-исследовательских институтах. Она рассчитана на широкий круг инженеров-расчетчиков и математиков, не имеющих специального образования
по курсу программирования. В 1967 г. на выставке
в Лондоне, где демонстрировалась МИР-1, она была
куплена американской фирмой IBM – крупнейшей в
США, являющейся поставщиком почти 80% вычислительной техники для всего капиталистического
мира. Это была первая (и, к сожалению, последняя)
покупка советской электронной машины американской кампанией [6. С. 348].
ЭВМ второго поколения в конце 1960-х гг. сменили машины третьего поколения (IBM-360, PDP-11 и
др.). Они работали на интегральных схемах и использовали языки программирования высокого уровня.
В СССР представителями машин третьего поколения
были разработанные в рамках Единой Системы ЭВМ.
Такие ЭВМ по всем параметрам значительно превосходили все другие вычислительные устройства. С этого времени началось их широкое внедрение в народное
хозяйство и научно-исследовательскую практику.
Начиная с 1969 г., радиоэлектронная промышленность СССР переключилась на производство
преимущественно машин Единой Системы и Сис-
78
Ãóìàíèòàðíûå íàóêè
¹ 15 (19) 2010 ã.
темы Малых ЭВМ. Уже после появления первых
ЭВМ стала очевидной целесообразность перехода к
построению единого ряда машин разной производительности (ЕС ЭВМ), но согласованных по системе
команд, операционным системам и требованиям к
определенным характеристикам внешних устройств.
С этой целью в 1967 г. в Москве был создан Научноисследовательский центр электронной вычислительной техники (НИЦЭВТ).
В СССР относительно проекта ЕС ЭВМ во второй половине 60-х годов прошлого века велись серьезные дискуссии. Обсуждались две альтернативы построения единого ряда: 1) на основе развития отечественного и западноевропейского опыта; 2) на основе
американской серии машин IBM-360. Первый вариант
позволял продолжить развитие отечественного научного и инженерного потенциала с шансами сохранения конкурентоспособности отечественных ЭВМ,
поскольку к этому времени мы имели одну из лучших
машин в мире БЭСМ-6 и серию машин «Урал». При
этом предполагалось взаимовыгодное сотрудничество
с английскими и немецкими фирмами, разрабатывавшими ЭВМ, поскольку эти фирмы тоже стремились к
сотрудничеству с советскими специалистами.
Положительной стороной второго варианта
была возможность использования программного обеспечения, уже созданного для IBM-360. Ведь IBM начала выпуск серии компьютеров IBM-360 еще в 1964 г.
Для английских и немецких ЭВМ столь объемных наработок не было. Сторонники с вариантом базирования на IBM-360 справедливо считали, что необходимо
существенно расширить применение ЭВМ в народном
хозяйстве, а этого без богатого программного обеспечения не сделаешь. Причем имелось в виду наличие
программного обеспечения не только на данный момент, но и в перспективе, а у нас в стране в то время
(по данным академика А. А. Дородницына) было
приблизительно 1500 квалифицированных программистов по сравнению с 50000 в США. Кроме того, из
ориентации на IBM-360 вытекало лишь требование
совместимости с системой команд IBM-360 и еще
не означало слепого копирования чужих решений.
Было принято решение в пользу второго варианта, и
НИЦЭВТ становится головной организацией по программе ЕС ЭВМ.
Проект ЕС ЭВМ разрабатывало Конструкторское бюро промышленной автоматики (КБПА) во главе с В. К. Левиным, а головной организацией по вопросам математического обеспечения стал Институт
прикладной математики, где эти работы возглавляли
М. Р. Шура-Бура и В. С. Штаркман. Стоит отметить,
что в развернувшихся дискуссиях в середине 60-х гг.
по поводу внедрения ЕС ЭВМ, никто из основоположников отечественного компьютеростроения
(С .А. Лебедев, Б. И. Рамеев, В. М. Глушков) идею о
копировании «Системы 360» не поддержали. Все они
были за подобную систему, тем более что в полупроводниковых «Уралах 11, 14, 16» Б. И. Рамеев реализовал единую конструктивную, технологическую и схемную базу [10. С. 252–254.]
ÈÑÒÎÐÈ×ÅÑÊÈÅ ÍÀÓÊÈ
В эти годы серьезного разрыва между работами западных и советских ученых в области создания
вычислительной техники не было. Во второй половине 1960-х гг. крупные советские промышленные
предприятия стали оснащаться вычислительными
центрами. Например, в 1967 г. на авиационном заводе
им. С. П. Горбунова был создан собственный вычислительный центр. В нем разрабатывались производственные планы цехов, составлялись подетальные задания и
материальные спецификации, решались инженерные
задачи, выполнялись большие объемы работ по бухгалтерскому учету и статистической отчетности и т.п.
Однако развитие на Западе микропроцессорной
(МП) техники (четвертое поколение ЭВМ) привело к серьезному отставанию советской электроники.
В 1971 г. компании Intel Corporation удалось создать
интегральную схему с полным набором элементов центрального процессора, что привело к созданию первых
программируемых микрокомпьютеров для управления
производственными процессами. Если процессор большой ЭВМ (типа «Минск-32») занимал площадь около
2 квадратных метров, то МП умещался на ладони.
В СССР развитию МП первоначально не придавали большого значения. Это было связано с особенностями микроэкономического устройства СССР,
состоявшего в основном из очень крупных предприятий и территориально-промышленных комплексов,
занимавших больше площади, чем многие европейские страны. В таких условиях эксплуатация больших
ЭВМ была рентабельной. Процессоры больших ЭВМ
значительно превосходили микропроцессоры по быстродействию, объему оперативной памяти и надежности. Поэтому на их совершенствование и делалась
ставка [2. C. 152].
В СССР лишь в 1971 г. прошла совместные
испытания первая машина Единой Системы ЭВМ
ЕС-1020 (а это машины третьего поколения, да к тому
же аналог зарубежного прототипа давно эксплуатируемого на Западе), разработанная Минским НИИ ЭВМ
(гл. конструктор В. В. Пржиялковский). В 1972 г. Ереванским НИИММ сдана ЕС-1030 (гл. конструктор
М. А. Семерджян). В НИЦЭВТ закончена разработка
старших моделей: в 1973 г. ЕС-1050, в 1977 г. –
ЕС-1060 (гл. конструктор обеих моделей В. С. Антонов), в 1984 г – ЕС-1066 (гл. конструктор Ю. С. Ломов). Для производства машин ЕС ЭВМ были задействованы заводы в Минске, Ереване, Казани, Пензе,
Вильнюсе и в странах СЭВ. К 1979 г. доля ЕС ЭВМ
в парке ЭВМ страны составляла 72%. Всего за 20 лет
промышленностью были поставлены для народного
хозяйства и обороны страны более 16 тыс. вычислительных комплексов ЕС ЭВМ. Однако по своему техническому уровню эти машины значительно отстают
от американских машин того же времени. Западные
прообразы выходили на 3-5 лет раньше, а иногда и
дольше [17. С. 378–385].
Основной областью применения микроЭВМ в
1980-е гг. стали системы автоматизации экономических и научных расчетов, а также управления технологическими процессами. Кроме того, микроЭВМ позво-
лили в начале 1980-х гг. сделать массовой аудиторию
пользователей вычислительных сетей, что привело к
созданию Интернета [2. С. 153].
Открывшиеся перспективы применения микроэлектроники вынудили советских специалистов в
1980-е г. наверстывать упущенное. Работа требовала
больших финансовых средств и затрат времени. Поскольку средний срок обновления номенклатуры микропроцессоров за рубежом составлял 2,5 года, создать
равные западным по производительности микропроцессоры в ближайшие годы не представлялось возможным. Поэтому работа во многом базировалась на
усвоении зарубежного опыта.
Тем не менее, создать соответствующие западным характеристикам микропроцессоры не удалось.
Отечественные МП были больше по размерам, сильнее нагревались и быстрее выходили из строя. Дело
не в том, что советская наука не поспевала за западной инженерной мыслью, а в том, что при переходе
от конструкторского замысла к утвержденному для
серийного производства образцу происходили многочисленные замены, упрощения, приспособления к
существующей технологии, значительно ухудшавшие
потребительские свойства МП.
В результате СССР был вынужден прибегать к
широкому импорту зарубежной микропроцессорной
техники, главным образом из США. Во второй половине 1980-х гг. практически все советские научные
учреждения стали оснащаться американскими ПЭВМ
типа IBM PC-XT, IBM PC-AT и совместимыми с
ними. Значительно меньшее распространение получили ПЭВМ иной архитектуры, например Macintosh
фирмы Apple.
В СССР почти все производство больших ЭВМ
поглощалось военно-промышленным комплексом.
Лишь очень небольшая их часть работала в гражданских учреждениях (вычислительный центр ЦСУ
СССР, вычислительные центры АН СССР в Москве,
Новосибирске и Свердловске, вычислительный центр
МГУ и др.). Если верить мемуарам бывших сотрудников ВПК, по быстродействию и эксплуатационным
возможностям работавшие на войну советские большие ЭВМ не уступали американским. Однако паутина
секретности, опутывавшая военное производство, ставила непроницаемый барьер перед внедрением наиболее производительных и совершенных ЭВМ в практику работы гражданских предприятий.
ПЭВМ отечественного производства появились в широкой продаже, но из-за низких потребительских свойств не пользовались спросом. Это было
серьезным ударом для отечественной микроэлектронной промышленности. С этого времени начался ее
закат [2. С. 154.].
Производство ЭВМ в Пензенской области.
В рамках четвертой послевоенной пятилетки
в Пензе было решено построить новое предприятие,
завод счетно-аналитических машин САМ, которому
суждено было стать одним из первых предприятий новой отрасли советской промышленности [3. С. 11].
79
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ èì. Â. Ã. Áåëèíñêîãî
Распоряжением Совета Министров СССР от
6 апреля 1946 г. началось строительство цехов нового
завода, в октябре 1946 г на основе цеха станкостроения
Пензенского часового завода Министерства Машиностроения и Приборостроения, а так же строящихся
цехов был выведен в самостоятельный завод «Счетмаш», в дальнейшем он переименован в завод счетно-аналитических машин [4. Д. 2668. Л. 3.]. С октября
1946 г. по март 1947 г. продолжался монтаж оборудования и одновременное налаживание производства. За
этот период силами работников было переброшено со
станции Пенза IV и смонтировано 1,5 тысячи единиц
оборудования, в том числе и полученного по репарациям. Кадры выделили в порядке шефской помощи Часовой и завод им. Фрунзе, но их все равно не хватало
[14]. Основной продукцией завода на начальном этапе
были фото-репродукционные аппараты «ФА 40*40» и
станки для часовой промышленности. В 1947 г. перед
заводом была поставлена задача освоения и выпуска
счетно-аналитических машин новых конструкций, которые в стране еще ни одним предприятием не осваивались и не выпускались. Появилась необходимость
расширения производственных площадей, увеличение
мощности, ввода дополнительного оборудования, подготовки кадров, а так же создание технологии производства и его оснащение [4. Д. 2668. Л. 3].
Наряду с освоением специализированных изделий государственным планом 1947 г. предусматривалось производство технологического оборудования
для приборостроительной промышленности. И завод
изготавливал настольные токарные станки для часового производства, токарные и фасонно-фрезерные полу­
автоматы, прессы для вырубочных и гибочных работ,
фоторепродукционную аппаратуру для полиграфической промышленности, запасные части к сельскохозяйственным машинам – шестерни и валики нескольких размеров [3. C. 20].
9 февраля 1953 г. на заводе САМ был организован Пензенский филиал Московского СКБ-245, который считается родоначальником Государственного
научно-производственного предприятия «Рубин». Основной целью создания филиала было подключение
Пензенского завода САМ к разработкам и производству электронных цифровых вычислительных машин.
Помимо этого продолжалось строительство и расширение завода, вводились новые цеха, а также осваивались в производство счетно-аналитические и математические машины. В наименование входила следующая
продукция: арифмометры, вычислительные клавишные
машины, перфораторы, сортировки, контрольники, а
так же электроинтеграторы [4. Д. 2221. Л. 46–48].
С развитием производства приходилось решать
проблему кадров, которую не возможно было решить за
счет других заводов. Поэтому на производство привлекались молодые специалисты, закончившие Пензенский индустриальный институт (ПИИ) и Пензенский
приборостроительный колледж. Но этим не решили
другую проблему – текучесть кадров. Это было вызвано необходимостью выполнения плана по освоению и
выпуску вычислительных машин. Так директор завода
80
Ãóìàíèòàðíûå íàóêè
¹ 15 (19) 2010 ã.
САМ Н. Д. Павлов в июле 1951 г. обратился к секретарю обкома И. К. Лебедеву с просьбой передать заводу
молодых специалистов окончивших ПИИ в количестве 26 человек, для выполнения правительственного
задания по освоению и выпуску новой продукции, так
как завод не располагает необходимым количеством
кадров [4. Д. 2668. Л. 63–64].
С 1953г. завод перешел на выпуск аналоговых
ЭВМ непрерывного действия МПТ-4, ИПТ-5, МПТ-9,
МН-14, МН-10 и других, они использовались для моделирования сложных динамических систем. Также
широко использовались в крупнейших КБ, НИИ при
проведении проектных работ.
Согласно мартовскому (1955 г.) решению Главточмаша Министерства машиностроения и приборостроения, до междуведомственных испытаний опытного образца машины началось освоение серийного производства «Уралов» на Пензенском заводе САМ при
сопровождении местным филиалом СКБ-245. Сюда
20 июня 1955 г. заместителем начальника бюро по
научной работе был переведен Б. И. Рамеев, главный
конструктор «Уралов». Опытный образец машины
«Урал» успешно прошел испытания в СКБ-245 в декабре 1955 г. В серийное производство машина была
сдана в 1956 г., а в 1957 г. начался ее выпуск. По сведениям одного из руководителей завода (Н. С. Васильева) Пензенским заводом САМ (директор В. А. Шумов, главный инженер Б. А. Маткин) до конца 1961 г.
было изготовлено 183 машины «Урал-1». Начались
поставки ЭВМ «Урал» в НИИ, КБ, ВУЗы, на заводы
и за рубеж: в Индию, ГДР, Болгарию, Чехословакию.
Пенза стала крупнейшим центром отечественного математического машиностроения, способным создавать
и выпускать и более сложные ЭВМ. В 1959 г. началось
производство машин «Урал-2», усовершенствованной модели первого «Урала», до 1964 г. их выпустили
139 штук. Машина «Урал-2» стала первой отечественной серийной машиной среднего класса, машину
применили и в сфере производственного управления: в контуре сбора информации о технологическом
процессе производства аммиака, ее использовали и
на московском железнодорожном узле для решения
путевых задач о составе поездов. В 1964 г. был начат
выпуск ЭВМ «Урал-3», которую выпускали в течение
одного года, всего 22 машины. Последнюю модель серии «Урал-4» выпускали с 1962 по 1964 гг., было сдано
30 ЭВМ. Серийная машина «Урал-4» – первая и единственная тогда отечественная ламповая ЭВМ, ориентированная на решение задач учета, планирования и обработки больших объемов данных, две машины были
включены в состав ВЦ Госбанка. На середину 60х гг.
ЭВМ «Урал», выпущенные Пензенским заводом ВЭМ
(бывший САМ) составляли около 55 % отечественного парка универсальных машин [10. С. 200].
В своих воспоминаниях главный конструктор
«Уралов» Б. И. Рамеев вот как описывает этот период:
«Коллектив разработчиков, который составил затем
Пензенскую школу, начал складываться в 1952-1954 годах еще в Москве в СКБ-245. Часть ребят, которые
учились у меня в МИФИ и проходили преддиплом-
ÈÑÒÎÐÈ×ÅÑÊÈÅ ÍÀÓÊÈ
ную практику в моем отделе, после окончания института были направлены в СКБ-245 и приняли участие
в наладке арифметического устройства «Стрелы».
К ним присоединились молодые специалисты – выпускники других институтов. В 1953-1954 гг. начались работы над «Уралом-1». Учитывая, что машина
предназначалась для серийного производства, я обращал особое внимание на унификацию ячеек, узлов
и конструкций. На этой стадии лично участвовал в
разработке схем, экспериментах и наладке. Активное
участие в разработке «Урал-1» принимали В. С. Антонов, В. И. Мухин, А. Н. Невский, А. А. Лазарев и
др. В Пензе, по мере того, как они набирались опыта
и вырастали в талантливых разработчиков, я стал доверять им разработку машин, вначале специализированных. На унифицированных элементах были разработаны специализированная ЭВМ для метеорологических расчетов «Погода» (ведущий разработчик
Н. Г. Маслов); специализированная ЭВМ для расчета
вероятностных характеристик результатов наблюдений «Гранит» (ведущий разработчик Ю. Н. Беликов,
продолжал в Пензе – В. В. Пржиалковский); специализированная ЭВМ для рентгеноструктурного анализа кристаллов «Кристалл» (ведущий разработчик
Е. Т. Семенова); специализированная ЭВМ для определения координат по радиопеленгам (ведущий разработчик В. С. Маккавеев).
Благодаря сложившемуся молодому и талантливому коллективу за первые 10 лет моей работы
в Пензе были созданы, сданы заказчику и внедрены
в производство 11 ЭВМ и около 100 периферийных
устройств.
В это же время начались работы над системами.
По заказу Центральной аэрологической лаборатории
под руководством Ю. Н. Беликова была создана система для обработки результатов вертикального зондирования атмосферы с помощью шаропилотных зондов –
«Централизованно-кустовая вычислительно-телеметрическая система «Атмосфера».
В 1960 г. были начаты работы по созданию семейства полупроводниковых «Уралов». Основные
черты нового поколения машин были сформулированы мною еще в 1959 г. В соответствии с ними я
определил состав семейства машин, их структуру, архитектуру, интерфейсы, установил принципы унификации, утвердил технические задания на устройства,
ограничения на типономиналы используемых комплектующих изделий, некоторые другие документы.
В процессе проектирования обсуждал с разработчиками основные решения и ход работы. В остальном,
ведущие разработчики и руководители подразделений
имели полную свободу.
В ноябре 1962 г. была закончена разработка
унифицированного комплекса элементов «Урал-10»,
рассчитанного на автоматизированное производство.
Хотя элементы разрабатывались для использования в
серии ЭВМ «Урал-11» – «Урал-16», они нашли широкое применение и в других средствах вычислительной
техники и автоматике. Для этих целей было выпущено
несколько миллионов штук элементов.
С 1964 г. «Урал-11» и «Урал-14» выпускались
серийно, а производство «Урал-16» началось с 1969 г.
Вот фамилии тех, кто сделал основной вклад в создание семейства ЭВМ «Урал-11» – «Урал-16» и составлял основной костяк Пензенской школы цифровых
вычислительных машин: Б. И. Рамеев – руководитель
разработки, главный конструктор машин «Урал»,
В. И. Бурков, А. Н. Невский, Г. С. Смирнов, А. С. Горшков, В. И. Мухин – заместители Главного конструктора, Л. Н. Богословский, В. К. Елисеев, В. Г. Желнов, А. Г. Калмыков, М. П. Князев, Н. М. Коноплян,
О. Ф. Лобов, А. И. Плетминцев, Ю. В. Пинигин.
Особо хотел бы отметить выдающиеся способности и вклад В. И. Буркова в разработку структуры,
системы команд, операционной системы и программное
обеспечение. Им предложено, кажется, впервые в СССР,
формальное описание команд для одинакового понимания их как математиками, так и конструкторами.
Важно отметить, что Пензенский институт
(имеется ввиду Научно Исследовательский Институт Управляющих Вычислительных Машин, бывший
филиал СКБ-245) явился «кузницей кадров» для многих институтов по вычислительной технике в ряде
городов Союза: в Минске (Пржиалковский, братья
А. Я. и В. Я. Пыхтины и др., до 10 человек), Ереване
(Цехновицер, Торопов и др.), Тбилиси (Брусиловский
и др.), Лисичанске (Рязанов и др.).
С удовольствием отмечаю, что в период моей
конструкторской деятельности и в Москве и в Пензе
я работал в организациях, которые с полным основанием можно назвать научно – производственными
объединениями. Научно – исследовательский институт, СКВ и завод возглавлялись одним директором
(в Москве – М. А. Лесечко, в Пензе – Н. А. Разумов и
позже В. А. Шумов) и поэтому не возникало проблем с
внедрением в серийное производство новых разработок. В этом отношении я, возможно, был в лучшем положении, чем другие главные конструкторы. Во всей
конструкторской деятельности одним из главных принципов я считал унификацию. Так было, когда разрабатывали ламповые «Уралы», и это позволило на базе
унифицированных элементов и конструкций в короткий срок создать ряд ЭВМ. Вопросу унификации было
уделено особое внимание, когда разрабатывали новую
серию «Урал-11» – «Урал-16». Максимальная унификация элементов, узлов, устройств, машин, стандартизация связей (интерфейсов) дала возможность минимизировать номенклатуру и тем самым облегчить компоновку систем и облегчить серийное производство.
Расширение и развитие идей такой глубокой унификации и стандартизации и привели меня к определению
основных системных, структурных, логических, конструктивных и технологических особенностей будущих
ЭВМ» [10. С. 259–260].
В 1963 г. завод САМ получил новое наименование. Он стал называться заводом вычислительноэлектронных машин – ВЭМ. Новое название закрепляло сложившийся к этому времени профиль завода,
в программе которого электронно-вычислительная
техника, главным образом, цифровые автоматические
81
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ èì. Â. Ã. Áåëèíñêîãî
вычислительные машины, или, как их еще называют,
машины дискретного действия, заняли главенствующее положение [3. С. 51]. С 1965 г. завод начинает
выпускать полупроводниковые машины второго поколения «Урал-11, 14, 16», в СССР это была первая
попытка проектирования не отдельной ЭВМ, а целого
ряда совместимых ЭВМ. За период с 1965 по 1975 гг.
было выпушено 123 единицы «Урал-11 », применялась
для решения широкого класса математических задач в
вычислительных центрах НИИ, КБ и промышленных
предприятиях. ЭВМ «Урал-14» выпускалась с 1965 по
1974 гг., был произведен 201 экземпляр машин. А вот
старшая модель семейства была выпушена в 3х экземплярах в 1969 г.
Уже в начале 60х гг. в одной из справок о деятельности завода САМ написано буквально следующее: Пензенский завод счетно-аналитических машин
является в настоящее время самым крупным предприятием математического машиностроения, выпускающим наиболее сложные электронно-вычислительные
машины.
Выпуск математических машин по плану 1961 г.
против 1960 г. по объему увеличен на 37% и превосходит выпуск 1958 г. в 2.3 раза. Такой рост производства
сложной техники достигнут за счет создания высококвалифицированных кадров рабочих [4. Д. 4048. Л. 4].
Повышение квалификации инженерно-технических
работников происходило, с одной стороны через научные учреждения институтов и с другой стороны путем
краткосрочных курсов для технологов непосредственно на заводе [4. Д. 2684. Л. 13]. Но постоянное расширение производства и усложнение номенклатуры выпускаемой продукции не снимало вопроса о необходимости квалифицированных специалистов. Ситуация
начала меняться в 1959 г., 30 декабря вышло постановление Совета Министров СССР «Об организации заводов -втузов». В задачу организации заводов-втузов
входило стремление существенно улучшить качество
подготовки инженерных кадров. В основу организации учебного процесса заводов-втузов было заложено
соединение теоретического обучения с производственным трудом на предприятии. В приказе Министра высшего и среднего специального образования РСФСР
от 8 февраля 1960 г. определялась дата открытия заводов-втузов, в том числе и Пензенского при заводе счетно-аналитических машин. На первый курс 1 сентября
1960 г. было принято 276 студентов, а потребность завода составляла 200-210 человек в год [13. С. 14-16]. За
15 лет втуз подготовил для завода более семисот специалистов высшей квалификации [3. C. 50].
Завод периодически сталкивался с проблемой
поставок комплектующих. Так в первый год выпуска
ЭВМ «Урал» (1957 г.), когда государство поставило
задачу увеличения выпуска математических машин к
1959 г. в шесть раз, Пензенский завод САМ из-за срыва в течение ряда последних лет поставок комплектующих изделий (конденсаторов, германиевых диодов,
штекерных разъемов и др.) и необеспеченности достаточными фондами, товарный план заводом систематически не выполняется. Поэтому в июле и августе ме-
82
Ãóìàíèòàðíûå íàóêè
¹ 15 (19) 2010 ã.
сяце совершенно прекращена сборка математических
машин, рабочие находятся в простое. Поэтому секретарь Обкома КПСС вынужден обращаться в ЦК для
решения данной проблемы [4. Д. 3513. Л. 86]. В дальнейшем было предложено в целях комплексного развития заводов радиотехнической и приборостроительной промышленности Пензенского Совета Народного
Хозяйства и сокращении диспропорций между производством радиодеталей и потребностью в них предприятий, изготовляющих аппаратуру создать в городах Кузнецк, Сердобск и Каменка Пензенской области
заводы по производству ферритов, полупроводниковых приборов, постоянных сопротивлений, бумажных
и планочных конденсаторов. Территориальная близость организуемых предприятий от Пензенского завода САМ дает возможность постоянно обеспечивать
совершенствование электронных математических машин [4. Д. 3513. Л. 88].
В производстве возникали и технологические
проблемы. Главный инженер завода Б. А. Маткин. на
заседании партийного комитета в феврале 1957 г. объяснял невыполнение плана следующими причинами: технология на изготовление деталей и узлов к серийному
производству не подготовлена, а на сборочные и монтажные работы отсутствует. Документация на наладку
и испытание машин отсутствует, обеспечение технологической оснасткой явно неудовлетворительное. Качество изготовления деталей и узлов во многих случаях
не соответствует техническим требованиям, работники
ОТК работают неудовлетворительно. Несмотря на то,
что машина «Урал» запущена в серийное производство,
конструкторская документация из филиала СКБ-245
до настоящего времени на завод не передана, в связи с
ее неподготовленностью [5. Д. 129. Л. 6].
С 1971 на ВЭМе налажен выпуск высокопроизводительных ЭВМ третьего поколения с применением
интегральных микросхем, многослойного печатного
монтажа и других, современных схемно-конструктивных решений. Обеспечен выпуск ряда самых высокопроизводительных в нашей стране ЭВМ единого ряда
ЕС ЭВМ, таких как ЕС-1050, ЕС-1052, ЕС-1066. Завод
ВЭМ был единственным в стране по серийному выпуску подсистем внешней памяти большой емкостью.
Особое место среди ЭВМ 3-го поколения занял многопроцессорный вычислительный комплекс «Эльбрус-2»
с максимальной производительностью 125 млн. операций в секунду с емкостью оперативной памяти
16 Мбайт.
В октябре 1977 г. на заводе ВЭМ был создан
специальный конструкторский отдел товаров народного потребления. Тогда в нем работало 8 человек, а в
1979 г. уже 22. Работа отдела благополучно сказалась
на ассортименте изделий. Несколько лет завод выпускал лишь хозяйственные и кухонные принадлежности.
В этом году выпущено около 2,5 тысяч наборов деталей
для радиолюбителей, около 40 тысяч наборов детской
технической игры «Конструктор». Разработаны и утверждены опытные образцы бытового выпрямителя.
Популярность завоевал и сувенирный орехокол «Дракон». Проблем с профильными радионаборами нет, а
ÈÑÒÎÐÈ×ÅÑÊÈÅ ÍÀÓÊÈ
вот с другими товарами существует проблема отпуска
фондов, хотя спрос на эти товары неплохой (кухонные
лопатки и табуретки) [16].
В 1986 г. завод ВЭМ был преобразован в Производственное Объединение Электронно – Вычислительная Техника. В этом же году на заводе образована группа для создания бытовой персональной ЭВМ.
Ориентировочная стоимость будущей разработки
шестьсот рублей. По плану конечный срок разработки
компьютера II й квартал 1987 г. [11]. Опытная партия
персональных компьютеров, получивших название
«Сура», выпущена заводом в канун Великого Октября.
Завод ВЭМ не единственное предприятие в стране изготавливающее персональные компьютеры. Но на ВЭМе
впервые в стране создана машина, которая по своим
характеристикам вписывается в единый ряд персональных ЭВМ, разработанных для массового производства
с учетом нового ГОСТа. Такие ЭВМ имеют общую с зарубежными аналогами математическую основу, то есть
могут быть взаимозаменяемыми. Это открывает перспективу выхода с ними на мировой рынок. Ориентировочная цена компьютера – 880 рублей [8].
Вот как описывал перспективы, возглавляемого
им предприятия, директор завода ВЭМ Петраш П.Г.
в 1989 г.: «Сегодня предприятие выпускает широкий
спектр электронно-вычислительной техники – около
130 наименований. Помимо ЭВМ ЕС завод освоил
выпуск высокопроизводительных комплексов таких,
как «Эльбрус». Завод ориентируется сегодня на разработку и серийный выпуск супер-ЭВМ и комплексов с
производительностью до 100 млн. операций в секунду.
Это приведет к разработке новой конструкторской и
технической базы, в производстве будут использоваться большие и сверхбольшие матричные интегральные
схемы. Соответственно необходимо создавать новые
высокоавтоматизированные цеха с новым оборудованием, в том числе и импортным. Необходимо реконструировать предприятие, обновить производственную
базу. Нужно модернизировать имеющиеся предприятия, а не строить новые. Нужно помнить печальный
опыт Махачкалинского и Ташкентского предприятий,
которые в отсутствие опыта и необходимых кадров не
сумели организовать производство. Если Министерство не распылит средства, освоение производства супер-ЭВМ будет выполнено» [9].
Восстанавливая народное хозяйство в послевоенный период руководство СССР не жалело средств
на научные исследования и развитие новых отраслей
производства. Определенную роль в таком развитии
событий играла западная наука, которая создавала
принципиально новые сферы научной и производственной деятельности. Создание электронно-вычислительной машины – одна из сфер такой деятельности. Использование ЭВМ в производстве открывало
огромные перспективы увеличения, как самого производства, так и качества производимой продукции.
Но на западе, особенно в США, применение ЭВМ в
хозяйственной деятельности изменило не только экономическую, но и социально-политическую сферу деятельности общества.
Советский Союз не оказался в стороне от мировых тенденций. Была создана теоретическая основа,
доказывавшая преимущества социалистической системы в условиях начавшейся научно-технической революции. В СССР были созданы свои электронно-вычислительные машины, был организован их серийный
выпуск. Но внедрение ЭВМ в народное хозяйство натолкнулось на ряд трудностей, в частности замедленную амортизацию производственной базы, недостаток
квалифицированных кадров (как в производстве, так и
в управлении), широкую специализацию предприятий
и отсутствие общих производственных стандартов.
А главное, что фактически необходимости автоматизации производства не было, так как советские предприятия и старыми мощностями выполняли план. Затраченные колоссальные средства в большинстве случаев
не окупались, это выражалось в том, что для установки
современного оборудования в большинстве случаев
строилось новое предприятие, а не реконструировалось старое.
Советский Союз славился своими фундаментальными научными разработками, но не способность
применения (или позднее внедрение) достижений науки в производстве предопределило экономическое
отставание СССР от Запада.
Пензенский завод САМ (ВЭМ) был крупнейшим предприятием по производству математических
машин в СССР. Изученные нами источники, подтверждают общие тенденции жизнедеятельности советских предприятий. Широкая специализация производства, была в большинстве случаев помехой специализированному производству. Часто происходили
срывы с поставками комплектующих по не зависящим
от завода причинам. Возникали проблемы с освоением новой продукции из-за плохой или не доделанной
документации КБ. В целях выполнения плана часто
допускался брак в производство.
Эти и другие причины привели к тому, что помимо закупок продовольствия Советский Союз начинает
в 80х годах закупать и промышленное оборудование.
Список источников и литературы
1.Апокин И.А. История вычислительной техники: от
простейших счет, приспособлений до сложных релейных систем. М.: Наука, 1990. 262 c.
2.Бокарев Ю.П. СССР и становление постиндустриального общества на Западе, 1970 1980-е годы. М.: Наука,
2007. 381 с.
3.Васильев П.П., Миронов А.А. Тридцатилетие. Саратов: Приволжское книжное издательство. Пензенское
отд., 1977. 122 с.
4.Государственный архив Пензенской области (ГАПО).
Ф. 148. Оп. 1. Д. 2221, 2668, 2684, 3513, 4048.
5.ГАПО. Ф. 3983. Оп. 1. Д. 129.
6.Глушков В.М. Кибернетика. Вопросы теории и практики. М.: Наука,1986. 477 с.
7.Дубова Наталья. Очерки истории советской вычислительной техники. Очерк третий: Школа И.С.Брука.
Малые и управляющие ЭВМ // Открытые системы.
1999. N 3. С.67–71.
83
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ èì. Â. Ã. Áåëèíñêîãî
8.Захаров А. Имя компьютера – «Сура». // Пензенская
правда. 1987. 29 октября.
9.Захаров А. Осваивая новое поколение ЭВМ. // Пензенская правда. 1989. 16 мая.
10. Малиновский Б.Н. История вычислительной техники в
лицах. Киев: фирма «КИТ», ПТОО «А.С.К.», 1995. 384 с.
11.Масяков А. Здесь работают волшебники или о том, для
чего нужен компьютер. // Пензенская правда. 1986.
2 октября.
12.От БЭСМ до супер-ЭВМ. Страницы истории Института ИТМ и ВТ им. С. А. Лебедева АН СССР в воспоминаниях сотрудников // Под ред. Г. Г. Рябова. М.:
1988. Вып.1. 123 с.
84
Ãóìàíèòàðíûå íàóêè
¹ 15 (19) 2010 ã.
13.Пензенскому Технологическому Институту 40-лет.
Пенза: Издательство Пензенского технологического
института, 1999. 122 с.
14.Первенец пятилетки // Сталинское знамя. 1947.
30 декабря.
15.Соревнование двух систем: Актуальные проблемы мировой экономики. М.: Наука, 1970. 485 с.
16.Спиридонов В. Без четкого контроля. Что сдерживает производство товаров народного потребления на заводе ВЭМ // Пензенская правда. 1979.
24 мая.
17.Техника в ее историческом развитии: 70-е годы начало
XX в. М.: Наука, 1982. 510 с.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
145 Кб
Теги
ссср, техника, народной, применению, история, 9433, производства, электронновычислительной, 80е, хозяйства
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа