close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

3027.Интенсивность транспирации интродуцированных сортов сладкого миндаля на богарах Южного Кыргызстана

код для вставкиСкачать
ИНТЕНСИВНОСТЬ ТРАНСПИРАЦИИ ИНТРОДУЦИРОВАННЫХ
СОРТОВ СЛАДКОГО МИНДАЛЯ
НА БОГАРАХ ЮЖНОГО КЫРГЫЗСТАНА
Болотова Алтынай Сатыбалдыевна
научный сотрудник института ореховодства и плодовых культур южного
отделения Национальной академии наук Кыргызской республики,
720907, Кыргызская Республика, г. Джалал-Абад, ул. Б. Осмонова, 130
E-mail: bolotova_77@mail.ru
Шалпыков Кайыркул Тункатарович
д-р биол. наук, старший научный сотрудник Инновационного центра
фитотехнологий Национальной академии наук Кыргызской республики,
720071, Кыргызская Республика, г. Бишкек, проспект Чуй, 267
E-mail: alhor6464@mail.ru
TRANSPIRATION RATE OF INTRODUCED SORTS OF SWEET ALMOND
AT BOGARAS OF SOUTHERN KYRGYZSTAN
Altynay Bolotovа
Research scientist, Institute of Walnut and fruit crops
of the southern branch of the National Academy of Sciences of the Kyrgyz Republic,
720907, Kyrgyz Republic, Jalal Abad, B. Osmonov Str., 130
Kayirkul Shalpykov
Doctor of Biological Sciences, Senior Research scientist of the Innovation Center
phytotechnologies National Academy of Sciences of the Kyrgyz Republic,
720071, Kyrgyz Republic, Bishkek, Chui Avenue, 267
АННОТАЦИЯ
В течение трех вегетационных сезонов изучены величины интенсивности
транспирации 5 интродуцированных сортов сладкого миндаля (Amygdalus
vulgaris L.), произрастающих на богарах в предгорьях Южного Кыргызстана.
______________________________
Болотова А.С., Шалпыков К.Т. Интенсивность транспирации интродуцированных сортов
сладкого миндаля на богарах Южного Кыргызстана //
Universum: Химия и биология : электрон. научн. журн. 2016. № 1-2 (20) .
URL: http://7universum.com/ru/nature/archive/item/2906
Определены показатели дневного и сезонного хода, диапазоны колебаний
максимальных и минимальных значений интенсивности транспирации годовой
динамики с учетом почвенно-климатических условий. Исследования показали,
что дневной ход интенсивности транспирации имеет одновершинную, реже
двухвершинную кривую с максимумами в 11–12 и 14–16 часов дня. В целом
дневной ход интенсивности транспирации прямо пропорционален дневному
ходу температуры воздуха и обратно пропорционален дневным изменениям
относительной влажности воздуха. Более-менее плавный дневной ход
интенсивности транспирации исследуемых сортов отмечен в июне месяце.
Диапазоны
встречаемости
различных
классов
величин
интенсивности
транспирации у исследуемых нами интродуцированных в предгорных районах
Ферганской долины сортов сладкого миндаля сравнительно одинаковы,
но различимы по значениям распределения классов. Изученные сорта обладают
очень высоким потенциалом прочности против почвенной и атмосферной
засухи. В целом почвенно-климатические условия предгорий Южного
Кыргызстана благоприятны для возделывания сладкого миндаля и имеют очень
важное противоэрозионное и экологическое значение.
ABSTRACT
During three growing seasons the magnitude of transpiration of 5 introduced
varieties of sweet almond (Amygdalus vulgaris L.) is examined which grow
at bogaras in the foothills of Southern Kyrgyzstan. Indices of day and seasonal
variation, fluctuation range of maximum and minimum values of transpiration rate
of annual dynamics are determined taking into account soil and climatic conditions.
Studies have shown that daily course of transpiration has a single-vertex, at least
bimodal curve with maximums in 11–12 and 14–16 o’clock in the afternoon.
In general, the daily course of transpiration rate is directly proportional to the daily
course of air temperature and inversely proportional to the daily changes in relative
humidity. More or less smooth daily course of transpiration of studied varieties
is registered in June. The occurrence ranges of various intensity classes of values
transpiration studied by us and introduced in the foothills of the Ferghana Valley
almond varieties are relatively similar, but differ from the values of the distribution
classes. The studied varieties have a very high potential strength against atmospheric
and soil drought. In general, soil and climatic conditions of the foothills of Southern
Kyrgyzstan are favorable for the cultivation of sweet almonds and have a very
important anti-erosion and ecological significance.
Ключевые слова: Amygdalus communis, интенсивность транспирации,
биоэкологические особенности, сорта, расход воды.
Keywords: Amygdalus communis, transpiration rate, biological and ecological
features, varieties, water consumption.
Актуальность. Жизненный цикл каждого растения связан с отдачей
или испарением воды – транспирацией. Основу водного баланса зеленых
растений составляет интенсивность транспирации – интегрального показателя
степени водоснабжения растений.
В своих трудах Н.Н. Цветкова [23; 24] отмечает, что транспирация
как физиологический процесс является основой расходования воды, влияющей
на рост и развитие растений.
Как отмечают многие авторы, скорость расхода воды изменяется
от погодных
условий,
от
особенностей
видовых
и
возрастных,
морфологических и биологических, от места произрастания растения,
от глубины расположения корневых систем.
В своих исследованиях многие авторы, наблюдая за ходом водного режима
растений, отмечают, что наименьший показатель интенсивности транспирации
встречается у растений, произрастающих на влажных почвах, нежели на сухих,
менее
влажных
транспирации
почвенных
активируется
многовершинный
кривой
условиях.
в
утреннее
В
аридных
время,
(И.Н. Бейдеман [6],
условиях
дневной
ход
процесс
имеет
В.М. Свешникова [19],
Н.Н. Измайлова [12], К.Т. Шалпыков [24], Э.Т. Турдукулов [21]).
Ее уровень определяется воздействием внешних условий существования
и морфобиологическими особенностями растений.
Процесс транспирации зависит от многих показателей: от анатомической
структуры листьев, поведения и размера устьиц, от фазы развития растения,
от факторов
внешней
среды.
и видовым
показателем,
Транспирация
поэтому
отражает
является
генотипическим
экологические
особенности
организации вида [1].
Место, объекты и методы исследования
Изучение биоэкологических особенностей 5 интродуцированных сортов
сладкого миндаля Amygdalus vulgaris L. в условиях богары в предгорной зоне
юга Кыргызстана нами проводились с 2010–2012 гг.
Интенсивность транспирации (ИТ) определялась методом быстрого
взвешивания Л.А. Иванова [11] на торсионных весах ВТ-1000 и вычислялось
в граммах на 1 г сырого веса в 1 час. Основные измерения проводились с 8
до 18 часов через каждые два часа.
Математическую обработку данных наблюдений по ИТ производили
по формуле, предложенной А.А. Горшковой [7].
При определении элементов водного режима растений контролировались
и условия окружающей среды: температура и влажность почвы в различных
глубинах
(0–60 см).
Температура
различных
слоев
почвы
измерялись
почвенными термометрами Саввинова.
Измерения температуры и относительной влажности воздуха определяли
психрометром Ассмана. Влажность почвы измеряли весовым методом
А.А. Роде [17], непосредственно в дни эколого-физиологических наблюдений.
Результаты исследования
По итогам наших исследований можно охарактеризовать диапазоны
дневного и сезонного хода интенсивности транспирации (ИТ) о максимальных
и минимальных значениях ИТ.
В табл. 1 представлены сводные данные по величинам ИТ листьев
интродуцированных сортов сладкого миндаля, полученные нами в годы
исследований. За этот период абсолютные значения ИТ листьев сортов
сладкого миндаля колебалась от 0,17 г/г. час до 2,29 г/г час. Диапазоны
колебания ИТ по сортам изменяются в следующих пределах: Предгорный –
от 0,17 до 2,28 г/г. ч.; Бумажноскорлупной – от 0,23 до 2,29 г/г. ч.; Десертный –
от 0,28 до 2,35 г/г. ч.; Нонпарель – от 0,30 до 2,27 г/г. ч. и Космический –
от 0,92 до 1,89 г/г. ч.
В исследованиях И.Б. Амосовой [4] березы повислой в северной и средней
подзоне тайги ИТ в зависимости от роста составил у молодых генеративных
особей 1443 мг/г. час, у средневозрастных – 324 мг/г. час, у старых – 198 мг/г
час, также показатель ИТ в зависимости от кроны деревьев составил в верхней
части кроны 222 мг/г час, в нижней 243 мг/г час, в средней части в 2 раза
больше – 379 мг/г час.
В исследованиях К.Т. Тургунбаева [20] для 4 сортов яблони в предгорьях
Южного Кыргызстана также характерны различные показатели ИТ: самая низкая
величина транспирации была отмечена у сорта Делишес 2665,8 мг/дм2. час., самая
высокая у сорта Ренет Симиренко – 2913,6 мг/дм2. час. В условиях Самаркандской области Узбекистана в Советабадском лесхозе максимальная величина ИТ
в зависимости от возраста колеблется: у трехлетних растений миндаля обыкновенного 410–1242 мг/дц2.час, у восьмилетних 384,56 – 1103,54 мг/дц2.час [10].
Сравнительное изучение водного режима доминантов травяного покрова
в орехово-плодовых
лесах
на
разных
подпоясах
(на
разных
высотах
над уровнем моря – 1100 м, 1400 м, 2000 м) показало максимальную величину
ИТ у недотроги, коротконожки, герани, подмаренника, 3,1–1,9 г/г. час, самые
низкую ИТ – у крестовника (1,8–0,66 г/г. час) на верхнем (2000 м. над ур. м)
и среднем (1400 м. над ур. м.) подпоясах [13].
В результате исследований интенсивности транспирации лиственных
и хвойных пород Дж. Усуповой [22] отмечено, что для растений песчаных
отложений самые низкие средние величины отмечены у Pinus silvestris и Pinus
pallasiana – в пределах 328,5–680,3 мг/г. час; лугово-болотных песчаных почв
у Picea pungens – 686,9–907,6 мг/г. час; луговых песчаных почв у Caragana
arbоrescens – 1616,4–1655,5 мг/г. час.
В полевых исследованиях Б.Б. Алымкулова [2] ИТ листьев фасоли
обыкновенной в зависимости от сортов колебалась от 0,08 г/г. час до 1,94 г/г.
час. Изучение водного режима растений в условиях эродированных склонов
Киргизского хребта показало, что наибольшая ИТ отмечалась у Artemisia
dracunculus – 350 г/г. час, низкая ИТ – 240 г/г. час у Ziziphora tenuior,
Z. Clinopodiodes [3].
В условиях предгорной зоны Киргизского Ала-Тоо на лесных стационарах
Чон Арык и Беш-Кунгой на богарах наибольшие величины ИТ у дуба
черешчатого – 37,3 г/м2час, ясеня зеленого – 63,9 г/м2час, яблони Сиверса –
93,2 г/м2час, лоха узколистного – 94,4 г/м2час, абрикоса обыкновенного –
97,1 г/м2час, вяза перистоветвистого – 103,0 г/м2час, миндаля обыкновенного –
134,5 г/м2час, фисташки настоящей – 233, 8 г/м2час [5].
В условиях Сокулукского района Чуйской области и на территории
Ботанического сада выявлено, что ИТ различных сортов топинамбура в начале
вегетации при низкой температуре и повышенной влажности 60–70 % от ППВ
имеет пределы от 0,8 до 2 г/г. час. В летние жаркие месяцы в 10–11 и 14–15 часов
ИТ достигает максимума. Содержание воды в листьях сорта Интерес составил
от 74,4 до 80,8 %. Максимальное содержание наблюдалось в утренние часы,
к полудню показатель уменьшался, к вечеру снова увеличивался. Разница
между 3 сортами составила 3–4 % [9].
Показатели максимальных величин транспирации 5 исследуемых нами
сортов сладкого миндаля в условиях богары колеблются незначительно –
от 1,67 до 2,35 г/г. час. У раннецветущих сортов: Бумажноскорлупной
максимальная ИТ колеблется от 1,08 до 2,29 г/г. час и Нонпарель от 1,04
до 2,27 г/г. час, у среднецветущих: Десертный от 1,05 до 2,35 и Космический
от 1,85 до 1,94 г/г. час. У позднецветущего сорта Предгорный показатель ИТ
колебался от 1,76 до 2,28 г/г. час.
Как
отмечают
И.Б. Амосова [4],
А.А. Горшкова
и
Г.К. Зверева [8],
по степени снижения максимальной ИТ растений от начала и к концу вегетации
можно
определить
скорость
реакции
каждого
сорта
и
особенности
регулирования потери воды, с нарастанием засушливости с весеннего периода
до разгара и конца летнего периода. Учитывая это, нами за 3 года исследований
было рассчитано снижение максимальной ИТ сортов сладкого миндаля
от начала к концу вегетационного сезона.
Таблица 1.
Диапазоны колебания интенсивности транспирации листьев исследуемых сортов Amugdalus vulgaris L.,
г/г сырого веса в час
Примечание: в числителе – наибольшая; в знаменателе – наименьшая величина интенсивности транспирации.
При
изучении
к неблагоприятным
гидролабильности
механизма
условиям
и
физиологической
среды
большое
гидростабильности,
т. е.
адаптации
внимание
растений
уделяется
способности
их
поддержать
неизменным уровень тех или иных показателей водного режима [18].
При анализе данных по динамике наибольших и наименьших значений ИТ
в разные месяцы на протяжении сезона вегетации необходимо отметить,
что у сортов Предгорный и Бумажноскорлупной самая высокая транспирация
отмечается во второй половине июля (2,29 г/г. час). В первой половине июня
максимальная ИТ наблюдается у сортов Десертный и Нонпарель (2,27–2,35 г/г.
час), у сорта Космический максимальная ИТ наблюдалась в мае (1,94 г/г. час)
и июле (1,89 г/г. час). В основном показатели максимальной ИТ были отмечены
в июле, в период фазы активного роста и формирования плодов.
Следовательно, можно сказать, что максимальные величины транспирации
в течение вегетации и в разные по погодным условиям годы наблюдений
существенно не отклонялись. Это свидетельствует о том, что изучаемые сорта
сладкого миндаля, растущие на богарах, обладают сравнительно слабой
реакцией на изменения климатических факторов. Это отмечает в своем
исследовании
фисташки
К.А. Ахматов [5]:
настоящей
и
высокая
миндаля
интенсивность
обыкновенного
транспирации
обеспечивается
их
структурными особенностями (глубокая корневая система, ранний листопад)
и имеет очень важное значение в поддержании синтетических процессов
на высоком уровне.
С.И. Кокина [14] доказала, что повышенный уровень ИТ придает
растениям высокий терморегулирующий эффект, благодаря которому растения
могут
существовать
в
крайне
аридных
условиях.
В
своих
трудах
К.П. Рахманина [16], К.П. Попов [15] подчеркивают, что ни одно дерево, кроме
Pistacia vera, включая Amygdalus communis не выдерживают экстремальных
климатических условий, складывающихся летом в предгорьях Средней Азии.
Соотношение между самыми высокими и самыми низкими значениями
транспирации у исследованных интродуцентов сладкого миндаля показало,
что у
Нонпарель
наибольшая
ИТ
превышает
наименьшую
в
7 раза,
у Десертного и Космического в 8 раз, у Бумажного в 10 раз и у Предгорного
в 13,5 раза. Следовательно, сорт Предгорный имеет ярко выраженные
соотношения ИТ, что объясняется его поздним цветением и ранним
созреванием плодов. По сравнению с другими сортами фенологические фазы
проходят в короткие сроки, т. е. на фоне повышенных физиологических
параметров.
Если водоснабжение растений ограничено, то активная транспирация
растений приурочивается к утренним часам и дневной ход имеет вид
одновершинной, резко ниспадающей кривой. При оптимальны условиях
водообеспеченности максимальная ИТ приходится на полуденные часы [19].
В апреле месяце все изучаемые сорта имели относительно низкие значения
дневных амплитуд (0,65–1,42 г/г. час.), затем, с усилением метеорологических
факторов
и
интенсивным
ростом
и
развитием
древесных
культур,
максимальные колебания амплитуд приурочиваются к летним месяцам,
а к концу периода вегетации незначительно снижаются (0,62–1,42 г/г.час.).
Сравнивая данные трехлетних исследований, в 2010 году мы отметили
амплитуды дневного колебания ИТ от 1,27 до 1,64 г/г. час., в 2011 году были
отмечены максимальные показатели от 1,35 до 1,98 г/г. час., а в 2012 году –
от 1,25 до 1,83 г/г. час. Это объясняется тем, что в 2011 году июнь месяц был
очень засушливым. Сезонная амплитуда ИТ колебалась от 1,43 до 2,12 г/г. час.
Наиболее высокие сезонные отклонения потери влаги отмечены у сортов
Предгорный и Десертный, наименьший – у сорта Космический. Сорта
Бумажноскорлупной и Нонпарель занимают промежуточное положение.
Кривые дневного хода ИТ в основном носят одновершинный характер,
повышение скорости транспирации до максимальных значений приходится
на 14–16 чаов дня.
Резюмируя выше приведенное, можно утверждать, что в целом дневной
ход ИТ прямо пропорционален дневному ходу температуры воздуха и обратно
пропорционален дневным изменениям относительной влажности воздуха.
Более плавный дневной ход ИТ исследуемых сортов отмечен в июне.
На рис. 1 показаны гистограммы частоты встречаемости всех значений ИТ
в % от общего числа определений (990 определений) в 2010–2012 гг.
Рисунок 1. Частота встречаемости величин интенсивности
транспирации (г/г. час) в листьях интродуцированных сортов сладкого
миндаля (2010–2012 гг.).
Для полноты анализа было определено 12 классов с интервалом по 0,2 г/г. час.
Оказалось, что распределение величин ИТ имеет сортовые особенности.
Так, минимальные 0–0,2 г/г. час и максимальные 2,0–2,3 г/г. час величины
встречаются в малом количестве: от 2 до 2,5%. Для показателей ИТ
Предгорный характерны величины от 0,4–0,6 и 1,0–1,2 г/г. час, встречаемость
которых
соответственно
равна
18,7
и
19,6%.
У
сортов
Нонпарель
и Космический основное количество значений ИТ находится в пределах класса
от 0,4–0,6 и 0,8–1,0 г/г. час, встречаемость которых составляет у сорта
Нонпарель 22,2 и 19 % и Космический 23,2 и 16,2 % соответственно. У сорта
Бумажноскорлупной значение ИТ колеблется в пределах класса 0,6–0,8
и 0,8–1,0 г/г. час, встречаемость равна 18,6 и 19,1 %. У сорта Десертный
величины ИТ чуть выше – от 0,4–0,6 и 1,0–1,2 0 г/г. час, встречаемость которых
соответственно равна 14,6 и 19,6 %. Для сорта Космический характерны
в основном значения ИТ от 0,6 до 1,6 г/г. час, что составляет 75 % случаев
от всех измерений за годы исследований.
Таким образом, диапазоны встречаемости различных значений ИТ
у 5 интродуцированных сортов сладкого миндаля сравнительно одинаковы,
но различимы по значениям распределения классов. В фазе роста и развития
на течение ИТ непосредственно влияют климатические условия района
исследования, доходящие в отдельные годы до экстремального значения.
Заключение
Таким образом, исследования показали, что дневной ход интенсивности
транспирации
имеет
одновершинную,
реже
двухвершинную
кривую,
с максимумами в 11–12 и 14–16 часов дня. В целом дневной ход ИТ прямо
пропорционален
дневному
ходу
температуры
воздуха
и
обратно
пропорционален дневным изменениям относительной влажности воздуха.
Более плавный дневной ход ИТ исследуемых сортов отмечен в июне.
Диапазоны встречаемости различных классов величин ИТ у исследуемых
сортов сладкого миндаля сравнительно одинаковы, но различимы по значениям
распределения
классов.
Изученные
сорта
обладают
очень
высоким
потенциалом прочности против почвенной и атмосферной засухи.
В
целом
почвенно-климатические
условия
предгорий
Южного
Кыргызстана благоприятны для возделывания сладкого миндаля и имеют очень
важное противоэрозионное и экологическое значение.
Список литературы:
1.
Абражко В.И. Особенности водного режима кустарничков и трав //
Факторы регуляции экосистем еловых лесов. – Л., 1984.
2.
Алымкулов Б.Б. Водный режим фасоли обыкновенной. – Бишкек, 2010. –
148 с.
3.
Акматовa Б. Интенсивность транспирации на эродированных склонах
(Artemisia dracunculus, A. santolinifolia, Ziziphora clinopodioides, Ziziphora
tenuior, Poa relaxa, Eremurus fuscus) // Экология растений эродированных
склонов. – Фрунзе, 1972. – С. 56–69.
4.
Амосова И.Б. Интенсивность транспирации березы повислой в условиях
северной и средней подзоны тайги // Экологические проблемы севера:
межвуз. сб. научных трудов. – Арх-к: изд-во АГТУ, 2009. – Вып. 12. –
С. 21–24.
5.
Ахматов К.А. Адаптация древесных растений к засухе (на примере
предгорий Киргизского Ала-Тоо. – Фрунзе: Илим, 1976. – 199 с.
6.
Бейдеман И.Н., Паутова В.П. Водный режим растений на островах
и берегах озера Байкал и методика его изучения. – М.: Наука, 1969. – 384 с.
7.
Горшкова А.А. Биология степных пастбищных растений Забайкалья //
Экология флоры Забайкалья. – Иркутск, 1971. – С. 8–112.
8.
Горшкова А.А., Зверева Г.К. Экология степных растений Тувы.
–
Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1988. – 117 с.
9.
Долотбаков А.К. Биология и экология различных сортов и гибридов
топинамбура (Hellianthus tuberosus), интродуцированных в Кыргызской
республике // Журнал «Мир науки» 1-ый междун. конгресс студентов
и молодых ученых. – Алматы, 2007. – С. 19–20.
10. Дружинин В.С. Агротехника создания промышленных плантаций миндаля
обыкновенного на равнинно-холмистой богаре Самаркандской области
Узбекской ССР (на примере Советабадского лесхоза): автореф. дис. …
канд. с-х. наук. – Алма-Ата, 1990. – 23 с.
11. Иванов Л.А.
О
методе
быстрого
взвешивания
для
определения
интенсивности транспирации в естественных условиях // Ботан. журн. –
1950. – Т. 35, № 12. – С. 171–185.
12. Измайлова Н.Н. Водный режим растений как показатель функциональной
активности видов в сообществах // Эколого-физиол. исслед. пустынных
фитоценозов. – Алма-Ата, 1987. – С. 78–85.
13. Козаченко Л.Ф. Водный режим доминатов травяного покрова ореховоплодовых лесовь// Эколого-физиологические исследования в ореховоплодовых лесах Южной Киргизии. – Фрунзе, 1985. – С. 75–82.
14. Кокина С.И. Водный режим и внутренние факторы устойчивости растений
песчаной пустыни Кара-Кум // Проблемы растениеводческого освоения
пустынь. – Л., 1935. – Вып. 4. – С. 99–196.
15. Попов К.П. О вегетативном возобновлении фисташки настоящей //
Лесоведение. – 1974. – № 1. – С. 12–19.
16. Рахманина К.П. Водный режим эдификаторов некоторых типов древесной
растительности ущелья Кодара // Физиология древесных растений
Таджикистана. – Душанбе, 1962. – С. 125–162.
17. Роде А.А. Основы учения о почве. – Л.: Гидрометеоиздат, 1965. – 170 с.
18. Свешникова В.М. Водный режим растений и почв высокогорных пустынь
Памира // Тр. ботан. ин-та АН Тадж.ССР. – Душанбе, 1962. – Т. 19. – 247 с.
19. Свешникова В.М.
Доминанты
казахстанских
степей:
физиологическая характеристика). – Л.: Наука, 1979. – 192 с.
(Эколого-
20. Тургунбаев К.Т.
Биологические особенности
яблони
в
предгорных
условиях юга Кыргызстана: автореф. дис. … канд. биол. наук. – Бишкек,
2000. – 23 с.
21. Турдукулов Э.Т.
Водный
режим
растений
основных
травянистых
сообществ Северного Тянь-Шаня: автореф. дис. … д-ра биол. наук. –
Бишкек, 1998. – 39 с.
22. Цветкова Н.Н. Транспирация и её значение в жизни растений: Библиогр.
указ. – Л.: БАН СССР, 1962. – 159 с.
23. Цветкова Н.Н. Транспирация и её значение в жизни растений: Библиогр.
указ. – Л., БАН СССР, 1966. – 185 с.
24. Шалпыков К.Т.
жизненных
Биоэкологические
форм
особенности
Прииссыкулья
растений
(фитоценология,
различных
морфология,
физиология, биохимия и растительные ресурсы): автореф. дис. … д-ра.
биол. наук. – Бишкек, 2014. – 48 с.
References:
1. Abrazhko V.I. Features of water regime of shrubs and herbs. Faktory reguljacii
jekosistem elovyh lesov. [Factors of regulating ecosystems of spruce forests],
Leningrad, 1984. (In Russian).
2.
Alymkulov B.B. Water regime of common bean. Bishkek, 2010. 148 p.
(In Russian).
3.
Akmatova B. The transpiration rate on eroded slopes (Artemisia dracunculus,
A. santolinifolia, Ziziphora clinopodioides, Ziziphora tenuior, Poa relaxa,
Eremurus fuscus). Ekologiia rastenii erodirovannykh sklonov. [Plant ecology of
eroded slopes], Frunze, 1972. pp. 56–69 (In Russian).
4.
Amosova I.B. The transpiration rate of birch in a northern and middle taiga
subzone.
Ekologicheskie
problemy
severa:
mezhvuz.
sb.
nauchnykh
trudov. [Environmental problems of the north: Interuniversity collection
of scientific papers], Arkhangelsk, ASTU Publ., 2009, ed. 12, pp. 21–24
(In Russian).
5.
Akhmatov K.A. Adaptation of woody plants to drought (for example, the
foothills of the Kyrgyz Ala-Too. Frunze, Ilim Publ., 1976. 199 p. (In Russian).
6.
Beideman I.N.,
Pautova V.P.
Water
treatment
plants
in
the
islands
and the shores of Lake Baikal and the methodology of its study. Moscow, Nauka
Publ., 1969. 384 p. (In Russian).
7.
Gorshkova A.A. Biology of steppe pasture plants of Zabaikalye. Ekologiia flory
Zabaikal'ia. [Ecology of flora of Zabaikalye], Irkutsk, 1971, pp. 8–112
(In Russian).
8.
Gorshkova A.A., Zvereva G.K. Ecology of steppe plants of Tuva. Novosibirsk,
Nauka. Siberian division Publ., 1988. 117 p. (In Russian).
9.
Dolotbakov A.K. Biology and ecology of different varieties and hybrids
of Jerusalem artichoke (Helianthus tuberosus), introduced in the Kyrgyz
Republic. Zhurnal “Mir nauki” 1-yi mezhdun. kongress studentov i molodykh
uchenykh. [Magazine "World of Science 'first Intern. Congress of students and
young scientists], Almaty, 2007, pp. 19–20 (In Russian).
10. Druzhinin V.S. Farming creation of industrial plantations of almonds
on ordinary plain-hilly rainfed Samarkand region of the Uzbek SSR (based
on the example of Sovetabadsky forestry). Cand. agricult. sci. diss. Almaty,
1990. 23 p. (In Russian).
11. Ivanov L.A. On the method of rapid weighing to determine the rate
of transpiration under natural conditions. Botan. zhurn. [Botanic journal], 1950,
vol. 35, no. 12, pp. 171–185 (In Russian).
12. Izmailova N. N. Water treatment plants as a measure of functional activity
of species
in
communities.
Ekologo-fiziol.
issled.
pustynnykh
fitotsenozov. [Ecological and physiological studies of desert phytocenoses],
Almaty, 1987, pp. 78–85 (In Russian).
13. Kozachenko L.F. Water regime of dominate sward of walnut-fruit forests.
Ekologo-fiziologicheskie issledovaniia v orekhovo-plodovykh lesakh Iuzhnoi
Kirgizii. [Ecological and physiological studies in the walnut-fruit forests of
Southern Kyrgyzstan], Frunze, 1985, pp. 75–82 (In Russian).
14. Kokin S.I. Water regime and internal factors of plant resistance sandy desert
Kara Kum. Leningrad, 1935, ed. 4, pp. 99–196 (In Russian).
15. Popov K.P. About vegetative resumption of pistachio. “Lesovedenie” № 1.
1974, pp. 12–19 (In Russian).
16. Rakhmanina K.P. Water regime of edificators certain types of woody vegetation
gorge Kodar. Fiziologiia drevesnykh rastenii Tadzhikistana. [Physiology
of woody plants in Tajikistan], Dushanbe, 1962, pp. 125 – 162 (In Russian).
17. Rode A.A. Fundamentals of soil. Leningrad, Gidrometeoizdat Publ., 1965.
170 p. (In Russian).
18. Sveshnikova V.M. Water treatment plants and soils high-altitude deserts
of the Pamirs. Tr. botan. in-ta AN Tadzh.SSR. [Works of botan. institute
of the Academy of Sciences of Tadzh.SSR], Dushanbe, 1962, vol. 19, 247 p.
(In Russian).
19. Sveshnikova V.M. Dominants of Kazakh steppes (Ecological and physiological
characteristics). Leningrad, Nauka Publ., 1979. 192 p. (In Russian).
20. Turgunbaev K.T. Biological features of apple trees in the foothills of southern
Kyrgyzstan conditions. Cand. biol. sci. diss. Bishkek, 2000. 23 p. (In Russian).
21. Turdukulov E.T. Water treatment plants of basic grasslands of Northern Tien
Shan. Dr. biol. sci. diss. Bishkek, 1998. 39 p. (In Russian).
22. Tsvetkova N.N. Transpiration and its importance in the life of plants:
Bibliographic index. Leningrad, BAN SSSR Publ., 1962. 159 p. (In Russian).
23. Tsvetkova N.N. Transpiration and its importance in the life of plants:
Bibliographic index. Leningrad, BAN SSSR Publ., 1966. 185 p. (In Russian).
24. Shalpykov K.T. Biological features of plants of different life forms of Issyk-Kul
region (phytosociology, morphology, physiology, biochemistry, and plant
resources). Dr. biol. sci. diss. Bishkek, 2014. 48 p. (In Russian).
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
563 Кб
Теги
сортов, южного, 3027, богарах, транспирации, миндаля, интенсивности, кыргызстана, сладкого, интродуцированных
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа