close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Религиозно-нравственное учение Л. Н. Толстого и современность

код для вставкиСкачать
RUSSIA BETWEEN THE PAST AND THE FUTURE: SEARCH
OF IDENTIFICATION IN EAST – WEST SYSTEM
I.V. Razumovsky
The processes of self-determination and identification of Russia in the new conditions of geopolitical realities in the East - West system are researched.
Key words: Eurocentrism, Americanocentrism, asiacentrism and Russia-centrism,
Eurasian unity, mental standards.
Razumovsky Igor Valentinovich, PhD (Philosophy), Associate Professor,
tulgu_filosofia@mail.ru, Russia, Tula, Tula State University.
УДК 23/28:215:234.2:236: 241
РЕЛИГИОЗНО-НРАВСТВЕННОЕ УЧЕНИЕ Л. Н. ТОЛСТОГО
И СОВРЕМЕННОСТЬ
Е. Н. Чеснова
Посвящается рассмотрению религиозно-нравственных представлений Л.Н.
Толстого, понимания им феномена веры, важности нравственного поведения. Анализируется вопрос актуальности учения религиозного мыслителя современным духовным
реалиям. Исследуется проблема цельности учения Л. Н. Толстого. При анализе религиозно-нравственного учения мыслителя проводятся параллели с учением христианства.
Затрагивается проблема влияния религиозных, философских учений, отдельных философов на формирование мировоззрения Л. Н. Толстого и его учение.
Ключевые слова: Л. Н. Толстой, вера, любовь, действия, спасение, парадигма
мышления, секуляризация.
Обращение
к
религиозно-нравственным
представлениям
Л. Н. Толстого обусловлено современностью его взглядов и самого образа
жизни великого русского мыслителя. Во многом он предвосхитил то, что
сейчас мы наблюдаем в обществе, культуре, духовно-нравственной сфере.
В современном мире мы наблюдаем процессы мультикультурации, глобализации, дальнейшей секуляризации всех сфер жизни человека, демифологизации религиозных символов, учения. Мы также видим тенденции ресакрализации, религиозного возрождения, интереса к религии, обращение к
духовно-нравственным основам жизни. Это происходит как в контексте
национальной политики государства (например, проблема духовных основ
общества, стремление выйти из культурного кризиса, ценностной аномии),
государственно-церковных отношений, межконфессионального диалога,
движения экуменизма, так и в сугубо личной сфере. Современная парадигма мышления общества, отдельного человека в большей мере являет
61
собой синкретичное образование, где культура, в которой сформировалась
личность человека, может быть православной, а ценности, реализуемые им
в собственной жизни, - либеральными, секулярными, далекими от Нагорной проповеди. Взгляды человека могут кардинально меняться на протяжении всей его жизни из-за поиска духовно-нравственных основ жизни,
понимания веры. Духовный поиск неизбежен для всех, но быть незаурядной цельной личностью, способной оказывать влияние на весь мир, могут
единицы. Лев Николаевич Толстой, идеи которого развивались и продолжают жить не только на родине в России, но и в Финляндии, Индии, Китае,
Японии, Соединенных Штатах Америки, Колумбии и т.д., являет собой
именно такую нравственно цельную личность.
Понимание современного общества, культуры, ценностей невозможно без обращения к истории, истокам духовной традиции. В этом
плане личность Л. Н. Толстого является знаковой, во многом предвосхитившей в своем учении корни духовно-нравственных проблем современной культуры. Понимание Л.Н. Толстым Бога, связи человека с Ним, отношение к культовой практике предвосхитило популярную сейчас концепцию личного Бога, отход и неприятие современным человеком культовой
практики, постулирование личной связи с Богом. Данная концепция изначально в большей мере характерна была для протестантизма, но на современном этапе является одной из характерных черт религиозного самосознания в обществе. В России данная концепция также присутствует нередко на бессознательном уровне. Современных православных верующих,
например, исходя из их отношения к Богу, роли религии в жизни, к культовой сфере, в большей мере можно определить как людей православной
культуры, а не как «воцерковленных» верующих.
Личность Толстого неоднозначна. За свои духовные искания, умоперемену, стремление к истокам христианского вероучения и, как следствие, резкую, радикальную критику церкви он поплатился отлучением от
православной церкви, был обвинен в православных и проправославных
кругах в антихристианском, аморальном инакомыслии, нигилизме. Его
взгляды были определены как еретические. На современном этапе собственное прочтение Библии, раскрытие основ христианского вероучения,
религиозный синкретизм сознания, синтез различных религиозных учений
при формировании собственного мировоззрения, религиозная мобильность, понимание религии как «социального костюма», отстаивание права
на личный свободный выбор – «еретический императив» (П. Бергер) являются нормой. Все эти последствия процессов секуляризации во многом характеризовали жизнь и личность религиозного мыслителя. В этом плане
Л. Н. Толстой в полной мере современен нам и необходим как образец
цельной нравственной личности в период кризиса ценностей и культуры.
Неоднозначность фигуры Л.Н. Толстого раскрывается и в том, что
его называют и христианским мыслителем, и анархистом, и светским ми62
стиком, и монистом, и деистом, и т.д. Но чтобы приблизиться к пониманию личности мыслителя, необходимо учитывать множество факторов: и
историческую обстановку в период его жизни и творчества, идеи, под влиянием которых складывалось его мировоззрение, переломные моменты в
его жизни, а также к основополагающим ценностям жизни, которых придерживался в своих взглядах мыслитель и реализовывал в своей жизни.
Л. Н. Толстой, будучи рожденным в православной вере, выходит в своем
духовном поиске за ее пределы. В учении мыслителя мы видим следы влияния протестантизма, немецкой философии. В частности, исследования
И. Канта теоретических идей протестантизма и культовой практики сформировали собственный подход и методологию к пониманию религиозной
догматики православия, религиозной культовой практики. Л. Н. Толстой
вслед за И. Кантом стремится наделить религиозные догмы светскими,
мирскими качествами [12, с. 60]. Также Л. Н. Толстой при исследовании
идеи Бога полностью поддерживает позицию И. Канта о невозможности
доказательства существования Бога, но в самом понимании Бога они расходятся, так же как и в интенсивности критики церкви, церковной иерархии (И. Кант более осторожен в данном вопросе), хотя критика церкви
строится на одинаковых позициях. За очень резкую и глубокую критику
церкви Л. Н. Толстым его публично отлучили от православной церкви.
Во времена жизни мыслителя были популярны идеи атеизма, скептицизма, позитивизма, анархизма. Что также оказало влияние на формирование мировоззрения, а в дальнейшем и на религиозно-нравственный синтез мыслителя. Сильное влияние на религиозного мыслителя оказали Ж.Ж. Руссо и А. Шопенгауэр. Л.Н. Толстому также близки идеи ислама
(например, на это указывают в своих трудах Е. Д. Мелешко,
Ю. В. Назарова). В понимании непротивления злу силой, неделания учение
Толстого возводится, с одной стороны, к системам конфуцианства, буддизма и даосизма. Например, С. Е. Юрков в своих исследованиях упоминает о том, что религиозный мыслитель был «хорошо знаком с учением
Лао-цзы о недеянии («у-вэй»)», указывая на ссылки Л. Н. Толстым на учение в своих трудах «Путь жизни», «Мысли мудрых людей на каждый
день» [15, с. 96-97]. С другой стороны, учение Толстого стоит в тесной
связи с христианским вероучением. Но, несмотря на широту взглядов
мыслителя, его эрудицию, христианский концепт (а именно идеалы раннего христианства, не ортодоксального православного, протестантского, католического христианства) остается главенствующим в его учении. Он выступает базисом для развертывания эго оригинального учения. Например,
Е. Д. Мелешко определяет учение мыслителя именно как христианскую
этику.
В своем учении Л. Н. Толстой раскрывает в русле христианской
традиции проблематику греха и пороков, дает свою классификацию греха
(данная проблема в различных своих аспектах исследуется Е. Д. Мелешко,
63
В. Н. Назаровым, С. А. Гусовой, А. Ю. Кашириным и т.д.). Свое понимание борьбы с грехом религиозный мыслитель показывает на примере собственной жизни, доказывая важность нравственного деяния. В этом плане
представляются необоснованными обвинения со стороны православных
кругов Л. Н. Толстого в его аморальности, безнравственном поведении.
Одной из основополагающих характеристик духовной жизни человека Л. Н. Толстой видел его веру. По мнению Е. Д. Мелешко, проблема
веры всегда являлась центральной для религиозно-нравственных исканий
мыслителя. Вера, будучи одним из многоаспектных, эволюционирующих,
динамических, многофункциональных феноменов, выступает парадигмой
мышления современного человека. В учении мыслителя раскрытие веры
характеризуется таким универсальным для христианской теологии (католической и протестантской теологии, православного богословия), религиозной этики критерием веры как нравственная добродетель. В христианской теологии вера имеет духовно-нравственное значение в жизни человека, разбирается наряду с такими категориями, как любовь и надежда, добро
и зло, рассматривается через связь с делами людей, их мотивами, волей. У
Л. Н. Толстого вера - «неизбежное свойство души», которые наряду с душой и Богом является одним из ее метафизических начал [7, с. 413]. Уже в
первой своей исследовательской работе «Соединение и перевод четырех
Евангелий» (1879 г.) он пытается определить сущность истинной веры
[4, с. 10; 3, с. 10]. Религиозный феномен коренится «в единой нравственной основе жизни», общей для всех христианских вероучений, основывается на смысле, «который мы приписываем жизни» [5, с. 267]. Мыслитель
называет веру «истинной верой» и определяет ее критерием нравственной
жизни. В связи с этим вера раскрывается в ее неразрывной связи с делами,
поступками человека (вера содействует делам, которые совершают веру
«делают веру верою»), с ее практической стороной. Без дел вера «это только желание верить во что-нибудь» [5, с. 266]. В данном осмыслении смысла веры нет кардинального расхождения с христианской теологией, в том
числе не противоречит православному пониманию веры и дел человека,
основанных на ней. Для христианской концепции, православного богословия, как и для учения Толстого, характерно понимание, что вера истинная
предстает как совершаемое действие, имеющее смысл только в исполнении воли Бога, но не в личном благе. Вера и поступки человека коррелируются тем учением, в которое тот верит; актуализация веры, ценностная
направленность будут характеризовать истинность веры [5, с. 268]. Деятельностная дефиниция также раскрывается у Толстого и в понимании
любви, которая должна не только сопровождать каждое действие человека,
совершаемое им во благо других, направленное на достижение блага, но и
понимаематься как «разумная деятельность человека» [8, с. 478, 483; 2,
с. 4]. Соединение веры и любви в делах также не противоречит православ64
ной традиции, являясь универсальным критерием для христианской теологии.
Вера органично вплетается в его учение о непротивлении злу силой,
выступает основанием спасения от «погибельной жизни», от дурной мирской жизни [5, с. 224, 235]. Вера предстает как моральный критерий, нравственная добродетель, основание для нравственных представлений (добра,
зла, блага и т.д.), мотивации человека. В рамках гносеологической проблематики учения мы видим реализацию такого критерия веры, как рациональность. Вера предстает у него как «разумное сознание» человеком
смысла своей жизни, разумная вера, первый познающий принцип, духовное знание и сила жизни. Она выступает в качестве мировоззрения, в котором происходит оценка «всех явлений жизни» [5, с. 269]. В рамках истинности веры мыслитель затрагивает проблему неверия человека, которое
означает для него желание утвердиться в том, чего нет. Это ложная вера.
Признаками истинной веры выступают ясность и простота, неизменность,
отсутствие эгоизма и гордыни, первыми предметами являются человек и
жизнь. Л.Н. Толстой в целом создает свое оригинальное учение о вере,
своеобразную «философию веры», продолжающую русскую традицию
цельного духовного знания, ярко выраженную в славянофильстве, как считает Е. Д. Мелешко [3, с. 10-11]. Можно отметить, что вера в учении Толстого обладает огромным потенциалом и влиянием на жизнь, духовность,
нравственность человека. Рассмотрение религиозной веры Л. Н. Толстым
перекликается с воззрениями в протестантизме на место и роль веры в
жизни человека (спасения только верой, вера как мирская аскеза, но основанная на принятии учения о непротивлении злу силой). В особенности
концепция веры Толстого созвучна учению неортодоксального протестантского теолога ХХ века П. Тиллиха. Наиболее близко понимание Толстым веры кантовскому пониманию протестантской веры – «моральной
веры» [12, с. 71]. В этом Толстой отходит от православной традиции, в
частности, в идее и основаниях спасения.
Также оригинальность учения Л. Н. Толстого проявляется и в его
эсхатологических воззрениях, которые в большей степени представлены в
его работе «Исследование догматического богословия» (1879-1880 гг.). С
одной стороны, он не отрицает в полной мере эсхатологические представления христианства, но, следуя традициям православного богословия, не
приемлет католической идеи о Чистилище. Толстой принимает существование Частного суда сразу после смерти человека. С другой стороны, дает
свое понимание смерти в рамках индивидуальной и всемирной эсхатологии. Сама смерть понимается им как одна из ступеней целого ряда «изменений, совершающихся со всеми», в различных индивидуальных комбинациях [6, с. 77], что выражает представления мыслителя об изменении формы жизни после смерти. Причем в данном ряду изменений главным выступает духовно-нравственное измерение в процессе совершения суда (ис65
следования) и воздаяния, возмездия [7, с. 275]. В понимании последнего он
вступает в разрез с православной и вообще с христианской культовой традицией. Л. Н. Толстой указывает на стяжательный аспект производимых
церковью молитв за усопшего, которые направлены на смягчение участи
грешника после смерти и Страшного Суда. Негативное отношение к плате
за этот вид духовно-культовой деятельности основан на стремлении религиозного мыслителя к первоначальному христианству, к учению Иисуса
Христа, очищенного от последующих наслоений учения ап. Павла, Отцов
Церкви, православных богословов. Л. Н. Толстой также отходит от догматов христианской традиции в понимании учения о наступлении «последнего дня», Всеобщего суда, окончательной участи людей. Он не признает
второго пришествия Иисуса Христа, ада с вечными мучениями, дьяволами
и рая, постоянного блаженства в загробном мире. Основополагающим для
него становится признание жизни вечной, воздаяния «везде». Наступление
«последнего дня», Всеобщего суда знаменует прекращение истории и жизни, которая основана на безбожном законе мира. Но это не является основанием для обвинения его в аморальности, неверии и антихристианстве
мыслителя и не может оправдать эти обвинения.
В заключение можно отметить, что религиозно-нравственное учение Л. Н. Толстого это не просто ретроспектива развития человечества в
духовном и историческом плане, это глубинное проникновение в истоки и
смысл его религиозности, нравственности, сотериологических, эсхатологических представлений. Духовно-нравственный синтез, выразившийся в
учении Толстого, имеет универсальное значение, имеет точки соприкосновения с различными учениями, религиями. Он в большей мере соответствует современной парадигме мышления человека, так же как и постсекулярной культуре и обществу, о наступлении которых пишут современные,
философы, религиозные деятели, среди которых мы хотели бы отметить
Ю. Хабермаса, Й. Ратцингера, М. Кинга. Последовательное рассмотрение
и осмысление учения великого мыслителя и писателя необходимо для понимания духовного мира человека, его мировоззрения. Это также может
послужить основанием для раскрытия экзистенциальных оснований человека в современном мире.
Список литературы
1. Вершилло Р. Толстой Лев Николаевич [Электронный ресурс] //
Антимодернизм. Ру. Православная миссионерская энциклопедия: [cайт].
URL: http://antimodern.wordpress.com/2010/04/11/tolstoy-4/ (дата обращения:
6.09.2014 г.).
2. Гельфонд М. Л. Философия любви Л. Н. Толстого // Известия
ТулГУ. Гуманитарные науки. Вып. 1. Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. С. 3-13.
66
3. Мелешко Е. Д. Христианская этика Л. Н. Толстого. М.: Наука,
2006. 309с.
4.
Мелешко
Е.Д. ,
Гусова
С.А. Моральная
философия
Л.Н. Толстого: учеб. пособие. Тула: Изд-во ТГПУ им. Л.Н. Толстого, 2005.
98 с.
5. Толстой Л. Н. В чем моя вера? // Л. Н. Толстой. В поисках веры.
М.: Мартин, 2006. 384 с.
6. Толстой, Л.Н. Исповедь. Тайный дневник. Ростов-н/Д: Феникс,
1998. 544 с.
7. Толстой Л. Н. Исследование догматического богословия // Л.Н.
Толстой. Полн. собр. соч.: в 90 т. Т. 23. Произведения 1879-1884. М.: Худож. лит., 1957. 584 с.
8. Толстой Л. Н. Круг чтения: Избранные, собранные и расположенные на каждый день Л. Толстым мысли многих писателей об истине,
жизни и поведении, 1904—1908. Т. 1. 1957. 608 с.
9. Толстой Л. Н. О жизни // Л. Н. Толстой. Избранные философские
произведения. М.: Просвещение, 1992. 527 с.
10. Чеснова Е. Н. Осмысление феномена веры в религиознонравственном учении Л.Н. Толстого [Электронный ресурс] // Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л.Н. Толстого. № 3.: [сайт] Тула, [2012]. URL:
http://tsput.ru/fb/hum/3/index.html#82 (дата обращения: 16.09.2013 г.).
11. Чеснова Е. Н., Якимова Е. Г. Вера и эсхатология в религиознонравственном учении Л.Н. Толстого // Наследие Л.Н. Толстого в гуманитарных парадигмах современной науки: материалы XXXIV Междунар.
Толстовских чтений. Тула: Изд-во ТГПУ им. Л.Н. Толстого, 2014.
С. 311-315.
12. Шмелев В. Д. И. Кант и Л. Н. Толстой об истинах религии. //
Кантовский сборник. Вып. 18.: [сайт], [1994]. URL: http://kant-online.ru/wpcontent/uploads (дата обращения: 6.09.2014).
13. Шмелев В. Д. Л. Н. Толстой о гармонии религии и науки// Вестник ОГУ. №2: [сайт] [2009]. URL: http://vestnik.osu.ru/2009_2/6.pdf (дата
обращения: 6.09.2014 ).
14. Шмелев В. Д. Правдивость - отличительная черта религиозного
поиска Л. Н. Толстого// Вестник ОГУ.
№1: [сайт] [2011]. URL:
http://vestnik.osu.ru/2011_1/8.pdf (дата обращения: 1.09.2014).
15. Юрков С.Е. Проблемы современной этики и Л. Толстой // Известия
ТулГУ. Гуманитарные науки. Вып. 1. Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. С. 92-100.
Чеснова Елена Николаевна, канд. филос. наук, Elenika.Nova@gmail.com, Россия. Тула, Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого.
67
RELIGIOUS AND MORAL TEACHINGS OF LEO TOLSTOY AND MODERNITY
E.N. Chesnova
The article is devoted to the religious and moral ideas of Leo Tolstoy, his understanding of the phenomenon of faith and the importance of moral behavior. The article looks
into the issue of relevance of the teachings of the religious thinker to modern spiritual realities. The article analyzes the problem of integrity of Leo Tolstoy‟s teachings. When analyzing
the religious and moral teaching of the thinker, the author of the article draws parallels with
the teachings of Christianity. The author addresses the issue of the influence of religious and
philosophical doctrines of certain philosophers on shaping the worldview of Leo Tolstoy and
his teachings.
Key words: Leo Tolstoy, faith, love, action, salvation, paradigm of thinking, secularization.
Chesnova Elena Nikolaevna, PhD (Philosophy), ELeNika17@yandex.ru, Russia, Tula,
Leo Tolstoy Tula State Pedagogical University.
УДК 1(09)
ТЕОРИЯ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ ФРАНКФУРТСКОЙ ШКОЛЫ
В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРФИЛОСОФСКОЙ РЕФЛЕКСИИ
НАЧАЛА 1930-Х ГОДОВ
В.И. Шумаков
Дан сравнительный анализ культурфилософских идей начала 1930-х гг. (О.
Шпенглера и Э. Юнгера) и критики массовой культуры, развиваемой представителями
Франкфуртской школы. Рассматриваются ключевые работы философов довоенного
периода, ставшие базой для исследований франкфуртцев. Исследуются концепции кризиса культуры и его истоков, конформизма современного общества и пагубной роли
технического прогресса.
Ключевые слова: О. Шпенглер, Э. Юнгер, Г. Маркузе, Ю. Хабермас, Т. Адорно,
конформизм, техника, производство, кризис культуры.
В начале 1930-х годов в культуре Германии происходят масштабные
изменения. Резкий рост промышленного производства, приток населения
из сельской местности в города, бурное развитие средств массовой информации и индустрии развлечений становятся причиной падения высокой,
фаустовской культуры, на смену которой приходит культура масс. Свидетелями этих метаморфоз становятся, в частности, философы так называемой «консервативной революции» Освальд Шпенглер и Эрнст Юнгер. Они
расценивают бум массовой культуры как разрушительный для индивида и
для общества в целом, и в своих работах осмысляют кризис, происходящий в современной им Европе.
68
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
316 Кб
Теги
нравственного, учение, современность, религиозные, толстого
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа