close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Влияние технологий возделывания и удобрений на урожайность кукурузы и её качество в северо-западной зоне ЦЧЗ.

код для вставкиСкачать
УДК 1 (091)
И. В. Берестов
Институт философии и права СО РАН
ул. Николаева, 8, Новосибирск, 630090, Россия
Новосибирский государственный университет
ул. Пирогова, 2, Новосибирск, 630090, Россия
berestoviv@yandex.ru
ВНУТРЕННИЕ ОБЪЕКТЫ МЫШЛЕНИЯ
У ПАРМЕНИДА И ПЛАТОНА
Предлагается интерпретация фрагмента Парменида 28 B 2 DK как доказательства a contrario невозможности
отрицательных пропозиций о «сущем», трактуемом как внутренний объект мышления. Выявляются посылки этого гипотетического доказательства, показывается, что одна из них задает элементаристское понимание сложного
объекта или целого. Ее следствием является отрицание «принципа неразличимости тождественных», который
используется в этом доказательстве. Напротив, холистическое понимание сложного внутреннего объекта мышления позволяет Платону сохранить возможность отрицательных пропозиций о таких объектах, а значит, оно способно блокировать гипотетическое парменидовское доказательство «гомогенности» сущего.
Ключевые слова: Парменид, Платон, единое и многое, часть и целое, античная мереология, холизм, элементаризм, неразличимость тождественных, внутренние объекты мышления, внутреннее существование, отрицание.
Введение
В настоящей статье мы намерены предложить интерпретацию фрагмента Парменида 28 B 2 DK 1 (эта интерпретация является, скорее, некоторым домысливанием,
достраиванием полного аргумента, исходя
из очень сжатого текста), основывающуюся
на интерпретации рассуждений Платона из
Soph. 263a5–b8 2 как обоснования невозможности помыслить пропозицию, являющуюся отрицанием заданной пропозиции –
из-за того, что субъекты этих пропозиций
различны в силу Принципа неразличимости
тождественных (ПНТ). Это доказательство
Парменид использует для доказательства
a contrario тезиса о «гомогенности» сущего.
Искомое противоречие в доказательстве
1
2
возникает из-за того, что одно из его допущений влечет отрицание ПНТ.
Парменидовское «сущее», которое является объектом мышления в его поэме, мы,
следуя Дж. Баррингтону, в настоящей статье
будем трактовать как внутренний объект
мышления. Также можно сказать, что такие
объекты являются одной из возможных
интерпретаций или разновидностей абстрактных объектов в смысле Э. Залты. Допущение, влекущее отрицание ПНТ, можно назвать мереологическим допущением
о природе сложного объекта или целого.
Это допущение можно было бы назвать
элементаристским, поскольку в нем предполагается независимое от целого задание его
частей. В нашей интерпретации, элементаристское допущение распространяется Пар-
Обозначение «DK» после номера фрагмента обозначает ссылку на [Die Fragmente…, 1964].
Ссылки на Платона даются по: [Plato, 1901–1902].
Берестов И. В. Внутренние объекты мышления у Парменида и Платона // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2014. Т. 12, вып. 4. С. 86–98.
ISSN 1818-796’. ¬ÂÒÚÌËÍ Õ√”. –Âрˡ: ‘ËÎÓÒÓÙˡ. 2014. “ÓÏ 12, ‚˚ÔÛÒÍ 4
© ». ¬. ¡ÂрÂÒÚÓ‚, 2014
¡ÂрÂÒÚÓ‚ ». ¬. ¬ÌÛÚрÂÌÌË ӷ˙ÂÍÚ˚ Ï˚¯ÎÂÌˡ Û œ‡рÏÂÌˉ‡ Ë œÎ‡ÚÓ̇
менидом на внутренние объекты мышления.
Получается, что для Парменида, если сложный внутренний объект мышления существует, то он удовлетворяет элементаристскому
допущению, которое, однако, противоречит
также признаваемому им ПНТ. Из этого делается вывод о невозможности сложных
объектов, т. е. объектов, описание которых
подразумевает различия и отрицательные
пропозиции.
Средство противостоять этому противоречию и всему рассуждению Парменида –
платоновское признание того, что внутренние объекты мышления задаются холистически, следствием чего является определение каждой конституенты такого объекта
через все конституенты этого объекта. Это
платоновское признание вполне совместимо с
ПНТ, и, более того, ПНТ выводится из него.
Надо отдавать себе отчет в том, что трактовка «сущего» у Парменида как внутреннего объекта мышления является довольно
спорной. Тем не менее в настоящей статье
мы примем эту трактовку и попытаемся показать, что это позволяет увидеть некоторые
логические связи между аргументами Парменида и Платона, которые трудно было бы
выявить при другом подходе. Мы полагаем,
что для приближения к пониманию философского смысла текста древнего автора
необходимо пытаться как можно больше
увеличить число логически возможных и
философски интересных интерпретаций его
текстов и стараться осмыслить логические
связи этих интерпретаций с проблемами,
поднимаемыми другими философами. Можно
сказать, что для нас смыслом древнего текста является совокупность всех «возможных
миров», «эпистемически достижимых» для
того, кто признает этот текст и считает его
осмысленным.
Другое замечание, которое нужно сделать, состоит в том, что аргументы, анализируемые в данной статье, не зависят от того, могут ли рассматриваемые объекты
мышления Парменида и Платона быть названы абстрактными объектами, являющимися также внутренними объектами, существующими исключительно в мышлении
познающих субъектов, или абстрактными
объектами, существующими независимо
от того, мыслятся ли они кем-либо. Вероятно, тексты Парменида и Платона, которые
мы истолковываем как свидетельствующие
в пользу абстрактных внутренних объектов,
87
могут быть интерпретированы как свидетельствующие в пользу абстрактных внешних объектов. Мы предпочли внутренние
объекты внешним лишь в силу большей
простоты интерпретации текстов и введения
меньшего числа дополнительных посылок
для такой интерпретации, но не в силу
большей исторической достоверности, о
которой речь в настоящей статье идти не
будет.
Вначале мы приведем используемые мереологические допущения (первое мереологическое, или элементаристское, допущение
и второе мереологическое, или холистическое, допущение) и укажем на трудности,
возникающие в связи с элементаристским
допущением, распознаваемые уже Платоном. Затем мы очертим логическую связь
некоторых рассуждений из поэмы Парменида с некоторыми платоновскими рассуждениями. Наконец, мы обсудим текстуальные
основания говорить о внутренних объектах
мышления у Парменида.
Первое мереологическое допущение
Это допущение трактует целое нехолистическим (Non-Holistically) способом, поэтому мы будем обозначать его как (NH):
(NH) Некоторые из конституент целого
задаются независимо от всех остальных конституент этого целого.
Из (NH) следует положение:
(NH´) Неверно, что любая из конституент
целого задается посредством всех
конституент этого целого.
Примем следующее дополнительное допущение:
(A1) Каждая конституента некоторого
целого является одной из характеристик этого целого, т. е. является
‘тем, посредством чего характеризуется’ это целое.
Тогда из (NH) & (A1) и (NH´) & (A1) следуют, соответственно, два положения:
(NHch) Некоторые из конституент целого
задаются независимо от некоторых
характеристик этого целого.
88
»ÒÚÓрˡ ÙËÎÓÒÓÙËË
(NH´ch) Неверно, что любая из конституент целого задается посредством
всех характеристик этого целого.
Второе мереологическое допущение
Это допущение трактует целое холистически (Holistically), поэтому мы будем обозначать его как (H):
(H) Целое и любая из его конституент задаются посредством всех конституент этого целого и способа их связывания.
Видно, что (H) противоречит (NH´).
Примем еще одно дополнительное допущение:
(A2) Способ связывания характеристик целого является одной из характеристик
этого целого.
Тогда из (H) & (A1) & (A2) следует:
(Hch) Любая из конституент целого задается посредством всех характеристик этого целого.
Видно, что (Hch) противоречит (NH´ch). Более строго ПНТ можно записать в виде:
(Id → In) P: a = b → [P(a) ↔ P(b)].
Также видно, что (NH´ch) подразумевает отрицание (Id → In). Принцип (Id → In), однако, имел и имеет до сих пор весьма широкое
признание, так что, если сторонник (NH)
все-таки признает (Id → In), он допускает
противоречие.
Заметим, что (Hch), напротив, подразумевает (Id → In).
Проблематичность (NH)
Положение (NH) кажется весьма естественным, поскольку оно требует некоей
идентификации элементов (хотя бы одного
элемента) перед тем, как мы провозгласим
их связанными в целое. Если этого не потребовать, трудно получить внятный ответ
на вопрос о том, что же именно связывается
в целое [Берестов, 2013a]. Тем не менее
«формалистское» задание объекта только
через его отношения с другими объектами
кажется вполне возможным. Кроме того,
при некоторых весьма естественных интерпретациях (NH) оказывается весьма спорным положением. Действительно, независимость элемента a от целого естественно
трактовать как то, что a не характеризуется
через другие элементы целого, т. е. отсутствует какое-либо отношение, связывающее a
с другими элементами целого. Таким образом, a, не соотнесенное с целым, совпадает
с a, соотнесенным с целым. Это значит, что
вещи могут иметь различные характеристики и, тем не менее, быть тождественными
друг другу, что противоречит (Id → In).
Однако отбросить (Id → In) довольно
трудно, ведь без него просто становятся непонятными любые наши рассуждения о тождестве двух объектов. Этот принцип стал
весьма рано подразумеваться в философских текстах, его можно довольно надежно
проследить у Платона (см. ниже) и, вероятно, даже у Парменида 3.
Несовместимость различных частных
случаев (NH´ch) с соответствующими этим
случаям (Id → In) многократно распознавалась древнегреческими философами. В наших предыдущих работах [Берестов, 2013a;
2013б] мы пытались показать, что некоторые тексты Парменида (28 В 8.19–21; 8.29–
30 DK), Зенона Элейского (29 B 2 DK) и
Платона (Parm. 130b1–7; 131b1–2; 132b3–
c10; 133c3–6; 133e4–5; 134e8–135a2; 135b2–
c2) можно интерпретировать как указание
на эту несовместимость. В каждом случае
речь идет о частном виде целого или о частной характеристике, которая добавляется к
элементам после признания их определенным способом связанными в определенное
целое. Во всех случаях делается вывод о
немыслимости сложного объекта или целого, но в действительности этот вывод поспешен: достаточно либо отбросить (NH´ch),
либо отбросить (Id → In), чтобы избежать
необходимости делать этот вывод. Отбрасывание (Id → In) крайне нежелательно, но
вполне можно создать теорию сложного
объекта, используя противоречащий (NH´ch)
принцип (Hch). Вероятно, Платон в конце
концов пошел именно этим путем. Действительно, по [Harte, 2002. P. 277], Платон в
ходе своего философского развития отказывается от элементаристского понимания це 3
О возможности признания Парменидом (Id → In)
мы писали в статье: [Берестов, 2011a]. ¡ÂрÂÒÚÓ‚ ». ¬. ¬ÌÛÚрÂÌÌË ӷ˙ÂÍÚ˚ Ï˚¯ÎÂÌˡ Û œ‡рÏÂÌˉ‡ Ë œÎ‡ÚÓ̇
лого и начинает понимать его холистически,
т. е. признает (H), а значит, отвергает (NH).
Одним из наиболее ясных свидетельств
признания Платоном (H) является, на наш
взгляд, утверждение в начале Первой гипотезы «Парменида», что часть всегда есть
часть целого, а целое есть то, в чем нет ни
одной недостающей части (Parm. 137c). Получается, что целое и часть определяются
друг через друга, что и утверждается в (H).
Ниже мы упомянем и другие свидетельства
признания Платоном некоторых частных
случаев (Hch).
Холистический взгляд на целое был
свойственен и некоторым наследникам платоновской философии. В наших предыдущих работах [Берестов, 2012б] мы пытались
показать, что учение Плотина о мире Ума
можно интерпретировать как попытку создать концепцию холистического целого
(этим целым является мир Ума), которая
неподвержена аргументам о несуществовании / немыслимости целого, основанных
на выведении противоречия из (NH´ch) и
(Id → In) 4.
Заметим, что признание (H) и (Hch) применительно к такому «целому», как научная
теория, обычно именуется холистическим
подходом к научным теориям. Этот подход
активно продвигался У. В. О. Куайном
[2014. С. 32]. Если одно из предложений,
принятое в теории, вдруг признается неверным, то новая теория оказывается описывающей другие объекты, она является теорией о других объектах. Это наблюдение
обосновывает «несопоставимость (incommensurability)» теорий 5. Вообще, для любого сложного объекта (или целого), не только
для теории, признание того, что объект описывается холистически, означает отказ от
(NH´ch) и признание (Hch) 6.
4
На холистичность Ума в плотиновских «Эннеадах» указывает то, что эйдосы Ума, по Плотину, и
мыслятся «все сразу», и «различены» (Enn. V.9.6, 3–4;
VI.7.13, 54–55), и то, что, хотя они и различены, каждый эйдос есть весь Ум (V.9.8, 1–5). Ссылки на «Эннеады» Плотина даются по: [Plotinus, 1966–1988]. 5
См., например: [Harrell, 1996. P. 65]. Эта «несопоставимость» является следствием холистического
понимания соотношения положений теории: «Любое
положение в некоторой теории частично определяет
значение каждого другого положения (в этой теории)»
[Ibid. P. 87]. 6
Наше описание «целого» в (Hch), как можно убедиться, соответствует описанию «холистической системы» у многих современных исследователей, см.,
например: «Система… [является] холистической то-
89
Общая схема обсуждения
отрицательных пропозиций
у Парменида и Платона
На наш взгляд, можно показать, что имеется достойная рассмотрения интерпретация
Парменида, в той или иной степени поддерживаемая некоторыми историками философии, согласно которой «сущим» (или «тем,
что есть») у Парменида является то, что
можно было бы назвать «внутренним объектом мышления». Характерной чертой таких
объектов является то, что внутренний объект мышления, во-первых, задается только
через его мыслящиеся конституенты (не через указание, чувственное восприятие и пр.)
и, во-вторых, внутренний объект мышления
задается всеми конституентами, которыми
он наделяется мыслящим его актом мышления и только ими. При таком понимании,
внутренний объект мышления – как сложный объект или как нечто целое – подпадает
под определение «целого» из (Hch).
В платоновском «Софисте» (Soph. 263a5–
b8) присутствует развернутое доказательство немыслимости пропозиции, отрицающей
данную пропозицию. Последняя оказывается немыслимой, поскольку ее субъект, относительно которого в отрицательной пропозиции отрицается некоторый предикат, не
может (по (Id → In) и modus tollens) совпадать с тем субъектом, относительно которого в утвердительной пропозиции этот же
предикат утверждается. Получается, что отрицается не та же самая пропозиция: ее
субъект стал другим. Отрицательную пропозицию можно мыслить отдельно от мышления утвердительной, но отрицание той
же самой пропозиции оказывается неосуществимым или недостижимым. Это рассуждение, на наш взгляд, заключено в рассуждении Платона, устанавливающем, что если
принимается пропозиция «Теэтет сидит»,
то пропозиция «Теэтет летит» высказывает
о Теэтете то, что не должно быть высказано о нем, а значит, если она высказывает это
о ком-то или чем-то, то точно не о Теэтете.
гда и только тогда, когда те вещи, которые являются
ее частями, имеют некоторые такие свойства, которые
являются характеристиками их только в рамках целого. Что касается инстанциации этих свойств, каждая
из этих вещей зависит от наличия других вещей, вместе с которыми она конституирует целое рассматриваемого вида [т. е. конституирует холистическую систему]» [Esfeld, 1998. P. 367]. 90
»ÒÚÓрˡ ÙËÎÓÒÓÙËË
Похожее рассуждение мы видим и в Euthydemus 286b3–6, где утверждается, что противоречить друг другу по вопросу о предикатах одного и того же субъекта невозможно из-за того, что противоречащие друг
другу «речи», т. е. пропозиции, высказываются о разных «делах».
С нашей точки зрения, можно предложить такую интерпретацию текста поэмы
Парменида, в которой присутствует сжатая
версия развернутого рассуждения из Soph.
263a5–b8 или Euthydemus 286b3–6. Эта
сжатая версия является частью парменидовского доказательства немыслимости отрицательных пропозиций вообще – т. е. доказательства невозможности «пути не есть »
в 28 B 2 DK, – посредством чего обосновывается отсутствие различий в любом мыслящемся сущем.
Парменидовское «доказательство немыслимости отрицательных пропозиций вообще»
может быть проведено только с использованием (NH´ch). Получается, что Парменид,
который, в нашей интерпретации, подразумевал (NH´ch) для различных сложных объектов или целых в 28 В 8.19–21; 8.29–30 DK
при обосновании различных «знаков сущего» (таких, как «гомогенность» и «нерожденность» – 28 В 8.3–4 DK) [Берестов,
2013a], подразумевал (NH´ch) также и для
внутреннего объекта мышления – в 28 B
2 DK, см. ниже 7. Тем не менее мы также
увидим, что некоторые другие высказывания в поэме Парменида могут трактоваться
как предполагающие (Hch), противоречащее
(NH´ch).
Заметим, что для развернутого платоновского «доказательства немыслимости пропозиций, отрицающих данную пропозицию», используемого в «доказательстве
немыслимости отрицательных пропозиций
вообще», (NH´ch) не нужно. Поэтому если
мы хотим отбросить второе доказательство
(например, ради сохранения (Id → In)) и сохранить первое (как возникающее в результате применения (Id → In) к внутренним
объектам мышления), то мы можем это сделать.
Платон, в нашей интерпретации, принимая холистическое понимание целого в
Parm. 137c (см. также: [Harte, 2002. P. 277]),
7
Также на (NH´ch) основывается доказательство
немножественности сущего у Зенона Элейского из
29 B 2 DK [Берестов, 2013a]. нашел способ блокировать нежелательное
для него доказательство невозможности
отрицательных пропозиций, отказавшись от
(NH´ch) в пользу (Hch), которое противоречит
(NH´ch). Попутно Платон прояснил понимание внутреннего объекта мышления, анализ
которого, возможно, был начат еще Парменидом. Наша интерпретация рассуждения
Платона указывает на то, как можно было
бы противостоять гипотетическому парменидовскому доказательству «гомогенности»
сущего (подробнее о котором см. ниже), сохранив немыслимость пропозиций, отрицающих данную пропозицию. Смысл платоновского «прояснения» заключается в
том, что для внутренних объектов мышления (как и для реальных объектов) выполняется принцип (Id → In), соответствующий
рассматриваемому типу объектов. Поскольку в парменидовском «доказательстве немыслимости отрицательных пропозиций
вообще» используется принцип (NH´ch),
противоречащий весьма респектабельному
принципу (Id → In) (при том, что (Id → In)
также используется в этом доказательстве),
принятие совместимого с (Id → In) 8 положения (Hch) вместо (NH´ch) 9 позволяет Платону продолжить начатое Парменидом обсуждение внутренних объектов мышления,
но блокирует «доказательство немыслимости отрицательных пропозиций вообще» и
доказательство «гомогенности» сущего.
Впрочем, этот ход Платона не способен
блокировать другое элеатовское доказательство несуществования и немыслимости
8
О принятии Платоном (Id → In) для абстрактных
объектов, являющихся внутренними объектами мышления, см., например, Euthydemus 285e2–286d5 и
Euthyphro 11a3–6. 9
Можно предположить, что в Meno 79с Платон,
утверждая невозможность знать часть некоторого
целого, не зная этого целого, отвергает здесь (NH´ch)
на примере «добродетели» и признает некоторый частный случай (Hch) и (Id → In) для абстрактных познаваемых объектов, если «абстрактный объект» понимать по [Linsky, Zalta, 1995; Zalta, 1993]. Это
рассуждение является необходимым компонентом
«парадокса Менона», о котором см. статью: [Вольф,
2011]. Также о имплицитном признании Платоном
некоторого частного случая (Hch) для абстрактных
объектов см. Parm. 133b–134e. Платон утверждает
здесь, что «божественный» субъект, знающий идею,
не может знать «нашу» пропозицию, известную «человеческому» субъекту, такую, что эта пропозиция
использует эту идею, но эта идея не задается этой
пропозицией (например, «божественный» субъект не
может знать, что некая не являющаяся идеей вещь
этой идее причастна), и наоборот. ¡ÂрÂÒÚÓ‚ ». ¬. ¬ÌÛÚрÂÌÌË ӷ˙ÂÍÚ˚ Ï˚¯ÎÂÌˡ Û œ‡рÏÂÌˉ‡ Ë œÎ‡ÚÓ̇
множественного сущего, которое восходит к
парменидовскому 28 В 8.19–21 DK [Берестов, 2012a] и к 29 B 1 DK Зенона Элейского
[Берестов, 2011б; 2014]. Это доказательство
использует бесконечный регресс, анализ
которого см. также в [Берестов, 2012б].
Внутренние объекты мышления
у Парменида
Как указывает Дж. Баррингтон, для Парменида ‘тем, что мыслится’ нашим мышлением может быть понятие «единорог»
[Barrington, 1973. P. 288], вне зависимости
от того, присутствуют или отсутствуют
единороги из плоти и крови в реальном
мире, и от того, можем ли мы вообще помыслить последних. По Дж. Баррингтону,
Парменид разрешал мыслить то, что «субсистирует», или находится в области ментального, но не разрешал мыслить то, что
«экзистирует», или находится в области реального, и даже помыслить различие субсистирующих и экзистирующих сущих мы
не можем [Ibid. P. 292–294], ведь наше
мышление всегда направлено на субсистирующие объекты и только на них [Ibid.
P. 291], но «субсистирующий» объект, или
объект, имеющий «интенсиональное внутреннее существование» (intensional inexistence) [Ibid. P. 294], не тождественен экзистирующему, экстенсиональному, внешнему
или реальному объекту (это положение Дж.
Баррингтон предлагает в качестве трактовки 28 B 4 DK), а также объекту когнитивного акта какой-либо другой познавательной
способности [Ibid. P. 293–294, 297].
Действительно, во фрагменте В 28 В 4.1–
2 DK читаем:
(1) leu~sse d j o[mwv ajpeo>nta no>w| pare>onta
bebai>wv?
(2) ouj ga<r ajpotmh>xei to< ejo<n ejo>ntov
e]cesqai
На наш взгляд, в соответствии с подходом Дж. Баррингтона, эти строки можно
трактовать следующим образом:
(1) Созерцай же умом, что отсутствующие
[т. е. реальные, внешние объекты] суть,
тем не менее, непоколебимо присутствующие [как внутренние, интенсиональные объекты].
91
(2) Ведь [отсутствующие реальные объекты]
не отсекут [внутреннее, интенсиональное] сущее от ‘того, чтобы оставаться’
[внутренним] сущим…
Можно допустить, что Парменид пишет
эти две строчки, поскольку имеет в виду
следующее рассуждение. Если бы внешний,
экзистирующий, реальный объект был бы
тождественен внутреннему, субсистирующему, интенсиональному объекту, то он не
был бы «отсутствующим [в мышлении]».
Иначе говоря, как можно предположить,
реальный объект не имел бы характеристики, несовместимой с характеристикой ментальных объектов – он не мог бы существовать вне зависимости от мыслящего его акта
мышления.
* * *
Свойством внутренних или интенсиональных объектов является то, что каждый
из них полностью задается (кодируется) теми и только теми характеристиками, которыми этот объект наделяется направленным
на него актом мышления – аналогичным
свойством обладают абстрактные объекты в
[Linsky, Zalta, 1995; Zalta, 1993]. Надежных
свидетельств того, что Парменид представлял себе сущее именно таким образом, у нас
нет, можно представить лишь несколько
небесспорных трактовок ряда фрагментов,
каждый из которых допускает множество
толкований. В указанном смысле можно
трактовать весьма распространенный в англоязычном мире способ переводить 28 В 3
DK – см., например, перевод из [Coxon,
1986. P. 180]:
…to< ga<r aujto< noei~n ejsti>n te kai< ei+nai
… ведь одно и то же есть для постижения
и для бытия
(for the same thing is for conceiving as for
being).
В этой трактовке парменидовское сущее
существует именно таким, каким оно мыслится, т. е. таким, каким оно задается направленным на него актом мышления. Мы
могли бы отразить эту трактовку следующим образом:
… ведь то же самое есть «мыслить» [нечто] и «существовать» [для этого нечто].
92
»ÒÚÓрˡ ÙËÎÓÒÓÙËË
Можно трактовать 28 В 3 DK как основание для приведенного выше 28 В 4.1–2
DK, где утверждается, что мыслятся всегда
внутренние объекты и только они, и их
мышление не зависит от наличия внешних.
В этом случае в 28 В 3 DK утверждается
следующее: для любого объекта х, для
любого акта мышления y: «х мыслится посредством y» ↔ «х существует». Одной из
возможных трактовок так понимаемого
«существования» является «интенcиональное
внутреннее существование» или «существование в мышлении».
Однако упоминание «акта мышления y»
в приведенной трактовке 28 В 3 DK не имеет оснований в тексте этого фрагмента. Поэтому мы до сих пор не ответили на вопрос,
о котором упоминали выше: на каком основании мы полагаем, что Парменид рассматривал свои интенсиональные объекты как
задаваемые одним и только одним актом
мышления? Прямых или сколько-нибудь
надежных свидетельств в пользу этого нет,
но обратим внимание на 28 B 8.34 DK:
taujto<n d j ejsti< noei~n te kai< ou[neken
e]sti no>hma?
Ведь то же самое, поэтому, есть мыслить
[о чем-то] и ‘то, благодаря чему’
(ou[neken) есть ‘то, что мыслится’.
Это высказывание можно понимать так,
что «мыслить» (noei~n) совпадает с единственным основанием для существования
(ou[neken e]sti) своего интенционального
внутреннего объекта (no>hma). Вполне можно предположить, что «мыслить» (noei~n)
здесь следует понимать как один акт мышления, поскольку мышление имеет место и
при одном акте. Конечно, надежность таких
рассуждений оставляет желать лучшего.
Даже если у нас нет надежных свидетельств о том, что внутренний объект задается одним и только одним актом мышления, мы все равно можем обнаружить такие
трактовки определенных строк поэмы, которые подтверждают тезис о том, что внутренний объект полностью закончен или завершен, в том смысле, что он задается
фиксированным набором мысленных характеристик, так что никакие новые характеристики не могут быть добавлены, а старые
отняты. Можно сказать и так: внутренний
объект неизменен в том смысле, что список
его характеристик не может быть изменен.
Например, Парменид пишет в 28 В 8.32–33
DK:
ou[neken oujk ajteleu>thson to< ejo<n qe>miv
ei+nai? e]sti ga<r oujk ejpideue>v? ejo<n d j a}n panto<v ejdei~to
По этой причине не незаконченным
[мыслящемуся через задание его характеристик] сущему повелевается быть:
Ведь [мыслящееся сущее] не нуждается
[в чем-либо] – [поскольку, если бы мыслящееся] сущее [нуждалось хоть в чемто, то оно] нуждалось бы во всем.
В этом фрагменте мы видим утверждение «совершенства» сущего как «законченности», «завершенности», «полноты», ср.
ниже, 28 В 8.42 DK:
tetelesme>non ejsti>
[Сущее в мышлении] есть завершенное 10.
Вероятно, в смысле так понятого совершенства внутреннего объекта – который либо задается через все свои характеристики и
в этом смысле существует полностью, либо
не существует вовсе, т. е. не может задаваться частично – можно трактовать и другие строки, например, 28 В 8.11 DK:
h} pa>mpan pele>nai crew>n ejstin h} oujci>
Либо дóлжно [сущему в мышлении] быть
полностью, либо никак.
Ту же мысль можно при желании разглядеть и в 28 В 8.16 DK:
e]stin h} oujk e]stin
[Сущее в мышлении либо] есть [полностью], либо не есть [вообще].
В некоторых других строках мы также
можем обнаружить намеки на предложенное
выше истолкование «сущего» как внутреннего объекта, полностью конституируемого
актом мышления. Например, в 28 В 8.22 DK
утверждается, что «всё [сущее в мышлении]
есть повсюду равным образом» (ejpei< pa~n
10
О «совершенстве» сущего у Парменида cp.:
[Owen, 1986a. P. 20–21; Mourelatos, 2008a. P. 122–123]. ¡ÂрÂÒÚÓ‚ ». ¬. ¬ÌÛÚрÂÌÌË ӷ˙ÂÍÚ˚ Ï˚¯ÎÂÌˡ Û œ‡рÏÂÌˉ‡ Ë œÎ‡ÚÓ̇
e]stin o[moion 11), что можно трактовать как
то, что все сущие, о которых идет речь в поэме, относятся к одному роду (ср. со «знаком сущего» mounogene>v в 28 В 8.4 DK 12),
к роду сущих, существующих в мышлении
и только в нем. О том, что сущие суть «одинаковые» (oJmo>n), Парменид пишет также и в
28 В 8.47 DK. Кроме того, в рассуждениях
из 28 В 8.22–25 DK и 28 В 8.45–48 DK речь
идет о том, что «здесь» сущее присутствует
не в большей степени, чем «там», «так как
[сущее в мышлении] всё есть неприкосновенное» (ejpei< pa~n ejsti a]sulon). Это опять
можно понимать как указание на то, что какое бы ‘сущее в мышлении’ мы ни взяли
(и «здесь», и «там»), набор его характеристик остается «жестким», его нельзя ни
уменьшить, ни увеличить. Как такую «неприкосновенность» мысленного сущего
можно трактовать и указание на совершенство (te>leion) в списке «знаков сущего» –
28 В 8.4 DK. Как указание на такую «неприкосновенность» ‘сущего в мышлении’, можно трактовать многочисленные упоминания
Парменида о нерожденности, неподверженности гибели, бездрожности, неподвижности и неизменности сущего – 28 В 8.3–5, 10,
13–14, 19–21, 26, 40–41 DK.
Таким образом, мы можем предположить, что, говоря о «совершенстве» или «завершенности» сущего, Парменид утверждает выполнение (Hch) и (Id → In) для
внутренних объектов мышления. Ниже мы
покажем, что если бы Парменид в 28 В 2 DK
также признавал бы (Hch), то это признание
блокировало бы возможное доказательство
«гомогенности» сущего, основание для которого, как мы предполагаем, закладывается
Парменидом в 28 В 2 DK.
Надо отдавать себе отчет в том, что трактовка сущего у Парменида как внутреннего
объекта мышления является одной из наименее популярных, несмотря на то, что имеется хорошо обоснованная точка зрения
Г. Оуэна, что предметом исследования Парменида были не физические вопросы, не
космология, но ‘всё то, что может быть
помыслено’ [Owen, 1986а. P. 16; 1986б.
11
Перевод выполнен нами в соответствии с рекомендуемым в работе [Owen, 1986a. Р. 13] прочтением
строки 22. Чтение в DK и в [Coxon, 1986]: «ejpei< pa~n
e]stin oJmoi~on» – «т. к. [сущее] всё есть подобное».
12
Мы следуем чтению «знаков сущего» из [Mourelatos, 2008a. P. 281]. 93
P. 28]. Интерпретация Г. Оуэна основывается на многократных утверждениях Парменида, что мышление всегда направлено на
нечто существующее [хотя бы в мышлении] –
28 В 2.5; 2.7–8; 6.2; 8.8–9; 8.16 DK. Парменид, по Г. Оуэну, не пытался доказать, что
Вселенная вечна и сферична [Owen, 1986а.
P. 23], но говорил о том, что объектом акта
мышления может быть только сущее, все
характеристики которого положительны и
фиксированы, в этом смысле оно не имеет
изъянов и совершенно, и по своему совершенству «подобно глыбе хорошо закругленного шара» (eujku>klou sfai>rhv ejnali>gkion
o]gkw|, 28 В 8.43 DK).
Гипотетическое обоснование
«гомогенности» сущего в 28 B 2 DK
через (NH´ch) и (Id → In)
Приведем трактовку 28 В 2.1–8 DK, используя подход и способ записи, предложенные А. Мурелатосом [Mourelatos, 2008a.
P. 71]:
(1) eij d j a]g j ejgw<n ejre>w, ko>misai de< su<
mu~qon ajkou>sav,
(2) ai[per oJdoi< mou~nai dizh>sio>v eijsi
noh~sai?
(3) hJ me<n o[pwv e]stin te kai< wJv oujk e]sti
mh< ei+nai,
(4) PeiQou~v ejsti ke>leuqov (ajlhqei>h| ga>r
ojphdei)
(5) hJ d j wJv oujk e]stin te kai< wJv crew>n ejsti
mh< ei+nai,
(6) th<n dh> toi fra>zw panapeuqe>a e]mmen
ajtarpo>n?
(7) ou]te ga<r a}n gnoi>hv to> ge mh< ejo<n (ouj
ga<r ajnuosto>n)
(8) ou]te fra>saiv.
(1) Приди и я скажу тебе, а ты слушай и сохраняй мои слова о том,
(2) какие пути поиска единственно мыслимы:
(3) один, что / как « есть », да и как
« не может не быть »;
(4) это – путь Убежденья (ибо оно сопутствует Истине);
(5) другой – что / как « не есть », да и как
дóлжно « не быть »,
(6) эта тропа, указываю тебе, совершенно
непознаваема.
(7) Ведь [ты] не познал бы, право же,
« не есть » (ведь [« не есть »] недостижимо [для мышления]),
94
»ÒÚÓрˡ ÙËÎÓÒÓÙËË
(8) ни высказал бы [« не есть »].
Наша интерпретация 28 B 2 DK стоит
несколько особняком от той, наиболее популярной в англоязычном мире сейчас интерпретации этого и других фрагментов
Парменида, которую А. Мурелатос именует
«стандартной интерпретацией» – СИ 13.
Сторонники СИ полагают, что признание
невозможности помыслить пропозиции вида
« не есть » следует из запрета мыслить
пропозиции вида «Не существует такого
положения дел, что S есть P» или «S не существует», которые полагаются подразумеваемыми в суждениях вида « не есть » 14.
Мы же, в настоящей интерпретации, полагаем, что Парменид, действительно, доказывает немыслимость пропозиций вида
« не есть », но доказывает способом, отличным от доказательства в СИ.
Одно из главных свидетельств о характере этого доказательства – утверждение о
«недостижимости» (ouj ga<r ajnuosto>n –
28 B 2.7 DK) пути « не есть » из 28 B
2.5 DK, т. е., в этой интерпретации, субъекта
утвердительной пропозиции для противоречащей ей отрицательной пропозиции вида
« не есть ». Парменид указывает, что
субъект отрицательной пропозиции неизбежно отличен от субъекта противоречащей
ей утвердительной пропозиции – в силу того, что в отрицательной и утвердительной
пропозиции эти субъекты имеют различные
характеристики, а также предположительно
подразумеваемых Парменидом (Id → In) и
modus tollens. До этого момента рассуждение совпадает с нашей интерпретацией
Soph. 263a5–b8, приведенной выше.
Мы уже видели, что некоторые высказывания Парменида о «совершенстве» сущего
(т. е., в нашей интерпретации, внутреннего
объекта мышления) можно трактовать как
свидетельства того, что внутренний объект
мышления задается «весь и сразу», т. е. таким способом, что ни одна его конституента
не может задаваться независимо от других
конституент. Это означает признание (Hch)
и (Id → In).
13
Подробное изложение СИ см.: [Mourelatos,
2008б. Р. 350–353]. Сам А. Мурелатос далее критикует СИ и вносит в нее ряд поправок [Ibid. Р. 354–363]. 14
Анализ СИ и полемики вокруг нее см. также в
[Вольф, 2009; Берестов, 2012a]. Однако здесь, в 28 B 2.5–7 DK, как мы
интерпретируем этот текст, Парменид, признавая, что субъект отрицательной пропозиции неизбежно отличен от субъекта противоречащей ей утвердительной пропозиции,
все-таки отказывается признать, что любая
конституента внутреннего объекта мышления задается только через все его конституенты и способ их связывания, и не может
задаваться независимо от них. Иначе говоря,
мы предполагаем, что Парменид здесь признавал некий частный случай (NH´ch) для
внутренних объектов мышления, и не признавал (Hch) для них. Это наше предположение основано на том, что Парменид далее
утверждает «гомогенность» сущего (или
«моногенность», см. знак сущего «mouno‐ gene>v» в 28 В 8.4 DK), т. е., в нашей интерпретации, «гомогенность» любого внутреннего объекта мышления, что означает
невозможность помыслить никакие пропозиции, содержащие внешнее отрицание или
соответствующие им пропозиции с внутренним отрицанием, т. е. пропозиции вида
« не есть ».
Парменид, в предлагаемой нами сейчас
интерпретации, пытается доказать это, основываясь на различии субъектов контрадикторных пропозиций, каждый из которых
является внутренним объектом своего акта
мышления, но искомый вывод следует только в случае, если он уверен, что эти субъекты должны совпадать. Для этого Пармениду
нужно признать (NH´ch) для внутренних
объектов мышления, ведь (Hch) запрещало
бы их совпадение. Признание же (NH´ch)
влечет отрицание (Id → In) для внутренних
объектов мышления, что, во-первых, является весьма спорным тезисом, а самое главное, во-вторых, принцип (Id → In) уже был
использован при доказательстве различия
субъектов контрадикторных пропозиций,
так что Парменид не имеет теперь права от
него отказаться.
Доказательство «гомогенности» является
доказательством a contrario, выводящим
противоречие из допущения о существовании сложного внутреннего объекта мышления, подпадающего под (NH´ch), самого положения (NH´ch) и принципа (Id → In). На
основании этого противоречия отбрасывается допущение о существовании сложного
внутреннего объекта мышления, т. е. провозглашается «гомогенность» сущего. Однако для того, чтобы избавиться от проти-
¡ÂрÂÒÚÓ‚ ». ¬. ¬ÌÛÚрÂÌÌË ӷ˙ÂÍÚ˚ Ï˚¯ÎÂÌˡ Û œ‡рÏÂÌˉ‡ Ë œÎ‡ÚÓ̇
воречия, можно отбросить не допущение о
существовании сложного объекта, а (NH´ch)
и принять вместо него совместимое с
(Id → In) допущение (Hch). Как мы полагаем,
Платон двигался именно в этом направлении.
Заключение
Мы получили, что Парменид, в нашей
интерпретации, пытается создать в 28 B
2 DK условия для доказательства «гомогенности» сущего, используя такой способ задания внутреннего объекта мышления (первое мереологическое допущение), что
оказывается невозможным записать Принцип неразличимости тождественных для
внутренних объектов мышления, что порождает сомнения в возможности сформулировать условие тождества для таких объектов. Это делает невозможным полноценное
оперирование с такими объектами и вызывает вопросы о целесообразности провозглашения таких объектов существующими –
в соответствии с максимой У. В. О. Куайна
«No entity without identity». Получается, что
предполагаемое доказательство Парменида
немыслимости отрицательных пропозиций,
на котором можно было бы основывать доказательство «гомогенности», построено на
весьма ненадежном фундаменте. Хуже того,
в этом гипотетическом доказательстве Парменид должен был бы использовать Принцип неразличимости тождественных, т. е.
посылки этого доказательства влекут противоречие. Альтернативой является принятие
второго мереологического допущения, совместимого с Принципом неразличимости
тождественных. Но в этом случае не получается доказательства «гомогенности» сущего.
При этом в других фрагментах Парменид, как кажется, признает «принцип неразличимости тождественных» для внутренних
объектов мышления – как и Платон после
него. Некоторые платоновские тексты можно интерпретировать как содержащие такую
теорию внутренних объектов когнитивных
актов, в которой присутствует условие тождества для таких объектов и которая допускает возможность мышления отрицательных
пропозиций. Это позволяет Платону сохранить осмысленность отрицательных пропозиций, задающих абстрактные объекты.
Следствием такого подхода является блоки-
95
ровка того гипотетического парменидовского доказательства «гомогенности» сущего,
которое можно «домыслить» на основании
28 B 2 DK.
Список литературы
Берестов И. В. Принцип «неразличимости тождественных» в парменидовском
обосновании немыслимости множественности и различий в сущем // Вестн. Новосиб.
гос. ун-та. Серия: Философия. 2011a. Т. 9,
вып. 3. С. 135–144.
Берестов И. В. Regressus ad infinitum в
обосновании Зеноном Элейским немножественности сущего // Вестн. Томск. гос.
ун-та. Серия: Философия. Социология. Политология. 2011б. № 4 (16). С. 131–145.
Берестов И. В. Довод regressus ad infinitum в обосновании немножественности сущего у Парменида и Зенона Элейского //
Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2012a. Т. 10, вып. 1. С. 82–111.
Берестов И. В. Элеатовские аргументы
против множественности сущего в концепции мира Ума Плотина // Вестн. Новосиб.
гос. ун-та. Серия: Философия. 2012б. Т. 10,
вып. 4. С. 123–133.
Берестов И. В. Предполагаемый аргумент Зенона Элейского «против множественности сущего» из 29 B 2 DK и его
контекст // Ценности и смыслы. М., 2013a.
№ 3 (25). С. 99–108.
Берестов И. В. Элеатовские корни некоторых апорий о «причастности» из первой
части платоновского «Парменида» // Платоновский сборник: Приложение к Вестнику
Русской христианской гуманитарной академии (Т. 14, 2013). Т. 1 / Под ред. И. А. Протопоповой, О. В. Алиевой, А. В. Гараджи,
А. А. Глухова, А. В. Михайловского,
Р. В. Светлова. М.; СПб., 2013б. C. 266–318.
Берестов И. В. Новый элеатизм: Можно
ли придать вес аргументам «против множественности» Зенона Элейского? // Вестн.
Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия.
2014. Т. 12, вып. 2. С. 33–43.
Вольф М. Н. Стандартная англоязычная
интерпретация Парменида // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2009.
Т. 7, вып. 2. С. 96–105.
Вольф М. Н. Эпистемический поиск в
диалоге Платона «Менон» // Вестн. Томск.
гос. ун-та. Серия: Философия. Социология.
Политология. 2011. № 4 (16). С. 146–159.
96
»ÒÚÓрˡ ÙËÎÓÒÓÙËË
Куайн У. В. О. Преследуя истину / Пер.
В. А. Суровцева, Н. А. Тарабанова; под ред.
В. А. Суровцева. М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2014. 176 с.
Barrington J. Parmenides’ «The Way of
Truth» // Journal of the History of Philosophy.
1973. Vol. 11. P. 287–298.
Coxon A. H. The Fragments of Parmenides.
A Critical Text with Introduction, Translation,
the Ancient Testimonia and Commentary. Assen: Van Gorcum, 1986.
Die Fragmente der Vorsokratiker / Hrsg.
H. Diels, W. Kranz. Zürich; Berlin: Weidmannsche Verlagsbuchhandlung, 1964. Bd. 1.
Esfeld M. Holism and Analytic Philosophy
// Mind, New Series. 1998. Vol. 107. No. 426.
P. 365–380.
Harrell M. Confirmation Holism and Semantic Holism // Synthese. 1996. Vol. 109.
No. 1. P. 63–101.
Harte V. Plato on Parts and Wholes: The
Metaphysics of Structure. Oxford; New York:
Clarendon Press, 2002. x+311 p.
Linsky B., Zalta E. N. Naturalized Platonism
versus Platonized Naturalism // The Journal of
Philosophy. 1995. Vol. 92. No. 10. Р. 525–555.
Mourelatos A. P. D. The Route of Parmenides. Las Vegas, Zürich, Athens: Parmenides
Publ., 2008a. (Originally publ. in 1970). P. i–l;
1–293.
Mourelatos A. P. D. Some alternatives in Interpreting Parmenides // The Route of Parmenides. Las Vegas; Zürich; Athens: Parmenides
Publ., 2008б. (Originally publ. in 1979).
P. 350–363.
Owen G. E. L. Eleatic Questions // Logic,
Science, and Dialectic: Collected Papers in
Greek Philosophy / Ed. by M. Nussbaum. Ithaca: Cornell Univ. Press, 1986a. P. 3–26.
Owen G. E. L. Plato and Parmenides on the
Timeless Present // Logic, Science, and Dialectic: Collected Papers in Greek Philosophy / Ed.
by M. Nussbaum. Ithaca: Cornell Univ. Press,
1986б. P. 27–44.
Plato. Platonis opera / Ed. by J. Burnet. Oxford: Clarendon Press, 1901–1902. Vol. 1–4.
Plotinus. Enneads: In 7 vols. / With an English transl. by A. H. Armstrong. Cambridge;
London: Harvard Univ. Press; St. Edmmudsbury Press Ltd., 1966–1988 (The Loeb Classical Library).
Zalta E. N. Twenty-Five Basic Theorems in
Situation and World Theory // Journal of Philosophical Logic. 1993. Vol. 22. No. 4. P. 385–
428.
Материал поступил в редколлегию 02.10.2014
I. V. Berestov
Institute of Philosophy and Law, Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences
8 Nikolaev Str., Novosibirsk, 630090, Russian Federation
Novosibirsk State University
2 Pirogov Str., Novosibirsk, 630090, Russian Federation
berestoviv@yandex.ru
INTERNAL OBJECTS OF THOUGHT IN PARMENIDES AND PLATO
We propose an interpretation of Parmenides’ fragment 28 B 2 DK as an a contrario proof of impossibility of negative propositions about ‘what-is’, provided that ‘what-is’ is interpreted as an internal object of thought. We reveal the premises of this hypothetical proof and show that one of
those premises determines the elementaristic understanding of a complex object or a whole. This
premise entails the denial of «the principle of indistinguishability of identicals», though this principle is used in this proof. In contrast, the holistic understanding of the complex internal object of
thought allows Plato to preserve the possibility of negative propositions about such objects. Consequently, the holistic understanding can block Parmenides’ hypothetical proof of the «homogeneity»
of ‘what-is’.
¡ÂрÂÒÚÓ‚ ». ¬. ¬ÌÛÚрÂÌÌË ӷ˙ÂÍÚ˚ Ï˚¯ÎÂÌˡ Û œ‡рÏÂÌˉ‡ Ë œÎ‡ÚÓ̇
97
Keywords: Parmenides, Plato, the one and the many, part and whole, Antique mereology, holism, elementarism, indistinguishability of identicals, internal objects of thought, inexistence, negation.
References
Berestov I. V. Printsip «nerazlichimosti tozhdestvennyh» v parmenidovskom obosnovanii
nemyslimosti mnozhestvennosti i razlichii v cushchem [Principle of the Indiscernibility of
Identicals in Parmenides' Arguments for Unintelligibility of any Plurality and Differences in the
What-Is]. Vestnik of Novosibirsk State University. Series: Philosophy, 2011a, vol. 9, no. 3, p. 135–
144. (in Russ.)
Berestov I. V. Regressus ad infinitum v obosnovanii Zenonom Ehleiskim nemnozhestvennosti
sushchego [The Regressus ad Infinitum in Zeno’s of Elea Argumentation for the Simplicity
of What-Is]. Vestnik of Tomsk State University. Series: Philosophy. Sociology. Political, 2011b,
no. 4 (16), p. 131–145. (in Russ.)
Berestov I. V. Dovod regressus ad infinitum v obosnovanii nemnozhestvennosti sushchego u
Parmenida i Zenona Ehleiskogo [Regressus ad Infinitum in Zeno’s of Elea and Parmenides’ Argumentation for the Simplicity of What-Is]. Vestnik of Novosibirsk State University. Series: Philosophy, 2012a, vol. 10, no. 1, p. 82–111. (in Russ.)
Berestov I. V. Ehleatovskie argumenty protiv mnozhestvennosti sushchego v koncepcii mira
Uma Plotina [Plotinus' Consideration of the Eleatic Arguments Against the Plurality of What-Is
In His Conception of the Nous]. Vestnik of Novosibirsk State University. Series: Philosophy, 2012b,
vol. 10. no. 4, p. 123–133. (in Russ.)
Berestov I. V. Predpolagaemyi argument Zenona Ehleiskogo «protiv mnozhestvennosti
sushchego» iz 29 B 2 DK i ego kontekst [The Interpretation of Zeno’s of Elea Argument «Against
the Plurality of What-Is» (29 B 2 DK) and Its Context]. Tcennosti i smysly [Values and meanings].
Moscow, 2013a, no. 3 (25), p. 99–100. (in Russ.)
Berestov I. V. Ehleatovskie korni nekotoryh aporii o «prichastnosti» iz pervoi chasti
platonovskogo «Parmenida» [The Eleatic Roots of some Aporiai on «Participation» in the First Part
of Plato’s Parmenides]. Plato Collection: Supplement to the Bulletin of the Russian Christian Academy for the Humanities, 2013b, vol. 1, p. 266–318. (in Russ.)
Berestov I. V. Novyi ehleatizm: mozhno li pridat ves argumentam protiv mnozhestvennosti
Zenona Ehleiskogo [The New Eleatism: Is it Possible to Give Weight to Zeno’s of Elea Arguments
«Against the Plurality»?]. Vestnik of Novosibirsk State University. Series: Philosophy, 2014,
vol. 12, no. 2, p. 33–43. (in Russ.)
Volf M. N. Standartnaya angloyazychnaya interpretaciya Parmenida [Standard Anglo-American
Interpretation of Parmenides]. Vestnik of Novosibirsk State University. Series: Philosophy, 2009,
vol. 7, no. 2, p. 96–105. (in Russ.)
Volf M. N. Ehpistemicheskii poisk v dialoge Platona «Menon» [Epistemic Inquiry in Plato’s
Meno]. Vestnik of Tomsk State University. Series: Philosophy. Sociology. Political, 2011, no. 4 (16),
p. 146–159. (in Russ.)
Quine W. V. O. Presleduya istiny [Pursuit of Truth] / Transl. V. A. Surovtsev and N. A. Tarabanov under the General editorship of V. Surovtsev. Moscow, Kanon+, ROOI Reabilitatsiya, 2014.
(in Russ.)
Barrington J. Parmenides’ «The Way of Truth». Journal of the History of Philosophy, 1973,
vol. 11, p. 287–298.
Coxon A. H. The Fragments of Parmenides. A Critical Text with Introduction, Translation, the
Ancient Testimonia and Commentary. Assen, Van Gorcum, 1986.
Die Fragmente der Vorsokratiker / Diels H., Kranz W., ed. (=DK). Griechisch und Deutsch
H. Diels; elfte Auflage herausgegeben W. Kranz. V. I. Zürich, Berlin: Weidmannsche
Verlagsbuchhandlung, 1964.
Esfeld M. Holism and Analytic Philosophy. Mind, New Series. 1998, vol. 107, no. 426, p. 365–
380.
Harrell M. Confirmation Holism and Semantic Holism. Synthese, 1996, vol. 109, no. 1, p. 63–
101.
98
»ÒÚÓрˡ ÙËÎÓÒÓÙËË
Harte V. Plato on Parts and Wholes: The Metaphysics of Structure. Oxford, New York, Clarendon Press, 2002. x+311 p.
Linsky B., Zalta E. N. Naturalized Platonism versus Platonized Naturalism. The Journal of Philosophy, 1995, vol. 92, no. 10, p. 525–555.
Mourelatos A. P. D. The Route of Parmenides. Las Vegas, Zürich, Athens, Parmenides Publishing, 2008a, p. i–l; 1–293.
Mourelatos A. P. D. Some alternatives in Interpreting Parmenides. The Route of Parmenides.
Las Vegas, Zürich, Athens, Parmenides Publ., 2008b, p. 350–363.
Owen G. E. L. Eleatic Questions. Logic, Science, and Dialectic: Collected Papers in Greek Philosophy. M. Nussbaum (ed.). Ithaca, Cornell University Press, 1986a, p. 3–26.
Owen G. E. L. Plato and Parmenides on the Timeless Present. Logic, Science, and Dialectic:
Collected Papers in Greek Philosophy. M. Nussbaum (ed.). Ithaca: Cornell Univ. Press, 1986b,
p. 27–44.
Plato. Platonis opera. J. Burnet (ed.). Vol. I–IV. Oxford: Clarendon Press, 1901–1902.
Plotinus. Enneads. In 7 vols. With an English translation by A. H. Armstrong. Cambridge, Massachusetts, London, England, Harvard Univ. Press, St. Edmmudsbury Press Ltd., 1966–1988 (The
Loeb Classical Library).
Zalta E. N. Twenty-Five Basic Theorems in Situation and World Theory. Journal of Philosophical Logic, 1993, vol. 22, no. 4, p. 385–428.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
330 Кб
Теги
западной, возделывания, север, технология, влияние, качества, зоне, цчз, удобрений, кукуруза, урожайность
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа